авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 ||

«Международная литературно-публицистическая газета. №4 (4), сентябрь 2011 г. Г а з е т а в ы х о д и т е ж е м е с я ч н о. К о н т а к т ы д л я у ч а с т и я и с о т р у д н и ч е с т в а : dzina2011 ...»

-- [ Страница 2 ] --

Во всю листопадит *** На мужской и трезвый взгляд – Напрасно грыз я карандаш, напрасно И так сентябрит, Россия конца двадцатого века в Кончалось лето. Отгорали рощи.

Рукою тер уставшие виски.

Что зябко при взгляде одном слове – распродажа. И был никто ни в чем не виноват.

На зелень зари.

И понял я, когда уж друг за другом *** Да в чем? Зачем? Осенняя остуда Во всех дворах запели петухи, В России денежные и народные Приносит чувствам новый поворот – Уют уворован, Что прежде нужно походить за плугом, массы давно не пересекаются. Включаешь свет и ждешь уже не чуда, Остался простор, А уж потом – садиться за стихи. А только дня, когда оно пройдет.

И каждая крона – *** Голодный костер. Такой шикарной столицы, как *** РОДИНА Москва, нет ни в одной другой Меняются тревожные картины Осенние краски нищей стране. Столиц, морей, роящихся светил.

Горят – не сгорят.

Горят серебряные росы, Земную жизнь пройдя до половины, Печален и ласков *** Ликуют трели соловья, Стою в лесу, как Данте говорил.

Красивые ребята сейчас у власти, а Исход октября.

Шумят красавицы березы – она сама такая безобразная. Но в тридцать лет овражки и низины Все это родина моя.

Уже зовут неведомо куда, Как след самолета *** И еле слышно рвется пуповина Поля, засеянные рожью, Прямые дымы… Российская вертикаль власти С землей разлук и рабского труда.

И опустевшие поля, Есть горькое что-то воткнута в живое тело народа.

Дороги шум и бездорожье – На грани зимы. И я уже ищу в разливе птичьем, Все это родина моя. *** Не эха, чтоб кружилась голова, II Политика – грязь. Не зря же туда И не крутую живопись отличий, Глаза девичьи, как агаты, Сиреневы рощи лезут всякого рода свиньи. А признаки духовного родства.

Блестят, но чаще вижу я На фоне зари, Глаза, в которых боль утраты, - *** Серебряный росчерк Что в остром зренье, знающем детали Все это родина моя. Взятка – наш рулевой. Бесчисленных коряжин и осок?

На небе горит.

Век изменился и глаза устали, *** Сходи на праздник, полюбуйся: И только сон по-прежнему высок.

Обуглились кроны, Коррупция есть кормилица. Кто же Веселье бьет через края, Погас, пропылав, ее даст в обиду? Пусть птицы мне щебечут:

Но сторонись хмельного буйства, - Осенней короны «Что ты! Что ты?»

Все это родина моя. Недолгий расплав. *** Я говорю им: «Ближние мои!

Чтобы найти справедливость Нет у меня ни веры, ни работы, Блеск куполов столицы древней, Но под ноги брошен – в российском суде, надо много Ни счастья, ни удачи, ни семьи.

Величье русского Кремля Бог взял, Бог и даст – поплутать.

И обнищавшие деревни – Осенней пороши Я так уже свободна от земного, Все это родина моя. *** От дум, а в думы отлюбив любовь, Недолгий контраст.

Чем изощреннее прихоти российской Что я могла б вполне родиться снова.

Небезопасно наше море, элиты, тем страшнее будет русский бунт. Да стоит ли рождаться вновь и вновь?».

Небесная нота… Опасны небо и земля;

Просторы немы.

И сердце рвет людское горе, - *** *** Есть светлое что-то Все это родина моя. Факелы дворянских усадьб ничего не Этюдник. Палитра. Треножник.

На грани зимы. высветили в сознании современных Секунды и вечности сдвиг.

российских богачей. Пока ты немного художник, *** *** Рисуй этот призрачный миг.

Я обойдусь без хлеба и тепла, Гулок воздух ночей, *** В горах – без связки, Не богатство вызывает ненависть, а В парке всплески сирени. Рисуй за околицей серой в лодке – без весла;

способ его обретения. Бульдозером срытый погост.

Здесь звенит соловей, Чтоб отыскать дорогу к очагу, И чистую детскую веру Так щемяще серебрян.

Без звезд на небе обойдусь в пургу.

*** Протянутых в небо берез.

Человек труда в России вновь занял Первый утренний шум, Без помощи – в жестокий час беды, подобающее ему место – в лакейской. На этой окраине ржавой, И росу на травинке, В горячий полдень – без глотка воды, Не нужной уже никому, И весну запишу Изменит друг – слезами обольюсь, *** Рисуй ты Россию державой, На зеленой пластинке.

От боли закричу, но обойдусь. Единственное лекарство, которое Плывущей сквозь вешнюю тьму.

всегда доступно всем, - время.

Я обойдусь без денег и огня, На пластинке листка – Пускай ты и глупый, и тленный, Лишь только ты не разлюби меня. *** Ну хотя бы от клена – Но там в небесах без конца Мудрые приходят и уходят – вот Вселенная – светит вселенной.

Не разлюби меня – я так боюсь, На мотив ветерка, самая большая глупость бытия. Творец – понимает творца.

Что без твоей любви не обойдусь. На пластинке зеленой… Сентябрь 2011 г.

Международная литературно-публицистическая газета г.Смоленск Александр ЛЕВЧЕНКО Выпускник историко-филологического факультета Смоленского пединститута (1971 г.). Печатался в районных и областных изданиях.

*** Дома еще бодрствует зима.

Пишет мама, выпал снег опять.

Анатолий КОРНИЕНКО Белый – как листки ее письма, Лариса МАЛЛЕР Анатолий ИВАНОВ Робкий – как вопрос: когда же ждать?

Выпускник историко-филологического фа- Выпускница историко-филологического Родился в д.Еськово Духовщинского райо культета 1967 г. Автор нескольких сборников сти- факультета Смоленского пединститута (1971 г.) на Смоленской области. Выпускник историко Мама, а у нас уже весна!

хов, изданных в Смоленске. Член Союза писателей Публиковалась в альманахах смоленской филологического факультета Смоленского пе Звон капели слышен поутру.

России. Живет в поселке Озерный Смоленской об- поэзии. Готовится к выходу сборник ее стихот- динститута (1971 г.). Автор четырех сборников ласти. В подборке - стихи из новой книги поэта. ворений. Живет в Смоленске. Я хмелею, словно от вина, стихов и нескольких аудиоальбомов с песнями, изданными в Санкт-Петербурге. Член Союза На прогорклом мартовском ветру.

*** писателей России и Союза журналистов России.

*** Стою, ошеломленный, пред веками: Лауреат и дипломант республиканских, всерос Я не люблю политики, она Я прожил их или увидел в снах? Мама, у меня все хорошо. сийских и международных конкурсов и фести Чужое уворовывает право:

Уносится ненастными ветрами валей для детей и юношества и эстрадной пес Путь солдатский – долгий, Что будто бы извечно нам дана, ни. Живет в Костомукше, республика Карелия.

