авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Содержание ПРЕДСТАВЛЯЮ НОМЕР Автор: Сергей Чугров.....................................................................2 КОЛОНИИ И ЗАВИСИМЫЕ ТЕРРИТОРИИ: ПРИГЛАШЕНИЕ К ДИСКУССИИ Автор: ...»

-- [ Страница 8 ] --

Одной из наиболее успешных попыток подобного "наведения мостов" можно считать, как нам кажется, работы Александра Вендта (а в контексте статьи В. Н.

Конышева и А.А. Сергунина его исследования можно рассматривать как еще одно возможное проявление поисков "межпарадигмального компромисса").

Хотелось бы обратить внимание, что акцент на социальном характере взаимодействия в сфере международных отношений прослеживается уже у представителей постпозитивистской "критической школы" в ТМО и, в частности, в работах Роберта Кокса, недвусмысленно указывавшего на то, что "структуры являются социально сконструированными", и подчеркивавшего их межсубъектный характер (отмечая принципиальные отличия последнего от субъективного). В этом смысле социальный конструктивизм в ТМО действительно является "детищем" критического постпозитивистского переосмысления природы международных отношений и нашего знания о нем (однако этим генеалогия конструктивизма, конечно, не исчерпывается).

Говоря о "межсубъектном характере" социальных структур, конструктивисты подчеркивают происходящую объективацию того смысла и значения, который агенты придают данному системному взаимодействию. И в этом смысле мир, включая международную реальность, действительно предстает как "социальная конструкция", что, однако, не влечет за собой отрицания значения материальных факторов, учет которых является принципиально важным для "канонических" парадигм и, в частности - в наиболее яркой форме - для классических и структурных реалистов.

Характер социально понимаемой международной жизни "определяется убеждениями и ожиданиями, которые государства имеют друг о друге, и это устанавливается социальными, а не материальными структурами", - пишет А. Вендт.

Значение материальных факторов ("силы и интересов") и материальных структур не отрицается, но то, какое значение они приобретают для агентов, зависит от социальной структуры системы.

стр. Логическим продолжением этой линии рассуждений является и положение о взаимной конституированности агентов и структуры (как ответ на системную проблему "агент - структура"), и именно в этом контексте конструктивисты и, в частности, А. Вендт рассматривают вопросы формирования и трансформации интересов и идентичностей.

Сказанное, разумеется, не претендует на то, что все сомнения вокруг целесообразности изучения вопросов идентичности (и - что важнее - в какой степени эти исследования должны прийти на смену традиционным категориям ТМО) должны быть сняты. Тем более, это не делает параметры изучения идентичности самоочевидными. Но потенциал этого направления исследований кажется еще далеко не исчерпанным, а реализация этого потенциала - одним из перспективных направлений в ТМО.

Не менее интересными предстают и попытки "инкорпорировать" свойственный конструктивистам взгляд в повестку либеральной парадигмы и, в частности, в исследования международных режимов (например, в так наз. knowledge-based theories of regimes).

Обобщая, хотелось бы еще раз подчеркнуть, что период "несовместимости" в рамках "постпозитивистского большого спора", который некоторые из конструктивистов первоначально определяли как "choosing sides and going separate ways", как нам кажется, закончился. Однако вслед за авторами статьи хотелось бы сохранить знак вопроса в постановке проблемы: исход разворачивающихся "больших споров" неоднозначен и остается открытым.

Д. С. Коршунов Во-первых, излагая историю развития ТМО в первой части статьи, авторы вполне справедливо увязывают определенные этапы эволюции ТМО с появлением новых тенденций в международных отношениях. Так, кризис Версальско-Вашингтонской системы и Вторая мировая война породили дебаты между идеалистами и реалистами.

