авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ОГЛАВЛЕНИЕ КОЛЛЕКТИВНАЯ ЭКСПЕРТИЗА УЧАСТНИКОВ ГЛОБАЛЬНОГО МЫШЛЕНИЯ...................... 2. ...»

-- [ Страница 4 ] --

В докладе Международного валютного фонда, вышедшем в апреле 2013 г., сообщается, что страны Азии возглавят процесс восстановления мировой экономики, показав по итогам текуще го года рост в 5,7%1. «После года слабых экономических показателей ускорению темпов экономического роста региона во многом способствует сохранение устойчивого вну треннего спроса. Потребление и частные инвестиции будут поддерживаться благо приятными условиями на рынке труда на фоне минимального уровня безработицы в ряде стран региона», – говорится в документе.

Тем не менее Региональный экономический прогноз МВФ для Азии и Тихоокеанского реги она предупреждает о замедлении роста азиатских экономик и необходимости развития инфра структуры. Отмечено также, что Индии, Филиппинам, Китаю и Индонезии в целях сохранения темпов роста было бы целесообразно усовершенствовать работу своих экономических государ ственных учреждений, уровень которых не соответствует новым требованиям экономического роста2.

При этом необходимо отметить, что даже бурно растущие экономики Азии находятся еще в стадии догоняющего развития. Они следуют путем Японии, которая в течение длительного вре мени демонстрировала высокие темпы роста за счет использования существующих технологий, их усовершенствования и победы в международной конкуренции. Однако после того, как дого няющий этап был пройден, а возможности использования существующих технологий исчерпа ны, Япония из быстро развивающейся страны превратилась в стагнирующую. С этим феноме ном рано или поздно рискуют столкнуться все экономики Азии, которые сегодня демонстрируют быстрое развитие. Это объективная закономерность развития, которая может проявиться даже на самом благоприятном политическом фоне.

К этому следует добавить, что Азия является далеко не беспроблемным регионом: сегодня это территория потрясений, конфликтов и турбулентности, которая то и дело грозит превратить ся в глобальный «очаг возгорания». Причем многие аналитики предрекают, что в ближайшие годы нестабильность будет только расти, что означает не только политические, но и экономи ческие риски. Но пока Азия в глазах мирового общественного мнения остается промышленным цехом планеты.

Учитывая все эти вводные – сохранит ли Азия статус наиболее динамично развивающейся части света?

http://www.imf.org/external/pubs/ft/reo/2013/APD/eng/areo0413.htm http://www.imf.org/external/pubs/ft/reo/2013/apd/eng/areo0413.htm Диаграмма 153 демонстрирует нам, 15.

что подавляющее большинство экспер c тов отвечают на этот вопрос утверди % тельно: в следующие 50 лет этот статус « будет только укрепляться.

Евгений Сатановский, Россия, президент Института Ближнего Востока: «Азия только начина ет реализовывать свой потен циал. И ее бурное развитие продлится « не менее двух-трех веков».

Ахмед Эль-Шаффи (Ahmed El Shaffee), Египет, независимый бизнес-консультант: «Продолжа ющийся рост доминирования китайской экономической мощи и подъем Индии, что обусловливает серьезный сдвиг в сторону Азии.

« Это поддерживается и «новыми азиатскими тиграми» вроде Индонезии, Вьетнама и Малайзии».

Лейла Пералта (Leila M. Peralta), Филиппины, специалист по управлению развитием в Ази атском банке развития: «Азия – это наиболее динамичный континент благодаря своему « более быстрому росту по показателю ВВП, составляющему 5–6% в год, а также быстро му росту экспорта и наивысшему росту взаимной торговли с другими странами».

Рохит Тальвар (Rohit Talwar), Великобритания, генеральный директор компании Fast Future think tank: «Она пройдет взлеты и падения в течение этого периода, но будет продол жать развиваться энергично».

Тому, по мнению участников нашего исследования, способствует целый ряд причин – от демогра фической базы с большой долей молодого населения и растущего уровня потребления до выгодно « го географического положения и мобилизующего характера национальной идентичности.

Алексей Маслов, Россия, заведующий отделением востоковедения НИУ-ВШЭ: «Просто нет альтернатив. Речь идет не только об экономических основах развития, но и о:

а) сильной азиатской самоидентичности;

б) ощущении реванша за угнетение со сто роны западных стран;

в) стремительном выходе за пределы азиатских экономических « и политических рынков (Африка и даже США)».

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Азия удержит звание наиболее динамично раз вивающейся части мира благодаря ее широкой базе молодого населения, большим трудовым и предпринимательским возможностям и научному развитию в области образования. Экономический ландшафт будет склоняться в сторону АСЕАН (Ассоциация на ций Юго-Восточной Азии), как к региону, который станет своего рода хабом производства и пере хода к экономике знаний. Азиатский регион объединит несколько узлов развития, таких как Индия, Китай, Южная Корея, Тайвань, Центральная Азия, Монголия, Россия, Австралия и Япония.

Россия будет играть важнейшую роль на азиатском рынке, поскольку большая часть России расположена в Азии, а японский технологический сектор окажет огромную помощь АСЕАН в об ласти экономики знаний. Австралия и Новая Зеландия получат выгоды от азиатского ро ста, равно как и Африка, поскольку оба региона смогут поставлять ресурсы и сельскохозяй ственные продукты на растущий азиатский рынок. Азиатский экономический успех окажет « воздействие на весь остальной мир».

Вячеслав Додонов, Казахстан, главный научный сотрудник Казахстанского института страте гических исследований при Президенте РК: «Азия сохранит этот статус по следующим причинам: сохранение статуса ведущего мирового промышленного центра, рост дохо дов и как следствие – потребление населения опережающими (по сравнению с другими регионами мира) темпами, относительная политическая стабильность. Также надо учиты Закрытый вопрос. Один ответ.

вать тот факт, что другие ведущие регионы мира (в частности, Европа и Северная Америка) в ближайшие годы будут вынуждены бороться с проблемными государственными финансами, что затормозит их макроэкономическую динамику».

Кроме того, ряд экспертов, оптимистично оценивая долгосрочные перспективы азиатского региона, делают акцент на «локомотивной» роли конкретных государств – чаще всего здесь упо « минаются Китай, Индия, Япония и Южная Корея.

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геостра тегического прогнозирования (GSFC): «Азия будет в центре благодаря экономическому « процветанию и гегемонистскому поведению Китая».

Сергей Пахомов, Россия, президент компании «Олимпия Капитал ЛТД»: «Лидерству Азии в миро вом экономическом развитии будет способствовать наличие таких активно растущих и потен циально крупнейших мировых экономик с гигантским внутренним рынком и, следовательно, спросом, как Китай и Индия. Ориентация на развитие внутреннего потребления может сделать эти страны «локомотивами» глобального экономического роста. В случае перехода к эко « номическому росту в Японии мировое лидерство Азии станет неоспоримым».

Карлос Кортес-Гомес (Carlos A. Cortes-Gomez), Мексика, руководитель департамента по экономическим исследованиям в Школе глобального менеджмента Thunderbird Высшего института аудита: «Если мы примем во внимание Китай как крупнейшего мирового про изводителя и вторую экономику мира, Японию с ее экономической мощью и существу ющим влиянием в мире, Южную Корею как одного из основных разработчиков новых техноло « гий в мире, – все это будет означать, что регион сохранит свой статус».

Тьягу Феррейра Лопес (Tiago A. Ferreira Lopes), Португалия, администратор и исследова тель мониториноговой компании State Building and Fragility Monitor: «Благодаря экономи ческой жизнеспособности Юго-Восточной Азии, экономическому развитию Централь ной Азии (с акцентом на Ферганскую долину), а также очевидной экономической мощи республик (округов/областей/краев), расположенных в азиатской части России».

При этом, по мнению некоторых участников опроса, период невиданного взлета для Азии уже закончился, но общий тренд роста будет сохраняться по крайней мере в среднесрочной перспек « тиве.

Александр Дривас (Alexander Drivas), Греция, консультант Консультационного совета Кор порации геостратегического прогнозирования (GSFC): «Неожиданный прогресс с огромны ми численными значениями закончится. С другой стороны – 37 лет до 2050 г. Азия уже « располагает достаточными благами для выхода на устойчивое развитие».

Георгий Никифоров (Gueorgui Nikiforov), Япония, менеджер проектов в Институте науки и технологий Окинавы: «Да, по крайней мере в следующие несколько десятилетий, пока регион не разовьется настолько сильно, что попадет в депрессию».

Кроме того, часть экспертов, дающих позитивные прогнозы в отношении будущего Азии, ого « варивают и условия, при которых эти прогнозы могут быть реализованы.

Рахул Шах (Rahul Shah), Непал, консультант-специалист сектора частных инвестиций Ази атского банка развития: «Наибольшее беспокойство, с моей точки зрения, может вызвать существующий дефицит инфраструктуры. Но происходит быстрый рост инвестиций « в инфраструктуру, который будет огромным вкладом в успех Азии».

Алла Бурцева, Россия, обозреватель Объединенной редакции изданий мэра и правительства Москвы: «Это будет зависеть от многих факторов – уровня Мирового океана, сейс мической активности этого региона и т.д. Если не произойдет значительных природ « ных катаклизмов, такое возможно».

