авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ОГЛАВЛЕНИЕ

КОЛЛЕКТИВНАЯ ЭКСПЕРТИЗА УЧАСТНИКОВ ГЛОБАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ...................... 2

.

Рефлексия.о.будущем........................................................................................................ 2

Паспорт.международного.исследования............................................................................ 3

ГЛАВА 1. МИР ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА.............................................................................. 5 Время.глобальной.пересдачи.карт...................................................................................... 6 Глобальный.«дефицит.ходов».............................................................................................10 Под.«зеленым».знаменем?................................................................................................15 ГЛАВА 2. МИР-2050.............................................................................................................. Новые.расклады.–.старые.проблемы................................................................................. Образ.будущего.мира........................................................................................................ Конец.эпохи.революций?................................................................................................... ГЛАВА 3. ДОЛГОСРОЧНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ – ЗА И ПРОТИВ............................................

Невидимая.рука.или.государево.око?................................................................................ От.плана.до.лидерства.......................................................................................................

ГЛАВА 4. МИРОПОРЯДОК И ЭНЕРГЕТИКА........................................................................... Энергетика-2050............................................................................................................... Энергетический.баланс.нового.мира................................................................................. ГЛАВА 5. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ СДВИГИ – 2050................................................................... Формула.успеха................................................................................................................ Государство.и.религия....................................................................................................... Ставки.сделаны!................................................................................................................ ГЛАВА 6. АЗИЯ – 2050......................................................................................................... Регион.восходящего.солнца.............................................................................................. На.пути.к.успеху................................................................................................................. ГЛАВА 7. ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО ВЗРЫВА..................................................... Мене,.текел,.фарес............................................................................................................

Путь.к.согласию................................................................................................................. ГЛАВА 8. РОЛЬ ЛИЧНОСТИ В НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИИ........................................................

Где.взять.творцов.мира?.................................................................................................. Лавры.и.тернии................................................................................................................

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ОТКРЫТАЯ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ.............................................................. ПРИЛОЖЕНИЕ. СПИСОК ЭКСПЕРТОВ, ПРИНЯВШИХ УЧАСТИЕ В ИССЛЕДОВАНИИ...... КОЛЛЕКТИВНАЯ ЭКСПЕРТИЗА УЧАСТНИКОВ ГЛОБАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ РЕфЛЕКСИЯ О БУдУщЕМ Предсказывать очень трудно, особенно будущее.

Нильс Бор Если ситуация мыслится как реальная, то она реальна по своим последствиям.

Уильям Айзек Томас Будущее для человека во все времена являлось одновременно источником надежд и опа сений. Но любая рефлексия о будущем важна прежде всего с точки зрения самоопределения в настоящем. К чему готовиться, какие решения принимать, какой путь выбрать? Особенно актуальны эти вопросы для политика и предпринимателя, ведь от их решений зависят судьбы целых сообществ – от небольшой компании до страны или даже региона.

В прежние времена смена векторов развития сообществ, наций и всего мира вызревала медленно и тяжело, политический или хозяйственный управляющий всегда имел время, чтобы, сообразуясь с выводами своих размышлений и подсказками интуиции, примкнуть к сообществу новаторов или предпочесть консервативную позицию. А сегодня феномен ускорения историче ского времени считается чуть ли не доказанным научным фактом.

Как обычно, размышляя о будущем нашей планеты, мировая интеллектуальная элита ищет коридоры возможностей. Эпоха постмодернизма вносит в эти извечные поиски свои колоритные особенности, максимально раздвигая шкалу выбора и пытаясь соединить противоположное.

Оптимистичный «конец истории» Френсиса Фукуямы, подразумевающий безальтернативный триумф либерализма1, спорит с «концом истории» Иммануила Валлерстайна2, предрекающим крах капиталистической мировой экономике, и соседствует с прогнозом неминуемого «столкно вения цивилизаций» в интерпретации Сэмюэля Хантингтона3.

«Текучая современность», или «современность без иллюзий»4, как охарактеризовал наше время известный социолог постмодерна Зигмунт Бауман, отличается не только высокой плотно стью событий, приходящихся на период времени. Происходят стремительные изменения во всех сферах человеческого бытия, главные тренды и аксиомы вчерашнего дня ставятся под сомнение сегодня.

Мировой экономический кризис еще более обострил проблемы глобализации. Вновь возникает запрос на культурное и политическое многообразие: если раньше национальные особенности, идущие вразрез с «рациональным единообразием», рассматривались как пре пятствие к развитию, то теперь успех сопутствует тем, кто стремится сохранить свою идентич ность. Найти ответ на вопрос «что делать?» в политике, бизнесе, социальном и культурном развитии становится все труднее.

Индикатором настроений мировых элит всегда являлся Всемирный экономический форум в Давосе. В прошлом году в традиционном докладе ВЭФ впервые появился термин «дисто пия»5, характеризующий ситуацию, когда глобальные риски взаимосвязаны и действуют одно Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек (The End of History and the Last Man, 1992).

Валлерстайн И. Окончание мира, каким мы его знаем: социальная наука для XXI века (The End of the World As We Know It: Social Sci ence for the Twenty-First Century, 1999).

Хантингтон С. Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка (The Clash of Civilizations and the Remaking of the World Order, 1996).

Бауман З. Текучая современность (Liquid modernity, 2000).

временно. При этом отмечалось, что ни один из наиболее серьезных рисков не может сдержи ваться в национальных границах.

В этом году в докладе ВЭФ вновь говорится, что человечество продолжает сеять «семена дис топии». При этом Давосский форум – 2013 констатировал тотальный дефицит новых подходов:

мир устал бояться кризиса, но свежих идей нет. Развитые нации пребывают в недоумении, раз вивающиеся страны с еще большим недоумением смотрят на лидеров.

В этой ситуации мы обращаемся к коллективной экспертизе участников глобального мыш ления – интеллектуальной элите разных стран и континентов. Во-первых, такой подход обла дает определенным прогностическим потенциалом. Так, в одном из исследований нашего Фонда в 2009 г. экспертное сообщество фактически предсказало наступление тех событий, которые вскоре получили название «арабская весна»6.

Во-вторых, как известно, ожидания в отношении будущего формируют вектор движения к этому будущему. Конечно, как это не раз бывало, в ход событий могут вмешаться разного рода «черные лебеди», но «глобальная экспертиза» позволяет увидеть широкую палитру возможностей и угроз, как для мира в целом, так и для его отдельных регионов.

В предлагаемом вашему вниманию исследовании мы задавались вопросами о том, с какими главными проблемами и вызовами столкнется человечество до 2050 г., будут ли эти проблемы преодолены, насколько эффективно и за счет каких ресурсов преодолены, какие страны и регионы преуспеют в этом, а какие будут иметь меньшие шансы на успех.

ПАСПОРТ МЕждУНАРОдНОГО ИССЛЕдОВАНИЯ 1. ЭКСПЕРТНЫй ОПРОС Опрос 303 экспертов из 63 стран мира проводился в феврале – мае 2013 г. Группа экспер тов была сформирована по двум признакам – профессиональное представительство и страна деятельности. В опросе принимали участие экономисты и финансовые аналитики, владельцы и топ-менеджеры компаний, журналисты, пишущие на экономические и политические темы, ученые в области естественных, гуманитарных и общественных наук, политики и чиновники.

Экспертам было предложено в устной или письменной форме ответить на ряд вопросов, касающихся их видения будущего мира в перспективе до 2050 г. в соответствии со стандарти зированным опросным листом. Это позволило нам проводить как качественный, так и количе ственный анализ полученных данных7.

Отдельно были проанализированы и сопоставлены оценки экспертов в зависимости от их гео графической локации. Эксперты были разделены на три группы: специалисты из развитых стран (согласно списку МВФ), развивающихся и стран пост-СССР. Такое разделение было обусловле но одной из исследовательских задач по определению контуров будущего мира. Содержательный анализ полученных результатов выявил значимые различия в трендах настроений и оценок раз личных групп экспертов по ряду вопросов. В докладе отмечались те различия, которые были выявлены с высокой степенью значимости.

2. КАБИНЕТНОЕ ИССЛЕдОВАНИЕ ОТКРЫТЫх ИСТОЧНИКОВ При подготовке доклада было проведено кабинетное исследование открытых источников:

доклады ООН, Всемирного банка, Международного экономического форума, прочих междуна родных исследовательских организаций, научные монографии, публицистические выступления в текущей прессе, рейтинги международных рейтинговых агентств и аналитических центров.

Антиутопия – англ. dystopia.

Доклад Фонда «Посткризисный мир» «Модели посткризисного развития: глобальная война или новый консенсус?», ноябрь 2009 – январь 2010 г.

С учетом однородности выборки по категории уровня компетентности респондентов по теме опроса полученные в результате количе ственного анализа данные можно считать валидными и надежными (погрешность составляет не более 7% по генеральной совокупности).

