авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||

«Содержание НОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РАЗВИТЫХ И РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАН В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ Автор: А. Ерошкин, М. Петров....................................................................... ...»

-- [ Страница 7 ] --

Судя по всему, и президент, и правительство отдают себе в этом отчет, понимая, что Россия фактически стоит перед критической дилеммой: останется ли она и впредь экспортером преимущественно топлива и сырья (с перспективой необратимо "подсыхающих шлангов") или все же сможет занять достойное место в постиндустриалистской глобальной экономике. С высоких трибун постоянно говорится, что в последние годы зависимость страны от экспорта энергоносителей и сырья достигла критического уровня, и это уже представляет собой угрозу для национальной безопасности. Утверждается также, что, не снижая объемов поставок сырья, необходимо целенаправленно, год за годом изменять структуру российского промышленного производства и экспорта в пользу готовых изделий, прежде все См.: Гринберг Р. С., Рубинштейн А. Я. Экономическая социодинамика. М., 2011.

стр. го - наукоемкой продукции. Но какие же средства предполагается задействовать для достижения данной цели?

В кругу лиц, ответственных за экономический блок в правительстве, по-прежнему принято считать, что модернизация российской экономики наступит сама по себе, в результате активизации рыночных сил саморегулирования. А чтобы эти силы "работали" без помех, правительство сосредоточит свое внимание на завершении формирования законодательства, адекватного цивилизованной рыночной экономике, и позаботится о пресечении так называемых неформальных, неправовых экономических отношений и, соответственно, о создании условий для равного применения правовых норм ко всем физическим и юридическим лицам. Справедливо говорят в этой связи о повышении эффективности антимонопольного регулирования, соблюдении прав собственности и контрактного права, а также о существенном ограничении сформировавшейся в 90-е годы "экономики льгот и привилегий". Наконец, предусматривается сделать особый акцент на мероприятиях по снижению налогового бремени инвесторов в сочетании с курсом на последовательную индивидуализацию и приватизацию социальной сферы (так называемые структурные реформы).

Если конкретная политика будет ограничиваться только этими задачами, - а они разумны, за исключением антисоциальной направленности "социальной" политики, - и если считать, что помимо повышения мировых цен нефти в долгожданный экономический рост страны вносят вклад независимые от этих неожиданных стимулов факторы, вряд ли нам удастся радикально изменить социально-экономическую ситуацию. Российская экономика и впредь будет структурироваться чисто стихийно, во-первых, и отчасти, в соответствии с интересами транснациональных корпораций, во-вторых, - если, конечно, сохранится теперешняя степень ее открытости.

Спонтанность формирования хозяйственной структуры в России в принципе не имеет ограничителей, ибо в отличие от стран ЦВЕ ей не "грозит" принятие институциональных норм Европейского союза хотя бы потому, что она не будет его членом даже в долгосрочной перспективе. Нужно понимать, что хозяйство РФ, как, впрочем, и экономика других государств постсоветского пространства, становится объектом других более мощных экономических игроков без каких-либо шансов на укоренение здесь "еэсовского" институционально-правового каркаса. Тенденция утраты субъектности, а следовательно, и примитивизации российского хозяйства при таких условиях становится необратимой независимо от того, удастся или не удастся добиться прорыва в соблюдении законов и стабилизации условий ведения бизнеса. Даже при сохранении положительной экономической динамики решающий вклад в нее будут вносить энерго-сырьевые отрасли промышленности, обладающие экспортным потенциалом, в то время как значительная часть обрабатывающей промышленности утратит всякие перспективы для развития.

Изложенному варианту развития событий все еще сохраняется реальная альтернатива, которая заключается в активизации имеющегося научно-производственного потенциала в целях достижения и поддержания приемлемого международного уровня конкурентоспособности отобранных отраслей и секторов российской экономики. Но данная альтернатива не может реализоваться спонтанно, без соответствующего рационального поведения государства. А это предполагает разработку и проведение соответствующей государственной структурной и инновационной политики. Кстати, только тогда появляется шанс для сознательного структурирования постсоветского пространства или, по крайней мере, его большей части. И только тогда здесь начнут формироваться и развиваться собственные конкурентоспособные ТНК, способные участвовать в глобализации мировой экономики в качестве субъектов, а не объектов процесса.

ГОСУДАРСТВО - НО В МЕРУ В теперешних российских условиях приходится считаться с другой крайностью, а именно - с вероятным разрастанием государственного экспансионизма, грозящего прийти на смену безбрежному либерализму 90-х.

А опасность такая есть, так как в отечественном консоциуме явно зреет идея инициировать выполнение некой величественной мобилизационной программы, осуществление которой якобы вернет стране статус действительно - качественно! великой державы. У меня есть большие сомнения по поводу желания нашего народа приступить к выполнению мобилизационной мегапрограммы, какую бы благородную цель она ни преследовала. Так что очередная попытка "принуждения народа к счастью", скорее всего, провалится.

Конечно, в теперешнем российском обществе широко распространены ностальгические чувства и общее раздражение в связи с плачевными стр. результатами реформ и распадом великой державы. Но это, скорее, месть за собственные иллюзии и эйфорию конца 80-х - начала 90-х годов. Тогда "народ и партия" были, как уже отмечалось, едины. Страна хотела, прежде всего, не хлеба, а свободы, а хлеба должно было прибавиться как бы автоматически. Думали, что к преимуществам социалистического общежития добавятся прелести рынка и демократии, и мы все довольно быстро устроимся на солнечной стороне жизни, где уже обитает так называемый "золотой миллиард".

Наступившее ныне разочарование в идеалах рынка и демократии (будем надеяться, временное) совсем не обязательно означает, что в обществе есть тоска по реваншу или коллективная готовность включиться в строительство чего-либо экстравеличественного.

Скорее, надо согласиться с теми социологами, которые утверждают, что освоение россиянами индивидуалистических ценностей состоялось. Правда, связано это не с развитием утилитарно-прагматистского сознания в духе протестантской этики, а с, так сказать, атомизацией социума, проще сказать - с разобщением людей, в своем большинстве озабоченных чисто "биофизическим" выживанием.

Насколько мне известно, реализация всех великих "телеологических" государственнических проектов в России, - независимо от того, были ли они утопичны или реализуемы, - как правило, сопровождались ужасающим угнетением личных свобод.

И наоборот, как только в стране раскрепощалась личная инициатива и человек получал право на выбор, государство как таковое начинало стремительно утрачивать свое сакрально-"дутое" величие и подчас даже суверенитет. Совсем не обязательно, что и сегодня перед нами та же фатальная дилемма. У истории нет сослагательного наклонения, но всегда есть альтернативы. Практическое заключение из сказанного для России очевидно: укреплять государство, не жертвуя демократическими ценностями. Звучит почти как проходной примитив-трюизм. Но, как точно заметил Фридрих Ницше, "дороже всего нам приходится платить за пренебрежение банальностями". Добавлю только, что так же дорого нам обходятся невыученные уроки.

