авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«Содержание РОССИЙСКАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ СИСТЕМА БЛОКИРУЕТ ПРОГРЕСС СТРАНЫ Автор: Константин Микульский ...»

-- [ Страница 6 ] --

стр. Экономические отношения по поводу рабочего места основаны на расщеплении правомочий собственника между субъектами капитала-собственности, капитала-функции и наемного труда. Владеет рабочим местом собственник предприятия (организации), распоряжается руководство (топ-менеджеры), а пользуется работник.

Взаимосвязи всех этих трех сторон сложны и противоречивы. Каждая сторона находится под давлением монополизма двух других сторон, в соответствии с ним строит свое поведение и реализует свои интересы, стремится во многих случаях ограничить последствия монополизма других сторон.

Было бы ошибкой сводить проблематику монополии рабочего места к взаимоотношениям собственников рабочих мест (предпринимателей и государства), управляющих и наемных работников. Эта проблематика монополизма значима и в сфере взаимоотношений среди наемных работников. Пока тот или иной работник занимает рабочее место, он является монополистом по отношению к потенциальным работникам - безработным. Этот аспект социально-трудовых отношений заслуживает особого анализа.

На каждом из этих направлений реализации монополии на рабочее место проявляются свойства "экономического человека" - индивидуалиста, стремящегося к максимизации доходов, сохранению своего монопольного положения, личному благополучию, в том числе посредством борьбы с партнерами в сфере трудовой и предпринимательской деятельности. Но на каждом из этих направлений проявляются в той или иной форме и черты альтруизма - учет интересов партнеров, уважение к их правам, совместное участие в решении общественных проблем, благотворительной деятельности, коллективизм.

Таким образом, система социально-трудовых отношений, как и социально-экономических отношений вообще, выявляет взаимодействие и взаимодополняемость индивидуализма и коллективизма1, конкуренции и сотрудничества, личных и общественных ценностей.

Монополия на рабо Индивидуализм и коллективизм необходимы человеку, чтобы он соотносил достижение своих целей и корректные отношения с окружающими. Индивидуализм - тип мировоззрения и взаимоотношений между людьми, при котором приоритет отдается интересам личности, индивидуальной свободе и независимости, реализуется принцип "полагаться на себя". Коллективизм - тип мировоззрения и взаимоотношений между людьми, при котором приоритет отдается интересам групп людей, общества, реализуется принцип дружелюбия, доверия и взаимопомощи. Мы не разделяем крайних позиций, абсолютизирующих одно из этих свойств человека.

На наш взгляд, нельзя согласиться с утверждением, что чем больше индивидуализма, тем лучше для экономики и для человека. Это так же ошибочно, как и другая крайность - отрицание индивидуализма.

стр. чее место каждой из участвующих в экономической жизни сторон выступает как необходимое условие функционирования экономики, как источник социальных противоречий и как механизм их регулирования.

В ходе рыночного преобразования экономики в России появились институты частной собственности и конкуренции, рынок труда. Был ликвидирован принудительный тоталитарный коллективизм, при котором отношения товарищества и сотрудничества навязывались сверху, индивидуальные интересы чрезмерно ограничивались или подавлялись вообще. Это, пожалуй, одно из реальных достижений за последние 20 лет.

Рыночные институты усилили конкуренцию между работниками как на рынке труда, так и на рабочих местах (стремление сделать карьеру, увеличить свои доходы). Это изменило соотношение индивидуализма и коллективизма в пользу индивидуализма, но и расширило возможности реального проявления коллективизма, освободив его от формализма, двуличия, фальши.

Человек является монополистом своих знаний, умений, навыков (т.е. человеческого капитала) и своих взаимосвязей с другими людьми и группами людей (т.е. социального капитала). "Экономический человек" стремится максимизировать функцию полезности и минимизировать издержки. Он решает, в какой мере будет задействовать свой человеческий и социальный капитал в процессе трудовой и предпринимательской деятельности. Решение зависит от ряда факторов - знаний и квалификации, организации и оплаты труда, предпринимательского дохода, условий труда, условий ведения бизнеса, нравственных принципов, а также от возможностей извлекать различные дополнительные блага из нахождения на данном рабочем месте. Эти дополнительные блага имеют рентную природу.

По поводу рентного дохода происходит столкновение интересов работодателя и работника. Если и работодатель, и работник получат свои доли рентного дохода, то они будут заинтересованы в росте производства и повышении конкурентоспособности товаров и услуг. Но подобное столкновение интересов, как отмечалось выше, наблюдается и внутри группы собственников рабочих мест, группы управляющих, группы лиц наемного труда. Конкуренция интересов в последней группе при социализме маскировалась идеологическим тезисом об общественной (общенародной) собственности, ограничениями проявлений конкуренции за рабочее место и т.д. В условиях рыночной экономики эта проблематика приобретает явную значимость и в России.

Монополизация факторов производства и формы доходов от нее может быть классифицирована следующим образом:

стр. - монополизация земли и природных ресурсов - земельная и сырьевая рента;

- монополизация капитала, рынка - сверхприбыль;

- монополизация рабочего места - рентный доход.

Рентный доход от монополии рабочего места включает различные виды, в том числе корпоративно-управленческую ренту топ-менеджеров, государственно административную ренту чиновников, социальную ренту - преимущества, извлекаемые из специфики своей занятости работниками социальной сферы, культуры, науки, военнослужащими. Но можно говорить в определенном смысле и о ренте, получаемой рядовым работником. Его заработная плата - это не только трудовой доход, но и преимущество перед безработными людьми, а также людьми, занятыми в менее конкурентоспособных отраслях и в менее благоприятных условиях. Это преимущество может рассматриваться как своего рода рента. Существуют легитимные и нелегитимные формы извлечения и присвоения рентных доходов. Это связано с тем, что исключительное (монопольное) положение человека или группы людей может основываться, с одной стороны, на выдающихся творческих способностях, предприимчивости, умении работать сплоченной командой, а с другой стороны, на месте в иерархии должностей, позволяющем контролировать финансовые потоки, распоряжаться имуществом, разрабатывать и принимать законы и нормативные акты, оказывать услуги за дополнительную плату и т.д.

Необходимо отметить, что трудовая деятельность, результатом которой являются конкурентные преимущества и новые источники доходов, не укладывается в традиционные социальные рамки наемного труда. В новом индустриальном обществе работники выполняют креативные функции, подобно предпринимателям. Нередко создается эффект с огромной нормой прибыли - до 1000%1. Возникает необходимость новой формы социально-трудовых отношений, включающей партнерство и совладение, распределение рентных доходов.

Таким образом, монополия рабочего места - противоречивое явление. Она является одним из условий реализации способностей человека к труду, предпринимательской и управленческой деятельности и в этом отношении приносит позитивные результаты. В то же время она создает условия для монополизации рынка, коррупции и злоупотребления властью. Условием заинтересованности человека в модернизации экономики является развитие тех форм реализации монополии рабочего места, которые Хубиев К. Инновационная экономика и генезис новых отношений \\ "Экономист", 2012, N 3, с. 62 - стр. отражают ее позитивную сторону, и сокращение тех форм реализации монополии рабочего места, которые отражают ее негативную сторону.

В современную эпоху возрастает общественное значение специфики монополии рабочего места управленческого корпуса корпораций1.

Мотивация топ-менджеров в корпорациях связана с капиталом-собственностью и капиталом-функцией, с прибылью, с корпоративно-управленческой рентой.

Корпоративно-управленческая рента топ-менеджеров включает доходы сверх оплаты труда, в том числе легитимные (бонусы, премии, дивиденды, опционы и т.п.) и нелегитимные (взятки, "распилы" и т.п.).

Это происходит в силу того, что корпорация как форма организации предпринимательской деятельности характеризуется акционерной собственностью, разделением функций собственника и управления, сосредоточением управленческих функций в руках топ-менеджеров. В корпорациях существуют отношения между собственниками и топ-менеджерами, работниками и топ-менеджерами, работниками и собственниками, влияющие на особенности монополии рабочего места. Монополия рабочего места топ-мененджера выступает как функция управления корпорацией.

В современных корпорациях монополия рабочего места топ-менеджеров основана на том, что они в своей деятельности в большей мере выполняют функции предпринимателей, чем наемных работников. Топ-менеджеры извлекают и присваивают корпоративно-управленческую ренту из несовершенства общественных механизмов и институциональных ограничений. В этом состоит их специфический предпринимательский риск. Топ-менеджер, опираясь на свои связи и знания "как что делается", предпринимает определенные действия, приносящие ему доход и укрепляющие правовое, институциональное и финансовое положение близких к нему групп людей и клановых образований. Образуется социальная группа, обладающая сильным консолидированным интересом2.

В корпорациях возрастает роль прибыли в обеспечении единства интересов собственников и менеджеров, разрешении противоречий между ними. Можно выделить три этапа этого процесса. На первом этапе собственник и топ-менеджер представляют собой единое целое (собственник получает предпринимательский доход единолично). На втором этапе функции собственника и менеджера разъединяются, что ведет к противоречиям между ними (предпринимательский доход делится на доход соб В России в корпорациях создается почти 4/5 валовой добавленной стоимости (Погосов И. А. Тенденции воспроизводства в России и проблемы модернизации экономики. М., Спб.: Нестор-История, 2012, с. 99).

