авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«Содержание НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТЫХ И РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ Автор: А. Ерошкин, М. Петров....................................................................... ...»

-- [ Страница 5 ] --

Значительным успехам ультраправых в Скандинавии содействует снижение степени "партийной идентификации" и разочарование электората в прежде доминировавших партиях. Для сохранения парламентского большинства социал-демократы и либералы вынуждены образовывать коалиции, в том числе и с популистскими праворадикальными партиями. Кроме того, не случайно достижения ультраправых сил совпали с беспрецедентным наплывом иммиграции в Скандинавские страны, всегда славившиеся высоким уровнем жизни и безопасности.

ОТ НЕОНАЦИЗМА К КСЕНОФОБИИ Согласно теории немецкого политолога Клауса фон Бейме современные европейские крайне правые партии пережили в своем развитии "три волны": неонацизм в послевоенное время, борьба с налогами и за интересы малого бизнеса и, наконец, ксенофобия, набирающая обороты с середины 80-х годов по настоящий момент1. "Первая волна", неонацизм, практически не имела места в странах Скандинавии, за исключением, вероятно, Швеции. В 1956 г. там была основана национал-социалистическая Северная имперская партия (Nordiska Rikspartiet, NRP), кандидаты от которой хотя и участвовали в парламентских выборах, но получили менее 1 % голосов. В Норвегии основатель Партии прогресса, Андерс Ланге, еще до войны участвовал в праворадикальном движении, симпатизировавшем фашизму. Таким образом, можно сказать, что современные скандинавские ультраправые партии благодаря своим идейным вдохновителям лишь по касательной были затронуты воззрениями неонацизма.

Праворадикальные партии "второй волны" высказывали, главным образом, популярные среди населения соображения о необходимости уменьшения налогообложения и поэтому имели успех на выборах. К крайне правым силам можно отнести Партии прогресса в Дании и Норвегии, основанные в начале 70-х годов, а также шведскую партию Новая демократия (Ny Demokrati, NyD), возникшую спустя два десятилетия. Между тем эти скандинавские партии сильно отличались, например, от французской праворадикальной партии второй волны, основанной Пьером Пужадом в 50-х годах. Эта партия резко осуждала аристократическое общество Франции, угнетающее свободную деятельность мелких предпринимателей. Скандинавские популистские партии 70-х годов были партиями уже "зрелого" общества благосостояния. Своими требованиями они предвосхитили деятельность неолибералов, появившихся на мировой политической арене лишь с приходом к БАДАЕВА Анна Сергеевна, кандидат политических наук, младший научный сотрудник ИМЭМО РАН (annabadaeva@ mail.ru).

См.: Klaus von Beyme. Right-Wing Extremism in Post-War Europe // West European Politics. 1988. V. 11. N 2. P. 1 18.

стр. Рис. 1. Результаты парламентских выборов в Дании (1973 - 2011 гг.) Источник: Statistics Denmark, Statistical Yearbooks http://www.dst.dk/HomeUK/Statistics/ofs/Publications/Yearbook.aspx Рис. 2. Результаты Партии прогресса на парламентских и муниципальных выборах в Норвегии (1973 - 2011 гг.) Источник: Statistics Norway, Statistical Yearbooks http://www.ssb.no/english/yearbook/ власти М. Тэтчер в 1979 г. и Р. Рейгана в 1980 г. На рис. 1 и 2 видно, как уже на самых первых после своего основания парламентских выборах Партиям прогресса в Дании и Норвегии удалось преодолеть установленный барьер и занять места в парламенте. Особый успех имела датская Партия прогресса, основанная в 1972 г. и уже в следующем году получившая 15.6% голосов на парламентских выборах. Две эти праворадикальные партии выступали не только за снижение налогов и расходов, за ограничение вмешательства государства. Они одновременно требовали увеличения финансирования здравоохранения и пенсионной системы, что также обусловило настоящий взрывной рост их популярности в опросах общественного мнения2.

Тем не менее, когда в 1981 г. премьер-министром Норвегии стал лидер Консервативной партии Корэ Виллок, а в 1982 г. премьер-министром Дании назначен Поуль Шлютер, возглавлявший Консервативную народную партию, на правительственном уровне стали доминировать идеи неолиберализма. После предпринятых новыми правительствами жестких неолиберальных мер, требования о снижении налогов перестали быть актуальными, и, как следствие, произошел некоторый спад популярности праворадикальных партий на парламентских выборах (рис. 1 и 2). Однако руководители этих партий сумели вовремя почувствовать настроение масс, переключившись на новые социальные проблемы общества, связанные с ростом иммиграции, и осуществить, таким образом, переход своих партий к "третьей волне". И это принесло им успех на выборах.

Совсем иначе сложилась судьба шведской партии "второй волны" Новая демократия. Она исчезла с политической арены так же стремительно, как и появилась (рис. 3), главным образом по причине отсутствия должной партийной организации и конфликта между двумя основателями партии - Бертом Карлссоном и Ианом Вахтмейстером. Через несколько лет после сокрушительного поражения на парламентских выборах 1998 г. (0.2% голосов) и очевидного политического банкротства партия Новая демократия прекратила свое существование. Но на смену ей пришли Шведские демократы - партия, поставившая на повестку дня прежде всего вопросы иммиграции. Своего успеха Шведские демократы добивались постепенно в течение более чем двух десятков лет, набрав на своих первых парламентских выборах в 1988 г. 0.02% голосов и получив на последних, в 2010 г., - 5.7% и 20 депутатских мест.

Мы видим, что трансформации и достигнутый уровень успеха ультраправых партий в Скандинавских странах отличаются друг от друга. Чтобы понять причины этих процессов, необхо См.: Bjorklund T. and Andersen J. Scandinavia and the Far Right. The Far Right in Europe / An Encyclopedia. Eds. P.

Davies with P. Jackson. Oxford, 2008. P. 147 - 163.

стр. Рис. 3. Результаты парламентских выборов в Швеции (1988 - 2010 гг.) Источник: http://sverigedemokraterna.se/vart-parti/valresultat/;

http://www.learning4sharing.nu/nydemokrati-253301.html;

http://www.scb.se/Pages/List 292050.aspx димо обратиться к эволюции иммиграционной и интеграционной политики исследуемых стран и порождаемым ею проблемам.

ПОЛИТИЗАЦИЯ ИММИГРАЦИИ Первоначально иммиграция в Скандинавские страны была вызвана потребностями в трудовых ресурсах для удовлетворения запросов местной промышленности и активно развивающегося общества благосостояния. Первые политические вопросы, возникшие в связи с притоком иммигрантов, касались скорее необходимости защиты национальной рабочей силы. Скандинавские корпоративные традиции и сильные профсоюзы считали, что ключевыми проблемами в политических дебатах станут прежде всего сохранение достойных условий труда и уровня заработной платы коренного населения.

Предполагалось, что по истечении определенного периода времени трудовые мигранты вернутся на родину. Вследствие такого подхода не было разработано какой-либо модели интеграции, обеспечивающей культурно-религиозные нужды мигрантов и их включение в государственные институты наравне с гражданами.

Именно эта ранняя фаза стала точкой отсчета национальных различий в вопросе отношения коренного населения к иммигрантам и в интеграционной политике, которую мы наблюдаем сегодня. Дело в том, что потоки переселенцев в Швецию были мощнее, чем в соседние Норвегию и Данию. Действительно, именно Швеция была первой страной, в которую спустя десятилетие после окончания Второй мировой войны, уже в 50-х годах, начали активно прибывать наемные рабочие из других стран. Норвегия и Дания только в конце 60-х годов приняли значительную долю трудящихся мигрантов из Югославии, Турции, Марокко и Пакистана. И до сих пор Швеция остается ведущей страной по количеству приехавших туда иммигрантов и их потомков. Фактически сегодня к ним относится каждый пятый человек, проживающий на шведской территории. Согласно статистическим данным Скандинавских стран количество иммигрантов (включая уже родившихся на новой родине от обоих родителей-иммигрантов) в начале 2011 г.

составило от общей численности населения в Дании, Норвегии и Швеции соответственно 11.5% (578 тыс. человек)3, 12.2 (600.9 тыс.)4 и 19.09% (1.8 млн. человек)5.

Таким образом, Швеции изначально было суждено стать примером, который повлиял на формирование политических взглядов не только коренного населения соседних Скандинавских стран, но и их государственных деятелей, вынужденных, наконец, заняться вопросами иммиграции и ее социально-культурными последствиями. Тем более что в начале 70-х годов, в период мирового экономического спада, в Дании и Норвегии уже зазвучали первые политические требования, которые были вызваны вниманием к растущему числу переселенцев, оказавшихся в крайне неблагоприятной обстановке. В этих условиях в 1972 г. Швеция пошла на полное закрытие своих границ для иностранных рабочих;

Дания и Норвегия последовали ее примеру в 1973 и 1975 гг.6 Исключение делалось лишь для высококвалифицированной рабочей силы, беженцев и лиц, стремящихся воссоединиться по семейным мотивам. С конца 80-х годов и по сей день именно последние две категории иммигрантов, от которых Скандинав См.: Statistics Denmark (http://www.dst.dk/en/Statistics/ focus_on/focus_on_show.aspx?sci=565).

См.: Statistica Norway (http://www.ssb.no/innvandring_en/).

См.: Statistica Sweden (http://www.scb.se/Pages/TableAnd Chart 26041.aspx).