В ПОИСКАХ МОДЕЛИ РАЗВИТИЯ Почему наши "правые" потерпели крах, не создав эффективной модели развития, и какой должна быть модель экономической политики на ближайшие 15 - 20 лет? Это ключевые вопросы, ответы на которые определят траекторию будущей эволюции России. Вроде бы все согласны с тем, что двигателем развития являются политические, экономические и социальные институты, стимулирующие конкуренцию. Но именно их лишена действующая экономическая политика, основанная на праволиберальной идеоценностной философии.

Все разговоры нынешних топ-представителей "правящего дома" о якобы неизбежной необходимости очередных непопулярных реформ - не более чем издевательство над народом и здравым смыслом. В сущности, это призыв к возвращению социального дарвинизма образца XIX в. Нелепо гордиться плоской шкалой налогообложения, когда и бедные, и богатые отдают в бюджетный "котел" те же 13% со своих доходов. В Китае, которым принято восхищаться как успешно развивающейся страной, бедные с уровнем доходов ниже 500 долл. в месяц вообще освобождены от налогов - в целях становления среднего класса, а богатые платят их по прогрессивной шкале с самой высокой планкой в 40%. Наши же высокопоставленные чиновники по-прежнему призывают к повышению возраста выхода на пенсию и даже к отмене государственных пенсий и стипендий для студентов. Установка на тотальную коммерциализацию социальных услуг, похоже, считается безальтернативной.

А ведь и без того в России неудовлетворительное, подчас унизительное положение человека стало почти нормой. Даже в сфере образования, которым мы всегда по праву гордились, страна скатилась на 30-е место в мире. Но вот по числу "платных" студентов она вышла едва ли не на первое место. По уровню здравоохранения мы вообще опустились на 130-е место в мире. А разве не эти сферы в первую очередь формируют человеческий капитал и интеллектуальный потенциал современного государства?

Вывод очевиден: позаимствовав внешние формы западного бытия, мы забыли о главном:

современный капитализм, с какими бы серьезными трудностями он сегодня ни сталкивался, является продуктом последовательных, трудоемких эволюционных изменений. И решающее из них - обуздание рыночных сил саморегулирования реально действующими механизмами демократии, права и справедливости.

Как тут не упомянуть, казалось бы, самую праволиберальную страну мира - США, которые представляют собой яркий образец такого обуздания, но только до начала 80-х годов прошлого века, когда и они впали в грех безбрежного рыночного фундаментализма.

Как известно, после стр. Второй мировой войны здесь был принят закон о помощи военнослужащим, предоставивший бесплатное образование целому поколению американских мужчин. В 60 е началась беспощадная и победоносная война с бедностью и была введена мощная система социальных квот в пользу меньшинств. В 70-е годы стали реализовываться программы медицинского страхования для престарелых и бедных. Все эти государственные действия были направлены на поддержку тех, кто по разным причинам проигрывал в рыночной конкуренции. В сущности, они говорили: "Как бы плохо ни обращался с вами капитализм, демократия на вашей стороне". Так что средний класс создали демократические механизмы и перераспределительные процессы, а вовсе не просто рынок.

Но мир и живущие в нем люди, видно, устроены так, что достигнутые потом и кровью гуманистические нормы и принципы общежития не гарантированы навсегда. Вот и в последние 30 лет Запад постепенно отступал от них в погоне за иллюзиями возврата к "свободному рынку" под предлогом благородной борьбы с "разбухшей бюрократией".

К счастью, глобальный финансово-репродукционный кризис со всей очевидностью выявил исчерпанность праволиберальной философии развития, с ее, по точному замечанию Обамы, "культурой безответственности". Возвращение к политике системно понимаемого общественного интереса наблюдается ныне во всем мире. Яркий пример тому - экономическая политика Барака Обамы и заметное полевение общественного мнения в странах Европы. Вот и России пора бы отказаться от ошибочного понимания "правильного" капитализма. И здесь нет никакой разумной альтернативы взвешенно сбалансированной леволиберальной идее.

ЭКОНОМИКА ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА Новый тип экономической политики - леволиберальный -должен включать в себя реиндустриализацию экономики посредством промышленной политики и стратегического планирования, введение прогрессивной шкалы налогообложения личных доходов, отказ от коррупциогенных законов и институтов, значительные преференции для среднего класса, увеличение в 2 - 3 раза бюджетных расходов на образование, науку, здравоохранение и культуру, рост гражданского самосознания, возрождение местного самоуправления. Время не ждет. Во всяком случае, оно не на нашей стороне.

Поэтому новая парадигма экономического развития в интересах большинства населения должна быть сформирована как можно быстрее. И это не должно смущать поборников свободы. Новый курс - нормальный исторический разворот не от здорового, внутренне логичного либерализма, а от тех, кто безответственно дискредитировал понятия рынка и демократии либо по склонности к подражательству, либо в сугубо своекорыстных интересах.

Другой важный урок российской трансформации - отказ от веры в идеального вождя реформатора. Ведь победа автократии в стране в нулевые годы стала закономерным итогом именно этого наивного заблуждения, причем заблуждения как простых обывателей, так и рафинированной московской интеллигенции, волею судьбы получившей в начале 90-х годов уникальный шанс на формирование демократической власти в стране. К сожалению, в российском политическом классе, - причем даже в ее самом либералистском сегменте, - большой популярностью пользуются теория народного бонапартизма и близкий ей вульгарный пиночетизм.

Волеизъявление народа в условиях отсутствия среднего класса и институтов гражданского общества часто выводило на авансцену истории политиков, не имеющих никаких политических и экономических программ, кроме инстинкта власти. Уместно в этой связи привести слова классика политологической философии А. Токвиля об имитационной демократии Наполеона III: "Каждый раз, когда французы желали уничтожить абсолютную власть, они ограничивались тем, что ставили голову статуи Свободы на тело раба"2.

Неужели нас ничему не научил и постсоветский вождизм недавней ельцинской эпохи?

Стране не нужны лидеры с неограниченными, по сути, полномочиями, которые набирают очки на безответственных социальных обещаниях, а заканчивают расстрелом ее парламента.

Самое надежное противоядие от подобных антидемократических практик - это соблюдение принципа сдержек и противовесов, контроль над правительством и бюрократией со стороны гражданского общества. Только приоритет институтов гражданского общества над любыми идеологическими "изобретениями" нашей "новой старой" номенклатуры в состоянии противодействовать захвату государства и корпоративной коррупции. И только согласованные действия граждан спо Цит. по: Димов Владимир. Два гиганта. Россия и США в анналах истории и демократии. М., 2004. С. 167.

стр. собны обеспечить устойчивый, надежный социальный и экономический прогресс.

Сегодня мы наблюдаем пробуждение масс и гражданского самосознания без достаточного понимания целей движения. В этих условиях очень важно формирование современной демократической элиты - как на стороне власти, так и на стороне оппозиции. Той и другой необходимо учиться договороспособности во имя общего Отечества, стоящего перед лицом нарастающих проблем и вызовов. И лучшим ответом на сложившуюся ситуацию будет не жестко-полярная низкорентабельная "лагерация", а конструктивная отладка общественного диалога на "круглых столах", в публичных дискуссиях. При этом обеим сторонам нужно проявлять терпение, не поддаваться искушению решать проблемы с помощью насилия. Наш исторический опыт, к сожалению, изобилует подобными примерами. Но ведь не запрограммированы же мы фатально на вечную конфронтацию...