Друкер П. Практика менеджмента. М.: Изд. дом "Вильямс", стр. ственника - дивиденды, капитализация акций и доход менеджера - жалованье, бонус, опцион, грант акций). При этом жалованье представляет собой оплату труда, а остальные доходы имеют рентную природу. На третьем этапе это противоречие сохраняется, и в то же время усиливается интеграция интересов собственника и менеджера, при этом формы их мотивации развиваются и дополняются новыми. Благодаря опционам и грантам топ менеджер становится собственником и в своей управленческой деятельности обеспечивает единство капитала-собственности и капитала-функции.

На втором и третьем этапах собственник не в состоянии самостоятельно контролировать усложняющиеся процессы производства, распределения, сбыта и управления, формирования бюджета корпорации и финансовых потоков. Корпоративно управленческая рента становится особой формой дохода топ-менеджеров.

Капитал-собственность приносит доход в форме дивиденда. В противоположность дивиденду предпринимательский доход, отражающий капитал-функцию, выступает решающим фактором развития корпорации. Капитал-функция - организующее начало, способствующее эффективному вовлечению в производство других факторов. Поэтому прибыль как источник корпоративно-управленческой ренты занимает особое место в мотивации труда топ-менеджеров, элиты управленческого персонала, является решающим мотивом экономического и социального прогресса, научно-технического и организационного успеха, повышения конкурентоспособности фирмы.

Рост корпоративно-управленческой ренты связан с развитием новых форм материального стимулирования, отражающих трансформацию социально-трудовых отношений, - переход от наемного труда к партнерству и совладению. Они основаны на единстве капитала собственности и капитала-функции. Получение заранее оговоренной доли доходов и акций способствуют единству мотиваций топ-менеджера как управляющего и как собственника. В настоящее время в России корпоративно-управленческая рента топ менеджеров имеет тенденцию к опережающему росту по сравнению с жалованьем1.

Кроме того, существуют внушительные дополнительные социальные привилегии, связанные с должностью (соцпакет).

Аналогичная тенденция существует и за рубежом. Например, в Великобритании жалованье топ-менеджеров составляло в 1990-х гг. 37% их доходов, а в 2008 г. - 20%, а удельный вес других форм доходов, соответственно, повышается (Радевич Е. Оплата труда руководителя компании: британский опыт \\ "Человек и труд", 2012, N 3, с.

стр. Например, на Новолипецком металлургическом комбинате используются следующие формы стимулирования труда топ-менеджеров: жалование, бонусы, премии, опционы и дивиденды. При этом доля дивидендов к чистой прибыли росла в докризисные годы, снизилась в период мирового финансово-экономического кризиса, а затем снова увеличилась (см. таблицу 1).

Таблица Выплаты дивидендов в ОАО НЛМК 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 Сумма 1,871 3,623 10,788 17,980 17,980 17,980 11,987 1,319 10, дивидендов, млрд. руб.

Дивиденды в % 18 19 22 48 33 33 21 21 к чистой прибыли Монополия рабочего места топ-менеджеров эффективно реализуется и в ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат". Дивиденды составляют не менее 20% чистой прибыли, а их сумма за период с 2000 г. по 2010 г. выросла более чем в 40 раз2.

В российских корпорациях нет заинтересованности в росте органического строения капитала. 2/3 чистой прибыли направляется в качестве доходов по акциям и других выплат собственникам капитала и топ-менеджерам.3 Доля прибыли как источника инвестиций сокращается (см. таблицу 2), хотя удельный вес валовой прибыли в ВВП в России выше, чем в США4. Топ-менеджеры российских корпораций не заинтересованы в модернизации производства, потому что источником значительной части их доходов является рост монопольных цен, тарифов, курсовой стоимости акций и дивидендов. Так, нередко председатели совета директоров или генеральные директора владеют контрольным пакетом акций5 и, следовательно, заинтересованы, главным образом в диви www.nlmkgroup.com www.mmk.ru Никифоров Л. В., Погосов И. А., Соболева И. В. Социальные аспекты воспроизводства в современной России.

М.: ИЭ РАН, 2008, с. Политико-экономические факторы развития России. \ Под ред. Ивановой Г. Г., Хавиной С. А., Шишковой Г. Г.

Часть 1. М.: ИЭ РАН, 2007, с. 13.

Например, у председателя совета директоров ОАО НЛМК 85,54% акций, у генерального директора ОАО "Северсталь" 82,3% акций, у председателя совета директоров ОАО ММК - 86% акций (www.nlmkgroup.com;

www.mmk.ru;

www.severstal.ru) стр. лендах. Рост прибыли в России достигается, в основном, за счет роста цен1, а не в результате модернизации производства.

Таблица Источники инвестиций в 2000 - 2010 гг. 2000 г. 2010 г.

Инвестиции в основные фонды, всего, % 100 В том числе: Собственные средства 47,5 41, Из них:

- прибыль, остающаяся в распоряжении организаций 23,4 14, - амортизация 18,1 20, Привлеченные средства 52,5 58, Из них:

- кредиты банков 2,9 8, - заемные средства других организаций 7,2 5, Основная часть чистой прибыли направляется на выплаты доходов по акциям и вкладам в имущество организаций, на денежные выплаты, не связанные с производством продукции, и на финансовые вложения. Собственники капитала предпочитают расходовать прибыль на собственное потребление - приобретение элитных квартир, коттеджей, автомобилей, драгоценностей и т. д.

Топ-менеджеры получают также нелегитимные доходы - например, в результате сговора с топ-менеджерами партнеров о взаимных откатах и т.д.3 Они также принимают участие в "распиливании" бюджетных средств.

В России тип предпринимателя трансформируется в следующем направлении: на смену предпринимателю-хищнику, преобладавшему в "лихие 1990-е гг.", пришел предприниматель-комбинатор (оппортунист), Например, за период 2003 - 2007 гг. в России прирост прибыли достигался на 90% за счет роста цен и только на 10% за счет роста производства (Погосов И. А. Тенденции воспроизводства в России и проблемы модернизации экономики. М., Спб.: Нестор-История, 2012, с. 90) Вечканов Г. Инвестиции: объемы, динамика, структура \\ "Экономист", 2012, N 3, с. Хубиев К. Инновационная экономика и генезис новых отношений \\ "Экономист", 2012, N 3, с. 66 - стр. связанный с профессиональной бюрократией. Для перехода к новому индустриальному обществу необходим предприниматель-новатор1.

Чтобы новатор был заинтересован в модернизации производства, ему необходимо получить управленческую ренту в легитимной форме. Однако соответствующие институты в России не развиты. Например, человек, создавший или внедривший изобретение, должен зарегистрировать его на организацию, в которой он работает.

В России вознаграждение получают лишь 5% тех, кто участвует в процессах создания и реализации интеллектуальной собственности, своих знаний. А в развитых странах до половины выплат предприятий своим работникам составляет вознаграждение творческого труда. В результате 1/3 интеллектуальной собственности в России не используется, а еще 1/3 утекает за рубеж - патенты и товарные знаки, зарегистрированные в России, становятся собственностью иностранных компаний2. По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности при ООН (ВОИС), доля заявок России в 2011 г.

составила 3,9%, в то время как доля Германии - 11,8%, доля США - 11,3%, доля Франции 9%, доля Швейцарии - почти 7%.

Российские техника и технологии отстают от развитых стран на 17 - 20 лет, а доля России на мировом рынке наукоемкой продукции составляет менее 1% (США - 36%, Японии 30%)3. Из совокупного дохода от продажи продукции высокотехнологичного бизнеса в мире 40% приходится на США, по 20% - на Германию и Японию, а на Россию - всего 1%4.

В России низкий удельный вес организаций, осуществляющих технические инновации - в 8 раз ниже, чем в Германии, в 6 - 7 раз ниже, чем в Австрии, Люксембурге, Ирландии, Исландии, Дании, Бельгии, Швеции5. При этом менее 1% организаций получает финансирование на осуществление технологических инноваций из средств бюджета По глобальному инновационному индексу Россия в 2011 г. занимала 56-е место в мире из 125 стран. Страны с самым высоким индексом инно Ольсевич Ю. Я. Экономическая теория и природа человека: становится ли тайное явным? \\ "Вопросы экономики", 2007, N 12, с. 42;

Ольсевич Ю. Я. Психологические основы экономического поведения. М.: ИНФРА М, Нешитой А. С. Эволюция смены экономической системы России \\ "Инвестиции в России", 2012, N4, с. Нешитой А. С. Эволюция смены экономической системы России \\ "Инвестиции в России", 2012, N 3, с. 5, Нешитой А. С. Эволюция смены экономической системы России \\ "Инвестиции в России", 2012, N 4, с. Индикаторы инновационной деятельности. Стат. сб. М.: ГУ-ВШЭ, 2009, с. Индикаторы инновационной деятельности. Стат. сб. М.: ГУ-ВШЭ, 2009, с. стр. вационной эффективности - это Швейцария, Швеция, Сингапур, Гонконг, Финляндия, Дания, США, Канада, Нидерланды и Великобритания1.

Перед российскими топ-менеджерами стоит выбор: что выгоднее -приобретать предприятия за рубежом или вкладывать инвестиции в российскую экономику. Первый вариант оказывается предпочтительнее по многим причинам - дешевле кредиты2, имеются квалифицированные работники, инфраструктура, налаженные деловые связи, защита собственности от рейдерских захватов и т.п. Но немаловажную роль среди этих причин играет отсутствие заинтересованности управленцев в модернизации. Не случайно в затратах на НИОКР преобладают бюджетные средства (68% в 2010 г.)3.

