авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Содержание

МОДЕРНИЗАЦИОННЫЕ РЕФОРМЫ: ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНО-

ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Автор: Михаил Молчанов, Вера Молчанова........................................... 2

ОБ

ИННОВАЦИОННЫХ ПОДХОДАХ К РЕФОРМИРОВАНИЮ ПОСТСОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА Автор:

Турар Койчуев............................................................................................................................................16

О НЕОБХОДИМОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ НОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ Автор: Иса Алыев.....................................................................................................................................................................21 ИННОВАЦИЯ КАК ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ Автор: Ирина Матюш........................................................................................................................................................26 О ВОЗМОЖНОСТИ УВЕЛИЧЕНИЯ ТЕМПОВ РОСТА РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ Автор: Александр Беляков, Игорь Туруев.............................................................................................................................. РОССИЙСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ: ИТОГИ И УРОКИ РЕФОРМ Автор: Лилия Бокарева.................. О МЕТОДИКЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО КЛАССА Автор: Шахло Махкамова....................................... МИРОВОЗЗРЕНИЕ: ПРЕДСТАВЛЕНИЯ, ЗНАНИЕ, РАЗВИТИЕ Автор: Олег Тарханов............................... О СОВРЕМЕННОМ ПОНИМАНИИ ОСНОВ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ Автор: Юрий Князев............ ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ГОРОДСКОГО РАССЕЛЕНИЯ В РФ Автор: Николай Горин, Андрей Нещадин, Ольга Соськова, Марсель Низамутдинов.............................................................................................. АСИММЕТРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Автор: Галина Глущенко.................................................................................................................................................. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Автор: Леван Миндели, Сергей Черных......................................................................................................................................... ВНУТРИУНИВЕРСИТЕТСКАЯ КОНКУРЕНЦИЯ: ПЕРЕДОВАЯ ПРАКТИКА В РОССИИ Автор: Евгений Балацкий.................................................................................................................................................. Производство и использование валового внутреннего продукта в странах СНГ в 2012 году и его прогнозные значения в среднем по миру и важнейшим объединениям стран мира.

.................... Основные социально-экономические индикаторы бедности в странах Содружества..................... SUMMARY................................................................................................................................................. МОДЕРНИЗАЦИОННЫЕ РЕФОРМЫ: ВЗАИМОСВЯЗЬ Заглавие статьи ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Автор(ы) Михаил Молчанов, Вера Молчанова Источник Общество и экономика, № 7, Август 2013, C. 5- Место издания Москва, Россия Объем 44.5 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи МОДЕРНИЗАЦИОННЫЕ РЕФОРМЫ: ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Автор: Михаил Молчанов, Вера Молчанова Михаил Молчанов доктор политических наук, профессор заведующий кафедрой Университета Сент-Томас, Канада (e-mail: molchan@stu.ca) Вера Молчанова кандидат экономических наук старший научный сотрудник Сочинского научно-исследовательского центра Российской академии наук (e-mail: veramolchan@mail.ru) Экономическое развитие России страдает от нехватки вложений в социальный капитал нации. И анализ российской истории, и обзор текущих событий подтверждают, что экономическая модернизация невозможна без освобождения творческого потенциала масс. Экономическое развитие и демократизация общества взаимозависимы: дело не только в том, что демократия зависит от уровня экономического развития страны, но и в том, что рост экономики, в свою очередь, зависит от степени экономических и политических свобод населения. Пока российские элиты продолжают пренебрегать интересами народа, ключевые задачи экономической модернизации останутся невыполнимыми.

Ключевые слова: социальное развитие, модернизация, демократизация, элиты и массы, экономическое развитие России.

Российская экономика находится в состоянии застоя. Согласно оценкам Всемирного банка, одним из признаков стагнации является то, что Россия, несмотря на положительные тенденции экономического развития 2011 - 2012 гг., не может преодолеть обусловленное прежде всего структурными причинами отставание от ведущих экономик мира1. Выйдя на 8-е место в мире по размерам валового национального продукта (ВНП) в 2008 году, Россия борется за то, чтобы сохранить его в 2014-м2. По темпам развития страна опять отстает от Турции, Бразилии и Южной Кореи. ВНП на душу населения в России составляет примерно одну четверть от World Bank. Russian Economic Report 29: Recovery and Beyond. Available via http://www.worldbank.org/en/news/press-release/2013/02/26/russian-economic-report- United Nations (2013) National Accounts Statistics: Main Aggregates and Detailed Tables. Available via http://unstats.un.org/unsd/snaama/dnltransfer.asp?flD= стр. среднемирового, позиционируя страну на 55-м месте в мировой табели о рангах1.

В сравнении с этими скромными показателями не лишне вспомнить, что в начале двадцатого века Российская империя была одной из крупнейших капиталистических экономик планеты, занимая пятое место в мире по объему ВНП и объему промышленной продукции и 22-е место в мире по ВНП на душу населения2. В начале семидесятых годов прошлого века ВНП на душу населения в СССР составлял 36 - 38 процентов от показателя США3. В настоящее время этот показатель не превышает 27 процентов4. Россия, а не Китай, могла бы быть ведущим государством смешанной государственно капиталистической экономики, если бы ее национальные ресурсы не были пущены с молотка первым поколением посткоммунистических реформаторов.

Российские и зарубежные исследователи не перестают дебатировать вопрос о причинах фактического краха российской модели развития. Может быть, виновата глобализация, превратившая Россию в сырьевой придаток Европы и Азии? А может, виноваты США и "мировая закулиса", насадившие антинародные элиты в стране уже почти победившего социализма? Но почему российская экономика не может освободиться от ига ресурсных рент и коррумпированных элит? В одной ли экономике тут дело? Один из возможных ответов заключается как раз в своеобразном соотношении политики и экономики, при котором политический ресурс остается главным инструментом получения прибыли, экономические ренты перераспределяются не в соответствии с юридически закрепленными отношениями собственности, а в соответствии с изменчивыми, непредсказуемыми отношениями господства и подчинения, элиты оторваны от масс, а затраты на социальное развитие рассматриваются не как необходимые инвестиции в будущее нации, а как, в лучшем случае, благотворительность, а в худшем - неизбежное зло.

В силу ряда исторических причин российская модель развития ориентирована не на индивидуального предпринимателя, а на властного субъекта. Индивидуальное предпринимательство санкционируется (или нет) властью, причем прибыль максимизируется не за счет минимизации затрат и повышения конкурентоспособности в условиях свободного рын World Bank. Indicators / GDP per capita (current US$) 2008 - 2012. Available via http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD Kenwood, A.G., and Lougheed, A. L. The Growth of International Economy: 1820 - 1990. London: Routledge, 1992. p.

128.

Maddison, Angus. Monitoring the World Economy: 1820 - 1992. Paris: OECD. 1995. p. 23.

World Bank. Indicators / GDP per capita (current US$) 2008 - 2012. Available via http://data.worldbank.org/indicator/NY.GDP.MKTP.CD стр. ка, а за счет устранения конкурента внеэкономическими средствами, монополизации рынка или ценовой манипуляции в режиме полного или почти полного контроля поставок.

Соответственно, экономическое развитие в такой модели движимо не инновациями снизу, а властной мобилизацией ресурсов и факторов производства сверху. Поскольку свобода хозяйственной деятельности рядового, не властного субъекта ограничена политическим монополистом, инновационная активность предпринимателя переориентируется с обслуживания потенциального потребителя на обслуживание регулятора, т.е. того же политического монополиста. Лишенный возможности преследовать собственные интересы рыночными методами предприниматель зачастую перестает работать и на интересы общества. Системная логика российской модели развития, таким образом, имеет мало общего с описанной Адамом Смитом логикой "невидимой руки" рынка. Успех (или неуспех) модернизации зависит от качества властной элиты, что не может не ограничивать креативный пул нации. Преодоление этой зависимости позволит перейти к новому витку развития, движимому созидательным творчеством предпринимателя.

Однако, вся история России за последние триста лет говорит о трудности такого перехода.

Экономическое развитие России в исторической ретроспективе и перспективе Царская Россия. Наиболее масштабная российская модернизация была предпринята во время правления Петра I Великого (1672 - 1725). Почти каждый аспект социополитической структуры был затронут петровскими модернизационными стратегиями - от государственного устройства, экономики, церкви, армии, системы образования, до обычаев частной жизни. Петр I пытался изменить государство и общество путем реорганизации способов управления. Идея создания эффективной системы управления страной, повышения уровня ее бюрократической организованности, предсказуемости, если не прозрачности, была одной из основных задач модернизации.

Другой важнейшей задачей было повышение образовательного уровня нации, выдвижение новых элит и кадровое обеспечение реформ. Во власть стали выдвигаться талантливые люди низших сословий.