Выдвижение модернизации в качестве стратегического приоритета страны объективно несовместимо с автократической моделью развития и имитационной демократией, а требует концентрации политической воли современного демократического государства, развертывания личной инициативы людей, создания институтов гражданского общества и саморегулируемых организаций.

Почему 12 лет спустя, после того как Владимир Путин пришел к власти, многие острые проблемы остаются актуальными и сейчас? Это происходит в связи с дефектами нашей политической системы. Радикальные псевдолиберальные силы, которые в начале 90-х годов победили в стране, создали фактически монархическую конституцию с неограниченными полномочиями для президента и абсолютной монополией исполнительной власти. Здесь смыкаются экономика и политика, здесь -источник ручного управления экономикой.

Конкурентность политической системы означает, что большое количество людей вовлекается в экономические проблемы, их обсуждают на всех уровнях и появляются силы, которые могут их решить. Все имеют право на ошибки. Но несменяемость власти резко повышает их цену. Если же побеждают другие политические силы с иной экономической программой, они исправляют ситуацию. В этом смысл демократии. Она, конечно, сама по себе ценность, но одновременно - просто рабочий инструмент для корректировки политики. И отсюда я хочу сделать вывод о том, что если вы не участвуете в политике, если считаете, что надо только ждать сигнала сверху, то вы заслуживаете ту экономику, которая есть. Ручное управление даже в Люксембурге было бы неэффективным, хотя там можно все объехать и наладить на велосипеде, а здесь огромная, бескрайняя страна, всем руководить просто невозможно.

Словом, даже по чисто прагматическим соображениям Россия должна отказаться от ручного управления экономикой. Пока же она представляет собой гигантскую государственную коммерческую корпорацию, управляемую чиновниками. Но именно эта модель и является источником массовой коррупции, отсутствия мотивации к творческой и предпринимательской деятельности.

Таким образом, основным средством преодоления самодовлеющей исполнительной вертикали является гражданское общество, которое, в конечном счете, сигнализирует о своих решениях и выборе типа экономической политики через честные, свободные выборы. Правительство же как аппарат наемных чиновников должно только выполнять волю гражданского общества и контролировать принятую программу действий.

Как единомышленник Ивана Дмитриевича я верю в обновление России. Верю в обновление профессии экономиста, когда аналитические наработки, рекомендации, прогнозы ее просвещенных и, - что важно, - независимых представителей будут своевременно востребоваться и использоваться гражданским обществом и ответственными правительственными структурами. (Но, увы, пока все это - мечты о лучшем будущем.) Ключевые слова: академик И. Д. Иванов, российская экономика, "бюджетно бюрократический капитализм", праволиберальный курс, модель развития, конкуренция, дефицит, системная трансформация, финансово-воспроизводственный ( репродукционный) кризис.

Р. ГРИНБЕРГ (grinberg@inecon.ru) стр. Заглавие статьи ЕВРАЗИЙСКАЯ КОНФИГУРАЦИЯ - XXI Автор(ы) Е. БРАГИНА Мировая экономика и международные отношения, № 12, Декабрь Источник 2012, C. 118- ВОКРУГ КНИГ Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 23.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ЕВРАЗИЙСКАЯ КОНФИГУРАЦИЯ – XXI Автор: Е. БРАГИНА Евразия в поисках идентичности. Отв. ред. С. П. ГЛИНКИНА, Л. З. ЗЕВИН. Москва Санкт-Петербург, "Нестор-История", 2011, 256 с.

В самом звучании термина "евразийство" присутствует очевидная двуликость, контрастная образность Януса, взаимопронизывающая одновременность Запада и Востока, их территориально-монолитная неразрывность - и в то же время духовное, культурное притяжение - на многотысячелетнем фоне цивилизационно-психогенного отторжения, конфликтности. В поэтической форме это прозвучало в бардовской песне А.

Городницкого, посвященной дворцу Трезини в Санкт-Петербурге: "Полдюжины окон - на Запад, полдюжины - на Восток". Неповторимость необъятного евразийского мегалокуса в его природно-органической неразрывности двух частей света - Европы и Азии, каждая со своей исторической судьбой, традициями, конфессиональным, лингвистическим, культурно-ценностным многообразием. И, конечно, особая роль России, крупнейшей страны на этой контитент-платформе.

В столь грандиозной масштабности, особости - корни евразийства, идеологического течения, возникшего на тектоническом переломе, когда разрушались огромные империи, господствовавшие в Европе, возникал новый, нигде дотоле не существовавший государственный строй. Евразийство как идеофилософское направление -попытка осмысления будущего, перспектив огромного, геостратегически структурированного пространства и, что архиважно, роли России в его судьбах - скоро сможет отметить столетие своего доктринального существования, претерпев за это время периоды взлета и падения интереса к нему, но никогда не теряя острой дискуссиогенности. Это связано с политической сущностью евразийства и нарастающей актуальностью его материально хозяйственного содержания, особенно по мере того, как центр мировой экономической активности все заметней смещается в демодинамичную, трудоизобильную Азию.

Наверное, заслуживает внимания тезис-позиция Е. Гайдара, его сугубо современный, умудренный взгляд на проблему: "Противостояние "восточных" и "западных" обществ красной нитью проходит сквозь всю историю величайшей в мире евразийской державы России"1.

Отдадим должное смелости и профессионализму авторов рецензируемой книги, подготовленной коллективом сотрудников Института экономики РАН. В центре исследования - актуальные проблемы современной Евразии, в первую очередь роль России на этом пространстве, где страна взаимодействует с группой государств, которые сравнительно недавно (по историческим меркам) были составными частями единого политического и экономического организма. С. П. Глинкина во Введении определяет Евразию "в географических границах, соответствующих границам бывшего Советского Союза, без стран Балтии, т.е, как постсоветское пространство" (с. 3). Соответственно, внимание исследователей концентрируется на географическом и экономическом пространстве СНГ (с некоторыми исключениями), со всеми его многообразными пересекающимися интересами. В то же время это непосредственная близость к АТР обширному региону, в котором действуют и конкурируют за влияние на евразийской мегаплатформе крупнейшие государства мира, своего рода "третьи лица", что не мешает их растущей интерактивности. Закономерно, что в этих условиях сталкиваются разнонаправленные позиции всех субъект-акторов, обостряются противоречия в оценках будущего развития Евразии и роли, места в нем нашей страны.

Как отмечено во Введении, авторы книги не придерживаются единого взгляда в анализе "сложной социально-экономической ткани" Евразии (с. 9), что, на мой взгляд, повышает интерес к монографии. Пожалуй, единственное, в чем все они сходятся, так это признание растущей роли евразийского региона в глобальных процессах с учетом его территориального положения, Гайдар Е. Т. Власть и собственность. Смуты и институты. Государство и эволюция. СПб., 2009. С. 214.

стр. разнообразия природных и людских ресурсов. Геоареальные условия неизбежно накладывают отпечаток на развитие стран и целых регионов. Недаром изначальным принцип-критерием международного разделения труда был определен именно географический. Но влияние природной среды не фатально, оно меняется во времени, уступая место воздействию социоцивилизационных факторов. Безусловна уникальность евразийского пространства - территориальное соединение, природная неразрывность Европы и Азии, континентов с разной исторической траекторией, традициями, оставшихся при этом самобытными и неповторимыми.

