авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

КУРСКАЯ БИТВА: НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКЕ И ПАРТИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ, В.

С. ХРИСТОФОРОВ......................................................................................................................................... 2

ЮБИЛЕЙ АКАДЕМИКА СЕРГЕЯ ЛЕОНИДОВИЧА ТИХВИНСКОГО.............................................................27

СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА В БАВАРИИ: ИСТОРИЯ ПОЛИТИЧЕСКИХ МИФОВ, А. Ю. ВАТЛИН...............37 МУСУЛЬМАНЕ В ИСПАНИИ: МЕТАМОРФОЗЫ ИСТОРИЧЕСКОГО БЫТИЯ, С. М. ХЕНКИН.....................59 ШВЕДСКАЯ ЦЕРКОВЬ НАКАНУНЕ И ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ (1930-1945 годы), О. В.

ЧЕРНЫШЕВА...............................................................................................................................................79 КОМИТЕТ "ПОМОЩЬ РОССИИ В ВОЙНЕ". АМЕРИКАНСКАЯ ГУМАНИТАРНАЯ ПОМОЩЬ СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, А. Н. ВАСИН, К. М. ВЕЛЕМБОВСКАЯ......................................... ВИЗИТ ШАРЛЯ ДЕ ГОЛЛЯ В КАМБОДЖУ В 1966 году, И. Н. СЕЛИВАНОВ............................................ СУДЬБА "БАЛКАНСКИХ СОЮЗНИКОВ" 1912-1913 годов. ВЗГЛЯД ИЗ XXI СТОЛЕТИЯ, Р. П. ГРИШИНА, А. Л. ШЕМЯКИН........................................................................................................................................ ЛЕОН БЛЮМ: ШТРИХИ К ПОЛИТИЧЕСКОМУ ПОРТРЕТУ, А. А. ВЕРШИНИН......................................... ВИСЕНТЕ ФОКС - МЕКСИКАНСКИЙ ПРЕЗИДЕНТ-РЕФОРМАТОР, Э. С. ДАБАГЯН.................................. ОРЛЕАНЫ И ОРЛЕАНИСТЫ В ОППОЗИЦИИ (1848-1858 годы). ПО МАТЕРИАЛАМ РОССИЙСКОГО ПОСЛА ВО ФРАНЦИИ ГРАФА П. Д. КИСЕЛЕВА, Н. П. ТАНЬШИНА......................................................... РОССИЙСКАЯ СИСТЕМА ИСТОРИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ. 1992-2012 годы. СТАНОВЛЕНИЕ, ИТОГИ, ПЕРСПЕКТИВЫ, Е. Е. ВЯЗЕМСКИЙ........................................................................................................... Б. И. Желицки, Ч. Б. Желицки. ВЕНГЕРСКИЕ ЭМИГРАЦИОННЫЕ ВОЛНЫ И ЭМИГРАНТЫ (середина XIX - конец 50-х годов XX века), И. И. Орлик......................................................................................... "...ХОТЬ РАЗ НАПИШУ ТЕБЕ ПРАВДУ". Письма солдат вермахта из сталинградского окружения, Б. Л.

Хавкин....................................................................................................................................................... А. А. Киселёв. РОЖДЕНИЕ ИМПЕРИИ. БРИТАНСКОЕ ГОСУДАРСТВО И КОЛОНИАЛИЗМ В XVII-XVIII вв., С. Г. Малкин.............................................................................................................................................. СРЕДНЯЯ ЕВРОПА. ПРОБЛЕМЫ МЕЖДУНАРОДНЫХ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ XII-XX вв.

РОССИЙСКО-АВСТРИЙСКИЙ АЛЬМАНАХ: ИСТОРИЧЕСКИЕ И КУЛЬТУРНЫЕ ПАРАЛЛЕЛИ. Вып. IV.

АВСТРО-ВЕНГРИЯ. ЦЕНТРАЛЬНАЯ ЕВРОПА И БАЛКАНЫ (XI-XX вв.), Е. В. Котова................................ МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ОБ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПАМЯТИ СТАЛИНГРАДСКОЙ БИТВЫ, Д. В. Суржик................................................................................................................................ ПРЕЗИДЕНТУ АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК ГЕНЕРАЛУ АРМИИ М. А. ГАРЕЕВУ - 90 лет...................... ЮЖНОАФРИКАНСКИЙ ОРДЕН АКАДЕМИКУ А. Б. ДАВИДСОНУ........................................................... АННОТАЦИИ И КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА ОПУБЛИКОВАННЫХ МАТЕРИАЛОВ............................................. КУРСКАЯ БИТВА: НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О СОВЕТСКОЙ Заглавие статьи РАЗВЕДКЕ И ПАРТИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ Автор(ы) В. С. ХРИСТОФОРОВ Источник Новая и новейшая история, № 4, 2013, C. 3- К 70-летию Курской битвы Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 79.9 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи КУРСКАЯ БИТВА: НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ О СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКЕ И ПАРТИЗАНСКОМ ДВИЖЕНИИ, В. С. ХРИСТОФОРОВ Курская битва 1943 г. представляет собой совокупность стратегической оборонительной (5 - 23 июля) и наступательной (12 июля - 23 августа) операций, проведенных Красной Армией с целью сорвать наступление вермахта и разгромить стратегическую группировку противника на центральном участке советско-германского фронта. По размаху и напряженности борьбы, силам и средствам противоборствующих сторон битва под Курском входит в число крупнейших сражений Второй мировой войны.

Историография Курской битвы насчитывает тысячи работ. Все издания о Второй мировой и Великой Отечественной войнах включают главы, посвященные сражению под Курском.

В последние десятилетия источниковая база военной истории России, в том числе и Курской битвы, постоянно пополняется и расширяется. Это происходит за счет публикации дневников и мемуаров участников Великой Отечественной войны, благодаря выявлению, рассекречиванию и введению в научный оборот архивных документов1.

Ценным и пока еще мало изученным источником стали оперативные сводки, опубликованные в многотомном издании "Великая Отечественная война - день за днем:

по материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной Армии"2.

В деятельности Генерального штаба Красной Армии, как отмечал генерал армии СМ.

Штеменко в книге "Генеральный штаб в годы войны", главное место занимали сбор и оценка разведывательных данных и текущей обстановки на фронтах, разработка практических предложений и распоряжений, обеспечение фронтов вооружением, боеприпасами и другими материальными средствами, создание резервов3.

При подготовке оперативных сводок, боевых донесений, сообщений для печати и радио сотрудники Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии собирали и анализировали сведения, поступавшие из фронтов и армий. Ежедневно, с первого и до последнего дня войны, в оперативной сводке наиболее полно и объективно излагалась обстановка и развитие военных действий на всем советско-германском фронте, в пределах стратегических направлений4, в полосах фронтов, армий, на участках соединений и некоторых частей5.

Христофоров Василий Степанович - доктор юридических наук, руководитель Центра публикации источников по истории России XX века Института российской истории РАН.

Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941 - 1945 годах. Документы архивов ФСБ России. - Новая и новейшая история, 2010, N 5;

его же. Органы госбезопасности СССР в 1941 - 1945 гг. М., 2011.

Великая Отечественная война - день за днем: по материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной Армии, в 9-и т., т. 1. М., 2008.

Штеменко СМ. Генеральный штаб в годы войны. М., 1989, с. 101 - 102.

Великая Отечественная война - день за днем: по материалам рассекреченных оперативных сводок Генерального штаба Красной Армии, в 6-и т. Т. 6. Коренной перелом. 1 июля - 31 декабря 1943 г. М., 2010.

Там же. Т. 1. Вторжение. 22 июня - 30 сентября 1941 г. М., 2008, с. 3, 13 - 14.

стр. Рассекреченные документы Российского государственного архива социально политической истории (РГАСПИ), Архива внешней политики (АВП) России, Центрального архива Министерства обороны (ЦАМО), Центрального архива (ЦА) ФСБ России, архивов УФСБ России по Белгородской, Брянской, Курской и Орловской областям позволяют реконструировать события Курской битвы и показать, какой вклад внесли советская разведка и контрразведка в победу Красной Армии в этом сражении.

Источники но теме исследования можно условно разделить на несколько групп. Во первых, законодательные и иные нормативные правовые акты и распорядительные документы (постановления ГКО6 и СНК СССР, указы Президиума Верховного Совета СССР;

приказы и указания НКО СССР, НКГБ СССР и Главного управления контрразведки (ГУКР) "Смерш" НКО СССР), в которых содержатся сведения о компетенции, полномочиях, структуре и основных направлениях деятельности советской разведки и контрразведки.

Во-вторых, материалы секретного делопроизводства советских разведывательных и контрразведывательных служб (докладные записки и спецсообщения руководства НКГБ СССР и ГУКР "Смерш" в ГКО, Генштаб Красной Армии;

служебная переписка между разведывательными и контрразведывательными подразделениями (между НКГБ СССР, ГУКР "Смерш" НКО и Разведывательным управлением Генштаба Красной Армии);

аналитические материалы и статистические данные;

документы по организации и руководству деятельностью партизанских отрядов). В эту же группу можно отнести и трофейные документы (разведывательных, контрразведывательных и полицейских органов противника, оккупационной администрации). Документы этой группы позволяют проанализировать деятельность разведки и контрразведки, оценить результаты их работы.

В-третьих, материалы следственных дел генералов и офицеров германской, венгерской, итальянской, румынской армий, сотрудников германской и венгерской разведки и контрразведки, дипломатов "третьего рейха" и его сателлитов. Эти документы дают представление о том, как противник оценивал деятельность советских разведывательных и контрразведывательных служб.