Таблица 1. Эксперты, принявшие участие в опросе ВИД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Экономика, финансы государственная Журналистика Политика, служба Бизнес ИТОГО Наука СТРАНЫ ЕВРОПА (Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Исландия, Италия, Косово, Латвия, Литва, Люксембург, 10 16 10 4 16 Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Франция, Хорватия, Швейцария, Эстония) СЕВЕРНАЯ АМЕРИКА (Канада, США) 7 6 5 2 10 ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА (Аргентина, Боливия, 9 8 7 3 7 Бразилия, Доминиканская Республика, Колум бия, Мексика, Перу, Чили) ГОСУДАРСТВА пост-СССР (Армения, Беларусь, 15 22 12 20 46 Казахстан, Молдова, Россия, Украина) АЗИЯ (Афганистан, Бахрейн, Израиль, Индия, Иран, Катар, Китай, Ливан, Малайзия, Непал, 10 13 4 5 22 ОАЭ, Пакистан, Республика Корея, Тайвань, Таи ланд, Турция, Филиппины, Япония) 1 2 1 2 Австралия, Новая Зеландия – 2 2 1 3 АФРИКА (Египет, Кения, Нигерия, Тунис, ЮАР) – 54 69 40 34 106 ИТОГО Итоговая версия доклада подготовлена под руководством директора Фонда «Посткризисный мир» Е.А. Шиповой. Коллектив авторов: А.М. Веселова, Т.А. Леханова, С.А. Побываев, М.А. Поли карпов, И.В. Хлестова.

ГЛАВА I МИР ПЕРЕхОдНОГО ПЕРИОдА ВРЕМЯ ГЛОБАЛЬНОй ПЕРЕСдАЧИ КАРТ Всякая перемена прокладывает путь другим переменам.

Никколо Макиавелли Противостояние СССР и США, длившееся более 30 лет, во многом определяло вектор развития цивилизации. Любые проблемы казались не столь существенными перед лицом весьма реальной ядерной угрозы. Обе ядерные сверхдержавы хотя и заявляли об идеологической неприемлемости друг друга, тем не менее остерегались доводить разногласия до той черты, за которой в ход могло пойти оружие массового поражения.

Распад СССР повлек за собой кратковременную, но всеобщую эйфорию. Общественность постсоветских стран полагала, что установление демократического режима и рыночных отноше ний быстро приведет к процветанию и свободе каждой отдельной личности в духе развитых стран Запада. Запад праздновал победу в холодной войне, все человечество радовалось исчезновению реальной угрозы всеобщего уничтожения.

Тем не менее идиллии и «конца истории» в духе Фукуямы не последовало. Напротив, мир сотрясали различные катаклизмы. За последние 20 с небольшим лет произошли десятки воору женных конфликтов, массовых народных выступлений, крупных терактов и революций.

Среди прочих последствий распада СССР было ускорение процессов глобализации. Чуже родные идеи и образ жизни, проникавшие в традиционные общества, прежде всего исламские, вызвал ответную реакцию: либеральной глобализации стал противостоять радикальный ислам, в том числе с использованием террористических методов.

Глобальная нестабильность нарастает, и горизонт относительной стабильности пока не виден.

Последний мировой экономический кризис превратился в политический, и все модели современ ного государства (и демократические, и недемократические), так или иначе испытывают перегруз ки. Накопление совокупных государственных долгов и диспропорций в мире делает невозможным возвращение к прежней модели глобальной экономики, а новая экономика только создается.

Возникает опасный разрыв между уже не работающей старой моделью мирового устройства и еще не работающей новой.

Кроме того, этот кризис подтолкнул цивилизацию к стремительным изменениям, ускорив, в частности, переход мира к многополярному устройству. Однако этот переход идет в неуправ ляемом режиме, что увеличивает вероятность конфликтов в ходе передела сфер влияния. Ми ровые державы так и не смогли договориться о мировой реформе по примеру Бреттон-Вуда:

пока ни в рамках процесса G20, ни в рамках ООН решений не найдено.

Пути государств начинают все более расходиться: Китай уже стал второй экономикой мира;

Турция, Иран, Бразилия претендуют на роль региональных лидеров и пытаются политически влиять на «окружение», но при этом расширяются и «зоны устойчивой нестабильности», «зоны неуспешных государств». Скорость и нелинейность процессов изменений в мире приводит к тому, что прежние геополитические и экономические механизмы удержания режимов перестают рабо тать. Ярким примером тому могут служить события «арабской весны», когда политические кри зисы распространялись по принципу домино.

В последние годы в мире участились природно-техногенные катастрофы, что свидетельству ет об исчерпанности потенциала существующего технологического уклада. С другой стороны, невиданное распространение получили новые средства коммуникации. Уже сегодня Интернет активно проникает в самые разные отрасли экономики, в политику и культуру, становится частью повседневного быта миллиардов людей. Общество постепенно приобретает иные качественные характеристики, становясь мобильноцентричным. При этом все плотнее становится сцепка он лайн- и офлайн-миров, в сознании человека происходит взаимопроникновение виртуальной и реаль ной вселенных. Человечество находится на переходе к эпохе Web 3.0, где Интернет станет универ сальной и всеобъемлющей инфраструктурой организации человеческой активности.

В нашем исследовании мы попросили экспертов, представляющих разные страны, регионы и континенты, охарактеризовать состояние мира в нынешнем, 2013 г.1.

Как мы можем видеть на Диаграмме 1а, почти две трети экспертного сообщества отдали пред почтения таким внушающим тревогу определениям, как «передел сфер влияния», «кризис» или «мировой беспорядок».

Порядка 30% участников нашего опроса характеризуют нынешнее состояние мира как пере дел сфер влияния, имея в виду прежде всего смещение центра экономической мощи в сторону « Азии и расширение влияния развивающегося мира в целом.

Д-р Рэймонд Колтер (Dr Raymond Kolter), 1. – Китай, профессор в Школе международ % ных отношений и права Шанхайского уни верситета международных исследований « (SISU): «Сдвиг центра мощи на Восток, в Азию и развивающиеся страны, включая БРИКС».

23 Дмитрий Белоусов, Россия, руководи тель направления в Центре макроэконо 13 мического анализа и краткосрочного про гнозирования: «Похоже, начинается 11 длительный валлерстайновский «кризис пере « хода» мирового лидерства от США, которое, 8 однако, совершенно не готов принять Китай».

Андрес Аррак (Andres Arrak), Эстония, преподаватель экономики в Эстонской школе бизнеса (EBS): «Европа теряет почву под ногами, а Тихоокеанский регион уже стал центром мощи».

При этом передел мира в глазах экспер тов прочно увязан с кризисными явлениями.

Здесь речь идет и о перманентных кризисах, наступающих вследствие передела сфер влияния, « и о влиянии на процесс геополитической «перекройки» текущего глобального кризиса.

Сергей Пахомов, Россия, президент компании «Олимпия Капитал ЛТД»: «Передел сфер вли яния между государствами (скрытый или явный) является перманентным процессом в мире. Этот процесс приводит к периодическим кризисам, конфликту цивилизаций и мо жет обрести свою кульминацию в виде мирового беспорядка, апофеозом которого явля « ется мировая война».

Д-р Умут Коркут (Dr Umut Korkut), Великобритания, профессор Школы Глазго для бизнеса и общества Университета Глазго Каледония: «Передел сфер влияния сильно зависит от того, кто сможет справиться с кризисом наиболее эффективно. Пока что ни одна страна « не представила модели глобальной трансформации».

Дмитрий Евстафьев, Россия, профессор факультета прикладной политологии НИУ-ВШЭ:

«Это передел сфер влияния на фоне глобального системного кризиса. Просто умные (США, Германия и, вероятно, Индия) не стали дожидаться начала кризиса для того, чтобы укрепить свои позиции. В результате того, что кризис на финансовом рын ке носит спровоцированный характер, вполне возможно, его вторая волна будет несколько «смазанной» с точки зрения субъективных общественных ощущений».

Для четверти участников нашего исследования кризис представляется главной характеристикой текущего состояния мира. Многие респонденты заостряли внимание на плачевном состоянии миро вой финансовой системы и безрезультативности попыток устранить существующие дисбалансы.

Закрытый вопрос. Один ответ.

« Игорь Фролов, Россия, д.э.н., зав. лабораторией ИНП РАН: «…мировой кризис надо рассма тривать не сам по себе, а как момент глобальной перестройки всей глобальной финан сово-экономической системы. Поэтому новый виток кризисных явлений неизбежен. Они « будут повторяться, пока не уменьшаться сформировавшиеся с 1970-х гг. дисбалансы».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi:

«…фундаментально ничего не поменялось за последние четыре года. Спекуляции деривати вами опять близки к объему в 700 трлн долл., так называемый «аппетит к риску» банков и финансовых операторов возрос за последние месяцы… Замедляя процесс движения к новой Бреттон-Вудской реформе, политические и экономические лидеры подталкивают распространение « кризиса в другие области, где доминирует передел сфер влияния и конфликты цивилизаций».

Кавлин Чатвел (Kavleen Chatwal), Индия, старший исследователь в Индийском совете по исследо ваниям в области международных экономических отношений (ICRIER): «…В действительности есть необходимость реформировать финансовую систему, работающую в указанных эко номиках, что предполагает и реформу финансовых учреждений. Несмотря на то что США оказались в состоянии обуздать безработицу, у них происходит серьезный спад производитель ности труда. В Азии также большинство наций страдает от фискального дефицита и дефицита по текущим операциям».

Но целый ряд экспертов говорят о системном характере нынешнего кризиса, который затраги вает не только финансово-экономическую сферу, но и отражает «пределы роста» в цивилизацион « ной, геополитической, технологической, экологической и других сферах.