В ходе исследования эти различия становятся очевидными, они объективно порождены подчас прямо противоположными взглядами как на роль России, так и позициями, что называется, "третьих лиц" - государств, расположенных за пределами границ СНГ, но в том же Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР). Позиция, вокруг которой сходятся практически все авторы книги, - это растущее значение в мировом хозяйстве Евразии с ее огромными природными и людскими ресурсами. И, конечно, географическое положение и территориальная протяженность региона создают для него уникальные возможности для соединения Востока и Запада. Показательны в этой связи частые упоминания в СМИ "Великого шелкового пути" в актуализированной современной трактовке.

Для понимания центрального сюжетного блока книги - проблемы идентичности евразийства важна краткая история возникновения его концепции и сложной эволюции (И. И. Орлик). Есть трагический парадокс в самом времени, когда оно начало формироваться в среде людей, потерявших все - страну, общественное положение, ставших изгнанниками. На чужбине, начиная жить и утверждать себя практически с нуля, они спорили, размышляли, писали о будущем России на пространствах двух континентов, о мосте между Европой и Азией. Возникновение евразийства относится к началу 20-х годов прошлого века в среде русской зарубежной эмиграции, с участием выдающихся представителей философской, исторической, географической отраслей гуманитарного научного знания. Особого упоминания заслуживает позиция Г. В. Вернадского, который, не приемля тезис-позиции о двух Россиях, "европейской" и "азиатской", считал, что есть только одна Россия - "евразийская", или "Россия-Евразия" (с. 13). Проходя через разные этапы и столкновения мнений, в том числе весьма радикальных, противопоставление двух России, похоже, все еще не получило окончательного разрешения -время для него пока не пришло.

Ныне евразийство активно аналитически обсуждается в контексте перспектив развития РФ, что в первую очередь определяется ее ведущими позициями по ряду показателей на биконтинентальном пространстве. Авторы правы, рассматривая эту проблему в тесной связи с мирохозяйственными процессами, а поскольку генеральной тенденцией последних стала (и, видимо, останется на перспективу) глобализация, то анализ такого взаимодействия, со всеми его противоречиями, необходим, хотя и труден. Л. З. Зевин видит одну из особенностей современного положения в том, что на фоне глобализации возможны определенная фрагментация мирового хозяйства, укрепление нового регионализма, суть которого - "в управлении процессами открытости и встраивании в глобальные потоки" (с. 53). Ученый отмечает, что одним из результатов высокой динамики современного, прежде всего экономического, развития становится формирование международных регионов, которые превращаются в центры притяжения.

По его мнению, регион может претендовать на статус международного, когда в нем создаются одно или два крупных "интеграционных образования, к которым тяготеют соседние страны" (с. 55). Такая позиция заслуживает внимания и дальнейшего уточнения, согласиться с ней безоговорочно трудно. В качестве примеров таких регионов названы ЕС, НАФТА, АСЕАН, ЕврАзЭС и ряд других схожих крупнейших интеграционных объединений. То, что они выполняют системообразующую роль в мировом хозяйстве, очевидно, но определение их как международных регионов мало что добавляет. Возможно ли применить ныне такую категорию к Евразии? Полагаю, что нельзя, тем более, что в этом мегарегионе политические интересы преобладают над экономическими, а экономические позиции, с точки зрения его положения в мировом хозяйстве, слабы, как показано авторами книги.

Оживление идеологии евразийства в сегодняшней России происходит на фоне сильных дезинтеграционных тенденций на постсоветском пространстве, - закономерное следствие распада СССР и формирования новых государств. Процесс прошел через стадию жесткой дезинтеграции, характерной чертой которой, по мнению Л. Б. Вардомского, были глубокий экономический спад, ослабление хозяйственных связей, сложившихся в СССР.

"Новые государства стали двигаться по своим никак не согласованным траекториям развития, постепенно отдаляясь от своего советского стр. наследия" (с. 79). Вводились торговые ограничения - типичное проявление шоков трансформации. Быстро менялась география их внешней торговли, возрастал приток частного иностранного капитала, в котором были остро заинтересованы все страны СНГ, но инвестиции были направлены в первую очередь в Азербайджан, Казахстан, Россию и Украину как наиболее жизнеспособные государства. Жесткая дезинтеграция была временем, когда каждый член СНГ искал путь выживания в условиях тяжелой рецессии (табл. 4, с. 80). С началом XXI столетия обозначился переход к мягкой дезинтеграции, экономика стран на евразийском пространстве становилась более устойчивой, хотя степень относительной стабильности у них была разной. Л. Вардомский связывает этот процесс с воздействием глобализации, экспортом энергетических ресурсов.

Дезинтеграция дополнялась политикой протекционизма национальных правительств, защищающей внутренний рынок, особенно при ухудшении внешнеэкономических условий, как показал опыт мирового хозяйственного кризиса.

Сложности отношений между субъктами евразийского пространства, своеобразие их постсоветских режимов не помешали тому, что этот "особый регион на карте мира", как определяет его Л. С. Косикова (с. 94), неизменно привлекает повышенное внимание со стороны не только ближних, но и далеко расположенных государств. Это определяется его стратегическим положением и экономическим потенциалом, доля СНГ в мировых ресурсных запасах "оценивается в диапазоне 30 - 40 млрд. долл." (рис. 1, с. 95), население региона 285 млн. человек - вдвое ниже, чем, например, население ЕС (585 млн.), но рынок труда в южных республиках СНГ характеризуется постоянной избыточной рабочей силой.

Как отмечено в гл. 5, сохраняется существенное отставание региона по доле в мировом ВВП - всего 4.53%, доля России в этом показателе 3.28%, остальных стран СНГ - меньше единицы у каждой (с. 100). Отставание проявляется в низком рейтинге глобальной конкурентоспособности всех стран СНГ, они располагались в нулевые годы во второй его части. Относительно остальных чуть лучше были показатели Азербайджана- 57-е место из 139 стран в 2010 г., и 63-е - России (табл. 12, с. 105). Большинство из них оказались беспомощными в условиях мирового финансового кризиса, что отразилось в падении ВВП (до 15% на Украине). Рост спроса на сырьевые товары, в первую очередь нефть, способствовал выходу из кризиса стран с запасами углеводородов. Лондонский Economist констатировал: "Семь десятых всего увеличения добычи нефти за пределами ОПЕК имеет место в Центральной Азии"2. Комплекс этих условий дал основание для пессимистического вывода Л. Косиковой: "...влияние России на экономику других стран постсоветского пространства снижается" (с. 105).

Относительно новым явлением стало превращение РФ в страну - реципиента рабочей силы, в первую очередь неквалифицированной. По данным МОТ, 85% всех мигрантов из Киргизии, до 60% о из Белоруссии, Армении, Украины, 40% из Молдовы направляются в Россию. Из-за глубокого демодинамического спада такой характер миграции, видимо, сохранится на долгий период, несмотря на ряд отрицательных последствий (рост напряженности на рынке труда в России, обострение ксенофобии, торможение механизации из-за притока извне дешевой рабочей силы).

