авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ МАРКЕТИНГА И СОЦИАЛЬНО-ИНФОРМАЦИОННЫХ

ТЕХНОЛОГИЙ – ИМСИТ (г. Краснодар)

"ВОСПИТАЙ КУЛЬТУРОЙ"

ПРОЕКТ

Культура образовательной деятельности как основа

имиджевой привлекательности вуза

Краснодар, 2009

Автор проекта: Павелко Надежда Николаевна, доктор культурологии,

профессор, проректор по учебной работе Академии маркетинга и социально-

информационных технологий

Проект рассмотрен и утвержден решением Ученого совета Академии маркетинга и социально-информационных технологий (протокол №3 от 26 октября 2009 года) 2 Содержание Введение....................................................................................................................... 4 Сохранение и развитие национальной культуры – приоритетное 1.

направление в системе российского образования................................................. Роль культуры в становлении личности......................................................... 2.

Проблемы культуры и их преломление в программах и дисциплинах 3.

гуманитарных кафедр и в воспитательной работе................................................ Культура — интегрирующий фактор профессионального воспитания 4.

личности..................................................................................................................... Технология формирования конфликтологической культуры специалиста в 5.

процессе профессиональной подготовки................................................................ Профессионально-педагогическая культура профессорско 6.

преподавательского состава — основополагающий фактор качества технологий обучения................................................................................................................... Дидактическая культура в системе менеджмента качества вуза............... 7.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................................................... ДЕВИЗ ИМСИТ – КАЧЕСТВО И ДОСТУПНОСТЬ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ Возрождение духовности в обществе во многом зависит от воспитания устойчивых навыков культуры и образования у людей. Современная концепция модернизации российского образования, одобренная государством, ставит задачу повышения профессионального мастерства, качества подготовки специалистов в высших учебных заведениях. Это предъявляет особые требования к совершенствованию методики обучения студентов, усвоению ими достижений социальных наук, формирующих у специалистов умения говорить с людьми убедительно и увлекательно по животрепещущим вопросам, создавать атмосферу доверительного общения, любви и согласия.

Никто не может ничему научиться у человека, который не нравится, отмечал древнегреческий мыслитель Ксенофонт. Можно прекрасно знать предмет обучения, но быть злобным, завистливым, безнравственным человеком. Вследствие этого первостепенное значение в образовании имеют проблемы нравственного осмысления полученных знаний, задачи гуманного отношения в общении с людьми.

Каким должен быть человек, чтобы быть привлекательным для окружающих? А. П. Чехов подчеркивал в своих «Записных книжках», что надо быть ясным умственно, чистым нравственно и опрятным физически. Таким образом, имидж связан как с внешним обликом человека, так и его внутренним содержанием, его черты отвечают запросам общества. Теоретики имиджа включают в него не только естественные свойства личности, но и специально выработанные.

Однако глубокая личность с богатой духовной жизнью не всегда может вызвать чувство симпатии. Поэтому важное значение имеет овладение технологией самосозидания, подачи самого себя. Имидж — это не желание, а исследование, поиск ответа на вопрос: «Кто я такой?».

Овладение основами технологии имиджа является необходимым элементом подготовки специалистов любого профиля, который формируется образовательной средой вуза.

Причины нетерпимого, «небратского»

состояния, неумение общаться возникают от раскола между людьми, разрыва по уму, чувству и действию, словом, — по душе, отмечал русский мыслитель Н. Ф. Федоров. Он предсказывал, что «человечество будет братством лишь тогда, когда все знание получит большую глубину и широту, когда вся наука и все искусство станут отеческим делом». Такой шаг к человеческому единению, сотрудничеству стал возможен благодаря формированию нового мышления, основу которого составляют общечеловеческие ценности, что обусловливает создание благоприятного имиджа страны, привлекающего в нее туристов и инвестиции.

Именно в сфере межличностных отношений человек создает притягательный имидж, образ, вызывающий у людей чувство взаимной симпатии.

Когда положительный потенциал преобладает в человеке, когда ему кажется, что все его любят и он любит всех, — это высший взлет человеческий, кульминация его жизни. Отработка имиджа требует научного подхода, предполагающего системность, непрерывность и преемственность в имиджировании, связь с другими науками.

Имидж учреждения, организации отражает то, к чему стремятся каждый сотрудник и коллектив в целом. Он особенно важен для новых предприятий, учреждений, которые создаются, где важны внешние проявления — дизайн, реклама, модернизация производственного процесса.

Форма работника, которая отвечает эстетическим требованиям, способствует развитию дисциплины, сплоченности коллектива, формированию чувства гордости за учреждение.

Этому позитивному со всех сторон имиджу содействует высокая репутация учреждения, его успехи, степень стабильности коллектива, его традиции, собственная символика.

В 1900 г. изданы правила для воспитанниц женской гимназии М. О. Калайдович. По ним гимназисткам рекомендуется являться в класс опрятно одетыми, строго по форме: в темно коричневом платье простого фасона с черным передником, гладко причесанными, без украшений.

Строго запрещалось посещать судебные заседания, маскарады. С тех пор имидж образовательного учреждения претерпел значительные изменения.

Известный швейцарский педагог-гуманист И.

Г. Песталоцци утверждал, что человек становится по сущности человеком благодаря своей духовной и внутренней жизни. Только вследствие этого он становится самостоятельным, свободным и живет в согласии с миром.

В течение всей своей истории бюрократия России доказала, что способна сотворить супердержаву, но не способна обеспечить благосостояние и процветание ее населению. От державной идеи мы переходим к идее личностной, делая акцент на индивидуальную свободу и инициативу. Чтобы Отечество стало великим, следует вернуть достоинство и самоуважение каждому человеку, помочь ему поднять свой имидж, и он поднимет имидж страны, сделает ее такой, какой мечтали ее видеть российские патриоты.

Вследствие этого проблемы имиджирования являются не только теоретическими и практическими, но и социальными, так как формирование имиджа мыслящей, гуманной личности, максимально использующей свои способности в общении с окружающими людьми, есть необходимое условие прогресса общества.

Изучение многообразных факторов построения привлекательного образа человека;

способствующих саморазвитию, будет соответствовать требованиям времени.

Сегодня в строящемся, стремительно возрождающемся обществе нужно верить в определенные ценности и защищать эти ценности.

Общество ощутило, как «жить нельзя», необходимо приступать к решению более сложной и не столь скоро решаемой проблемы, как возродить духовность в России. Сложность данной проблемы состоит в том, что она требует максимума личных усилий и полноты ощущения всечеловечности на практике. Народ может объединиться вокруг духовных и нравственных ценностей, новых идеалов и ориентиров.

Вспомним известную триаду Зороастра: «благая мысль, благое слово, благое дело», означающую трехчастную этику человеческого объединяющего действия.

Особое место в деловом общении занимает всемирная кооперативно-управляемая совокупность компьютерных сетей, или интернет.

Человек посредством электронных коммуникаций имеет все больше возможностей для оптимального делового общения. В сетевом пространстве он посредничает в делах, трудится, добивается признания и славы, находит вдохновение для реализации своих способностей, талантов, ведет переговоры. Организация сетевого делового обще ния обусловливает совместное наиболее эффективное использование информационно творческих ресурсов. Вступая в сетевое взаимодействие, люди могут на расстоянии создавать ассоциации, объединения на основе интересов (социальных, экономических, политических, производственных, педагогических, культурных, духовных и др.). Система спутниковой связи позволяет участникам делового общения визуально и вербально общаться со своими партнерами как в глобальном масштабе (сетевое взаимодействие стран), так и на уровне отдельных сторон социального устройства, деятельности (сетевая экономика, социально культурная деятельность, сетевое профессиональное взаимодействие) и т.д.

Человек может и должен перестраивать своим трудом, поведением и мыслью область своей жизни, перестраивать коренным образом по сравнению с тем, что было раньше. Перед ним открываются все более и более широкие творческие возможности, предсказывал В.И.

Вернадский. А для этого надо уметь заставить поверить в себя, руководствуясь основным правилом имиджирования: если ты хорош — будь собой, если плох — будь кем-нибудь другим.

В условиях переходного периода, девальвации социально-культурных ценностей процессу становления имиджа человека, коллектива, государства необходимо уделить самое пристальное внимание. Человечество всего успешнее развивалось только путем самосовершенствования.

Культура задает человеку нормы, примеры отношения к жизни, образцы поведения, которые становятся для него социальными, морально нравственными регулятивами. Этот нормативный уровень жизни, существования человека в культуре предполагает открытость миру, возможность и способность его творческого «пересотворения», индивидуального восприятия.