В-четвертых, периодическая печать (например, периодические издания администрации Локотского округа: "Голос народа"7 и "Бюллетень Локотского окружного самоуправления"8, выходившие на оккупированной территории Орловской области) и документы личного происхождения (письма9, дневники10, мемуары11). В материалах За период с 1 апреля по 31 августа 1943 г. было принято 908 постановлений и распоряжений ГКО, в том числе:

"С утверждением положения о ГУКР "Смерш" НКО СССР" N 3222 сс/ов от 21 апреля 1943 г.;

"С объявлением положения об Управлении контрразведки НК ВМФ "Смерш" и его органов на местах" N 3461 ее от 31 мая 1943 г.

- РГАСПИ, ф. 644, оп. 1, д. 108, л. 152 - 157;

ЦА ФСБ России, ф. 66, оп. 3, д. 1, л. 3.

С начала 1943 г. газета выходила два раза в месяц тиражом 8 тыс. экземпляров, с марта 1943 г. - шесть раз в месяц тиражом 14 тыс. экземпляров.

Бюллетень издавался с начала 1943 г. и выходил два раза в неделю.

Органы военной цензуры контролировали содержания писем, отправлявшихся с Центрального, Воронежского, Западного и Брянского фронтов и готовили сообщения о настроениях военнослужащих в период Курской битвы.

ЦА ФСБ России, ф. 40-ос, оп. 28, д. 29, 46;

ф. 41-ос, оп. 16, д. 17;

оп. 51, д. 11.

Дневники, которые велись военнослужащими противоборствующих сторон в годы Второй мировой войны, представляют собой относительно редкий вид источников личного происхождения. Недобросовестные исследователи, в погоне за сенсацией, пытаются выдать за дневники разного рода фальсификации. Так было, например, с "дневником" Л. П. Берии или с "дневником" генерал-фельдмаршала Ф. Паулюса, который он якобы вел в советском плену со 2 марта 1943 г. по 20 декабря 1949 г. "Дневник" Паулюса - это недобросовестная компиляция документов Оперативного управления ГУПВИ НКВД СССР. - Марковчин В. В. Фельдмаршал Паулюс: от Гитлера к Сталину. М., 2000, с. 110 - 228.

Василевский А. М. Дело всей жизни. М., 1976;

Рокоссовский К. К. Солдатский долг. М, 1980;

Конев И. С.

Записки командующего фронтом 1943 - 1945. М., 1989;

Штеменко СМ. Генеральный штаб в годы войны, кн. 1 - 2.

М., 1989;

Жуков Г. К. Воспоминания и размышления, в 3-х т., т. 3. М., 1995.

стр. четвертой группы содержится информация, в которой события представлены глазами очевидцев, даны оценки происходивших событий.

В ходе Курского сражения германское руководство рассчитывало взять реванш за поражение под Сталинградом и вернуть себе стратегическую инициативу. План летнего наступления на Восточном фронте под кодовым названием "Цитадель" готовился в обстановке строгой секретности.

15 апреля 1943 г. Гитлер подписал оперативный приказ, утверждавший план наступательной операции "Цитадель" в районе Орел - Курск - Белгород - Харьков.

Информация о готовящемся наступлении немцев была добыта советской разведкой менее чем через месяц12.

К проведению операции германское командование привлекло группу армий "Центр" под командованием Г. фон Клюге (9-я и 2-я армии) и группу армий "Юг", которой командовал Э. фон Манштейн (4-я танковая армия и оперативная группа "Кемпф"). На Курском направлении противник сосредоточил 50 дивизий (в том числе 16 танковых и моторизованных), 3 отдельных танковых батальона и 8 дивизионов штурмовых орудий, авиацию 6-го воздушного флота (свыше 1000 самолетов, базировавшихся на аэродромах орловского выступа) и 4-го воздушного флота (более 1000 самолетов, находившихся в районах Харькова и Полтавы)13.

В оборонительной и наступательной операциях Курского сражения принимали участие войска Центрального (командующий войсками К. К. Рокоссовский), Воронежского (Н. Ф.

Ватутин), Западного (В. Д. Соколовский) и Брянского (М. М. Попов) фронтов, а также Степного военного округа (с 9 июля 1943 г. - Степного фронта, командующий И. С.

Конев).

ЗАДАЧИ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ Как отмечал Г. К. Жуков, для того чтобы разработать план действия войск в районе Курского выступа, ГКО, Ставке ВГК и Генштабу была необходима точная информация о намерениях противника, расположении его войск, перегруппировках бронетанковых, артиллерийских соединений, бомбардировочной и истребительной авиации14.

Перед советской разведкой стояли задачи по своевременному информированию ГКО, Ставки ВГК, Генштаба Красной Армии о военно-стратегических и политических планах руководства Германии;

о военном и экономическом потенциале стран фашистского блока;

о дислокации, численном составе и вооружении противника;

о расположении его штабов, аэродромов, баз и складов с горючим, оружием и боеприпасами;

о строительстве оборонительных сооружений;

по противодействию совместным действиям Германии и ее сателлитов;

а также по координации военных усилий СССР, Великобритании, США и других стран антигитлеровской коалиции.

Советская внешняя и военная разведка внесли достойный вклад в достижение победы Красной Армии в Курской битве. Разведка получила точные данные об операции "Цитадель", начале наступления, составе группировки германских войск. Оценку деятельности советской разведки накануне и в период Курской битвы дал Г. К. Жуков, подчеркнувший, что "в начале апреля у нас имелись достаточно полные сведения о положении войск противника в районе Орла, Сум, Белгорода и Харькова"15.

В начальный период Великой Отечественной войны разведывательной работой занимались 1-е (разведывательное) и 4-е (зафронтовая работа) управления НКВД, а также 4-е отделы НКВД-УНКВД прифронтовых республик, краев и областей. Кроме того, разведывательную информацию добывали 2-е (контрразведывательное) управ Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941 - 1945 гг., с. 212.

История Второй мировой войны, в 12-и т. Т. 7. Завершение коренного перелома в войне. М, 1976, с. 143.

Жуков Г. К. Указ. соч., т. 3, с. 13 - 15.

Там же.

стр. ление НКВД, Управление особых отделов (УОО) НКВД, разведывательные подразделения войск НКВД, Разведывательный отдел Центрального штаба партизанского движения.

Полномочия 1-го управления НКВД СССР (начальник П. М. Фитин) в области разведывательной работы распространялись на США, Великобританию, Латинскую Америку, Индию, Австралию. 1-е управление вело всю разведывательную работу за границей через "легальные" и нелегальные резидентуры, специально создаваемые разведгруппы, разведчиков и агентов, посылаемых в страны, где не было резидентур, или на оккупированные территории. Во время войны резидентуры советской внешней разведки действовали в США, Великобритании, Швеции, Болгарии, Китае, Иране, Турции, Афганистане, Японии, Египте, Италии, Франции, Финляндии, Румынии и Венгрии. Всего в годы войны по линии внешней разведки за границей действовало более 90 "легальных" и нелегальных резидентур16.

4-е управление НКВД СССР (начальник П. А. Судоплатов) вело разведывательно диверсионную работу в Германии, Болгарии, Венгрии, Румынии и Финляндии, направляя оперативные отряды в тыл противника на оккупированные территории Советского Союза и за границу.

В апреле 1943 г. советские разведывательные и контрразведывательные органы подверглись очередной реформе. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 апреля 1943 г. из состава наркомата внутренних дел были выделены основные разведывательные и контрразведывательные подразделения, на базе которых образован наркомат госбезопасности (НКГБ, нарком В. Н. Меркулов).

Постановлением СНК СССР N 415 - 138сс от 19 апреля 1943 г. Управление особых отделов было выведено из структуры НКВД СССР, передано в наркомат обороны и реорганизовано в Главное управление контрразведки (ГУКР) "Смерш" НКО (начальник В.

С. Абакумов);

9-й отдел (морская контрразведка) УОО НКВД преобразован в Управление контрразведки "Смерш" наркомата военно-морского флота СССР17 (начальник П. А.

Гладков).

В апреле 1943 г. в системе военной разведки также была проведена реформа, в ходе которой были созданы: Главное разведывательное управление (ГРУ) Красной Армии (зарубежная стратегическая разведка, врио начальника И. И. Ильичев) и Разведывательное управление Генерального штаба (РУ ГШ) Красной Армии (войсковая и агентурная разведка, начальник Ф. Ф. Кузнецов). Кроме того, в структуре наркомата военно-морского флота также находилось свое Разведывательное управление. На улучшение деятельности военной разведки был ориентирован приказ НКО N 0071 от 19 апреля 1943 г. "О состоянии органов войсковой разведки и мерах по улучшению ее боевой деятельности", на основании которого на Разведывательное управление Генштаба были возложены:

"руководство войсковой и агентурной разведкой фронтов", регулярное добывание информации о действиях и намерениях противника, а также проведение дезинформации противника18.

В целях повышения достоверности разведывательной информации, предоставлявшейся в ГКО, Ставку ВГК и военному командованию, решением ГКО при начальнике Генштаба была создана Группа по обобщению и анализу разведывательных сведений о противнике (Группа по разведке)19, готовившая доклады о состоянии вооруженных сил Германии, ее экономики и возможностях ведения войны против СССР и стран Очерки истории российской внешней разведки, в 6-и т. Т. 4. 1941 1945 годы. М., 2003, с. 8.

Положение об Управлении контрразведки НКВМФ "Смерш" и его органах на местах утверждено постановлением ГКО 31 мая 1943 г. РГАСПИ, ф. 644, оп. 1, д. 120, л. 165 - 170.

"Они руководили ГРУ". Сборник биографических очерков. М., 2005, с. 199.

Лота В. Тайные операции Второй мировой: книга о военной разведке. 1944 год. М., 2006, с. 255 - 256;

Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне, т. 5, кн. 1. М., 2007, с. 564 - 569.

стр. антигитлеровской коалиции. Руководителем Группы был назначен Ф. И. Голиков. В ее состав вошли: временно исполняющий обязанности начальника ГРУ Красной Армии И. И.