Рохит Тальвар (Rohit Talwar), Великобритания, генеральный директор Fast Future think tank:

«Не все имеют по этому поводу одну точку зрения, но, очевидно, мы наблюдаем признаки развивающегося глобального кризиса – системный провал управления политическими, экономическими, финансовыми и экологическими системами. Индивидуализация оценок « и верований усугубляет ситуацию».

Вадим Гасанов, Россия, консультант по документальному кинопроизводству телеканала «Рос сия-2»: «Кризис – развивающийся и усиливающийся по всем направлениям. Кризис идеи мультикультурализма, кризис финансовой системы, кризис в международных отношени ях по оси Север – Юг и Запад – Восток».

Сюда же можно отнести и тех участников исследования, кто в качестве главной сущностной характеристики этого кризиса выделяет конфликт цивилизаций. Очевидно, что этот конфликт « также напрямую связан с геополитическим переделом мира.

Николай Чуксин, Россия, экономист, писатель, публицист: «Провал очередного этапа уста новления нового мирового порядка – попытки уничтожения ислама (путем прямой интервенции) и окружения Китая с последующей его дестабилизацией. Изменение тактики и переход к новому этапу («оранжевые революции» в странах ислама) с той « же целью. Включение в повестку дня дестабилизации Европы, которая первоначальным пла ном была предусмотрена на более поздний период».

Евгений Сатановский, Россия, президент Института Ближнего Востока: «Конфликт цивилиза ций не исключает непрерывного передела сфер влияния».

Для части экспертного сообщества нынешнее состояние мира лучше всего описывается характеристикой «мировой беспорядок», который наступил как вследствие процесса перехо да к новой системе общественных отношений, так и в силу отсутствия понятного вектора даль « нейшего развития.

Паоло Роберто де Альмейда (Paulo Roberto de Almeida), Бразилия, дипломат министерства иностранных дел Бразилии, профессор международной политической экономии: «Разумеется, существующий «глобальный беспорядок» нельзя поставить рядом с Великой депрессией 1930-х гг. Некоторые страны будут демонстрировать медленный спад (Франция, а воз можно, и Россия), некоторые более быстрый (возможно, Аргентина). Небольшая группа будет на подъеме (Китай, Индия, Бразилия и т.д.)».

А для некоторых участников опроса кризис и беспорядок в сегодняшнем мире уже перешли в стадию застоя либо деградации. «Застой» воспринимается и как чисто экономическая катего рия (т.е. стагнация), и как затишье в переделе сфер влияния, и, шире, – как отсутствие внятных « стратегий у мировых лидеров.

Карлос Кортес-Гомес (Carlos A. Cortes-Gomez), Мексика, руководитель департамента по эко номическим исследованиям в Школе глобального менеджмента Thunderbird Высшего института аудита: «Действительно, 2013 г. – это год, когда мы не увидим заметного движения в сторону серьезного экономического оживления. Похоже, стагнация будет наиболее « подходящей характеристикой этого года, благодаря тому что мировая экономика будет расти медленнее потенциально возможных уровней».

Константин Фрумкин, Россия, заместитель главного редактора журнала «Компания»: «Мир « застыл в состоянии неопределенности и поиска новых перспективных путей».

Сергей Расов, Казахстан, политический обозреватель Politcom.ru: «Скорее всего, 2013 г. можно назвать годом шараханья, когда нет ничего устойчивого, а мировые лидеры не в состоянии справиться с проблемами и работают как пожарная команда, обращая внимания на про блемы только тогда, когда они становятся вопиющими. Нет стратегии, тактики, нет глубоко проработанных аналитических схем и планов, как сохранить устойчивый рост мирового ВВП, как реагировать на конфликты, как бороться с терроризмом, с радикальными религиозными течениями, которые все больше и больше заявляют о себе».

Как можно убедиться, общий настрой мирового экспертного сообщества достаточно песси мистичен. Прогресс в сегодняшнем мире увидели лишь очень немногие из участников нашего исследования. Некоторые видят повод для оптимизма в постепенном преодолении последствий финансово-экономического кризиса, для других прогресс является непременным вектором « развития человечества.

Деннис Андерсон (Dennis Anderson), США, профессор и декан факультета менеджмента и инфор мационных технологий Колледжа Святого Франциска: «Прогресс, но опирающийся на тонкий « лед, поскольку рост не имеет прочных оснований».

Андрей Галушка (Andrij Halushka), Великобритания, главный аналитик корпоративного и ин вестиционного банка Credit Agricole: «Мир в 2013 г. преодолевает последствия финансово экономического кризиса конца 2000-х гг. Хочется надеяться, что в конце тоннеля уже « видно пусть отдаленное, но окончание. Потерянное десятилетие – да, но с перспек тивой наверстывания в будущем».

Мигель Делькур (Miguel Delcour), Нидерланды, генеральный директор Firm in Enterprise: «Кри зис – он только для тупых, для тех, кто думает, что в 2005 г. мы были бедными (гово рю от имени людей из развитых стран). В глобальном смысле все развивается, только люди стали сейчас громче кричать, и они не из БРИКС или других поднимающихся стран, а из немногочисленных удачливых и богатых государств. В глобальном отношении мир является великим прогрессом, и он вовсе не в кризисе».

При анализе различий в ответах экспертов, сгруппированных по разным «блокам» стран, выявились следующие интересные тенденции (Диаграмма 1в).

Эксперты из развитых стран демонстрируют несколько менее алармистский подход к оценке текущего состояния мира. Они реже говорят о кризисе и переделе сфер влияния и чаще – о беспо рядке в мировых процессах.

Зато участники опроса из стран пост-СССР менее всего ощущают «мировой беспорядок»:

привыкнув за последние десятилетия к динамичному изменению ситуации в бывших советских государствах, они воспринимают это в порядке вещей.

А вот экспертное сообщество развивающегося мира реже видит в сегодняшних процессах проявление цивилизационного конфликта и больше верит в прогресс.

1. 26 31 19 22 18 13 13 7 10 3 4 4 1 10 ГЛОБАЛЬНЫй «дЕфИцИТ хОдОВ» «Дефицит» условно можно разделить на два вида: «тревожный»

и «обычный». «Тревожный» – когда «дефицитные» ходы открывают «стратегически» важные позиции. Для «тревожных» позиций характерно, что ради исправления «дефицитности» приходится жертвовать всеми другими факторами… «Обычный» дефицит – это когда дефицитные ходы означают лишь потерю очков... Такую «дефицитность» надо стараться устранять, но жертвовать стратегическими или даже тактическими задачами при этом не надо… «Дефицит» может быть не только вредным, но и полезным! Особенно это актуально при противостоянии «блоков» и попытках удержать важный стратегический пункт.

Назим Ахундов. Справочник по длинным нардам.

Теория и практика игры Итак, мир, по мнению мировых интеллектуальных элит, пребывает в состоянии неопределен ности. Нестабильность сегодня означает множественность путей развития завтра и предполагает самые разнообразные повороты событий уже в ближайшем будущем. Что же ожидает нас в этом будущем: чего в первую очередь следует опасаться, на что надеяться?

Как выразился на последнем Давосском форуме исполнительный директор международ ной консалтинговой фирмы Oliver Wyman Джон Дрзик, «на столкновение друг с другом идут два шторма – экологический и экономический». Действительно, все чаще звучат опасения, что экологическая катастрофа неизбежна и глобальная экономика не сможет изыскать средства для ее предотвращения. Но при всей своей актуальности это не единственная глобальная проблема.

Какая проблема будет главной для человечества в период перехода 2013–2050 гг.? Этот вопрос мы адресовали мировому экспертному сообществу.

Распределение полученных ответов демонстрирует, что безусловный лидер среди всех глобальных вызовов – это дефицит природных ресурсов (Диаграмма 2а3). Так считает половина всех участников нашего опроса. Дефицит энергоресурсов уже породил целый ряд кровавых кон «Дефицит ходов» – принцип, на котором основываются тактические построения и приемы при игре в длинные нарды.

Закрытый вопрос. Множественный выбор.

фликтов за обладание нефтью, 2.

а во многих регионах планеты 2013 – остро стоит проблема пресной % воды. Очевидно, что с ростом 50 населения планеты и возраста нием уровня потребления про « 38 блема будет усугубляться.

Деннис Андерсон (Dennis Anderson), США, про 33 фессор и декан факультета. менеджмента и информаци 33 онных технологий Колледжа Святого Франциска: «Ограниченные ресур 21 сы не выдержат девяти с лишним « миллиардов людей».

19 Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, эко номист, автор статей в ита 12 льянской газете ItaliaOggi:

«Рост населения мира, в частно, 10 сти в двух новых политических и экономических гигантах – Ки 9 тае и Индии, создаст серьезный вызов в отношении природных, ресурсов. Этот вызов можно принять и найти решение про 7 блеме, но при условии, что мир согласиться выйти из сегодняш него глубокого экономического и политического кризиса с новым, несколько более экономичным и многополярным политическим порядком. Дефицит энергии может быть преодолен за счет новых технологий, энергия термоядерного синтеза – одна из них. Дефицит воды также можно пре одолеть, если мы будем производить много чистой и дешевой энергии: опреснение будет главным решением в сочетании с лучшим и более строгим управлением запасами существующей питьевой воды и водоочисткой. Поставки продовольствия могут легко удовлетворить мировой спрос, если мы освободим товары от спекуляций и если будем рассматривать продовольствие как необраща емый стратегический ресурс во всех странах и как базовый инструмент в деле мира и сотрудни « чества между народами».