Андрей Галушка (Andrij Halushka), Великобритания, главный аналитик корпоративного и инвести ционного банка Credit Agricole: «Если только не случится социального катаклизма, Ки тай продолжит оставаться экономическим двигателем Азии. С большой вероятно стью высокие темпы роста покажет Индия. В любом случае пока что никакая другая часть света не может конкурировать с Азией по этому показателю».

Высказывались в том числе и опасения, о которых говорилось выше: азиатский рост в наи большей мере проистекает из заимствования существующих технологий, а не из эндогенного тех нического прогресса. И как только «легкая» часть заимствований будет завершена, уровни роста упадут. Поэтому, чтобы не свалиться в стагнацию «японского типа», национальные экономики должны стать более динамичными, что, в свою очередь, потребует соответствующих изменений политической системы в «странах-локомотивах».

« Интересна и точка зрения, что лидерство ряда азиатских стран в некоторой степени «подо гревается» развитыми государствами.

Владимир Леонович, Россия, ведущий инженер НИИ измерительных систем им. Ю.Е. Седакова:

« «В этом заинтересованы ведущие государства, иначе их ждет цунами эмиграции».

Галина Канинская, Россия, д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории ЯрГУ им. П.Г. Демидо ва: «Этому региону открываются возможности благодаря «догоняющей» стратегии, а так же и потому, что с ним «заигрывают», опасаясь, передовые страны. Кроме того, в этом регионе есть «неосвоенные» естественные пространства для модернизации, в кото « рой могут участвовать мировые державы».

Крис Нанкарроу (Chris Nancarrow), США, заместитель начальника офиса судебного испол нителя округа Аллен, Индиана: «Я думаю, что справедливость этого утверждения под держивается растущим военным присутствием США в этом регионе».

Часть респондентов предполагают также, что наряду с азиатскими странами за лидирующие « позиции в мировой экономике будут конкурировать и развивающиеся государства из других реги онов мира.

Кеннет Миккелсен (Kenneth Mikkelsen), Дания, основатель и генеральный директор компа « нии Controverse: «Подъем африканского континента также будет играть свою роль».

Мигель Делькур (Miguel Delcour), Нидерланды, генеральный директор Firm in Enterprise:

«Конечно, Китай, но также и другие – частично потому, что китайцы работают « в Африке. Латинская Америка присоединится, но Азия не скоро сдаст свои позиции».

Д-р Умут Коркут (Dr Umut Korkut), Великобритания, профессор Школы Глазго для бизнеса и общества Университета Глазго Каледония: «Да, но и Латинская Америка также усили « вает свое влияние».

Игорь Фролов, Россия, д.э.н., зав. лабораторией ИНП РАН: «Сохранит примерно до 2030– 2040-х гг. Затем полюс экономического развития будет постепенно сдвигаться в стра ны ислама, а затем и Африки».

Но лишь шестая часть мирового экспертного сообщества считает, что бурное развитие азиат « ских экономик – явление преходящее.

Вадим Кисин, Армения, заместитель директора российской компании ЦОСиВТ: «Я полагаю, за любым динамичным подъемом всегда следует период сосредоточения, спада. Азия вынуждена будет перейти к более спокойному росту. А остатки динамичности могут « происходить в Южной Америке, где еще этого не было».

Александр Черкасов (Alexander Cherkasov), Китай, исследователь проблем международных отношений: «Развитие станет более сбалансированным, по мере того как мир будет становиться более интегрированной системой. Определение развития может корен « ным образом измениться».

Д-р Джеймс Гилберт (Dr James Gilbert), США, генеральный директор компании Geo Future Consulting, профессор геополитики Университета штата Техас: «Они подошли близко к пре « делам роста без структурных реформ».

Евгения Зайцева (Evgenia Zaiceva), Латвия, председатель правления Латвийской корпора ции бухгалтеров и экономистов: «Развитие Азии ограничено объемом потребления Евро пы и США, а там – застой. Налицо кризис перепроизводства во всех сферах».

При этом эксперты отмечают характерные для азиатских государств внутренние проблемы, « препятствующие сохранению высоких темпов развития.

Кристоф Буртин (Christophe Burtin), Люксембург, генеральный директор компании Strategy & Governance: «Если говорить о Китае, то численность его населения будет сокра « щаться благодаря политике «единственного ребенка», введенной Мао в 1960-е гг».

Максим Легуенко, Россия, первый заместитель главного редактора интернет-портала «Утро.ру»

РБК: «Серьезным ограничением для азиатских стран являются их достаточно жест кие режимы. На определенном этапе недостаток гражданских свобод побуждает « перспективных людей перебираться из Индии, Китая, России и др. в США и Европу.

Такой переток мозгов будет продолжаться довольно долго».

Андрей Медушевский, Россия, ординарный профессор НИУ-ВШЭ: «Азия в целом – вряд ли: слишком много проблем. Но отдельные государства – конечно».

Многие из данной группы участников нашего исследования предвидят, что в средне- и долго срочной перспективе центр наиболее динамичного развития переместится в другие регионы мира – « Африку или Латинскую Америку.

Дмитрий Белоусов, Россия, руководитель направления в Центре макроэкономического ана лиза и краткосрочного прогнозирования: «Динамизм будет постепенно смещаться в Афри « ку – наиболее недооцененный регион мира, а могущество – нарастать в Азии».

Александр Апокин, Россия, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: «С высокой вероятностью большая часть современных «низкотехнологич « ных» азиатских проектов в течение рассматриваемого периода будет перенесена в Африку или обратно в развитые страны – на принципиально другой технологической базе».

Диего Ирибаррен (Diego Iribarren), Катар, экономический советник генерального директо ра Банка развития Катара: «Я бы сказал, что Латинская Америка».

Примечательно, что в обеих группах экспертов – как верящих, так и не верящих в дальней шие перспективы «азиатского ренессанса» – высказывалась точка зрения, что те же факторы, которые сейчас стимулируют взрывное развитие азиатских государств, со временем станут при « чиной снижения темпов роста.

Константин Фрумкин, Россия, заместитель главного редактора журнала «Компания»: «Нет.

Именно потому, что она сегодня самый развивающийся регион. Она исчерпает те фак торы, за счет которых она быстро развивается. Например, дешевая рабочая сила.

Азиаты станут богаче. Они станут больше потреблять своей собственной продук ции. Они перестанут быть работниками, которые делают продукцию для Соединенных Шта тов и Европы. У них уменьшится рождаемость, так же как она, кстати, уже уменьшилась в Китае или в Японии. И поэтому Азия в среднем станет скорее ближе к Европе».

Стоит также отметить, что заметных расхождений в ответах на вопрос о сохранении Азией статуса наиболее динамично развивающейся части света у представителей разных групп стран не наблюдается. У экспертов из развивающихся стран доля положительных ответов несколько выше, что, впрочем, вполне ожидаемо.

НА ПУТИ К УСПЕхУ «Новые тигры» – это нации, которые обладают потенциалом превращения в новых мировых экономических лидеров вопреки глобальному замедлению.

Кавлин Чатвел (Kavleen Chatwal), Индия, старший исследователь в Индийском совете по исследованиям в области международных экономических отношений (ICRIER) С восходом Азии, по мере формирования нового геоэкономического и геополитического полюса мира, перед многими странами этого региона будут открываться обширные дополнитель ные возможности. И вопрос, как наилучшим образом воспользоваться этими возможностями, « встает перед руководителями государств уже сегодня.

Вадим Гасанов, Россия, кинорежиссер, консультант телеканала «Россия-2»: «Динамично развиваться азиатские страны будут еще долго. Но станут ли они странами с разви тыми гражданскими институтами или же останутся архаично выстроенными систе мами с мобильниками, компьютерами и ядерными ракетами – большой вопрос».

Выбор стратегии достижения экономического успеха включает в себя в том числе и вопросы оптимального реформирования систем управления национальными экономиками. Так, между поли тиками и учеными Индии и Китая ведутся не затихающие споры о том, что лучше: форсированный экономический рост в условиях капиталистической командной системы или быстрые темпы эконо мического роста в условиях демократического согласования интересов.

Однако дискуссия о том, что лучше для развития нации – демократия или сильное и эффектив ное государственное руководство, напоминает скорее бесконечные споры о преимуществах мозгов или сердца, которые вели герои детской книги «Удивительный волшебник из страны Оз». У того же Китая есть культурно близкие предше 16. ственники – Южная Корея и Тайвань, где “ ” режимы изначально были весьма далеки % от демократий, а затем трансформиро вались во вполне демократические. При 57 этом причины трансформации были свя заны не с «возмущением свободолюбивых масс», а с требованиями новой организа ции, которые выдвигал уровень экономи ческого и технологического развития.

Более актуальными сегодня нам представляются вопросы о том, ка кие именно факторы могут послужить «трамплином» для прорыва развиваю щихся государств Азии в «новые тигры»

и от каких стран региона нам в первую очередь стоит ожидать этого рывка.

Распределение мнений мировых ( ) интеллектуальных элит в отношении того, какие ближневосточные и азиат ские страны могут претендовать на роль «новых тигров», мы можем увидеть (,, на Диаграмме 164.

.) Закрытый вопрос. Множественный выбор.