Моих дорог, моих мечтаний прах.

трудный путь – Что будто надо всем она управа.

Я теперь, считай, уже прошел.

Пролег мой путь от края и до края, Извечно же даны леса, трава, Подожди меня еще чуть-чуть.

На нем теперь уж ни следов, ни вех. *** Земли неторопливое вращенье, Осталась только связь времен живая – Я давно разлюбил этот город - Москву, Молитвы чудотворные слова Та, что сближала и роднила всех. Превратившийся в язву на теле России, Здесь весна, а город мой в снегу.

И вещая строка стихотворенья. Потому что люблю и Россией живу, На деревьях – белая тесьма… До сей поры стою я рядом с теми, И надеюсь, что люди меня бы простили.

*** Я от солнца спрячу, сберегу Кто делал мне добро, кого любил.

Вот и кончилось все, чего не было, Две снежинки – два листка письма.

А те, кто делал зло, прошли, как тени, Только знаю, что город совсем не причем, Не вернуть, понапрасну тщась.

И сам я их давно уже забыл. Что в России ослабли и вера, и силы.

Скоро грянет красавица белая Это он в сорок первом рабочим плечом *** Снегом душу мою очищать.

Уходят времена, сжимая расстоянья, Заслонил от захватчиков сердце России.

В последний раз трубач сыграет сбор, От хлама отделяя серебро.

Все, что было тобой не обещано, Прикажет командир:

И остаются в памяти Деянья Это он еще раньше дотла был сожжен, Белой дымкой припорошит… «Побольше веток!»

Да имена, что делали Добро. Чтоб врагу не досталась И опять меня что-то вещее И затрещит последний наш костер Отчизны святыня, В снежном вихре приворожит.

*** В ночной тиши студенческого лета. Но, как Феникс из пепла, Все в моей Отчизне Буду снова искать чего-то восстал снова он На бумаге гладко, И поверю опять тому, И горит, златоглавый, над миром и ныне.

Гори, костер! Сильней пылай в ночи!

Да коряво в жизни Что бывает на свете чудо, Пойми, что нелегко сейчас кому-то.

И совсем не сладко. Открестившееся от мук. Это он запускал А на груди, как звездочки, значки в звездный мир корабли, Говорится мудро, Немая память пройденных маршрутов.

Я поверю морозному небу, Проторяя дорогу к далеким планетам.

Говорится красно, К снегу светлому прикоснусь… Это он на просторах целинной земли Да живется скудно Вот и кончилось все, чего не было, Прощай, отряд! Прощай, Утверждал мощь страны И небезопасно, Что пригрезилось, словно грусть. не оружьем, а хлебом.

привычный мир.

Да душа страдает Сродни ты лишь родительскому дому.

От нелепых встрясок… Это он – и ученый, и врач, и поэт, СНЕГ Как самый драгоценный сувенир Хорошо бывает И Чайковский, и Врубель, Я сохраню застиранную форму.

В мире добрых сказок. и Юрий Гагарин, Иду по улицам обыденным, И рубиновых звезд над Россиею свет, Вечерний город в снежном сне.

И каждый год июльским теплым днем *** И все то, во что свято И вдруг объявится увиденным Когда солнца погаснут лучи Я буду провожать печальным взглядом мы верили с вами.

Никем не видимое мне.

И все дремлет вокруг, все молчит, Трепещущее на ветру огнем В тишину и во тьму прокричи – Я любил приезжать в этот город всегда – Увижу я веков заверченность, Всем нам родное знамя стройотряда.

Кто-нибудь отзовется в ночи. И безусым юнцом, и заботливым мужем.

Меня минующих стремглав.

Снежинкой на щеке у вечности А теперь мне Москва, И знаю: обязательно возьмет Когда жизнь, как полынь, загорчит, Моя простая жизнь легла. как чужбина, чужда, И потеряны счастья ключи, Меня за сердце рой воспоминаний, Да и я ей сейчас совершенно не нужен.

Песню спой иль заплачь – не молчи: Смешна существованья подлинность, И станет больно: не меня зовет Где-нибудь вспыхнет пламя свечи. Из вихря снега не уйти… Да и что в ней осталось Сигнал трубы в Республику Исканий.

И буду биться птицей пойманной от прежней Москвы, Когда стиснут беды обручи, Я в снежной нитяной сети. Что встречала всегда *** Когда сам ты без веры почти, и заботой, и лаской?

Не молчи, не молчи, не молчи: У окошка мама вышивает, Но вдруг растаю незамеченно Только Красная площадь Вспомни Бога, молитву прочти. И растворюсь в рябом снегу, У окошка мама напевает да те же мосты И эту снега дрожь извечную Песню про донского казака: Над Москвою-рекой, *** В себе почувствовать смогу.

Ой, гулял, гулял казак на воле, да куранты на Спасской.

Ты свободен, да только не очень – Много нынче свобод развелось. Меня не будет, пусть снежинка я, Вот и все.

Прежний быт твой судьбой разворочен, Но однажды повстречал он в поле Но все во мне и сквозь меня:

Лишь Рублевки богемная жизнь, И немало обид набралось. Век Пушкина и век дружинников, Янычара – лютого врага.

Лишь беспутству во всем На Мойке цоканье коня, У окошка мама вышивает, Ты свободен, да только твой выбор свет зеленый и воля… На холсте картина оживает:

Никакого добра не сулит: А Россия крестьянкой стоит у межи Принц Датский, Либо сам ты унизишься, либо Позабытого, славного, Мышкин и колодники – Тебе кто-то другой повелит. Все сквозь меня пройдет, как снег, - русского поля.

Вот сошлися, вздыбили коней… Уйдут, протянутся колонною Чуть быстрее засновала нитка, Нелегко с добротой разлучиться, В иной какой-то высший век… *** Разыгралась в поле жарко битва, И опасно доверчивым быть. Свет предвечернего неба, Только пыль да грай ворон над ней.

И, как видно, нельзя разучиться И в снежном медленном течении Золото зреющей ржи, Эту Родину горько любить. Вдруг обрету себя я вновь: Запах волнующий хлеба – Ведь нет столетья без мгновения, Засверкали сабли в быстрой сече, Это ль не радость, скажи?!

ПЛАКУН-ТРАВА Как без снежинки нет снегов. Молнии на головы, на плечи, Выйти в безветрии сонном Каждая стремительна, легка.

И вновь – слова, слова, слова… Меня обступит воздух брезжущий, К рощице белых берез Взмах-удар! Как больно и как рано Как много их, пустых и звонких! Пронзит теплом меня своим.

И колокольчиков звоном И проросла плакун-трава Спят небеса, светлы от нежности, Снова упиться до слез.