Александр Дривас (Alexander Drivas), Греция, консультант Консультационного совета Корпорации геостратегического прогнозирования (GSFC): «Борьба за ресурсы, возможно, будет ключевым моментом в отношениях главных центров мощи».

К проблеме дефицита природных ресурсов мы еще вернемся и более подробно рассмотрим ее в главе 4 настоящего Доклада.

На втором месте по значимости оказались глобальные экологические и климатические про блемы. Экологические проблемы для участников нашего опроса – это обратная сторона экономи « ческого роста, и очень часто они упоминались наряду и в связке с дефицитом ресурсов.

Джуньи Накагава (Junji Nakagawa), Япония, профессор международного экономического пра ва Института социальных наук Университета Токио: «Экологические и энергетические про блемы – это два наиболее серьезных вызова, на которые мир должен ответить в целях обеспечения процветания (и даже выживания) людей в мире. Проблема в том, что у нас до сих пор нет эффективной международной финансовой системы, чтобы финансировать усилия, направленные на преодоление проблем».

« Павел Лукша, Россия, директор корпоративных образовательных программ МШУ «Сколково»:

«Вызов – это в первую очередь макропроблемы, которые влияют на все человечество.

В этом смысле война на уничтожение, экологические проблемы и проблемы дефицита ресурсов – это граничные условия выживания».

Порядка трети экспертов отметили в качестве важнейших проблем, стоящих перед человече ством в среднесрочной перспективе, геополитические процессы, а также несовершенство систем управления национальными экономиками и международной финансовой системы в целом. Эти факторы не только сопоставимы по своему весу в глазах экспертного сообщества, но и зача стую напрямую связаны: трансформация центров экономической и политической мощи происхо « дит на фоне устаревших механизмов регулирования мировой экономики.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопро сам геополитики и культуры: «Проблемы с международной финансовой системой являются проекцией проблем отдельных стран, которые вышли на международные рынки, бази руясь на опыте своих экономик и не внедрив передовых технологий. Иными словами, это результат растущего разнообразия стран – участников мировой системы. Геополитический кризис возникнет, как только страны столкнутся с внутренним противостоянием политиче ским изменениям, с политическим тупиком. Это, в свою очередь, приведет к постановке вопроса об утрате западными силами контроля над этими странами. Дополнением к геополитическому кризису будет сокращение природных ресурсов, распространение радикальных идеологических/ религиозных взглядов, возникновение сетей организованного терроризма, развал государств, социальная напряженность, массовая миграция и деградация окружающей среды в мировом мас « штабе на временном горизонте одной человеческой жизни».

Евгения Зайцева (Evgenia Zaiceva), Латвия, председатель правления Латвийской корпорации бухгалтеров и экономистов: «Противоречие между существующими человеческими ресурса ми в цивилизованных странах мира, которые не нужны производству, и их претензи ями на хорошую жизнь. Фактически большинство людей в старом мире сегодня уже лишние, так же как и в странах третьего мира. Для «золотого миллиарда» нужны просто работники (=рабы) с невысоким уровнем потребления и социальных требований. Отсюда зада ча – 1) избавиться от лишних людей, сохранив свой статус-кво (потребление всего, что необходимо, с минимизацией затрат), 2) решить проблемы стран, которые владеют природ ными ресурсами, но которые не должны из-за этого хорошо жить, 3) установить тотальный « контроль над всем населением мира».

Омер Нахум Фрейкса (Omer Nahum Freixa), Аргентина, преподаватель в Университете Буэнос Айреса: «Финансовый кризис – это, среди прочего, отражение глобальной нестабильно « сти в терминах регулирования природных ресурсов».

Дмитрий Белоусов, Россия, руководитель направления в Центре макроэкономического анали за и краткосрочного прогнозирования: «Кризис перехода» лидерства будет сопровождаться финансовой и управленческой турбулентностью (старые глобальные правила будут ухо дить в кризисах, а как сформировать новые без глобального конфликта — непонятно) плюс, вероятно, усилением локальных и региональных конфликтов (в отсутствие возможности для прямого столкновения сильнейших держав)».

Последний экономический кризис обнажил по крайней мере две серьезные проблемы в экономиче ской области: несовершенство мировой валютной системы и неспособность в ряде случаев националь ных экономических систем справиться с кризисными явлениями. Казалось бы, роль глобальных фак « торов будет только возрастать, равно как и требования к совершенствованию глобальных регуляторов.

Константин Фрумкин, Россия, заместитель главного редактора журнала «Компания»: «Националь ное управление экономикой будет неадекватно новому глобальному миру. Национальное « управление экономикой не сможет регулировать глобальную экономику».

Кристоф Буртин (Christophe Burtin), Люксембург, генеральный директор компании Strategy & Governance: «Главным вопросом является банковская система, которая контролирует практически большую часть экономики, создавая высокую степень зависимости демо кратических правительств. Государственный долг не должен подлежать 100-процент ному возврату, банки должны быть гораздо более жестко контролируемы, особенно должны подвергаться запрету случаи ненадлежащего поведения/практики (темные пулы, теневой бан кинг, собственные торговые операции и т.д.)».

Однако, по данным МВФ, влияние глобальных факторов на национальные экономики, как ни парадоксально, снижается. Согласно результатам их исследования, глобальные факторы оказывали большее влияние на производство и потребление в период 1960–1984 гг., неже ли в период 1985–2005 гг. в целом по миру. Единственный параметр, на который глобальные факторы оказали большее влияние, чем региональные, – это инвестиции. Эта закономерность прослеживается и в региональном применении, исключая Азию, где региональные факторы превалируют над глобальными и в отношении инвестиций. Исключением является Северная Америка, где в период 1985–2010 гг. глобальные факторы были весомее в отношении всех трех параметров: производство, потребление, инвестиции4. Вполне вероятно, что в не столь отдален ном будущем мы станем свидетелями дробления мира на крупные экономические региональные кластеры.

Каждый пятый участник нашего исследования обратил внимание на снижение доли трудоспо собного населения в демографической структуре. Данные о старении населения Земли изложены в Докладе ООН «Старение населения мира: 1950–2050 гг.». Дефицит трудовых ресурсов прихо дит в противоречие с необходимостью ограничить рост населения. Но дальнейший рост населения приведет к росту нагрузки на окружающую среду. В любом случае демографические пирамиды большинства стран сейчас сильно перекошены, и исправить это в обозримом будущем невозмож но. Так, например, серьезнейшей проблемой является значительное превышение количества детей мужского пола, родившихся в Китае, над детьми женского (следствие практики «Одна семья – один ребенок»), и можно сейчас только гадать, каким образом сложится судьба у сотни миллионов « «лишних» мужчин в Поднебесной.

Паоло Роберто де Альмейда (Paulo Roberto de Almeida), Бразилия, дипломат министерства иностранных дел Бразилии, профессор международной политической экономии: «Все перечис ленные проблемы, конечно, возникнут в той или иной степени – в определенных регионах, в определенные моменты. Ни одна из этих проблем не является непреодолимой, в то же время указанные проблемы в состоянии создать серьезную угрозу для сильных наций и устойчивых стран. Но слабые страны (большей частью в Африке, некоторые в Азии, одна-две в Латинской Америке) могут попасть под сильное влияние некоторых из указанных проблем и пережить значительный кризис в области социальной и политической стабильности, их экономическое раз витие будет неустойчивым, сохранится нищета, терроризм, коррупция и т.д. Ни одна из нынеш них «больших стран» и сильных экономик не погибнет. Очевидно одно: человечество неизбежно « постареет, и это создаст сложные экономические проблемы для всех».

Андрей Галушка (Andrij Halushka), Великобритания, главный аналитик корпоративного и ин вестиционного банка Credit Agricole: «Старение населения (в том числе в развивающихся странах – см. Китай) мне представляется наиболее существенной проблемой. Увеличе ние удельного веса пенсионеров будет, кроме того, означать повышение их политическо го влияния в демократических странах. В результате нагрузка на систему соцобеспечения может резко возрасти до полного ее слома и резкого конфликта поколений. Остальные упомянутые про « блемы существенны, но либо не глобальны, либо решаемы».

Д-р Умут Коркут (Dr Umut Korkut), Великобритания, профессор Школы Глазго для бизнеса и общества Университета Глазго Каледония: «Население, которое долгое время считалось обузой для развития, в действительности станет капиталом. Страны, которые смогут обеспечить рост здорового населения и технологическую информированность молодежи, станут лидерами развития».

Примерно то же число экспертов указали на проблему неуправляемой миграции. Ее объемы оцениваются в 214 млн человек ежегодно5. Специалисты полагают, что объем нелегальной миграции составляет в ежегодном исчислении еще 35–40 млн человек. Миграция порождает ряд IMF Working Paper Research Department ‘Regionalization vs. Globalization’ January 2013.

World Migration Report 2011, p. 49.