См.: Brochmann G., Hagelund A. Migrants in the Scandinavian Welfare State. The Emergence of a Social Policy Problem // Nordic Journal of Migration Research. 2011. N 1. P. 13 - 24.

стр. ские страны не могут отказаться в силу международных обязательств, стали для принимаемых стран настоящей проблемой. Например, в Норвегии количество беженцев, прибывших в 1983 г., составляло только 200 человек, а в 1987 г. - уже 8613. В Дании подобные показатели колебались от 800 беженцев в 1983 г. до 9300 в 1986 г.7 Сегодня в Швеции эти цифры приближаются к 30 тыс. человек в год8.

Именно с конца 80-х годов, в период первого массового наплыва рабочих из-за рубежа, вопрос иммиграции приобретает особую значимость и активно политизируется. Он начинает влиять на электоральное поведение избирателей9.

Так, в Норвегии стремительный рост трудовых ресурсов стал новым импульсом к прорыву на выборах Партии прогресса, резко высказывающейся против государственных привилегий и льгот для беженцев. Эта партия позиционировала себя как единственное движение, противостоящее иммиграции и утверждающее, что общество благосостояния должно тратить деньги не на иностранцев, а на больных и пожилых этнических норвежцев. Благодаря этим лозунгам норвежской Партии прогресса удалось завоевать 13% голосов на парламентских выборах 1989 г., тогда как на выборах 1985 г. она набрала всего 3.7%. Похожая ситуация сложилась и в Дании, когда харизматичный лидер Партии прогресса Могенс Глиструп позволил себе несколько провокационных заявлений расистского характера, чем привлек внимание СМИ и помог своей партии на парламентских выборах повысить электоральный успех с 3.6% в 1984 г. до 9% в 1988 г.

В Швеции, напротив, вопрос иммиграции до сих пор полностью не политизирован и не оказывает значительного влияния на выбор избирателей, что доказывают проводимые социологические исследования. Так, опрос шведского электората, голосовавшего на парламентских выборах в 2010 г., показал, что вопрос о беженцах/иммигрантах находится для них на 16-м месте10. Избирателей гораздо больше интересовала экономическая составляющая программ партий. Это одна из главных причин отсутствия значительного успеха правых радикалов в Швеции, которые в сложившихся условиях уделяют чрезмерное внимание именно вопросу иммиграции (в отличие от их норвежских и особенно датских коллег).

Предвыборные мониторинги, показывающие, какой из вопросов кардинально влияет на предпочтения избирателей, проведенные в Норвегии в 1997, 2001 и 2005 гг., установили, что около 5% респондентов выделяют вопрос иммиграции как ключевой. В Дании эта цифра достигает уже 20%11. То есть, политизация иммиграции в этой стране достигла высшей степени в Скандинавии, и именно благодаря этому в Дании самая сильная позиция ультраправых. Так, колоссального успеха удалось добиться Датской народной партии, основанной в 1995 г. Пией Кьерсгор. Эта женщина-политик была долгое время фактическим лидером датской Партии прогресса, в то время как ее официальный основатель и лидер М. Глиструп по разным причинам был отстранен от руководства. В конце концов, Пия Кьерсгор и еще несколько активистов покинули Партию прогресса, основав Датскую народную партию. Идеологически новая партия не отклонилась от своей предшественницы и сконцентрировалась исключительно на националистической тематике. Постепенно прежние достижения Партии прогресса сошли на нет, а ее преемница успешно приняла эстафету, получив уже на первых парламентских выборах в 1998 г. 7.4% голосов и 13.2% - в 2005 г., став, таким образом, третьей по значимости политической силой в законодательном органе страны. Взамен поддержки правительства в парламенте, эта партия получила реальную возможность выступать с законодательными инициативами, направленными против иммигрантов и потенциальных беженцев.

Например, "правило 24-х лет"'2, принятое благодаря настойчивости Датской народной партии, позволяет вступать в брак с иностранным гражданином только в том случае, если обе стороны достигли 24-летнего возраста. Принятие закона действительно позволило сократить в Дании количество браков с иммигрантами с 8151 в 2002 г. до 3525 к 2005 г. В 2010 г. эта цифра сохранялась на прежнем уровне, а именно - 3583 брака в год13. Сегодня активисты Датской народной партии пы См.: Bjerklund T. and Andersen J. Op. cit.

См.: http://www.scb.se/ Pages/TableAndChart 118098.aspx См.: Campbell A., Converse P., Miller W. and Stokes D. The American Voter. N. Y., 1960. P. 29 - 32.

См.: Holmberg S., Nasman P., Wanstrom K. Riksdagsvalet 2010. Valu, 2010. P. (http://svt.Se/content/l/c8/02/15/63/14/ ValuResul tat2010_100921.pdf).

См.: Bjorklund T. Extreme Right Parties in Scandinavia. P. 2 (http://www.politik.uni mainz.de/ereps/download/scandinavia_ overview.pdf).

См.: Hagelund A. For Women and Children! The Family and Immigration Politics in Scandinavia / The Family in Question. Immigrant and Ethnic Minorities in Multicultural Europe. Ed. by R. Grillo. Amsterdam, 2008.

См.: Statistics Denmark (http://www.statbank.dk/statbank5a/ SelectVarVal/saveselections.asp).

стр. таются лоббировать закон, повышающий данную возрастную планку до 28 лет14.

Другая причина наивысшей результативности ультраправых в Дании и наибольшей политизации вопроса иммиграции состоит в том, что в этой стране раньше, чем у ее соседей, уже в 1972 г. появилась мощная сила - Партия прогресса, обращающая внимание общественности на чрезмерный приток переселенцев. Это обстоятельство создавало конфликтную атмосферу в политических кругах Дании, что изначально повлияло на формулирование специфической интеграционной политики. Стратегия, выбранная правительством в результате дебатов, предлагала иммигрантам равные возможности с гражданами в рамках существующей системы, при этом для удовлетворения культурных запросов беженцев не предполагались какие-либо дополнительные меры. Данная практика сохранялась в Дании до конца 90-х годов.

В Швеции, напротив, мультикультурная политика, сформулированная парламентом в г., обязывала государство заботиться обо всех нуждах иммигрантов, включая сохранение их культуры как культуры меньшинства, проживающего в стране.

Высокоцентрализованная шведская система рассматривала эту политику в качестве необходимой уступки социального демократического государства, предоставляя возможность новым этноконфессиональным группам сохранять свою обособленность в прежде однородном шведском обществе15. Уже в 1969 г. в Швеции был учрежден отдельный директорат, ответственный за вопросы иммиграции.

Норвежское правительство с 70-х годов проводило интеграционную политику, которая фактически повторяла шведскую модель, но на практике культурные права иммигрантов не получили реализации так же, как и не был создан специальный аппарат управления.

ИНТЕГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА НА РУБЕЖЕ 2000-х ГОДОВ В последние два десятилетия в Скандинавских странах заметно усилилась обеспокоенность явно недостаточными ассимиляцией и интеграцией иммигрантов в общество в целом, их долей на рынке труда. В течение 90-х - 2000-х годов правительства Швеции, Дании и Норвегии предприняли попытки реформировать первоначально избранные модели интеграции. Основная цель проводимых мероприятий заключалась в том, чтобы уладить проблемы, вызванные культурным многообразием, повысить уровень занятости и снизить зависимость иммигрантов от социальных выплат, которые тяжелым бременем легли на бюджеты стран.

Власти Дании дольше остальных государств медлили с проведением четкой интеграционной политики. Когда же они ее озвучили, то стало ясно, что интеграция предполагает в первую очередь активное экономическое включение иммигрантов в жизнь общества, а их культурное самоопределение отходит на второй план. Датские СМИ16 и интеллектуальная элита'7 полностью поддержали такой подход, подчеркивая, что иммигранты имеют недостаточный стимул к труду, поскольку государственные выплаты, как правило, выше той заработной платы, на которую могут рассчитывать малоквалифицированные переселенцы. Логично, что все меры, предпринятые государством, были нацелены на максимально быстрое привлечение иммигрантов к трудовой деятельности. Ответственность за этот процесс была возложена на муниципалитеты, в обязанности которых входило включение всех приезжих из не входящих в зону ЕС стран в особую "начальную программу". Эта программа предлагала базовое квалифицированное обучение для дальнейшего трудоустройства и гарантировала полную занятость в течение трех лет. При этом социальное пособие мог получать только участник такой программы. Более того, датская "начальная программа" становилась обязательной для всех категорий иммигрантов, включая въезжающих по семейным мотивам из стран ЕС, в отличие от Швеции и Норвегии, где участие в подобных программах считалось необходимым только для беженцев.

В 2001 г. политизация проблемы иммиграции в датском обществе достигла своего пика.

На парламентских выборах 20% избирателей посчитали этот вопрос ключевым. В итоге при поддержке праворадикальной Датской народной партии социал-демократическое правительство сменилось на коалиционное либерально-консервативное. Это правительство не только продолжило полити См.: Henriksen M. DF vil sortere blandt udlaendinge (http:// www.b.dk/politik/df-vil-sortere-blandt-udlaendinge).

См.: Gur T. Staten och nykomlingarna. En studie av den svenska invandrarpolitikens ideer. Stockholm, 1996.

См.: Hervik P. Den generende forskellighed. Danske svar pa den stigende multikulturalisme. Copenhagen, 1999.

См.: Mogensen G., Matthiessen P. Integration i Danmark omkring artusindskiftet. Indvandrernes mode med arbejdsmarkedet og velfasrdssamfunnet. Rockwoolfondens forskningsenhed. Aarhus (Danmark), 2000.