Проблема заключается в том, как заинтересовать субъекты хозяйствования в использовании образовавшихся у них доходов на цели развития и обновления производства, и как наладить механизмы распределения этих средств между топ менеджерами и работниками.

В России выделяется особой спецификой статус рабочего места в государственной администрации. Мотивации труда государственных служащих было уделено особое внимание при реализации Концепции реформирования гражданской службы, принятой в 2001 г.

В соответствии со ст. 50 федерального закона "О государственной гражданской службе в Российской Федерации" N 79 от 27.07.2004 оплата труда государственных служащих федеральных органов исполнительной власти РФ и органов власти субъектов РФ включает оклад денежного содержания, а также ежемесячные и другие выплаты. Оклад денежного содержания, в свою очередь, состоит из месячного оклада в соответствии с занимаемой должностью и месячного оклада за классный чин. Дополнительные выплаты включают ежемесячные надбавки к должностному окладу за выслугу лет (с ростом стажа процент надбавки растет и при стаже свыше 15 лет достигает 30%), за особые условия гражданской службы (до 200% должностного оклада), за работу со сведениями, составляющими государственную тайну. По отдельным должностям оплата труда осуще Этот индекс представляет собой соотношение двух субиндексов - исходного инновационного субиндекса и выходного инновационного субиндекса. Первый субиндекс отражает состояние политических институтов, конкуренции, бизнес-среды, человеческого капитала, инфраструктуры, инвестиций и т.п., а второй субиндекс итоги научных исследований и творческих изысканий (www.gosbook.ru).

Процент ставки по кредитам в России выше, чем в ряде развитых стран. Так, в 2009 г. в России он составил 15,3%, а в Италии - 4,76%, в Канаде - 2,4%, в Норвегии - 4,2%, в Нидерландах - 1,98%, в Великобритании - 0, 63%, в США - 3,25%, в Японии - 1, 72% (Российский статистический ежегодник. 2011. Стат. сб. М.: Росстат, 2011, с.

777) Российский статистический ежегодник. 2011. Стат. сб. М.: Росстат, 2011, с. стр. ствляется в зависимости от показателей эффективности и результативности профессиональной служебной деятельности, зафиксированных в срочных служебных контрактах. Ко всему окладу денежного содержания в случаях, установленных законодательством, применяется районный коэффициент.

Кроме оклада денежного содержания существует система поощрения. За выполнение особо важных и сложных заданий предусмотрены премии, порядок выплаты которых устанавливается нанимателем, максимальный размер их не ограничен. Государственные служащие получают также ежемесячные денежные поощрения, единовременные выплаты при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска и материальную помощь. Размер ежемесячного денежного поощрения устанавливается по каждому федеральному ведомству указами президента РФ.

На поощрение государственных служащих сверх оплаты труда в соответствии со ст. вышеназванного закона предусмотрены значительные средства. При формировании фонда оплаты труда в него закладываются средства сверх суммы, предназначенной для выплаты должностных окладов, в следующих размерах: для выплаты окладов за классный чин - в размере 4-х должностных окладов, для выплаты ежемесячных надбавок за выслугу лет - в размере 3-х должностных окладов, для выплаты ежемесячных надбавок за особые условия государственной службы - в размере 14 должностных окладов, для выплаты ежемесячных надбавок за работу со сведениями, составляющими государственную тайну, - в размере 1,5 должностных окладов, для выплаты премий за выполнение особо важных и сложных заданий - в размере 2-х окладов денежного содержания, для выплаты ежемесячного денежного поощрения - дифференцированно в соответствии с указами президента РФ.

Оплата труда государственных служащих защищена от инфляции. Размеры окладов денежного содержания ежегодно индексируются.

Кроме оплаты труда и поощрения, существует соцпакет. Государственным служащим и членам их семей обеспечивается медицинское страхование (в том числе после выхода на пенсию), возмещение расходов на переезд в другую местность (в случае перевода на работу) и т.д.

Таким образом, на размер доходов государственных служащих влияют должностной оклад, стаж работы, условия работы, выполнение сложных и важных заданий руководства. Однако при оплате труда не учитывается качество работы чиновников с людьми, оказания госуслуг конкретным клиентам. Здесь открываются возможности получения нелегитимных коррупционных доходов.

По данным Мосгорстата, уровень среднемесячной оплаты труда чиновников федеральных министерств превышает уровень среднемесячной стр. оплаты труда работников курируемых ими предприятий. В 2011 г. этот разрыв составлял 2,6 раза. При этом самый значительный разрыв наблюдался в Минздравсоцразвития.

Среднемесячная оплата труда чиновников составила 77,6 тыс. руб., что в 4,4 раза выше среднемесячной оплаты труда работников здравоохранения и сферы социальных услуг (17,6 тыс. руб.). По Минсельхозу разрыв составил 4 раза (среднемесячная оплата труда чиновников - 49,3 тыс. руб., а среднемесячная оплата труда работников сельского хозяйства - 12,3 тыс. руб.). По Минобрнауки разрыв почти такой же - 3,9 раза (среднемесячная оплата труда чиновников -62,3 тыс. руб., а среднемесячная оплата труда работников образования и науки - 15,8 тыс. руб.). По Минэкономразвития разрыв составил 3,3 раза (среднемесячная оплата труда чиновников - 79,7 тыс. руб., а среднемесячная оплата труда работников предприятий, курируемых этим министерством 23,7 тыс. руб.)1.

Эксперты одной из старейших российских аудиторско-консалтинговых компаний ФБК отмечают, что в европейских странах превышение оплаты труда чиновников над оплатой труда работников курируемых ими предприятий составляет не более 1,5 раза2.

Необходимо учитывать, что элита чиновников получает основную массу доходов в виде дивидендов от акций и ранее приобретенной недвижимости. В результате в 2011 г.

годовой доход у некоторых из них превысил 3 млрд. руб. В среднем уровень годового дохода в правительстве РФ в 2011 г. составил 58,7 млн. руб., у глав субъектов РФ - 56, млн. руб., в администрации президента РФ - 19 млн. руб. Рабочие места чиновников различаются в зависимости от возможностей получать рентный доход, то есть в зависимости от того, какие решения можно принимать и какая "цена вопроса"4. Сливки государственно-административной ренты снимает элита, расположенная наверху, на нижних этажах присваиваются соответственно молоко различной жирности и сыворотка.

"Московская правда", 2012, 28.05, с. "Московская правда", 2012, 28.05, с. "Аргументы и факты", 2012, N 21, с. 8. При подсчете учитывались доходы только ключевых сотрудников ведомств.

Коррупция существовала и в советское время, в условиях административно-командной экономики. В иерархии рабочих мест самыми ценными были должности, связанные с распределением материальных и финансовых ресурсов (например, "узбекское дело", "сочинское дело" и др.). При переходе к рыночной экономике появились новые источники коррупционных доходов, а сами доходы увеличились. Начало было положено разделом государственной собственности - приватизацией государственных предприятий, которая осуществлялась "сверху вниз". Размеры коррупционных доходов приобрели гротескные формы.

стр. Как отмечает С. Роуз-Аккерман, в государстве существуют два взаимосвязанных вида коррупции. В одном случае в коррупцию вовлечена верхушка чиновников, которые обрастают связями с ТНК и крупными национальными компаниями. Другой вид коррупции имеет "низовой" характер, им поражены различные ведомства: таможенные органы, лицензирующие организации, налоговая служба, контролирующие и инспектирующие органы1.

Принятие чиновником решений относительно распределения финансовых потоков, госконтрактов, выдачи лицензий и т.д. влияет на рост прибыли хозяйствующих субъектов.

На этой основе у чиновников возникает возможность получения государственно административной ренты коррупционным путем. В общем виде условием получения такой ренты чиновниками является своекорыстный контроль доступа к сделкам (трансакциям). За принятие решения, выгодного для хозяйствующего субъекта, чиновники получают взятки, "откат" и т.п. Так, откаты за госконтракты и госзаказы нередко достигают 60 - 75% их суммы2.

В условиях России, где в структуре методов управления преобладают авторитарные и административные, коррупция более распространена, чем в странах, где преобладают демократические и экономические методы управления. Коррупция разрушает систему социально-экономических отношений, ее институты, сужает возможности инвестиций, подрывает роль легитимных мотивов деятельности человека, препятствует развитию бизнеса и, пожалуй, главное - воздействует на психику и нравственность человека.

Коррупция представляет собой использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему государством институтов в целях личного обогащения 3.

Коррупционер на своем рабочем месте принимает решение, не оптимальное для общества и организации, в которой он работает, но приводящее к получению им или зависимыми от него лицами дополнительного дохода4. Государственная служба рассматривается многими как бизнес.

Роуз-Аккерман С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы. М.: Логос, 2010, с. Гринберг Р. С. Свобода и справедливость. Российские соблазны ложного выбора. М.: Магистр, ИНФРА-М, 2012, с. 86;

Клейнер В. Антикоррупционная стратегия бизнеса. \\ "Вопросы экономики", 2011, N 4, с. Андрианов В. Д. Коррупция как глобальная проблема: история и современность М.: Экономика, 2011, с. 11.

Клейнер В. Антикоррупционная стратегия бизнеса. \\ "Вопросы экономики", 2011, N 4, с. стр. Коррупция - результат сращивания бюрократии и олигархии. С одной стороны, юридические и физические лица стремятся купить выгодные условия для своего бизнеса.