проблем, включая проблемы цивилизационного свойства, когда мигранты не могут или не хотят адаптироваться на новом месте проживания. Расчет на мирное сосуществование базовой и при внесенных культур пока не оправдал себя. Поэтому следствием такой миграции являются «мно жественные социально-культурные конфликты».

Очень немногочисленные участники опроса (менее 15%) отмечают в качестве наиважнейших такие проблемы, как коррупция, терроризм и связанное с ним распространение радикальных течений, а также милитаризация вкупе с распространением ядерного оружия. Последнее особенно удивляет, т.к. сегодня сложилась парадоксальная ситуация, когда, несмотря на устранение угрозы глобальной ядерной войны, возможность возникновения локального ядерного конфликта стала гораздо более реальной6.

И совсем единицы говорят об угрозе новых эпидемий, хотя, по данным медицинской статисти ки, начиная с 70-х гг. прошлого века каждый год появляется новое инфекционное заболевание, а эффективность применения антибиотиков неуклонно падает. В условиях сложившейся тенден ции нельзя исключить появление пандемий, сравнимых с Черной смертью XIV в.

Мы также проанализировали ответы респондентов в зависимости от их принадлежности к различным группам стран (Диаграмма 2в). Интересные «выпадения» из общего тренда проде монстрировали только эксперты, представляющие постсоветское пространство.

2. 2013 – 48 52 44 41 34 32 38 31 31 Эксперты как из развитых, так и из развивающихся стран весьма солидарны в своих взглядах.

Небольшие вариации вполне объяснимы в свете событий последних лет. Так, на несовершенство систем управления национальными экономиками больше сетуют представители старых промыш ленных стран, нежели их коллеги из молодых индустриальных государств.

Что же касается участников опроса из стран пост-СССР, то для них гораздо более важной (стоящей фактически наравне с дефицитом природных ресурсов) проблемой представляется несо вершенство международной финансовой системы, тогда как глобальные экологические и клима тические проблемы, столь важные для всего остального мира, волнуют постсоветское экспертное сообщество в значительно меньшей степени.

Впрочем, объяснение последнему обстоятельству уже приводилось в одном из наших преды дущих Докладов7.

По данным Центра стратегических и международных исследований (CSIS Owen B. Toon, Alan Robock, Richard P. Turco ‘Environmental Consequences of Nuclear War’), наиболее вероятными ядерными конфликтами являются потенциальные конфликты между Северной и Южной Кореей, между Израилем и Ираном и между Индией и Пакистаном. По оценкам специалистов, в первом случае конфликт чреват 6 млн погибших, во втором – 21 млн погибших и в третьем – от 44 до 107 млн погибших.

Подробнее см. доклад фонда «Посткризисный мир» «Мирный атом XXI: геополитика, безопасность, новая энергетика», ноябрь 2011 – апрель 2012 г.

ПОд «ЗЕЛЕНЫМ» ЗНАМЕНЕМ?

Если миф сталкивается с мифом, это в высшей степени реальное столкновение.

Станислав Ежи Лец, польский поэт, философ, писатель, сатирик Важнейшей характеристикой любого исторического периода в жизни общества является господствующая на этом отрезке времени идеология. Если исходить из императива превра щения однополярного мира в многополярный, то логично предположить широкую диверсифи кацию идеологий в будущем. Вполне возможно, что каждый из образовавшихся полюсов нового многополярного мира будет иметь свою господствующую идеологию.

С другой стороны, процесс глобализации, происходящий наиболее интенсивно в культурной области и области межличностных коммуникаций, будет способствовать поиску единой плат формы для взаимопонимания между представителями различных цивилизаций. Поэтому веро ятно и формирование какой-то новой универсальной идеологии для всего мира.

Однако, как показывает опыт исламского мира и, в меньшей степени, мира христианского, компенсаторные цивилизационные идеологические течения, ориентированные на сохранение ценностей архаических цивилизаций, также представляют собой достаточно мощные явления.

В валлерстайновской триаде господствующих идеологий XX в., «либерализм –консерватизм – социализм», лидирует либерализм, но остаются востребованными и две другие мировоззренче ские платформы. Кризис 2008 г. вызвал всплеск интереса в экспертных кругах Запада к работам Кейнса и Маркса, к левой идеологии и идеям социальной справедливости, а консерватизм обрел второе дыхание вместе с заявлениями ведущих европейских политиков о крахе мультикультура лизма.

Зачастую о глобальных трендах, по крайней мере о трендах в глобальном мировосприятии, можно судить по частоте употребления тех или иных терминов. В 2011 г. онлайновый американ ский словарь Мерриама – Вебстера выбрал словом года понятие «прагматичный», основыва ясь на числе запросов его пользователей. А в 2012 г. первое место уже разделили «капитализм»

и «социализм». При этом словом года по аналогичному рейтингу Оксфордского словаря стал тер мин omnishambles, что можно перевести как «тотальная разруха».

Участникам нашего исследования было предложено отметить три главные идеи, которые, на их взгляд, будут оказывать наибольшее влияние на умы в период перехода 2013–2050 гг.

Результаты оказались достаточно ожидаемыми (Диаграмма 3а8). Безусловным лидером стала «зеленая» идеология – экологизм. В качестве главной идеи переходного периода ее выбрали более половины экспертов. Действительно, экологические проблемы не имеют национальных границ и затрагивают все народы и все страны, вне зависимости от их экономической либо культурной модели. С другой стороны, существуют вполне обоснованные подозрения, что вставать под «зеле « ный» флаг экологии – это в том числе и дань моде.

Георгий Никифоров (Gueorgui Nikiforov), Япония, менеджер проектов в Институте науки и тех нологий Окинавы: «Люди и дальше будут хотеть больше товаров, больше еды и вообще будут заинтересованы в материальных предметах. К тому же технология будет оказы вать сильное влияние. Люди будут хотеть купить новый айфон, хотя он точно такой же, как и старый, они будут хотеть купить новый автомобиль только потому, что он ярче свер кает. А «зеленая» идеология будет очень модной, хотя никто ничего не будет делать, до тех пор пока не станет уже поздно».

А вот далее, на наш взгляд, начинается самое интересное. Далее следует целый блок фактически равноценных, с точки зрения мирового экспертного сообщества, идей (все они собрали порядка трети Закрытый вопрос. Множественный выбор.

голосов), которые во многом 3.

определят вектор развития 2013 – 2050 человечества в среднесроч % ной перспективе. При этом одна группа данных идей “ ” апеллирует в большей сте 34 пени к модели социально 33 экономического развития – это технологический про грессизм, новый индустриа 31 лизм и прагматизм. Другая группа относится скорее к цивилизационной альтерна тиве – это мультикультура - лизм, ислам и национализм.

16 Триада тесно связанных между собой подходов – технологический прогрес 5 сизм, новый индустриализм и прагматизм – знаменуют собой мир, по-прежнему ориентированный на рост 1 потребления, рационализм, научно-технический про гресс и конкурентоспособ ность в самом широком смысле. При этом технологический прогресс, по сути, противоречит экологизму, прогрессизм может спорить с либеральными догмами, если потребует, к примеру, проведение реформ «сверху», а прагматизм ставит под сомнение вообще любые «непреходящие» догмы, ориентируясь на экономиче « скую целесообразность и выбирая наиболее эффективную практику для каждого дня.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопро сам геополитики и культуры: «Новые технологии и научные достижения наряду с новыми открытиями распространят новый индустриализм по всей Земле, многие страны воспри мут технократические и прагматические подходы в целях перехода человечества в новую « эру процветания, уважения и развития».

Рохит Тальвар (Rohit Talwar), Великобритания, генеральный директор Fast Future think tank:

«Для меня новый индустриализм – это новый, несколько более ответственный капита лизм, с гораздо более эффективным использованием ресурсов и ростом, достигаемым « без серьезных разрывов между «иметь» и «не иметь».

Алексей Маслов, Россия, заведующий отделением востоковедения НИУ-ВШЭ: «Основа новой политики – национально ориентированный прагматизм, проповедуемый азиатскими и рядом африканских стран, что является единственной базой для их прогрессивного развития. В этих рамках могут получать временное развитие «блоки идей», в том числе ислам, а также идея «конфуцианского возрождения».

Что же касается мультикультурализма, ислама и национализма, то в сегодняшней интерпрета ции этих идеологий они представляются антагонистическим треугольником.

Та часть экспертного сообщества, которая надеется на победу мультикультурного подхода, « связывает ее с окончательным торжеством глобализма.

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Мультикультурализм определенно станет главным социальным вызовом в международных делах. В скором времени лучше будет говорить о транскультурализме, поскольку передвижения людей, миграция и новые системы коммуникаций сделают раз личных людей ближе друг другу, как никогда еще не было в человеческой истории. Транскультурализм, который не является отрицанием корней и культур происхождения, станет будущим повзрослевшего и более образованного человечества. В конце концов, я на это надеюсь. В противном случае образы конфликтов прошлого слишком хорошо известны, и нет необходимости снова говорить о них».

А те участники нашего исследования, которые говорят об исламе, опасаются прежде всего « другого «зеленого знамени» – радикальных мусульманских течений, которые априори конфлик туют с глобалистскими тенденциями Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геострате гического прогнозирования (GSFC): «Ислам будет доминирующей силой, бросающей вызов « всему миру».