стр. ку "интеграции через рынок труда", но и предприняло возможные меры для ограничения притока беженцев и иммигрантов по семейным мотивам. К этому же периоду относится введение "правила 24-х лет" и урезание различных социальных выплат, например, в случае, если только один из супругов трудоустроен, а второй затягивает этот процесс.

Кроме того, родители могут лишиться детских пособий при уклонении от выполнения родительских обязанностей, в частности, препятствуя регулярному посещению ребенком школы. Стоит сказать, что жесткая позиция нового коалиционного правительства дала свои положительные результаты: если с 1980 г. по конец 90-х годов уровень безработицы в Дании колебался от 7% до 11, то, начиная с 2000-х годов, он начал резко снижаться, достигнув своего минимума -1.86% в 2008 г. Еще одной отличительной чертой интеграционной политики Дании является строгое планируемое распределение иммигрантов по территории страны. С 1998 г. эта задача возложена на муниципалитеты, которые не только получают от государства определенные квоты на количество поселенцев, но и осуществляют выплату денежных пособий по результатам их участия в "начальных программах"19. Эта система позволяет контролировать равномерное расселение лиц, получающих пособие от государства и еще не имеющих гражданства. Процедура получения гражданства в Дании является самой жесткой в Скандинавии, поскольку требует не только участия во всех вышеуказанных программах и прохождения языковых и культурных курсов, но и сдачу тестов по их успешному освоению.

Что касается Норвегии, то интеграционная политика этой страны до начала 2000-х годов была относительно децентрализованной. Ответственность за расселение иммигрантов была так же, как в Дании, возложена на муниципалитеты, которые уже сами решали, какое количество поселенцев они готовы принять. При этом государство стимулировало местные власти финансированием в большем объеме в случае быстрого перевода подотчетных им иммигрантов с социального пособия на самостоятельное обеспечение.

Если учесть, что в тот период не существовало определенных требований к качеству и интенсивности обучения переселенцев, то результат их интеграции в принимающий социум оставлял желать лучшего. В 2003 г. в Норвегии произошел резкий скачок в централизации контроля за иммиграционными программами. Были введены, как и в Дании, "начальные программы". Но они предназначались только для беженцев и не предусматривали каких-либо обязательств по их трудоустройству как главного элемента успешной интеграции в общество. С другой стороны, участники "начальной программы", рассчитанной на два года, переходили от первоначального размера денежного пособия к более высокому, который считался в обществе более достойным. Таким образом в Норвегии стимулируется участие в программах по трудоустройству, и это касается не только иммигрантов, но и всех граждан, оказавшихся безработными. Данный подход демонстрирует свою эффективность: уровень безработицы в этой стране неизменно низок.

В 2000-х годах он не превышал планку в 4.6%, а в 2011 г. составил 3.620, в то же время в среде иммигрантов безработными являются всего 7%21.

Совсем иная картина наблюдается в Швеции. Практически полная занятость населения в 80-х годах сменилась резким повышением уровня безработицы. Так, в 1997 г. он составил 9.8%, а в 2010 г. - 8.4%22, при этом в последнее время эти цифры высоки именно благодаря иммигрантам. В 2007 г. количество нетрудоустроенных иммигрантов достигло 20%, а в 2010 г. - уже более 30%23. Безусловно, столь неблагоприятное состояние дел на рынке труда обусловлено происходящей интернационализацией экономики страны, при которой заграничные инвестиции шведских компаний растут и занятость увеличивается быстрее на дочерних иностранных, чем на материнских фирмах. Между тем некоторые норвежские исследователи объясняют причины роста безработицы в Швеции в том числе и своеобразной интеграционной политикой правительства. По их мнению, шведский подход характеризуется полным "волюнтаризмом"24, в частности в вопросе См.: Denmark Unemployment Rate (% of Labour Force) Statistics (http://www.economywatch.com/economic-statistics/ Denmark/Unemployment_Rate_Percentage_of_Labour_ Force/).

См.: Andersen J. Restricting Access to Social Protection for Immigrants in the Danish Welfare State // Benefits. 2007.

V. 15. N. 3. P. 257 - 269.

См.: Norway Unemployment Rate (% of Labour Force) Statistics (http://www.economywatch.com/economic statistics/Nor-way/ UnemploymentRatePercentageofLabourForce/).

См.: Statistics Norway (http://www.ssb.no/english/subjects/ 06/03/innvarbl_en/).

См.: Sweden Unemployment Rate (% of Labour Force) Statistics (http://www.economywatch.com/economic statistics/Swe-den/Unemployment_Rate_ Percentage_of_Labour_Force/).

См.: Молодые иммигранты без работы (http://sverigesradio. se/sida/artikel.aspx?programid=2103&artikel=4600235).

См.: Brochmann G., Hagelund A. Op. cit. P. 20.

стр. исполнения рекомендаций центральных властей относительно участия беженцев в "начальных программах". Швеция была самой первой страной в Скандинавии, которая еще в 1994 г. ввела эти программы. Однако, в отличие от Дании и Норвегии, и муниципалитетам, и самим иммигрантам была предоставлена полная свобода выбора участвовать или не участвовать в этих программах. В результате, лишь меньшинство из числа беженцев последовало соответствующим рекомендациям властей25.

В 2006 г. социал-демократическое правительство в Швеции сменилось на коалиционное правоцентристское, что предвещало новый подход к интеграционной политике.

Действительно, министр интеграции Ньямко Ана Сабуни26, женщина-политик африканского происхождения, выдвинутая на этот пост от Либеральной народной партии, активно высказывалась за "интеграцию через рынок труда". В 2009 г. правительством был представлен законопроект, который значительно усилил контроль за исполнением "начальных программ" муниципалитетами. При этом участие в них вновь прибывающих в Швецию беженцев было добровольным, однако предусматривалось денежное стимулирование, а именно увеличение социальных выплат для присоединившихся к программе. Но ситуация осложнилась тем, что не было скорректировано право иммигрантов на выбор места своего поселения. В результате в настоящее время продолжает увеличиваться их концентрация в малоимущих городских районах, а соответствующие муниципалитеты, обязанные обеспечивать участие в "начальных программах", не справляются с наплывом желающих. Так, в Мальме, крупнейшем городе Швеции, где по статистике каждый третий житель - иммигрант, существуют крайне неблагополучные с социальной и криминальной точек зрения районы. Например, в районе Розенгорд (Rosengard) четыре пятых населения составляют безработные иммигранты, и менее 30% школьников получают удовлетворительные оценки, что лишает их возможности в дальнейшем поступить в гимназию27, получить какое-либо специальное образование и, следовательно, социализироваться в обществе.

В этой связи легко объяснить рост ксенофобских настроений среди коренного населения данного региона Швеции. Ведь именно в провинции Сконе, где расположен город Мальме, за националистическую партию Шведские демократы в 2010 г. проголосовало наибольшее количество избирателей (15% на парламентских выборах и 20 % на муниципальных)28. В то же время в столице Норвегии - Осло, где так же, как и в Швеции, существует практика свободного размещения иммигрантов по территории страны, имеют место факты, когда руководство школы принимает решение формировать отдельные "белые классы". Цель такой политики - предотвратить дальнейший отток учащихся этнических норвежцев, чувствующих себя "изгоями" и стремящихся добровольно покинуть школы и районы проживания с иммигрантским большинством29.

ОБОСТРЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗМЕЖЕВАНИЯ До 90-х годов в Скандинавии наблюдалось достаточно четкое разделение между правыми и левыми партиями. Хотя существование широкой общественной поддержки некоторым образом смягчало экономические разногласия между двумя партийными блоками. Между тем укоренение таких феноменов, как глобализация и постиндустриальное общество, порождаемых ими проблем иммиграции, защиты окружающей среды, а также появление на политической арене множества партий, привлекающих внимание избирателей к насущным социальным проблемам, способствовали коренному изменению прежнего политического ландшафта. Традиционное понимание "правых" и "левых" изменилось, и это решительным образом отразилось на поведении электората. Так, заметно снизилась степень "партийной идентификации", верности избирателей определенной партии.

Например, в Швеции в 2006 г. избирателей с высокой степенью партийной идентификации было всего 15%, тогда как в 1960 г. - 53%30. В таких условиях новым, особенно популистским партиям, стало гораздо легче добиваться расположения избирателей, недовольных результатами деятельности тех, кто уже находится у власти.

Кроме того, в современной ситуации для избирателей более важной становится именно социаль См.: Djuve A., Kavli H. Integrering i Danmark, Sverige og Norge. Felles utfordringer - like losninger? TemaNord report 2007:575. Nordic Council of Ministers. Copenhagen, 2007.

Ньямко Сабуни родилась в Бурунди и иммигрировала в Швецию в 1981 г., где ее семья получила политическое убежище.

См.: Плохое образование для детей иммигрантов (http:// sverigesradio.se/sida/artikel.aspx?programid=2103&artikel =4389262).

См.: Sverigedemokraterna. Valresultat (https://sverigede-mokraterna.se/vart-parti/valresultat/).

См.: Oslo-skole deler elevene etter etnisitet (http://www.vg.no/ nyheter/innenriks/elevavisen/artikkel.php?artid=10040432).

См.: Oscarsson H., Holmberg S. Regeringsskifte: valjarna och valet 2006. Stockholm, 2008. P. 225.