Следующий масштабный раунд модернизационных преобразований начался в 1860-х годах, с отменой крепостного права. Освобождение крестьян шло параллельно со строительством железных дорог, банковской реформой и созданием специальных крестьянских банков. Экономика ответила значительным ростом сельскохозяйственного экспорта в 1870-х гг., стр. ростом промышленности и торговли, активизацией капиталистического развития.

Во время правления Александра II начались демократические преобразования общества.

Крестьянская (1861 г.), судебная (1864 г.), земская (1864 г.), городская (1870 г.) реформы позволили создать городское самоуправление, земское движение, выборные органы местного самоуправления, что привело, в свою очередь, к формированию политических сил, которые добивались права участвовать в разработке дальнейших реформ и принятии важнейших законов. В образованных слоях общества росло недовольство самодержавной монархией, которая опасалась создания в России каких бы то ни было форм парламентаризма и передачи законодательных функций представителям народа.

Национальный кризис наступил после русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. Огромные военные расходы, государственный долг, негативный торговый и платежный баланс создали стране финансовые проблемы, при этом на мировом рынке упали цены на зерно, что разорило множество производителей и, в свою очередь, снизило внутренний спрос на промышленные товары.

В 1880-х годах на стабилизацию российской экономики была нацелена деятельность правительства под руководством Николая Бунге, который уделил основное внимание государственной социальной политике, новому налоговому законодательству, облегчению налогового бремени крестьян. Именно Бунге принадлежала идея добровольного выкупа земельных наделов крестьянами, освобождаемыми от крепостного права. Став министром, Бунге отменил подушную подать, предпринял первые шаги по переходу к единому подоходному налогу, облегчил налоговое бремя крестьян, частично возместив потерю поступлений в госбюджет за счет новых форм налогообложения более состоятельных слоев населения. Основанный Бунге Крестьянский поземельный банк позволил обеспечить земельных собственников долгосрочными кредитами для покупки новых наделов. Фабричное законодательство, инициатором которого выступил министр, упорядочило отношения рабочих и предпринимателей, ограничило эксплуатацию детского и женского труда, способствовало развитию государственного надзора за соблюдением закона в индустриальных отношениях.

Правительство, возглавляемое Сергеем Витте, предприняло дальнейшие экономические реформы, и, создав рациональную систему налогообложения, стимулировало развитие производительных сил страны. Витте поощрял экспорт, ввел золотой стандарт и ожидал, что Россия будет в состоянии выплатить проценты по своему внешнему долгу, заимствуя у Запада и обслуживая специализированный рынок на Востоке. Ре стр. формы Витте позволили России в последние двадцать лет XIX столетия завершить промышленную революцию. Отечественная промышленность, которая была защищена от иностранной конкуренции таможенными пошлинами, процветала. Умеренное налогообложение и государственные кредиты обеспечили финансовый базис для дальнейшего экономического роста. Приток иностранного капитала с Запада увеличился, потому что реформы усилили веру зарубежных инвесторов в финансовую систему России.

Сельскохозяйственный экспорт увеличился, хотя общинное землевладение, патриархальная иерархия и другие пережитки феодализма на селе оставались, а реформирование аграрного производства на современный лад явно отставало.

Односторонний акцент на индустриализации привел к экономической и социальной неустойчивости в стране.

Параллельно с развитием капиталистической экономики росло и общественное недовольство, вызревали и складывались политические силы и движения, ставшие впоследствии, после революции 1905 года, политическими партиями. Всюду в мире развитие свободной рыночной экономики сопровождалось развитием демократии как формы правления, при которой возможно обеспечить реализацию интересов различных сословий и сегментов общества, прежде всего, конечно, нового активного среднего класса - буржуазии, предпринимателей, финансистов, торговых капиталистов, высокообразованных специалистов. В России же экономическое освобождение народа опережало развитие политических свобод, и политическая неволя сдерживала рост производительных сил.

Очередной российский реформатор Петр Столыпин пытался сокращать общинные формы управления землей и поощрять развитие частной собственности, частной инициативы на селе, но, создавая институт частного землевладения, он разрешал местным властям применять силовой ресурс и жестоко подавлять беспорядки. Столыпинские реформы продолжали идеи Витте о постепенном укреплении на селе индивидуального, подворного и хуторского хозяйства. Однако, как и его предшественники, Столыпин не сумел провести жизненно необходимую России аграрную реформу до конца. Отпущенного России исторического времени оказалось недостаточно для того, чтобы свобода предпринимательства стала реальностью, постоянно действующим фактором общественной среды, определяющей жизненные выборы не только купеческих элит, но и крестьянских масс. Между тем, укрепление частной крестьянской земельной собственности и учреждение демократического правового государства, возможно, предотвратили бы сползание России в хаос, апофеозом которого стали революции года.

Некоторые историки и политологи считают, что Россия переживала институциональный кризис не менее чем 100 лет, вплоть до революции стр. 1917 года1. Система царизма была неспособна и/или не желала разработать и внедрить эффективные решения тех проблем, которые стояли перед страной. Самодержавная монархия и класс дворянства представляли главную оппозицию модернизационным реформам. Растущее экономическое неравенство, не только между классами, но и между отдельными сегментами общества, между регионами;

постоянное недовольство крестьянства и рабочего класса своим социальным и экономическим положением;

невозможность для среднего класса обеспечить полноценное политическое представительство, защиту своих интересов и достоинства сформировали широкую социальную базу для революций начала XX века. Эти революции перенаправили социальную энергию масс из русла экономической инициативы в русло инициативы политической. Деятельное, созидательное начало, всегда присутствующее в народе, будучи подавленным элитами царского общества, выплеснулось прежде всего в разрушительной форме. Нерешенная царским правительством задача социальных инвестиций, развития социального капитала нации как главного двигателя экономического роста досталась в наследство советскому режиму.

СССР. Правительство партии большевиков взяло власть в октябре 1917 года и быстро приняло закон, декларирующий, что отныне рабочие и крестьяне через формируемые ими Советы управляют промышленностью и национализированной землей. В декабре 1917 г.

Совет народных комиссаров сформировал Высший совет народного хозяйства, в задачи которого входила организация народного хозяйства и государственных финансов. Однако политика, проводимая новым правительством, оказалась дико непоследовательной, с размахом колебаний от военного коммунизма (1918 - 1920), нацеленного против свободного рынка, к новой экономической политике (1921 - 1927), которая ратовала за свободу предпринимательства и рыночных отношений. После смерти Ленина в 1924 г., последовало новое кардинальное изменение в экономической политике. Сталин начал коллективизацию сельского хозяйства и ввел пятилетнее планирование экономики, готовя страну к будущей войне с более индустриально развитым противником.

Советская экономическая модель основывалась на идее командного управления сверху вниз. Предприятия получали производственные задания от высшей исполнительной государственной власти и были ответственны за выполнение этих планов. В системе были часты конфликты ме Danilov V.P. (2004) "Who Has Led Russia and in Which Direction?" in Modern Times and Recent Past (1880's to 1990's). Russian Studies in History, 42(4), 10 - 13;

Lynch, Michael. (2003) The Emancipation of the Russian Serfs, 1861 A Charter of Freedom or an Act of Betrayal? History Review, 47, 28 - 32;

Raeff Marc. (1984) Understanding Imperial Russia. New York: Columbia University Press.

стр. жду народными комиссариатами (министерствами) и руководством предприятий, между различными министерствами и ведомствами. Политическая коррупция, операции на теневом рынке и личные связи часто подменяли плановые цели, и командная экономическая система не могла достичь запланированной сбалансированности и ожидаемых результатов.

Советская экономика показала внушительные темпы роста в 1930-х годах и подверглась существенному структурному преобразованию, создавая множество новых отраслей промышленности. Однако страна заплатила высокую цену за свой экономический успех.

Коллективизация привела к широкому распространению голода, который в 1932 - 1933 гг.

затронул наиболее производительные сельскохозяйственные области, такие как Украина и южная Россия. Рабский труд был возрожден в форме лагерей ГУЛАГА, которые служили не только политической, но также и экономической цели. Индустриализация была достигнута ценой сотен тысяч жизней в трудовых лагерях и миллионов обедневших крестьян, вновь закрепощенных в колхозах и совхозах, - без паспортов, с ограничением свободы передвижения, без реальной заработной платы, работавших за "трудодни".

Ценою таких затрат к концу 1950-х годов советская модель зарекомендовала себя вполне конкурентоспособной сравнительно с моделью западной индустриальной экономики.