Омер Нахум Фрейкса (Omer Nahum Freixa), Аргентина, преподаватель в Университете Буэ нос-Айреса: «Ислам вторгнется в Европу, будьте готовы к толерантному восприятию культурного разнообразия. То же самое можно сказать о транснациональном развитии « процесса миграции по всему миру».

Евгений Сатановский, Россия, президент Института Ближнего Востока: «Сорняки всегда прорас тают быстрее и глушат тех, кто слабее. В частности, доминировать будет не просто ислам, а радикальный ислам, уничтожающий умеренных».

В ответ на распространение ислама по миру будут, по мнению экспертов, расти и национали стические тенденции. Вторая мировая война сделала большей части мира колоссальную прививку от крайних форм национализма, но по мере ухода из жизни очевидцев и участников этой войны ослабевает и действие этой «прививки».

Вообще, многие участники опроса отмечали, что рост популярности как религиозных, так и ради кальных идеологий – это закономерная реакция на неблагополучные времена, в данном случае – « кризис, нестабильность, обостряющуюся борьбу за ресурсы, падение уровня жизни и т.п.

Крис Нанкарроу (Chris Nancarrow), США, заместитель начальника офиса судебного испол нителя округа Аллен, Индиана: «Во время кризиса люди объединяются вокруг концепций, с которыми они знакомы. Религия и национальная гордость в действительности с наи « большей вероятностью будут влиять на мировосприятие».

Вадим Гасанов, Россия, консультант по документальному кинопроизводству телеканала «Россия-2»: «На самом деле идей будет полно. Но на первое место выйдут радикаль ные идеи – в том числе и как ответ на кризис и полный провал идей мирного сосуще « ствования, мультикультурализма и т.д.».

Сергей Пахомов, Россия, президент компании «Олимпия Капитал ЛТД»: «Предстоящие деся тилетия будут характеризоваться нарастанием нестабильности в странах исламского мира вследствие накопившихся социальных и политических противоречий, ощущения несправедливости и агрессии со стороны Запада. Это движение неизбежно будет вовлекать в свою орбиту исламское население в странах Европы, в США и в России. Ислам будет естественной идеологией, приводящей в движение огромные массы своих приверженцев. Ответ ной реакцией на нарастание напряженности в отношениях с исламским населением будет рост национализма в тех странах, где этот конфликт будет наиболее острым».

Еще одним следствием кризиса стало дальнейшее развитие «левого тренда», который, как счи тают эксперты, значительно обгонит по популярности классический либерализм. Постулаты свобо ды личности и незыблемости частной собственности не теряют своей привлекательности, но идея социальной справедливости и защищенности стала явно весомее «невидимой руки рынка».

Некоторые участники опроса предсказывали и возникновение каких-то принципиально новых « идей, которые будут наилучшим образом соответствовать «злобе дня».

Игорь Фролов, Россия, д.э.н., зав. лабораторией ИНП РАН: «В новую эпоху возникнут прин ципиально новые течения в общественном сознании, которые и станут доминирующими.

Но апостериори политологи и историки «притянут их за уши» к старым идеям. Пример:

коммунистическая идея якобы имеет корни в раннем христианстве, где тоже проповедо валось социальное равенство и т.д. и пр.».

Особый интерес представляет, на наш взгляд, анализ ответов респондентов в зависимости от их принадлежности к различным группам стран (Диаграмма 3в). Здесь мы действительно можем наблюдать три разных картины мира – три пути и три модели.

3. 2013 – 56 70 “ ” 33 56 40 25 25 23 34 32 31 16 29 12 20 40 15 23 В глазах экспертов из «старых экономик», картина мира ближайших десятилетий в полной мере продлевает все существующие сегодня тенденции, по сути фиксируя текущее положение дел.

Развитый мир поступательно движется в сторону «зеленой» экономики и прорывных технологий, продолжая стремиться к постиндустриальному обществу;

развивающийся – согласно общей логике экономического роста, идет следом по пути постепенной модернизации и индустриализации. Что же касается борьбы мультикультурализма, национализма и нетолерантного ислама – в основном вну три самого западного (прежде всего европейского) общества, – то все острые конфликты и про блемы так и останутся неразрешенными.

Однако экспертное сообщество развивающихся стран видит развитие событий в ином ключе.

Неоиндустриализм, конечно, важен для новых «мастерских мира» и даже входит в пятерку при оритетов, но далеко не в первых строках. На первом месте оказывается тот же экологизм, толь ко здесь речь идет не столько о спасении природы или о безопасности граждан: в молодых про мышленных странах «зеленая» экономика становится символом устойчивого развития, обретения энергетической безопасности и решения тем самым проблем бедности и социальной справедли вости.

Вообще, социальная справедливость, похоже, является ключевым понятием, главным стерж нем этой картины мира. Ведь мультикультурализм, поставленный экспертами из развивающихся стран на второе место, представляет собой особую концепцию социальной жизни, способную при мирить различные религиозные, национальные, племенные и иные конфликты, которыми столь богат развивающийся мир, а также обеспечить коммуникацию с «золотым миллиардом» на более равноправной основе. (Заметим, что участники опроса именно из этой группы стран весьма низко оценивают перспективы идеологий национализма или ислама.) А социал-демократия – третий приоритет – позволяет претворить идеи социального государства, социальной стабильности и соци альной справедливости в жизнь.

Картина мира у экспертов постсоветского пространства вновь кардинально отличается от двух других групп. На первом месте у них оказывается всеобъемлющий прагматизм. Выбор «прагма тизма», среди прочего, свидетельствует об известной деидеологизации, о разочарованности в тра диционных господствующих идеологиях, тяге к здравому смыслу и рациональной мотивации как поступков людей, так и государственной политики. Кроме того, прагматический подход, ставя во главу угла вопросы целесообразности того или иного рода, предполагает известную свободу маневра. Это является немаловажным преимуществом, когда предполагается, что мир будет идти по пути дальнейшего развития технологий и повышения качества жизни («экологизм» и «техно логический прогрессизм» в пятерке приоритетных идей), а дома еще только предстоит преодолеть последствия постсоветской деиндустриализации.

Устойчивая пара – ислам и национализм – также несет отличную от других стран смысло вую нагрузку. Во-первых, межконфессиональная рознь – сравнительно новая проблема для стран пост-СССР, где в советское время жестоко подавлялись любые проявления религиозной жизни.

Во-вторых, ислам, как одна из наиболее распространенных конфессий на постсоветском про странстве, и постсоциалистический национализм, как мобилизующая и объединяющая идеоло гия, – это две неотъемлемые части процесса формирования новой национальной идентичности в большинстве молодых государств (и не только мусульманских!), возникших из республик СССР.

Поэтому здесь позиции мультикультурализма гораздо слабее, зато угроза роста экстремистских тенденций – от ксенофобии до исламского фундаментализма – очень велика.

*** Как известно, борьба противоречий – главный двигатель общественного развития. В пред ставлении глобального экспертного сообщества мир сегодняшнего и завтрашнего дня оказывает ся как никогда сложным, противоречивым и неустойчивым.

Передел сфер влияния и длящийся экономический кризис обостряют все проблемы и кон фликты, вскармливая радикальные идеологии и препятствуя достижению если не согласия, то хотя бы консенсуса. Процессы глобализации и регионализации не желают идти рука об руку, а норовят двигаться каждый своим курсом.

Либеральные ценности и христианское милосердие отступают перед накалом глобальной борьбы за ресурсы и место под солнцем. Стремление стран повысить свою конкурентоспособ ность подстегивает технологический прогресс. Практика сегодняшнего дня затмевает поиски сокровенных смыслов и всеобъемлющих концепций.

Глубину экологических проблем осознают все, но руки и средства так и не доходят до дела, т.е. решения этих проблем. Все благие начинания пасуют перед лицом экономической целесоо бразности и потребностями текущего момента.

Каким же будет мир послезавтра?

ГЛАВА II МИР – НОВЫЕ РАСКЛАдЫ – СТАРЫЕ ПРОБЛЕМЫ 20 лет мы потратили на строительство системы, которая просто не может быть прочной… Для процветания в глобальном масштабе глобализация, как и капитализм, - одновременно и беда, и спасение.

Глобализация умерла. Да здравствует глобализация!

Питер Мандельсон, британский политик, бывший комиссар ЕС по внешней торговле ХХ в. оказался весьма противоречивым. Он вселил в людей веру в собственные силы, показав огромные возможности познания мира и использования его законов для блага людей, но то же время продемонстрировал, что научное познание является неравномерным процессом, времена массо вых открытий и достижений сменяются временами застоя и медленного накопления знаний.

В ХХ в. стало ясно, что те или иные идеи социального устройства, получив достаточное рас пространение, способны привести к огромным геополитическим сдвигам, но в то же время такие сдвиги могут означать неисчислимые жертвы человечества, особенно если исходные идеи невер ны или не отвечают уровню человеческого развития.

Ушедший век был веком невиданного экономического развития и веком глубочайших кри зисов, веком возникновения новых систем управления и смены их еще более новыми и совер шенными. А конец ХХ в. стал периодом невиданной глобализации при одновременном массовом возникновении новых обособленных национальных государств.