стр. но-культурная ориентация того или иного блока, тогда как экономическая составляющая партийной программы теряет свою значимость. Так, Либеральная партия Дании изменила некоторым образом свои прежние убеждения, заняв антииммиграционную позицию и смягчив свое отношение к обществу благосостояния. Благодаря этому стало возможным сотрудничество этой партии с праворадикальной Датской народной партией. И как следствие - успех Либеральной партии на парламентских выборах 2001 г., приведший к совместному формированию коалиционного правительства.

В Норвегии, наоборот, праворадикальной Партии прогресса, имеющей значительную электоральную поддержку31, до сих пор официально не удалось стать членом коалиционного правительства и оказывать ощутимое влияние на политику. Такая ситуация объясняется полной изоляцией Партии прогресса: ни одна другая норвежская политическая партия не соглашается сотрудничать с ультраправыми и формировать с ними коалицию. Даже несмотря на то, что на парламентских выборах 1997 г., а затем и 2009 гг. Партия прогресса становилась второй по численности в стортинге, уступая лишь Рабочей партии. Единственная политическая сила в Норвегии, которая не исключает потенциальный союз с Партией прогресса, - это Консервативная партия.

Именно поэтому норвежские правые радикалы выбрали особый путь своего развития:

сохраняя жесткую крайне правую позицию по вопросам иммиграции, преступности, финансовой помощи другим странам и социальной безопасности для пожилых людей, в экономической программе они отстаивают политику сокращения налогов и невмешательства государства в экономику. В то же время Партия прогресса активно продвигает идею о том, что Норвегия должна не сберегать, а вкладывать средства, получаемые от продажи нефти, в инфраструктуру страны и общество благосостояния.

Такая стратегия во многом способствует росту популярности партии среди избирателей.

Более того, она позволяет не только ослабить позицию социал-демократов, но и решительно нарушает баланс между политическими партиями в Норвегии. Таким образом, сохранение определенных социально-культурных установок, а также возможность корректировать свою экономическую программу и не отказываться от популярной модели поддержки общества благосостояния делают праворадикальные партии привлекательными для обеспеченных и образованных людей, традиционно считающихся приверженцами правых взглядов. К этим партиям тяготеют и представители "голубых воротничков", лояльность которых левым силам оказалась подорванной. Иными словами, мы наблюдаем, как снижающийся уровень голосования по социальным критериям также способствует постепенному укреплению позиции ультраправых в Скандинавии.

Однако наиболее сложное положение у современных правых радикалов в Швеции. Кризис 90-х годов в этой стране не привел к росту ксенофобии и, следовательно, к популярности националистических партий. Напротив, избиратели отдавали предпочтение левым силам и в своем выборе руководствовались прежде всего экономической частью программ тех или иных политических блоков32. Только начиная с 2006 г. популярность социал-демократов в Швеции начала резко снижаться. Уже на вторых парламентских выборах подряд (в 2006 и 2010 гг.) победу одерживает правоцентристская коалиция. При этом социал-демократы на последних выборах откатились до самой низкой отметки со времен Первой мировой войны, получив лишь 30.7%33. Такая ситуация самым позитивным образом отразилась и на положении шведских ультраправых: партия Шведские демократы в 2006 г. набрала, как уже говорилось, 2.9% голосов, а в 2010 г. - 5.7, преодолев, наконец, 4%-ный барьер и получив 20 депутатских мандатов. Более того, победившему четырехпартийному правоцентристскому альянсу не хватило всего трех мандатов для завоевания абсолютного большинства в парламенте. И теперь, впервые в истории страны, именно у антииммиграционной партии Шведские демократы появился шанс получить право решающего голоса. Между тем правый и левый блоки в риксдаге категорически отказываются сотрудничать с этой партией34. По всей видимости, в ближайшем будущем шведских ультраправых ожидает сходная с их норвежскими коллегами перспектива изоляции. Шведским демократам в сложившейся ситуации предстоит приложить немало усилий для ее преодоления как путем увеличения электоральной поддержки, Согласно опросам, проведенным в 2006 г., норвежскую Партию прогресса поддерживали 32.9% респондентов, в последующие годы эта цифра не опускалась ниже 25%. (Frp over 30 present pa ny maling (NTB). Verdens Gang (Oslo). 26.06.2008 (http://www.vg.no/nyheter/innenriks/norsk-politikk/artikkel.php?artid=501050.11Nov ember2009)).

См.: Rydgren J. Radical Right-Wing Populism in Sweden and Denmark. 2005. P. (http://hsf.bgu.ac.il/europe/uploadDocs/ csepspjr. pdf ).

См.: Valresultat2010 i siffror(http://www.socialdemokraterna.

se/upload/webbforalla/pd/vasternorrland/valresultat%202010 %20prel%20siffror.pdf).

См.: Фредн Ю. Выборы в Швеции: драма без ясной развязки (http://www.sweden.se/ru/Start/Work-live/Reading/ No-clear-winner-in-Swedish-cliffhanger-election/).

стр. так и через поиск союзников. Для этого, исходя из опыта Норвегии и Дании, необходимы достижение компромиссов и корректировка собственной программы.

Положение ультраправых в Швеции осложняется еще и тем, что именно в этой стране подобные партии имеют экстремистское прошлое, и представление о них у многих избирателей не без оснований связано с нацизмом и нарушением закона. Партия Шведские демократы была основана в 1988 г. Лейфом Зейлоном и стала преемницей Шведской партии, которая в свою очередь образовалась при слиянии в 1986 г. Шведской партии прогресса и нацистского движения "Сохраните Швецию шведской" (Bevara Sverige Svenskt)25. До 1996 г. члены партии Шведские демократы носили специальную униформу, а 50% ответственных членов партии имели криминальное прошлое36.

Современные лидеры Шведских демократов активно работают над демократизацией своей партии и облагораживанием ее образа в глазах избирателей. Так, из состава Шведских демократов были выведены все компрометирующие партию члены. Объявлено, что ее программа основывается на Декларации прав человека ООН. И, наконец, под руководством молодого лидера Йимми Окессона Шведским демократам в 2006 г. удалось частично преодолеть запрет на публикацию рекламы партии в средствах массовой информации. Подобный бойкот со стороны шведских СМИ объясняется как одиозным имиджем, так и незначительностью ее электората вплоть до последних парламентских выборов. До 2010 г. шведские ультраправые испытывали трудности даже с покупкой платного медийного пространства37. С другой стороны, во время своей последней предвыборной кампании Шведские демократы смогли удачно воспользоваться "образом жертвы, которой затыкают рот", и возможностями Интернета, в частности демонстрацией предвыборного ролика партии на YouTube, который просмотрело более полумиллиона человек.

В преодолении подобных барьеров и активном привлечении в свой лагерь избирателей большая заслуга молодого лидера Шведских демократов Иимми Окессона, который именно в тот период находился во главе партии. Он был избран на этот пост еще в 26 летнем возрасте, а до этого в течение 5 лет, с 2000 по 2005 г., руководил молодежным крылом партии Шведские демократы (Sverigedemokratisk Ungdom, SDU). Кстати, социологические исследования показывают, что Шведские демократы популярны именно среди молодежи от 18 до 30 лет38.

Важно отметить, что не только шведские ультраправые уделяют особое внимание работе с молодым поколением. Подобные молодежные отделения имеют и норвежская Партия прогресса {Fremskrittspartiet Ungdom, FpU), и Датская народная партия (Dansk Folkepartis Ungdom, DFU). Хотя в Норвегии именно один из молодых правых радикалов оказал катастрофически негативное влияние на имидж всей партии. Андерс Беринг Брейвик, от рук которого летом 2011 г. в Норвегии погибли 77 человек, до 2007 г. входил в молодежное крыло норвежской Партии прогресса. Его членство в партии стало одной из важных причин, по которой на муниципальных выборах в сентябре 2011 г. Партия прогресса потеряла 6.7% голосов избирателей по сравнению с результатами выборов г. *** Проведенный в статье анализ позволяет констатировать, что успех ультраправых в Скандинавии основывается не только на дезориентации традиционных политических сил, когда электорат не удовлетворен доминирующими партиями. Важным фактором является также успешная модернизация праворадикального лагеря. Партии подобного толка активно используют образ защитника популярной идеи общества благосостояния и готовы идти на определенные уступки ради приобретения надежного союзника, чтобы в перспективе оказывать влияние на политику правительства. Наибольшую результативность сейчас удается демонстрировать датским ультраправым. Однако несомненно, что их пример и наличие сильного лидера у праворадикалов в Норвегии и Швеции в недалеком будущем способны преодолеть сложившуюся на их родине политическую изоляцию. Произойти это может через создание имиджа новой и динамичной силы, выступающей за сохранение национальных ценностей и готовой дать ответ на насущные социальные вызовы активно интегрирующегося мира.

Ключевые слова: правый радикализм, партии, партийные системы, иммиграция, Скандинавские страны.

См.: Болотникова Е. Праворадикальные партии современной Швеции // Вестник МГИМО. 2011. N 6. С.174 181.

См.: Widfeldt A. Party Change as a Necessity- the Case of the Sweden Democrats // Representation. 2008. V. 44. N 3. P.

269.

См.: Bjerklund T. and Andersen J. Op. cit.

См.: Holmberg S., Nasman P., Wanstrom K. Op. cit. P. 9.