От слов тех на родной сторонке. Как будто снится детство им. Полоснуло жало ятагана, Развалило сердце казака. Эту из детства тропинку, Бело чело небес высокое, И речи льются там и тут – Тихо песню допевает мама, Рощи березовой свет, И фонари стоят тихи, Красноречивы, справедливы… Солнечных дней паутинку Вышивая склон косой кургана, Под их глазами от бессонницы Одно лишь плохо: не растут В сердце храню столько лет.

Плывут и светятся круги.

От них хлеба, не родят нивы.

Вот стежки последние легли:

Родина! Поле ржаное, И, будто одеянье брачное, И потому и близь, и даль Наверху – кургана камень черный, Звонкая песня стрижа.

Для них снега и эта высь.

Равно родимы поневоле.

А на камне этом – черный ворон, Деревьев головы прозрачные Вечно ты будешь со мною, И сердцу не мила печаль – И клонятся долу ковыли.

Извилинами вознеслись. Если бессмертна душа.

Плакун-трава на русском поле.

10 Сентябрь 2011 г. Международная литературно-публицистическая газета Литературное общество «Росток» возникло в 2009 году, когда вышел из пе Екатерина ЛЕДОВСКАЯ чати первый выпуск альманаха с одноимённым названием. Надо сказать, что идея Ольга ЧИНЯКОВА эта была абсолютно спонтанной. Дело в том, что я сама иногда сочиняю стихи, реже – прозу, в детстве грезила мечтой стать знаменитым писателем... Позже эта Студентка КГПУ им. В. П. Астафьева Студентка СФУ (филологический фа мечта трансформировалась в более реалистичное желание – выпустить хотя бы (филологический факультет). Люблю дождь, культет). Дышу стихами и рок-музыкой. Лю осень, рок-музыку, маму и шоколад.

одну свою книгу и подарить всем друзьям по экземпляру. И когда я устроилась блю путешествовать, общаться с интересными людьми, много работать и активно отдыхать. на работу, и появилась возможность сделать это за свой счёт, я стала общаться По натуре – неисправимый романтик, борец и ПОКОЛЕНИЕ с окружающими на эту тему и показывать им свои рукописи, чтобы было как бунтарь.

можно больше мнений со стороны. И обнаружилось вдруг, что многие из тех, с Я всегда твердил, что судьба – игра...

кем я разговаривала, когда-то имели подобные мечты, но забросили это дело... Я (И. Бродский) Пора бросать полёты на метле спрашивала: «А почему ты перестал писать? Сохранилось ли у тебя что-нибудь Мы давно не считаем судьбу игрой.

И начинать готовиться к экзаменам... из твоих творений?» И была очень удивлена и возмущена тем, как много потря Ранним утром по воскресеньям порой А за окном в вечерней майской мгле сающих вещей находилось в записях этих людей, сколько талантов было потеря Очень хочется сдохнуть.

Мерцают звёзды весело и пламенно... но! Кто-то стеснялся, считал, что его произведения бездарны и никому не нужны, Либо суперзлодей, либо супергерой, кто-то отчаялся из-за отсутствия финансовых возможностей, кто-то просто увяз в Если всех нас поставить в один строй “Да ну вас к чёрту!” – повседневных заботах, не применяя свои способности из-за нехватки свободного И заставить петь – мир оглохнет.

буркнешь и в сердцах времени... Тогда-то и пришла идея выпустить общий сборник в качестве стимула Задёрнешь шторы плотным покрывалом. для начинающих авторов, которые ещё только ищут себя и пробуют свои силы. Мы питаемся дымом, кофе и пиццей, Но полночь вспыхнет искрами в глазах, Было размещено соответствующее объявление, и на него стали откликаться весь- Читаем в минуту по три страницы, И потеряют смысл интегралы... ма талантливые личности... Вот так появилось литературное общество «Росток». Методично бьёмся башкой о стену.

Мы общаемся, развиваемся, учимся мастерству у более опытных литераторов, Мы мечтаем о Питере, Токио или Ницце, И вот уже распахнуто окно, даём советы новичкам и выпускаем свой альманах. Наши постоянные авторы: Любим Родину, А на столе учебники забыты... Алексей Лурье, Илья Попов, Анна Лобастова, Андрей Калинин, Антон Захаваев, но хотим свалить за границу, Ночных полётов сладкое вино – Екатерина Ледовская, Сергей Цветков, Сергей Сафронов, Николай Ерёмин. А ещё менять мир, Наследие безумной Маргариты. а ещё поломать систему.

Ольга ЧИНЯКОВА *** Мы привыкли к падениям и ко взлётам, Чуть подольше постоять на остановке, Мы живём от субботы и до субботы, Ненаписанный рассказ Хмурый вид – спешу, и не до смеха. А в субботу мы напиваемся вдрабадан.

О, наивные девчоночьи уловки: Нет проблем с работой, раз нет работы, Неизвестного автора Ты же должен будешь здесь проехать... Мы все нотовязы и рифмоплёты, Каждый вечно молод и вечно пьян.

Да, я знаю, глупо, и, быть может, Я решил написать рассказ. Без особых Позвонить самой гораздо легче, Этот лепит аккорды, та черканёт статью, претензий на литературные лавры, разумеется. Тот играет роли, а эти порой поют, И надёжней, и честнее... Только всё же Какие могут быть лавры при моём весьма по- Все хотят хоть что-нибудь изменить, Я опять ищу «случайной» встречи...

средственном таланте «сочинителя»!.. Я всегда Но улыбки натянуты, и «отдохнём в раю», более-менее трезво смотрел на жизнь, но тем А судьба ухмыляется: жрите, Ну а ты, устало-безучастный, не менее всё же включил компьютер. Начало мол, что дают, Разучившийся любить и ненавидеть, не клеилось. Пришлось насколько раз менять И кончайте ныть.

Не поймёшь, какое это счастье – жанр. Изначально я задумал детектив, потом – Хоть на несколько секунд тебя увидеть... философский очерк, а в итоге остановился (как В кофейнях и барах деньги льём, это ни банально) на фантастике. Итак, поудоб- как из лейки, *** нее усевшись, я застучал по клавишам: А потом на еду бережём копейки – И на что она мне теперь – «Над планетой Марс…» Как таких понять?

Повидавшая виды свобода? «Марс» я стёр сразу. Нужно было более Мы совсем молодые, и это клёво.

Антон ЗАХАВАЕВ Я шагнула в открытую дверь, таинственное название, но ничего путного на Скоро воскресенье, а значит, снова Оказалось, что камнем – в воду… ум не лезло. Я повернул голову и посмотрел в Утром будем медленно умирать.

О себе сказать почти нечего... родился окно. Там, за стеклом, падал снег. Белые хло на планете Земля, на ней же, видимо, и умру.

И душа-то теперь – не душа, пья, кружась в потоках ветра, летели с неба и СТАРАЯ СКАЗКА Хотел поступать на ветеринарного врача, а ког А хранилище серого пепла… ложились на землю белым пушистым ковром. да не приняли, с горя пошёл на человеческого.