ХХ в. закончился, так и не дав ответы на многие вопросы, в том числе стратегического харак тера. Так, например, неясно, как следует развиваться человечеству: идти ли по пути наращивания промышленных мощностей и численности населения или отказаться от избыточного потребления и сокращать рост численности. Неясно, за какой формой организации будет будущее: за нацио нальным государством или транснациональными структурами. Неясно, какова должна быть кон фигурация международных экономических отношений и на каких принципах должна базироваться новая мировая финансовая система.

Широкий спектр мнений с серьезной аргументаций pro и contra существует и по целому ряду других животрепещущих вопросов: например, с какой интенсивностью будут продолжаться гео политические сдвиги, каким образом на состояние мира повлияют глобальные климатические изменения, когда и в какой области возникнут новые прорывные технологии etc.

Но сегодня уже посеяны семена тех процессов, которые будут определять лицо мира завтрашнего дня. Какие из существующих глобальных трендов сохранятся к середине XXI в., а какие изменятся, и будут ли эти изменения значительными? Вопрос, в каких областях про изойдут серьезные сдвиги к 2050 г., мы адресовали участникам нашего исследования.

Ожидания мирового экспертного сообщества в отношении среднесрочных трендов разви тия человечества можно условно разделить на три блока (Диаграмма 42). Первый блок вклю чает в себя те сферы, где эксперты предполагают значительные подвижки, второй – это зона неопределенности, а третий – процессы и явления, в отношении которых существенных перемен не предвидится.

Итак, более половины участников опроса ожидают бурного развития «тренда многополярно сти» и, соответственно, перехода ряда развивающихся стран в статус региональных или мировых лидеров. При этом речь будет идти не только о конкуренции «полюсов силы», но и о конкуренции разных моделей развития, которые потеснят западнолиберальную концепцию.

Статья Питера Мандельсона в блоге на сайте «The Financial Times», 24 января 2012 г.

Закрытый вопрос. Множественный выбор.

4. 2050.

% 58 22 49 18 48 16, 41 23 29 21 28 24 25 32 16 24 11 21 10 21 7 16 « Александр Апокин, Россия, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и кратко срочного прогнозирования: «Развитие стран Азии создаст мощный полюс политического влияния, который распространится и на глобальный уровень. В то же время ряд стран Европы, в первую очередь Великобритания, утратят возможность влияния на глобаль ные процессы. В орбиту развития азиатских стран попадет Африка ниже Сахары, в стабилизации и развитии которой значительную роль может сыграть Китай. Однако самостоятельным полю « сом роста она сможет стать не ранее конца периода 2040–2050-х гг.».

Д-р Умут Коркут (Dr Umut Korkut), Великобритания, профессор Школы Глазго для бизнеса и обще ства Университета Глазго Каледония: «Полагаю, что западные модели политических и эконо мических институтов потеряют свою привлекательность для развивающегося мира. Это « откроет дорогу для новых моделей институционализации, которые еще нужно придумать».

Алексей Маслов, Россия, заведующий отделением востоковедения НИУ-ВШЭ: «Основной кри зис – в несовпадении модели поведения традиционных лидеров (США, объединенная Евро па) и претендентов на глобальное и региональное лидерство (КНР, Иран и др.). Западная система пытается плавно решить проблемы в рамках западной системы мировых отно шений и взаимодействий между государствами и финансовыми системами. Происходит «азиати зация» мировой политики и экономики, не сводимая с диктаторским или демократическим трен дами. Новые лидеры, по сути, предлагают иные, более агрессивные модели. Это – предел диалога политических культур».

Менее четверти респондентов считают, что данный тренд сохранится, но значительных сдви « гов в геополитическом раскладе все же не произойдет.

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геостратеги ческого прогнозирования (GSFC): «Различные страны наподобие Китая, России, Бразилии, Ирана, Северной Кореи и Венесуэлы будут вызовом для мощи Соединенных Штатов».

« Паоло Роберто де Альмейда (Paulo Roberto de Almeida), Бразилия, дипломат министерства иностранных дел Бразилии, профессор международной политической экономии: «В сценарии ми рового развития не будет крупных изменений, будет наблюдаться прогресс экономики и технологий с незначительными или небольшими изменениями в социальной и культурной областях, поскольку серьезного или глобального конфликта не будет. Мир будет находиться под непрестанным влиянием новых веяний и сил, которые будут постоянно вызывать новые реакции со стороны наций и сообществ. Последние будут в большей мере основываться на технологических усовершенствованиях, чем на политических изменениях. В этой области мир будет не слишком отличаться от сегодняшнего. Возможно, Китай будет более демократичным. Повсюду будут иметь место популистские и полудемократические режимы: в основном в Африке, на Ближнем Востоке и в исламских странах».

Одновременно с быстрым развитием новых индустриальных стран, отличающихся агрессивной стратегией на международных рынках, происходит исчерпание потенциала развития в старых миро вых центрах экономической мощи. Сегодняшнее положение в Европе свидетельствует по крайней мере о неоднозначном будущем колыбели современной цивилизации. Однако область геополитики всегда отличалась несколько большим консерватизмом, нежели, к примеру, сфера технических достижений. Несмотря на существование «тихоокеанских тигров» и БРИКС, сообщество развитых стран отнюдь не стремится расширять свой «клуб»: ведь каждый новый член клуба означает для старых членов необходимость уступить часть своей доли рынка, политического или экономического влияния – одним словом, уступить в области международной конкурентоспособности. Изменение списка региональных лидеров также происходит достаточно медленно, поскольку сопряженно с открытым и активным противодействием уже региональных конкурентов.

Тем более интересно, что глобальное экспертное сообщество ждет главных перемен именно в области геополитических раскладов.

А вот говоря о серьезных сдвигах в сфере глобальных экологических проблем (их ожидает полови на участников опроса), эксперты значительно чаще имели в виду бурный регресс, нежели бурный про гресс. Кто-то надеется на решение наиболее острых экологических вопросов благодаря научно-техни ческому развитию, но большинство полагают, что проблемы будут только усугубляться. Кроме того, « дальнейший рост молодых промышленных стран усугубит и проблему нехватки природных ресурсов.

Д-р Рэймонд Колтер (Dr Raymond Kolter), Китай, профессор в Школе международных отно шений и права Шанхайского университета международных исследований (SISU): «Загрязнение « окружающей среды возрастет благодаря стремлению к развитию наций Юга».

Омер Нахум Фрейкса (Omer Nahum Freixa), Аргентина, преподаватель в Университете Буэнос Айреса: «Полагаю, что главной проблемой будет нехватка ценных природных ресурсов, например воды, и разногласия по этому поводу, которые станут триггером на местном, « региональном и международном уровне».

Вадим Гасанов, Россия, консультант по документальному кинопроизводству телеканала «Рос сия-2»: «В общем-то, ничего сверхъестественного или неожиданного не происходит. Про цесс накапливания противоречий происходил всегда, и только в XX в. он приводил к двум мировым войнам. Говорить о том, что нынешние проблемы более значительны, нельзя:

у каждого времени свое понятие уровня проблем. А вот экологические проблемы абсолютны в своем значении, их последствия более серьезны и «долгоиграющи». И если человек может стать их ката лизатором и причиной, то его возможности ликвидировать их последствия – минимальны, увы».

В то же время в сфере технического прогресса будет дуть «ветер перемен». Также примерно половина экспертов ожидает появления до 2050 г. принципиально новых технологических реше ний, способных изменить образ жизни человечества. В первую очередь это касается информаци онных технологий, которые будут все больше определять характер отношений в обществе будуще « го, а также медицины и материаловедения.

Павел Лукша, Россия, директор корпоративных образовательных программ МШУ «Сколково»:

«Ключевой и самый важный мегатренд – это тотальное проникновение информацион ных сетей в жизнь человека. Они очень быстро начнут менять многие привычные нам категории типа «классов», «стран» или «финансовой системы». Например, в финансовой « системе почти неизбежно возникновение новых типов валют, построенных в логике «экономики за слуг», «классы» будут сменяться на «сообщества», а «страны» на «территориальные кластеры».

Д-р Хафиз Имтиаз Ахмад (Dr Hafiz Imtiaz Ahmad), Пакистан, независимый исследователь, про фессор: «Социальные сети будут играть выдающуюся роль в разработке и распростране « нии технологий и идей».

Вячеслав Додонов, Казахстан, главный научный сотрудник Казахстанского института стратеги ческих исследований при президенте Республики Казахстан: «Среди принципиально новых тех нологических решений, которые будут реализованы до 2050 г., на наш взгляд, наиболее революционными будут технологии здравоохранения, в том числе в части продления жизни и излечимости неизлечимых в настоящее время болезней».

Лишь каждый седьмой респондент считает, что сдвиги в этой области будут незначительными, и совсем единицы – что их не будет вовсе.

Немногим меньшее число (порядка 40%) участников нашего исследования ждут ощутимых подвижек в сфере существующих противоречий между развитыми и развивающимися странами.

Здесь, как и в предыдущем случае, речь идет преимущественно об усилении уже существую щей тенденции. В этой связи вспоминается трехгодичной давности прогноз бывшего директо ра Всемирного банка Ури Дадуша 3 о том, что к 2050 г. расстановка сил между развитыми и развивающимися странами будет существенно отличаться от сегодняшней: из шести эконо мических супердержав четыре будут представлены современными развивающимися странами.