В списке претендентов лидирует Турция, которую отметили больше половины участников нашего исследования. В числе аргументов, которыми эксперты подтверждают свою точку зрения, называются прежде всего близость к ЕС и доступ на европейский рынок, а также стабильное эко « номическое развитие, эффективная государственная политика в сферах образования и предпри нимательства и культура толерантности по отношению к религиозным убеждениям.

Кристоф Буртин (Christophe Burtin), Люксембург, генеральный директор компании Strategy & Governance: «Турция – благодаря торговле и тому, что она молодая страна, близ « кая к Европе».

Авни Дервиши (Avni Dervishi), Косово, основатель и ректор Академии европейской и гло бальной стратегии: «Турция –стабильное демократическое и экономическое развитие.

« Турция сегодня – это «тигр» Ближнего Востока, безо всякого сомнения».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Турция – по причине ее будущей роли в Европейском союзе и посредниче ства между Европой, Ближним Востоком и Центральной Азией. А также благодаря « растущему качеству частного предпринимательства и уважению к нему».

Сусанна Брезина (Susanne J. Brezina), Австрия, независимый консультант: «Благодаря ее экономическому развитию по сравнению с другими странами региона и растущим « экономическим отношениям со странами вне Европы – например, странами Африки».

Павел Лукша, Россия, директор корпоративных образовательных программ МШУ «Скол ково»: «Турция – уже по факту «новый тигр», в этом играет роль эффективная про « мышленная политика и ставка на развитие системы образования».

Диего Ирибаррен (Diego Iribarren), Катар, экономический советник генерального директора Бан ка развития Катара: «Турция – та единственная страна, которая реально будет в позиции, когда можно претендовать на ключевую роль в мировых делах. Это будет основываться на размере ее населения/экономики/вооруженных сил, равно как на качестве ее человече ского капитала и ее экономических ресурсах (относительно дешевый труд в изобильном предложе нии, жизнеспособное промышленное производство, накопления на будущее, чтобы финансировать технологическое развитие, ключевое геополитическое положение)».

Однако эксперты отмечают и наличие ряда проблем, препятствующих достижению Турцией позиции регионального или даже мирового лидера. Это в первую очередь курдская проблема « и растущая политическая исламизация.

Омер Нахум Фрейкса (Omer Nahum Freixa), Аргентина, преподаватель в Университете Бу энос-Айреса: «Турция также хочет попасть в пул главных наций, но для этого Анкаре надо прежде решить некоторые внутренние проблемы, такие как сосуществование с меньшинствами, признать геноцид армян, чтобы достойно выглядеть в глазах Запа « да. Это было бы хорошим стартом».

Фернандо Салветти (Fernando Salvetti), Швейцария, основатель и управляющий компании Logos Knowledge Network (LKN): «Турция – экономические тенденции, но с учетом про « блем, связанных с растущей политической исламизацией».

Сергей Расов, Казахстан, политический обозреватель по странам Центральной Азии и Казахстану Politcom.ru: «И в Иране, и в Турции высокий уровень жизни, большое желание стать региональными лидерами, возглавить союзы со странами, близкими по менталитету, высокие амбиции. Единственное, что может им помешать – это крен в религию. Тур ция – уже лидер, но в перспективе может взять под свое крыло всю Центральную Азию, если успешно разрешит курдскую проблему».

Второе место в рейтинге претендентов на роль «новых азиатских тигров» поделили Индонезия и « Вьетнам.

Франсиско Луис Бланко (Francisco Luis Blanco), Аргентина, директор компании Blanco Political Consulting: «Вьетнам и Индонезия располагают большим населением, получа ют много иностранных инвестиций, имеют дешевую рабочую силу».

В числе конкурентных преимуществ Вьетнама участники опроса часто выделяют неуклонный рост экспорта, курс на индустриализацию, дешевые трудовые ресурсы, внутриполитическую ста бильность, выгодное географическое положение. При этом одним из условий прорыва этой стра « ны называют разработку оптимальной экономической стратегии.

Омер Нахум Фрейкса (Omer Nahum Freixa), Аргентина, преподаватель в Университете Буэнос Айреса: «Наиболее быстрорастущим в последние годы является Вьетнам с его интер венционистской политикой. Он подает большие надежды в своем регионе, хотя и нахо « дится в тени гигантского Китая».

Александр Черкасов (Alexander Cherkasov), Китай, исследователь проблем международных отношений: «Вьетнам благодаря своему недавнему быстрому экономическому росту сможет стать «тигром», если обеспечит должный уровень развития и будет при « держиваться эффективной экономической стратегии».

Адиль Наим (Adil Naeem), Пакистан, директор проекта Etimad Pvt Ltd (VFS-TasHeel): «Темп роста ВВП Вьетнама неуклонно повышается последние три года и его увеличение за 2013 г., как ожидается, будет порядка 6,3–6,5%. Экспорт – основная движущая « сила экономического роста Вьетнама, и он вырос на 33–34% в 2011–2012 гг.».

Павел Лукша, Россия, директор корпоративных образовательных программ МШУ «Сколко во»: «Вьетнам – стремительная индустриализация, растущий сектор ИКТ, наиболее удобное (логистически) положение из стран ЮВА».

А выбирая Индонезию, эксперты подчеркивают ее огромное население с большой долей моло дежи, развитие промышленности и сферы услуг, наличие природных ресурсов и выгодное распо ложение. Кроме того, ряд участников опроса считают важным преимуществом то, что Индонезия является страной «умеренного ислама». Тем не менее для повышения своего статуса этой стране, по мнению наших экспертов, необходимо сбалансировать экспорт своих природных и трудовых « ресурсов с последовательным стратегическим индустриальным развитием.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Индонезия – это узел новых технологий IT и поле для инвестиций технологических компаний, подобно Китаю начала 1990-х гг., благодаря молодому насе лению и привлекательному рынку труда в сочетании с ресурсами, расположенными по всей территории страны. Плюс к тому же пересечение путей, идущих через Малаккский пролив, близость « к Сингапуру, а также перевалочный пункт на пути в Индийский океан, Тихий океан и Австралию».

Лаура Анахи Мафуд (Laura Anah Mafud), Аргентина, корреспондент газеты El Cronista Comercial: «Индонезия – на сегодня крупнейшая экономика Юго-Восточной Азии, она обладает промышленностью и развитой сферой услуг, ее ВВП продолжает расти. Уста новление деловых отношений с Индонезией может стать воротами в Китай, поэтому « полагаю, что у этой страны – большие возможности».

Баладжи Чандрамохан (Balaji Chandramohan), Индия, приглашенный научный сотрудник в ком пании Future Directions International: «Индонезия может сделать заявку на роль «тигра», по мере того как она поступательно продвигается от состояния центра региональной мощи в Юго-Восточной Азии к крупнейшему центру мощи Азиатско-Тихоокеанского реги она, благодаря растущей заботе о своей экономике, которая сочетает в себе государственноцен « трическую модель экономического роста с капиталистической ориентацией».

Авни Дервиши (Avni Dervishi), Косово, основатель и ректор Академии европейской и гло бальной стратегии: «Индонезия – крупнейшая мусульманская демократия в мире. Мир « ное развитие. Высокий уровень безопасности. Безопасные инвестиции».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Индонезия – ее статус страны умеренного ислама может сделать важной ее роль во всем мусульманском мире. Население Индонезии насчитывает около 200 млн.

человек, зачастую это забывают».

Существенный потенциал для экономического прорыва имеют Иран и Казахстан, которых видит в роли «новых тигров» четверть международного экспертного пула.

По мнению участников опроса, Иран все более весомо заявляет о себе как об одном из наи более развитых и передовых государств региона в области науки и технологий. Кроме того, его географическое положение, ключевые позиции на нефтяном рынке, влияние в регионе, высо кий уровень жизни населения дают стране неоспоримые преимущества в борьбе за лидерство.

Однако стать реальным лидером эта страна сможет, по мнению экспертов, лишь преодолев гео « политический конфликт с Западом и пойдя по пути светского государства.

Алла Захарова, Россия, генеральный директор госкомпании «Зарубежгеология»: «Иран мо жет занять главенствующую позицию исключительно по своему центральному ме сторасположению, выходу ко всем международным транспортным сетям – это, по сути, центр Азии. Кроме того – невероятное богатство природных ресурсов. Вся таблица Менделеева: золото, марганец, олово, нефть, газ и т.д. Большой рост населения и великолепно построенная система образования, государственное планирование образования. Очень хоро шо и динамично развиваются технологии. Даже в их сегодняшней ситуации, когда импорт « почти не поступает, они полностью всем сами себя обеспечивают».

Рахул Сингх (Rahul Singh), Индия, доцент, заместитель председателя Индийского центра общественной политики: «Иран. Квалифицированная рабочая сила и нераскрытый бла « годаря политической борьбе потенциал рынка».

Сусанна Брезина (Susanne J. Brezina), Австрия, независимый консультант: «Иран. Благо даря влиянию на Ближнем Востоке (Сирия, Ливан) и ключевому положению на нефтя ном рынке, если иностранные отношения будут более дипломатичными и тем самым « возможно будет избежать вовлечения в вооруженный конфликт».

Сергей Расов, Казахстан, политический обозреватель по странам Центральной Азии и Казахстану Politcom.ru: «Иран – высокий уровень жизни, большое желание стать региональным лидером, возглавить союзы со странами, близкими по менталитету, высокие амби ции. Единственное, что может помешать – это крен в религию. Если Иран пойдет « по пути светского государства, то, несомненно, он станет лидером».