См.: http://newsbalt.ru/detail/?ID=1546;

http://imode.lenta. ru/news/2011/09/13/vote/;

http://www.russisk.org/ modules, php? name=News&file=article&sid= стр. О ПРОБЛЕМАХ БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВА В Заглавие статьи СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ Автор(ы) В. ШВЫДКО Мировая экономика и международные отношения, № 12, Декабрь Источник 2012, C. 87- НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 25.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи О ПРОБЛЕМАХ БЕЗОПАСНОСТИ И СОТРУДНИЧЕСТВА В СЕВЕРО ВОСТОЧНОЙ АЗИИ Автор: В. ШВЫДКО 19 - 20 июня в ИМЭМО РАН при финансовой поддержке Фонда имени А. М. Горчакова прошла III российско-японо-американская конференция по проблемам безопасности и сотрудничества в Северо-Восточной Азии. Встреча состоялась как завершающее мероприятие трехлетней программы стратегического диалога экспертов России, США и Японии под общим названием "Вызовы в области безопасности в Северо-Восточной Азии".

Запуск программы трехсторонних контактов экспертов в области международной безопасности стал возможен благодаря договоренностям, достигнутым на встрече в июле 2007 г. занимавшего пост Президента РФ ДА. Медведева с тогдашним японским премьером Т. Асо. В результате инициатива получила поддержку внешнеполитических ведомств двух стран, а также присоединившегося к ней Госдепартамента США.

Цель задуманного проекта состояла в разработке рекомендаций по проблемам трехстороннего сотрудничества в вопросах глобальной и региональной безопасности и экономической интеграции для руководства трех стран в преддверии саммита АТЭС г. во Владивостоке. Было решено, что в качестве соорганизаторов и ведущих участников проекта стороны привлекут от каждой страны по одному крупному исследовательскому центру, обладающему научным авторитетом, потенциалом для ведения исследований в данной области и имеющему возможность поддерживать тесные рабочие отношения с внешнеполитическими ведомствами своих стран.

Головным институтом с российской стороны был выбран ИМЭМО РАН. Его партнерами с американской стороны стал Центр стратегических и международных исследований в Вашингтоне, с японской - Японский институт международных отношений. Оба названных зарубежных центра, помимо обширного круга собственных экспертов по различным аспектам региональной безопасности, обладали возможностью привлечь к своей работе профильные государственные ведомства и исследовательские организации. В результате состоявшиеся в рамках программы дискуссии отразили широкую палитру взглядов и интересов, представленных в каждой из трех участвовавших в диалоге стран.

В ходе последней конференции, организованной ИМЭМО РАН в качестве принимающей стороны, состоялся обмен мнениями по ставшему уже традиционным за последние три года кругу вопросов, включающему, наряду с военно-политическими аспектами обеспечения безопасности, ее энергетические, экологические и гуманитарные измерения, а также "болевые точки" этого региона - напряженность вокруг Северной Кореи и ее нуклеаризация, безопасность судоходства и предотвращение военно-морских конфликтов в акватории Южно-Китайского моря, последствия природных и техногенных катастроф. В качестве новой темы для обсуждения в повестку дня третьей совместной конференции были включены перспективы трехстороннего сотрудничества в экономическом развитии дальневосточных районов России.

В одобренном участниками конференции коллективном документе изложены принципиальные позиции, разделяемые экспертным сообществом в каждой из представленных на конференции стран, по всем обсуждавшимся вопросам. Нашли отражение в документе и некоторые новые положения, в экспертном обсуждении которых активную роль сыграли специалисты из ИМЭМО. К числу этих положений относятся взгляд на решение проблем Северо-Восточной Азии как на часть более широкой задачи формирования нового механизма безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, концепция многоуровневого подхода к формированию региональных структур обеспечения безопасности, необходимость институционализации регионального сотрудничества для надежного обеспечения стран региона энергетическим сырьем и ряд других.

Ниже публикуется коллективный документ конференции, отражающий консенсусное мнение экспертов, участвовавших в программе, и подписанный главами групп участников конференции, которые представляют три названных научных института.

стр. СОВМЕСТНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ УЧАСТНИКОВ ТРЕХСТОРОННЕЙ КОНФЕРЕНЦИИ ЭКСПЕРТОВ ЯПОНИИ, РОССИИ И США ПО ПРОБЛЕМАМ БЕЗОПАСНОСТИ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ Трехсторонняя конференция экспертов Японии, России и США "Вызовы в области безопасности в Северо-Восточной Азии" организована совместно Институтом мировой экономики и международных отношений Российской Академии наук (ИМЭМО РАН), Японским институтом международных отношений (JIIA) и Центром стратегических и международных исследований (CSIS) США. Встречи участников состоялись трижды: в марте 2010 г. в Вашингтоне, в январе 2011 г. в Токио и в июне 2012 г. в Москве. Данный документ обобщает ключевые моменты, по которым среди участников конференции достигнут консенсус, и предлагает в будущем перейти к встречам в формате "полуторной дорожки", с тем чтобы в большей степени оказывать прямое содействие усилиям по развитию более тесного сотрудничества между Японией, Россией и Соединенными Штатами.

ОЦЕНКА ПОЛОЖЕНИЯ В ОБЛАСТИ БЕЗОПАСНОСТИ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ - Среди экспертов имеется общее согласие относительно того, что Северо-Восточная Азия, будучи экономически быстро растущим регионом, сталкивается с различными традиционными и нетрадиционными вызовами безопасности. Они также признают, что Россия, Япония и Соединенные Штаты играют важную роль не только в Северо Восточной Азии, но и в более широком Азиатско-Тихоокеанском контексте и имеют много общих интересов и обязанностей в области укрепления безопасности и процветания.

- Рост китайского влияния и мощи применительно к политическим и экономическим вопросам является важным фактором стратегической обстановки в Северо-Восточной Азии, что создает как возможности, так и вызовы. Эксперты отметили, что наращивание военного потенциала Китая и его напористые действия могут иметь серьезные последствия на фоне растущей напряженности вокруг территориальных споров в регионе и подчеркнули значение мер по обеспечению большей прозрачности поведения ведущих военных держав Северо-Восточной Азии. Эксперты единодушны в том, что политика сдерживания Китая является сегодня неприемлемой и контрпродуктивной, а также в том, что наши усилия должны быть направлены на укрепление всеобъемлющего сотрудничества с Китаем, с тем чтобы его поведение в регионе соответствовало праву. В то же время должны быть предприняты необходимые меры предосторожности на случай нежелательного развития ситуации.

- Эксперты согласились с тем, что политические и военные процессы в Северной Корее являются наиболее актуальным вызовом безопасности в Северо-Восточной Азии. В то время как эксперты считают, что позитивные и конкретные шаги со стороны Северной Кореи необходимы для смягчения напряженности на Корейском полуострове, они также признают, что поведение Северной Кореи будет зависеть от выбора, который сделает Ким Чен Ын, а также от его способности укрепить свое лидерство и контроль над соперничающими фракциями и группами интересов. В условиях значительной неопределенности эксперты признают необходимость совместного подхода к возможным новым вызовам, таким как третье ядерное испытание, и заблаговременного проведения консультаций для скоординированной реакции.

- Эксперты согласны в том, что в интересах предотвращения опасности гонки вооружений в Азиатско-Тихоокеанском регионе необходимо приложить усилия, чтобы вовлечь Китай в процесс двусторонних и многосторонних консультаций, которые предотвратили бы неконтролируемое наращивание военных потенциалов и непреднамеренную их эскалацию и способствовали бы формированию навыков сотрудничества между военными в регионе.

Участники считают, что большая транспарентность и меры доверия являются ключевыми вопросами для достижения данной цели. В этом контексте было подчеркнуто, что дальнейшего рассмотрения заслуживают такие меры, как двусторонние "горячие линии" оборонных ведомств, трехсторонний диалог по стратегическим и оборонным вопросам и совместные военные учения.

- Эксперты также признают, что в условиях быстрого экономического развития региона энергетическая безопасность в существующей стратегической ситуации в регионе является важным вызовом с учетом быстрого роста спроса на энергоносители в Азиатско Тихоокеанском регионе, а также того обстоятельства, что стремление обеспечить себя источниками энергии может в некоторых случаях привести к дестабилизации на энергетических рынках и состояния безопас стр. ности на море. Было отмечено, что создание стабильной цепочки поставок и освоение энергетических ресурсов в регионе требуют выхода за рамки двусторонних соглашений и большей опоры на многосторонние рыночные институты для обеспечения безопасности как на стороне предложения, так и на стороне спроса в условиях, когда центр тяжести на мировых энергетических рынках смещается в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона.

- Перспективные запасы газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке позволяют России развивать новые центры его добычи для удовлетворения внутреннего спроса, а также увеличить экспорт. Кроме того, растущий спрос на газ в Северо-Восточной Азии и выгодное географическое расположение его ресурсов в России обеспечивают благоприятные условия для российских поставок природного газа в Северо-Восточную Азию, которые могут быть организованы в виде комбинации поставок природного газа (в Китай и Республику Корея) и СПГ (в Японию, Республику Корея, США, Мексику, Китай и Тайвань). На фоне перемен в сфере энергетики значение международного сотрудничества в этой области становится критическим для всех стран региона, особенно в плане диверсификации поставок энергоресурсов и маршрутов, уменьшения загрязнения воздуха и поддержания регионального энергетического сотрудничества.

- Эксперты также признают, что Северо-Восточная Азия, равно как и Азиатско Тихоокеанский регион в целом, сталкивается с многочисленными нетрадиционными вызовами безопасности. В частности, они особо отмечают, что перед тремя странами стоят большие задачи в области морской безопасности. Они признают уязвимый характер ее нынешней системы и подтверждают важность положений морского права, закрепленных Конвенцией по морскому праву Организации Объединенных Наций.