Трудами двух поколений, поверивших в идею государства трудящихся, СССР превратился в сверхдержаву, практически равную США по военной мощи и вторую после США в мире по размеру валового национального продукта - до 43% от ВНП США, рассчитанного по паритету покупательной способности. Высокие темпы роста советского ВНП начали снижаться лишь в 1970-х годах. СССР был мировым лидером в исследовании космоса, высоких технологиях, массовом образовании и предоставлении общественных благ. Советский Союз был первым государством в мире, гарантировавшим своему народу занятость и оплату труда, отдых, образование и медицинскую помощь. Проблема хронической и циклической безработицы была решена в СССР в середине 1930-х гг. В 1980-х гг. советские затраты на образование составляли 7,3 - 8,2% ВНП, в то время как средний показатель по группе развитых индустриальных государств капиталистического мира не превышал 5,5 процента1. К 1990 году в стране было больше врачей на душу населения, чем в любой другой стране мира, и в два раза больше National Center for Education Statistics (1991 - 95) Digest of Education Statistics. Available via http://nces.ed.gov/pubsearch/getpubcats. asp?sid=091# стр. больничных коек, чем в США1. Средняя продолжительность ежегодных отпусков, отпуска по беременности и родам в СССР были наравне с наиболее щедрыми условиями западноевропейских стран.

Не только жесткость политического строя, но и прогресс в социальном развитии обеспечили Советскому Союзу прорывы в индустриализации, военном строительстве, освоении космоса, науке и культуре. Экономическое развитие и модернизация происходили в прямо пропорциональном соотношении с социальными затратами государства и общества.

После СССР. За первое десятилетие реформ страна потеряла 54 процента своего валового внутреннего продукта и 60 процентов производственных мощностей - больше, чем в раза, чем потери, которые СССР понес во время Второй мировой войны. Валовой национальный продукт России в 2000 г. составил менее чем две трети от объема ВНП, достигнутого в последние годы советского правления.

К началу XXI века реальные доходы населения упали на 60 - 70 процентов. Индекс потребительских цен рос в среднем на 75 процентов в год в течение десятилетия. К концу девяностых более 44 миллионов из населения России в 148 миллионов человек жили в абсолютной бедности (т.е. менее чем на 32 доллара в месяц);

три четверти населения существовали менее чем на сто долларов в месяц.

Основные направления и цели развития Российской Федерации в настоящее время определяются в рамках Стратегии социально-экономического развития Российской Федерации до 2020 года ("Стратегии - 2020"). В самом названии стратегии, в термине "социально-экономическое развитие" отражена тенденция взаимосвязи и взаимовлияния социальных и экономических процессов и результатов. В России эта взаимосвязь наблюдалась в качестве прогрессивных трендов в отдельные периоды XIX-XX вв., когда увеличение свободы трудящихся, развитие образования, здравоохранения сопровождалось ростом макроэкономических результатов, а также научной, военной, культурной мощи народа и государства. И наоборот, экономическая регрессия переходного периода от плановой к рыночной экономике сопровождалась негативными социальными трендами2.

Пока в стране продолжает раскручиваться негативная социально-экономическая спираль:

"бегство мозгов", бегство Association of American Physicians and Surgeons, "Soviets Lead in 'Right to Health'," AAPSNews 46(10) October 1990.

Available via http://www.aapsonline.org/newsletters/oct90.htm Обретение будущего. Стратегия 2012. / Доклад правительству / Институт современного развития. - М.: 2011. с.

130 - 134, 141, 144 - 145. [Электронный ресурс] - URL: http://www.insor russia.ru/files/Findings_of_the_Future.FULL.pdf (Дата обращения: 03.06.2011) стр. капиталов приводит к снижению качества жизни, управления, образования, здравоохранения, науки, культуры, в результате чего продолжается, как отмечает В. Мау, "стратегия исхода у значительной части населения -причем населения образованного и богатого"1.

Модернизация и демократизация Социальное развитие - предпосылка модернизации и демократизации. Эта связь прослеживается в истории Западной и Центрально-Восточной Европы, Северной Америки, Австралии и Новой Зеландии, а также ряда государств Латинской Америки, Северо-Восточной и Юго-Восточной Азии. Во всех случаях становление гражданского общества и правового государства закономерно приводит к появлению не только систем социального обеспечения, но и систем социального развития. Освобождение индивидуума от гнета традиционных структур контроля и ограничение произвола властей независимыми и доступными рядовому субъекту органами судопроизводства дают толчок накоплению социального капитала, который, в свою очередь, реализуется в инициативных, инноваторских действиях предпринимательского характера, новых формах хозяйствования, новых принципах управления развитием капиталистического предприятия. Поощряемая государством свободная экономическая деятельность регулируется на основе норм закона, которые задаются требованиями общества, а не произволом чиновников и власть предержащих.

Социальное развитие есть процесс увеличения позитивных и снижения негативных явлений и процессов в жизни общества. В широком плане, социальное развитие представляет собой динамическую адаптацию системы социальных отношений к меняющимся условиям окружающей среды (технологическим, экономическим, экологическим, политическим)2.

Критериями социального развития являются:

- достижение, на основе механизмов общественного саморегулирования и социального контроля, позитивных (по общественной оценке) результатов групповой и индивидуальной деятельности;

- выход общества на более высокий уровень социальной интеграции;

В. Мау. Новая модель социально-экономического развития России: подходы к проблеме. / Доклад правительству / [Электронный ресурс]. - URL: http://strategy2020.rian.ru/documents/index_15.html (Дата обращения: 24.06.2012) Nelson M. & Singh R. (1998) Democracy, Economic Freedom, Fiscal Policy, and Growth in LDCs: A Fresh Look.

Economic Development and Cultural Change, 1998, 46(.4), 677 - 696.

стр. - увеличение социального капитала, т.е. доверия, знаний и взаимопомощи в социальных сетях, которые дают возможность решения проблем и задач сообща;

- выработка и успешное применение новых, пользующихся поддержкой населения способов предотвращения и погашения конфликтов;

- трансформация системы социальных отношений в направлении увеличения степеней свободы как отдельного человека, так и социальных групп, с использованием высвобожденного креативного потенциала для решения общественно важных проблем.

Разумеется, установление критериев социального развития, понимание и иерархия ценностей (справедливости, равенства, свободы и т.д.) вариативны. По сути, именно гибкость социальных механизмов, критериев и принципов развития, а также достижение ценностного консенсуса обеспечивают выживание общества, а в благополучные периоды развития - все более полное удовлетворение потребностей людей, гуманизацию отношений как между людьми, так и по отношению к окружающей среде (природной, культурной).

Однако сохранение многих черт традиционной модели политико-экономического развития России не способствует долгосрочному приращению социального капитала и ограничивает предпринимательскую инициативу отношениями патронажно коррупционного типа.

Посткоммунистическая Россия не воспользовалась положительным опытом ни новой экономической политики В. Ленина, ни реформ, инициированных в Китае 1970-х Дэн Сяо Пином. При нынешнем стремлении ориентироваться на позитивный опыт развитого капитализма докризисного периода Россия по существу чаще осваивала его негативные черты.

Олигархическая революция 1990-х заблокировала развитие по возможному прогрессивному сценарию. Денационализация государственной собственности была проведена элитой в интересах элиты. Элитный раздел собственности был в основном завершен до того, как могло произойти фактическое раскрепощение рядового хозяйствующего субъекта, что не могло не привести к перераспределению капитала по неофеодальному признаку - т.е. в зависимости от благоволения высших чиновников и руководителей государства и по уже занятым "доходным местам" управленческой иерархии. Ориентированные на нужды элит реформы практически исключили возможность приобретения стартового капитала лишенными государственной поддержки массами и подавили инновационное, собственно рыночное, предпринимательство. Его место заняло предпринимательство коррупционно-патронажного типа, продвижение по родству и связям, обогащение за счет привилегированного доступа к го стр. сударственному и муниципальному бюджетам. Богатство природных ресурсов позволяет на какое-то время компенсировать разбазаривание социального капитала нации. Однако экстенсивный путь развития имеет свои пределы. Деградация креативно-инновационного потенциала общества ведет к необратимым потерям в экономическом и социальном развитии страны. Без освобождения рядового хозяйствующего субъекта нет развития.

Рассмотрим две главных составляющих такого, пока еще не реализованного в полной мере, освобождения: демократизацию и социальное развитие.

В теории модернизации неизменно актуальным на протяжении нескольких десятилетий остается исследование прямого и обратного влияния политических систем, существующих в стране, на ее экономическое развитие. Липсет обнаружил позитивную линейную взаимосвязь между уровнем социоэкономического развития и развитием демократических институтов1;

его работа на новом статистическом материале была поддержана Хелливелом, который исследовал данные по 125 странам с 1960 по 1985 гг.2;

Буркхардом и Льюис-Беком3. Корреляционный и регрессионный анализ статистических данных из многих стран мира на протяжении длительных исторических периодов, предпринятый Катрайтом и Вайли, З. Аратом, другими учеными, обеспечил очевидность взаимосвязи между экономическим ростом и демократизацией политической системы государств4. Модернизационные реформы, которые проводились на рубеже XX-XXI вв.