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Иран – благодаря своему огромному научному и технологическому потен циалу, после того как существующий геополитический конфликт с США и Западом будет преодолен».

Казахстан – единственное из постсоветских среднеазиатских государств, вошедшее, по оцен ке экспертов, в первую пятерку претендентов на статус «новых тигров». Весомыми основаниями для этого выбора стали эффективное государственное управление и планирование, рост образо вательного уровня населения, динамичное развитие промышленности и банковского сектора вку пе с выгодным евразийским местоположением и богатыми природными ресурсами, а также курс « на международную интеграцию.

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газе те ItaliaOggi: «Казахстан. Эта страна смогла немедленно отреагировать на вызовы постсоветской системы и позиционировать себя на мировом рынке. Они немедленно стали использовать модернизированный опыт предыдущей системы в области госу дарственного планирования. Одной из таких инноваций стало создание контролируемого госу дарством фонда развития «Самрук Казына», который функционирует подобно рыночному инвестиционному фонду. Он свободен от прежних ограничений, но ориентируется на нацио « нальные интересы в области развития и модернизации».

Константин Фрумкин, Россия, заместитель главного редактора журнала «Компания»: «Казах стан – еще не очень развитая страна, но с очень прогрессистской политической системой « и ответственной элитой, которая действительно движет ее по пути реформ».

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопро сам геополитики и культуры: «Казахстан. Нация наращивает численность своего образован ного населения, инвестируя доходы от сырьевого экспорта. Это торговый узел для това ров, поступающих из Центральной Азии и Китая в Россию и на европейские рынки».

« Томми Колферд (Tommy Kolferd), США, заслуженный профессор в области международ ной политики Университета Огайо: «Казахстан. Хорошие результаты государственного « планирования и геополитическое положение, природные ресурсы».

Лауренцо Сантьяго (Laurenzo Santyago), Португалия, заместитель директора Международ ного научно-исследовательского центр безопасности: «Казахстан. Согласованная и скоор динированная экономическая политика с четким государственным руководством « и сильным национальным лидерством».

Андрей Галушка (Andrij Halushka), Великобритания, главный аналитик корпоративного и инве стиционного банка Credit Agricole: «Казахстан, который имеет относительно высококва лифицированную рабочую силу и богатые природные ресурсы, в том числе нефти и газа, « которые как минимум в ближайшей перспективе останутся весьма востребованными».

Лейла Пералта (Leila M. Peralta), Филиппины, специалист по управлению развитием в Азиатском банке развития: «Казахстан. Банковская система Казахстана быстро раз вивается, ее капитализация сегодня превышает 1 млрд долл. Согласно докладу МЭФ о глобальной конкурентоспособности, Казахстан занимает 72-е место в мире. В Ка захстане также большие запасы фосфоритов. Одно из самых богатых месторождений – Чили « сай – расположено на северо-западе Казахстана. Его объем – 800 млн т рудного минерала».

Д-р Рэймонд Колтер (Dr Raymond Kolter), Китай, профессор в Школе международных отношений и права Шанхайского университета международных исследований (SISU): «Казахстан. Энергопо ставки, членство в ШОС, торговля с Китаем, стабильные отношения с Россией».

« Уже значительно ниже оценивают эксперты шансы Пакистана, Курдистана (вновь созданно го) и Мьянмы.

Майлс Хопкинс (Myles Hopkins), ЮАР, главный исполнительный директор компании 20: « Vision Creators: «Курдистан (вновь воссозданный). Огромные запасы нефти».

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геостра тегического прогнозирования (GSFC): «Курдистан демонстрирует внушительные показатели, так что он будет «новым тигром» на Ближнем Востоке».

« И лишь единичные голоса отданы некоторым другим странам региона.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Монголия. Нация привлекает инвестиции в сырьевой сектор, одновременно улучшая образовательную базу для молодежи. Страна пред ставляет собой прослойку между богатеющим Китаем, богатой ресурсами Россией и является транзитным узлом на пути из Центральной Азии на китайские рынки и в китай « ские порты».

Андрей Черепанов, Россия, руководитель директор НУ «Проект национального разви тия»: «КНДР – после свержения тоталитарного режима и посредством реализации « мощного экономического потенциала».

Адиль Наим (Adil Naeem), Пакистан, директор проекта Etimad Pvt Ltd (VFS-TasHeel): «Кам боджа. Принимая во внимание, что спрос на металл постоянно растет, а в Камбодже большие запасы металлических руд, горнодобывающая промышленность может стать « источником роста в будущем после изучения возможностей такого пути развития».

Рахул Шах (Rahul Shah), Непал, консультант сектора частных инвестиций Азиатского банка развития: «Мьянма, поскольку она демократична и открыла свою экономику для иностран ного участия. Разные страны устремились в Мьянму, чтобы ухватить кусок пирога. Это последняя неосвоенная территория в Азии – страна, похоже, привлекает огромный инте рес со стороны западных и азиатских центров мощи».

Различия в голосовании у представителей из разных групп стран незначительны и вполне предсказуемы. Так, за Турцию наиболее активно голосовали эксперты из развитых стран, а потен циал Индонезии более высоко оценивают представители развивающихся государств. Оценки же экспертов постсоветского пространства в отношении этих двух стран более сдержанны, зато в отношении Ирана участники нашего исследования из стран пост-СССР выражают наибольший оптимизм по сравнению с двумя другими группами экспертов.

Обращает на себя внимание, что в отношении Вьетнама и Казахстана эксперты из всех трех групп абсолютно единодушны.

Также участникам опроса было предложено перечислить наиболее важные, с их точки зрения, факторы, за счет которых странам – «новым тиграм» удастся совершить прорыв. Мнения экс « пертов по этому вопросу проиллюстрированы Диаграммой 175.

Владимир Тюшин, Россия, 17. “ ” эксперт по социальным % проектам РИА «Новости»:

«Экономический рывок в долгосрочном плане возможен у государств, обладающих хотя 41 бы двумя из трех факторов: 1. Из быток населения, обеспечиваю 38 щий низкую стоимость труда.

2. Наличие значительных запасов 28 природных ресурсов. 3. Выгодное географическое расположение относительно основных центров мирового потребления. При этом необходимо безусловное выполне 15 ние двух дополнительных условий:

А. Сильное государство, гаран 2 тирующее политическую ста бильность и защиту инвестиций (в том числе – иностранных).

Б. Высокая транспарентность экономической системы (включая защиту от коррупции, свободное движение капитала, отсутствие претензий на экономиче ский суверенитет – поскольку цели устойчивости, высоких темпов роста и экономического суверенитета одновременно недостижимы)».

Принимая во внимание ту «формулу успеха», о которой мы говорили в предыдущей главе, не удивительно, что наиболее важным фактором для «рывка» страны наши эксперты считают форсированное развитие образования и интеллектуальноемких производств. Об этом говорит « почти половина участников опроса.

Авни Дервиши (Avni Dervishi), Косово, основатель и ректор Академии европейской и глобаль ной стратегии: «Экономическое развитие идет рука об руку с усовершенствованием обра зовательной системы. Это в случае, если страна хочет развиваться в долгосрочной пер « спективе. И это идет рука об руку с развитием благотворной социальной политики».

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопро сам геополитики и культуры: «Ключом к развитию экономики будущего является разви тие образования и экономики знаний, которые вытолкнут «нового тигра» в круг раз витых экономик. Сильная экономика и образованное общество создают талантливое « руководство и стабильное в социально-политическом отношении общество».

Галина Канинская, Россия, д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории ЯрГУ им. П.Г. Демидова:

«В предстоящий период рывок в образовании и науке во многом будет обеспечивать прорыв стран в мировом сообществе. Эта сфера должна стать приоритетной в стра тегическом долгосрочном планировании».

Серьезнейшее внимание, с точки зрения экспертного сообщества, необходимо уделить страте гическому долгосрочному планированию – этот фактор отметили более 40% участников опроса.

Закрытый вопрос. Множественный выбор.

« Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопро сам геополитики и культуры: «Стратегическое долгосрочное планирование создает ста бильность в экономике и финансовой инфраструктуре и обеспечивает ясность для « «нового тигра» в укреплении своих сильных сторон и преодолении слабостей».

Д-р Джеймс Гилберт (Dr James Gilbert), США, генеральный директор компании Geo Future Consulting, профессор геополитики Университета штата Техас: «В кризисном мире увеличе ние геополитической мощи может быть достигнуто только при условии реализации « стабильной и согласованной долгосрочной стратегии».

Лауренцо Сантьяго (Laurenzo Santyago), Португалия, заместитель директора Международ ного научно-исследовательского центра безопасности: «Стратегическое государственное планирование требуется для достижения позитивных изменений в положении стра ны как геополитической силы».

Весомым преимуществом более трети респондентов считают такой объективный фактор, как выгодное географическое положение страны относительно центров мирового производства и потре бления. Как уже говорилось выше, это качество присуще Турции, Индонезии, Вьетнаму, Ирану « и Казахстану, т.е. странам, возглавившим в нашем исследовании список претендентов на роль «новых тигров».

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геостра тегического прогнозирования (GSFC): «География всегда играет роль в экономическом « развитии».