С другой стороны, чиновники стремятся получить доходы, продавая эти условия. Взятка это "бонус" чиновнику и "инвестиция" бизнесмена. Бизнесмен рассчитывает получить прибыль от взятки как и от любой инвестиции. Но в любом случае он включит ее в цену продукции и возместит за счет покупателей. Чиновники, монополизируя свои полномочия, информацию и деловые связи, создают коррумпированные группировки.

Бюрократия в России всегда стремилась тем или иным образом присвоить полученную в распоряжение государственную собственность1.

В результате государство и бизнес в меньшей мере заинтересованы в модернизации, а в большей мере - в реализации коррупционных схем, "распилах" и "откатах", создании фирм в офшорных зонах и т.п. Такая многоуровневая, всепроникающая коррупция представляет собой угрозу безопасности страны.

В российской общественной системе присутствуют различные взаимосвязанные виды коррупции: административная, деловая (решение вопросов бизнеса хозяйствующими субъектами за взятки и т.п.), захват государства (купля-продажа мест в парламенте и других органах власти, плата за принятие законов в пользу взяткодателя), бытовая (решение гражданами своих личных вопросов за взятки)2, политическая (деятельность в интересах другой страны за плату или другие личные выгоды), внутрикорпоративная коррупция и др.3 Взятки берутся как за быстрое принятие законных решений, так и за незаконные действия. Коррупция пронизывает все сегменты системы социально экономических отношений (экономический, политический, социальный, культурный, нравственный и т.д.), все ветви власти (законодательную, исполнительную и судебную), правоохранительные, таможенные, арбитражные органы, социальную сферу (образование, здравоохранение и т.д.).

Андрианов В. Д. Бюрократия, коррупция и эффективность государственного управления: история и современность. М.: Волтерс Клувер, 2009, с. Бытовую коррупцию можно условно поделить на два вида: 1) плата в целях избежания или уменьшения ответственности за правонарушения;

2) плата и подарки за оказание законных услуг, в том числе услуг образования и здравоохранения. Во втором случае государство фактически перекладывает на плечи населения часть оплаты труда учителей, врачей и т.д.

Андрианов В. Д. Коррупция как глобальная проблема: история и современность М.: Экономика, 2011, с. 13 - 23;

Клейнер В. Антикоррупционная стратегия бизнеса. \\ "Вопросы экономики", 2011, N 4, с. 39 - 40;

Болдырев Ю.

Коррупция - системное свойство постсоветского российского капитализма (научно-публицистические заметки) \\ "Российский экономический журнал", 2011, N 3, с. стр. Возникает вопрос: обязательно ли бюрократия предполагает коррупцию? Известно, что М. Вебер считал, что бюрократия - администрация, осуществляющая управление государством и корпорациями на постоянной основе профессионально подготовленными специалистами в соответствии с предписанными правилами, необходима, и она по точности и эффективности превосходит все другие формы управления1.

Бюрократия, будучи особой социальной группой, образует своего рода скелет государства2. Административные управленческие структуры, иерархия должностей необходимы для управления государством и любой организацией. Но на каждой должности работает человек со своим геномом и психикой, своими интересами, целями и т.п.3 Он функционирует как "экономический человек". У него есть стремление увеличить свой доход. Это свойство человека не зависит от эпохи, страны или формы правления.

Однако, как отмечает С. Роуз-Аккерман, общества различаются по тому, как и куда они направляют своекорыстный интерес людей, в каких формах этот интерес может быть реализован. Коррупция возникает там, где этот интерес не используется в продуктивных целях, где нет законных форм его реализации4.

На наш взгляд, у человека существуют не только внутренние, но и внешние причины коррупции. Внутренние причины определяются личными качествами человека и связаны со стремлением к обогащению любым путем5. Внешние причины склонности человека как субъекта экономики и общества к коррупции - это общественная система, неподконтрольность бюрократии населению, иерархия должностей, базирующаяся на привилегиях. Человек, работающий в бюрократических структурах, должен быть "человеком организации", вести себя по принятым в ней правилам6. В коррумпированной организации ему надо "делиться" с начальством, выполнять все распоряжения, в том числе противозаконные, или увольняться с работы.

Weber M. Theory of Social and Economic Organization. New York: Free Press, 1964, p. Шубкин В. Бюрократия. Точка зрения социолога \\ "Знамя", 1987, N 4, с. Шубкин В. Бюрократия. Точка зрения социолога \\ "Знамя", 1987, N 4, с. Роуз-Аккерман С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы. М.: Логос, 2010, с. Например, в СССР была очевидна связь бюрократии и коррупции с преобладанием административных методов управления. С переходом к рыночной экономике появилась надежда, что коррупция может быть сокращена.

Однако бюрократия сделала взяткоемкими экономические методы управления и демократические процессы принятия законов. В рыночной экономике все продается и покупается. Поэтому коррупция процветает еще в больших масштабах, чем в административно-командной экономике.

Шубкин В. Бюрократия. Точка зрения социолога \\ "Знамя", 1987, N 4, с. стр. Сущность российской системы социально-экономических отношений недемократический порядок, формирование вертикали власти, преобладание административных методов управления, полуфеодальные отношения элиты и рядового человека. Необходимо также учитывать, что в России на рубеже XX и XXI вв. произошла трансформация монополистических, олигархических структур на основе сращивания их с государственными институтами. Практически современные российские монополии лишь в некоторой мере воспроизводились снизу на основе концентрации и централизации капитала, но в значительной мере они инициировались сверху как продукт сращивания бюрократии и олигархии.

Коррупция - латентное явление. О масштабах коррупции судят по результатам социологических опросов предпринимателей и экспертов о частоте и размерах взяток, которые сводят в показатель, называемый индексом восприятия коррупции (ИВК)1. Место России по этому показателю ухудшилось - с 27-го в конце 1980-х гг. до 143-го в 2011 г. Основная сложность в борьбе с коррупцией состоит в том, что трудно найти законную форму реализации частного интереса чиновника на его рабочем месте как "экономического человека", человека-эгоиста. В отношении топ-менеджеров эта проблема может быть решена путем выплаты им доли прибыли, передачи в их собственность части акций (опционы) и т.п. Но как вознаградить чиновника?

Некоторые считают вполне естественной плату клиента за предоставленные чиновником услуги. А жалованье чиновникам за счет налогоплательщиков рассматривается как плата за работу для государства (например, за составление отчетов). По мнению С. Роуз Аккерман, взятки, которые воспринимаются в обществе как приемлемые, можно легализовать, например, введя узаконенную плату за госуслуги. Но введение узаконенной платы за предоставление услуг чиновниками нарушило бы принцип социальной справедливости, поскольку это неприемлемо для бедных3.

В 2009 г. ООН приняла Конвенцию против коррупции. Совет Европы в 1995 г. принял Конвенцию о гражданско-правовой ответственности Расчет этого показателя осуществляет неправительственная международная организация Transparency International Андрианов В. Д. Коррупция как глобальная проблема: история и современность М.: Экономика, 2011, с. 114 115.

Роуз-Аккерман С. Коррупция и государство. Причины, следствия, реформы. М.: Логос, 2010, с. 19, стр. за коррупцию, а в 1999 г. - Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию. Из этих трех документов Россия подписала только Конвенцию об уголовной ответственности за коррупцию.

Страны ОЭСР в 1999 г. подписали Конвенцию по борьбе с коррупцией. Аналогичный документ утвержден в 1998 г. странами ОАГ - Межамериканская конвенция по борьбе с коррупцией. МВФ также поддерживает борьбу с коррупцией на международном уровне и выдвигает в качестве условий предоставления кредитов реформу государственного управления и принятие мер по борьбе с коррупцией. В СНГ нет конвенции по борьбе с коррупцией и органа, который занимался бы этим. По нашему мнению, целесообразно было бы создать Межгосударственный совет стран СНГ по противодействию коррупции.

На первом Евразийском антикоррупционном форуме 30 мая 2012 г. в Москве предлагалось введение уголовной ответственности юридических лиц за коррупцию (в России и ряде стран ее нет).

В России Указом Президента РФ N 1568 от 31.07.2008 был утвержден Национальный план противодействия коррупции. Он включает меры по законодательному обеспечению противодействия коррупции, по совершенствованию государственного управления в целях предупреждения коррупции, по повышению профессионального уровня юридических кадров и правовому просвещению. Важная роль в этом документе отводится совершенствованию норм, касающихся государственных и муниципальных закупок, сокращению государственной регламентации условий ведения бизнеса, развитию контроля деятельности государственных и муниципальных служащих со стороны гражданского общества и т.д. Для реализации Национального плана противодействия коррупции был принят федеральный закон "О противодействии коррупции" N 273-ФЗ от 25.12.2008. В нем отмечены коррупционные правонарушения (злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп), осуществляемые в целях получения выгоды для физического или юридического лица (ст.1). Сформулированы основные принципы противодействия коррупции, в том числе признание, обеспечение и защита основных прав и свобод человека и гражданина, законность, публичность и открытость дея Следует отметить, что сокращение государственных функций вообще - не панацея от коррупции. Такой подход напоминает пословицу, что лучшее средство от перхоти - гильотина.

стр. тельности государственных и муниципальных органов, неотвратимость ответственности за совершение коррупционных правонарушений, сотрудничество государства с институтами гражданского общества (ст. 3).