Эксперты придают особое значение свободе судоходства и безопасности морских путей, что является важным фактором дальнейшего расширения торговли в регионе. Они также договорились о необходимости активизировать усилия в ответ на такие общие вызовы морской безопасности в регионе, как пиратство, контрабандная торговля, в том числе и в первую очередь материалами, которые могут быть использованы для производства оружия массового уничтожения. Эксперты также сознают, что три страны играют важную роль в борьбе с последствиями стихийных бедствий и организации спасательных работ в Азиатско-Тихоокеанском регионе, учитывая его подверженность стихийным бедствиям, включая землетрясения и тайфуны. В связи с этим японские эксперты выразили благодарность за помощь, оказанную США и Россией в ликвидации последствий катастрофического землетрясения в Восточной Японии, а эксперты из двух последних стран положительно оценили быстрое восстановление Японии после этого землетрясения.


- Эксперты также признали, что этот регион сталкивается с новыми типами угроз, включая угрозы компьютерной безопасности, и данную тему будет полезно обсудить на будущих трехсторонних встречах.

РОЛЬ ДВУСТОРОННИХ СОЮЗОВ И МНОГОСТОРОННИХ СТРУКТУР - В то время как эксперты констатируют сегодня коренные изменения стратегической обстановки в регионе после окончания холодной войны, они видят здесь также и источники нестабильности. Эксперты отметили важную роль существующих двусторонних альянсов как инструмента поддержания мира и стабильности в Азиатско Тихоокеанском регионе. В то же время они признают ценность транстихоокеанских многосторонних форматов, деятельность которых также будет способствовать долгосрочной стабильности и процветанию в Азиатско-Тихоокеанском регионе посредством укрепления доверия и сотрудничества между участвующими сторонами.

Регулярный диалог с участием американских, японских и российских институтов, действующих в сфере внешней политики и безопасности, могли бы способствовать этому процессу.

- В этом плане эксперты признают растущую важность постоянных усилий для развития существующих в Азиатско-Тихоокеанском регионе многосторонних форматов отношений в интересах укрепления доверия и развития сотрудничества, что способствует региональной безопасности и стабильности. Восточноазиатский саммит (EAS) и Региональный форум АСЕАН (ARF) являются примерами наиболее влиятельных структур с точки зрения дальнейшего улучшения обстановки в сфере безопасности в регионе. Они также отмечают, что расширенное совещание министров обороны стран АСЕАН (ADMM Plus) способствует укреплению доверия в регионе. Существуют также полезные примеры "мини-многостороннего" сотрудничества между некоторыми странами, присоединившимися к вышеупомянутым форматам.

- В данном контексте эксперты согласились, что участие Соединенных Штатов и России в стр. Восточноазиатском саммите и их активность в делах региона являются положительным шагом для повышения эффективности этого многостороннего начинания.

- Эксперты, далее, согласились, что Форум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества является движущей силой региональной экономической интеграции важной части мировой экономики. Эксперты из трех стран возлагают надежды на предстоящий саммит АТЭС во Владивостоке в сентябре 2012 г., который будет фокусировать внимание на: 1) либерализации торговли и инвестиций и региональной экономической интеграции;

2) продовольственной безопасности;

3) цепочках поставок;

4) инновационном развитии. Эксперты приветствуют руководящую роль России в подготовительной работе для успешного проведения саммита, а также тесную координацию между Японией, США и Россией в процессе передачи ими друг другу роли страны, председательствующей на Форуме.

- Поскольку безопасность в Северо-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанском регионе в целом является сложным понятием, охватывающим вопросы традиционной безопасности, нетрадиционные сферы, а также экономическую и энергетическую безопасность, важно использовать различные вышеописанные многосторонние, а также двусторонние и мини многосторонние форматы сотрудничества ("гибкое многослойное и многоуровневое сотрудничество"). Развитие сотрудничества, обмен информацией и укрепление доверия в этих форматах способствуют региональной стабильности путем предотвращения недоразумений и снижения недоверия, а также расширения сферы общих интересов. Мы призываем правительства к широкому сотрудничеству в рамках названных форматов.

НЫНЕШНЕЕ СОСТОЯНИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА МЕЖДУ РОССИЕЙ, ЯПОНИЕЙ И США - Россия, Япония и Соединенные Штаты, будучи тремя главными странами региона, обладающими волей и возможностью укреплять безопасность и стабильность в регионе, имеют обширные общие интересы и направления сотрудничества, несмотря на существующие различия в подходах к некоторым вопросам, в том числе касающихся юридического статуса некоторых территорий и акваторий.

- Эксперты признают, что эти три страны уже осуществляют сотрудничество в таких областях, как безопасность на море, энергетика и экономика, но считают, что можно сделать еще многое с использованием трехстороннего формата отношений.

- Участники также согласны в том, что экспертное сообщество трех стран играет важную роль в плане рекомендации своим правительствам конкретных идей сотрудничества и укрепления доверия. Участники, далее, согласились, что диалог и обмен информацией между экспертами также полезны для углубления взаимопонимания.

ДАЛЬНЕЙШИЕ ШАГИ (ОБЛАСТИ БУДУЩЕГО ТРЕХСТОРОННЕГО СОТРУДНИЧЕСТВА) - На основе трехстороннего диалога эксперты из России, Японии и Соединенных Штатов определили следующие области сотрудничества с целью содействия стабильности и процветанию в Азиатско-Тихоокеанском регионе как заслуживающие дальнейшего рассмотрения.

Региональная архитектура - Признавая необходимость экономического взаимодействия как элемента устойчивых и эффективных региональных отношений в области безопасности, стороны договорились о важности понимания того, что значимый уровень экономического сотрудничества является необходимым условием создания сбалансированной структуры безопасности. В этом контексте эксперты будут способствовать принятию инициативы по экономической интеграции в рамках Восточноазиатского саммита (EAS).

- Усиление форума АТЭС путем гармонизации его состава с АСЕАН. Россия, США и Япония должны поддержать рекомендацию принять в состав АТЭС три страны АСЕАН, которые пока не являются членами АТЭС (Камбоджа, Лаос и Мьянма). Приглашение всем странам АСЕАН присоединиться к АТЭС усилит ключевую роль АСЕАН в региональной безопасности и экономической архитектуре и увеличит возможности АТЭС оказывать воздействие на страны региона.

- Стороны подчеркнули важность проведения расширенных совещаний министров обороны стран АСЕАН (ADMM+) для обеспечения безопасности в Северо-Восточной Азии. Они активно поддерживают предложение созывать данные совещания не раз в два года, а ежегодно, а также развивать ADMM+ в качестве важнейшего источника идей для руководителей стран - членов Восточноазиатского саммита.

стр. Безопасность на море - Эксперты отметили существующее сотрудничество между Россией, Японией и Соединенными Штатами на двусторонней основе в области морской безопасности.

Учитывая важность обеспечения безопасности морских путей, которые должны быть свободны от препятствий и незаконной деятельности, эксперты считают, что эти три страны могут изучить возможности сотрудничества в области морской безопасности, включая противодействие пиратству и распространению оружия массового уничтожения.

- Все три делегации настоятельно призывают Соединенные Штаты как можно скорее ратифицировать Кодекс морского права ООН и присоединиться к соответствующему договору. Присоединение к Кодексу всех стран, играющих роль в Азиатско Тихоокеанском регионе, будет служить важной основой для разрешения споров на основе права.

Энергобезопасность - Эксперты согласились, что три страны могут укрепить сотрудничество в области энергетической безопасности. Такое сотрудничество должно осуществляться с целью обеспечения стабильных поставок энергоносителей в интересах как потребителей, так и поставщиков. Три страны могут также сотрудничать по вопросам энергоэффективности и возобновляемых источников энергии, снижения потерь в случаях неэффективности рыночного саморегулирования, ставящей под угрозу выгоды от торговли как для поставщиков, так и для потребителей. Три страны могут использовать для этих целей различные инструменты, в том числе существующие многосторонние форматы, например Восточноазиатский саммит и АТЭС. Эксперты также согласились, что три страны должны бороться с дискриминационными практиками в сфере торговли и инвестиций, несовместимыми с правилами ВТО. В связи с этим Соединенные Штаты и Япония приветствуют вступление России в ВТО.

- Учитывая, что энергетическая безопасность в Северо-Восточной Азии может быть достигнута только в устойчивой глобальной окружающей энергетической среде, эксперты отмечают важность изучения новых возможностей для достижения этой цели. Такие возможности могут включать в себя разведку и разработку арктических месторождений с учетом требований охраны окружающей среды, международное и трехстороннее сотрудничество в целях обеспечения дальнейшего безопасного использования ядерной энергии, использование новых технологий газодобычи и других нетрадиционных источников энергии в случае необходимости.

Компьютерная безопасность - Эксперты отметили, что угрозы компьютерной безопасности являются общими для всех трех стран, и считают, что три страны должны активизировать обсуждение и поиск возможных совместных мер в этой области.