Александр Апокин, Россия, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и кратко срочного прогнозирования: «Заметных случаев прорыва в «сухопутных» (landlocked) государствах зафиксировано не было, поэтому доступ к морям, вероятно, также явля ется неотъемлемой характеристикой такого прорыва».

Почти 30% участников нашего исследования уверены, что одним из необходимых условий для быстрого роста и повышения статуса страны на мировой арене является сильная государствен ная власть. Участие государства необходимо в инфраструктурных проектах и в проектах, направ ленных на развитие человеческих ресурсов;

сильная государственная власть способна создавать « долгосрочные стратегии национального развития и гарантировать защиту инвестиций.

Паоло Раймонди (Paolo Raimondi), Италия, экономист, автор статей в итальянской газете ItaliaOggi: «Государство должно быть просвещенным проводником, чтобы помогать в обеспечении развития и создания национальной промышленности, которые в про тивном случае не перерастут рамок одиночной частной инициативы и еще более уз ких рамок иностранных инвестиций и прочих внешних вмешательств. Такое государство так « же должно обеспечивать образование, как мост в современность».

Александр Апокин, Россия, ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и кратко срочного прогнозирования: «Создание инфраструктуры развития и поддержка проектов развития – это функция, которую на себя может взять только государство. Поэтому « в случае совершения прорыва сильная роль государства необходима».

Карлос Кортес-Гомес (Carlos A. Cortes-Gomez), Мексика, руководитель департамента по эконо мическим исследованиям в Школе глобального менеджмента Thunderbird Высшего Институ та аудита: «Для развертывания национальной стратегии развития условием успеха является сильное участие государства в разработке, контроле и осуществлении пла на. Здесь необходим лидер, и государство является оптимальным лидером. Но в то же время необходимы цели и задачи, поэтому также необходимо долгосрочное планирование. Долгосроч ное видение и стратегии устраняют неопределенность, и это еще одна причина, по которой « страны – «новые тигры» практически предвосхищают изменяющиеся глобальные обстоя тельства и условия».

Владимир Тюшин, Россия, эксперт по социальным проектам РИА «Новости»: «Сильное госу дарство, гарантирующее политическую стабильность и защиту инвестиций (в том чис ле иностранных)».

Примечательно, что значительно менее важными для динамичного развития стран экспер « ты сочли такие традиционные методы, как выращивание транснациональных компаний из нацио нальных фирм и внедрение управленческих инноваций.

Дмитрий Лытов (Dmitry Lytov), Канада, независимый веб-журналист: «Транснациональ ная торговля – фактор экономики, играющий все более важную роль. Но одни страны « будут это «терпеть», а другие – «наслаждаться».

А. Хузайме Абдул Хамид (A. Huzaime Abdul Hamid), Малайзия, председатель и генеральный директор фирмы Ingenium Advisors: «Выведение местных компаний на международные рынки путем производства конкурентоспособных товаров».

И лишь единицы из участников нашего исследования сочли значимым фактором обладание ядерным потенциалом.

В числе прочих упомянутых важных условий «прорыва» участники опроса называют демогра фический потенциал, большую долю молодого населения, дешевую рабочую силу, значительные « запасы природных ресурсов, а также ценностные ориентиры нации.

Александр Этерман (Alexander Eterman), Израиль, экономист, независимый аналитик: «Все «тигры» начинают с того, что у них есть очень дешевая, хорошая, трудящаяся рабо чая сила. Иногда – и дополнительные ресурсы. Плюс незаполненные рынки – свои и сосед ские. В результате туда перебазируется огромное количество всякой промышленности.

А дальше она начинает развиваться. И не только потому и не только до тех пор, пока там дешевая рабочая сила, но и до тех пор, пока тамошние рынки не насыщены. А они еще не скоро насытятся. И после этого там начинается нормальный бег белки в колесе. Бешеный экономи ческий рост, но с очень низкого уровня. По 10% в год. Образование новых рынков. Тем самым образуется огромное количество ценностей и покупательная способность. И одновременно – очень бедная публика и дешевый рынок. Таким образом идут вперед. Таким образом можно « пройти полпути от Северной до Южной Кореи. Потом надо менять парадигму».

Сергей Веселовский, Россия, старший научный сотрудник ИНИОН РАН, председатель прав ления, руководитель экспертно-аналитического центра ИРСОТ: «На самом деле, полагаю, для любой нации ключевым фактором достижения успеха («прорыва», как сформу лировано в вопросе) является пассионарность (в терминах Льва Гумилева). Высокая энергетика нации в целом и ее элит плюс истинное, а не мнимое единство целей власти и на « рода обеспечат успех любой стране (не только «новым тиграм»)».

Майкл Клементс (Michael Clements), Новая Зеландия, специалист по экономическому раз витию, независимый консультант: «Наиболее ценный фактор их развития – это гомо генность, общие реальные ценности, разделяемые сообществами людей в этих стра « нах, и их уважение к самим себе».

Олег Неменский, Россия, старший научный сотрудник Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ: «Азиатские страны стремительно осваивают наработки запад ной цивилизации, при этом (в большинстве случаев) в гораздо большей степени, чем Запад, сохраняют свои культурные и социальные особенности. Это сочетание может помочь избежать тех тяжелейших кризисных сценариев, в которые входит современный Запад».

У экспертов из различных кластеров стран тенденции в распределении оценок в целом полностью совпадают – за одним исключением: для представителей развивающегося мира сильное государственное управление играет более значимую роль. Особенно актуальным этот фактор выглядит в глазах экспертов из постсоветских стран – по своему «весу» он не уступа ет долгосрочному стратегическому планированию (для наших стран это действительно тесно взаимосвязанные факторы) и превосходит преимущества географического положения.

*** Итак, в перспективе до 2050 г. Азия, по всей видимости, будет оставаться самым бурно развивающимся континентом. Кроме того, появление в геополитических раскладах «новых азиатских тигров» станет важным событием не только для самих стран-чемпионов: каждый « новый «прорыв» может менять баланс сил в сторону развивающегося мира.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопро сам геополитики и культуры: «Новый тигр» может стать экономическим двигателем региона и помочь тому или иному региону получить статус глобального игрока и даже заставить международные финансовые институты изменить метод ведения бизнеса».

Чтобы совершить этот прорыв, долгосрочная национальная стратегия должна быть нацелена на развитие человеческих ресурсов и создание экономики знаний. И вот здесь вступает в дело еще один важный фактор, который изначально не входил в наш список, но очень часто звучал в коммен тариях экспертов. Речь идет о «единстве целей власти и народа», «ответственности элит», «сохранении своих культурных и социальных особенностей», «внутриполитической стабильно сти», «приоритете единых ценностей» и т.п. – т.е. обо всем том, что является неотъемлемой частью самого «духа» нации.

Поэтому нам кажется важным остановиться еще на одном вопросе устойчивого развития – на конкурентоспособности мультикультурных обществ. Ведь большинство государств Азиатского региона, которые относятся как к признанным, так и к потенциальным лидерам, являются поли этническими и мультирелигиозными.

Процессы глобализации и общего экономического развития формируют новые устойчивые тренды в межкультурном взаимодействии. Во Всемирном докладе ЮНЕСКО «Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами» отмечалось: «Более широкая концепция развития все чаще ставит под сомнение подразумеваемое приравнивание развития к извлечению максимальной прибыли и накоплению материальных благ. Отказываясь принимать в расчет куль турное разнообразие, стратегии развития рискуют увековечить или усугубить те недостатки, которые они призваны преодолеть. Для устойчивого развития важны учет социальных факторов и культурного контекста, а также участие общин в разработке и осуществлении проектов»6.

Так, например, с развитием процесса глобализации ускоренное развитие получают транснацио нальные компании (ТНК), которые во многом и являются проводниками этого процесса. Одним из условий успешности ТНК в настоящее время становится управление на базе мультикультурных команд. Преимущества таких команд – не столько в знании культурной специфики различных стран (что само по себе немаловажно), сколько в сильной «гибридной культуре» выработки стра тегий и принятия решений, большем творческом потенциале, что обусловлено комбинациями раз личных парадигм и подходов, носителями которых являются представители различных культур.

По этой причине в стране, обладающей мультикультурным населением, корпорации имеют апри орно больший творческий потенциал.

Другой пример – появившиеся с некоторого времени в постиндустриальной экономике «твор ческие индустрии», которые можно определить как экономическую деятельность на основе произ водства и эксплуатации интеллектуальной собственности. Здесь действует та же закономерность, что и в корпоративном управлении: мультикультурные сообщества, вследствие постоянных пря мых контактов и информационного обмена между представителями различных культур, обладают более высоким творческим потенциалом, а следовательно – более высоким потенциалом разви тия творческих индустрий.

Сегодня немногие страны, имеющие мультикультурное и многонациональное население, могут похвастаться отсутствием или незначительным присутствием межэтнических проблем. Зачастую приходится наблюдать обратное и слышать от ведущих политиков известный постулат о «крахе мультикультурализма». В то же время ряд государств, будучи весьма пестрыми в культурном и этническом отношении, не испытывают сколько-нибудь серьезных проблем межнационального общения. Для тех стран, которые сумели преодолеть эти конфликты и найти «формулу согласия», внутреннее цивилизационное многообразие (этническое, культурное, религиозное) может стать важнейшим ресурсом развития государства и, соответственно, его конкурентным преимуществом.