Ильичев, начальник РУ Генштаба Красной Армии Ф. Ф. Кузнецов, начальник 1-го управления НКГБ СССР П. М. Фитин, начальник 4-го управления НКГБ СССР П. А.

Судоплатов и начальник Разведывательного управления Главного штаба ВМФ М. А.

Воронцов.

Компетенция и полномочия 4-го управления НКГБ СССР и 4-х отделов НКГБ-УНКГБ прифронтовых республик, краев и областей в ходе реформы разведывательных и контрразведывательных органов, проведенной весной 1943 г., и их передачи из НКВД в наркомат госбезопасности практически не изменились. Они продолжали вести нелегальную работу на оккупированных территориях Советского Союза и европейских стран, направляя туда оперативные группы и отряды с целью добывания военно политической информации, совершения диверсионных актов на коммуникациях и наиболее важных военных и промышленных объектах противника.

В целях разграничения функций между Главным разведывательным управлением Красной Армии, Разведывательным управлением НКГБ СССР и Разведывательным управлением НКВМФ постановлением ГКО от 5 июня 1943 г. N 3522сс были утверждены представленные НКГБ СССР и Главным разведывательным управлением Красной Армии "Мероприятия по улучшению зарубежной работы разведывательных органов СССР"20.

На Главное разведывательное управление Красной Армии возлагалось ведение военной разведки в целях информирования правительства СССР о военном потенциале иностранных государств.

Разведывательному управлению НКГБ поручалось ведение политической разведки и информирование правительства СССР о внешнеполитическом положении в иностранных государствах;

партиях и общественных деятелях;

достижениях в области науки и техники;

положении национальных меньшинств и эмиграции.

Разведывательное управление НКВМФ вело военно-морскую разведку в целях информирования правительства СССР и командования ВМФ о военно-морских силах, базах, портах, состоянии промышленности иностранных государств.

Ведение военно-разведывательной работы в войсках противника на временно оккупированной территории СССР возлагалось на Разведывательное управление Генштаба Красной Армии.

Разведывательному управлению НКГБ СССР предписывалось передавать полученные данные по военным и военно-морским вопросам Главному разведывательному управлению Красной Армии или Разведывательному управлению НКВМФ. В свою очередь ГРУ Красной Армии и РУ НКВМФ должны были передавать в Разведывательное управление НКГБ СССР материалы по политическим вопросам.

Основное внимание разведывательных органов СССР было устремлено на получение стратегической информации о Германии, Японии, Италии и оккупированных ими странах, а также на усиление разведывательной работы в Великобритании, США и Турции.

Анализ документов российских государственных и ведомственных архивов, а также мемуаров советских военачальников свидетельствует, что весной и летом 1943 г.

советские разведывательные и контрразведывательные службы получали важную политическую, военную и экономическую информацию. Сведения о планах германского командования поступали в Москву из резидентур внешней разведки в Лондоне, Женеве, Стокгольме, Нью-Йорке, Анкаре и Берлине. Материалы о передислокации частей и соединений германской армии на линию Орел - Курск - Белгород, активизации деятельности германских разведывательных служб в районе Курского выступа приходили из оперативных групп НКГБ СССР, действовавших на оккупированных территориях.

РГАСПИ, ф. 644, оп. 1, д. 124, л. 175 - 180.

стр. В книге "Записки командующего фронтом 1943 - 1945" И. С. Конев писал: "Уже весной 1943 г. советское Верховное Главнокомандование располагало данными о готовящемся летнем наступлении немецко-фашистских войск в районе Курской дуги. Данные разведки поступали с исключительной быстротой и точностью. Было точно определено и направление главного удара противника"21.

Ценную политическую и военную информацию советская разведка получала из Великобритании. Это было связано с тем, что британские спецслужбы еще в 1938 г.

смогли расшифровать немецкие коды, чем обеспечили доступ к секретной переписке по радиоканалам германского Верховного командования со штабами групп войск, армий и других соединений и частей. В этой переписке содержались планы боевых операций германских войск в Африке и на Восточном фронте. Агенты советской внешней разведки, входившие в "Кембриджскую пятерку" (К. Филби, Дж. Кернкросс, Д. Маклин, Э. Блант, Г.

Бёрджесс)22 сумели получить доступ ко многим ценным материалам британского внешнеполитического ведомства и разведки (еженедельным сводкам, оперативным приказам германского командования, содержанию радиограмм, в которых раскрывалась осведомленность германского командования о состоянии войск Красной Армии). Офицер британской разведки Кернкросс, хорошо знавший немецкий язык и обладавший аналитическими способностями, с помощью аналога немецкой шифровальной машины "Энигма" расшифровывал немецкие секретные радиограммы. От Кернкросса и Филби в резидентуру НКГБ в Лондоне поступали сведения о планировании немецкого наступления под Курском23.

Данные о подготовке операции "Цитадель" шли из Швейцарии от резидента советской военной разведки Ш. Радо, который передавал в "Центр" информацию, добытую Р.

Рёсслером24.

А. Даллес, руководитель действовавшей во время Второй мировой войны в Швейцарии резидентуры Управления стратегических служб США, писал: "Советские люди использовали фантастический источник, находящийся в Швейцарии, по имени Рудольф Рёсслер, который имел псевдоним "Люци". С помощью источников, которые до сих пор не удалось раскрыть, Рёсслеру удавалось получить в Швейцарии сведения, которыми располагало высшее немецкое командование в Берлине, с непрерывной регулярностью, часто менее чем через 24 часа после того, как принимались ежедневные решения по вопросам Восточного фронта". Бывший британский разведчик Л. Фараго утверждал, что Рёсслер был лучшим советским агентом в Европе25.

В отечественной историографии, посвященной партизанскому движению, зачастую отмечается, что партизанские отряды возникали стихийно, сначала разрозненными очагами, укреплялись благодаря поддержке местного населения. В результате этой поддержки борьба против опытного, хорошо вооруженного врага за сравнительно короткий срок приобрела характер массового народного движения. Авторы лишь упоминают о том, что к работе по созданию, вооружению и обучению партизанских отрядов были привлечены органы внутренних дел и государственной безопасности 26.

В связи с закрытостью архивов спецслужб историки не имели возможности исследовать деятельность в тылу противника разведывательно-диверсионных групп и отрядов НКВД НКГБ СССР, военной разведки. Между тем, они играли важную роль: к концу 1942 г. на оккупированной территории Советского Союза и стран Восточной Европы только из 4-го управления НКВД СССР действовало 77 хорошо нодготовлен Конев И. С. Записки командующего фронтом 1943 - 1945. М., 1989, с. 8.

Модин Ю. И. Судьбы разведчиков. Мои кембриджские друзья. М., 1997.

Очерки истории российской внешней разведки, т. 4, с. 246 247.

Радо Ш. Под псевдонимом Дора. М., 1988, с. 201, 227 238, 253 - 265.

Цит. по: Дамаскин И. А. 100 великих разведчиков. М., 2007, с. 238.

Война 1941 - 1945. Факты и документы. М., 2004, с. 216 222;

История Великой войны 1941 1945. М" 2010, с. - 145.

стр. ных, оснащенных и имевших боевой опыт оперативных групп и отрядов органов госбезопасности27.

Весной и летом 1943 г. оперативные группы и отряды, направленные в тыл противника органами госбезопасности28, действовали на оккупированных территориях западных областей РСФСР, Белоруссии, Украины и решали задачи в интересах Курской оборонительной и наступательной операций. Они вели наблюдение за передвижением эшелонов противника на железнодорожных узлах и транспортных магистралях, обстановкой в местах дислокации германских войск. Для сбора разведывательной информации сотрудники НКГБ СССР вели опрос местных жителей, допрос военнопленных противника и перебежчиков, анализировали захваченные документы. Вся достоверная и важная информация о подготовке германских войск к наступательной операции в районе Курска незамедлительно направлялась радиограммами в центр. За особо важными документами и военнопленными присылался самолет для доставки в Москву.

РАЗВЕДЧИКИ И ДИВЕРСАНТЫ Архивные документы свидетельствуют, что оперативные группы и отряды почти ежедневно направляли в НКГБ СССР ценную разведывательную информацию, а также сведения о проведенных диверсионных актах на коммуникациях противника и результатах бомбовых ударов советской авиации по вражеским объектам, расположенным в Киеве, Минске и других городах. Разведывательная информация из НКГБ СССР передавалась в РУ Генштаба Красной Армии Ф. Ф. Кузнецову и командующему авиацией дальнего действия А. Е. Голованову. По мере приближения сражения возрастала интенсивность потока разведывательной информации.

Наиболее важные сведения, поступавшие из 4-го управления НКГБ СССР в Разведывательное управление Генштаба, докладывались начальнику Генштаба А. М.

Василевскому29.

В конце февраля 1943 г. из оперативной группы, находившейся в районе оккупированного Брянска, приходили данные о концентрации в районе Львова германских войск, все огневые точки которых были "направлены на Курский большак"30.

В апреле-июне 1943 г. поток информации из оперативных групп и отрядов в 4-е управление НКГБ СССР стал непрерывным. Ежедневно поступало по несколько сообщений, которые докладывались руководству наркомата госбезопасности В. Н.

Меркулову, Б. З. Кобулову, в НКВД СССР Л. П. Берия и А. Н. Аполлонову, направлялись начальнику РУ Генштаба Красной Армии Ф. Ф. Кузнецову, командующему авиацией дальнего действия А. Е. Голованову и начальнику Группы по разведке Ф. И. Голикову.

С начала апреля 1943 г. оперативные группы "Градова", "Артура", "Юрия", действовавшие в районе оккупированного Минска, а также "Неуловимые"31 сообщали о стра К декабрю 1943 г. на оккупированной территории СССР и стран Восточной Европы действовало оперативных групп и отрядов 4-го управления НКГБ СССР;

в их составе сражались 7 тыс. 200 человек.