Современные постиндустриальные страны пока останутся самыми богатыми в плане дохода на душу населения, но потеряют лидерство в абсолютных показателях. Из-за большой разницы в оплате труда передовые страны прибегнут к жестким протекционистским мерам, что негативно « скажется на их отношениях с развивающимися странами.

Андрес Аррак (Andres Arrak), Эстония, преподаватель экономики в Эстонской школе бизнеса (EBS): «Основные конфликты базируются на перераспределении доходов в мире. 1 млрд в развитых странах должен научиться довольствоваться гораздо меньшим, поскольку оставшиеся 6 млрд (или их часть) имеют достаточно средств и хотят большего. И это « будет насильственным (неофашисты в греческом парламенте)».

Сергей Пахомов, Россия, президент компании «Олимпия Капитал ЛТД»: «Неравномерность экономического развития будет оставаться преобладающей тенденцией в ближайшие десятилетия. Такие страны, как Китай, Индия, Бразилия, будем надеяться, и Россия, при обретают все большее экономическое, финансовое и политическое влияние в мире. «Боль шая семерка» все больше уступает место «Большой двадцатке» в мировых делах. Эта тенденция неизбежно будет вызывать противоречия и конфликты с теми странами, которые в настоящий момент относятся к категории «развитых», но утрачивают «драйверы» своего экономического развития, находятся в кризисной ситуации».

Треть респондентов считают, что изменения в этой сфере станут незначительными либо будут отсутствовать вовсе. А ряд экспертов предполагают, что противоречия будут сглаживаться за счет стирания самих различий между развитым и развивающимся миром, но разделяющих эту точку « зрения – меньшинство.

Константин Фрумкин, Россия, заместитель главного редактора журнала «Компания»: «Раз личия между развитыми и развивающимися странами, скорее всего, сотрутся, и вообще эти категории исчезнут. О чем, в частности, сейчас существует теория так называе мой «следующей конвергенции, next Convergence, – что развитые страны развиваются медленнее, развивающиеся – быстрее и они все приходят примерно к одному и тому же уровню».

В продолжение темы – вполне логично, что среди сохраняющихся в среднесрочной перспек тиве трендов мы видим закат старых мировых лидеров. Разногласия существуют в основном толь ко вокруг предполагаемой скорости этого процесса. Более 40% экспертов полагают, что утрата влияния нынешними центрами силы будет медленной и постепенной.

Доклад У. Дадуша и Б. Стэнсила «Миропорядок в 2050 году» опубликован на сайте Фонда Карнеги в апреле 2010 г.

« А. Хузайме Абдул Хамид (A. Huzaime Abdul Hamid), Малайзия, председатель и генеральный директор фирмы Ingenium Advisors: «Очевидно, что Китай растет очень быстро и стано вится влиятельной силой, особенно в Азии, благодаря своему богатству. Будет ли его внешняя политика пагубной, благотворной или конструктивной – покажет время. Тем не менее ослабевающее влияние США, Великобритании, Франции и Испании, ускоряющееся за счет глобального финансового кризиса 2007 г., похоже, и далее будет сокращаться. К 2050 г. только США, вероятно, сохранят свое глобальное влияние».

« А четверть участников опроса ожидают более динамичной смены декораций.

Ахмед Эль-Шаффи (Ahmed El-Shaffee), Египет, независимый бизнес-консультант: «Сдвиг в распределении мировой мощи ускорился благодаря глобальной рецессии. Китай превзой дет США экономически, а вскоре к нему присоединятся Индия и Бразилия. Западные нации останутся процветающими и технологически развитыми, но технологическое « производство может переместиться в менее развитые страны».

Майкл Клементс (Michael Clements), Новая Зеландия, специалист по экономическому раз витию, независимый консультант: «…Закат старых мировых лидеров должен приветство ваться и ускоряться. Британия саморазрушилась до состояния бессилия и бесполез ности. Она уже не сможет возродиться из этого положения… Наблюдение Америки, пытающейся быть мировым лидером, подобно созерцанию вашего дедушки, курящего марихуану, чтобы казаться «крутым». Чем быстрее старые мировые лидеры покинут сцену, тем быстрее конфликты между развитыми и развивающимися странами смогут быть решены и развитие нового мира сможет проистекать в атмосфере справедливости, равенства и взаимного уважения».

Скептические настроения в отношении укоренившихся мировых лидеров во многом связаны с восприятием последствий валютно-экономического кризиса. Архитектура мировых финансов в ее бреттон – вудской и ямайской версиях отражала безусловное лидерство США и Европы, которое к началу XXI в. стало не столь очевидным. Мировые финансы, основанные на долларе и евро, стали зависимыми от внутренних проблем стран – эмитентов валюты, что не может вы зывать восторгов и даже понимания во всем остальном мире. Поиски новой системы ведутся по многим направлениям, последний раз черты мировой валютно-финансовой системы обсужда лись год назад на Астанинском экономическом форуме.

Однако перспективы реструктуризации мировой финансовой системы оказываются, согласно результатам нашего исследования, в зоне полнейшей неопределенности.

Данному вопросу уделили внимание почти две трети участников опроса. При этом половина из них ожидают, что к середине этого века под давлением растущих региональных центров мощи старая финансовая система наконец-то будет серьезно реструктурирована. Это, в свою очередь, « будет иметь важные последствия для всего мирового уклада.

Александр Черкасов (Alexander Cherkasov), Китай, исследователь проблем международных от ношений: «В конечном счете существующая финансово-экономическая модель, основан ная на рыночных механизмах, изживет себя, уступив место новой парадигме. Старая экономическая система, которая для своего существования нуждалась в постоянном расширении рынка и стимулировании спроса, в скором времени станет полностью не способ ной обеспечить развитие и неизбежно будет заменена подходами, основанными на рациона лизме и прагматизме. Мы будем свидетелями роста региональных центров мощи с гораздо более ощутимым политическим влиянием, которое необходимо для проведения собственной стратегии.

Национальные государства также станут сильнее по мере выхода их из-под монетарной, а следо вательно, политической зависимости. Старая финансовая система рухнет под давлением долгов и необеспеченных денег. Новая система будет основана на оптимизации глобального управления ресурсами, где региональные центры мощи и конгломераты наций будут не столько конкуриро « вать друг с другом, сколько дополнять, контролировать и уравновешивать друг друга».

Игорь Фролов, Россия, д.э.н., зав. лабораторией ИНП РАН: «Если предполагать эволюционный сценарий, то нарастает предчувствие мощного финансового кризиса, который приведет не только к реструктуризации мировой финансовой архитектоники, но и к серьезным изме нениям системы международных экономических отношений… Примерно до 2020–2025 гг.

будет несколько кризисов, которые в целом элиминируют сегодняшние финансово-экономические дисбалансы. Перестроенная мировая экономика снова обретет динамику на 10–15 лет (нечто вроде prosperity по аналогии с 1920-ми гг.). А вот примерно в 2040-е гг. начнется мощнейший глобальный системный кризис современной экономики, из которого выйти легко уже не удастся. Результаты этого кризиса малопредсказуемы, но мировая социальная структура претерпит сильнейшие изменения. В рамках подобного сценария XXI в. станет неким аналогом XVI столетия (эпоха Реформации)».

А другая половина, напротив, считает, что никаких существенных сдвигов в архитектуре миро « вых финансов к 2050 г. не произойдет.

Кристоф Буртин (Christophe Burtin), Люксембург, генеральный директор компании Strategy & Governance: «Сегодня и в будущем банки управляли и будут управлять миром, предлагая [финансовые] продукты низкого качества, обладая отвратительными привычками и буду « чи недостаточно регулируемыми. Это главный вопрос будущего».

Галина Канинская, Россия, д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории ЯрГУ им. П.Г. Демидо ва: «Если следовать циклической теории общественного развития, в том числе – больших циклов со времени утверждения капиталистического/рыночного мирового хозяйства, то, естественно, мир изменится, но модель должна найти в себе силы для саморегули рования, чтобы начать новый виток развития. Кажется, что демократии не исчерпали свой потенциал. К тому же нет больших признаков, что доллар перестанет играть роль мировой валюты, благодаря чему во многом поддерживается мировая экономика».

Ровно такая же неопределенность перспектив наблюдается в отношении классовых проти воречий между бедным населением и богатой элитой во всех странах мира. Классовое противо стояние, характерное для классического капитализма, приобретает совершенно иные формы при переходе к постиндустриальному развитию. Тем не менее даже в США и некоторых других странах G7 наблюдается рост коэффициента Джини, отражающего степень имущественного расслоения.

В 60-е гг. прошлого века на Земле голодало порядка 700 млн человек. К настоящему времени их число превысило 1,5 млрд человек. Ежегодно в мире, по разным оценкам, от голода и нищеты уми рают от 2 до 15 млн человек, при этом от болезней, вызванных ожирением, умирают около 3 млн4.

Мировые социальные проблемы всегда отличались высокой инерционностью, но, учитывая, что большинство населения планеты живет в развивающемся (пусть даже с разной скоростью) мире, любое кризисное обострение состояния мировой экономики может породить массовые кон « фликты классического типа, где друг другу будут противостоять большие общественные группы.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.