Всемирный доклад ЮНЕСКО «Инвестирование в культурное разнообразие и диалог между культурами», с. 24.

ГЛАВА VII ПРЕдОТВРАщЕНИЕ ГЛОБАЛЬНОГО ВЗРЫВА МЕНЕ, ТЕКЕЛ, фАРЕС Попытка экспорта западной модели миропорядка упирается в «повзрослевшие» азиатские страны, которые хотят моделировать мир по-своему.

Алексей Маслов, Россия, заведующий отделением востоковедения НИУ-ВШЭ В конце XX века был наконец устранен риск полномасштабной ядерной войны, которая могла возникнуть между СССР и США, и процесс глобализации пошел ускоренными темпами. Однако такого же прогресса в гармонизации международных отношений вслед за этим не последовало.

Процесс глобализации произошел и в этой сфере, но вряд ли его можно назвать благотворным:

число вооруженных конфликтов в мире не сократилось, а выросло;

одновременно укрепился международный терроризм, который вышел за рамки какой-то одной страны или даже региона мира. Возник феномен «цветных революций», регулярно вспыхивающих в различных странах и регионах, и в большинстве случаев – не без внешнего информационного и идеологического вмешательства.

Открыто был поставлен под сомнение основополагающий принцип невмешательства во вну тренние дела суверенных стран, который действовал в международных отношениях со времен Вестфальского мира (1648 г.) и закреплен в Уставе ООН (ст. 2 п. 7). Без санкции ООН был осу ществлен ряд гуманитарных интервенций в различные страны на основании «нелегитимности авторитарных режимов» либо «принуждения к миру». Кроме гуманитарных мотивов получила распространение практика «интервенций возмездия» и «превентивных вмешательств».

По логике вещей устранение угрозы глобальной войны и глобального же уничтожения долж но было привести к укреплению роли ООН, расширению и повышению эффективности глобаль ного переговорного процесса в деле решения тех или иных международных проблем. Однако этого не произошло. Напротив, усилилась роль G7 – G8, которые, в силу того что большинство входящих в них стран одновременно присутствует в НАТО, зачастую действуют в интересах этого альянса. Роль G7 – G8 по масштабам воздействия на международные дела к настоящему времени сравнялась с ролью ООН.

ООН как организация переживает не лучшие времена. Уже длительное время на повестке дня стоит вопрос о ее реформировании в силу целого комплекса причин: недостатка представи тельности в отношении развивающихся стран, привилегированного положения постоянных чле нов Совета Безопасности, тенденции к господству США в рамках однополярной структуры мира, необходимости разрешения проблемы ее финансирования и т.д.

При этом необходимо учитывать, что за послевоенное время произошло несколько частных революций, охвативших важные стороны жизни людей во многих странах. Это революция потре бления, революция менеджеров, «зеленая» революция, революция борьбы с инфекционны ми болезнями, сексуальная революция, научно-техническая революция и как ее немаловажная часть, информационная революция, не говоря уже о разрушении традиционного института семьи и снижении роли религии в жизни общества. Ментальность мира, по крайней мере в его развитой части, поменялась. Поменялась она, хотя бы частично, и на периферии, поскольку развитый мир служит образцом для подражания и источником заимствования.

Ряд традиционных обществ оказался не готовым к быстрым переменам и на культурно-потре бительскую экспансию развитого мира ответил в духе фундаментализма. Между тем механизмы международного урегулирования разногласий в наступившую эпоху глобализма претерпели мало изменений по сравнению с послевоенным временем. ООН не в состоянии разрешить возникшие «Исчислено, взвешено, разделено»: согласно библейскому преданию – слова, начертанные на стене таинственной рукой во время пира вавилонского царя Валтасара незадолго до падения Вавилона от рук персидского царя Дария Мидийского. «Вот и значение слов: мене — исчислил Бог царство твое и положил конец ему;

текел — ты взвешен на весах и найден очень легким;

перес — разделено царство твое и дано Мидянам и Персам». Дан. 5:26–28.

противоречия, в корне которых лежит иная природа конфликтов, нежели та, что имела место в 60–80-е гг. прошлого столетия. И тогда в дело вступают США и НАТО.

В ходе нашего исследования мы задали 18.

экспертам вопрос: «Эффективны ли меры,,, применяемые сегодня ООН, США и НАТО к проблемным, по их мнению, странам?»

% Как видно из Диаграммы 182, подавляющее большинство участников опроса эффективными их не считает. В объяснение своей позиции экс перты приводили аргументы, которые сводятся в итоге к двум основным тезисам: «негодные цели» или «негодные средства».

Под «негодными целями» большинством 77 экспертов подразумевалась зависимость поли тики ООН от интересов США и НАТО, которые слабо коррелируют как с декларируемыми целями предпринимаемых мер, так и с реальны « ми интересами стран – объектов этих действий.

Александр Черкасов (Alexander Cherkasov), Китай, исследователь проблем международных отношений: «ООН и НАТО – не более чем доверенные комитеты более крупных транс национальных структур, чьи цели отличаются от тех, что задекларированы в Уста ве ООН. Их меры эффективны в смысле настоящих целей этих структур. В случае так называемых стран-изгоев настоящие цели во многих случаях – это дестабилизация страны (путем использования наемных повстанческих сил, как в Сирии, Мали и т.д.), и/или «демо кратических движений» (как на Украине, в Египте, Тунисе и т.д.), и/или коррумпированных местных элит (как в России или Балканском регионе и т.д.), и захват власти наемными груп пами. Таким образом, чтобы ни один из других центров мощи (т.е. Китай, Россия, Иран) не смог « вторгнуться в регион экономически или политически».

Тьягу Феррейра Лопес (Tiago A. Ferreira Lopes), Португалия, администратор и исследователь мониторинговой компании State Building and Fragility Monitor: «Большинство мер, принятых США и НАТО, основаны на политическом интересе текущего момента, а не на долгосроч ной стратегии и тщательном планировании. К сожалению, в последние годы, особенно со вре мени вторжения в Ирак в 2004 г., ООН утратила способность представлять все страны, и в этой связи ее меры настолько эффективны, насколько они являются таковыми по мнению США, и осу ществимы настолько, насколько позволяют США».

А в плане «негодных средств», большинство участников опроса имели в виду неэффектив ность в качестве «стабилизирующих мер» вооруженных вторжений и вообще любых действий, совершаемых с позиции силы и без учета местной специфики. Это зачастую приводит к обратному « эффекту – усугублению уже существующих проблем либо возникновению новых.

Владимир Тюшин, Россия, эксперт по социальным проектам РИА «Новости»: «Меры ООН, США и НАТО, применяемые к проблемным странам, сводятся к двум классам: экономи ческие санкции и вооруженное «миротворческое» вмешательство. Оба класса являют ся примером «прямой реакции», страдают ограниченностью целей и зачастую достигают результатов, прямо противоположных заявленным целям. Экономические санкции приводят к консолидации общества вокруг проблемных режимов, а вооруженное вмешательство с огра ниченными целями приводит к затяжному гражданскому конфликту в прямой или латентной форме. Зачастую реализация этих мер обусловлена не явной необходимостью, а лоббистским влиянием определенных групп интересов. Часто задним числом оказывается, что для дости жения заявленных целей были необходимы действия, прямо противоположные реализованным (парадоксально, но именно холодная война продлила власть КПСС – как пример)».

Закрытый вопрос. Один ответ.

« Сусанна Брезина (Susanne J. Brezina), Австрия, независимый консультант: «Они могут пока заться эффективными, но только на первый взгляд и на короткий промежуток времени.

По большей мере конфликт или проблема не были достаточно оценены и проанализирова ны ДО вторжения. Таким образом, вторжение НЕ смогло быть нацелено на первопричину и, следовательно, не привело к решению. Также недостаточный исходный анализ ведет к неправильной адресации вторжений, которые могут даже принести вред, особенно в длительной перспективе… Вторжение само по себе, например миротворческая миссия ООН, большей частью представляет собой часть проблемы, а не ее решение. Оно ускоряет процесс развития экономической нестабиль ности путем вбрасывания американских долларов на местные рынки и помощи неимущим, стиму лирование проституции и нарушения прав человека часто осуществляются миротворцами. Экс плуатация местных ресурсов продолжается одновременно с разрушением местной культуры и общепринятых обычаев. Наконец, часто наблюдаются чисто армейские подходы (например, в Ливии) при отсутствии каких-либо стратегий постконфликтного времени, ориентирован « ных на устойчивое развитие».

Сергей Расов, Казахстан, политический обозреватель по странам Центральной Азии и Казахстану Politcom.ru: «Все проблемы решаются с позиции силы, а пора уже понять, что только переговоры и компромиссы приведут к решению проблем».

При этом небольшая часть экспертного сообщества как раз одобряет форматы предпринима емых ООН, США и НАТО мер в отношении «проблемных стран» и считает неэффективным их недостаточно жесткое и последовательное применение. Вполне ожидаемо, что «порт припи « ски» сторонников такой точки зрения – это США либо их ближайшие союзники.

Рохит Тальвар (Rohit Talwar), Великобритания, генеральный директор компании Fast Future think tank: «Слишком медлительны и неэффективны, слишком связаны бюрократией.