Философские концепции образования и теории культуры – образуют системное единство, в проблемном поле которого бьется творческая мысль педагога.

Мы живем в стремительно изменяющемся и непрерывно обновляющемся обществе. А участвовать в процессе перемен и меняться вместе с окружающим миром – это не просто естественное стремление каждого человека, но и прямая обязанность каждого специалиста и существенный аспект его профессиональной деятельности. Педагогика высшей школы призвана лучше подготовить будущих специалистов к жизни и труду в быстроизменяющемся обществе с растущей культурной детерминацией. В обществе, которое в своей технико-экономической основе уже становится постиндустриальным и информационным, но которое еще должно вызреть духовно, т.е. выстрадать, осмыслить, взрастить и освоить свои гуманистические принципы и императивы.

В высшей школе сложились устойчивые научные традиции по изучению проблем гуманизации современного образовательного процесса, усиления его аксиологической и культурологической направленности.

Приоритет общечеловеческих ценностей Жизни, Добра, Истины, Красоты означает, что они должны лежать в основе мировоззрения молодого человека, которое формируется в педагогическом процессе.

Ценность Истины – это ценность познания, разума, понимания сущности Бытия. Мироздания.

Потребность проникновения в суть явлений предметной и высшей Реальности, понимания лежащих в основе природных и социальных явлений, закономерностей есть базисная человеческая ценность. Формирование приоритетности знания, познания, установления Истины является одной из важных задач образования.

Новая эра ставит перед системой образования задачу подготовить личность к самостоятельному профессиональному интеллектуальному труду по производству нового знания. Для образованности в постиндустриальном мире недостаточно быть обученным и воспитанным, нужно еще быть творческим исследователем.

В академии разработана и реализуется в 2005 году внутривузовская рефлексивная программа формирования профессионально педагогической культуры преподавателей. Такая программа предусматривает проведение работы на разных уровнях (кафедра, факультет, вуз) при определенной логике ее содержания, форм и методов работы. Создаются условия для участия преподавателей в конкретной педагогической деятельности на основе полученных теоретических знаний. В процессе работы по повышению педагогической культуры используются результаты специально проведенных исследований, опросов именно в своем вузе, что вызывает у преподавателей интерес.

Педагогическая работа направляется и корректируется коллективом кафедры, где обсуждаются и анализируются вопросы совершенствования педагогической культуры, происходит обмен опытом. Участие высококвалифицированных преподавателей, носителей высокой профессионально педагогической культуры, членов своего коллектива в проведении занятий оказывает стимулирующее влияние на профессионально педагогическое становление молодых преподавателей. Рефлексивная программа основывается на переосмыслении преподавателем педагогического опыта прошлого и настоящего, коллективного и личного. Такой подход к организации обучения взрослых способствует изменению прежних взглядов, представлений, инициирует рождение новых идей, активный поиск решений аналитико-рефлексивных, конструктивно-прогностических, организационно деятельностных и коррекционно-регулирующих задач по управлению собственной профессионально-педагогической деятельностью.

Рефлексивная программа формирования педагогической культуры предусматривает создание определенной рефлексивной ситуации в деятельности, мышлении, общении. В педагогической деятельности — использование групповых и индивидуальных форм работы, установка на кооперативную деятельность;

в мышлении — приоритет проблемно-поисковых заданий;

в общении — утверждение норм взаимоуважения, сотрудничества, открытости своего опыта для других и возможности познания опыта других, реализации их идей в собственной деятельности.

Реализация рефлексивной программы осуществляется на уровнях преподавателя, кафедры, факультета и вуза в стабильных и вариативных формах. Это позволяет сохранить целостность и преемственность содержания программы, способствует внесению корректив по мере того, как на том или ином уровне происходят какие-либо существенные изменения. Благодаря стабильности таких уровней и устойчивости организационных форм предлагаемую программу легко вписать в учебно-воспитательный процесс вуза без дополнительных временных, экономических, материальных затрат. Работа кафедры, факультета, вуза по совершенствованию профессионально-педагогической культуры преподавателя должна быть естественным образом вплетена в канву целостного образовательного процесса. Тогда руководители подразделений и преподаватели менее всего ощущают "обязательность" и "заорганизованность". Это воспринимается на личностном уровне как момент роста, как осознание необходимости профессионального становления. Создается такая мотивационная ситуация благодаря взаимодействию индивидуального и коллективного субъектов деятельности.

Образование не ограничивается шестью часами в день, а проходит через всю жизнь человека. Именно поэтому приходит новая парадигма образования – «образование через всю жизнь». Дистанционное обучение, непрерывное образование, виртуальное образование – это реалии образовательного пространства в информационную эпоху.

Границы той или иной науки определяют не парадигма, не общепринятая в данном сообществе теория, а программы изложения и систематизации знаний, тесно связанные в первую очередь с задачами воспроизведения научного сообщества, т.

е. с задачами образования.

1. Сохранение и развитие национальной культуры – приоритетное направление в системе российского образования Быстрые темпы социальных перемен в России, модернизация общества и распространение рыночных отношений во всех сферах материальной и духовной жизни предъявляют новые требования к системе подготовки специалистов с высшим образованием.

По определению ЮНЕСКО, XXI век должен стать «веком образования», и Россия вносит свой вклад в обновление системы высшего профессионального образования.

Основные контуры новой концепции высшей школы заключаются в определении приоритетных направлений в подготовке специалистов, в разработке и социальном проектировании новых моделей учреждений образования, в возникновении наряду с государственными университетами и академиями большого числа коммерческих, частных и иных типов социальных институтов высшей школы, готовящих специалистов по индивидуальным, авторским программам, но на основе государственных стандартов.

Центральной идеей философии образования является усиление гуманитарной подготовки специалиста любого профиля.

Гуманитарные основы образования способствуют формированию мира духовных ценностей молодого поколения, представлений о достоинстве и чести, ответственности и долге, правах и обязанностях, патриотизме и трудолюбии, уважении к личности и милосердии.

Гуманитарные науки приобщают молодого человека к богатствам мировой и отечественной культуры, содействуют установлению взаимопонимания и согласия между народами.

Гуманитаризация образования оберегает человека от технократической близорукости и примитивного прагматизма, помогает снимать психологическое напряжение, содействует восстановлению душевного равновесия и здоровья, повышает творческий потенциал и жизнестойкость личности.

Освоение гуманитарной культуры создает своеобразные «зоны стабильности», приобщение к вечным ценностям, шедеврам мирового и российского искусства, творческим открытиям в различных сферах культуры.

Именно эти факторы определяют стратегию развития высшего образования в России. Культура становится основой подготовки специалиста, ибо открывает широкие возможности для изучения духовного наследия, дает ориентир в жизни современного общества, определяет вектор интересов и мировосприятие личности.

Различные прогнозы о снижении роли образования, о преимуществах узкой специализации не оправдались и отвергнуты практикой. Более того, в нашей стране, как и во всем мире, наблюдается «образовательный бум», отражающий возрастание потребностей общества в дипломированных специалистах высокого профессионального и культурного уровня, имеющих фундаментальную подготовку и готовых к принятию решений в постоянно меняющихся обстоятельствах.

Профессиональное образование становится обязательным условием даже в тех сферах, где еще совсем недавно было достаточно лишь практического или политического опыта.

Дипломированный специалист становится «важной персоной» во всех сферах деятельности.

От уровня образования зависят успешность карьеры, объем и интенсивность занятости, материальная обеспеченность и доход, возможности самореализации и творчества.

Размышляя об этих тенденциях, французский социолог П. Бурдье назвал образование «символическим капиталом», который может дать шанс для повышения социального статуса личности, стать фактором социальной мобильности, смены профессии на более престижную и высокооплачиваемую.

Социологические исследования современного студенчества свидетельствуют о том, что в новых условиях модернизации общества существенно изменились представления о жизненных перспективах и ценностях. Высшее образование рассматривается как «ключ к успеху», возможность быстрой карьеры, обеспеченного образа жизни и комфорта.

Эти новые ориентации значительно изменили менталитет студенчества. Прежде в центре жизненной стратегии была проблема получения образования в соответствии с личными предпочтениями, хотя и при низкой оплате труда.

Будущая профессиональная биография определялась постепенным продвижением по тарифной сетке. Как правило, проходили целые десятилетия, прежде чем возникала вакансия, и становился возможным переход на следующую должность. «Потолка» можно было достичь лишь к пенсионному возрасту. Высокие притязания, стремление к успеху не поддерживались начальством и общественным мнением, вызывали подозрение и порицание.

Особенно ценились бескорыстная активность, энтузиазм и инициатива. Понятие карьеры имело негативный смысл, ибо означало использование «блата» и нечестных средств.