На взаимодействии между странами СНГ отрицательно сказывается слабость позиции России на мировом рынке наукоемкой продукции с долей всего лишь порядка 0.5%. Это особенно очевидно на фоне нарастающей активности внешних игроков, стремящихся к расширению своих позиций на евразийском пространстве, крупнейшими из которых выступают КНР, ЕС и США. Каждый из них располагает крупными финансовыми и технологическими, что не менее важно, ресурсами. (Замечу, кстати, что пока еще их политика в регионе не отягощена комплексом "старшего брата", который время от времени прорывается в отношениях России с другими странами СНГ.) К. Н. Брутенц и С. П. Глинкина в гл. 8, разбирая политику этих государств в регионе, подчеркивают, что "Центральная Азия стала - и в долгосрочном ракурсе останется приоритетным направлением политики Соединенных Штатов". Примерно то же самое сказано об особом месте Украины в американской стратегии проникновения на постсоветское пространство (с. 143). Наверное, целесообразно более четко разделять стратегии по отношению к разным странам Евразии. Такое отличие очевидно на примере китайского продвижения в Центральную Азию. Методы хорошо знакомы жителям российского дальневосточного региона - массовые поставки товаров народного потребления, рабочие места в производствах, обслуживающих экспорт в КНР.

Интересен анализ действий трех гигантов -США, Китая и ЕС, проведенный Б. А.

Шмелевым. Исследователь показывает, какими различными методами они стремятся к одной и той же The Economist. 17 December. 2011. P. 18.

стр. цели - закрепить свои позиции на евразийском пространстве. Читая гл. 8, невольно приходишь к выводу, что успешнее действует Китай, используя территориальную близость к региону и, как отмечалось ранее, свое участие в ШОС (с. 151). Не случайно в канун юбилейного - десятого саммита ШОС, проводившегося в Астане в июне 2011 г., между Китаем и Казахстаном было заключено соглашение о валютном свопе юань/тенге в объеме 1 млрд. долл. Казахстан получил также от китайского Банка развития кредит - 1. млрд. долл.

Признавая трудности борьбы за влияние в регионе, Б. Шмелев все же полагает, что Россия сохраняет свою особую роль в реализации евразийского мегапроекта, при всех противоречиях интересов его участников.

Подписание странами - участницами СНГ документов, определявших основные направления сотрудничества в военно-политической и экономической областях, не привело к созданию ими военного союза. Автор считает дезинтеграционные процессы доминирующими на постсоветском пространстве, констатируя при этом высокий потенциал конфликтогенности во взаимоотношениях стран-участниц (с. 166). Это не в последнюю очередь связано с застарелыми экономическими и финансовыми проблемами России, что ограничивает ее возможности выступать в качестве безусловного лидера в хозяйственных отношениях с другими странами СНГ. "Евразийство для России крайне затратно, - подчеркивает исследователь. -Россия, сама остро нуждающаяся в ресурсах для проведения модернизации, не в состоянии отвлекать их в значительных объемах для использования на постсоветском пространстве" (с. 181). Представляется рационально уместной, своевременной такая оценка Б. Шмелевым практического аспекта евразийского хозпроекта. И еще один фактор - о нем недостаточно говорят и пишут, -на который обратил внимание автор. Речь идет о недоброжелательности правящих элит стран СНГ (при всей относительности, специфичности применения самого понятия элиты в данном контексте) по отношению к российскому бизнесу, их стремлении ориентироваться на Запад, в первую очередь на США и ЕС (там же).

Заслуживает внимания представленный Т. В. Соколовой анализ роли и значения социальных составляющих на евразийском пространстве. (По моему мнению, эту главу лучше было бы разместить ближе к гл. 10, посвященной цивилизационным факторам.) Социальные показатели сведены в таблицу, на основании которой дана общая характеристика этой сферы до начала XXI в. как "хаотичной" (с. 123). Особенно впечатляет массовая бедность - основная причина масштабной миграции из стран СНГ. В книге правильно отмечается, что в социальной сфере на евразийском пространстве сохраняются сильные влияния советского прошлого - упования на государство, уравниловка на низовом уровне, что можно характеризовать как "патерналистскую модель социальной справедливости" (с. 135). Как и во всех постсоветских государствах, она сосуществует с открытым дележом национальных природных ресурсов, корруптивным растаскиванием бюджета и быстрым беспредел-обогащением верхушки бюрократии.

Видимо, это надолго, поскольку массовая бедность и резкое неравенство в распределении доходов крайне медленно поддаются положительным сдвигам, учитывая стремление верхов, местных топ-элитариев любой ценой сохранять, пролонгировать свою власть.

Определенный пессимизм просматривается при рассмотрении в книге многочисленных интеграционных проектов на территории СНГ (М. Ю. Головнин, Д. Л. Ушкалова, А. Е.

Якушева).

Интеграция необходима постсоветским странам в силу объективных условий. В этой связи заслуживает внимания тезис-позиция о необходимости в эпоху глобализации учитывать емкость внутреннего рынка, которая "должна составлять не менее 250 - млн. потребителей" (с. 199). Ни одна из стран Евразийской зоны такой численностью населения не располагает. Опыт же соседей-гигантов - Индии и КНР - показывает, насколько важен этот фактор для достижения стабильности экономического роста.

Характерно, что в своем выступлении на заседании Думы (апрель 2012 г.) В. В. Путин выделил в качестве одного из пяти приоритетов России укрепление позиций страны в мире прежде всего через новую интеграцию на евразийском пространстве: "Наш следующий шаг - запуск с 2015 г. проекта Евразийского экономического союза"3.


Авторы главы резонно полагают, что развитие сотрудничества, особенно в самой насущной -финансовой сфере, требует выполнения ряда условий, в первую очередь заинтересованности таких государств, как Россия и Казахстан, с более широкими инвестиционно-финансовыми возможностями (с. 211). (Ранее, отметим, упоминалась затратность евразийства для нашей страны.) Важно, что подчеркнута необходимость отхода "от заведомо невыполнимых (в том числе порожденных политическими амбициями) целей" (с. 212).

http://newsmail.rupolitics/8620811/ стр. Положительным примером выглядят цивилизационные аспекты сотрудничества стран СНГ, охарактеризованные в гл. 10 (М. П. Стрепетова). Правда, ее название, на мой взгляд, слишком длинное и тяжеловесное, не уверена в уместности прилагательного "диаспорные" применительно к аспектам. Автор права, утверждая, что сотрудничество в культурной, образовательной, научной областях "в общественном сознании народов бывших республик воспринимается значительно позитивнее, чем интегрирование в других сферах" (с. 216). К сожалению, в этих вопросах особенно важен временной фактор.

Это в первую очередь относится к сохранению позиций русского языка, который вытесняется из образовательных и официальных учреждений, оставаясь (пока еще) языком межнационального общения. Поможет ли сохранению его позиций предложение третьего Всемирного конгресса соотечественников (Москва, 2009 г.) о создании механизма правовой поддержки соотечественников за рубежом? Оно характеризуется в книге как "новая модель взаимодействия с российской диаспорой на основе партнерских отношений" (с. 219). Неясно, однако, что конкретно имеется в виду под таким продвинутым, модернизированным партнерством, какие формы, инструментарий, алгоритмику оно предполагает.