Указом Президента РФ N 815 от 19.05.2008 образован Совет при Президенте РФ по противодействию коррупции. Функциями этого органа являются: подготовка предложений по борьбе с коррупцией, координация деятельности органов исполнительной власти РФ, субъектов РФ и органов муниципального управления по реализации государственной политики в области противодействия коррупции, контроль за реализацией мер по борьбе с коррупцией. Примечательно, что этот совет провел лишь одно заседание несколько лет назад.

Указом Президента РФ N 297 от 13.03.2012 утвержден "Национальный план противодействия коррупции на 2012 - 2013 гг." и внесены изменения в некоторые акты президента РФ по вопросам противодействия коррупции. Важная роль при этом отводится обеспечению выполнения членами общества норм антикоррупционного поведения, в том числе усилению контроля за доходами и расходами чиновников. Государственные и муниципальные служащие обязаны предоставлять сведения о своих доходах, имуществе и обязательствах имущественного характера, а также супругов и несовершеннолетних детей. Должностной обязанностью государственных и муниципальных служащих является уведомление органов прокуратуры или других государственных органов об обращении к ним в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений.

Как нам представляется, для противодействия коррупции нужно найти законные (альтернативные коррупции) пути реализации интересов чиновников на рабочих местах.

Создание легальных форм получения государственно-административной ренты - очень трудная задача, но без ее решения системную коррупцию не преодолеть. Например, Г.

Попов предлагает законное, прозрачное, облагаемое налогом участие бюрократов в доле от полученной в результате их решений прибыли1. На наш взгляд, было бы целесообразно продавать с аукциона разного рода преимущественные права для бизнеса, подобно тому, как продаются права на выбросы во многих странах мира, и выплачивать чиновникам премии в проценте от выручки;

ввести такой порядок на федеральном, региональном и местном уровнях.

Попов Г. Х. О коррупции в постиндустриальном обществе \\ "Наука и жизнь", 2010, N 3, с. стр. Для противодействия системной коррупции важно, чтобы бизнес получил возможность легально добиваться своих целей в органах законодательной власти. В частности, речь идет о лоббировании интересов, создании для этого соответствующих групп и определении порядка их деятельности. В России проект федерального закона "О лоббировании" разрабатывается уже несколько лет.

В целом нужно признать, что борьба с коррупцией в России ведется неэффективно. На протяжении последних лет масштабы коррупции не сокращались. В предстоящие годы можно будет убедиться, насколько результативной будет наблюдаемая ныне активизация разработки антикоррупционного законодательства и насколько будет соответствовать ему общественная практика.

Завершая наш анализ отметим, что в России институты собственности, инвестиционные процессы и механизмы мотивации человека на рабочем месте не способствуют экономическому росту и повышению эффективности производства. Россия не сможет построить инновационное и социально ориентированное общество без мотивации человека, предполагающей достижение максимально возможной гармонизации интересов человека, общества и государства.

стр. УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКИХ УНИВЕРСИТЕТОВ Заглавие статьи МИРОВОГО КЛАССА Автор(ы) Евгений Балацкий, Наталья Бкимова Источник Общество и экономика, № 7, Август 2012, C. 188- Место издания Москва, Россия Объем 130.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ РОССИЙСКИХ УНИВЕРСИТЕТОВ МИРОВОГО КЛАССА Автор: Евгений Балацкий, Наталья Бкимова Евгений Балацкий доктор экномических наук, профессор главный научный сотрудник ЦЭМИ РАН (e-mail: evbalatsky@inbox.ru) Наталья Бкимова кандидат экономических наук доцент Государственного университета управления (e-mail n.ekimova@bk.ru) В статье дается оценка экономических условий, при которых в стране можно создать университеты мирового класса, входящие в топ-листы глобальных рейтингов университетов. Предлагается метод увязки образовательного рейтинга российских регионов с глобальными рейтингами университетов. На основе построенных эконометрических моделей дается оценка реалистичности и сроков достижения задач, поставленных в Указе Президента РФ N 599.

Ключевые слова: рейтинги, университеты, образование, конкуренция, эконометрическая модель.

Регулятивный тренд: политические императивы и административные установки.

Россия, следуя своей имперской традиции, предпринимает поистине отчаянные усилия восстановить утерянный международный авторитет. Одним из направлений этих усилий является сфера науки и образования. Здесь особое значение уделяется университетской системе, которая во всем мире выступает в качестве основы национальной научной системы.

Сегодня по умолчанию считается, что место страны в мировой системе науки и высшего образования определяется международным рейтингом ее ведущих университетов. В связи с этим российское правительство начинает постепенное "наступление" на глобальные рейтинги университетов (ГРУ), пытаясь занять в них достойное место. Так, в Указе Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. N 599 "О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки" Статья подготовлена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (проект N - 06 - 00210-а).

стр. четко прописаны, по крайней мере, две конкретные задачи, имеющие непосредственное отношение к указанному направлению1:

- вхождение к 2020 году не менее пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов;

- увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных "Сеть науки" (WEB of Science), до 2,44 процента.

На наш взгляд, эти два пункта являются ключевыми в нынешней политике российских властей в отношении национальной системы университетов. Именно эти тезисы задают стратегическое целеполагание, вокруг которого выстраивается не только вся идеологическая система государственного регулирования, но и все конкретные управленческие воздействия.

Поставленная масштабная задача предполагает жесткое рационирование всей нынешней системы высшего образования;

в противном случае на ее достижение не хватит никаких ресурсов. Однако направление рационирования во многом предопределяется самой задачей попадания российских вузов в топ-листы международных рейтингов. Первым идеологическим шагом в трансформации нынешней университетской системы России явился тезис премьер-министра страны Д. Медведева, озвученный в 2012 году о том, что у нас много университетов и что их количество должно естественным путем уменьшаться в результате создания на базе существующих университетов крупных университетских комплексов2. В этой связи характерно следующее категоричное мнение премьера:

"Улучшить ситуацию в образовании в целом по стране можно только путем создания крупных университетских центров"3.

Важным дополнением к указанной позиции являются три пункта упоминавшегося Указа Президента РФ N 599, согласно которым необходимо дополнительно4:

- провести до конца декабря 2012 г. мониторинг деятельности государственных образовательных учреждений в целях оценки эффективно См.: Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. N 599 "О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки" // "Российская газета", Федеральный выпуск N 5775, 09.05.2012.

См.: http://www.kapital-rus.ru/articles/article/210541/.

См.: там же.

См.: Указ Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. N 599 "О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки" // "Российская газета", Федеральный выпуск N 5775, 09.05.2012.

стр. сти их работы, реорганизации неэффективных государственных образовательных учреждений, предусмотрев при реорганизации таких учреждений обеспечение права обучающихся на завершение обучения в других государственных образовательных учреждениях;

- разработать и утвердить до конца октября 2012 г. план мероприятий по развитию ведущих университетов, предусматривающих повышение их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров;

- увеличить объемы финансирования государственных научных фондов, а также исследований и разработок, осуществляемых на конкурсной основе ведущими университетами.

Новый министр образования и науки РФ Д. Ливанов подтвердил, что в течение 2012 года министерство проведет мониторинг всей сети государственных вузов, после чего вузы с низким качеством образования будут закрыты. При этом речь идет именно о государственных вузах, за счет которых можно будет уменьшить государственные расходы. По мнению Д. Медведева и Д. Ливанова, за счет предполагаемого укрупнения вузов будет улучшена материальная база оставшихся университетов1.

Примечательно, что Д. Ливанов еще накануне вступления в должность министра заявил о необходимости вдвое сократить количество бюджетных мест в вузах. По его мнению, это поможет повысить качество образования и отсеять студентов, которые учатся лишь "для галочки". Все это свидетельствует о наличии вполне ясной и откристаллизовавшейся идеологии реформирования высшей школы. В ответ на такую позицию уже сегодня приводятся контраргументы. Например, сегодня в России на бюджетной основе учится меньше половины студентов - точнее, около 40%, тогда как в Германии - более 90%, во Франции - более 80%. Теперь же в России предлагается сократить число бюджетников до 20%2. Однако министр науки и образования в этом видит не проблему, а стимул развития:


"Как только мы уйдем от всеобщего бесплатного высшего образования, появятся механизмы, которые помогут привлечь на предприятия ценные кадры. Например, образовательный кредит. Если хорошее образование будет стоить дорого и человек вынужден за него платить, он сможет взять кредит, а будущий работодатель в обмен на обязательства погасит его"3. Утверждение, разумеется, весьма спорное, однако оно само по себе является симптоматичным для понимания трансформационного тренда.

См.: http://www.kapital-rus.ru/articles/article/210541/.

См.: там же.

См.: там же.

стр. Эта позиция властей поддерживается по разным каналам. Например, полномочный представитель президента в Уральском федеральном округе И. Холманских на встрече с региональной ячейкой движения "В защиту человека труда" в Новом Уренгое говорил о том, что возникший избыток кадров с высшим образованием никакая экономика выдержать не может, высшее образование - благо, но стране нужны люди рабочих специальностей. По его мнению, родители должны понимать нормальность ситуации, когда их ребенок не получает высшее образование за деньги, а идет работать туда, где работали его предки. Похожую позицию озвучил и губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Д. Кобылкин, заявив, что регион в ближайшее время будет нуждаться в рабочих определенных специальностей, а не в выпускниках вузов. "Мы не обманываем родителей и говорим о том, что нам в ближайшее время не нужно такое количество детей с высшим образованием", - предупредил он1.