В условиях открытого общества и рыночных отношений возникает иной подход к проблеме социальной мобильности. Здесь возможны перемены в судьбе в течение короткого отрезка жизненного пути, неоднократная смена профессий и социальных ролей, взлет карьеры, перемещение на высокие должности, минуя привычные стадии и ступени. Образование как «символический капитал» выполняет скрытую функцию продвижения к власти, которая обладает особой притягательной силой, ибо способствует социальному подъему по «лестнице успеха».

Студенты отдают предпочтение работе с высокой оплатой, возможности заниматься бизнесом, совмещать работу с учебой, владеть практическими навыками профессиональной деятельности, иметь комфортабельные условия труда и отдыха. Немалую роль играют также престиж и практическая потребность в специалисте, имидж лидера и властные полномочия, материальная обеспеченность и финансовая самостоятельность.

Из личных качеств ценятся уверенность в своей компетентности, коммуникабельность, инициативность и предприимчивость, умение рисковать и выигрывать, добиваться успеха.

Энергичность, напористость, ценность времени, деловитость и прагматизм, работоспособность и коммерческий расчет определяют траекторию жизненной стратегии. Эти качества во многом формируют «поколение надежд». Общий энергетический тонус становится основой мотивации, а «человек успеха» — жизненным идеалом.

Система образования должна предложить молодежи комплекс механизмов для адаптации к новым условиям, чтобы найти свой путь в быстро меняющемся мире. Необходимо определить новое соотношение между гуманитарными, техническими и естественными науками, теорией и практикой, фундаментальным и прикладным знанием, между стандартом и авторскими вариациями, традициями высшей школы и новаторством, свободой и ответственностью.

XXI в. значительно расширит необходимый набор знаний и личных достоинств, сделает обязательным не только совершенное владение компьютером, навыками маркетинга и менеджмента, новыми технологиями в бизнесе, практическое использование иностранного языка в целях международного общения, но и предъявит более высокие требования к уровню духовной культуры.

Гуманитарные науки открывают широкие перспективы в развитии личности специалиста.

Они не только формируют корпус профессиональных знаний, но интенсивно содействуют модернизации сознания, реализуя творческий потенциал критичности, самостоятельности, стимулируя инновационное мышление, оказывая влияние на жизненные ориентиры человека.

Стратегия обновления высшего образования определяется освобождением от идеологии догматизма, расширением диапазона познания, умением сохранять наследие и отбрасывать устаревшие концепции, пока они не превратились в оковы на пути развития.

Ускорение темпов модернизации общества влечет за собой перемены в мире ценностей, и система гуманитарного образования способна подготовить молодого человека к встрече с будущим. Владение информацией приобретает значение «новой собственности», изменяющей характер политических, экономических, нравственных отношений. На этой основе формируется новый пласт современной цивилизации со своими требованиями к профессиональной компетентности и духовному миру личности.

Стратегия (принцип) компетентности (профессионализма и нравственности) образования. Все правила образования и жизни Платона и его учителя Сократа, их стратегии образования, основаны на единственном «сдвоенном» критерии (принципе) компетентности: профессионализме и нравственности. Как день и ночь, готовность и неготовность к жизни в среде себе подобных, составные части этого критерия-принципа не могут существовать раздельно, не перетекая и не контрастируя друг с другом своей направленностью, взаимозависимостью. Гармония и дисгармония целого — человека компетентного, по Платону, в нашем случае, образованного, — сложная гамма сочетаний: от высокой, профессиональной, человеческой компетентности до полной непригодности, демонизма и сатанизма профессионала в силу его нравственной слепоты, душевной черствости и бесчеловечности.

Не компетентен и нравственный, но непрофессиональный человек, поскольку первое без второго не способно обеспечить специалисту, да и просто любому человеку его самореализацию.

Необеспеченная профессионализмом нравственность, тем более, аморальный профессионализм, гипертрофируют крайности — доброе бессилие и злую силу, подчиняют по праву силы первое второму.

Доказано, что отсутствие нравственности (любви и доброты к миру и человеку) сковывает творческие способности человека. Правда, у простых смертных подобные совмещения отмечаются с детства повсеместно. Люди рождаются не только с добрыми, но и, к сожалению, со злыми задатками;

по «скале» жизни карабкаются, обремененные и тем, и другим багажом. Наряду с суждениями о земной ноосфере, очевидно, можно говорить о ноосферных «генетических» образованиях. Речь может идти не только о положительных, но и отрицательных социально-природных «опухолях» и реакциях, закреплении злого человеческого начала в генетическом аппарате.

Трудно выразить временными параметрами уровень деформации человеком и человечеством генофонда доброты, порядочности, красоты человека и мироздания, хотя начало данного процесса совпадает с рационализацией, индустриализацией жизни, возникновением надежды на скорое счастье и материальное благополучие. Непременная сторона линейной трактовки прогресса (от низшего к высшему) — насилие и агрессия по отношению к природе, обществу и самому себе.

И дело здесь не только в том, что загрязняются реки и воздух, умы и души, происходят в прямом смысле глобальные катастрофы: нарушается кровная взаимосвязь природы и человека, вся полнота их взаимодействия. Бездуховный, эгоистический человек уходит от своей родовой сущности («человек разумный»), деформирует природу, общество, сам себя. Он сужает себя до homo faber («человек умелый»), до функционера, до механизма.

Было бы односторонним и ошибочным во всех грехах обвинять узкого специалиста и эгоистического человека. Человек сужает себя и укорачивает свой духовный мир не в силу злого умысла, а суровой необходимости.

Общество, сама жизнь ставят задачу, а специалист предлагает техническое решение.

Безнравственный политик так же опасен, как и безнравственный «технарь»;

особенно опасен непрофессиональный и тем более безнравственный учитель. Учитель стоит у истока всех без исключения профессий, решающим образом влияет на всю совокупность психолого-педагогических, должностных, гражданских компетенций человека и общества.

Общественный, нравственный контроль компетентности необходим за всеми специалистами, должностными лицами — от учителя до президента страны — равноответственными за дело, которому они служат, и за людей, которых «они приручили».

Принцип (стратегия) гуманизации и гуманитаризации образования.

Данный принцип (стратегия) непосредственно коррелируется с нравственной и профессиональной компетентностью образования. Гуманизация и гуманитаризация образования при всей своей специфичности — это единый процесс приведения образования, его содержания и формы в соответствие с природой человека, его душой и духом. Это возвращение к нравственному истоку, компетентности поведения и жизни человека в среде себе подобных, природной среде и мире в целом.

Гуманизация и гуманитаризация вытекают из самой онтологической сущности образования — становления и раскрытия человека в качестве органической части общества и мироздания. Такой процесс сущностно, принципиально может протекать только в очеловеченной обстановке, атмосфере гуманности, доброты и красоты социальных, природных, мироустроительных отношений. Исходя из этого, мы утверждаем, что: там, где нет гуманности, атмосферы взаимного сопереживания, любви, там нет образования как единства обучения и воспитания, нет стратегии обучающего и воспитывающего, природного и человеческого развития. Там есть предметное натаскивание, часто на очень высоком уровне, и — массовое низведение человеческих душ на самый низкий нравственный уровень. Образование, не пронизанное добротой, человечностью, образовывает чужеродные ткани, раковые опухоли на теле и в душе человека, в обществе и мироздании.

Непременная сторона (грань) гуманизации, ее балансир и противовес профессиональному кретинизму, человеческому эгоизму, бездуховности — гуманитаризация образования.

Гуманитаризация образования предполагает особое, компетентное изучение философских, естественнонаучных, политических и технических наук, понимания их мировоззренческой, онтологической сути. Как следует из законов всеобщности, объективности и целостности, сопряженности образовательной формы развития, стратегий—принципов универсальности и фундаментальности профессиональной и нравственной компетентности, социально-гуманитарные дисциплины по определению должны содержать онтологические смыслы во всех их аспектах;

быть пронизаны духом нравственности, обращены на человека, соотнесены с гуманистическим смыслом, с природой, мировой цивилизацией. С помощью данного цикла дисциплин осуществляется целостное познание и понимание мира, общества и человека, изучаются наиболее общие законы их образовывающего развития, законы, относящиеся ко всем без исключения явлениям мира.

Душа учащегося должна открыться плодам великой работы человеческого духа, восторгу и душевному трепету перед величием и красотой бытия. Цельное, гармоничное формирование личности невозможно без погружения учащегося в мир искусства, гармонию красок, звуков, ритмов и образов природы и человека, без глубинного восприятия и эмоционального проживания художественного произведения.