Северная Корея - Эксперты согласились с тем, что три страны должны продолжать призывать Северную Корею воздержаться от дальнейших провокационных действий и принять конкретные и позитивные шаги в направлении денуклеаризации. Кроме того, эксперты согласились, что три страны должны тесно сотрудничать между собой, а также с Республикой Корея и Китаем для решения сохраняющихся проблем и достижения мира и процветания на Корейском полуострове. Шестисторонние переговоры по денуклеаризации Северной Кореи являются важным инструментом для достижения этой цели. Эксперты сходятся во мнении, что пять стран - участниц этих переговоров (помимо КНДР) должны тесно координировать свои усилия, чтобы побудить Северную Корею к позитивным шагам, сверяя свои действия с такими многосторонними организациями, как Восточноазиатский саммит.

Редким нераспространения - Эксперты отмечают, что три страны могут усилить сотрудничество в области нераспространения ядерного оружия как на политическом уровне, например в виде скоординированной позиции в отношении Северной Кореи и Ирана, так и на оперативном уровне, в частности в области экспортного контроля. В связи с этим эксперты согласились с тем, что три страны могут сотрудничать в принятии практических мер для укрепления способности и правовой базы развивающихся стран, с тем чтобы они могли предотвратить превращение своих территорий в каналы незаконной торговли, связанной с распространением оружия массового уничтожения.


Экономическое развитие российского Дальнего Востока и Восточной Сибири - Экономическое развитие российского Дальнего Востока и Восточной Сибири имеет решающее значение для более глубокой интеграции России в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это развитие было определено как приоритетная задача ны стр. нешним российским правительством. Эксперты сходятся во мнении, что Япония, Россия и США должны сотрудничать с другими международными партнерами в целях содействия созданию более открытой и привлекательной инвестиционной среды для российских и иностранных инвесторов.

Гуманитарная помощь во время стихийных бедствий - Как отмечалось выше, Азиатско-Тихоокеанский регион подвержен стихийным бедствиям. В то же время у России, Японии и Соединенных Штатов есть ресурсы и средства, чтобы помочь пострадавшим соседям в случае катастрофы. Три страны могут изучить возможности улучшения коммуникации и укрепления сотрудничества между ведомствами, ответственными за гуманитарную помощь.

Сохранение морских ресурсов - Три стороны договорились рассмотреть новые общие меры и мероприятия по охране биоразнообразия и сохранению рыбных запасов, в том числе развитие сотрудничества в борьбе с браконьерством и создание инструментов предотвращения незаконного лова рыбы.

- Эксперты согласились, что в дополнение к двусторонним альянсам в регионе важно активизировать усилия для укрепления доверия и развития сотрудничества в рамках многосторонних форматов. Япония, Россия и США могут совместно предпринять активные усилиях в рамках Восточноевропейского саммита и Регионального форума АСЕАН для дальнейшего повышения надежности и эффективности этих структур. Три страны должны играть значительную роль в продвижении открытых сетей между соответствующими сторонами и распространении верховенства права в регионе, с тем чтобы минимизировать риски и максимизировать возможности для роста в Азиатско Тихоокеанском регионе. Эта работа не должна быть закрытой и станет более действенной, если будет сопровождаться вовлечением в нее других региональных игроков.

- В этом контексте некоторые участники предложили изучить возможность создания механизма обмена информацией по широкому кругу вопросов безопасности (традиционные и нетрадиционные риски и вызовы).

- Эксперты также считают важным официально вовлекать в диалог правительственных экспертов в интересах практической эффективности трехстороннего сотрудничества.

Поэтому эксперты из трех стран рекомендуют своим правительствам начать трехсторонний диалог между Японией, Россией и Соединенными Штатами в формате "полуторной дорожки" как естественное развитие нынешнего формата ("вторая дорожка").

Ключевые слова: Северо-Восточная Азия, угрозы безопасности, территориальные споры и конфликты, экономическое сотрудничество, региональные институты, АТЭС, Евроазиатский саммит, энергетика, безопасность судоходства.

Материал подготовил В. ШВЫДКО (v_shvydko@mail.ru).

стр. ПИРАТСКИЕ ПАРТИИ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОДУКТ Заглавие статьи ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Автор(ы) Т. Ровинская Мировая экономика и международные отношения, № 12, Декабрь Источник 2012, C. 93- СОВРЕМЕННЫЕ СМИ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 62.2 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ПИРАТСКИЕ ПАРТИИ: ПОЛИТИЧЕСКИЙ ПРОДУКТ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА Автор: Т. Ровинская Появление политической силы с вызывающим названием "Пиратская партия" сравнительно недавнее явление в мировой политике. По своей сути это первая политическая сила, порожденная именно информационным обществом, так как она возникла в ответ на дисбалансы чисто информационного характера. Пиратские партии это политические партии, целью которых является реформа законодательства в области интеллектуальной собственности, патентов, копирайта. Они выступают за свободный некоммерческий обмен информацией и недопустимость его преследования по закону, содействие свободному распространению знаний и свободной культуре, реформу законов об авторском праве, сохранение гражданских прав и свобод в Интернете (в частности противодействие электронной слежке и цензуре, неприкосновенность частной жизни), а также за транспарентность государственной власти и политики в целом. Само название этих партий (которые к настоящему времени существуют в различных формах уже более чем в 60 странах мира) - своеобразный информационный "бренд" и носит саркастический характер, поскольку под информационным пиратством всегда подразумевалось воровство информационной продукции с целью ее последующего коммерческого использования без согласования с правообладателем. Пиратские партии выступают за свободный некоммерческий информационный обмен, осуждая при этом коммерческое пиратство.

Технической основой современного информационного обмена служат "новые электронные СМИ" на базе цифровых технологий, в особенности Интернета. Ключевой проблемой такого обмена является плохо контролируемое распространение (тиражирование) информации. Это порождает целый ряд общественных, правовых, политических и этических проблем. Могут ли сохраниться в этих условиях такие понятия, как "интеллектуальная собственность", "право на конфиденциальность"?

"Доинформационные" схемы и способы решения подобных проблем оказываются неэффективными. Необходимо найти не просто новые пути, а новые принципы их урегулирования. Создатели информационной продукции, с одной стороны, хотят как можно более широкого ее распространения на рынке, но с другой стороны, ожидают, что этот процесс будет отрегулирован с точки зрения правообладания. Однако противоречие заложено здесь с самого начала, так как при существующих сегодня возможностях распространения информации, именно вопрос правообладания и является самым щекотливым. Существующие правовые нормы в области информации не учитывают скорости развития современных технологий, не могут предусмотреть всех вариантов тиражирования информации, дать точное определение плагиату, обеспечить безукоснительное соблюдение уже существующих законов. Это порождает бесконечное количество споров и судебных разбирательств в области информации. Именно поэтому возникла необходимость в политической силе, способной как минимум поднять эту проблему и как максимум - найти для нее принципиально новое решение. Наиболее точно эти задачи сформулированы в программе Пиратской партии Германии. Вновь созданные технические возможности должны быть использованы для формирования "прозрачного" государства, которое служит народу. Они не должны быть использованы для создания "прозрачного" человека, права которого были бы этим ущемлены. Для достижения этой цели должны быть найдены новые средства. Одним из таких средств может стать предоставление больших возможностей прямой демократии (не только выборы, а прямое участие граждан в управлении)1.

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ПИРАТСКОГО ДВИЖЕНИЯ Родиной "пиратского движения" считается Швеция, где в 2006 г. была организована первая партия с таким названием {Piratpartiet). Идея ее создания возникла в 2005 г. у шведского политика РОВИНСКАЯ Татьяна Леонидовна, кандидат политических наук, научный сотрудник ИМЭМО РАН (mirtania@rambler. ru).

См.: http://wiki.piratenpartei.de/Ziele стр. и предпринимателя в области информационных технологий Рикарда Фальквинге во время громких дебатов об изменениях в законодательстве в области авторского права, которые так и не привели к существенному результату2.

Официальной датой образования партии стало 1 января 2006 г., и в тот же день открылся ее сайт в Интернете. Партия изначально опиралась на поддержку интернет-пользователей.

На сайте был представлен план из шести этапов, первым из которых стал сбор 2 тыс.

подписей, необходимых для регистрации политической партии в Шведской избирательной комиссии. Для участия в парламентских выборах 27 сентября 2006 г.

подписи должны были быть собраны до 4 февраля. Однако требуемое число подписей было получено менее чем за сутки. Далее, в течение месяца были также представлены подписи на бумаге, и 10 февраля все было готово для подачи заявки на участие в выборах.

В дальнейшем партии требовалось собрать средства для проведения избирательной кампании, отобрать кандидатов в парламент, создать отделения во всех городах Швеции с населением более 50 тыс. жителей, купить бюллетени и пр. Также была организована кампания по сбору пожертвований, поставившая целью собрать 1 млн. шведских крон.

О собственном "пиаре" первой в мире Пиратской партии беспокоиться не пришлось. С момента ее появления она сразу стала объектом самого пристального внимания средств массовой информации во всем мире. Интервью основателя партии оказалось на первых страницах шведских газет. За первую неделю существования Пиратской партии сообщения о ней были опубликованы в нескольких сотнях англоязычных и испано язычных СМИ. За первые два дня существования сайта партии его посетило более 3 млн.

интернет-пользователей. Социологический опрос, проведенный газетой Aftonbladet, показал, что более 57% населения Швеции поддерживают создание такой партии3.

Популярность Пиратской партии только прибавилась благодаря появлению "антидота" сайта "Антипиратской партии", которая объявила себя поборником усиления преследования киберпреступников. Однако далее этого факта развитие "антипиратского" движения не пошло (возможно, это была провокация или собственная шутка "пиратов").