М. Стрепетова считает, что "предпринимаются попытки воссоздания разрушенной единой образовательной системы, адекватной новым реалиям" (с. 230). Это отвечает высокому рейтинг-месту, которое ныне занимает образование в приоритетах большинства государств. Но, с учетом отставания стран СНГ, продвижение в высоко конкурентной образовательной сфере также требует немалых финансовых ресурсов, а главное, применения новых образовательных технологий. Их слабость - серьезное препятствие росту сотрудничества стран СНГ и России в гуманитарной области, пока еще, как полагает автор, интерес к этому направлению сохраняется (там же). Но конкуренция например, со стороны Турции - явно нарастает.

Своего рода концептуальным заключением можно считать гл. 11 (Л. Б. Вардомский, Л. З.

Зевин) со сложным названием - "Проблемы развития евразийского центра в полицентричной системе глобальной экономики", стилистически громоздким и перегруженным. Выскажу свое мнение, что это задача на длительную перспективу.

Приведенные участниками монографии сведения, их оценки показывают, что противоречия и экономическая слабость стран СНГ не способствуют формированию такого евразийского центра. Если подходить с практических позиций, как во многом сделали авторы рецензируемой книги, то на повестке дня стоят проблемы хозяйственного освоения огромной территории, причем не только и не столько за счет добычи полезных ископаемых. Нужна современная экономическая и социальная инфраструктура, без которой регионализм будет носить номинальный характер. Еще шире -нужна модернизация "...как технологическое восстановление и обновление действующего производственного потенциала и ускоренное развитие высокотехнологичных видов деятельности" (с. 237). Не совсем ясно, есть ли что восстанавливать, или же речь идет о новом "издании" индустриализации? Очевидно, что советский опыт, с упором на крупные производства в отраслях тяжелой промышленности, ныне не может быть использован, он принадлежит другой цивилизационно-исторической эпохе. Приведенные в главе варианты развития евразийского центра разумны, только вот с их практической реализацией пока плохо.

Резюмируем: авторы вложили много сил в анализ остро современной и противоречивой трактовки проблемы евразийства, привлекли обширный статистический материал, солидную библиографию. К сожалению, в тексте есть повторы. Аббревиатуры, конечно, необходимы, но когда их много, а часть из них сравнительно редко используется (СУАР, ЕПР, МФГС и т.п.), наверное, нужно отдельно давать расшифровку в Примечаниях.

Полагаю, что в книге нужно было уделить специальное внимание проблеме наркотрафика:

страны Центральной Азии ныне являются и транзитерами, и поставщиками наркотиков, что представляет собой растущую угрозу для России.

В ближайшей перспективе экономическое содержание современного евразийства объективно будет усиливать свое значение на фоне мощной динамики АТР. Речь идет о России, ее месте в этом мегалокусе. Разработку темы, с учетом быстроменяющихся условий мирового хозяйства, необходимо продолжить, хотя на этом пути, как и в самой концепции евразийства, возможны неожиданные и не всегда легкие для анализа повороты, коллизии. Но к ним надо быть готовыми.

Ключевые слова: евразийство, Евразия, жесткая и мягкая дезинтеграция, международный регион, постсоветское пространство, внешние игроки.

Е. БРАГИНА (braglen@mail.ru) стр. УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В Заглавие статьи 2012 г.

Мировая экономика и международные отношения, № 12, Декабрь Источник 2012, C. 123- Место издания Москва, Россия Объем 36.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ И МАТЕРИАЛОВ, ОПУБЛИКОВАННЫХ В 2012 г.

МИР В НАЧАЛЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ К. Брутенц. Великая геополитическая революция Н. Вишневская. Безработица в странах ОЭСР - эволюция взглядов и политики Н. Гоффе. Влияние кризиса на занятость и безработицу А. Ерошкин, М. Петров. Новые тенденции взаимодействия развитых и развивающихся стран в инновационной сфере В. Загашвили. Региональный вектор интеграционной политики России М. Клупт. Страны Запада: будущее мильтикультурализма в зеркале занятости А. Кузнецов. Транснациональные корпорации стран БРИКС В. Миловидов. Философия финансового рынка Л. Фитуни. "Арабская весна": трансформация политических парадигм в контексте международных отношений Л. Фитуни, И. Абрамова. Закономерности формирования и смены моделей мирового экономического развития Ю. Шишков. "Невозможное триединство" в эпоху финансовой глобализации А. Эльянов. Глобализация и развитие ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ А. Анин. ПРО США - подрывающий доверие потенциал Т. Аничкина. Конвенциональное высокоточное оружие в современном стратегическом контексте А. Арбатов. Ядерное разоружение: тупик или пауза? М. Башаратьян. Военно-политическая безопасность Центральной Азии и роль ОДКБ в ее обеспечении В. Белоус. Проблемы повышения эффективности участия России в Совете Россия-НАТО И. Добаев. Террористические исламистские организации на Северном Кавказе: влияние экзогенного фактора А. Калядин. Антиракетные дебаты: две тенденции в экспертном сообществе С. Ознобищев, П. Топычканов. Развитие "региональных" ракетных потенциалов и систем ПРО И. Радиков, Я. Лексютина. "Мягкая сила" как современный атрибут великой державы М. Шишацкий. Оперативная совместимость в условиях многосторонних операций: миф или реальность?


ЭКОНОМИКА, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ О. Горленко. Регулирование рекламной деятельности в России и за рубежом И. Гришин. Стимулирование и динамизация занятости: рецепт 4, flexicurity Р. Зуйков. Истоки глобального кризиса: к разработке концепции движения международного мобильного капитала М. Колосницына, М. Ситдиков. Макродетерминанты здорового образа жизни А. Маслеников. Регулирование рынка энергетических деривативов С. Матросов. Финансовые инновации и риск-менеджмент банков В. Миловидов. Либерализм и регулирование финансового рынка Г. Монусова. Заработная плата: реакция на кризис С. Ноздрев. Юань и иена в валютной архитектуре Азии Г. Олевский. Информационно-коммуникационная составляющая современного предпринимательства стр. Е. Островская. Анализ эволюции развитых стран: методология исследования Е. Островская. Эволюция развитой экономики: факторы и механизмы Н. Панкевич. ТНК: гражданско-политический контроль в условиях денационализации А. Поливач. Проблема заниженного курса юаня в торговых отношениях США и Китая В. Семенов. Политика стабилизации экономики в Латинской Америке В. Соколов. Региональная интеграция и внутриотраслевая торговля продукцией машиностроения Е. Телегина. Глобализация рынков газа - новые вызовы А. Федоровский. Эволюция АТЭС и перспективы региональных интеграционных процессов Л. Худякова. Международные финансовые центры в многополярном мире НАУКА И ИННОВАЦИИ Н. Гаврилова. Опыт инновационного развития Финляндии и Израиля В. Пчелинцев. Региональные инновационные системы: опыт Финляндии Т. Черноморова. Региональная инновационная политика Великобритании СОВРЕМЕННЫЙ ФЕДЕРАЛИЗМ И ФЕДЕРАТИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ М. Фарукшин. Этнофедерализм: российский и зарубежный дискурс ТЕОРИЯ ПОЛИТИКИ В. Мартьянов. Глобальный модерн: от мироэкономики к мирополитике СОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ С. Творогова. Факторы эффективности зарубежных стажировок ЕВРОПА: НОВЫЕ РЕАЛИИ Т. Андреева. Миротворчество по-британски в 1990 - 2000-х годах Н. Арбатова. Кризис и Европейский союз: политические аспекты С. Бирюков, А. Коваленко. Восточная Европа: евроскептицизм и правоконсервативный тренд В. Варнавский. Новые подходы к финансированию инфраструктуры в Великобритании В. Варнавский. Системный кризис Еврозоны: экономика vs политика К. Воронов. Северные страны и ЕС: формула и конфигурация внутренней безопасности Д. Данилов. От Ванкувера до Владивостока: перекрестки общего пространства безопасности А. Девятков, А. Макарычев. "Восточная политика" Германии: экспертные оценки и политические перспективы Н. Еремина. Парадипломания: новый голос регионов в современном дипломатическом концерте?