Соответственно и цели техно-, био-, социо-, педтехнологов должны избираться сообразно тому, как скоро и как близко они подводят человека к счастью, к гармонии с природой, мирозданием, с самим собой и себе подобными.

Технические системы, био- и социотехнологии должны рассчитываться и внедряться по критерию добродетели, а не полезности. Первая включает и одухотворяет второе, придает нравственный смысл человеческим помыслам и действиям, профессиональным компетенциям.

Все законы и принципы образования, прежде всего принцип гуманизации и гуманитаризации, имеют в идеале счастье человека, привнесение в окружающий человека мир благородства и красоты, щедрости и разумности, порядочности и гармонии, могущества и безопасности, разумности и альтруизма, достоинства и мудрости.

Перефразируя известное выражение, можно сказать: все люди счастливы каждый по-своему и одинаково несчастливы в своем горе. Счастье — это здоровье и хорошая семья, работа и друзья, достаток и красота, сила и статность, понимание и уважение окружающих, самоуважение и т. п. Эти и многие другие грани счастливого человека врачуют его тело и душу, облагораживают всех и все, весь событийный мир.

Счастье и добродетель расцвечиваются и одухотворяются жизнью.

Несчастье и эгоизм — засушивают и омертвляют плоть и душу человека и природы.

Принцип (стратегия) единства национально-государственных и мировых начал в образовании. Этот принцип конкретизирует стратегию индивидуализации и социализации личности в образовании, всеобщность отечественной и мировой формы общественно-образовательного развития;

бытия человека среди своего народа и человечества.

Ряд ученых России и Запада развивают мысли о том, что каждая самобытная культура имеет свои задачи в развитии мира — бытия, в мировом эволюционном, образовательном процессе. Если же эти задачи не решаются данным народом или он перехватывает «бытийные ориентации» другой культуры, то этот народ сходит с мировой арены, сливается с другими народами, разрушается, и на его обломках возникают новые этносы, новые культуры и цивилизации. Подобные мысли задают глубину и онтологический смысл принципу приоритета национальных, отечественных ценностей и достижений в образовании. «Национальное обучение и воспитание может быть осуществлено и должно быть проведено самим русским народом, т. е. его верной и сильной национальной интеллигенцией: священником и монахом, народным учителем, профессором, офицером, судьею, чиновником, художником и литератором. Для этого России нужен новый отбор людей — отбор духовный, качественный и волевой» (И. А. Ильин Творческая идея нашего будущего // И. А. Ильин. Собр. соч. в 10 т. Т. 7. М., 1998. С. 458).

В то же время замыкание лишь в своей культуре, кстати, невозможное сегодня по определению, обеднило бы нацию, вывело ее из живого круговорота мировой человеческой энергии, лишило бы источников духовного питания, культурного обогащения. Эта мысль не нова, и все пишущие о необходимости национального своеобразия обязательно добавляют: и изучения культуры других народов, взаимного культурного обмена. Вопрос состоит в сочетании, мере присутствия общего мирового начала в особенном — этнокультурных образовательных процессах.

Учение о системах говорит, что нивелирование различий элементов ведет систему к гибели. Сущность мироздания, которая есть единство разного, вечное движение бытия в пространстве и времени порождает удивительное разнообразие живого и неживого, земного и космического, свидетельствует, что разнообразие народов, культур, атеистического и религиозного начал, образовательных систем — необходимое условие выживания и развития земной цивилизации на протяжении тысячелетий.

Сферы и предметы применимости принципа (стратегии) единства национально-государственных и мировых начал в образовании расширяются и увеличиваются вместе с социальной и ноосферной глобализацией;

кооперацией образования на пространствах Евросоюза, пристраиваемого политиками и народами Евразийского союза. В первую очередь это относится к системе высшего образования — «локомотиву» всей системы непрерывного образования. Эти процессы отвечают реалиям стран, потребностям их граждан, содействуют развитию и укреплению интеллектуального, культурного, социального, научно-технологического сферного и ноосферного потенциалов.

Заметные результаты интеграции высшей школы Европы достигнуты в рамках так называемого «Болонского процесса». Сентябрь 2003 года - начало институированного вхождения России в Болонский процесс (на сегодня стран Европы подписали Болонскую декларацию). Речь идет о создании согласованных Государственных образовательных стандартов общего и профессионального образования, процедур комплексных систем обеспечения качества, двух-трехступенчатой модели высшего образования (бакалавр — специалист — магистр), взаимном признании дипломов о высшем образовании;

создании «полей сходимости» в системах оценки знаний, независимой аттестации, условий труда, диверсификации профессиональных карьер.

Согласно принятым российским и мировым нормативным актам, программам и планам, создание единого Европейского образовательного пространства должно быть завершено до 2010 года.

Безусловно, от национальных образовательных сообществ, международных организаций потребуется много согласованных усилий в направлении кооперации и гармонизации образовательных систем, выстраивания архитектуры европейского высшего образования. Продолжая данное сравнение можно сказать, что ни «болонский», ни национально государственный угол зрения не образуют законченного образовательного пространства, хотя и служат его системообразующими элементами.

Скептическая и радужная крайности в отношении к Болонскому процессу должны уступить место осторожному, теоретически и политически взвешенному (поскольку нам уже в ближайшем времени предстоит жить не только в национальном, но и европейском сообществе) подходу. Игнорировать общеевропейские процессы, тем более отказываться от достижений собственной, национально-государственной школы, не принципиально, не житейски и не рационально.

Актуальность проблемы обусловлена совокупностью современных социально-экономических причин и условий, имеющих в своей сути системный характер и поэтому влияющих на все стороны жизни человека и общества в целом. Особое значение проблема взаимодействия гуманитарной культуры и образования приобретает в процессе подготовки специалиста высшей квалификации, как элемента общей системы образования.

В настоящее время в науке существует большое количество определений гуманитарной культуры. При этом практически все ученые придают этому понятию широкий, мировоззренческий смысл. В. И. Шубин отмечает:

«Гуманитарная культура есть культивирование таких ценностей, которые ориентированы на развитие и саморазвитие субъекта, т.е. самого человека. Это способность к саморазвитию, самообретению, к самосовершенствованию человека путем формирования гражданских качеств, нравственных оценок, правовых норм, эстетических вкусов, интеллектуальных и познавательных способностей». Исследование соотношений общей и гуманитарной культуры представлено также в работах Б.С. Гершунского, Л.А. Степашко и других исследователей.

В свою очередь, нам представляется необходимым дать более четкое и сжатое определение понятию «гуманитарная культура» и соотнести это понятие с проблемами современного образования.

Гуманитарная культура - совокупность духовных ценностей, знаний и норм поведения, выработанных личностью или исторически определенным сообществом на основе познания социальных процессов, выступающих в виде регулятивных форм жизнедеятельности человека.

Иными словами, гуманитарная культура характеризует собой исторически определенные формы отношений человека к окружающему его миру (природному и социальному), выработанные в процессе его познавательной и практической деятельности.

Из данной формулировки понятия гуманитарной культуры следует ряд выводов:

Основой, базисным элементом гуманитарной культуры являются духовные ценности, выработанные человеком или данным сообществом и отражающие собой исторически определенные гуманистические идеалы и соответствующие им нормы поведения личности: честь, права и свобода личности, е достоинство и т.д. Гуманитарная культура характеризует не ценности сами по себе, как нечто объективное, а отношение человека и общества в целом к определенной системе ценностей, выработанное в процессе познания социальных процессов.

Ядром гуманитарной культуры, определяющим ее специфику, является система знаний человека о своей сущности или, говоря словами первого гуманиста Франческо Петрарки, знаний о том, «кто мы, откуда и куда идем».

Нормы поведения человека являются важнейшей составляющей гуманитарной культуры человека, в которой теоретические знания и духовные ценности получают свое практическое завершение и воплощение. Норма поведения человека в самых различных, порой сложнейших и непредвиденных обстоятельствах свидетельствует о том, насколько духовные ценности и гуманитарные знания стали действительно убеждениями и характеризуют собой уровень его гуманитарной культуры.

Формирование мира духовных ценностей человека зависит от образования. При этом под образованием мы понимаем не только накопление определенной суммы знаний, умений и навыков, но, прежде всего, духовное, культурное, интеллектуальное развитие. В этом смысле показательно высказывание Б.С. Гершунского: «Именно образование принципиально работает на будущее, предопределяя личностные качества каждого человека, его знания, умения и навыки, мировоззренческие и поведенческие приоритеты, следовательно, в конечном итоге, — экономический, нравственный, духовный потенциал общества, цивилизации в целом».

В настоящее время цели образования в большинстве стран цивилизованного мира отражают идеи гуманистического направления, т. е.