Надо признать, что по насыщенности общества студентами Россия уже является одним из мировых лидеров. Например, в 2009/2010 гг. в России насчитывалось 52 студента на человек населения. Это эквивалентно уровню Австралии и чуть меньше уровня Новой Зеландии (58) и США (59). Но эти три страны являются лидерами в области экспорта образования, чем и обусловлены их гипертрофированные показатели. Такие же государства, как Великобритания (39), Франция (36), Швейцария (28), и Япония (28) существенно отстают от России - в 1,3 - 1,9 раза. Однако и эти цифры плохо сопоставимы.

Например, по имеющимся оценкам, в Австралии доля иностранцев среди студентов составляет 20,3%, а в Великобритании - 21,8;

в США по специальностям "Бизнес" и "Менеджмент" эта доля также составляет более 20%;

в России эта величина пренебрежимо мала. По постдипломным программам в Британии доля иностранных студентов по специальности "Бизнес и администрирование" составляет 83%, по социологии и обществознанию - 73, по биологии - 72, по техническим дисциплинам - 62%.

Кроме того, статистика показывает, что в России неудовлетворенный спрос на высшее образование рос, увеличившись с 1,72 человека на место в 1993 г. до 2,08 в 2008 г. Следовательно, чтобы удовлетворить все имеющиеся сегодня запросы на образование в России, надо увеличить число вузов и студентов, по крайней мере, на 25 - 30%, что уже выходит за рамки разумного. Тем самым нынешняя политика российских властей имеет серьезную основу.

См.: там же.

См.: Балацкий Е. В. Проблема рационирования высшего образования //"Журнал Новой экономической ассоциации", N 8, 2010.

стр. Таким образом, главный политический тренд в реформировании высшего образования состоит в уменьшении его масштабов. Компенсацией таких рестрикций, по замыслу властей, должно стать повышение качества образования и научной деятельности в вузах.

В этих целях с 2010 года проводятся конкурсы мега-грантов для привлечения в российские вузы ученых мирового класса;

сейчас планируется продление этой программы до 2015 года. Грант в 150 миллионов рублей перечисляется вузам, на базе которых ведущий ученый будет вести свою работу, однако расходовать эти средства вузы смогут только с согласия ведущего ученого, осуществляющего руководство научным исследованием. Освоить 150 млн. надо за три года;

о дальнейшей судьбе лабораторий, которые будут созданы на эти деньги, в программе ничего не говорится. Сами гранты рассчитаны в основном на зарубежных ученых или бывших соотечественников, добившихся выдающихся результатов за рубежом1. В основе такой системы также лежит идеологический посыл, который в явном виде сформулировал Д. Ливанов: надо провести всесторонний аудит того, что происходит в научном секторе на основе объективного анализа в соответствии с мировыми требованиями;

в науке есть только один уровень международный;

ты ему либо соответствуешь, либо нет;

если да, то ты ученый, если нет, то ты кто-то другой2. Именно поэтому российское правительство нацелилось на вхождение в топ-листы международных рейтингов университетов и завоевание западных научных журналов.

Рыночный тренд: разворачивание процесса слияния и поглощения российских университетов. Рассмотренная выше позиция властей в отношении университетской системы страны является естественной с точки зрения рыночной логики. Дело в том, что само появление рейтингов университетов ознаменовало новый этап в конкуренции на рынке образовательных услуг. Конкуренция обострилась в силу нескольких обстоятельств.

Во-первых, конкуренция стала международной. Глобализация привела к тому, что население страны стало стремиться получить образование не только внутри страны, но и за ее пределами, если это выгоднее. Следовательно, российские вузы вынуждены конкурировать не только между собой, но и с зарубежными университетами.

Во-вторых, число участников на рынке стало поистине огромным. Для сравнения: в году в стране насчитывалось всего 72 государст См.: Яшина Г. А. Обслуга вместо учителей, рейтинги вместо науки //"Капитал страны", 05.06.2012.

См.: Интервью Министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова //Федеральный портал "Российское образование", 31.05.2012 (код доступа: http://www.edu.ru/index.php?page_id=5&topic_id=22&sid=23232).

стр. венных вуза, а в 2010 году их общее число достигло 1115, среди которых было частных 462 вуза1. Следовательно, "плотность" конкуренции менее чем за век возросла более чем в 15 раз.

В-третьих, университеты утратили монопольную власть на знание. Согласно Э. Тоффлеру, в информационную эпоху многие структуры теряют власть, и начинается передел мира2.

Данный тезис в полной мере применим к университетам. Так, в эпоху Средневековья все университеты были в привилегированном положении: желающий получить знания шел в к ним, ибо знания были только у них (профессора, книги, библиотеки, лаборатории). За пределами университета добыть знания было почти невозможно. Сегодня лекции университетских профессоров уже не обладают прежней ценностью, ибо все, что в них рассказывается, можно прочитать в свободном доступе в Интернете. Обесценились и университетские библиотеки, ибо нужные сведения люди могут оперативно получить опять-таки в интернете3. В связи с этим перед вузами стоит масштабная задача по созданию новых образовательных опций, которые были бы востребованы рынком и компенсировали бы их пошатнувшееся положение.

С учетом этих обстоятельств и факта полученной ими большой экономической свободы российские университеты начали превращаться в мощные корпорации. И здесь работает следующая рыночная логика: чем мощнее университет, тем больше его бюджет и тем больше у него возможностей для качественного улучшения. Эта логика породила новую тенденцию на рынке высшего образования - процесс слияния и поглощения.

Этот процесс принимает различные формы, но везде и всегда он сопровождается борьбой за особое место на рынке. Например, Московскому государственному университету им.

М. В. Ломоносова (МГУ) и Санкт-Петербургскому государственному университету (СПбГУ) был придан статус "уникальных научно-образовательных комплексов", чтобы способствовать ускорению в них прогрессивных нововведений. Такой статус выводит данные вузы из ведения Министерства образования и науки РФ, дает им особые преференции в получении бюджетных средств, закрепляет большую свободу в построении образовательных программ, а также право на наличие собственных образовательных сертификатов. В этом же направлении действует статус национального исследовательского уни См.: Сайт Федеральной службы государственной статистики (код доступа:

http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/obraz/vp-obr 1.htm).

См: Тоффлер Э. Метаморфозы власти: Знание, богатство и сила на пороге XXI века. М.: ACT Москва, 2009.

Разумеется, пока остается место для уникальных профессоров и уникальных лекций, однако это лишь исключение из правила, которое лишний раз высвечивает истинные трудности, с которыми сталкиваются университеты.

стр. верситета (НИУ), присваиваемый вузу на 10 лет на конкурсной основе и позволяющий получить дополнительное финансирование. К настоящему моменту в России имеется уже 29 НИУ.

Параллельно идет создание новых вузов с особым статусом. Типичным примером такого процесса служит относительно молодая и престижная Высшая школа экономики (ВШЭ).

Некоторые аналитики отмечают, что данный вуз является классическим примером национального проекта, хотя официально это никем не признавалось. За годы своего существования ВШЭ поглотила такое количество организаций и недвижимости, что превратилась в один из самых крупных университетов страны. Параллельно была организована колоссальная работа по направлению бюджетных средств государства в пользу ВШЭ. Особо тесные связи сложились у ВШЭ с Министерством экономического развития РФ, большая часть исследовательского бюджета которого "отдавалась" ВШЭ.

Похожий "национальный проект" реализуется при создании и продвижении Московской школы управления "Сколково".

Еще одна линия в укрупнении вузов проявляется в введении статуса федеральных университетов (ФУ) в форме автономных учреждений. В их состав могут включаться не только вузы, но и научные организации, которые находятся в ведении федеральных органов исполнительной власти, государственных академий наук и их региональных отделений. ФУ могут создавать образовательные программы на основе собственных, а не государственных стандартов. Сегодня в России действуют следующие ФУ: Южный, Сибирский, Северный (Арктический), Казанский (Приволжский), Уральский, Дальневосточный, Северо-Восточный, Балтийский, Северо-Кавказский.


Самой последней тенденцией стала волна поглощений и слияний среди ведущих вузов страны. Например, Академия народного хозяйства (АНХ) при Правительстве РФ в году поглотила Российскую академию государственной службы (РАГС) при Президенте РФ с образованием Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ. Аналогичным образом Финансовый университет при Правительстве РФ в 2011 году поглотил Всероссийский заочный финансово-экономический институт (ВЗФЭИ) и Московский государственный колледж информатики и электронной техники, а в 2012 году- Государственный университет Министерства финансов РФ и Всероссийскую государственную налоговую академию Министерства финансов РФ.

Таким образом, за последние несколько лет на рынке высшего образования возникло довольно много крупных игроков, в сравнении с которыми остальные вузы проигрывают фактически по всем параметрам. Отыграв свои позиции и обеспечив себе относительный избыток финан стр. совых ресурсов, университеты-лидеры начинают осуществлять первые шаги по качественной модернизации своих рядов в направлении соответствия международным стандартам. Одной из первых таких попыток является опыт национального исследовательского технологического университета Московский институт стали и сплавов (МИСиС), который в 2012 году ввел четыре категории должностей профессора и доцента - основную, методическую, исследовательскую и международную. По замыслу администрации МИСиС, дифференциация в оплате работников вуза в зависимости от должностной категории направлена на активизацию их деятельности на международном рынке услуг. В некоторых российских вузах (например, в МИСиС и ВШЭ) уже работают иностранные профессора, в том числе из развитых стран. В ВШЭ даже осуществляется масштабный проект, направленный на то, чтобы все сотрудники вуза свободно владели английским языком. Для этого администрация университета осуществляет помощь сотрудникам, организовывая соответствующие языковые курсы.