П. Кандель. Демократия на Балканах и не только П. Кандель. Мнимое "землетрясение" Д. Кондратов. Последствия европейского долгового кризиса и перспективы зоны евро Ю. Королев. Исландия: уроки кризиса Н. Лапина. Новый этап в формировании инновационной экономики: опыт Франции В. Мартынов. Региональные особенности современной Сербии Г. Нелаева, З. Гизатуллина. Политико-правовые аспекты создания международного трибунала по бывшей Югославии В. Оленченко. Банковский сектор Прибалтики Д. Офицеров-Бельский. Польско-германский тандем в меняющейся Европе Н. Павлов. Россия и Германия перед вызовами XXI века М. Стрежнева. Эволюция торговой политики Европейского 8, союза А. Терентьев. Британия Дэвида Камерона О. Трофимова. Средиземноморская политика ЕС в свете интеграционных процессов С. Хенкин. Испания в полосе турбулентности Е. Черкасова. Испания и конфликт вокруг Западной Сахары Ю. Шишков. Кризис Еврозоны: выводы для архитекторов ЕврАзЭС стр. ЕВРОПЕЙСКИЕ ДИАЛОГИ Россия и Западная Европа: когда пути разошлись? США: ПОЛИТИКА И ОБЩЕСТВО С. Костяев. Лоббизм мусульманских стран в США Г. Никольская. Иммиграционная политика США в начале XXI века Е. Сидорова. Особенности еврейской диаспоры в США Э. Соловьев. Российско-американские отношения в предвыборном контексте А. Шакиров. США: официальная помощь развитию А. Эльянов. США на этапе догоняющего развития ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ: ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Е. Арапова. Интеграция стран Восточноазиатского саммита и интересы США Северная Корея перед лицом коллапса: внутриполитическая и социально-экономическая ситуация А. Симония. Мьянма на пути к демократии Д. Стрельцов. Япония: курс на присоединение к транстихоокеанскому партнерству КИТАЙ: ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И. Насибов. Научно-технический потенциал Китая: итоги и перспективы развития В. Таций, И. Томберг. Прямые инвестиции Китая: политика и экономика БОЛЬШОЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК А. Высоцкий. Американо-Саудовское партнерство: исторические мотивы и новые выводы Д. Малышева. Афганский эндшпиль и региональная безопасность В. Куршаков. Шиитский фактор во внешней политике Ирана РОССИЯ: ЭКОНОМИКА, ПОЛИТИКА Е. Гонтмахер. Проблема старения населения в России И. Иванов. Импорт и импортзамещение в России В. Оболенский. Россия и ВТО: обязательства, возможности, риски И. Ситнова. Причины российской бедности: структурный и ментальный уровни С. Сутырин. Так ли долог был путь? АРКТИКА: НОВЫЙ РЕГИОН МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ Т. Тимашова. Политика Канады в Арктике НА ПОСТСОВЕТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ К. Боришполец, С. Чернявский. Российско-белорусские отношения: угрозы реальные и мнимые Р. Джабиев. Теневая экономика и коррупция в Азербайджане В. Пантин, В. Лапкин. Внутри- и внешнеполитические факторы интеграции Украины с Россией и ЕС Н. Шумский. Региональные экономические объединения государств Содружества МИГРАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ А. Бадаева. Праворадикальные партии и иммиграция в странах Скандинавии Л. Бакшеева, В. Бубликов. Российские иммигранты в Аргентине: социологический анализ сообщества Я. Стрельцова. Президентские выборы во Франции и России: проблемы иммиграции и идентичности И. Цапенко. Глобальный экономический кризис и рынок труда мигрантов МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ N 12 стр. СТРАНЫ И РЕГИОНЫ О. Бирюкова. Зарубежный опыт создания региональных рынков услуг Е. Брагина. Массовая бедность как феномен афро-азиатского ареала К. Вильнин. Межэтнический конфликт в Шри-Ланке: причины и основные этапы развития Э. Дабагян. Бразилия на мировой арене Э. Дабагян. Китайский прорыв в Латинскую Америку Д. Мынкин. Развитие инфраструктуры - вызов для интеграции стран АСЕАН Н. Ульченко. Новый путь Турции? Р. Хасиев. Последствия китайской "политики дамб" для стран Индокитая ИЗ ИСТОРИИ ИМЭМО П. Черкасов. Время реабилитации (1983 - 1985 гг.) СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО И СМИ Т. Ровинская. Пиратские партии: политический продукт информационного общества СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ Бразилия и Россия: различные траектории развития? 10, Вьетнам: постсоциалистический "тигр" 2, Феномен НИС: эволюция и современность 7, УЧЕНЫЙ СОВЕТ ИМЭМО РАН Трансформация государственной научной политики НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ "Альтернативный капитализм" или альтернатива капитализму? 7, О проблемах безопасности и сотрудничества в Северо-Восточной Азии Е. Рашковский. Россия и ее соседи: духовные и общественные проблемы ТОЧКА ЗРЕНИЯ К. Воронов. Глобальный кризис: подрыв системы международной безопасности А. Мальцев. Модернизационная парадигма: теоретические подходы и исторический опыт Ю. Нисневич, Д. Стукал. Многоликая коррупция и ее измерение в исследованиях международных организаций В. Столяров. ВВП: мифы и реальность А. Суздальцев. Белорусский политический класс в условиях экономического кризиса 2011 г.

А. Тауш. Геостратегические соображения по поводу циклов Кондратьева, глобализиции и войн КРУГЛЫЙ СТОЛ События в Северной Африке и на Ближнем Востоке: 6, международные факторы М. Чешков. "Арабская весна" и судьбы постсоветских государств ВОЗВРАЩАЯСЬ К НАПЕЧАТАННОМУ А. Михайленко. Неудачный прыжок В. Красильщиков. Догоняющее развитие: умозрительные конструкты и реалии ВОКРУГ КНИГ А. Аганбегян. Фундаментальный труд о мировом развитии (Стратегический глобальный прогноз - 2030. Под ред. академика А. А. Дынкина. (ИМЭМО РАН) Москва, "МАГИСТР", 2011, с.) А. Батяева. Рынок труда: человеческий капитал в отечественной экономике. (Российский работник: образование, профессия, квалификация. Под ред. В. Е. Гимпельсона и Р. И.