Кроме оперативных групп и отрядов 4-го управления НКГБ СССР, в тыл противника на оккупированные территории Советского Союза направлялись разведывательно-диверсионные группы и отряды 4-х отделов УНКГБ Белгородской, Курской, Орловской, Смоленской областей, НКГБ Белорусской и Украинской ССР, Карело-Финской ССР.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 497.

Там же, ф. 14, оп. 1, д. 477, л. 153.

Оперативная группа "Неуловимые" в составе 30 человек была направлена в тыл противника 15 марта 1942 г.

Первоначально действовала в районе оккупированного Полоцка, но постепенно "распространяла свое влияние западнее, северо-западнее и юго-западнее этого района, вплоть до Латвийской ССР, часто переходя ее границы и совершая диверсионные акты на территории Латвии". За период нахождения в тылу противника группа, успешно выполняя поставленные задачи, выросла в боевое соединение до 1 тыс. 300 человек, за счет партизан из местного населения и военнопленных, бежавших из немецкого плена. С 15 марта 1942 г. по 15 апреля 1943 г.

стр. тегических замыслах германского командования. В одной из радиограмм, поступивших из тыла противника, говорилось: "Отход немецких войск на Центральном фронте проводится с целью завлечь русских в мешок, удлинив их коммуникации, оторвать от баз, оставив сгоревшие населенные пункты, после чего еще раз сделать попытку наступления на Ленинград и Москву. По плану наступление намечено на конец апреля или начало мая 1943 г., но может быть и раньше, в зависимости от погоды"32.

В районе оккупированного Брянска действовали оперативные группы под командованием "Саввы" и А. П. Шестакова, которые с начала мая 1943 г. сообщали в центр, что противник готовит наступления на Курск и Орел: "Немцы сняли с охраны Брянских лесов войсковые части и технику и концентрируют силы для решительного удара на Москву, Курск и в направлении Орла. Генеральное наступление ожидается в двадцатых числах мая"33.

Оперативные группы "Днепрова", "Назара", "Марата", "Ходоки", действовавшие на оккупированной территории Украины, в начале мая 1943 г. сообщали о передислокации немецких воинских частей: "Войска противника едут на отдых с Курского и Брянского направлений. По имеющимся данным, немцы намерены возводить укрепления по Днепру"34.

В мае 1943 г. поток информации, поступавшей из оккупированных районов, где действовали оперативные группы НКГБ, существенно возрос. Шли сообщения не только разведывательного характера, но и содержавшие информацию о результатах налетов советской авиации на Брянск, Орджоникидзеград, Полоцк, станцию Громы (близ Полоцка), Минск35.

Наиболее ценные сведения поступали в результате умелой оперативной разработки чекистами немецких военнослужащих. В начале апреля 1943 г. в группу "Градова", действовавшую в районе Минска, был выведен инспектор германских военно-воздушных сил "Ш.", который рассказал о структуре авиасоединения "Москва", местах дислокации аэродромов, зоне их действия. В середине апреля этой же группой был захвачен летчик германской армии "Г. Ш.", который рассказал о расположении штаба соединения люфтваффе и аэродромов.

В первой половине мая 1943 г. на базу группы "Бывалые", действовавшей в районе Борисова Минской области, был доставлен захваченный в плен офицер Управления авиации Центрального фронта германской армии "Барт". От него была получена информация о дислокации 32 аэродромов противника, находившихся на Центральном фронте, противовоздушной обороне Минского и Смоленского аэродромов, системе организации воздушных округов германской армии на Центральном фронте, количестве самолетов в воздушных округах36.

Оперативные группы НКГБ СССР собирали информацию как о целях для нанесения бомбовых ударов, так и о результатах действий советской авиации. В мае 1943 г. А. Е.

Голованову направлялись составленные оперативными группами перечни объектов для нанесения бомбовых ударов советской авиацией в Смоленской и Орловских областях, Киеве, Минске, Варшаве и их окрестностях. В перечни были включены сведения об аэродромах противника;

складах оружия, боеприпасов, вещевого и инженерного имущества, продовольствия;

штабах и учреждениях германской армии;

казармах воинских частей;

мастерских по ремонту боевой техники;

зенитных установках;

железнодорожных мастерских;

военных заводах;

танковых мастерских;

электростанциях.

"Неуловимые" пустили под откос 234 эшелона противника, повредили 1 и сбили немецких самолетов, уничтожили 25 тыс. 168 и ранили свыше 7 тыс. 700 солдат и офицеров противника, взорвали 33 железнодорожных и сожгли 33 шоссейных моста. - ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 198 - 201.

Там же, л. 35.

Там же, л. 155 - 157.

Там же, л. 141.

Там же, л. 115 - 184, д. 474, л. 10 - 48.

Там же, д. 473, л. 31, 81, 234 253, 258.

стр. В ночь на 3 мая 1943 г. советская авиация совершила налет на цели противника, расположенные в районе Минска. Результаты бомбардировки были направлены в центр нескольким оперативными группами НКГБ. После того как И мая 1943 г. советская авиация провела бомбардировку объектов противника, расположенных в Киеве, командир оперативной группы "Ходоки" сообщил, что это был "самый интенсивный налет на Киев за время войны. В результате бомбежки было убито до двух тыс. немцев в Киево Печерской лавре;

разрушены: здание Политехнического института, немецкая военная школа и бывшая школа имени Каменева"37.

Сведения о подготовке германского наступления под Курском приходили и от советских разведчиков, внедренных в ряды противника. В состав дислоцированной в районе Ровно оперативной группы НКГБ СССР "Победители", которой командовал Д. Н. Медведев, входил разведчик Н. И. Кузнецов, знавший 6 диалектов немецкого языка и действовавший на оккупированной врагом территории под именем обер-лейтенанта вермахта П. Зиберта.

В мае 1943 г. имперский комиссар Украины и гауляйтер Восточной Пруссии Э. Кох в беседе со своим "земляком" Зибертом сказал, что "немецкое командование намерено взять реванш за поражение под Сталинградом. Для этой цели стягиваются войска на Курском фронте"38. По воспоминаниям П. А. Судоплатова, "по заданию Ставки информация Кузнецова о подготовке немцами стратегической наступательной операции была перепроверена и подтверждена посланными нами в оккупированный Орел разведчиками Алексахиным и Воробьевым"39.

Н. И. Кузнецов информировал советское командование о применении немцами в предстоящем наступлении новых танков "Тигр" и "Пантера", о местонахождении полевой ставки Гитлера "Вервольф" под Винницей40.

23 мая 1943 г. поступило сообщение от советского разведчика, проникшего в абвер команду-103: "Немцы готовят наступление с Орла на Елец и с Харькова на Воронеж с задачей окружить группировку наших войск, находящихся между этими направлениями, и что в район Орла уже стянуто несколько армий, в том числе три танковые. Главная военная база, обслуживающая эту группировку, находится в Конотопе"41.

Наращивание сил германской группировки войск на Курском направлении продолжалось.

Зафронтовая разведка сообщала, что с 23 по 29 мая 1943 г. по железной дороге Минск Гомель в направлении на Орел последовали: один эшелон с 28 тяжелыми танками "Тигр", три эшелона с 87 средними танками, один - с авиамоторами, два - с живой силой, девять с топливом, два - с нефтяными дизелями и два эшелона с боеприпасами и продовольствием42.

Понимая важность разведывательно-диверсионной деятельности, 8 мая 1943 г. К. К.

Рокоссовский направил в НКГБ СССР письмо с просьбой послать в тыл противника специальные отряды для ведения диверсий на коммуникациях противника против Центрального и Брянского фронтов, чтобы препятствовать перевозке в Брянск личного состава, боевой техники и боеприпасов, а также "замедлить накопление врагом необходимых сил и средств43.

Руководством НКГБ СССР были даны соответствующие указания опергруппам, действовавшем в том регионе, и принято решение сформировать из наиболее подготовленных к боевой работе в тылу противника военнослужащих Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР три диверсионных отряда численностью 24 чел. каждый.

В дальнейшем предполагалось "усилить эти отряды за счет оперативных групп, действовавших в тылу противника, до 60 человек в каждый отряд"44.

Там же, л. 134, 145, 154, 184;

Там же, д. 474, л. 39, 104, 117, 207.

Очерки истории российской внешней разведки, в 6-и т., т. 4, с. 80.

Судоплатов П. А. Разведка и Кремль. Записки нежелательного свидетеля. М., 1996, с. 155.

Христофоров В. С. Органы госбезопасности СССР в 1941 - 1945 гг., с. 212.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 267.

Там же, л. 455.

Там же, ф. РДР, д. 20372, л. 185.

Там же, л. 185 - 187.

стр. Подготовка отрядов для "выполнения диверсионно-боевых задач в тылу врага" началась уже 17 мая 1943 г., командирами отрядов были назначены старший лейтенант Н. Д.

Матвеев45, лейтенанты А. Н. Шихов46 и С. А. Каминский47. Основная задача отрядов состояла в проведении диверсий в тылу противника, выводу из строя живой силы и техники, направляемой на фронт, разрушении основных путей провоза и эвакуации войск.

Одновременно было необходимо передавать данные о районах скопления живой силы и техники противника для нанесения но ним ударов советской авиацией дальнего действия.

29 - 30 мая и 5 июня 1943 г. отряды "Авангард", "Почин" и "Предвестник" несколькими группами на самолетах были направлены в тыл противника48.

Получив информацию о благополучном десантировании отрядов в тылу противника, К. К.

Рокоссовский пожелал им успехов в работе и просил руководство 4-го управления НКГБ СССР, чтобы "с ним все время держали связь, сообщали о проделанной диверсионной работе и давали разведданные"49.