Таким образом, российский рынок высшего образования отреагировал на рестриктивную политику государства, породив тенденцию к глобальному укрупнению вузов, за счет чего формируются университеты-лидеры, приступающие к освоению международных университетских традиций. Это закладывает определенную основу для дальнейшего продвижения по пути качественного совершенствования лучших российских вузов и их вхождения в международные рейтинги университетов.

Постановка проблемы: реалистичность правительственных установок. В контексте сказанного рассмотрим только одну установку Указа Президента РФ N 599 о необходимости вхождения к 2020 году более 5 российских университетов в топ- ведущих мировых университетов согласно мировому рейтингу университетов. Насколько реалистична поставленная задача? Насколько корректно она поставлена?

Даже самый поверхностный анализ показывает, что президентская установка грешит целым рядом недостатков.

Во-первых, в Указе президента говорится о каком-то абстрактном мировом рейтинге университетов. Складывается впечатление, что существует некий один общепринятый рейтинг, относительно которого и ставится задача. Однако это не так. Сегодня известно, по крайней мере, 13 достаточно авторитетных глобальных рейтингов университетов (ГРУ), среди которых 6 могут претендовать на роль официального измерителя статуса российских вузов1. Но и это не вс. Почти все рейтинги дают См.: Балацкий Е. В., Екимова Н. А. Международные рейтинги университетов: практика составления и использования // "Журнал Новой экономической ассоциации", N 9, 2011;

стр. сильно различающиеся результаты оценки конкретных университетов;

кроме того, даже один университет в рамках одного рейтинга в разные годы может иметь принципиально несопоставимые ранги. Сегодня уже имеются сравнительные оценки надежности основных ГРУ, что не позволяет их рассматривать в качестве единого ориентира.

Во-вторых, в Указе не учитывается так называемый закон Гудхарта и тот факт, что все рейтинги подвергаются манипулированию со стороны разных участников образовательного рынка. В литературе уже подробно рассмотрены процедуры искажения истинной картины на рынке как самими составителями рейтингов, так экспертами и университетами1. Более того, аналитики отмечают и тот факт, что стремление вузов попасть в топ-листы ГРУ приводит к аберрации их исходных целей и задач, ведя к разрушению традиционных академических ценностей.

В-третьих, целевая установка Указа поражает необоснованным оптимизмом. Например, в 2012 году в испанском интернет-рейтинге "Webometrics" в список первых университетов попало только 10 российских вузов, из которых в топ-500 попало только вуза, а в первой сотне Россия вообще не представлена. При таких начальных условиях продвижение 5 российских вузов в топ-100 "Webometrics" всего за 8 лет представляется совершенно утопической задачей. К сказанному можно добавить, что в остальных рейтингах ситуация для России в среднем еще хуже, чем в "Webometrics".

Таким образом, "задача 5 - 100" Указа президента (далее для краткости будем так называть задачу по включению 5 вузов России в топ-100 ГРУ), по крайней мере, нуждается в уточнении.

Можно ли дать объективную оценку реалистичности задачи 5 - 100?

Напрямую этого сделать нельзя. На первый взгляд, можно было бы оценить показатели некоего рейтинга, требуемые для вхождения вуза в топ-100, а потом сравнить их с фактическими показателями конкретного российского вуза. Однако такой прим не даст нужного результата. Во-первых, рейтинговых показателей довольно много, они взвешиваются и не все афишируются разработчиками рейтинга. В связи с этим подобная расчетная процедура, будучи весьма трудоемкой, даст некий вектор коэффициентов, который трудно "собрать" в агрегированную величину. Во-вторых, все показатели рейтингов нельзя свести к единому знаменателю, Бшшцкий Е. В., Екимова Н. А. Сравнительная надежность глобальных рейтингов университетов //"Журнал Новой экономической ассоциации", N11, 2011.

См.: Балацкий Е. В., Екимова Н. А. Глобальные рейтинги университетов: проблема манипулирования // "Журнал Новой экономической ассоциации", N1(13), 2012.

стр. чтобы понять те усилия, которые необходимы для достижения поставленной задачи.

Поясним этот момент более подробно.

Например, в Шанхайском рейтинге фигурирует критерий наличия нобелевских лауреатов в составе университета. Понятно, что наняв такого специалиста, отечественный вуз получит определенное число баллов и продвинется вперед по турнирной таблице рейтинга. Но что именно необходимо для привлечения такого специалиста, так и остается не ясным. Например, сколько нужно заплатить Дугласу Норту за то, чтобы он переехал из США в Россию для работы в МГУ? А сколько ему нужно заплатить, чтобы он стал работать в Томском университете?

Аналогичным образом дело обстоит и с публикациями в англоязычных изданиях. Можно, например, рассчитать, сколько публикаций должен генерировать вуз в соответствующих изданиях, чтобы преодолеть установленную рейтинговую дистанцию. Но как обеспечить такую научную и публикационную активность сотрудников вуза? Какие затраты необходимы для того, чтобы, к примеру, 30% работников вуза свободно владели английским языком, интенсивно проводили оригинальные исследования и публиковали их в западных научных изданиях?

В связи с наличием таких методических проблем необходимо изыскать иной путь к оценке реалистичности задачи 5 - 100. В идеале такой способ должен дать не только качественный ответ на вопрос (да или нет), а еще и количественный. С его помощью мы должны понять, что именно надо изменить в образовательной среде для достижения правительственной установки.

Методология исследования. Учитывая, что Россия включилась в гонку за вхождение в топ-листы ГРУ, необходимо определить, что для этого требуется. Данная задача фактически эквивалентна созданию в стране университетов мирового класса (УМК), т.е.

вузов, способных конкурировать на глобальном рынке образовательных услуг путем приобретения, адаптации и создания передовых знаний. Как правило, считается, что УМК - это вузы, входящие в первые 30 - 50 позиций ГРУ1. На самом деле можно исходить из того, что вхождение вуза даже в топ-100 ГРУ уже говорит о том, что данный вуз является УМК.

Как же можно определить условия, требуемые для создания в стране пяти УМК?

Для ответа на этот вопрос можно предложить довольно простой и изящный подход. Суть его состоит в совмещении двух информационных массивов - образовательного рейтинга регионов России (ОРРР) и гло См.: Балацкий Е. В., Екимова Н. А. Глобальные рейтинги университетов: проблема манипулирования // "Журнал Новой экономической ассоциации", N1(13), 2012.

стр. бального рейтинга университетов. Весь вычислительный и аналитический алгоритм может быть условно разбит на четыре этапа. Рассмотрим их подробнее.

На первом этапе следует построить ОРРР. Эта работа была выполнена Н. Екимовой1.

Предложенный рейтинг включал следующие характеристики региона: насыщенность образовательными услугами;

финансовая обеспеченность;

научная результативность.

На втором этапе проводится исследование выбранного ГРУ на предмет наличия в нем российских вузов.

На третьем этапе производится "стыковка" ОРРР и ГРУ. Общего алгоритма такой стыковки не существует, однако ранее было подмечено2, что российские университеты, попавшие в топ-лист ГРУ, являются "выходцами" из регионов, являющихся лидерами ОРРР. Это, как правило, МГУ, СПбГУ, Томский и Новосибирский университеты.

Соответственно Москва, Санкт-Петербург, Томская и Новосибирская области являются регионами-лидерами с точки зрения аккумулированного в них образовательного потенциала. Таким образом, имеет место эффект перехода количества в качество, т.е.

при "вызревании" региона до определенного уровня в смысле развития сферы образования в нем "рождается" УМК, способный занять место в ГРУ. Данный факт позволяет построить "связку" между двумя рейтингами в виде простейшей модели следующего типа:

N=f(n), где N - место (рейтинг) российского университета в ГРУ;

n -ранг (рейтинг) региона, в котором находится соответствующий университет, в ОРРР. Построение подобной эконометрической зависимости на данных за ряд лет позволяет подойти к выяснению того, как влияют экономические условия в регионе на продвижение его лучшего вуза в ГРУ. Это центральная идея предлагаемого подхода.

На четвертом этапе проводятся вариантные расчеты. Например, можно оценить условия, при которых СПбГУ может войти в 100 лучших вузов мира. Более того, можно "развернуть" ОРРР и оценить, например, насколько следует повысить заработки петербургских преподавателей по сравнению с московским уровнем.

Конкретизируем данный алгоритм. В ОРРР используются три показателя для каждого региона: А - численность студентов вузов на 10 тыс. чел. населения;

В - отношение средней заработной платы в отрасли "Образование" к величине прожиточного минимума трудоспособного насе См.: Екимова Н. А. Образовательный потенциал регионов России //"Капитал страны", 24.08.2009;

Екимова Н. А.

Рейтинговая оценка образовательного потенциала регионов России //"Капитал страны", 04.08.2012.

См.: там же.

стр. ления;

C - численность защитившихся аспирантов на 100 тыс. чел населения. Для построения ОРРР каждый показатель нормируется, т.е. переводится в процентную шкалу (лидер получает 100%). Для выведения окончательного рейтинга регионов (r) все три пронормированных показателя усредняются;

регион с наивысшим рейтингом получает самое высокое место (n) (1-е). Результаты рейтингования приведены в табл. 1.

Таблица Российские регионы в ОРРР за период 2005 - 2010 гг.