Но весна, как всегда, хороша, Напротив нашего дома остановилась жёлтая Там, где край хранит земля, Верю в Бога, но не верю в церковь. Верю в И мечта понемногу окрепла. видавшая виды «шестёрка», и из неё вышел па- На обломках старой сказки любовь, дружбу и справедливость. Ценю сво рень в глупой полосатой шапке. Парень долго Возле трона короля боду… И, до крови кусая губу, подпрыгивал и переминался с ноги на ногу, Ходит шут в лиловой маске.

шоу, шоу, реклама. Хоть бы какое-нибудь кино Непреклонная максималистка явно кого-то дожидаясь. При очередном под показали, но куда там... Говорящий ящик по скоке сигарета, которую он решил было под Скажет рьяно: «Хочу – могу!», И мелькают по углам гас, и в квартире наступила тишина, добрая и курить, выпала из его озябших пальцев. Чело И удача окажется близко… Храброй гвардии мундиры.

уютная домашняя тишина. Одеяло составило век потянулся за пачкой, чтобы достать другую Блеск и пышность платьев дам...

неплохую компанию, укутав и как бы оградив «раковую палочку», но передумал, ибо в этот *** Представление факиров...

от внешнего мира. Вспомнилась давняя исто самый миг из соседнего подъезда вышла де Когда-нибудь, может, и я повзрослею рия… Её звали Маара… вушка… Суета, шуршанье слуг, И больше не буду «пороть ахинею».

Не знаю, зачем я решил написать рассказ.

Машина, окружённая бензиновыми испа- А в трёх милях от дворца Спокойной, домашней, Может быть, просто хотел узнать, способен рениями, скрылась за поворотом, и во дворе не Тащит бедный пахарь плуг – размеренной стану ли я на нечто большее, нежели целыми днями осталось ничего заслуживающего моего вни- Полю нет конца.

И даже стихи сочинять перестану.

валяться на диване. Как выяснилось, не спосо мания. Я вновь вернулся к прозе. Кажется, вы бен. Не умею я пользоваться ни метафорами, рисовывалось подходящее название для плане- Пожилой охотник дичь И буду работать посменно, как раньше, ни эпитетами. Да и грамматика хромает.

ты. Планета Жишем. По-моему, неплохо. Пусть Ловит на опушке, И жить, не гадая, Я соскочил на пол, как только услышал это лишь сокращение от «’’Жигули’’ шестой Издают детишки клич...

что ждёт всех нас дальше.

знакомое скрежетание замка. Пришлось по- Квакают лягушки...

модели», но кто, кроме меня, об этом знает?

И вечером мирно смотреть телевизор, спешно выключать компьютер и идти в при «Над планетой Жишем опускался закат.

И делать покупки по карточке «Visa». хожую встречать Иру. Она стояла на пороге, Девушка несёт бельё Пики гор, покрытые хрустальными шапками раскрасневшаяся от мороза и, как всегда, кра- К речке, под откос.

чистейшего мирдалита, блестели в лучах звез И думать о том, что неплохо б в июле сивая. Рыцарь на коне копьём ды №2861/24, сияя всеми цветами радуги. Ле Купить занавески из белого тюля… Бьет дракона в нос.

–- Ну, привет, мой хороший! – Голос её тающая тарелка…»

был полон нежности (иногда мне даже кажет Опять меня заносило куда-то не туда.

Ещё я на внешность акцент переставлю – Возле городских ворот ся, что я её люблю). – Ты меня ждал?

НЛО. В последнее время все только о них и Оденусь по моде, фигурку подправлю В старом доме маг Глупый вопрос. Конечно же ждал.

пишут: этого похитили, там приземлились… (Кило силикона, как на картинке…) В зелье добавляет мёд, Куртка заняла своё законное место на ве Тогда как?

И даже, быть может, Ждёт какой-то знак.

шалке. Что будет дальше, я знал до мелочей.

«Спиралевидный межзвёздный корабль покрашусь в блондинку. Сейчас она помоет руки, пойдёт на кухню, сде завис над плато, и из него выстрелил зелёный В тёмной башне на углу лает нам (себе и мне) обед, а потом, как обыч луч».

На чувства людские Рыцаря принцесса ждёт, но, возьмёт меня на руки и отнесёт в комнату.

Нет!!! Ну что такое, откуда эти банально смотреть буду проще, А на мраморном полу А когда она сядет в своё кресло, я свернусь у сти? Я на признание, конечно, не претендую, При слове «любовь» улыбнусь, Спит пушистый кот.

неё на коленях. Она немного помолчит, а по но не настолько же не претендую!.. Нужно и не больше. том начнёт рассказывать. Рассказывать, как она было вдохновение. Возможно, его смог бы дать В нашем царстве всё в порядке – И будут, конечно, случайные связи – устала. Что начальник у неё на работе злой.

телевизор. Первый же выбранный мною канал Шум и стук копыт...

У взрослых ведь принято жить Что парень, который ей нравится, не обращает радостно встретил меня рекламой какого-то Казначей хватает взятки, с этой грязью… на неё никакого внимания, и много-много чего шоколадного батончика. Ненавижу! Ненави Часовой на башне спит...

ещё. И вновь я усну под её тихий голос. Жаль жу все эти батончики. Один раз по наивности только, что мне так и не удалось написать рас Но только, ты знаешь, съел кусочек очередного «чуда в шоколаде».

Вокруг мечтают и поют, сказ. А так хотелось доказать (хотя бы самому Как сейчас помню: лежало оно у меня в желуд скучать будем оба А мы чего-то ждём, себе), что я нечто большее, нежели обычный, ке, и неясно было, то ли я его перевариваю, то По рыжей глупышке И нам не встретиться: ты – шут, ничем не примечательный кот… ли оно меня. Пробежал по каналам: реклама, с любовью «до гроба».

Я у реки с бельём.

Сентябрь 2011 г.

Международная литературно-публицистическая газета Литературное общество «Росток»

ГОЛУБИ *** Холодность отталкивает.

НЕВЫДУМАННЫЙ РАССКАЗ Люди не любят критики.

Больше не видно радуги.

Животных надо жалеть Дождики. Осень. Битники.

и нельзя убивать так же, как и людей. Мы все знаем это, Томные блюзы осени.

если не заглушаем в себе совести.

Тяжесть асфальтного неба.

Лев Николаевич Толстой Топятся те, кого бросили.

Нищие просят хлеба.

Конечно же, вы никогда не задумывались, где ночуют голуби в городе?

Небо расколото звоном. Считаете - где-то на крыше, как обычно.

Поле распахано плугом. А вы поглядите внимательно вокруг: мно Александр Калько Хочешь, буду любовником? го ли вы найдёте крыш, приспособленных для Сергей САФРОНОВ Ну или просто другом?.. проживания пернатым? Надобно заметить, в Родился в Казахстане (местечко Есиль) студёную зимнюю пору чердаки наглухо зако 22 ноября 1966 года. 1985-1987 гг. - служба в лачивают.

Работник Красноярского алюминиевого Группе советских войск в Германии, гвардии Негде укрыться птицам от холода.