14 июня 1943 г. отряд "Авангард" прибыл к месту постоянного расположения в Пеньковский лес, западнее участка железной дороги Сураж-Костюковичи и, используя разведданные местных партизанских отрядов, приступил к выполнению задания. С июня по сентябрь 1943 г. разведывательно-диверсионный отряд "Авангард" подорвал эшелонов с войсками и техникой (уничтожено 17 паровозов, 66 вагонов), шоссейный мост;

67 участков железнодорожного полотна;

провел 6 боев с противником;

разоружил и захватил более 600 немецких офицеров, полицаев и предателей50.

С 24 мая но 22 сентября 1943 г. отряд "Почин" пустил под откос 13 эшелонов. В результате диверсий было разбито 173 вагона;

добыто трофейное оружие51.

С 5 июля по 23 сентября 1943 г. отряд "Предвестник" подорвал 12 эшелонов с живой силой и техникой противника, уничтожил 12 паровозов и 101 вагон;

взорвал железнодорожный и 3 шоссейных моста;

вырезал и подорвал 9,5 км линий связи;

в боевых столкновениях с противником уничтожил 19 офицеров, бургомистров и предателей. На участках железнодорожного сообщения движение прерывалось до суток и более52.

Оперативные группы НКГБ передавали в центр сведения, что "наступление из Курска и Харькова должно было развиваться в направлении на Воронеж, с Белгорода - на Малоархангельск, с задачей окружить и уничтожить группировку советских войск, находящихся на этом участке фронта". Сообщалось о концентрации в районе Орла девяти армий противника, из которых половина - танковых53.

Во второй половине июня - июле 1943 г. командующим войсками Центрального и Западного фронтов К. К. Рокоссовскому и В. Д. Соколовскому регулярно направлялась информация о проведенных диверсионных акциях на коммуникациях противника (подорванных эшелонах с живой силой, боеприпасами и техникой, бронепоездах, взорванных мостах и складах, уничтоженных германских военнослужащих)54.

Матвеев Н. Д. командир оперотряда "Предвестник", действовавшего в мае-октябре 1943 г. на оккупированной территории Орловской области.

Шихов А. Н. Герой Советского Союза, заместитель командира роты Отдельного отряда ОСНАЗ НКГБ СССР. В мае-октябре 1943 г. командир оперотряда "Почин", действовавшего в Гомельской области.

Каминский С. А. заместитель командира стрелковой роты Отдельного отряда ОСНАЗ НКГБ СССР. Командир оперотряд "Авангард", действовавшего в мае-октябре 1943 г. на оккупированной территории Орловской области.

ЦА ФСБ России, ф. РДР, д. 20372, л. 31 - 32, 34, 35.

Там же, л. 46, 196 - 198,202 203,215 - 219.

Там же, л. 74.

Там же, д. 20071, т. 2, л. 232.

Там же, ф. РДР, д. 20049.

Там же, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 467.

Там же, д. 476, л. 166 - 171.

стр. Оперативные группы П. Г. Шемякина55 и "Тараса" собирали информацию о передвижении германских войск по железным дорогам Белоруссии. 9 июля от них поступили сведения о том, что "6 июля 1943 г. в город Могилев прибыло большое количество танков и войск противника, предназначенных, видимо, для переброски на Орловско-Курское направление. В связи с переброской дополнительных сил на это направление германские охранные подразделения приняли дополнительные меры по защите транспортных коммуникаций от диверсионных действий партизан, проводили очистку местности от партизан и преследовали местных жителей, имевших связь с партизанами, в районе Могилева, Чаусы и других населенных пунктов, расположенных вдоль железных дорог"56.

23 июня 1943 г. П. А. Судоплатов направил Ф. Ф. Кузнецову информацию, полученную мая 1943 г. агентурной разведкой57 в тылу противника, о том, что "немцы якобы предполагают начать наступление на Восточном фронте с Орла в направлении на Елец и в дальнейшем на Пензу. С Курска и Харькова наступление якобы должно развиваться в направлении на Воронеж, с Белгорода - на Малоархангельск с задачей окружить и уничтожить группировку войск Красной Армии, находящихся на этом участке фронта. В район Орла противником якобы стянуто девять армий, из которых половина танковых. На участке фронта от Великих Лук до Дорогобужа немцы якобы решили перейти в оборону до конца войны, там находятся всего две армии, одна из них танковая со штабом в Витебске якобы небоеспособна. Военная база Восточного фронта, по тем же данным, находится в Конотопе"58.

В июле-августе 1943 г. информация, поступавшая из тыла противника в 4-е управление НКГБ СССР практически ежедневно, а иногда и несколько раз один день, направлялась Ф.

Ф. Кузнецову и А. Е. Голованову.

Кроме того, В. Н. Меркулов регулярно направлял обобщенные сведения о дислокации германских и венгерских войск, местах расположения аэродромов, движении эшелонов противника в сторону фронта в Группу по разведке - Ф. И. Голикову.

Так, 1 - 2 июля 1943 г. сообщалось, что в тылу противника, на Вильнюсском аэродроме, базировалась германская эскадрилья двухмоторных пикирующих бомбардировщиков. На аэродроме Малые Емельяны, в 7 км западнее Ровно, шло спешное строительство двух больших и двух малых ангаров. Ожидалось прибытие на аэродром большого количества самолетов и около 200 летчиков.

4 июля 1943 г. - о том, что 16 мая из Орловской области в район станции Борковичи прибыла "207-я потрепанная немецкая дивизия численностью до 3 500 человек, для доформирования"59.

5 июля 1943 г. была направлена информация, что "войска карательной экспедиции противника после снятия блокады Бегомельского участка и района озера Палик концентрировались в районе Минска-Борисова и намеревались начать наступление против партизанских отрядов, действовавших южнее железной дороги Минск-Орша"60.

10 июля сообщалось о прибытии в Могилев большого количества танков и войск противника, "предназначенных, видимо, для переброски на Орловско-Курское направление". При налете советской авиации на живую силу и технику врага в районе Могилева в ночь на 22 июня 1943 г. "удачные попадания отмечены в окрестностях города, где было сосредоточено до 100 танков, значительное количество которых было уничтожено прямым попаданием авиабомб. Из числа экипажей было убито до 500 немцев.

Кроме того, были отмечены попадания в пороховые склады и нефтехранилища"61.

Шемякин П. Г. - заместитель командира батальона 1-го мотострелкового полка ОМСБОН НКВД СССР (июль 1941-март 1942 гг.), командир оперативной группы НКГБ СССР "Вперед" (март 1942 - октябрь 1943 гг.).

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 477, л. 44, 505.

Задержка с поступлением информации была связана с временным отсутствием связи.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 497.

Там же, д. 476, л. 10, 12, 23, 29.

Там же, л. 33, 35.

Там же, л. 91,95,97.

стр. 20 июля 1943 г. было передано сообщение о проведении в Могилеве облав, задержаниях трудоспособных жителей и направлении их в лагерь для строительства укреплений. В документе указывались места базирования германской техники и живой силы в Гомеле, говорилось о прибытии мадьяр, направлявшихся на фронт, строительстве укреплений в Жлобине. Сообщались координаты складов с вооружением, боеприпасами, вещевым и инженерным имуществом, горючим. В документе приводились данные о движении с 4 по 9 июля но железной дороге Молодечно-Полоцк на фронт эшелонов противника с танками, орудием, боеприпасами, автомашинами, пассажирскими вагонами, цистернами с горючим. По железной дороге Ковель-Здолбунов в сутки в обоих направлениях проходило до 50 поездов. На Восток по этой дороге следовали поезда с танками, орудиями, боеприпасами, углем, бензином. На Запад перевозилась разбитая техника и раненые солдаты противника62.

24 июля 1943 г. была направлена информация о прибытии 20 июля в Смоленск ударной немецкой армии генерала В. Вайса, состоявшей из "отборных танковых и моторизованных дивизий"63.

27 и 28 июля в РУ ГШ КА и командующему авиацией дальнего действия были переданы схема расположенного между станциями Колодищи и Михайлович в окрестностях Минска склада боеприпасов, план Кильской бухты и схема армейского автопарка64.

Активные действия советских партизан в тылу противника, совершаемые ими диверсии на железных дорогах нарушали планы германского военного командования. В апреле-июне 1943 г. активную борьбу с партизанами на оккупированных территориях Украины, Белоруссии, Смоленской и Орловской областей были брошены многочисленные германские и венгерские воинские части, которых поддерживали авиация и артиллерия.

С начала 1942 г. советские разведка и контрразведка вели сбор информации о преступлениях и злодеяниях германских армий и их союзников на оккупированных территориях. Оперативные группы и отряды собирали информацию о преступлениях оккупантов против населения;

формировании оккупационной администрацией вооруженных отрядов из местных жителей, мерах, принимавшихся противником по борьбе с партизанами. Оперативные группы УНКГБ по Орловской области сообщали, что в целях борьбы с партизанами на дорогах, ведущих к Орлу, были установлены жандармские пункты, и курсировали военные патрули, "рощи и лески на окраинах города вырублены немцами. Выход из домов в ночное время запрещен - нарушителей расстреливают на месте. Все местное население обоего пола используется на работах по восстановлению дорог, мостов и оборонительных сооружений. В здании бывшего женского монастыря немцы создали пункт переподготовки военных кадров из украинцев и белорусов. Из этих людей комплектуются батальоны для отправки на фронт и в партизанские районы для борьбы с партизанами. Немцы путем принуждения местного населения ускоренными темпами возводили укрепления вокруг Орла. Построена круговая оборона. Отрыты окопы полного профиля, построены дзоты, блиндажи, установлены минные поля. Установлена вокруг города артиллерия, в большинстве зенитная"65.

В начале апреля оперативная группа из района Брянска сообщала о блокировании германскими войсками партизанских отрядов после того, как части Красной Армии отошли от восточной окраины Брянских лесов к северу. В результате у партизан иссякли запасы продовольствия, отдельные отряды стояли перед угрозой голода66.

Жестокую и бесчеловечную политику на оккупированных территориях Советского Союза вели не только германские карательные части и подразделения, но и венгерские оккупационные войска. Об этом свидетельствуют многочисленные архивные докумен Там же, л. 188 - 190.