Движимы в слишком большой степени ресурсными ограничениями – не в состоянии вмешаться и воздействовать эффективно – например, в случае с Сирией. Требуется больше полномочий, чтобы заставить страны вести себя более разумно по отношению к сво « им людям и друг к другу».

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геострате гического прогнозирования (GSFC): «Главная проблема в том, что ООН или иногда НАТО отказываются принимать сильные меры в отношении потенциальных угроз».

И лишь чуть меньше четверти экспертов считают, что ООН, НАТО и США достаточно эффективно справляются с проблемой «стран-изгоев» и «стран-банкротов». Однако даже здесь проскальзывает мотив, что речь идет скорее об эффективной защите национальных « интересов США.

Паоло Роберто де Альмейда (Paulo Roberto de Almeida), Бразилия, дипломат министерства ино странных дел Бразилии, профессор международной политической экономии: «Несмотря на недо статки, они пользуются определенным доверием в области оценки реальных проблем. Это не случай ООН, это как раз случай США и большинства стран НАТО, которые располагают эффективной демократией, когда [принимаемые решения] являются предметом анализа ученых, граждан, свободной прессы в условиях широкого спектра мнений. Автократические страны вроде « России и Китая не располагают всем этим…»

Карлос Кортес-Гомес (Carlos A. Cortes-Gomez), Мексика, руководитель департамента по эко номическим исследованиям в Школе глобального менеджмента Thunderbird Высшего института аудита: «В краткосрочной перспективе такие меры могут быть эффективны, но в средне и долгосрочной перспективе они могут выглядеть репрессивными или казаться попыткой навязать некоторые культурные и социальные ценности «проблемным» странам, или извлечени « ем некоторых экономических преимуществ путем эксплуатации этих стран».

Наталья Винокурова, Россия, доцент кафедры международных экономических организаций и европейской интеграци НИУ-ВШЭ: «Эффект, который от таких мер получает США, весьма предсказуем и соответствует долгосрочному государственному планирова нию США в области мировой политики и мировой экономики».

Интересно отметить, что эксперты из развитых и постсоветских стран полностью солидар ны в оценке эффективности применяемых ООН, США и НАТО мер в отношении «проблемных стран». И оценка эта преимущественно негативная.

А вот эксперты из развивающихся стран несколько более лояльны в этом вопросе. По всей видимо сти, это связано с тем, что большинство так называемых «проблемных стран», равно как и потенциаль ных кандидатов на эту роль, относятся именно к этой группе. В весьма неоднородном развивающемся мире действительно много проблем и часто возникает угроза, что в той или иной стране правительство будет не способно самостоятельно справиться с кризисной ситуацией. И помощь со стороны междуна родного сообщества – это действительно актуальный запрос. Другой вопрос, в чем именно она должна « состоять.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопро сам геополитики и культуры: «Путь, по которому следуют ООН, США и НАТО, базируется на двухпартийной системе, которой подчинены их дипломаты и законодатели. Нужно придер живаться российской инициативы, придавая стране статус «проблемной», или основывать ся на двусторонней дипломатии. Возьмите пример Северной Кореи или Ирана. Обе нации испытывают внутренние проблемы. Если их оставить в покое, то это может привести к смене руководства, но осуществление жесткого курса в их отношении только придает силы существующему руковод ству, ужесточающему режим. На основе двустороннего диалога можно было бы достичь большего взаимопонимания и снижения напряженности. Если Северная и Южная Корея способны к переговорам, то отчего этого не могут сделать другие? Нужно назначить посредника и дать ему возможность представлять интересы всех сторон, чтобы прийти к соглашению, поскольку множество диплома « тов за одним столом подобны персонажам пословицы «слишком много поваров испортят кашу».

Д-р Рэймонд Колтер (Dr Raymond Kolter), Китай, профессор в Школе международных отноше ний и права Шанхайско 19.

го университета между народных исследований % (SISU): «Распространение ядер ного оружия, ракетных техно, логий, национализм, поддержка терроризма и нарушение прав человека адекватно не согласу ются с экономическими санкциями и политикой сдерживания. Необ ходима помощь в развитии и эко номическое содействие, обучение, эффективному управлению и со блюдению общемировых норм».

Существует ли вообще прин ципиальная возможность преодо левать конфликты, в том числе и «цивилизационные», в совре менном мире? Представления гло бальной интеллектуальной элиты о том, какие первоочередные меры следует применять миро- вому сообществу в отношении стран, переживающих острый внутренний конфликт, демон- стрирует Диаграмма 19а3. Как мы можем видеть, главный лейтмо тив ответов заключен в известной формуле «переговоры и ком промиссы».

Закрытый вопрос. Множественный выбор.

Почти половина экспертов считают наиболее эффективным способом помощи «кризисным»

« государствам посредничество стран, близких по культуре и ментальности.

Алексей Маслов, Россия, заведующий отделением востоковедения НИУ-ВШЭ: «Посред ничество стран, близких по ментальности, в целом показывает лучший способ моде рации конфликтов, хотя это не панацея. Совместные комиссии могут быть очень эффективны, если в них входят опытные переговорщики. Известны случаи обратного эффекта из-за недоучета национальных традиций, форм общения, даже обращения (Непал, « Иран, Северная Корея)».

Георгий Никифоров (Gueorgui Nikiforov), Япония, менеджер проектов в Институте науки и технологий Окинавы: «Никогда нельзя сравнивать яблоки с апельсинами. Например, американец никогда не поймет, почему у французов 35-часовая рабочая неделя, а евро пеец никогда не поймет, как кореец может обходиться без отпуска. Следовательно, когда возникает внутренний конфликт, люди с совершенно другими представлениями не должны вмешиваться, если, конечно, они не стремятся к доминированию».

Чуть больше 40% экспертов отметили, что для поиска компромиссных решений необходимо « организовывать совместные комиссии из представителей ООН и национальных правительств.

Саймон Сундарай-Кеун (Simon Sundaraj-Keun), Малайзия, независимый консультант по вопросам геополитики и культуры: «Применение ООН мер по военному вмешательству в случае доказанного геноцида, гуманитарного кризиса, угрозы террористического захвата страны, случаев доказанной помощи внешних сил вооруженным группировкам в зоне конфликта. При этом следует подчеркнуть, что вмешательство ООН должно иметь четкие « временные рамки проведения операций и сроки вывода войск».

Сергей Пахомов, Россия, президент компании «Олимпия Капитал ЛТД»: «Военные экспедиции в Ирак, Афганистан и Ливию, «арабская весна» продемонстрировали, что внешнее воен ное вмешательство, жесткие экономические санкции, финансовая и военная поддержка отдельных оппозиционных политических, этнических и религиозных группировок с целью уничтожения неугодных США, НАТО и консервативным арабским странам политических режимов привели к результату, совершенно противоположному планируемому. Эти методы не приводят к власти силы, пользующиеся широкой внутренней социальной и политической поддержкой и спо собные обеспечить внутреннюю стабильность на демократических принципах. Остается выбор между принципом невмешательства во внутренние дела и посреднической миссией ООН, направ ленной на поиск компромисса между правительством и оппозиционными силами».

Почти 40% участников нашего исследования обратили внимание на необходимость посредни чества стран и государственных деятелей, придерживающихся политики нейтралитета и мирного урегулирования конфликтов. Впрочем, сюда еще стоит прибавить часть экспертов, которые особо « отметили целесообразность посредничества именно авторитетных политиков мирового масштаба.

Олег Неменский, Россия, старший научный сотрудник Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ: «В современных условиях все более эффективной стано вится война чужими руками, т.е. отказ от открытого государственного вмеша « тельства. На этом фоне все более значима посредническая роль нейтральных стран».

А. Хузайме Абдул Хамид (A. Huzaime Abdul Hamid), Малайзия, председатель и генеральный директор фирмы Ingenium Advisors: «Опыт Боснии и Мали обнаруживает, что жесткое военное вмешательство может положить конец внутренним конфликтам, но про должающиеся проблемы в Африке показывают, что это может и не сработать. В конеч ном счете посредничество сильных лидеров, разделяющих веру в похожий набор принципов, может быть наилучшим решением».

Ряд экспертов обращали внимание на то, что эффективность применения тех или иных мер будет зависеть от конкретного конфликта, региона, проблемы. В связи с этим, в частности, звуча « ли соображения о целесообразности посредничества со стороны региональных блоков.

Андрей Галушка (Andrij Halushka), Великобритания, главный аналитик корпоративного и инве стиционного банка Credit Agricole: «Зависит от конкретного конфликта, невозможно указать оптимальное решение в общем случае».

« Тьягу Феррейра Лопес (Tiago A. Ferreira Lopes), Португалия, администратор и исследо ватель мониториноговой компании State Building and Fragility Monitor: «Посредничество региональных блоков вроде ЕС, АСЕАН, АС, ШОС, СНГ».

И, наконец, пятая часть экспертов сообщества ратуют за твердое соблюдение принципа невме « шательства со стороны мирового сообщества во внутренние конфликты суверенных государств.

Вадим Кисин, Армения, заместитель директора российской компании ЦОСиВТ: «Мировое сообщество вообще не должно вмешиваться в эти конфликты. Изоляция в данной ситу ации лучше всего. Меня волнует будущее этого конкретного общества как самостоя тельной сущности. Я полагаю, что они там должны жить сами».