завода. Публиковался в альманахах «Русло», младший сержант, командир БМП-2К (командир Что вы улыбаетесь? Какая же это нелепи «Росток», «Воздаяние». Моё скромное твор- ская боевая машина пехоты), парашютист (но не ца? Спросите у дворника, сколько нынче утром десантник).В 1991-1992 гг. занимался в цирковой чество – это результат анализа прожитых лет, он подобрал мёртвых комочков среди сугробов?

студии под руководством главного режиссёра А сколько голубей будет забито каменюками любви к сибирской природе и её жителям, тру цирка Эдуарда Максимилиановича Пудлеса при днём, когда беспечно они усядутся на обледенев долюбивым и очень добрым людям.

Свердловском цирке.

шей корке земли, чтобы погреться на солнышке.

В 1998 году окончил факультет журнали Поглядите – вот сидит неказистая стайка *** стики Московского государственного универ с обречённым и травленым взором, продувае ситета имени М. В. Ломоносова. 2006-2007 гг.

мая всеми четырьмя ветрами. У одного голубя Из труб печных сегодня дым столбом. - внештатный ведущий творческой студии «Жи скрюченные от обморожения лапки;

у другого Тут не поспоришь – это всё к морозу. вотный мир на страницах журналов и газет» ка – ободранные перья. А третий — слепой и хро Лежит собака сытая ничком, федры периодической печати факультета журна мой. И все, как один, замызганные, измучен Своей природой зная о прогнозе. листики МГУ имени М.В.Ломоносова.

ные, больные, будто после военных действий Публиковался в журналах «Журналист», или аномальных явлений.

Анна ЛОБАСТОВА «Знание-сила», «Экология и жизнь», «Природа А ведь голубь — благородное создание, А в ясном небе чистая луна и человек», «Гуманитарный экологический жур обожающее чистоту. Забавно наблюдать, как Как искупавшаяся в водах дива, нал», «Чудеса и приключения - детям» (ЧИП), даже в холодное время года птаха с превеликим Cтудентка КГПУ им. В. П. Астафьева И где-то громко ухнула сова, «Урал», «Охрана дикой природы», «Мир живот удовольствием барахтается в лужице, первона (филологический факультет). Стихи начала со ных», «В мире животных», а также в Украине, чально предусмотрительно окунув свой клювик Услышав песни русской переливы. чинять рано, в возрасте 4-5 лет. С 1-го класса Беларуси и США.

в водицу, словно измеряя её температуру.

школы довольно часто участвовала в различных Живёт в Москве.

Тот, кто замахнулся каменюкой на эту пти региональных творческих конкурсах. Одно время Из труб печных сегодня дым столбом. цу, задумывался ли когда-нибудь, что возжелал играла на бас-гитаре в музыкальном коллективе.

Я захожу, вдыхая запах хлеба, Люди напрасно полагают, что голуби, ударить Святой дух! Да-да, именно Святой дух, В настоящее время пишу в основном для себя.

чрезвычайно трусливые птахи. Многие думают как записано в Новом Завете, в облике Голубя И обнимаю мать – но это только сон — если птица не нападает на других животных, спустился с небес на Него – Иисуса Христа. А И горькая надуманная небыль. ЭПИТАФИЯ чтобы ими плотно закусить, значит — она явля по древнезаветным библейским преданиям Го ется слабаком.

лубка принесла весточку Ною во время всемир *** Мне же посчастливилось воочию пона ного потопа, дескать, «недалеко суша».

Помяни безвестного поэта – блюдать, как бесшабашный голубь-смельчак, Ты же, разрумяненный от благосытности, Я купил кроссворды в «Роспечати», Ночь назад он завершил свой путь, воинственно поднимая и опуская голову, муже бесконечно терзаешь этот символ Мира, кото Заточил для дела карандаш, Вспыхнув маленьким, но ярким светом, ственно отгонял от куска хлеба серую ворону. И рый даже дикари нижайшей ступени развития Он ушёл... Куда? Куда-нибудь...

Взял очки, что очень даже кстати, ему удалось отстоять свою добычу, не уступив почитали, как символ Плодородия. Чуешь, В вихре полусумрачных мечтаний, Всё готово, мчусь на абордаж. грозному и сильному сопернику даже краюхи.

сколько достоинств у Голубя! Существует ли в Пернатый парень был несговорчивого и твоём сердце что-нибудь святое?

В полудрёме жизни, в полусне Захожу я с тыла, затем с флангов, необщительного нрава. Он мало общался и со В предвечерний промозглый день я запри Он закончил путь своих исканий Пять минут – исписан весь формат. своими сородичами. Мир был ему неинтересен:

метил в невысокой пожелтевшей траве грязный На сплошной дорожной полосе.

Адмиралом чувствую, не ниже рангом! слишком много негативного успел пережить.

живой комочек, который никак не реагировал Как ребёнок, я исходу рад. Однако - предлагал любезно кому-нибудь из со на моё приближение. Он даже не упорхнул от Больше он не рассчитает данных, родичей, томившихся на перилах моего балкона, меня и не соизволил, на всякий случай, попя В жизни б так, в её крутом формате погостить у него на шкафу. Для этого несколько Не докажет новых теорем, титься. По-видимому, птаха окончательно поре На любой вопрос готовый дать ответ... раз он влетал и вылетал из комнаты на балкон.

шила: «Делайте со мною, что хотите».

И в углу, в тетрадях со стихами Это в сказке лишь ума – палаты Крылатые сородичи не спешили восполь Но я не ударил продрогшую раненую Не добавится волнующих проблем...

И всегда счастливый хэппи-энд. зоваться его гостеприимством, так как не дове птицу. Наоборот, бережно взял бедолагу в свои Круг друзей – всё уже с каждым годом, ряли человеческому жилью.

руки и осторожно доставил к себе в жилище.

Жизнь свои заносит коррективы Мрак сознанья – гуще каждый миг. В уединенные часы нашего досуга мой В ванной комнате я ополоснул порванное (И порою прямо волком вой...), Ни вреда, ни зависти, ни горя приятель с удовольствием присоединялся ко крыло и раздробленную лапку слабым раство Нарушая ритм и перспективы, мне, чтобы понаблюдать из окна за деликатны ром марганца и опустил хворого на пол, чтобы Никому не сделал напрямик.

Уводя с дороги по кривой. ми манерами какого-нибудь расфуфыренного мало-мальски он пообвык.

голубя-щёголя, страстно выражающего пламен От ужаса голубь заметался по квартире, Не хочу в отчаяньи я сгинуть, Что в душе пока ещё светило – ность своих чувств предмету любви. Жених запищал что есть силы, распластал одно крыло Вновь пойду сегодня в «Роспечать», Кто же знал? Теперь ответа нет. хлопотун непомерно надувался, старательно и засунул голову в первый же попавшийся тём Испишу листы и на пол кину – У знакомых сердце чуть щемило притоптывал ножками, шикарно распускал ный угол. В тот день я к нему больше не при Адмиралы любят побеждать! хвост, элегантно подпрыгивал, бархатисто вор трагивался.

В миг, когда закрыл глаза поэт.