N п/п Регионы 2005 2006 2007 2008 2009 г.Москва 1 1 1 1 1 1 г.Санкт-Петербург 2 2 2 2 2 2 Томская область 3 3 3 3 3 3 Тюменская область 4 4 4 4 4 4 Орловская область 5 5 5 5 6 8 Республика Татарстан 6 6 9 7 15 13 Новосибирская область 7 7 8 6 10 10 Саратовская область 8 8 6 9 7 5 Воронежская область 9 9 7 8 8 6 Ивановская область 10 10 10 14 16 12 Иркутская область 11 11 12 11 13 21 Самарская область 12 12 16 12 14 17 Нижегородская область 13 13 11 10 20 19 Курская область 14 14 22 22 17 9 Хабаровский край 15 15 14 15 23 28 Удмуртская Республика 16 16 34 36 33 37 Республика Мордовия 17 17 29 27 28 23 Республика Северная Осетия-Алания 18 18 28 31 19 15 Ставропольский край 19 19 23 23 18 18 Омская область 20 20 15 28 31 25 Ростовская область 21 21 18 18 22 16 Красноярский край 22 22 20 21 30 35 Магаданская область 23 23 27 25 24 29 Ярославская область 24 24 17 19 32 31 Республика Бурятия 25 25 39 26 21 22 Свердловская область 26 26 19 13 12 20 Приморский край 27 27 30 30 35 34 Челябинская область 28 28 24 24 29 26 Волгоградская область 29 29 26 34 25 24 Белгородская область 30 30 25 16 5 7 стр. N п/п Регионы 2005 2006 2007 2008 2009 Тамбовская область 31 31 21 29 9 11 Кемеровская область 32 32 33 39 39 33 Чувашская Республика 33 33 36 33 27 27 Мурманская область 34 34 38 35 36 42 Рязанская область 35 35 42 37 49 49 Калининградская область 36 36 32 20 26 30 Кабардино-Балкарская Республика 37 37 56 58 48 45 Алтайский край 38 38 40 40 66 67 Вологодская область 39 39 50 45 52 66 Камчатский край 40 40 35 43 67 61 Республика Марий Эл 41 41 49 50 46 53 Республика Адыгея 42 42 43 17 11 14 Республика Калмыкия 43 43 13 60 38 44 Пензенская область 44 44 46 42 41 40 Республика Башкортостан 45 45 44 38 37 32 Оренбургская область 46 46 48 49 47 54 Астраханская область 47 47 31 32 51 36 Республика Саха (Якутия) 48 48 45 53 43 41 Еврейская автономная область 49 49 64 74 75 74 Смоленская область 50 50 57 47 45 48 Липецкая область 51 51 53 61 61 59 Кировская область 52 52 52 51 50 50 Новгородская область 53 53 66 64 40 43 Костромская область 54 54 41 63 70 63 Московская область 55 55 55 41 34 39 Владимирская область 56 56 65 65 56 51 Архангельская область 57 57 58 59 60 55 Карачаево-Черкесская Республика 58 58 47 69 63 56 Республика Карелия 59 59 37 44 57 64 Забайкальский край 60 60 59 46 58 68 Тульская область 61 61 54 55 42 47 Республика Дагестан 62 62 61 70 65 73 Ульяновская область 63 63 51 48 44 38 Краснодарский край 64 64 62 56 55 52 Республика Коми 65 65 70 71 72 70 Пермский край 66 66 68 54 62 60 стр. N п/п Регионы 2005 2006 2007 2008 2009 Республика Алтай 67 67 73 77 77 78 Калужская область 68 68 72 52 54 46 Брянская область 69 69 71 68 59 65 Курганская область 70 70 67 62 64 62 Псковская область 71 71 75 73 73 69 Амурская область 72 72 69 66 68 57 Тверская область 73 73 63 72 71 71 Республика Хакасия 74 74 60 57 69 72 Ленинградская область 75 75 77 75 74 75 Сахалинская область 76 76 74 67 53 58 Республика Тыва 77 77 76 76 76 76 Республика Ингушетия 78 78 78 78 80 77 Чеченская Республика 79 79 79 79 79 79 Чукотский автономный округ 80 80 80 80 78 80 Выбор регионов-лидеров производится по их итоговому месту в рейтинге (n). Однако в качестве объясняющих переменных в искомой эконометрической зависимости будут использоваться все три показателя в абсолютном выражении - А, В и С. Объясняемой переменной будут выступать две величины - основная (N - номер университета в ГРУ) и вспомогательная (R - рейтинговое значение университета в ГРУ). Иными словами, будут строиться две зависимости: N=f(A,B,C) и R=f(A,B,C).

Среди существующих ГРУ мы отобрали для использования только три - английский гибридный рейтинг Quacquarelli Symonds (QS), испанский интернет-рейтинг "Webometrics" (Web) и китайский традиционный рейтинг Academic Ranking of World Universities (ARWU). В остальных ГРУ российские вузы представлены слишком плохо, чтобы по этим данным можно было делать достоверные расчеты.

При построении эконометрической зависимости для рейтингов QS и ARWU нами использовалась идеология совместной (объединенной) регрессии (pooled regression), когда в исходном массиве присутствуют данные одного и того же объекта за разные годы. В этом случае удается удлинить ретроспективный ряд, доведя его до уровня, когда расчеты становятся более надежными. Такой подход является вынужденным из-за малого числа российских вузов в ГРУ. Так, в расчетах по ARWU данные об МГУ брались за 2005 - гг., давая тем самым 6 точек. В расчетах по QS данные об МГУ и СПбГУ брались за 2005 2010 гг., а данные о Томском университете - за 2005 - 2006 гг., что позволило получить точек.

стр. Для ГРУ Web использовался иной подход: данные по показателям ОРРР усреднялись за 2005 - 2010 гг., а данные по 8 российским вузам брались из Web за 2012 год. При этом Московский физико-технический институт и Московский инженерно-физический институт были удалены из выборки, так как, во-первых, они являются не традиционными университетами, а специализированными вузами, а во-вторых, они дублируют объясняющую переменную (Москва учитывается три раза одинаковым образом). Тем самым в данном случае использовалась обычная пространственная выборка с усредненными данными для объясняющих переменных с лагом (отставанием) в 2 года по отношению к выходной переменной.

Результаты эконометрических расчетов. Как оказалось, отыскание искомой эконометрической зависимости является нетривиальной задачей. По крайней мере, обычные линейные зависимости не подтвердились ни в одном случае. Результаты вычислительных экспериментов позволили установить для рейтинга QS следующие зависимости (исходные данные приведены в табл. 2):

Таблица Исходные данные для расчета моделей (3) и (4) (ГРУ QS) Показатели ОРРР Место вуза Рейтинг вуза Университет (регион) Год в QS (N) в QS (R) А В С МГУ (Москва) 2005 93 ** 1149 2,2 27, СПбГУ (С-Петербург) 2005 164 ** 936 2,1 21, ТГУ (Томская область) 2005 296 ** 740 1,9 22, МГУ (Москва) 2006 93 ** 1225 2,4 28, СПбГУ (С-Петербург) 2006 164 ** 961 2,5 23, ТГУ (Томская область) 2006 296 ** 867 2,2 23, МГУ (Москва) 2007 231 51,3 1254 2,9 27, СПбГУ (С-Петербург) 2007 239 49,9 985 2,4 19, МГУ (Москва) 2008 183 56,9 1249 3,4 22, СПбГУ (С-Петербург) 2008 224 51,7 1001 2,9 15, МГУ (Москва) 2009 101 68,0 1213 3,8 27, СПбГУ (С-Петербург) 2009 168 57,3 988 3,2 20, МГУ (Москва) 2010 93 66,1 1011 3,5 22, СПбГУ (С-Петербург) 2010 210 46,7 883 3,2 17, стр. В уравнениях используются следующие обозначения: R2 - коэффициент детерминации;

N - число наблюдений;

E - средняя ошибка аппроксимации (в процентах от фактического значения);

под коэффициентами регрессий в скобках указаны значения стандартных ошибок.

Для рейтинга ARWU установлены следующие зависимости (исходные данные приведены в табл. 3):

Таблица Исходные данные для расчета моделей (1) и (2) (ГРУ ARWU) Показатели ОРРР Университет Место вуза b Рейтинг вуза в Год (регион) QS (N) QS (R) А В С МГУ (Москва) 2005 67 28,4 1149 2,2 27, МГУ (Москва) 2006 70 27,9 1225 2,5 28, МГУ (Москва) 2007 76 27,1 1254 2,9 27, МГУ (Москва) 2008 70 28,1 1249 3,4 22, МГУ (Москва) 2009 77 26,9 1213 3,9 27, МГУ (Москва) 2010 74 27,9 1011 3,5 22, Для рейтинга Web получена следующая модель (исходные данные приведены в табл. 4):

Таблица Исходные данные для расчета модели (5) (ГРУ Web) Показатели ОРРР Место вуза в Университет (регион) QS (N) А В С МГУ (Москва) 147 1184 3,1 26, ТГУ (Томская область) 465 828 2,3 20, СПбГУ (С. -Петербург) 538 959 2,8 19, НГУ (Новосибирская область) 604 631 2,0 6, РГУ (Ростовская область) 750 510 1,7 7, КФУ (Татарстан) 798 589 1,9 7, ТПУ (Томская область) 892 828 2,3 20, СГУ (Саратовская область) 955 491 1,6 13, стр. Построенные модели позволяют сделать несколько небезынтересных выводов.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.