Показательно, что сторонники радикальных мер – военного вмешательства или жестких эко номических санкций – оказываются в абсолютном меньшинстве. Кроме того, говоря о подобных мерах, участники опроса заостряли внимание на соблюдении четких принципов их применения:

четко очерченная категория угроз, подпадающих под соответствующие санкции, временные рамки проведения операций и т.п.

Интерес представляют, на наш взгляд, различия в предпочтениях экспертов в зависимости от того, к какой группе стран они принадлежат (Диаграмма 19в).

19.

, 52 38 42 62 39 45, 22 9 Если распределение ответов участников исследования из развитых стран совпадает с общими тен денциями по всей выборке, то два других «кластера» экспертов демонстрируют заметную специфич ность выбора.

Так, большинство апологетов идеи невмешательства в дела суверенных государств – это пред ставители экспертного сообщества постсоветских стран. И они же наиболее скептично относятся к идее формирования совместных с ООН комиссий, отдавая явное предпочтение посредничеству близких по культуре и ментальности стран.

Напротив, среди участников опроса из развивающегося мира наибольшим доверием пользу ется как раз идея совместных комиссий из представителей ООН и национальных правительств, а «близким» странам они склонны доверять меньше, чем эксперты из других групп. И что самое примечательное, именно данная часть экспертного сообщества менее всех возражает против вме шательства наднациональных институтов во внутренние конфликты суверенных государств.

ПУТЬ К СОГЛАСИю Гораздо легче выиграть войну, чем мир.

Жорж Клемансо Число конфликтов в мире не уменьшается, а с распространением технологий производства оружия массового уничтожения их последствия становятся все более угрожающими. Нельзя исклю чать, что на определенном этапе у какой-нибудь из сторон не выдержат нервы и в ход будет пуще но химическое, бактериологическое или даже ядерное оружие. Это может привести не только к одномоментной массовой гибели большого числа людей, но и вывести конфликт в режим войны на полное уничтожение, особенно если это будет конфликт религиозного свойства.

Человечеству насущно необходим эффективный инструментарий миротворчества, адекват ный реалиям сегодняшнего дня. Вопрос о том, какие принципы миротворчества в новую эпоху можно считать эффективными, мы задали участникам нашего исследования.

« Как видно из Диаграммы 20а4, больше половины экспертов главным лекарством против роста эскалационных угроз считают форсированное движение к преодолению бедности.

Деннис Андерсон 20.

(Dennis Anderson), США, профессор и декан % факультета менеджмента и информационных технологий Колледжа Святого Франциска:

«Корень множества кон « фликтов – нищета».

32 Кавлин Чатвел (Kavleen Chatwal), Индия, старший ис 31 следователь в Индий ском совете по исследовани ям в области международных 18 экономических отношений (ICRIER): «Если нищета рас пространена в государстве, 12 то она является его прокля тием, и каждая страна должна стараться избежать этого « проклятия, населения стран должны получать выгоды от таких стараний».

Сергей Пахомов, Россия, президент компании «Олимпия Капитал ЛТД»: «Бедность лежит в основе практически всех социальных, политических и религиозных конфлик тов. Ее форсированная ликвидация позволит значительно снизить градус напряжен ности в мире в целом».

Здесь мнение участников нашего опроса полностью совпадает с мнением экспертов World Economic Forum, которые в докладе «Глобальные риски – 2013» главной угрозой в предстоящее десятилетие называют слишком большой разрыв в доходах между бедными и богатыми. Нараста ние нищеты, по их мнению, сегодня даже важнее чем долговой кризис и обесценивание активов, опасней угроз экологического и медицинского характера.

Согласно данным в докладе Лиги арабских государств (ЛАГ) и Программы развития Органи зации Объединенных Наций (ПРООН) «Вызовы, стоящие перед развитием арабских государств – 2009», средний уровень бедности в арабских странах достигал 40%, примерно 140 млн ара Закрытый вопрос. Множественный выбор.

бов жили за чертой бедности5. Уровень грамотности в этих странах, по базе данных Всемирного банка, также остается весьма низким6. Бедность и связанные с ней низкий уровень образования и угнетенное состояние психики являются питательной средой для агрессии, распространения маргинальных идеологий и религиозных вероучений экстремистского толка. Серия разрушитель ных конфликтов, сопровождаемая вмешательством внешних сил, – в историю она вошла под на званием «арабская весна» – хорошо иллюстрирует выводы экспертов. Да, пусковые механизмы конфликтов не были напрямую связаны с уровнями бедности и образования, но когда существует пороховая бочка, достаточно легкого ветра и шальной искры, чтобы произошло воспламенение.

Порядка трети участников нашего исследования считают, что миру необходим всеобщий отказ от насилия как инструмента решения проблем. Идея ненасильственного разрешения конфликтов уже более 100 лет занимает умы мыслителей-гуманистов и примерно в течение такого же периода времени не находит своей практической реализации как во внутренней, так и в международной политике различных стран. Но, как мы можем убедиться, она по-прежнему остается остается « актуальной и востребованной.

Галина Канинская, Россия, д.и.н., профессор кафедры всеобщей истории ЯрГУ им. П.Г. Де мидова: «Безусловно, пересечение геополитических интересов государств будет сопутствовать человечеству, пока оно существует, поэтому следует искать воз можности избегать насильственного разрешения конфликтов в мире. И, безусловно, в обществе, где проблема бедности решается наиболее солидарно».

Такая же доля респондентов считает, что принципы современного миротворчества должны ба зироваться на безусловном признании культурных ценностей тех стран, где для разрешения остро « го внутреннего или внешнего конфликта требуется вмешательство международных сил.

Авни Дервиши (Avni Dervishi), Косово, основатель и ректор Академии европейской и глобальной стратегии: «Культура и свобода выражения культурной принадлежности – весьма эффек тивный инструмент избежания конфликтов и войн. До сих пор международное сообще « ство игнорирует этот факт. Мне кажется, настало время изменить такое положение».

Георгий Никифоров (Gueorgui Nikiforov), Япония, менеджер проектов в Институте науки и технологий Окинавы: «Если в стране считается нормальным для женщины все время сидеть дома и носить ткань поверх лица, то это должно быть разрешено. С другой стороны, если в другой стране считается нормальным принимать наркотики, как в Нидерландах, то и это должно быть разрешено. Это одно из преимуществ существования « различных стран – в них разные правила».

Крис Нанкарроу (Chris Nancarrow), США, заместитель начальника офиса судебного испол нителя округа Аллен, Индиана: «При любых формах урегулирования и посредничества миротворчество должно уважать культуру и идеалы местного населения».

И только каждый пятый участник опроса считает, что форсированное движение по на правлению к полному отказу человечества от оружия массового поражения сможет наилучшим образом способствовать делу мира. При этом речь шла скорее даже не о полном отказе, а со « вершенствовании контроля над распространением ОМП.

Василиос Дамирас (Vassilios Damiras), США, генеральный директор Корпорации геострате гического прогнозирования (GSFC): «Очень важно, чтобы ООН проводила твердую полити ку в отношении контроля оружия массового поражения».

Ряд экспертов предлагали другие возможные меры и принципы, способствующие осущест влению миротворческих миссий. Их объединяет гуманитарный подход к проблеме, предполагаю щий, по сути, постепенное выравнивание возможностей для развития различных народов и стран.

« Это вполне коррелирует с темой преодоления бедности.

Сусанна Брезина (Susanne J. Brezina), Австрия, независимый консультант: «Доступ к ключе вым ресурсам для всех и объединяющие экономические отношения. Образование вклю чается в вышеупомянутые ключевые ресурсы».

http://www.arab-hdr.org/publications/other/ahdr/ahdr2009e.pdf http://data.worldbank.org/indicator/SE.ADT.LITR.ZS « Венди Бокс (Wendi Boxx), США, научный сотрудник департамента школьного образования « Технического университета Мюнхена: «Образование и большее вовлечение девушек/жен щин во все социальные, экономические и культурные сферы».

Ахмед Эль-Шаффи (Ahmed El-Shaffee), Египет, бизнес-консультант: «Полный отказ от « стереотипов, основанных на религии, происхождении и этнической принадлежности».

Д-р Рэймонд Колтер (Dr Raymond Kolter), Китай, профессор в Школе международных отношений и права Шанхайского университета международных исследований (SISU): «Приоритет отдан мирному стремлению к праву на развитие, инкрементализму, предотвращению пре ступлений против человечности, геноцида, изнасилований, голода, насильственного переселения людей».

А некоторые участники нашего исследования выражали пессимизм в отношении самой воз можности решать международные или внутриполитические конфликты только цивилизованным « путем, без применения насилия.

Сергей Трофименко, Россия, партнер в коммуникационной группе «Пойнт Пассат»: «Ни один из этих принципов не сработает, т.к. история цивилизации показывает, что все про « блемы в конечном счете решались с позиции силы».

Олег Неменский, Россия, старший научный сотрудник Центра исследований проблем стран ближнего зарубежья РИСИ: «Если речь идет именно об эффективности, то ничего более эффективного, чем геноцид, человечество еще не придумало. Формула «нет чело века – нет проблемы» действует, к сожалению, и на международном уровне. Опыт наиболее известных из проведенных геноцидных практик – тому яркое свидетельство».



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.