ориентированы, прежде всего, на формирование личности. Как сказал известный американский педагог Р. Хатчинс, основная цель образования — нравственное совершенствование личности. Любая система, которая не стремится к нравственному совершенствованию человека, не может считаться образовательной системой.

Взаимоотношение гуманитарной культуры и современного образования видится нам в необходимом интенсивном процессе гуманитаризации.

Гуманитаризация - это процесс качественного улучшения и связанная с ним тенденция расширения гуманитарной подготовки в общей системе образования.

Молодому специалисту должна быть предоставлена возможность для развития самостоятельного критического и творческого мышления. Для этого необходимо широкое информационное поле деятельности, множество разнородных источников информации, различные взгляды, точки зрения на одну и ту же проблему, представляющие собой некоторое системное единство и побуждающие студента к самостоятельному мышлению, поиску собственной аргументированной позиции. Все это представляется возможным только при наличии в системе образования комплекса гуманитарных дисциплин, образующих собой систему. Нельзя сформировать целостную личность только на основе изучения естественнонаучных и математических дисциплин.

Гуманитарные дисциплины – важнейший механизм воспроизводства культурных ценностей личности, идеалов и смысла жизни.

Гуманитаризация образования в целом будет способствовать формированию мира духовных ценностей молодежи. Прежде всего, корректированию подвергнутся представления о достоинстве и чести, ответственности, уважении к личности, чувстве национального самосознания и причастности к историческому процессу.

Таким образом, гуманитаризация является процессом качественного улучшения системы образования. Поэтому основным ее направлением, на наш взгляд, должен стать принцип системности в организации учебного процесса.

Обозначенный принцип включает: обязательное изучение классических гуманитарных дисциплин, а также введение в статус «программных» новых предметов, занимающих промежуточное положение между инженерными и «человековедческими» (инженерная психология, инженерная этика и др.);

мировоззренческая ориентированность общенаучных дисциплин;

повышенное внимание к истории науки, техники и инженерной деятельности;

фундаментализация и экологизация образования. Только тогда мы сможем в какой-то мере ответить на волнующие всех педагогов вопросы: «Чему учить?»

и «Как учить?».

2. Роль культуры в становлении личности Духовность возникла в человеческом обществе на заре его исторического становления и присутствует в нем в качестве жизнеутверждающего идеала благоговения перед жизнью. Представить процесс эволюционного движения общества вне духовности, а человека без духовных качеств, состояний и намерений невозможно. Духовный апокалипсис страшнее всемирного потопа:

спасения не будет никому. Именно духовность явилась человеку механизмом его жизнеутверждения и гарантом сохранения рода человеческого на Земле.

В истории человеческой мысли путь постижения особой миссии, роли и места человека привел к открытию тайны его онтологического существования — духовности. Человек, являясь уникальным существом в системе универсума мироздания, в своей онтологической истинности содержит в свернутом, внутреннем, субстанциональном состоянии и в развернутом, системном, пространственно-временном бытии духовное начало универсума, которое в сравнении с физиологической природой и социальной сущностью человека занимает приоритетное положение. Осознание человеком своей онтологической сущности послужило исходным пунктом формирования человеческой духовности.

Задача человеческого общества заключается в том, чтобы возвышаться, преодолевать животные, биологические узы, которые ограничивают и сковывают человека. Утверждать обратное означает, как говорил А. Мень, «работать на понижение», пренебрегать наличием в человеке его подлинной сущности, не давать возможности развиваться его истинному «Я». Если опираться на психологическое, субъективное переживание и трансгенерирование духовности, то во всех случаях она дает человеку способность отделить себя от чего-то мелкого, частного, косного и преходящего и расширить свое существование до чего-то бесконечного.

В. Франкл называл это самотрансценденцией, созиданием смысла жизни.

Человек «больше, чем животное», ибо он определен «принципом духа», противоположным биологической жизни, дух и жизнь пересеклись между собой в человеке. Дух «идеирует жизнь», а жизнь «животворит» дух (М. Шелер). Возникновение человека, его эволюционное преобразование на пути от животного состояния до существа, способного превратить «животные радости» в «человеческое счастье», было бы невозможно без духовности как онтологического основания бытия человека. К тому же нет другого более универсального критерия измерения онтологической истинности человеческого бытия, чем духовность. «Без духа и вне духа мы, – пишет И.А. Ильин, – не имеем истинного бытия, а остаемся, по словам Гоголя, «существователями».

Проблема духовности – это проблема реализации онтологической истинности человека в реальном существовании, это проблема самоопределения и обретения себя как онтологически истинного существа в формах наличествующей действительности. «Истинный дух, – утверждает В.С. Хазиев, служит основанием онтологической истинности человека, который через свою деятельность развивает в себе все формы и виды своей истинности».

Духовность человека выражается не только в форме содействия реализации его онтологической истинности, но и в способности духовной трансформации действительности, инициирующей процесс реального духовного совершенствования и расширяющей пространство его духовной власти. Истинность личного бытия человека, как и общественного, измеряется мерой духовности. Признаком истинности человека как существа духовного является акт реализации им духовности.

Духовность, таким образом, являясь сущностью человека, выступает в качестве отражения и выражения не только способа его бытия в мире (Р. Лившиц), но и образа жизни. Именно своим духом, а не телом возвысился человек над миром, над самим собой. В этом отношении заслуживает внимания притча о трех строителях, участвовавших в строительстве собора в Шартре.

Когда их спросили, чем они занимаются, один ответил, что возит тяжелую тачку, второй – что зарабатывает на хлеб, а третий, что возводит прекраснейший в мире храм. Дух, как видим, привносит в бытие человека новую, бьющую ключом жизнь, которая в своей пассионарности становится просветляющей, освобождающей и преображающей.

В действительности духовность представляет собой конкретную жизнь человека, интеллектуально-чувственно-волевые силы которого в своей созидательно-конструктивной реализационной возможности направлены на трансформирование, преображение и совершенствование как внутренних интенций личности, так и внешних обстоятельств.

Духовность – особый процесс. В своей основе он не отделен от существования человека, не противоположен ему и происходит в реалиях наличной действительности. Но вместе с тем он не совпадает с наличным бытием. Духовность образует особое измерение человеческого существования, а именно заключает в себе жизнь человека в ее смысловой и содержательной ориентации на свою онтологическую истинность.

Что значит быть духовным и возрастать духовно? Это значит становиться в своей бытийности и самости все более онтологически истинным. Процесс превращения онтологической истинности человека в его бытийность и самость и есть духовность.

В контексте, какого бы конкретного существования ни возникала проблема духовности, человек обретает не только «свою» истинность и истинность бытия как такового, но и истинность духовности. Поэтому обретаемая в конкретном человеческом существовании истинность духовности имеет общечеловеческое значение.

Такое самообусловливание присуще человеку, непосредственно осознающему сам факт онтологического предназначения своего бытия и «предстояния» (И. Ильин) своей самости, т. е. истинного «Я». Это и есть, с одной стороны, показатель развития духовности, ее истинности, данности и явленности, с другой – процесс личностного духовного становления, вершина которого достигается посредством самопознания своей сущности, самоосознания своего истинного «Я» и отождествления себя с ним.

Духовность не просто является свидетельством и характеристикой онтологической истинности человеческого бытия, но скорее даже «конструирует» его в этом качестве. В силу этого духовность человека не просто одна из его многих характеристик – измерение человеческого в человеке, а конструирующее начало, ибо именно духовность делает человека человеком.

Ее вполне обоснованно сравнивают с горящим светильником, который озаряет внутренний мир людей и облегчает им поиск пути в самых разных ситуациях.

Как образно заметил Н.А. Бердяев, без духовности «нельзя нести жертвы и совершать подвиги». В процессе обретения духовности человек приближается к сути своего бытия, осознанию всеобщей ответственности перед собой, перед людьми и миром. В силу своей духовной состоятельности человек освобождается от примитивных воззрений на свое повседневное бытие и проявляет личную заинтересованность в правде и красоте, в поиске смысла жизни и своего места в ней, определении критериев добра и зла, оценки в соответствии с ними людей и событий, формировании мотивов поведения в согласии или противоречии с общечеловеческими принципами нравственности.

Духовность в высшей степени позитивна и конструктивна. Она в своей онтологической данности всегда связана с преобразующими действиями человека. Духовность, как способ соединения образа мира с нравственным законом личности, всегда означает положительную общественную значимость человека, его мышления, сознания. Позитивность духовности всегда разворачивается в конструктивной созидательной представленности, а конструктивность – в абсолютной позитивности. Как позитивный факт человеческой жизни духовность выражается в чистоте помыслов, благородстве мыслей, аристократизме поступков, интеллигентности поведения, сердечности, открытости и искренности мироотношений, в устремлении к высоким целям, делании добра, во всеобщей ответственности, сострадательной мотивации и т. д.