многими странами мира, дали новый эмпирический материал для заключений о том, является ли данная взаимосвязь системной. Пржеворски и Лимонги, анализируя статистические исследования по 21 государству, обнаружили, что в восьми странах экономический рост связан с демократическими реформами, в восьми странах модернизация успешно осуществлялась в условиях авторитаризма, и в пяти странах ли Lipset S. (1959) Some Social Requisites of Democracy: Economic Development and Political Legitimacy. American Political Science Review, 53, 69 - 105.

Helliwell J. (1994) Empirical Linkages between Democracy and Economic Growth. British Journal of Political Science, 24, 225 - 48.

Burkhart R. and Lewis-Beck M. (1994) Comparative Democracy: The Economic Development Thesis. American Political Science Review, 88, 903 - 10.

Cutright Ph. And Wiley J. (1969) Modernization and Political Representation, 1927 - 1966. Studies in Comparative International Development, 5, 23 - 58;

Arat Z. (1988) Democracy and Economic Development: Modernization Theory Revisited. Comparative Politics, 21(1), 21 - 36.

стр. нейной взаимосвязи между демократизацией и ростом основных макроэкономических показателей не обнаружено1.

Новейшие исследования показывают, что в экономически развитых постиндустриальных странах, которые переходят к развитию по инновационному типу, взаимосвязь между современной модернизацией и дальнейшей демократизацией несущественна, но позитивная корреляция между демократическими реформами и экономическим ростом выявлена для стран, находящихся на среднем уровне развития2. То, что экономическое развитие повышает социальный заказ на демократическое устройство общества, является достаточно хорошо установленным в современной социологии фактом3. Однако не менее значимой следует признать и обратную зависимость: экономическое развитие по капиталистическому типу, модернизация, продуктивное применение социального капитала невозможны, если экономическая и политическая свобода выбора личности не обеспечены государством и законом. Свобода предпринимательства, совершенно очевидно, не может укорениться в государстве, не признающем первенства закона, а правовое государство, в свою очередь, не может быть авторитарным. Только демократия обеспечивает и верховенство закона, и защиту интересов предпринимателя. Корреляция между демократией и экономическим развитием страны требует полномасштабного описания причинно-следственного механизма такой взаимосвязи. Не вдаваясь в детальный анализ этого механизма, мы ограничимся констатацией необходимости демократических реформ для успеха политики модернизации в современном обществе.

Как свидетельствует исторический опыт России и других стран мира, цель модернизации ставится политическими элитами, которые используют государство, его рычаги и механизмы, для осуществления необходимых изменений.

Особенности политической системы и характеристики политической элиты во многом определяют выбор направлений модернизации, а также структур, на которые направляются основные трансформирующие воздействия. Способы принятия решений на макроуровне, способы и средства воздействия на административные, экономические структуры и общество для претворения политики модернизации в жизнь;

способы преодоления сопротивления изменениям;

выбор ведущих ресурсов власти, ис Przeworski A. & Limongi F. (1997) Political Regimes and Economic Growth. Journal of Economic Perspectives, 7, 1002 - 37.

Yap, O. F. (2012) A Strategic Model of Economic Performance and Democratization in South Korea and Taiwan. British Journal of Political Science, 42(1), 213 - 239.

Inglehart R., & Welzel Ch. (2009) How Development Leads to Democracy: What We Know about Modernization.

Foreign Affairs, 88(2), 33 - 48.

стр. пользуемых в политике модернизации, также предопределяются объективными (политическая система) и субъективными (личностными) характеристиками политической элиты. Успехи многих стран мира связывают с политическим лидером, инициировавшим модернизационные изменения (в XX веке это И. Сталин, Кемаль Ататюрк, Ф. Рузвельт, Дэн Сяо Пин);

либо с коллективными усилиями правительств реформаторов (правительство Патрисио Эйлвина в Чили).

Политическую элиту во все исторические эпохи, не исключая настоящей, можно определить как группу людей, непосредственно контролирующих силовые аппараты власти либо направляющих и организующих их работу. В классической интерпретации Макса Вебера, основным признаком государства является установление исключительного (монопольного) права на применение физического насилия в пределах данной территории1. Таким образом, насилие или угроза его применения должны рассматриваться как основной, собственно политический, ресурс власти. Хозяйственные и прочие руководители, не имеющие доступа к силовым аппаратам власти, могут рассматриваться как часть административной верхушки государства, но не его собственно политической элиты.

Вебер уточняет: речь идет об установлении монополии на "законное", "легитимное", или "признанное" применение силы. Однако легитимность власти во многом сама поверяется успехом власти в деле поддержании монополии на организованное, систематическое применение инструментов насилия: проще говоря, по факту того, что власть установилась, и другой в наличии нету. Ключевой компонентой легитимности власти является согласие элит на предлагаемое данным политическим режимом распределение властных функций. Как пишет Чарлз Тилли, легитимность - это вероятность того, что другие власти будут действовать для подтверждения решений данной власти 2.

Все многообразие действующих в настоящее время систем управления социальным развитием можно свести к четырем "идеально-типическим" (М. Вебер) моделям.

Традиционные - авторитарная и патерналистская модели характеризуются тем, что субъект управления распределяет блага, устанавливает правила, организует социальное обеспечение и направляет социальные процессы при весьма ограниченном участии в этих процессах масс. Либеральная и неокорпоративная модели в большей степени основаны на самоуправлении участников, которые интегрируют Weber, M. (1965) Politics as a Vocation /Trans. By H.H. Gerth and C. Wright Mills. - Philadelphia: Fortress Press.

Tilly, C. War making and state making as organized crime. In M. Kesselman and J. Krieger (Eds)., Readings in Comparative Politics: Political Challenges and Changing Agendas. Boston: Houghton Mifflin. 2006, p. 46.

стр. свои вклады и деятельность по решению общих проблем, являясь одновременно субъектами и объектами управления, донорами и реципиентами системы распределения благ. Патерналистско-модернизирующая модель сочетает традиционную основу с элементами неокорпоративных и квазилиберальных новаций;

активная вовлеченность масс является необходимым условием ее успеха.

Авторитарные способы управления социальным развитием, как правило, сводят систему социального обеспечения к минимуму, выделяя, однако, отдельные привилегированные группы населения, получающие диспропорционально большую долю общественного продукта по прихоти власть имущих. Ценность привилегированных групп в глазах режима определяется утилитарно: по месту этих групп (армии, полиции, ветеранов, парамилитариев, идеологических работников) в системе политической поддержки властного субъекта. Примерами этого способа распределения социальных благ являются Северная Корея, Зимбабве, Куба, Сирия.

Патерналистские модели характерны, с одной стороны, для авторитарных и полуавторитарных режимов, управляемых харизматическими лидерами - Ливии (до последних событий), Шри Ланки, Казахстана, а с другой стороны, для фактически однопартийных, неплюралистических государств, классическим примером сегодня является Иран. Патерналистско-модернизирующая модель, наиболее ярким примером которой является Китай, отличается от традиционной патерналистской тем, что властная элита оправдывает свое право на существование успехами в модернизации страны и повышении жизненного уровня народа.

Возникновение массового (вовлекающегося в демократизацию) общества и избирательной демократии меняют динамику властных отношений и способы селекции элит. В массовом обществе легитимность власти определяется реакцией масс в не меньшей, а то и большей степени, чем согласием элит. Самоназначение и лояльность вождю, клиентелизм и наследственные иерархии постепенно отступают на второй план. На первый план выдвигается способность мобилизовать массы. Зачем? Прежде всего для того, чтобы получить и периодически возобновлять мандат на власть, обеспечить хотя бы в минимальной форме несопротивление режиму.

Конечно, мобилизовать и организовать массы вполне возможно путем насилия или угрозы его применения. Однако, такая мобилизация скоротечна и исторически неустойчива.

Насилие стоит недешево и, если применять его регулярно, банкротит элиты в прямом и переносном смысле слова. Политические элиты, продолжающие в условиях массового общества делать главную ставку на силовые аппараты власти, обречены на провал. Во первых, они проигрывают в глобальном соревновании элитам других, более экономных и эффективных в части затрат государств. Во стр. вторых, затягивание перехода от посттоталитарного государства к государству демократическому питает массовый цинизм и подрывает легитимность власти, т.е.

доверие масс элитам.