Капелюшникова. (НИУ ВШЭ) Москва, Издательский дом Высшей школы экономики, 2011, 574 с.) стр. Е. Брагина. Прошлое прорастает в настоящее (А. М. Петров. Международное экономическое общение в истории Востока.

(Институт востоковедения РАН - МГУ им. М. В. Ломоносова, Институт стран Азии и Африки) Москва, "Ключ-С", 2010, 208 с.) Е. Брагина. Евразийская конфигурация-XXI (Евразия в поисках идентичности. Отв. ред. С.П. Глинкина, Л. З. Зевин. Москва Санкт-Петербург, "Нестор-История", 2011, 256 с.) Р. Гринберг. Научное наследие академика И. Д. Иванова и проблемы отечественной экономики (И. Д. Иванов. Российские предприятия в открытой рыночной экономике. (Научно исследовательский университет Высшая школа экономики) Москва, Общество сохранения литературного наследия, 2011, с.) Н. Загладин. В поисках реалистической стратегии модернизации (Инновационная модернизация России. Политологические очерки.

Под ред. Ю. А. Красина. Москва, Институт социологии РАН, 2011,253 с.) Н. Иванова. Студентам о Евросоюзе (Экономика Европейского союза. Учебник. Под ред. Р. К. Щенина. Москва, "КноРус", 2012, 560 с.) Л. Истягин. Извлекая уроки (Е. М. Примаков. Мысли вслух. Москва, "РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА", 2011,207 с.) Л. Истягин. На геостратегическом перекрестке (Международные отношения в Центральной Азии: события и документы. (Учебное пособие для студентов вузов) А. Д. Богатуров, А. С. Дундич, В. Г.

Коргун и др. Отв. ред. А. Д. Богатуров. Москва, "Аспект Пресс", 2011, 549 с.) Л. Истягин. Евроинтегральное миротворчество: акции, потенциалы, системность (Европейский союз и региональные конфликты. Отв. ред. Н. К. Арбатова, А. М. Кокеев. Москва, ИМЭМО РАН, 2011, 143 с.) А. Каменский. Бедное хозяйство богатейшей страны (А. С. Булатов. Национальная экономика. Учебное пособие. Москва, "Магистр" - "ИНФРА-М", 2011, 304 с.) Ю. Квашнин. Южный вектор стратегии ЕС: позиции, приоритеты, инструментарий (О. Е. Трофимова. Эволюция средиземноморской политики Евросоюза: путь от сотрудничества к интеграции. Москва, ИМЭМО РАН, 2011, 122 с.) В. Колосов. Политическая география мира в XXI веке: новый учебник для студентов-политологов (И. М. Бусыгина.

Политическая география. Формирование политической карты мира. Учебник. Москва, "Проспект", 2010, 384 с.) В. Кудров. Два "крыла" хозяйственного подъема (М. В. Клинова. Государство и частный капитал: от теории к практике взаимодействия в европейских странах. (Институт мировой экономики и международных отношений РАН) Москва, "Магистр", 2011, 400 с.) Н. Куричев. Пространство имеет значение: геотерриториальный фундамент глобальной экономики (I. R. Baldwin, R. Forslid, P.

Martin. Economic Geography and Public Policy. Princeton University Press, 2011, 487 p.;

II. The Handbook of Evolutionary Economic Geography. R. Boschma, R. Martin (eds.). Cheltenham, "EdwardElgar", 2011, 474p.;

III. The Handbook of Regional Innovation and Growth. P. Cooke, B. Asheim, R. Boschma, R. Martin, D. Schwartz and F. Todtling (eds.). Cheltenham, "EdwardElgar", 2011, 524p.;

IV. A. Leyshon, R. Lee, P. Sunley. The SAGE Handbook of Economic Geography. London, SAGE Publication, 2011, 350 p.) В. Марцинкевич. Преодоление "советской модели" и стратегия развития России-XXI (В. М. Кудров. Россия и мир: экономика России в мировом контексте. Изд. 2-е, испр. и доп. Санкт Петербург, "Алетея" - Москва, НИУ ВШЭ, 2010, 575 с.) В. Оболенский. Рецессионный "маятник" и приоритеты экономической политики (Абел Аганбегян. Экономика России на распутье.... Выбор посткризисного пространства. Москва, "АСТ" "Астрель", 2010, 379 с.) В. Оболенский. Социально-экономические модели, технологическое лидерство и "формула" роста (В. М. Кудров.

Международные экономические сопоставления и проблемы инновационного развития. Москва, Юстицинформ, 2011, 616 с.) А. Пилясов. Географическая экономика знания: время собирать камни (Рышард Доманьский. Экономическая география:

динамический аспект. Пер. с пол. Москва, "Новый хронограф", 2010,374 с.) И. Прохоренко. Национальные интересы в интерпроекции: государство, полиэтнос, общество (О. Н. Быков. Национальные интересы и внешняя политика. Москва, ИМЭМО РАН, 2011, с. ("Библиотека Института мировой экономики и международных отношений")) стр. М. Рыхтик. Арктика в фокусе геополитических интересов (В. Н. Конышев, А. А. Сергунин. Арктика в международной политике:

сотрудничество или соперничество? Под ред. И. В. Прокофьева.

Москва, Российский институт стратегических исследований, 2011, 194 с.) А. Сидоров. "Новый курс" по-французски (Ю. И. Рубинский. Франция. Время Саркози. Москва, "Международные отношения", 2011, 320 с. ("Лица современной политики")) Е. Смирнова. Ренессанс в "высоком городе": сотрудничество, идентичность, инициативность (Вишеградская Европа: откуда и куда? Два десятилетия по пути реформ в Венгрии, Польше, Словакии и Чехии. Под ред. д.и.н. Л. Н. Шишелиной. (Серия "Старый Свет - новые времена". Рук. серии - академик РАН Н. П.

Шмелев) Москва, "Весь мир", 2011, 564 с.) В. Соколов. Коммерциализация государства и социальная ответственность (Колин Крауч. Постдемократия. Пер. с англ. Н.

В. Эдельмана. (Государственный университет - Высшая школа экономики) Москва, Издательский Дом Государственного университета - Высшей школы экономики, 2010, 192 с.) М. Харкевич. Глобальный интерполитикум: трансформация переговорного пространства (I.М.М. Лебедева. Мировая политика.

Учебник для бакалавров. Москва, "КноРус", 2011, 256 с;

II. М. М.

Лебедева. Технология ведения переговоров. Москва, "АспектПресс", 2010, 193 с.) Е. Черкасова. Изгибы и тупики баскского "лабиринта" (С. М. Хенкин, Е. С. Самсонкина. Баскский конфликт. Истоки. Характер.

Метаморфозы. Москва, "МГИМО-Университет", 2011, 379 с.) Вышли из печати 1, 4, 5, ПОПРАВКА К сожалению, при наборе Содержания N 11 за 2012 г. (в русском и английском вариантах) пропущена фамилия автора материала "Время реабилитации (1983 - 1985 гг.)" -П.

Черкасов (P. Cherkasov) (рубрика "Из истории ИМЭМО"). Редакция журнала приносит свои извинения автору.

стр.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.