Конструктивность духовности есть алгоритм практической стороны реализации содержания духовного бытия в его созидательной направленности. Анализ соотношения позитивности и конструктивности позволяет сделать вывод:

духовность не может быть сведена к чистым идеям, она по своему существу является качеством жизни человека, т. е. согласованием чистоты его помыслов с его готовностью действовать. Вне действительной жизни - соответствующего образа мысли, чувства, действия, морально-нравственной дисциплины и ответственности – духовность, говоря словами В.И. Мурашова, есть восторженная болтовня, прекраснодушное говорение рассеянно-вялых и слабых людей.

Духовность как процесс и результат сознательно-волевой деятельности человека, вырабатывающего в борьбе со своей низшей природой свои высшие качества и претворяющего их в практику человеческой жизни, есть критерий и показатель онтологической истинности человека.

Духовность есть истинно положительная характеристика бытия человека в его направленности на высшие проявления человеческого «Я». Она есть первенство высших общечеловеческих смысложизненных значений, «выход человеческого мироотношения за пределы материальных нужд, их преодоление (своеобразное снятие) в сфере субъективного «для-себя-бытия», возвышение над ним и обретение новых – бескорыстных, суперпрагматических отношений с миром, контактов с ним, восприятий, переживаний и постижений». «Духовное, – отмечает В.А. Лекторский, – всегда так или иначе связано с выходом за пределы эгоистических интересов личной пользы, своекорыстия, мелочных расчетов. Оно предполагает, что цели и смысложизненные ориентиры личности укоренены в системе надындивидуальных ценностей».

Духовное бытие есть процесс самоосуществления человеком своей онтологической истинности. Путей реализации множество. Одним из них является творчество. Став бытием личности человека, духовное для внешнего объективированного мира выступает в качестве реально-конкретно-возможного призвания человека творить себя, производить «Я» из самого себя.

Онтологическая истинность человека как субъекта духовности определяется через соответствие его существования его сущности. Степень соответствия существования сущности и определяет степень истинности. Онтологическая истинность человека не просто статистическое соответствие существования сущности истинному «Я», а динамика, процесс эволюционного развития самоотождествления человека с сущностью в самом себе, с тем, что остается при всех деформациях, изменениях и метаморфозах, происходящих с человеком на всем темпоральном векторе бытия.

Для того, чтобы обрести себя, стать истинным субъектом духовности, человек должен осуществить свою действительную сущность посредством взращивания в себе духовности как единственной опоры, которая поможет ему выбраться из бессмысленности и бренности материально-животного существования. Безусловно, достижение духовности, ее развертывание в рамках человеческого существования требует определенных усилий и труда. И чем ближе человек к своей внутренней метафизической сущности, тем ближе результат личностного духовного трансформирования, тем прекраснее и гармоничнее становится его жизнь, несмотря на возможные трудности, борьбу, жизненные трагедии, катастрофы и преодоления. Более того, сам процесс преодоления становится не какой-то теневой стороной жизни, но очень важным рычагом для того, чтобы человек превзошел самого себя, каким он является ныне. Самоуглубляясь в себя, человек способен широко раздвинуть пределы индивидуального «Я».

Но человек не может оставаться только в себе, его душа ищет выхода из своего «Я». И тогда перед ним распахиваются безграничные пространственные и временные дали, мир, готовый к коммуникационному диалогу. Осознание внутреннего «Я» – важнейший аспект духовного преобразования и становления человека. В свете соответствия существования сущности изменение осознания истинного «Я» – та сила, которая должна вдохновлять человека на всех жизненных этапах его духовного поприща.

Духовность понимается как особое возвышенно-нравственное состояние личности человека, которое ориентировано на абсолютные ценности – Истину, Красоту, Добро – и пытается реализовать их в предметно-целесообразной деятельности и общении. Духовность есть интегральное свойство, относящееся к сфере смысложизненных ценностей, определяющих содержание, качество и направленность человеческого бытия, и образ человеческий в каждом индивиде (Л.П. Буева). Духовность – это смысловзыскующая и созидательная активность человека, базирующаяся на внутренних принципах, фундаментом которых являются общечеловеческие ценности. Она является открытым системно структурным образованием, способным к эволюционированию и нелинейному расширению в различных формах своего проявления на чувственном, эмпирическом, теоретическом и трасцендентальном уровнях.

Духовность абсолютно не приемлет житейский «здравый смысл», утилитаризм, гедонизм, жизненную устроенность и ориентацию исключительно на материальные блага. «Преобразования, – пишет А.В. Лукьянов, – если они действительно претендуют на истинность, должны быть осуществлены в «чисто трансцендентальной» или духовной сфере.

Другими словами, если мы не будем формировать в себе наше «Лучшее Я», то все преобразования, в конечном счете, обратятся в прах».

В плане потенциальной представленности духовность содержит и хранит в себе - в глубине своей организации – огромной мощности и энергии силы возможного вертикального восхождения человека по метафизической шкале своего личностного развития. Поэтому каждый человек, соответствующий своей онтологической истинности, является по своей сущности потенциально духовным, содержащим в себе идеальные духовные состояния, каждое из которых в определенный момент времени из идеального становится реальным.

Духовность представляет собой своеобразное «священное пространство»

(Н. «.Бородина). Она олицетворяет все то, что является «слишком человеческим». В таком качестве духовность хранит в себе много тайн, покрытых загадочной аурой вечного вопроса их необходимого постижения, одно лишь, даже случайное, прикосновение к которым удивительным образом облагораживает весь внутренний мир человека, делая его чистым, открытым, видимым и светлым.

Истинность человека, таким образом, определяется мерой и степенью постижения им тайн потенций бытия духовности, возможностью их превращения в реальность особого – духовного – способа существования, исключительно положительного в своей основе. Именно духовность, формируя личность человека, и является тем высшим, невидимым духовным центром, вокруг которого и в котором вся суть, весь смысл человеческого существования.

Именно духовное становится критерием и основанием истинности личностного развития и оценки жизни индивида, его мыслей, намерений и поступков.

И не нужно в этом отношении «страшиться» раскопать потенциальное в духовности. Да, оно сугубо личное. Да, оно глубоко сокрыто в недрах истинного «Я». Оно ассоциируется с огромным айсбергом, подводная часть которого, являясь таинственным и своеобразным священным пространством, имеющим особую мощь, особую глубину и протяженность, не видна, сокрыта.

Но она есть, она присутствует, она реальна и при определенных обстоятельствах и в определенный момент времени готова всплыть и предстать перед взорами во всем своем великолепии и цветении, во всем величии «высшего измерения» человеческого бытия. Потенциальное в духовности взывает к себе, положительное в ней непременно нуждается в актуализации и реализации.

Человек является носителем духовности. При этом речь не идет о ее количественной наполненности и нормированном присутствии. Постановка вопроса о норме духовности в человеке – это некорректно поставленный вопрос по отношению к духовности. В этом плане следует различать духовность и бездуховность. Важно, что духовность в человеке есть, что он имеет духовность, что он приобщен в определенной мере к ней и что в его силах и возможностях ее конституировать в себе и культивировать вовне.

Духовность в онтологической данности – это то, что в человеке не меняется по качеству, а только увеличивается количественно. Увеличение в человеке духовности – это процесс наполнения его духовностью прямо пропорционально проявленному им усилию и «внутреннему подвигу» по пути духовного развития и творческого культивирования духовных состояний.

Качество духовности в человеке в своем количественном выражении – это величина постоянная, содержащая в себе ценность абсолютную. Ценность духовности определяется ее качеством, а не количеством. Количеством определяется духовный потенциал, объем духовности или энергоинформационная емкость, т. е. сумма идей, знаний, побуждений, стремлений и т.д., которые действуют в данном человеке и в данное время. От количественного наполнения и объемного увеличения (расширения) духовности в человеке качество ее по аналогии с «пробой золота» не меняется, ценность ее не обесценивается, т. е. объективность ценности духовности абсолютна.

Количественные изменения, не влияя на качество духовности, способствуют аккумуляции духовных интенций, динамизации их реализационной силы и обуславливают момент ускорения воплощения непосредственно духовности в жизнь, в действие, деятельность, поступок, общение, мысль, чувство в каком-либо акте творческого созидания для человека и во имя человечества. Подлинная духовность всегда выражается в динамике, в постоянном расширении горизонтов «духовного поля» (Н. Коваль), в развитии и умении очищаться от ограничивающих точек зрения и стереотипов, от собственных несовершенств. «Человеческое содержание, – пишет М.М. Бахтин, – выплескивается в контексте жизни каждого человека, даже если он не отдает себе отчета в этом».