Недостаточная защита частной собственности, отсутствие механизмов общественного контроля и привлечения к ответственности политиков и руководителей высокого уровня, рискованная зависимость от личностей, а не от закона, нечестность судебной системы, системная коррупция и другие факторы, характерные для посттоталитарного государства, формируют неблагоприятный инвестиционный климат, подавляют предпринимательскую активность. Эмпирическим доказательством недоверия, например, российских предпринимателей властям является постоянная тенденция вывоза (оттока) финансового капитала из страны. В 2011 году (выборов в Государственную думу и начала президентской избирательной кампании) чистый отток капитала достиг 84,2 млрд. долл., а общий объем утечки капитала с 1991 г., по оценкам Forbes, превышает 400 млрд. долл.

США1. Широко распространенной стратегией частной жизни для высшего класса России является приобретение недвижимости и бизнеса за рубежом, учеба детей в зарубежных колледжах и университетах, постоянное проживание семьи за пределами страны, приобретение двойного гражданства.

Делегитимизированные таким образом элиты оказываются не способны выполнять свои главные функции - мобилизации масс и интеграции политической системы общества.

Другими словами, они оказываются не способны собственно управлять и начинают попросту паразитировать на теле общества.

Массовое общество (осознавшее свои интересы и стремящееся к их реализации) отличается от традиционного беспрецедентным политическим весом масс. При этом не столь важно, вполне ли актуализирован этот ресурс или пока еще латентен. Важно, что власть более не в состоянии игнорировать реальный политический потенциал неэлитных слоев населения. Социальная значимость и индивидуальные компетенции отдельно взятого неэлитного субъекта массового общества достигают тако ЦБ РФ. (2012) Макроэкономическая статистика. Статистика внешнего сектора. Платежный баланс и иные статистические материалы. Чистый ввоз/вывоз капитала частным сектором в 1994 - 2011 годах и январе-июне 2012 года (по данным платежного баланса Российской Федерации). - [Электронный ресурс]. - URL:

http://www.cbr.ru/statistics/print.aspx?file=credit_statistics/capital_new.htm&pid=svs&sid=it m_18710 (Дата обращения 12.06.2012);

Козырев М., Березанская Е. (2010) Как уходят за рубеж российские капиталы и почему они возвращаются. Расследование Forbes 23 апреля 2010 г. - [Электронный ресурс]. - URL:

http://www.forbes.ru/ekonomika/rynki/48758-kak-uhodyat-za-rubezh-rossiiskie-kapitaly (Дата обращения 14.06.2012).

стр. го уровня включенности в политический процесс, что игнорировать их систематически становится возможным только с ущербом для собственного интереса элит. Неуклонное возрастание политического веса "низших классов" лишает элиты свободы маневра. При этом мотивация к демократии является выражением базовой потребности человека - иметь свободу выбора.

Возникновение избирательной (репрезентативной) демократии призвано разрешить историческое противоречие масс и элит в политической сфере жизни. Появление государства "всеобщего благоденствия", социальных служб и программ социальной защиты населения смягчает это же противоречие в области экономики. Наконец, капитализм XX века с его "американской мечтой" о том, что каждый может стать миллионером (или, например, президентом), по-видимому, ликвидирует традиционное понятие элиты полностью, растворяет его в гражданском обществе, ставит в зависимость от личных талантов, успеха на рынке, трудолюбия и упорства. Глобальная интеграция капиталистических рынков разносит этот миф по всей планете, окончательно устраняя таким образом представление масс населения о зависимости своего благосостояния от доброй воли власти.

Вместе с тем, глобализация и продолжающееся "омассовление" экономики, политики, культуры, социальной жизни и информационных потоков существенно притупляют традиционные инструменты власти: монополию на физическое насилие в отношении общества, особые права на установление собственных принципов национальной организации экономики, способность направлять культурно-информационные потоки в желаемом элитам направлении. Интернет-революция освобождает отдельно взятую "массовидную" личность от культурно-информационного патронажа со стороны политических элит.

Задача массовой мобилизации при отсутствии демократизации и реального рассредоточения власти может оказаться не под силу даже наиболее искушенным пропагандистам и представителям политически заангажированных СМИ. Попытка подменить мобилизацию манипуляцией общественным мнением, как правило, бьет бумерангом по своим же инициаторам: во-первых, интернет-массы довольно быстро распознают фальшивку, а во-вторых, популистское заигрывание элит с народом лишь углубляет массовый цинизм и социальную аномию, отчуждение народа от политической верхушки. "Виртуализация" политического процесса, т.е. подмена реального лидерства его виртуальными слепками, имидж-мейкингом и "пиаром", как и угроза насилия, может лишь отдалить коллапс недемократических режимов, но не в состоянии его предотвратить.

стр. Выход из этого тупика только один - последовательное включение масс в реальную политику и экономику, демократизация, развитие гражданского общества. Успех модернизационных реформ в новом, глобальном мире XXI века основан на инновационном потенциале масс, который, в свою очередь, зависит от степени социального развития общества. Успехи в наращивании социального капитала определяют исход международного соревнования стран и систем. Сознательное творчество масс выступает в качестве нового, ключевого ресурса власти. Однако задействовать это творчество можно лишь на основе обеспечения реальной экономической и политической свободы рядового хозяйствующего субъекта, на основе естественной инициативы не связанной в системе элитарного передела собственности личности;

на основе системы народного капитализма, растущей в рамках правового, демократического государства, системы, которую России так и не удалось реализовать в ходе затянувшегося столетия революций и реформ.

стр. ОБ ИННОВАЦИОННЫХ ПОДХОДАХ К РЕФОРМИРОВАНИЮ Заглавие статьи ПОСТСОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА Автор(ы) Турар Койчуев Источник Общество и экономика, № 7, Август 2013, C. 22- Место издания Москва, Россия Объем 16.7 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ОБ ИННОВАЦИОННЫХ ПОДХОДАХ К РЕФОРМИРОВАНИЮ ПОСТСОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА Автор: Турар Койчуев Турар Койчуев академик Национальной академии наук Кыргызской Республики (e-mail: kochuev.38@mail.ru) В статье рассматриваются проблемы оздоровления постсоветского общества, пути реформирования экономики постсоциалистических стран, выбор научно обоснованных эффективных механизмов государственного управления, проблемы формирования парламента страны и обеспечения продуктивной работы исполнительной власти.

Ключевые слова: постсоветское общество, рыночная экономика, парламент, менталитет.

Поиск инновационных подходов к решению проблем общественного развития также актуален, как и в области техники, технологии, способов производства. Под влиянием социальных сдвигов, научных, технических, технологических, биологических достижений и нового уровня экономического развития объективно возникает необходимость в глубоких изменениях организации общественной жизни. Чтобы их осуществить, нужен поиск нестандартных, прорывных решений. Это особенно важно для постсоветских стран, длительное время реализовавших общественную модель, обрекающую страну на отставание от цивилизационного прогресса и концентрировавшую усилия на консервации этой отсталости.

За 22 года политического и экономического реформирования несмотря на изменение общественной системы, выявилось, что и в новой ситуации существуют серьезные социальные препятствия для успешного развития, а поиск разрешения противоречий в значительной мере пассивен, консервативно ориентирован. Нужно признать, что практика реформирования "архаична". И при учете мирового опыта внимание концентрируется скорее на том, что уже устаревает, но не на том, что является наиболее новаторским, а тем самым представляется в наших условиях особенно непривычным, трудно осваиваемым, порождающим много противоречий с нашими реалиями. Нужно, конечно, констатировать, что и в наиболее развитых странах мира сегодня очевидно серьезное отставание решения общественных проблем от темпов их нарастания. Но в большинстве постсоветских стран эта ситуация более острая.

стр. Определение целей и поиск путей их достижения должен быть более ориентирован на будущие потребности и на создание соответствующих возможностей. Иначе общественные противоречия будут нарастать и препятствовать прогрессу.

Нужно не абсолютизировать нынешние ограничения прогресса, а моделировать будущие возможности. При этом нужно быть готовым рассматривать варианты, которые сегодня кажутся слишком необычными, даже "фантастичными". Ведь в конечном счете жизнь заставит идти пока неизведанными путями. Только так можно освоить радикальные инновации, готовиться ответить на неизбежные вызовы будущего.

Речь, конечно, не идет о необузданном полете фантазии, хотя и он может быть продуктивен. Необходим скачек в развитии прогнозирования, причем в тесной связи с развитием футурологии. Эти научные направления - наука о будущем - должны выступать в комплексе и взаимосвязи, охватывая все стороны общественной жизни, от экономики до морали. Одновременно нужно развивать научные методы оценки прогнозов с точки зрения достаточности учета факторов, определяющих будущее, объективности (в том числе свободы от политизированности), вплоть до выводов о степени достоверности и реализуемости прогнозов. Нужно признать, что многие неудачи и негативные проявления постсоциалистических реформ были обусловлены отсутствием упреждающего анализа их последствий. Пока же признать, что сегодня планирование и прогнозирование в большинстве постсоветских стран (в том числе в России) нередко заходят в тупик, демонстрируя несовпадение с выявляющимися тенденциями.