ковал, неустанно поворачивался вокруг своей Спустя время порванное крыло кое-как Соберутся, выпьют по стакану, оси то вправо, то влево и неутомимо бесконечно зажило, а лапка слегка заросла, хотя осталась Забываясь в спирте и во сне. отдавал поклоны.


кривой. Крылатый мой приятель понемножку Вспоминая строки хрестоматий: Казалось бы, голубка игнорировала ухажи очухался от треволнений и потихонечку обсле «Жизнь моя! Иль ты приснилась мне?» вания настойчивого воздыхателя, равнодушно и довал углы квартиры.

томно потягивая свою лапку, аккуратно расправ В результате он пожелал перебраться на ляя крылышки, тщательно вычищая перышки, шкаф, чтобы поудобней обустроить себе по Его песни помнит только ветер, дескать, «и не такое повидали». Но - на самом стельку и наблюдать за моими передвижениями.

Его строки – в серых облаках, деле невестушка старалась предстать перед на Когда хотел похозяйничать у него наверху, Может, он и счастлив был на свете, стойчивым кавалером во всей своей красе, да голубь невообразимо возмущался и лупасил по В давних, растворившихся годах? и заодно внимательнейшим образом оценивала моим пальцам своим крылом, дескать, «не твоё...Ты пришёл с непролитым страданьем, способности будущего отца её детишек.

— и не тронь!»

Моя жилищная ситуация сложилась так, Подобным образом голуби часто выясня Отвернув лицо своё от света, что пришлось немедленно выехать из квартиры.

ют отношения с друг-дружкой. Правда, крыло Ты сказал: «Хоть ты его не знала, И я выпустил моего приятеля на свободу.

используют в крайних случаях. Обычно раз Помяни безвестного поэта. Позже я специально наезжал под балкон, борки заканчиваются напускным угрожающим Помяни...» чтобы его поприветствовать.

грудным воркованием, напоминающим кваканье Увы, так и не встретил. Интересно, где же лягушки. Или - вцепляются клювом за пёрышки Ольга ТЫРЫШКИНА ХРИЗАНТЕМЫ теперь странствует мой пернатый друг?

соперника, чтобы нравоучительно его потрепать.

Хризантемы в пивном бокале – В детстве мне читали Пушкина, а нравил Неожиданно, их не ждали.

ся Маяковский, и я любила играть в слова, да так ХОМЯЧОК САШКА Разместили куда придётся до сих пор и заигралась. Смотрю на мир то по И подрезали, чтоб стояли.

детски наивно и открыто, то угрюмо и сумрачно, Из цикла: «Невыдуманные рассказы, этюды о животных»

а иногда через объектив фотоаппарата. Иногда Хризантемы в пивном бокале – мне даже нравится то, что я пишу и снимаю. Их соцветия словно звёзды – Играю в шахматы, осваиваю гитару, пою песен- Навевают туманные грёзы Какая нищета ума: сказать, Увы, «друзей животных» нисколечко не ки, знакомлюсь с теми, кто поёт, дарю и прини- И сулят ирреальные дали. что животные, – машины, интересовали чьи бы то ни было проблемы без маю радость. По образованию инженер-эколог.

лишенные понимания и чувства… присутствия телекамер и праздно шатающейся Звёзды светят во тьме осенней, Вольтер (1694-1778) любопытной толкучки, которая бы умилялась Одинокие в эту темень.

*** их заботой о братьях и сёстрах наших меньших.

Им заведомо грустно стало, В темпе вальсовых мелодий, Я обнаружил его в малоприметной короб- Тем временем день догорал, и солнышко за Что зима скоро выйдет из тени.

Волнами густых теней ке из-под электробритвы. Она одиноко лежала- катывалось. На город стремительно опускалась Что пройдет ледяная дева – полёживала на бетонной плите у дома, рядом с захолодавшая ранневесенняя апрельская ночь.

Мы приходим и уходим Неизвестно ей чувство гнева, которым шло какое-то строительство. Я осто- Зябнувшее моё сокровище занервничало С мрака ночи в бытность дней.

Неизвестна ей радость и горе. рожно открыл коробку и ахнул от изумления. от неопределённости и хмуро завопрошало, де Только сон, только сон и нега. На меня проникновенно и изучающее глядели скать, «уж поздно, и я хочу домой».

Мы читать изволим книги – махонькие чёрненькие глазки-пуговки хомячка Тогда на мой страх и риск я понёс мою Лишь к чему душа лежит. персикового цвета, словно лопотали: «и чего драгоценность туда, где сам я временно обитал.

Умирает листва и травы, Добровольные вериги нужно этому двуногому прямоходящему вели- Так-то мы и подружились.

Ведь не зря снег, как будто саван.

Нам никто не запретит. кану? Не покусает ли ненароком?» На следующий день я пристроил нового Кто-то скажет: «Пустяк», – но, по правде, Я же стоял дурак дураком, глупо хло- моего приятеля в офисе знакомой фирмы и по Это смерть, эта белая пава.

И, мешая сонность с явью, пал моими глазищами и совершенно не ведал, решил звать-величать его Сашка. Кажется, хо Всё умрёт, всё подвержено тлену, куда девать эдакое сокровище. Жилья у меня мячок не возражал.

Слушай острые слова. И увянут мои хризантемы, не было. Сам ютился, где придётся. Однако - В полное Сашкино распоряжение я выде Пусть немного экстремально Опустеет стол, но – что за диво! – оставлять мою драгоценность я вовсе не торо- лил корзинку, тряпочки, блюдце и слёзно его за С плеч слетает голова – Жив стеклянный стакан из-под пива. пился. верил, что в самое ближайшее время пренепре Скособочившись и попридерживая по- менно найду ему квартирку получше.

Сумасшедшим все дороги Всё мучительней чувство стало: тёртый мой портфель, я прижал коробку и на- - Главное, - оправдывался я, - у тебя, Саш Жизнь моя как пустая тара.

Расстилаются порой. стойчиво принялся уговаривать по мобильному ка, всё ж имеется собственная хатка.

И покажет лишь только время, Лишь бы не были убоги телефону знакомых «защитников животных», Расцветут ли в ней хризантемы.

Горизонты за горой. Продолжение на стр. чтобы приютили хомячка хотя бы до утра.

12 Сентябрь 2011 г. Международная литературно-публицистическая газета Чему учат в школе Продолжение. Начало на стр. 11 Это сообщение меня встревожило. Я уже знал, что хомячки - существа неугомонные.

Сашка, конечно же, был благодарен за Они не ведают страха высоты. И беспрестанно пристальное внимание и неусыпную заботу. карабкаются куда-то высоко на стол или шкаф, Он благосклонно принимал на обед что-нибудь умело цепляясь лапками за что-нибудь, а спин- - Макс! Уроки выучил?