Духовность обладает свойством не замыкаться в себе и на себе, напротив, для нее характерно излияние и постоянное расширение пространства духовного взаимодействия. Стремление высказаться, «опредметиться» и тем самым освободиться от огромной духовной энергии позволяет сравнить духовность с источником излучения и постоянного генерирования энергии. Периоды накопления духовной энергии посредством количественного ее пополнения чередуются с ее излиянием. Это необходимый процесс, своего рода внутренний механизм работы духа. При этом каждая духовно богатая личность – это своеобразный центр излучения духовности, и чем богаче и духовно содержательнее эта личность, тем мощнее излучение ее духовности и шире сфера ее воздействия.

Количественное увеличение духовности в бытии человека обязательно, его следует рассматривать как стремление к духовности. Ибо духовность – это и цель, и идеал человеческого и в жизни, и в творчестве, и в искусстве, и воплощение всего этого в жизнь. Именно в основе духовности человека лежит стремление его личности к самосовершенствованию как явление, во-первых, генетически запрограммированное, во-вторых – социально обусловленное и выражаемое в творческом позитивном созидании, а в третьих – соответствующее онтологической истинности человека и его бытия.

Следует иметь в виду, что духовность является сугубо внутренней данностью, персоналистически конкретно прописанной. Она есть абсолютная ценность, лишенная всякой мистики, универсальная творческая энергия, реально имеющаяся;

всеобщий смысл, непременно конкретизирующий направленность активности. В такой онтологической представленности духовность удерживает бытие человека в качестве действительности, прием в ее «высшем измерении», а также инициирует процесс одухотворения его реального существования, в онтологическом отношении представляющегося как взаимодействие сущего и возможного.

Сущее в духовности выступает как «возможное, возможное как «сущее».

Степень адекватности их друг другу говорит об истинности духовности.

Интеракция данных компонентов определяет онтологическую насыщенность процесса духовного самоопределения, который в значительной степени является итогом выбора вероятностных моделей бытия или закономерным результатом экзистенциальных размышлений и трансцендентальных восхождений, связанных с осмыслением человеком своего бытия и «встречей с самим собой» (С.Б. Крымский). А это всегда тревожное и полное неожиданностей событие, требующее этической чувствительности, экзистенциальной смелости и трансцендентальной решимости. Тревожное не в плане предстоящего погружения в нечто грязное, падшее, безобразное, постыдное, отвратительное или возможной связи (контакта) со всем ужасным, т. е. с темной, негативной стороной информации, хранящейся в сознании.

(Такое тревожное состояние ведет и непременно приводит к экзистенциальной фрустрации и духовному нигилизму.) Тревожное в совершенно другом плане:

встреча с озаряющим, вдохновляющим, воодушевляющим, оздоравливающим и т.д.

Духовность безвременна, т. е. она освобождена от каких-либо общественно-политических и исторических условностей, от какой-либо узости или направленности в какую-то конкретную область исследования.

«Духовность и душевность – как небо и земля, Велики, как древность, зримы, как поля».

Ее онтологическая поступательность имеет ежесекундное приложение, содержание и смысл которого не меняются с завершением данной эпохи или правления данного царя, президента или, предположим, с изменениями общественной морали.

Духовность никогда не исчезает из сферы человеческого бытия, при условии, конечно, если мы имеем дело с нормой. Она может быть минимальной, как это гениально обрисовал Гоголь в образе Акакия Акакиевича, или максимально выраженной, такой, которую сделал из всей своей жизни А.

Швейцер.

Духовность проявляется, обнаруживается, начинает воплощаться, «выплескиваться» и, безусловно, совершенствоваться непосредственно в процессе взаимодействия. Глубина, экспрессивность, энергичность, экспансивность, мощность, многообразие проявления духовности зависят во многом от условий протекания взаимодействия – осознания субъективным фактором степени и необходимости выражения духовности и от соответствующей преднамеренности внешних факторов. В процессе взаимодействия актуализируются истинные качества духовности и выявляется заряд ее духовных ценностей, потенциально готовых к тому, чтобы воплотиться в поступках, делах и отношениях человека.

В процессе взаимодействия чрезвычайно важным становится вопрос о его принципе и механизме. Именно в процессе взаимодействия происходит духовное обогащение, обновление и «духовное становление личности», которое «есть процесс формирования у человека приоритета жизни Духа над жизнью тела, а, следовательно, проявления и развития чисто человеческого начала в человеке».

В данном утверждении ведущим принципом взаимодействия и осуществления его механизма выступает принцип приоритета жизни Духа, т. е.

приоритета человеческого начала в человеке, над жизнью тела. Следовательно, человек реализует себя в обществе через проявления своего лучшего качества – человеческого начала в себе. По мнению М. Хайдеггера, именно в сущности человека покоится его человечность. Поэтому человек как субъект духовности истинен в той мере, в какой его существование адекватно его сущности. Не будучи приобщенным к духовности, оставаясь циником и невеждой, человек не входит в контакт с силой собственной личности и не обретает сущности человеческого существования, теряет право называться человеком и переходит в разряд просто живых существ.

Духовность, будучи явлением онтологическим, в высшей степени аксиологична. Духовное как нечто общее ценное, пронизывающее собой все и вся, существует всегда. Оно в каком-то определенном смысле являет собой абсолютную ценность, ценность высшего ранга, аккумулирующую в себе все «царство ценностей» Вселенной. Духовность есть вселенский кладезь ценностей. Поэтому любой человек, вставший на путь духовной трансформации и развития своей онтологической истинности, приобщается к несметным богатствам духовности: степень, уровень, качество и содержательная сторона его духовного развития в истинно онтологическом отношении определяются приобретенными им ценностями духовного порядка.

Познание является одним из основных психологических процессов, основательно изученных как традиционной, так и кросс-культурной психологией. Мы рассматриваем кросс-культурную психологию как «систематическое изучение взаимосвязи между культурным контекстом развития человека и теми типами поведения, которые становятся принятыми для индивидов, сформировавшихся в условиях определенной культуры»

Данная дефиниция делает явный акцент на значимости культурного контекста и рассматривает кросс-культурную психологию как научное направление, объединенное с родственными дисциплинами использованием общих теорий, научных методологий, статистических методов и способов анализа данных.

Кросс-культурное изучение развития человека сосредоточено на «чертах культурного сходства и различия в процессе развития и на его результате, выраженном в поведении индивидов и групп» Познание определяется здесь как совокупность процессов, в ходе которых индивид получает и использует знания об окружающих его объектах. Изучение познания и когнитивных процессов в разных культурах чрезвычайно поучительно, поскольку именно таким образом мы получаем сведения о том, как окружающая среда и другие социокультурные факторы способствуют формированию и трансформации нашей способности обрабатывать информацию, мыслить и действовать в этом мире.

Предполагается, что в разных культурах люди по-разному воспринимают и организуют свой мир. Специалисты по кросс-культурной психологии пытаются понять и объяснить различия в когнитивном поведении индивидов и групп с точки зрения «опыта, определяемого культурой». При этом ни к когнитивному поведению, ни к самим группам или индивидам не применяются никакие оценочные характеристики, как не предпринимаются и попытки определить их статус или место в иерархии. Такая точка зрения находится в резком противоречии с мнением ряда психологов, которые до сих пор пытаются дать оценку (расовым/этническим) группам в соответствии с их когнитивными способностями.

Подход эмпириков. Исследования когнитивного развития отражают влияние нативистов и эмпириков. Нативисты считают, что все феномены, связанные с познанием и восприятием, носят врожденный характер и не требуют от организма никакой активной деятельности. Эмпирики, в свою очередь, полагают, что реакция организма на различные стимулы, поступающие из окружающей среды, определяется опытом и научением.

Теории эмпириков занимали центральное место в кросс-культурных исследованиях познания;

в соответствии с этим они строились одним из нескольких способов. Чаще всего при кросс-культурных исследованиях познания использовалась теория «транзакционного функционализма».Она делает акцент на адаптивной ценности интеракций и утверждает, что познание помогает индивиду справиться с задачами, которые ставит перед ним окружающая среда. Данный подход использовался для объяснения когнитивных характеристик ряда культурных групп.

Предпринимались и попытки сближения этих противоположных точек зрения. Сегодня в кросс-культурной психологии широко распространено мнение об универсальном характере когнитивных процессов (для всех народов).