Там же, л. 222 - 224.

Там же, л. 235, 237, 240 - 247.

Архив УФСБ России по Орловской области, ф. 2, оп. 1, д. 7, л. 206.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 20.

стр. ты, в том числе и недавно введенные в научный оборот67. В апреле 1942 г. венгерские "специалисты по борьбе с партизанским движением" - 4-й отдел венгерского Королевского генерального штаба - подготовил аналитический обзор под названием "Об опыте текущей войны- бои с партизанами". 10 мая 1943 г. В. Н. Меркулов направил в ГКО перевод этого обзора68, отметив, что в нем "дается тенденциозно написанная оценка партизанскому движению в СССР, анализируется состав партизанских отрядов, их организация, комплектование, вооружение, способы ведения боя и даются указания о мерах борьбы с партизанами"69.


Весной и летом 1943 г. советским войскам, принимавшим участие в Курской битве, помогали партизанские отряды, совершавшие диверсии на железных дорогах с целью дезорганизации перевозок противника накануне и во время сражения. Это стало возможным благодаря тому, что в 1943 г. была налажена подготовка подрывников для партизанских отрядов, увеличилось количество переправляемых за линию фронта взрывчатых веществ. Диверсионная деятельность на железных дорогах стала согласовываться с планами и замыслами командования Красной Армии. Располагая подробной информацией о дислокации войск противника, положении на временно оккупированной территории, центр планировал диверсионную деятельность оперативных групп и отрядов.

Архивные документы свидетельствуют, что с 27 апреля по 10 мая 1943 г. только оперативные группы 4-го управления НКГБ СССР на железных дорогах Полоцк-Двинск, Себеж-Идрица, Коростень-Киев, в районе Минска пустили под откос 15 эшелонов противника. В результате диверсий были уничтожены 18 паровозов, 109 вагонов и платформ, 2 автомашины;

при крушениях поездов убиты более 800 солдат и офицеров, ранены 278 человек. По неполным данным, движение на железных дорогах, подвергшихся диверсионным действиям опергрупп НКГБ СССР, было приостановлено в общей сложности на 252 часа70.

С 10 по 20 мая 1943 г. оперативными группами НКГБ было пущено под откос 5 эшелонов, бронепоезд, уничтожено 2 паровоза, 18 вагонов, 7 автомашин, убиты 135 солдат и офицеров противника, взорван склад горючего71.

За период с 1 по 31 июля 1943 г. оперативные группы НКГБ СССР, действовавшие в тылу противника, пустили под откос 102 эшелона с живой силой, техникой и вооружением противника, 4 бронепоезда, уничтожили 87 паровозов, 17 автомашин и 3 бронемашины, разбили 1 тыс. 128 вагонов и платформ, взорвали 8 различных предприятий и 7 складов продовольствия, вооружения и горючего, 8 железнодорожных и шоссейных мостов. В результате диверсионных актов и боевых столкновений с карателями и полицией, были убиты и ранены свыше 5 тыс. солдат и офицеров противника. По неполным данным, движение на железных дорогах, подвергшихся диверсионным действиям оперативных групп, было приостановлено на 2 тыс. 282 часа72.

Особенно интенсивно диверсии на железных дорогах проводились в период Курской битвы. С 3 августа по 15 сентября 1943 г. оперативными группами и отрядами органов безопасности и партизанскими формированиями на оккупированных территориях западных областей РСФСР, Белоруссии и Украины были проведены диверсионные операции, вошедшие в историю Великой Отечественной войны под названием "рельсовая война". Было уничтожено и выведено из строя 170 тыс. рельсов, 833 эшелона, 740 мостов, что создало противнику трудности для материально-технического обеспечения фронта и маневрирования боевыми ресурсами в период, когда советские войска A magyar megszallo csapatok a Szovjetunioban. Leveltari dokumentumok (1941 - 1947). Budapest, 2013.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 474, л. 26.

Великая Отечественная война. 1942 год: исследования, документы, комментарии. М., 2012, с. 576.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 148 - 150.

Там же, д. 474, л. 143.

Там же, д. 478, л. 34 - 39.

стр. развернули масштабное наступление. Были убиты и ранены около 30 тыс. германских военнослужащих. "Рельсовая война" оказала большую помощь советским войскам в успешном завершении Курской битвы73.

По свидетельству Г. К. Жукова, победе советских войск под Белгородом, Орлом и Харьковом во многом способствовали партизаны, действовавшие в тылу противника. Они вели в Белоруссии, Смоленской, Орловской Областях и Приднестровье "рельсовую войну". Партизаны срывали железнодорожные перевозки, взрывали мосты, снабжали советское командование разведывательными данными, которые помогали правильно оценивать обстановку и замысел вражеского командования на лето 1943 г. К. К. Рокосовсский положительно оценивал разведывательно-диверсионную деятельность в тылу противника в период Курской битвы: "Очень многое для нас сделали партизаны Брянщины и Белоруссии. [...] С партизанскими штабами мы поддерживали постоянную связь. Оттуда к нам поступали сведения о передвижениях войск противника. Наблюдения нашей воздушной разведки перепроверялись и дополнялись партизанами. По их целеуказаниям авиация бомбила важные вражеские объекты"75.

БОРЬБА С ИНОСТРАННЫМИ ШПИОНАМИ Активное участие в Курской битве принимали органы контрразведки "Смерш", которые вели борьбу со шпионами, диверсантами и террористами, предателями и изменниками Родине, дезертирами, членовредителями, лицами, занимавшимися антисоветской деятельностью. Контрразведчики обеспечивали режим секретности при планировании боевых операций, оказывали помощь командованию в повышении боевой готовности войск, а также получали важную информацию от зафронтовых агентов и в ходе опроса военнопленных противника.

В период подготовки к Курской битве советская контрразведка зафиксировала, что спецслужбы противника активизировали свою деятельность. В начале апреля 1943 г. была получена информация о дополнительном наборе советских военнопленных из лагеря в районе Бобруйска в германскую разведывательную школу для краткосрочного обучения и последующей переброски в тыл Красной Армии76.

Сотрудники органов госбезопасности располагали сведениями о работе германской разведывательной школы в Витебске, активно готовившей агентуру, в частности, подростков, для заброски в советский тыл и внедрения в партизанские отряды77.

В начале мая 1943 г. в районы Ельца, Воронежа, Курска и Касторной были заброшены несколько разведывательных групп противника. Для выявления агентов германской разведки, направленных из-за линии фронта под видом советских военнослужащих и внедренных в войска Красной Армии, были составлены списки и ориентировки78 с указанием установочных данных на агентов, описанием их примет, экипировки, снаряжения, наличия радиостанции, признаков подделки служебных документов. ГУКР "Смерш" НКО, 2-е и 4-е управления НКГБ СССР регулярно обменивались информацией об агентах германской разведки и координировали деятельность но их розыску и обезвреживанию79.

Германская разведка использовала сведения, полученные от красноармейцев, переходивших на сторону противника. Поэтому летом 1943 г. советские контрразведчики принимали меры по предотвращению измены Родине и дезертирству в частях и соеди Военный энциклопедический словарь. М., 2007, с. 801;

Попов А. Ю. НКВД и партизанское движение. М., 2003, с. 117.

Жуков Г. К. Указ. соч., т. 3, с. 13 15, 75 - 76.

Рокоссовский К. К. Указ. соч., с. 205.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 82.

Там же, л. 196 - 197.

Там же, д. 474, л. 167 198, 205 - 206.

Там же, д. 473, л. 268 - 274, 296 297, 314.

стр. нениях Красной Армии, утечки сведений о подготовке к оборонительным и наступательным боям в районе Курска.

В начале июля 1943 г. по приказу Ставки ВГК заканчивались последние приготовления к переходу в наступление войск Брянского и левого крыла Западного фронтов. Используя методы оперативно-розыскной деятельности, сотрудники подразделений контрразведки "Смерш" выявляли недостатки подготовки к наступлению, соблюдения маскировки, нарушения правил радиообмена между частями и подразделениями Красной Армии, обнаружили возможные каналы утечки информации к противнику.

Проанализировав информацию, поступавшую из управлений контрразведки "Смерш" фронтов, материалы допросов арестованных агентов германской разведки и военнопленных, данные радиоконтрразведки, В. С. Абакумов пришел к выводу, что противнику удалось обнаружить передислокацию частей и соединений Красной Армии, размещение артиллерии на огневых позициях в районе предстоящей операции. 24 июня 1943 г. он направил И. В. Сталину и А. М. Василевскому сообщение о том, что в мае и июне подготовка к наступательным действиям на участках 61-й и 63-й армий была проведена без достаточного соблюдения военной тайны и маскировки. Передвижение колонн и большого количества транспорта днем демаскировало расположение советских войск. Абакумов указал, что пристрелка орудий на участке 61-й армии превратилась в массированный артиллерийский огонь, что дало возможность противнику догадаться о мероприятиях частей Красной Армии, "так как вслед за этим он повел большие огневые налеты по нашим участкам огневых позиций". Абакумов сообщал, что в период с 29 мая по 6 июня 1943 г. авиаразведка противника обнаружила около ПО артиллерийских и минометных позиций, 5 наведенных мостов и передвижение частей Красной Армии 80.

Германская радиоразведка, которая вела перехват сообщений, передаваемых средствами связи, контролировала работу в эфире советских радиостанций, нарушавших правила радиообмена. "Функабвер" имел достаточно точную картину организации связи частей и соединений Красной Армии. Обычно германское командование определяло численность и расположение артиллерии Красной Армии "во время неизбежной пристрелки, несмотря на все искусные маневры русских. Разведка боем являлась верным признаком того, что на другой день последует ожидаемое наступление противника"81.