Ни одна сфера общественной жизни не должна быть "защищена" (властью или менталитетом населения) от критического анализа с точки зрения потребностей будущего.

В постсоветских странах речь в первую очередь должна идти о политической организации общества. Наблюдаемые подходы к ней не только не устремлены в будущее, а, напротив, демонстрируют в теории и в общественной практике консерватизм, частые апелляции к социалистическому прошлому, классовую ограниченность, ведомственный эгоизм.

Затронем кратко проблему формирования власти. За 22 года в большинстве постсоветских стран так и не нашли более жизнеспособную, устойчивую, общественно оправданную форму правления (а главное - способную эффективно решать проблемы общества).


Преобладает авторита стр. ризм, игнорирование общества, его прогрессивных слоев. Но нельзя не видеть и того, что сложившиеся в мировой практике известные авторитарные или демократические методы правления устаревают. Это относится, на мой взгляд, прежде всего к партийным принципам формирования власти. Партии все более отдаляются от интересов общества в целом. Борьба за власть создавших партии социальных групп и особенно руководителей партий стала самоцелью. Не случайно предвыборные лозунги партий мало выполняются после прихода их к власти. Верхушка власти преследует свои цели. Да и партии в целом все меньше представляют какую-то определенную социальную группу, социальные границы в обществе сейчас размываются.

Более близки к интересам народа, определенных социальных групп независимые общественные организации, движения, которые формируются под социально экономические цели определенных слоев, классов или населения в целом, отдельных профессиональных групп или групп по территориальному расселению, этническим принципам. Они предметно и принципиально преследуют интересы социальных групп.

Поэтому парламент страны должен формироваться по принципу представления во власти интересов народа не оторванными от массовых социальных слоев, "самодостаточными" партиями, а независимыми, добровольными общественными организациями и движениями, непосредственно рождающимися в обществе.

Можно предположить, что парламент республики должен был бы состоять из представителей территориально-административных образований, науки, образования, здравоохранения, культуры, наемных работников, предпринимателей, этнических групп, особо выделенных представителей бедных слоев населения, а также студенческой молодежи. Они могут быть делегированы соответствующими ассоциациями:

территориально-административных образований;

научных работников;

профессорско преподавательского и педагогического состава вузов и школ;

медицинских работников;

деятелей культуры;

наемных работников;

предпринимателей;

бедных слоев населения;

студенческой молодежи. Могут быть представлены и этнические группы.

Таким образом, в таком парламенте будут представлены все социальные слои общества.

На мой взгляд, при такой системе будет гораздо успешнее, чем сейчас, решаться задача избрания депутатами образованных профессионалов, нравственно чистых и духовно содержательных личностей.

стр. Как обеспечить эффективную работу исполнительной власти? Можно, конечно, использовать возможности материального стимулирования через изменение заработной платы государственных служащих, начиная с самых верхних этажей власти, в зависимости от эффективности работы. Однако это сложно осуществить, трудно учесть все объективные и субъективные факторы, а главное - власть всегда найдет способы себя обеспечить. Поэтому важнее, чтобы исполнительная власть ежегодно брала на себя перед парламентом и обществом обязательства, отраженные в программе действий правительства, которая "расписывается" по месяцам и кварталам. Если они не выполняются или их выполнение, по итогам года, запаздывает, виновные, начиная с премьер-министра, должны подавать в отставку. Разумеется, это не может происходить автоматически. Требуется экспертная оценка, рассматриваемая органами представительной власти. Обеспечение объективности и независимости такой оценки особая проблема. Видимо, должен быть создан общенациональный общественный Совет по контролю за деятельностью государственной власти из независимых от власти видных деятелей науки, образования, культуры, здравоохранения, общественных движений, бизнес-среды, общественных деятелей. В какой-то мере он будет создаваться по модели выбора парламента, но здесь еще важнее как исполнительность, так и личные достоинства. А потому процедура их выдвижения должна быть проработана особенно тщательно.

Экономика многих постсоветских стран остается нездоровой. На это есть объективные причины, в том числе коренящиеся в социалистическом прошлом и в нынешней мировой ситуации, но главными являются внутренние причины. Зачастую и экономическая политика является проявлением борьбы элит и политических группировок за власть и собственность. Прежде всего именно потому экономика не сможет успешно развиваться.

Обычно нет недостатка в концепциях, программах и прогнозах. Об их обоснованности нужно говорить особо. Ахиллесова пята - экономические механизмы, как рыночные, так и государственного управления. За 22 года так и не выработаны эффективные механизмы.

Поэтому самое пристальное внимание в теоретических и методологических разработках и государственной программе должно быть уделено поиску и выбору научно обоснованных, экономически действенных, социально предпочтительных, свободных от политических предпочтений элиты экономических механизмов. При этом государственное регулирование экономиче стр. ских процессов предполагает не ликвидацию, а оздоровление и рационализацию рыночной среды.

Мне уже приходилось писать, что определению методов более эффективного функционирования экономики препятствует слабость экономической науки. Она, во первых, до сих пор не разобралась глубоко в коренных причинах трудностей, а, во вторых, страдает односторонностью в выборе теоретических основ экономической практики. Сегодня нельзя развивать экономику с позиции одной научной школы. Научные школы объективно возникают и имеют право на существование. Но они объясняют экономику в узких рамках одной концепции, концентрируясь на определенном этапе, они не могут объять всю экономическую реальность и на все времена. Рациональнее рассматривать экономическую теорию в целостности как совокупность различных научных школ с учетом их взаимодействия и взаимодополнения. В особенности, когда рассматриваются проблемы реформирования и, соответственно, когда особенно важно синтезировать идеи различных научных школ. Пожалуй, только так можно выявить новые экономические законы, новые идеи и принципы хозяйственной практики. Я бы себя назвал приверженцем общезначимой научной теории солидарных усилий по реформированию экономики. На мой взгляд, многие фундаментальные экономические теории-концепции XX века не утрачивают полностью своей потенциальной значимости и обоснованности при изменении объективной ситуации в экономике, вследствие которого признание получают другие теории, а могут при очередном изменении ситуации вновь стать полезными для хозяйственной практики. Само появление новых теорий происходит на базе обобщения опыта реализации прежних теорий, полемики с ними, а иногда и путем развития их. Опасно безоглядно следовать мейнстриму, склонному к огульному отрицанию одного и к возвеличиванию другого. Можно, например, полагать, что так называемый либерализм и дирижизм могут в силу объективной необходимости временами меняться местами по своей роли в формировании хозяйственной практики. Но есть теории изначально волюнтаристски порожденные, противоречащие объективно необходимому вектору развития общества. Они не могут вернуться в хозяйственную практику без ущерба для нее. Видимо, это относится ко многим концепциям "социалистического строительства".

В своих трудах, даже в эпоху господства авторитарной коммунистической теории, я изучал позиции научных школ вне марксизма, и зачастую видел их большую адекватность реалиям. Практически вся моя науч стр. ная творческая жизнь во многом была связана с осмыслением и переосмыслением различных теоретических концепций и поиском путей реформирования экономики.

Для начала нужно научиться непредвзято рассматривать все научные школы, все теории.

Рассматривая проблемы оздоровления постсоветского общества, требуется уделять больше внимания его социальной структуре и менталитету. За годы преобразований изменения социальной структуры не сводятся к сдвигам, обусловленным переходом к рыночной экономике, появлению предпринимательства. Социальная структура изменилась и в негативном направлении, усиливающим противоречия между социальными группами, подрывающим национальную безопасность. Наглядно проявляется возникшая или усилившаяся сословность общества с ее особо вызывающими неравенством и несправедливостью. В Кыргызстане обострилась такая исторически унаследованная черта, как родово-клановая структура общества. Оно представлено родово-клановыми группами, блокирующими развитие в народе общей психологии, общенациональных целей, общенационального патриотического чувства. Это, видимо, главная причина характерных для Кыргызстана в последнее десятилетие "революций", дворцовых переворотов, политических интриг. Клановые узкокорыстные интересы, межклановая грызня и есть источник политических интриг и "революций". Феодальные пережитки расцвели пышным цветом и сегодня представляют большую опасность для целостности страны.

В значительной мере сохраняется кыргызский национальный менталитет. Его исторические корни - отсутствие единой государственности, кочевой образ жизни, специфика способа выживания, ведения хозяйства и защиты от нападения извне.

Заселение территорий и расселение населения производились по родовому клановому признаку. Клан, род связан был со взаимопомощью, совместным ведением хозяйственных дел. Между родами-кланами бывали раздоры, конфликты, порой братоубийственные.