вкусненькое и очень полезное (к примеру, соч- кой упираясь в твёрдое. И запросто падают на Макс – это мой внук-старшеклассник. В памперсно-распашоночный период его жизни мне ную красную клубнику), снисходительно по- пол. приходилось чуть не ежедневно совершать рейсы туда-сюда, чтобы быть на подхвате. Теперь наши зволял себя полегоньку потрогать и помаленьку Поэтому - обшарил я поскорей все углы встречи бывают редко. Внук большой, бабушка оставила за собой лишь контролирующие функции почесать;


хотя известно - хомячки болезненно офисного кабинета, заглянул под стол в само- да и то не всегда, а лишь в редкие свои визиты.

реагируют на малейшее к ним прикосновение: главную его кладовку. Но от невидимого Саш- Повторяю вопрос:

угрожающе скрежещут зубками-иголками и ки не было ни слуху, ни духу. Немудрено, он - Уроки выучил?

презрительно вздрагивают. Если почувствуют провалился сквозь землю. Покликав запропа- - Ба! Один предмет остался – ОБЖ. Надо только схему нарисовать.

себя обесчещенными, способны пребольно стившегося зверька, я невольно обернулся. -ОБЖ? Это что за предмет?

прихватить ваш настырный пальчик. И - о, чудо! Чуть поодаль, примерно в - Основы безопасной жизнедеятельности.

Для этого хомячок опрокидывается на трёх шагах, сидел на задних лапках мой Саш- - А что? Бывает еще и опасная жизнедеятельность?

спинку, крепко-накрепко прижимает палец ка. Сжимая малюсенькие передние свои лапки -Ба! Возьми учебник и посмотри, раз ты такая любопытная!

обидчика к своему телу и яростно лупасит по в кулачки, как умеют делать хомячки, мыши и Беру учебник, раскрываю наугад, читаю, мало что понимаю. Закрываю учебник.

нему задними лапкам, точь-в-точь кошачье крыски, он с великим гневом глядел прямо мне …Дома на другой день прилегла на диван с газеткой, а в ней кстати статья про этот самый племя. в глаза, будто выговаривая: «На каком-таком предмет ОБЖ:

Другого способа отстоять свои честь, до- основании ты, двуногое чудовище, шарил в МК, 1 февраля 2011 г. Ал. Минкин «Наука на три буквы»

стоинство, дабы принудить соперника поми- кладовке без моего волеизъявления?» Ну-ка! Ну-ка!

риться, у хомячков нет. Врагов же хватает выше Настроен Сашка был решительно и се- Цитирую:

крыши: тут кошка запросто сцапает, там птица рьёзно. Отступать он явно не собирался. Не- «Для переползания на получетвереньках солдат должен встать на колени и опереться на ненароком клюнет, да и человек невольно под- смотря на то, что я слёзно заверял о действиях предплечья (на кисти рук), затем поднять согнутую правую (левую) ногу под грудь, одновременно шибёт. И всё же - невообразимый переполох в строго в рамках экстренной ситуации, продик- левую (правую) руку вытянуть вперед, передвинуть тело вперед до полного выпрямления правой деятельности этих маленьких, но гордых соз- тованной его же безопасностью, Сашка про- (левой) ноги, одновременно подбивая под себя другую согнутую ногу, и, вытягивая вперед другую даний, вызывает бесцеремонное любопытство должал неблагосклонно глазеть на меня, из- руку, продолжать движение».

чёрствого типа, привычно сующего свой нос в редка вздрагивая, когда, в оправдание моего В школе я когда-то была круглой отличницей, и тексты учебников любой сложности отскаки святые святых хомячков. проступка, я сконфуженно менял интонацию вали у меня от зубов. Но теперь я крепко задумалась: смогла бы я вызубрить эту фразу да и выпол Если потревожить Сашкину кладовку, он голоса или эмоционально жестикулировал. нить по описанию этот «номер»?

расценит такой недружественный проступок Мало-помалу хомячок успокоился и по- Облачившись в спортивный костюм, я положила текст на пол перед собой и заняла исходную как посягательство на частную собственность. зволил пересадить его в корзинку. позицию на четвереньках. Но сказано – на получетвереньках. Это как?

И даже осквернение. Тому был такой случай, Так, я уразумел – хомячки прекрасно за- Мимо проходил муж. Изумился, остановился. Заподозрил неладное: жена на старости лет… когда Сашка в ультимативной форме настойчи- поминают голос приятеля и по надобности не- С издёвкой в голосе:

во потребовал, чтобы немедля его выпустили медленно выдают себя. Кроме того — хомячки - Чем это ты занимаешься?

из корзинки побегать и порезвиться. Для этого обладают повышенным чувством собственно- - Становись рядом. Будем вместе осваивать сложную школьную науку.

он лихо колошматил головой по крышке кор- го достоинства и нешуточно обижаются, когда Выслушав меня до конца, муж рассердился:

зинки и обгрызал её стенки. кто-нибудь нагло суёт нос в их закрома. Нынче, - Занимаешься всякой ерундой! Небось, попадут наши внуки в армию, там их быстро научат Очутившись на свободе, хомячок второ- если я решаю помочь моему маленькому другу ползать – матом да пинками.

пях запихивал в защёченные свои мешки, рас- навести порядок в его домике, дожидаюсь его Людмила КУЗЬМИНА тягивающиеся до неимоверных размеров, все- отсутствия, придерживаясь золотого правила: г. Москва возможные соблазнительные сладким вкусом и «гляди на любимца, изучай его поведение, но душистым запахом овощи и фрукты. Впридачу не трогай».

3.

— прихватывал он небольшие куски бумаги Согласитесь, я взял не оловянного сол для своей кроватки. Все запасы хомячок пря- датика, чтобы устраивать ему солдафонскую Я видел, как зажжённая зарёю, тал в потайном амбаре, который находился под муштру. У меня хрупкое живое существо, ко Горела ярым пламенем роса.

одним из офисных столов. Каким-то мудреным торое чувствует боль, испытывает страдание, способом Сашка, превратившийся в круглыша, имеет право на благополучную жизнь! Так и вы И над травой, спешащая за роем пробирался сквозь образовавшуюся узенькую остерегайтесь проводить над вашим любимцем Каких-то мошек, мчалась стрекоза.

щёлочку между сплошными стенками. бессмысленные эксперименты. Предоставьте Как-то раз я заторопился в город по моим вашему четвероногому приятелю побольше Переливаясь радугой, сверкала, делам и решил пока не беспокоить рачитель- свободы. Поверьте, хомячок отблагодарит вас Разбившись отраженьями в росе;

ного хозяйственника, мол, пусть похлопочет крепким своим здоровьем, прекрасным аппети И понял я, что целой жизни мало – перед предстоящими выходными. Возвернув- том и весёлым настроением. Не это ли радость Увидеть мир во всей его красе.

шись вскоре в офис, я услышал от сотрудни- для любого, кто искренне обожает животных?

Александр КАЛЬКО ков, что Сашку больше никто не видел. Они не слышали даже его возню. г. Москва Ни судьбы, ни страны...

Алексей Борычев Нереальность реального, Холода обжигают лицо.

Член Союза писателей России. г. Москва Блики солнца упали на снег.

Публиковал стихи в журналах «Юность», реальность нереального Закатилось судьбы колесо.