В ходе подготовки Курской наступательной операции особое внимание уделялось сохранению в тайне планов Ставки ВГК и Генштаба Красной Армии, введению в заблуждение германского военного командования, доведению до них стратегической дезинформации. В этих целях органы контрразведки "Смерш" вели радиоигры с разведкой противника. В отдельные периоды войны советской контрразведкой одновременно велось до 70 радиоигр из глубокого советского тыла и прифронтовой полосы. Они использовались для стратегической дезинформации противника в интересах Главного командования и Генштаба Красной Армии. Передача дезинформации проводилась только после утверждения Генштабом текстов радиограмм, подготовленных контрразведчиками с учетом почерка каждого агента и легенды о его разведывательных возможностях.


Детально отрабатывалась тактика ведения игр82.

Одной из наиболее значительных операций стала радиоигра "Монастырь", которая шла почти всю войну: с июля 1941 г. по весну 1945 г. Первоначально она разрабатывалось Особой группой и Секретно-оперативным управлением НКВД СССР с целью выявления лиц, сотрудничавших с германской разведкой, и фактически переросла в крупное противоборство между советской контрразведкой и абвером. Радиоигра велась в тесном взаимодействии с ГРУ Генштаба Красной Армии. В ходе нее осуществлялась Там же, ф. 14, оп. 5, д. 20, л. 131 - 133.

Типпельскирх К. История Второй мировой войны, кн. 2. М., 2011, с. 108 - 109.

Макаров В. Г. Радиоигры советской и германской разведок в годы Великой Отечественной войны. - Новая и новейшая история, 2007, N 1.

стр. стратегическая дезинформация противника и проникновение в агентурную сеть абвера, действовавшую на территории Советского Союза83.

Для передачи противнику дезинформации, связанной с подготовкой Красной Армии к обороне и последующему наступлению в районе Курского выступа, использовались агентурных радиостанций, размещенных в Ливнах, Ельце, Щиграх, Кастор-ном, Тамбове.

С 17 мая 1943 г. по август 1944 г. Управление контрразведки "Смерш" Центрального фронта и Отдел контрразведки "Смерш" Орловского военного округа из районов Щигры Курск - Брянск вели радиоигру под кодовым названием "Опыт"84.

Летом 1943 г. началась еще одна крупная радиоигра - "Загадка", проводившаяся против разведоргана 6-го управления РСХА "Цеппелин-Норд" до апреля 1945 г. Основной целью этой игры было выявление и срыв замыслов гитлеровской разведки и дезинформация противника85.

Всего за годы Великой Отечественной войны органами безопасности СССР было проведено 183 радиоигры. Германские спецслужбы столкнулись с огромным количеством дезинформации, значительно снизившей эффективность разведывательно-диверсионной работы противника во время важных оборонительных и наступательных операций.

На основе изучения показаний немецких военнопленных и трофейных документов аналитики ГУКР "Смерш" сделали вывод, что в связи с успешным наступлением частей Красной Армии летом 1943 г. моральное состояние германских войск ухудшилось.

Многие солдаты и офицеры противника "проявляют настроения усталости и недовольства войной, некоторые из них открыто ведут разговоры о неизбежности поражения Германии в войне с СССР". Например, командир 750-го отдельного батальона капитан К. Майер показал: "Война с Россией явилась величайшей ошибкой нашего военного и политического руководства. Мы потеряли неисчислимо много людей и вынуждены отступать, будучи не в состоянии противостоять нажиму русских. Если в начале июля в моем батальоне было 400 человек, то теперь, в ноябре, осталось 80. Громадные потери и беспрерывное отступление, несомненно, поколебали дух моих солдат. Мы сейчас ведем бои без перспективы на то, что они завершатся победой. Мы ожесточенно сопротивляемся лишь с той целью, чтобы не дать русским близко подойти к нашим границам". В связи с падением дисциплины в войсках германское командование в приказах и выступлениях запугивало своих солдат и офицеров тем, что в случае проигрыша войны на немецкую армию и народ обрушатся страшные бедствия. Командир 86-й пехотной дивизии вермахта генерал-лейтенант Г. Вейдлинг86 25 августа 1943 г. выступил перед своими солдатами со следующими словами: "После проигранной войны ни один немецкий солдат не увидит больше своей родины. Нас пошлют, как рабочие батальоны в С сентября 1944 г. в процессе радиоигры "Монастырь" на советскую территорию было совершено самолетовылетов и сброшено 25 германских разведчиков (все арестованы);

13 радиостанций (7 включены в игру с немцами);

615 комплектов зимнего обмундирования;

100 винтовок и автоматов, 35 пистолетов, 2 тыс. гранат, тыс. патронов;

более 2,5 т мясопродуктов, 370 кг шоколада, 4 т хлеба, 400 кг сахара, 100 бутылок вина и т.д.

Прислано 2 млн. 258 тыс. 330 рублей. ЦА ФСБ России, д. 100004, т. 1 "А", л. 20.

Работа радиостанции легендировалась от имени разведгруппы германских агентов в количестве трех человек радиста "Шадрина", разведчиков "Юденича" и "Сурикова". Противнику было передано 92 радиограммы, получено 51. На нашу сторону были вызваны и обезврежены три немецких агента и получены грузы, сброшенные с самолета. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1943 г. за успешную работу по радиоигре "Шадрин" был награжден орденом Отечественной войны II степени.

Противнику было передано 159 радиограмм, получено - 170.

Генерал артиллерии Г. Вейдлинг 22 апреля 1945 г. был назначен военным комендантом Берлина. 2 мая 1945 г.

он сдался в советский плен. Умер в 1955 г. во Владимирской тюрьме МГБ СССР.

стр. русский тыл, в качестве рабов работать в одной из стран, разрушенных войной. Наши имущество и наши родственники погибнут в хаосе, которого мир еще не видал"87.

В начале мая 1943 г. советская разведка сообщала в ГКО, что "в последнее время в войсках противника, расположенных в районе деятельности оперативной группы "Ходоки", отмечалось разложение и падение дисциплины. Чехи, мадьяры и словаки отказывались воевать против Красной Армии и добивались отвода их частей и подразделений домой. Были известны случаи, когда полуголодные мадьяры, чехи и словаки из воинских частей, расположенных в селах, попрошайничали у населения и открыто занимались спекуляцией. Командиры не препятствовали этому"88.

ПРОВАЛ ГЕРМАНСКОЙ ОПЕРАЦИИ "ЦИТАДЕЛЬ" После поражения германской армии под Сталинградом и в Северной Африке Гитлеру и его окружению была необходима большая победа на Восточном фронте. Гитлер стремился овладеть стратегической инициативой, восполнить понесенные потери. Приказ Гитлера по офицерскому составу войск, участвовавших в операции "Цитадель", гласил: "Я отдал приказ о первой наступательной битве этого (1943. - В. Х.) года... Значение первой наступательной операции этого года исключительно велико. Эта начинающаяся новая немецкая операция не только укрепит наш собственный народ, произведет впечатление на остальной мир, но и прежде всего придаст самому немецкому солдату новую веру.

Укрепится вера наших союзников в конечную победу, а нейтральные государства будут вынуждены соблюдать осторожность и сдержанность. Поражение, которое потерпит Россия в результате этого наступления, должно вырвать на ближайшее время инициативу у советского руководства, если вообще не окажет решающего воздействия на последующий ход событий"89.

Операция "Цитадель", как и любая другая крупная наступательная операция, разрабатывалась на основе многочисленных планов, указаний, схем, таблиц, готовившихся генералами и старшими офицерами двух германских генеральных штабов ОКВ (штаб верховного командования вооруженными силами Германии) и ОКХ (штаб верховного командования сухопутных войск). В ходе разработки плана "Цитадель" между ними возникли серьезные разногласия. Гитлер испытывал сомнения по поводу сроков начала операции. Это было связано с производством новых танков "Тигр" и "Пантера" и их сосредоточением в районе предполагаемого наступления90.

За проведение наступательной операции выступал генерал К. Цейтлер, его поддерживали В. Кейтель и Г. Клюге. Противниками наступления в районе Курска были генералы А.

Йодль и Х. Гудериан.

В ЦА ФСБ России хранятся следственные дела на генералов и офицеров германской армии, в которых содержатся протоколы допросов и собственноручные показания91. В них говорится о разработке операции "Цитадель", даются оценки происходившим событиям.

Начальник штаба ОКВ В. Кейтель, один из участников разработки планов боевых действий германской армии на 1943 г., после окончания Сталинградской битвы пришел ЦА ФСБ России, ф. 14, оп. 5, д. 389, л. 289 292.

Там же, ф. 4, оп. 1, д. 473, л. 142 - 143.

Дашичев В. И. Стратегия Гитлера. Путь к катастрофе. 1933 - 1945. Исторические очерки, документы и материалы, в 4-х т., т. 3. М., 2005, с. 562.

Caidin M. The Tiqers are Burninq. New York, 1974;

Кларк А. Величайшая танковая битва в истории. - "От "Барбароссы" до "Терминала": взгляд с Запада. М., 1988, с. 261 - 292.

Некоторые документы опубликованы в сборниках документов. См.: Генералы и офицеры вермахта рассказывают... Документы из следственных дел немецких военнопленных. 1944 - 1951. М., 2009;

Вермахт на советско-германском фронте: следственные и судебные материалы из архивных дел немецких военнопленных 1944 - 1952. М., 2011;

Тайны дипломатии Третьего рейха: германские дипломаты, руководители зарубежных военных миссий, военные и полицейские атташе в советском плену. Документы из следственных дел. 1944 - 1955.

М., 2011.

стр. к выводу, что потеря 6-й германской армии тяжело скажется на состоянии всего Восточного фронта. В то же время он был уверен, что войну на Восточном фронте нельзя считать проигранной, даже если в скором времени германская армия не добьется военной победы. Кроме того, Кейтель считал, что нельзя было полагаться на армии стран сателлитов - Румынии, Венгрии, Италии92.