Но все это не вело к глубокой разобщенности кыргызов. Каждому кыргызу, каждому роду было присуще чувство принадлежности к единому народу - кыргызскому. Когда возникала какая-то угроза территории, на которой жили кыргызы, или какому-то роду, то роды, кланы объединялись ради защиты собственного этнического достоинства. Но так сложилось исторически, что кыргызы по своему цивилизационному уровню стр. долго не достигали уровня, способного к формированию государственности. Октябрьской революции кыргызский народ обязан своей государственностью, приобретением статуса нации. Родово-клановая структура - не прирожденное генное свойство народа, она сложилась в силу особенностей исторического развития жизни, но в то же время ставшая в определенной мере этнической характеристикой, нравственной традицией. Не надо в родово-клановой ментальности видеть одни негативы. Она сохраняет человеческие связи, сближает людей, побуждает к действиям, когда кто-то нуждается в помощи. Бороться с родово-клановой ментальностью даже противоестественно и вредно.


Но она порождает и очень острую проблему, которую надо решать. Речь идет о негативном влиянии на государственную жизнь, общественно-политические процессы.

Межклановые противоречия интересов порождают борьбу за государственную власть.

Родово-клановая ментальность сохраняется как народная традиция бытового человеческого общения, но ее политические проявления необходимо преодолевать.

Однако этот процесс возможен лишь в сотрудничестве с родами и кланами, при укреплении у них чувства общенародной общности, общенародного патриотизма, представления о ценности единого государства. Родово-клановые сообщества не должны трансформироваться в политические партии, а сохранять себя как общественные институты сохранения добрых, народных, бытовых, культурных, духовных, нравственных традиций. И государственная политика должна быть направлена на развитие общенациональной экономики и культуры кыргызского народа, всех регионов страны, на обеспечение единства народа и сохранение государственной целостности. При этом нужно особо упомянуть такую положительную черту ментальности кыргызского народа, как открытость к общению с иными этническими группами. Доброжелательное отношение к другим народам и готовность к сотрудничеству, толерантность к совместному проживанию - важный фактор формирования благоприятной социальной атмосферы в стране.

стр. О НЕОБХОДИМОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ НОВОГО Заглавие статьи ЭКОНОМИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ Автор(ы) Иса Алыев Источник Общество и экономика, № 7, Август 2013, C. 29- Место издания Москва, Россия Объем 14.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи О НЕОБХОДИМОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ НОВОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ Автор: Иса Алыев Иса Алыев доктор экономических наук, профессор директор Института экономики Национальной академии наук Азербайджана (e-mail: aliyev@amea-iqtisadiyyat.org) Основываясь на традиционно известных экономических законах, сегодня трудно объяснить происходящие изменения в экономических процессах. Очевидно, что экономические отношения модифицируются и трансформируются. Автор делает вывод о необходимости изучения экономики в свете теории нечетких множеств. Пока же многие наши теоретические представления не адекватно отражают существующую реальность.

В статье отмечается, что в глобализирующейся мировой экономике происходит изменение критериев и ценностей, качество экономического роста. Представления об экономической эффективности, условиях динамичного и устойчивого развития, роли человека и другие научные категории должны значительно изменить свое традиционное содержание.

Неизбежно появление нового толкования многих категорий в современном мире. Видимо, ныне формируется обоснование для разработки новой экономической теории.

Ключевые слова: новое экономическое мышление, модернизация экономической теории, глобализация, экономическая безопасность, национальные интересы.

Выдающийся экономист Джон Мейнард Кейнс назвал экономистов людьми, сделавшими цивилизацию возможной. Сегодня от экономистов требуется предпринять особые усилия для того, чтобы успешно выполнять свою миссию. Коренные изменения, произошедшие в последнее время в мировой экономике под влиянием глобализации, экономические процессы, не вмещающиеся в рамки существующих взглядов, обостряющиеся противоречия и трудности, сделали необходимым появление нового экономического мышления.

Об этом уже много писали, однако реального продвижения по этому пути почти не наблюдается. Но современная экономика требует для научного управления новых путей и подходов. К тому же она постепенно теряет национальные черты, глобализуется, в этом смысле превращается в обобществленную экономику. Многие видные политические деятели, известные экономисты неоднократно пытались раскрыть суть новых про стр. цессов, найти механизмы их регулирования. Однако эти попытки даже в демократических странах остаются в значительной мере безуспешными. Экономический рост не переходит в новое качественное состояние. Даже если достигается определенный экономический рост, сложившиеся принципы управления не только остаются мало эффективными применительно к кризисному периоду, не отражают требований более масштабного экономического прогресса. Многие законы экономической науки, вроде недавно казавшиеся обоснованными и даже очевидными, ныне словно "исчезли", в связи с чем требуется новый подход. Видные политические деятели и экономисты все еще не могут дать достаточно обоснованную оценку состояния экономики и тем более ее перспектив.

Различные прогнозы в большинстве своем не оправдываются.

Экономическая наука, в целом экономическое мышление, не дают достаточных знаний о том, как рационально использовать имеющиеся ресурсы, какими должны быть необходимые черты национальной экономики в условиях глобализации, как формировать благоприятное будущее. Поэтому очевидна необходимость появления нового типа экономического мышления. Человечество стоит перед новыми вызовами, в том числе с обострением экономических проблем. На современном этапе мирового экономического развития становится очевидным, что экономическую стратегию государств должны все больше определять социальные потребности и экологические требования. В Декларации Бакинского Международного гуманитарного форума, проведенного на тему "Гуманитарные аспекты экономических моделей развития", верно отмечено, что "из-за нашей неготовности и неумения жить в соответствии и гармонии с природой, мы стоим лицом к лицу с угрозой планетарного масштаба".

Возрастает актуальность исследований по новым направлениям и разработки ряда принципиально новых проблем, которые либо не решаются, либо при попытке решения которых страны заходят в тупик. К примеру, мультикультурализм, новые технологии, меняющие мир, конвергенция наук, проблемы биотехнологии и этики, модели модернизации экономики и другие.

Существует опасность, что длительная нерешенность этих проблем создает условия для возникновения очень опасных долгосрочных и глобальных процессов, способность негативно влиять на будущее человеческого общества. Уже сегодня налицо не только отрицательное влияние мирового финансово-экономического кризиса на экономику большинства стр. стран, в том числе высокоразвитых, но и серьезные последствия мер по его преодолению, приводящие к социальным кризисам. Выявляется и тот факт, что углубление глобализации способствует замедлению экономической деятельности во всем мире. Об этом с тревогой говорилось в мае 2012 года на Международном Евразийском форуме экономистов в городе Астана, где указывалось, что уровень безработицы во всем мире вырос. Каждый третий трудоспособный человек, или один миллиард сто миллионов человек, являются полностью безработными. Так же сильно вырос уровень безработицы в развитых странах Европы. Например, этот показатель во Франции составил 9,7%, в Великобритании и Италии - 8,3%, а в Германии - 6%. В целом, в этих четырех странах, считающихся основным источником силы Европейского союза, около 11 миллионов человек являются безработными, и половину из них составляет молодежь. Правда, Всемирный банк и Международный валютный фонд выделяют значительные средства на восстановление и развитие национальной экономики различных стран. Однако необходимо признать, что выделенные средства хотя и способствуют решению существующих, но могут дать толчок и к появлению новых острых социальных проблем.

Многие влиятельные экономисты мира считают, что появилась необходимость в основательной реконструкции и правильной корректировке условий действия экономических законов.

Следует обратить внимание еще на один момент. В настоящее время решением общемировых экономических проблем занимаются страны, обладающие самой сильной экономикой и входящие в формат G-8 и G-20. Однако необходимо признать, что этот формат не полностью себя оправдывает. Недостаточность глобальных антикризисных мер привела к коррозии системы международных отношений. В свое время создание формата G-20 значительно расширило диапазон проведения коренных реформ в мировой экономике. Однако через четыре года после первого саммита стран "двадцатки", посвященного антикризисным мерам, стало очевидно, что мероприятия по борьбе с экономическим кризисом, инициированные им, явно недостаточны. На последнем Всемирном экономическом форуме, проведенном в Давосе, было признано, что необходимо сделать определенные изменения в самом капитализме, вернее, в его анти либеральной модификации.

В рамках Экономического форума в Астане было предложено создать новую форму диалога G-Global. Эта идея была обсуждена и одобрена в широких политических, экономических и общественных кругах.