Однако чтобы понять сущность и направление развития этих процессов, необходимо проанализировать повседневные ситуации в жизни индивида, в ходе которых данные процессы проявляют себя. Данные исследований говорят о том, что в различных обществах в понятие «когнитивные способности»

вкладывается разный смысл;

по-разному определяется и поведение, полезное для членов данного социума. Во многих обществах мы находим свидетельства того, что их когнитивные задачи резко отличаются от тех, которые считаются значимыми в России. Таким образом, чтобы дать когнитивным процессам обоснованную оценку, важно понять: а) экологический контекст народа;

б) когнитивные задачи, которые стоят в данной культуре перед студентами;

и в) каким образом эти задачи ставятся перед студентами.

Анализ этих моментов важен и для оценки успехов личности в области когнитивного развития. Знание когнитивной задачи поможет нам оценить прогресс индивида в данном направлении. Исследования показывают, что культуры действительно по-разному подходят к оценке определенных видов когнитивного поведения. Например, в некоторых обществах высоко ценится «глобальное» решение проблем, опирающееся на «размышления», в то время как в других обществах предпочтительным является «аналитическое» решение проблем, опирающееся на «быстрое» принятие конкретных решений. Очевидно, что когнитивное развитие в таких обществах будет идти в различных направлениях.

Все теоретические подходы, которые пытаются исследовать когнитивное развитие в разных культурах, обращаются к этим вопросам в первую очередь.

Для осмысления взаимосвязей между культурой и познанием были приняты четыре теоретических подхода. Это подходы с точки зрения: а) общего интеллекта;

б) генетической эпистемологии;

в) конкретных навыков и г) когнитивных стилей. Данные подходы различаются между собой по трем основным позициям: а) концептуализация экокультурных контекстов;

б) структура когнитивного поведения;

и в) существование центральных когнитивных механизмов.

Общий интеллект. Подход с точки зрения общего интеллекта является одним из первых в изучении познания. Он базируется на идее единой когнитивной компетентности, определяемой как общие способности, которые проявляются в позитивной корреляции между действиями и рядом когнитивных задач (вербального, пространственного, числового и т. п.

характера). Центральный когнитивный механизм, получивший название g фактор, определяет разный уровень умственных способностей у разных людей.

Фоновые социокультурные факторы, такие как экономические интересы, а также культурный и образовательный опыт формируют кластер. Крупный кластер свидетельствует о благоприятной окружающий обстановке, а небольшой кластер — о неблагоприятной. Кроме того, предполагается, что личность, которая находится в благоприятных условиях и имеет позитивный опыт, имеет больше возможностей для развития центрального когнитивного механизма и будет демонстрировать более высокий уровень умственных способностей. Кросс-культурные исследования умственных способностей выявили факторы более узкого характера, нежели g-фактор.Вернон предложил иерархическую модель интеллекта. Он использовал проведенное Хеббом разграничение между интеллектом А (генетический багаж) и интеллектом В (потенциальные возможности, раскрывшиеся в результате взаимодействия с культурной средой) и ввел понятие интеллекта С (выполнение конкретного теста) как важной составляющей. Разграничение между интеллектом В и интеллектом С позволяет специалистам по кросс-культурной психологии оценить роль культуры. Поскольку интеллект В не определяется должным образом при помощи тестов, интеллект С не отражает действительных способностей индивида, представляющего данную культуру. Ряд факторов, задаваемых культурой (язык, содержание тестовых заданий и мотивация, также оказывает влияние на способность индивида выполнить тест). Следовательно, опираясь лишь на итоговые показатели тестов, чрезвычайно трудно делать выводы об уровне умственных способностей отдельного человека.

Генетическая эпистемология. Подход с точки зрения генетической эпистемологии занимается процессами развития, которые проходят в определенной хронологической последовательности. В соответствии с данным подходом считается, что поведение формируется в зависимости от различных когнитивных задач. Согласно взглядам Пиаже, когнитивное развитие проходит четыре стадии (сенсомоторная, дооперациональная, конкретно операциональная и формально-операциональная). Хотя Пиаже и определил возрастной диапазон, соответствующий этим стадиям, он признавал, что возраст, в котором конкретный ребенок достигнет определенного этапа, может в значительной степени зависеть от его физического, когнитивного или культурного опыта.

Значительный корпус данных кросс-культурного характера убедительно свидетельствует о том, что а) структуры или операции, относящиеся к дооперациональному периоду, универсальны и б) функционирование этих структур и уровень, на котором оно осуществляется, зависят от факторов, действующих в рамках определенной культуры.

.Теория Пиаже была реконструирована в процессе дополнения как структурными, так и контекстуальными аспектами. Такие новые теории в русле теорий Пиаже концентрируются на инвариантности структуры в разных ситуациях, требуя при этом включения ситуационных переменных. Дейзен и де Рибопьер изучали способность этих теорий принять во внимание индивидуальные и культурные различия. По их мнению, ни одну из них нельзя назвать удовлетворительной, поскольку они не прошли достаточной кросс культурной проверки.

Конкретные навыки. Подход с точки зрения конкретных навыков был впервые предложен в рамках экспериментальной антропологии и не предполагал существования центрального когнитивного механизма.

Наибольшее внимание уделяется в нем изучению связи между отдельной особенностью экокультурного контекста (например, опыта) и способностью к осуществлению определенной когнитивной деятельности (например, классификации стимулов). Данный подход предполагает, что «культурные различия в большей степени определяются ситуацией, в которой используются определенные когнитивные процессы, нежели наличием какого-либо процесса у одной культурной группы и отсутствием его у другой».Таким образом, данный подход признает связь способности к осуществлению определенной когнитивной деятельности с экокультурными особенностями групп без участия центрального когнитивного механизма, опосредующего воздействие культуры на познание.

Нет сомнения, что культура включает определенные повторяющиеся модели, но нет сомнения и в том, что она далека от единообразия и что повторение ею данных моделей воспринимается в процессе взаимодействий локального характера, ограниченных определенными локальными рамками...

Следовательно, любой, кто интересуется проблемой культуры и познания, должен заниматься составляющими культуры, воздействующими на интеллект.

Когнитивные стили. Подход с точки зрения когнитивных стилей был сформулирован Фергюсоном, который считал, что «культурные факторы предписывают, что и в каком возрасте должно быть усвоено;

следовательно, различные виды культурной среды ведут к формированию различных паттернов способностей».Таким образом, те, кто использует данный подход, занимаются поиском внутренних связей (паттернов) в когнитивных действиях и делают теоретическое допущение о том, что различным паттернам способностей свойственно развиваться в различных экокультурных условиях, в зависимости от тех требований, которые предъявляются к индивиду на протяжении его жизни.

Особое внимание в процессе исследовательской работы привлек к себе среди других когнитивных стилей полезависимый-поленезависимый стиль.

Кросс-культурные исследования полезависимого-поленезависимого когнитивного стиля главным образом проводились в рамках экоизукультурной схемы, предложенной Берри В соответствии с этой схемой экология и усвоение культуры рассматриваются как два основных комплекса «входных»

переменных, а культура групп и поведение отдельных людей воспринимаются как «адаптивные проявления, соответствующие требованиям, которые к индивидам и группам предъявляют экокультурные условия». Виткин и Берри представили обширные обзоры кросс-культурных исследований полезависимого-поленезависимого стиля. Их данные в целом говорят о том, что когнитивный стиль индивидов и групп можно предсказать, ознакомившись с их экокультурными характеристиками и особенностями, связанными с усвоением культуры.

Таким образом, исследования, которые придерживаются данного подхода, свидетельствуют о том, что воздействие культуры на познание нельзя исследовать, просто наблюдая способность различных культурных групп к выполнению определенных когнитивных задач. Весьма важен анализ культурной жизни разных групп, их способностей к определенным видам поведения, требуемым в условиях конкретной культуры, а также способа обучения необходимым навыкам.

Отличия между перечисленными подходами указывают на возможность разного понимания взаимосвязи между культурой и познанием в процессе эмпирического исследования. Насколько мы понимаем, нет разногласий в отношении роли культуры в процессе познания. Различие между направлениями состоит в том, как они подходят к культуре, познанию и взаимосвязи между ними.

3. Проблемы культуры и их преломление в программах и дисциплинах гуманитарных кафедр и в воспитательной работе Растущий процесс взаимовлияния культур, всемерное развитие национально-этнической самобытности культур, изучение динамики и диалектики функционирования культур в обществе, формирование духовных ценностей человека стимулируют интерес исследователей и практиков к разработке культурологии как науки и отрасли гуманитарного знания.

Необходимо подчеркнуть, что культурология возникла на «пересечении»

ряда наук, таких как история, философия, педагогика, этика, социология, этнография, антропология, социальная психология, эстетика, искусствознание.

Перечень подобных взаимосвязей можно продолжить.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.