Несмотря на то, что германское командование с недоверием относилось к войскам своих сателлитов, обойтись без них было невозможно. Расширявшиеся участки Восточного фронта нужно было заполнять новыми воинскими формированиями. Весной 1943 г.

Гитлер провел ряд совещаний со своими союзниками. 7 апреля он встретился с итальянским дуче Б. Муссолини, 12 апреля - румынским диктатором И. Антонеску, 16 - апреля - венгерским регентом М. Хорти, 19 апреля - норвежским премьер-министром В.

Квислингом, 25 апреля - президентом Словакии И. Тисо. По данным советской внешней разведки, Гитлер требовал от них направления на фронт возможно большего количества национальных формирований, публичной декларации солидарности с Германией, обязательств бороться до конца вместе с "третьим рейхом"93.

Весной 1943 г., стремясь изменить ситуацию на Восточном фронте, германское руководство оказывало давление и на Финляндию. Германия требовала активного участия в боевых операциях, переброски хотя бы небольших подразделений финских войск на другие участки Восточного фронта, присоединения Финляндии к "пакту трех держав" (Германии, Италии и Японии), публичному заявлению о солидарности с Германией.

Однако президент Р. Рюти под любыми предлогами избегал личной встречи с Гитлером, всякий раз давая уклончивые ответы послу Германии в Финляндии.

К началу планирования операций на Восточном фронте на лето 1943 г. германским войскам, по оценкам Кейтеля, удалось полностью пополнить свои резервы, обеспечить снабжение. В то же время Кейтель отмечал, что летом 1943 г. в германских частях и соединениях стал ощущаться недостаток опытных военных кадров. Он утверждал, что план германского военного командования на 1943 г. предусматривал "уничтожение Курского выступа и спрямление фронта на этом участке;

в случае особого успеха, возможно, продвигаться на Северо-Восток для того, чтобы перерезать железные дороги, ведущие от Москвы на Юг;

в дальнейшем планировалось предпринять аналогичную наступательную операцию ограниченного характера под Ленинградом". Особая роль в подготовке и проведении операции "Цитадель", по данным ОКВ, принадлежала командованию группы армий "Центр" и руководству генерального штаба сухопутных сил, не проявлявшим ни малейшего сомнения в ее успехе94.

Немецкая разведка сообщала, что советское командование осведомлено о подготовке наступления в районе Курска, в связи с этим части Красной Армии готовились к тому, что по ним будет нанесен удар. Гитлер предлагал, кроме ударов с Севера и Юга, нанести дополнительный удар в строго восточном направлении на Курск. Начальник штаба ОКХ К. Цейтцлер считал невозможным рассредоточить силы по различным направлениям, и ему удалось убедить в этом Гитлера. Кейтель говорил, что в итоге Гитлер чувствовал неуверенность и в необходимости операции, и ее успехе. Впоследствии колебания и нерешительность Гитлера, по мнению Кейтеля, сказались на проведении операции "Цитадель". В Германии не ожидали, что Красная Армия обладает достаточными резервами, чтобы перейти в мощное контрнаступление, следствием чего стал отход германских войск на всем центральном участке Восточного фронта95.

По мнению А. Йодля, германское командование постоянно недооценивало силы Красной Армии. Он подчеркивал, что генштаб неоднократно докладывал Гитлеру данные о силе Красной Армии, резервах Советского Союза, "однако фюрер нас обвинял в преувеличении сил противника. Он полагал, что потери Красной Армии настолько ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 3, д. 1, л. 91 - 124.

АВПРФ, оп. 10, п. 11, д. 86, л. 187 188.

ЦА ФСБ России, ф. 4, оп. 3, д. 1, л. 91 - 124.

Там же.

стр. велики, что не может быть и речи о ее усилении". Йодль не преувеличивал возможности германской разведки и говорил, что в ноябре 1942 г. военная разведка полностью просмотрела сосредоточение крупных русских сил на фланге 6-й армии. Германское командование не имело представления о силе Красной Армии в районе Сталинграда:

"Раньше здесь ничего не было, и внезапно был нанесен удар большой силы, имевший решающее значение. После этого провала фюрер с большим недоверием относился к разведывательным данным генштаба сухопутной армии"96.

Йодль отмечал, что Гитлер колебался в вопросе проведения операции на Курском направлении. В частности, он предполагал еще один дополнительный удар в центре Курской дуги. Однако, несмотря на полную уверенность генштаба ОКХ в успехе, операция "Цитадель" не удалась;

за ней последовало значительное отступление германской армии.

Йодль говорил, что "единственным намерением и единственным планом верховного командования летом-осенью 1943 г. было задержаться на каком-нибудь рубеже. Однако это было невозможно, так как войска не могли оторваться от преследующих русских частей, чтобы заранее подготовить оборону". По мнению Йодля, с этого времени начался "постоянный конфликт" между Гитлером и начальником штаба ОКХ Цейтцлером, который требовал быстрого отхода германских войск на тыловые рубежи. Гитлер, указывая на пример Красной Армии в 1941 г., считал, что необходимо бороться за каждый метр территории. Бои 1943 г. показали, что стратегическая инициатива полностью перешла к Красной Армии, а немецкая армия потеряла подвижность и больше не смогла восстановить потерянные кадры.

23 февраля 1951 г. генерал-фельдмаршал Э. Клейст, находившийся в руках советской контрразведки, дал показания, в которых описал операции на южном фланге германо советского фронта в 1941 - 1944 гг.: "Германская армия на Восточном фронте выпустила инициативу из своих рук. Для того чтобы снова захватить инициативу, необходимо было перебросить с других театров военных действий и из Германии очень крупные силы, примерно в размере армейской группировки с наличием 25 - 30 дивизий. До подхода этих сил Восточная армия должна была вести бои для выигрыша времени. Если бы Гитлер не решился на такой шаг, то Восточная армия, ведя бои за выигрыш времени, т.е. сдерживая противника и тщательным образом сберегая свои силы, могла бы отходить с участка на участок с тем, чтобы, наконец, на благоприятной позиции с наиболее узким фронтом, примерно на старой границе, хорошо укрепившись, при наличии крупных, а также оперативных резервов, вступить в решительную битву. А до тех пор беречь каждого солдата, всякое вооружение. Гитлер не принял ни одного из этих решений. Он приказал:

ни шагу назад, без боя не сдавать территории! Это было как раз обратное положению о сбережении сил. Гитлер продолжал отдавать инициативу Красной Армии"97.

Клейст считал, что с битвой под Курском немцы опоздали на четыре недели. При проведении операции "Цитадель" отсутствовал момент внезапности. Клейст признает, что попытка германского командования захватить инициативу в свои руки летом 1943 г.

потерпела неудачу.

На основе анализа информации, поступавшей от советской внешней и военной разведки в конце июня - начале июля 1943 г. Ставке ВГК и Генштабу Красной Армии удалось не только составить общее представление о замысле готовившейся операции "Цитадель", но и установить состав войск противника, основное направление и время нанесения ударов.

2 июля 1943 г. командующие фронтов были предупреждены о возможном начале наступления противника с 3 по 6 июля. Вечером 4 июля от захваченных разведчиками 13 й армии Центрального фронта немецких военнопленных стало известно о намерении противника начать наступление рано утром 5 июля. Их показания были подтверждены другими разведданными. За несколько часов до перехода противника в наступление Там же, л. 75 - 90.

Там же, д. Н-21135, т. 1, л. 222 - 261.

стр. Центральным и Воронежским фронтами была проведена артиллерийская и авиационная контрподготовка, ставшая совершенно неожиданной для противника, ошеломившая его, задержавшая на 2,5 - 3 часа его наступление и ослабившая силу его удара.

Германские войска понесли в Курской битве большие потери и уже не могли восстановить свои силы никакими чрезвычайными мерами. Победа Красной Армии под Курском продемонстрировала возросшее могущество советских вооруженных сил.

Попытка Гитлера и его генералов возвратить германской армии стратегическую инициативу завершилась полным провалом. После поражения под Курском германская армия была вынуждена вести на Восточном фронте только оборонительные бои.

Освобождение Орла, Белгорода и Харькова стало важным военным и политическим событием, изменившим весь дальнейший ход боевых действий и оказавшим влияние на международную обстановку. Поражение вермахта в Курской битве способствовало успешным действиям англо-американских войск в Италии, обострило кризис внутри гитлеровской коалиции и положило начало ее распаду.

стр. ЮБИЛЕЙ АКАДЕМИКА СЕРГЕЯ ЛЕОНИДОВИЧА Заглавие статьи ТИХВИНСКОГО Источник Новая и новейшая история, № 4, 2013, C. 23- Место издания Москва, Россия Объем 35.9 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ЮБИЛЕЙ АКАДЕМИКА СЕРГЕЯ ЛЕОНИДОВИЧА ТИХВИНСКОГО Научная биография действительного члена Российской академии наук, признанного патриарха отечественного китаеведения, всемирно известного ученого-историка, выдающегося дипломата, крупного общественного деятеля, главного научного сотрудника Института Дальнего Востока доктора исторических наук, профессора Сергея Леонидовича Тихвинского, которому 1 сентября исполняется 95 лет, являет собой яркий пример служения Родине и российской науке. Ученый-энциклопедист, что в наше время большая редкость, С. Л. Тихвинский внес выдающийся вклад в исследование истории Китая и Японии, международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Один лишь перечень более 550 его научных работ, в том числе 12 монографий, многие из которых изучает уже не одно поколение востоковедов, отражает далеко не все грани деятельности этого разностороннего талантливого человека. Сергей Леонидович был свидетелем, а порой и непосредственным участником важных исторических событий в нашей стране и за ее пределами. Природная одаренность, поразительное трудолюбие и феноменальная работоспособность дали блестящие результаты. Судьба свела его со многими видными государственными и общественными деятелями, дипломатами, известными учеными, представителями мировой культуры.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.