«Московский вестник», «Вестник российской Воет ветер, а слышится - смех!

литературы», в «Литературной газете», «Рос сийском писателе», «Московском литераторе», «Дне литературы» и др. В интернете - в ЛИТО Догорает рубиновый день.

Она закрыла лицо руками и одними гу- ла его запах. Она слышала его дыхание. Она «Точка. Зрения», журнале «Новая литература», Голубая ложится вуаль альманахе «Снежный ком», «Ликбез», «45-па бами прошептала то, о чем кричала ее душа: видела его лицо. Медленно проводила рукой На просторы лесов, где везде раллель», «Поэзия.ру» и др.

-Боже, Боже, зачем ты посылаешь мне по его руке и замирала, зажав его ладонь в Розовела закатная даль, эти испытания? Прошу тебя, научи избавить- своей. Нервы ее напрягались до предела, а ся от этого наваждения. Помоги найти в себе она все сильнее прижималась к нему, не осо- Утром Где берёзы, осины, дубы силы, чтобы забыть. Не думать. Не мечтать. знавая нереальность происходящего. И тогда Тщетно тянутся ветками вверх.

Не грезить о нем. Научи грешницу не желать ее рука оказывалась на самом сокровенном Ни зимы, ни страны, ни судьбы...

1.

его. Дай силы преодолеть эту страсть и не своем естестве, где огнем разливалось же- И прозрение разум отверг.

поддаться на сладкие видения. Боже, прошу. лание. Она медленно приближалась к сладо- Прося прощения у вечности Устремив взгляд в небо, она шептала и страстию, крепко сжимая его руку. И на пике Холода обжигают лицо.

Свинцовой сумеречной тьмой В синеве утопая, иду.

шептала свою мольбу, не утирая катившихся блаженства, она выдыхала его имя горячим За краткости и скоротечности Замыкается снова кольцо.

из глаз крупных слез тоски, предаваясь мо- поцелуем…. Часов, забытых кутерьмой, Снова мир в одноцветном бреду.

литве самозабвенно и вдохновенно, не заме- Он просыпался и, глядя сквозь нее, чая вокруг ничего, кроме медленно плыву- удивленно моргал, хмурился, пытаясь что-то На запад ночь плыла, не ведая, Открывается медленно глаз щих облаков. Она верила, что Бог рядом – за разглядеть и понять, поворачивался на дру- Что обращают вечность в ноль Равнодушной к земному - луны...

этими облаками, и Он слышит ее. гой бок и снова засыпал. А она, после таких Мгновений выстрелы рассветные, Ни покоя, ни жестов, ни фраз.

-Помоги мне забыть его. Помоги за- посещений его за пределами реальности, еще Земную не сразив юдоль.

Ни любви, ни судьбы, ни страны.

быть. Помоги…. долго не могла прийти в себя от чувств, пере Но взгляд того, о ком она просила за- полнявших ее. Она любила и смирилась с 2.

быть, настойчиво смотрел на нее из ниотку- этой любовью, меняя реальность на мир грез.

(детское) да, впиваясь ей в душу. Всегда один и тот же Но грезы ли? Или это происходило все на са- Рассвет, задумчив, нерешителен, взгляд – пронзительный и грустный, даже мом деле, она не знала. Она знала лишь одно, Уча какой-то свой закон, Солнце рыжей кошкой скорбный. Просящий. Взгляд того, кого она что он единственный, кто живет в ее сердце. Легко общался с небожителем Щурится в окошке… безнадежно любила уже столько лет. Она по- Единственный человек, которого она оттал- Весёлым птичьим языком. Сахарная вата – эти облака.

нимала, что только время сотрет этот взгляд, кивает и желает. Единственный, кто смог за только оно запорошит память множеством ставить ее так страдать. Единственный, кто Чирикал, тенькал и посвистывал День походкой бравой – мелких жизненных перемен и заглушит эту преследует ее своим грустным взглядом, от Живой бесформенный комок Правой, левой, правой – острую боль желания видеть, слышать, чув- которого она пытается скрыться, убежать, но В переплетенье хвои с листьями, Марширует бодро – прямо на закат.

ствовать. Вдыхать его запах, осязать прикос- который настигает ее везде. И она со слезами И уставать никак не мог.

новения его рук, губ, и самой наслаждаться тогда обращается к Богу, моля его о забвении.

Пусть дожди прольются, – чувственным, прикосновениями к нему. По- Нереальность реального, реальность И ощущенье пряной праздности Выпьем их из блюдца, – нимала и ждала, терпеливо перенося эту нереального – все перемешалось, но без это- В разноголосой пестроте Дождик будет сладкий - ароматный чай, муку. Иногда, поддаваясь соблазну и незримо го ей не суждено познать самого главного: Дразнило, образуя разности оказываясь рядом с ним, она обнимала его жизнь каждого - это некий мир иллюзий, в Оценок чуда в красоте. Потому что тучи невидимыми руками, прижималась к его гру- котором сильные чувства и деяния, вдохнов Мёдом смазал лучик – ди и шептала, как она тоскует, как любит его. ленные этими чувствами, способны творить Лишь там, где сырость изначальная, Из небесных ульев – собран урожай!

Она проводила пальцами по его губам, и он чудеса. Со слезами благодарности она засы- Камыш, осока, молочай – на миг замирал от прикосновения ее вообра- пала под взглядом любимых глаз, смотрящих В траве – отчаяньем качаема – …Вот на небе чисто!

жения, растерянно глядя куда-то вдаль таким на нее из небытия. Она знала, что он помнит Ютилась некая печаль. Лапкою пушистой же взглядом, каким он глядит на нее из-за о ней, несмотря на то, что судьба развела Солнышко умылось, – спать ему пора!

грани действительности. Порой она являлась их пути. Значит, все это не зря. Значит, так Ведь утро, медленно скользящее к нему ночью. Ложилась с ним рядом и при- надо…. По тёмной чаше бытия, – И луна на троне Ирина АРТЮХИНА жималась всем телом, нежно гладя его по Ни что иное, как блестящая В золотой короне г. Москва щеке, и едва касаясь его губ. Она чувствова- Слеза, о Господи, твоя… Будет этим миром править до утра!

«Интеллигент» г. Москва. Учредитель: Сергей Пашков,. Главный редактор: Дина Лебедева. Зам. главного редактора: Вячеслав Барыбов. Художественный редактор: Наталья Гордеева.Технический редактор: Сергей Пашков.

Редакционный совет: Нина Большакова (США), Андрей Сунгуров (Ро ссия), Юрий Тубольцев (Германия). Детская страница: Ольга Аксенова. Верстка: Сергей Истомин. Корректор: Татьяна Вьюжная.

Художник: Маргарита Рогозик (Петрозаводск). Телефон редакции: +79114149582 (с 14.00 до 21.00). E-mail: provint@yandex.ru. Отпечатано в типографии ООО «РИЦ«Вяйнола», 186930, г. Костомукша, ул. Строителей. Тираж 250 экз. Заказ №

Pages:     | 1 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.