стр. Е суть кратко можно изложить так: все мы являемся "экипажем" корабля по имени Земля, который является нашим общим домом. Надежное обеспечение безопасности этого корабля является основной обязанностью и долгом его "экипажа", вне зависимости от того, являются они гражданами большого или маленького государства. Все мы должны осознать эту ответственность и бороться за достижение общей цели. В противном случае положение может ещ больше ухудшиться. Самым насущным и безотлагательным в настоящее время является решение таких задач, как обеспечение ядерной и экологической безопасности в мире, сохранение этнической и межрелигиозной толерантности, повышение прозрачности геополитических отношений, инновационное развитие и других.

Для формирования нового экономического мышления необходимо признать прежде всего следующее.

Во-первых, мировое сообщество переживает сейчас один из самых сложных периодов своей истории. Человеческое общество еще никогда не обладало таким большим потенциалом динамичного развития и в то же время никогда не было так близко от "самоуничтожения". Возникает парадоксальное противоречие между развитием и стабильностью, это требует комплексного решения глобальных проблем. Сегодня невозможно "просто" решать экономические проблемы, проблемы климатических изменений и т.д. Наряду с этим необходимо решать такие судьбоносные вопросы, как справедливое разрешение различных конфликтов, устранение ядерной угрозы, достижение толерантности в обществе, движение к социальной справедливости и т.д.

Во-вторых, в истории человечества коммуникации еще никогда не были развиты на столь глобальном уровне. Сегодня они наряду с тем, что способны "сузить" временной фактор, сократить расстояния, служат также устранению различных барьеров для развития. Этот потенциал должен быть использован во имя здравых и конструктивных целей, поддерживать условия для устойчивого развития и т.д.

В-третьих, сегодня независимо от формы государственного устройства, страны мира должны быть готовы жить в соответствии с новыми условиями. Эти формы необходимо адаптировать к новым условиям. Правда, это нелегкий процесс, требующий преодоления многих препятствий. Однако, несмотря на это, лишь такая адаптация государственного устройства позволит обществу развиваться прогрессивным эволюционным путем без политических и социальных потрясений.

В-четвертых, в XXI веке успешное глобальное мировое развитие зависит и от того, насколько справедливо устроен мир. Мировая экономика стр. в целом должна больше отвечать интересам прогресса всех народов, нужны новые возможности для оптимизации затрат на получение природных ресурсов, для урегулирования внешней задолженности, для диверсификации национальных экономик и т.д. Тогда будут устранены многие причины глобальных и страновых экономических и политических кризисов.

Экономисты мира предлагают следующие принципы системы G-Global:

- путь развития, основанный не на революции, а на эволюции;

- справедливость, равенство и консенсус;

- глобальная толерантность, взаимность и др.

Глобализация финансовых и других проблем делает необходимым участие всех стран в их решении. А для этого нужно еще большее углубление связей между всеми странами.

Напомним, что когда возник первый в мире экономический кризис, последователи теории Кейнса выдвинули идею государственного регулирования экономики, которое способствовало не только преодолению кризиса, но и долгое время динамичному развитию. Однако глобализация мировой экономики привела к своего рода "перевороту" в классической, неоклассической, монетаристской и других известных экономических теориях. Капитализм превратился в "другой" капитализм. Принципы управления экономики национальных государств, которые раньше строились исходя исключительно из национальных интересов, больше не могут ориентироваться только на них.

Национальные экономические интересы той или иной страны реализуются, во-первых, не в рамках страны, а в рамках глобальных экономических процессов, происходящих в мире, во-вторых, они реализуются в глобализирующейся политической среде, в новых глобальных политических условиях, отличающихся новым содержанием и качеством.

Отсюда вытекает общечеловеческая заинтересованность в порицании политической ситуации во всех странах и в нормализации межгосударственных отношений.

Однако уровень понимания наукой, государственными чиновниками, обществом проблем перспективного развития не соответствует необходимости. Разумеется, главным условием является развитие науки. Нарушен объективный механизм экономического прогресса, его суть и закономерности не выявлены на достаточном уровне. Протекающие экономические процессы не вписываются в привычные понятия и нормы. Исследование экономических событий и процессов перестало быть объек стр. том изучения только экономистов и требует внимания философов, обществоведов широкого профиля. В трактовку экономических процессов вовлекаются политики и бизнесмены, принося объективность анализа в жертву своим интересам.

Мировые экономические реалии, глобализируясь, превратились в объект деятельности стран, обладающих мощной экономикой. Примером этому могут служить Римский Клуб, формат стран G-8 и G-20.

Наконец, глобализация выявила, что влияние природных факторов на вектор развития экономических событий и процессов зачастую не ослабевает, а возрастает.

Необходимо признать слабость современной экономической науки и поставить перед ней более высокие требования. За последние сто лет объективные законы, выражающие постоянно повторяющиеся сущностные связи в экономике, подверглись деформации.

Сложилась ситуация, когда они логически должны существовать, но на самом деле, по сути, уже не действуют, а точнее, действуют в том смысле, что их нарушение ведет к диспропорциям и кризисам. Наука не выполняет своих функций, не осмысливает ситуации с объективными экономическими законами, слилась с политикой, растворилась в ней, подчиняясь ее специфическим интересам. Экономические категории и процессы получили разную трактовку с разных точек зрения, что означает утрату их научного понимания.

На наш взгляд, в мировой экономической науке должно сформироваться новое мышление.

Нужно стимулировать разработку новых теоретических концепций, позволяющих найти выход из кризиса науки, а тем самым сформулировать, "изобрести" адекватную научную базу для развития мировой экономики.

стр. ИННОВАЦИЯ КАК ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ Заглавие статьи ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ Автор(ы) Ирина Матюш Источник Общество и экономика, № 7, Август 2013, C. 35- Место издания Москва, Россия Объем 29.4 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи ИННОВАЦИЯ КАК ФОРМА И СОДЕРЖАНИЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЭКОНОМИКИ Автор: Ирина Матюш Ирина Матюш (Научно-исследовательский экономический институт Министерства экономики Республики Беларусь) (e-mail: irinamatyush@mail.ru) Статья посвящена изучению инновации как цели и продукта функционирования экономической системы, основным продуцентом которой является инновационное сознание человека как экономической единицы. На примере национальной инновационной системы Республики Беларусь рассмотрены тенденции и закономерности формирования государственной инновационной среды и условия ее совершенствования.

Ключевые слова: инновация, инвестиции, знание, экономика, инновационная система.

Современное общество стоит на пороге признания инновационного процесса как основного содержания функционирования национальной и мировой экономики.

Происходит соответствующая кристаллизация человеческого сознания и переориентация экономической деятельности. В результате углубляется понимание необходимости инновационного развития экономики, осмысливаются цели, методы и критерии оценки экономических инновационных процессов.

Во многом необходимость растущего понимания сущности и форм инновационного процесса в сопряжении с эволюцией общества связана с возрастанием экономической турбулентности и невозможностью создания человечеством устойчивой системы обеспечения и удовлетворения потребностей экономического роста и развития на основе применяемых знаний об инновациях в экономике. Для реализации этой необходимости нужно постепенно преодолевать тенденции к замедлению и искажению инновационного воспроизводства самих знаний (их количества и качества) как эссенции экономического процесса производства реальной добавленной стоимости.

Реалиями современной организации экономики многих стран мира, в том числе и Республики Беларусь, являются следующие основные аспекты ее функционирования, ставшие причиной деструкции хозяйственных комплексов и острой потребности в инновациях:

1. Темпы экономических процессов в настоящее время приобрели высокую скорость оборота экономической массы, предъявляя соответст стр. вующие требования к параметрам эффективности, роста и развития экономической системы, служащей производству, распределению, потреблению и воспроизводству экономических благ.

2. Отсутствие концепции, фундаментальных основ и технологии устойчивого инновационного развития в функционировании экономической системы создает потенциал кризисных флуктуации, масштаб которых обусловливается величиной несоответствия созданного экономического механизма реальному состоянию общества и процессов его жизнеобеспечения.

3. Превышение скорости модуляции экономических процессов над инновационными пропорциями структурного обновления экономической системы приводит к истощению организационного ресурса жизнеспособности самой системы и ее единиц.

4. Производство инноваций, являющееся ресурсом жизнеобеспечения экономической системы, локализуется в отраслях, которые на определенном этапе формационного функционирования являются сферами, создающими наибольшую добавленную стоимость.

При этом они выступают теми кластерами, в которых происходит чрезмерная аккумуляция различного рода капиталов в целях извлечения краткосрочной прибыли без ассимиляции и внедрения полученных инноваций в целостной структуре экономики.

Однако именно многомерность и всеохватность инновационных процессов инновирование является инструментом долгосрочного стимулирования воспроизводства добавленной стоимости и создания прибыли. При отсутствии такой всеохватности национальная экономика теряет необходимую эффективность и сосредоточенность на достижении долгосрочных целей кумулятивного развития всех ее отраслей.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.