На руку "пиратам" сыграл и тот факт, что в период предвыборной борьбы, 31 мая 2006 г., произошел рейд шведской полиции на серверы хостинга The Pirate Bay, что дало повод для первого публичного выступления партии.

В течение нескольких дней после этого события количество членов партии выросло почти вдвое. В знак протеста против подобных действий полиции 3 июня партия организовала массовые акции в Стокгольме и Гетеборге, получившие название "пиратских демонстраций". Кроме Партии пиратов, в этих выступлениях также участвовали молодежные организации, сторонники Партии зеленых (Miljopartiet de Grona), Народной партии либералов (Folkpartiet liberalerna) и Левой партии (Vansterpartiet). На несколько дней основной темой обсуждений в Швеции стала проблема авторского права и принципов распространения информации. Основным интересом партии, кроме критики предложенных министром юстиции Томасом Бодстремом ограничений на распространение информации, стали права на свободную информацию и формирование правового государства.

На парламентских выборах в Швеции 17 сентября 2006 г. партия получила 34 918 голосов, что составило 0.63% от количества избирателей, принявших участие в голосовании.

Партия пиратов заняла 9-е место и не преодолела проходной барьер4. Если бы партия набрала, по крайней мере, 1%, ей бы компенсировали затраты на печать бюллетеней, а в случае получения партией 2.5%-ной поддержки она получила бы средства для следующей избирательной кампании.

После поражения на выборах 2006 г. партия изменила стратегию. Было создано молодежное крыло "Молодые пираты" (Ung Pirat), которое сегодня насчитывает уже более 22 тыс. членов и таким образом стало крупнейшей молодежной политической организацией в Швеции. Основная задача молодежного крыла - это подготовка новых политиков для пополнения рядов партии. Существенным является то, что молодежное крыло финансируется преимущественно из государственного бюджета за счет поступлений от налогов, несмотря на то, что позиции партии по ряду вопросов (в частности, касательно отклонения договора об авторском праве) противоположны позиции правительства5.

В более новой версии программы (январь 2008 г.) больше внимания уделялось стремлению См.: Anderson N. Political Pirates: A History of Sweden's Piratpartiet (http://arstechnica.com/tech-policy/2009/02/rick falkvinge-is-the-face/).

См.: http://wwwc.aftonbladet.se/vss/special/storfragan/visa/ 0,1937,19105,00.html См.: http://www.val.Se/val/val2006/slutlig/R/rike/ovriga.html См.: Young Pirates Receive Millions from the State (www. thelocal.se/16978/20090117/).

стр. к демократизации общества, формированию свободного рынка и реализации права на конфиденциальность информации. Основные положения относительно авторского права и интеллектуальной собственности, которые были провозглашены еще при основании партии6, остались неизменны.

В феврале 2009 г. партия активно поддержала обвиняемых в судебном процессе против владельцев хостинга The Pirate Bay (их обвиняли в нарушении авторских прав на музыкальные произведения и подстрекательстве других к противозаконным действиям) 7.

После вынесения обвинительного вердикта число членов партии резко возросло8.

Большинство членов партии составляют мужчины в возрасте от 20 до 30 лет9.

После неудачи 2006 г. основной политической задачей партии стало получение места в Европарламенте в 2009 г. Ее основной электорат составляют пользователи сети Интернет (а это - около 70% населения Швеции). К середине 2009 г. партия насчитывала более тыс. членов, что сделало ее третьей по величине в Швеции10. На выборах в Европарламент 7 июня 2009 г. партия получила 7.1% голосов и одно место. Такого количества голосов хватало, чтобы получить и второй депутатский мандат в случае принятия Лиссабонского договора и, соответственно, расширения парламента на 15 новых мест с изменением системы распределения между странами. В конце 2009 г. последние члены ЕС ратифицировали договор, почти два года ушло на бюрократические процедуры по трансформации парламента, и в итоге два дополнительных места досталось Швеции. Одно из них - "пиратам", причем здесь был поставлен своеобразный рекорд: второй депутат Амелия Андерсдоттер стала самым молодым депутатом Европарламента. Срок ее депутатского мандата истекает в 2014 г. До этого времени она намерена заниматься проблемами конкуренции в телекоммуникационной отрасли. По мнению Андерсдоттер, европейские законы в этой области нуждаются в совершенствовании, поскольку учитывают только "горизонтальную" монополию, когда одной компании принадлежит все оптоволоконные кабели в регионе, но не учитывают "вертикальную" монополию, когда компания контролирует и кабель, и сервисы. Она считает, что представитель Пиратской партии должен быть в национальном парламенте каждой страны, а их эффективная работа в Европарламенте будет этому способствовать11.

На выборах в парламент Швеции 2010 г. партии не удалось повторить свой предыдущий успех: она набрала всего 1% голосов и не преодолела 4%-го барьера. В случае победы она обещала разместить в здании шведского парламента серверы скандально известных сайтов Wikileaks и The Pirate Bay, что наделило бы их парламентским иммунитетом (в августе 2010 г. руководитель Wikileaks Джулиан Ассандж подписал с партией соглашение о размещении на ее площадках ряда своих серверов).

1 января 2011 г. основатель партии Рикард Фальквинге неожиданно заявил о своем уходе с поста руководителя, но остался председателем управляющего совета и сосредоточился на развитии международного Пиратского движения. В настоящее время обязанности руководителя партии исполняет Анна Троберг.

Следующие выборы в Европарламент и в парламент Швеции состоятся в 2014 г. В настоящее время Пиратская партия Швеции активно готовится к этим важнейшим событиям.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПИРАТСКОЕ ДВИЖЕНИЕ Спустя несколько месяцев после появления Партии пиратов в Швеции аналогичные партии возникли в Испании, Австрии, Германии и многих других странах (к настоящему моменту насчитывается 63 государства, где они уже созданы или находятся в процессе создания), а также в отдельных регионах (например, штат Флорида в США;

Каталония в Испании;

Бавария, Гессен, Нижняя Саксония и другие в ФРГ). В процессе создания находится "надрегиональная" Пиратская партия Европы {Pirate Party of Europe12).

Некоторые партии имеют молодежные отделения (например, по аналогии со шведской моделью -"Молодые пираты Германии" (Young Pirates of Germany)). Существует международная партия "Пираты без границ" (Pirates Without Borders). Во многих странах пиратские партии еще не зарегистрированы официально, но уже ведут активную деятельность (например, в России, Белоруссии, Польше, ряде стран Третьего мира и др.).

См.: http://docs.piratpartiet.Se/Principles%203.l.pdf См.: Charges Filed against the Pirate bay Four (http://www.idg. se/2.1085/1.143146).

См.: Pirate Party Membership Surges Following Pirate Bay Verdict (http://torrentfreak.com/pirate-party-membership surges-following-pirate-bay-verdict- 09041/).

См.: http://www.piratpartiet.se/partiet/medlemsstatistik См.: ibidem.

См.: http://habrahabr.ni/post/133062/#habracut См.: http://wiki.pp-international.net/European_pirate_party стр. Основные цели и лозунги пиратских партий, как уже говорилось выше, идентичны, однако существует и "национальная" специфика.

Международное пиратское движение расширяется и крепнет. В 2006 г. зародилась, а в 2010 г. была официально оформлена неправительственная организация "Интернационал пиратских партий" ("Пиратский интернационал", Pirate Parties International - PPI), объединяющая на сегодняшний день наиболее активные пиратские партии мира13. PPI поддерживает и координирует создание национальных пиратских партий по всему миру, сотрудничество между ними. Статус партий в ней различен: 29 рядовых членов (ordinary members), семь наблюдателей (observers)14. Рядовыми членами являются наиболее активные партии от государств, наблюдателями - региональные партии, молодежное отделение, международная партия.

Ежегодно (иногда чаще) проводятся международные конференции, которые служат основной платформой для укрепления связей внутри организации. Так, в июне 2007 г. в Вене состоялась первая международная "пиратская" конференция "Политика нового поколения?! Пираты в Брюссель в 2009!?" ("Next Step Politics!? Pirates to Brussels in 2009!?"), на которой представители пиратских партий и гражданских организаций обсудили будущее движения. Встреча была организована Венской академией искусств и группами активистов (таких как Monochrom и "Преобразование свободы" (Transforming Freedom)). В январе 2008 г. прошла конференция в Берлине, в июне 2008 г. - в Уппсале, в январе-феврале 2009 г. - в Хельсинки. Затем на конференции в Бельгии (апрель 2010 г.) организация получила официальный статус, был избран ее руководящий состав, намечены основные задачи и план развития (в частности, создание штаб-квартир по всему миру). В марте 2011 г. во Фридрихсхафене (Германия) состоялись первая Генеральная ассамблея "Пиратского интернационала" и конференция "Открытого пространства" (Open Space Conference). На Генеральной ассамблее решались организационные вопросы - в частности, был создан Арбитражный суд. Конференция проходила в формате свободных дискуссий, во время которых велось интенсивное налаживание контактов между различными участниками пиратского движения. В апреле 2012 г. в Праге состоялась вторая Генеральная ассамблея PPI, проходившая в формате, аналогичном первой. В организацию были приняты новые члены, вновь избран Совет, принимались поправки к уставным документам. На конференции выступали некоторые ключевые фигуры пиратского движения (в частности, депутат в Европарламенте от Швеции Амелия Андерсдоттер, основатель первой Пиратской партии Рик Фальквинге, член Берлинского парламента от немецких "пиратов" Фабио Райнхард и др.).

К ключевым направлениям деятельности PPI относятся следующие.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.