Научно-техническая революция середины XX в. и прогресс в развитии ряда научных дисциплин (математика, кибернетика...) привели к спорам между "традиционалистами" и "модернистами", в ходе которых последние требовали придания большей "научности" изучению международных отношений. Начало эпохи глобализации, появление новых акторов международных отношений вызвали к жизни дискуссии между реалистами, либералами и глобалистами. Наконец, эпоха "постмодерна", характеризующаяся в международных отношениях появлением новых тенденций (международный терроризм, международная организованная преступность, распространение ядерного оружия и технологий, религиозный фундаментализм и национализм), ознаменовалась "четвертыми великими дебатами" между сторонниками "канонических" парадигм и "постпозитивистами". Однако здесь, как мне представляется, тезис авторов статьи о возможности новых "великих дебатов" становится не вполне понятным. Считают ли они, что после эпохи "постмодерна" (которая возникает на рубе КОРШУНОВ Дмитрий Сергеевич, кандидат политических наук, доцент кафедры международных отношений и политологии Нижегородского государственного лингвистического университета. Для связи с автором: korshunov2007@list.ru стр. же 1980 - 90-х годов) в международных отношениях появились какие-то качественно новые тенденции, заслуживающие осмысления в форме "великих дебатов"?

Если да, то о каких именно тенденциях может идти речь? Если же нет, и предполагается, что грядущие дебаты будут снова связны с осмыслением изменений в международных отношениях, произошедших после окончания "холодной войны", то действительно ли они будут столь "великими"?

Во-вторых, авторы статьи отталкиваются от распространенного деления парадигм ТМО на реализм, либерализм, глобализм и постпозитивизм. Как представляется, "великие дебаты" в истории развития ТМО связывались с появлением новых парадигм (или оформлением их новых версий). Так, "первые великие дебаты" связаны с появлением политического реализма, "великие дебаты" 1970-х годов - с появлением новых версий реализма и либерализма (неореализм, неолиберализм), а также, как указывают авторы, с "отпочкованием" глобализма от либерализма, дискуссии рубежа 1980 - 90-х годов - с появлением "постпозитивизма". Исключение составляют, может быть, "вторые великие дебаты", так как модернизм обычно не выделяется в качестве отдельной парадигмы: он как бы "растворяется" в других парадигмах, требуя от них большего внимания к методологии изучения международных отношений. Но то, что авторы называют "пост постпозитивизмом", по их же собственному мнению, представляет попытку эклектичного соединения положений разных ТМО, не приводящую к появлению нового качества.

Иными словами, снова возникает вопрос о том, появляется ли возможность говорить о новых "великих дебатах" как о некоем качественном переосмыслении существующих ТМО или же лучше говорить о своеобразном продолжении "четвертых великих дебатов", которое может быть связано со снижением (необоснованного) критического запала постпозитивизма и поиском конструктивной составляющей этого направления?

В связи с последним замечанием рискну поднять вопрос о возможности "растворения" постпозитивизма в других ТМО, предположим, в качестве их критической составляющей, требующей постоянного наличия саморефлексии. При рассмотрении интеллектуальной истории человечества складывается впечатление, что сходные "постпозитивистским" настроения (вера в относительность истины, непознаваемость мира и т.п.) всегда характерны для переломных эпох. Они нужны для того, чтобы поставить под сомнение предшествующие системы убеждений и тем самым расчистить место для новых.

Но в то же время сами они за счет своего критического потенциала становятся препятствием для появления этих новых течений или систем взглядов. Например, постмодернизм "вынужден" критиковать любые конструктивные предложения в первую очередь из-за своего метода. "Объясняющая" же часть постпозитивизма, в таком случае, могла бы встроиться в другие парадигмы. Показательно, как мне кажется, что в этом отношении многие авторы, придерживающиеся "постпозитивистских концепций", не считают возможными их реализацию, что называется, "в вакууме", в некой идеальной системе международных отношений, где традиционные акторы отходят на вторые роли.

Так, идеи глобального гражданского общества или человеческой безопасности не столько объясняют МО сами по себе, сколько служат значимыми дополнениями к уже существующим теориям (в духе стр. того, что глобальное гражданское общество работает, только если государства демонстрируют готовность к нему прислушаться и т.п.). Стоит отметить, что весьма распространенная альтернативная классификация ТМО, которой придерживается, например, П. А. Цыганков [Цыганков 2009: 68 - 69], уже относит теории глобального гражданского общества и человеческой безопасности к либерально-идеалистической парадигме. Безусловно, у "конструктивной части" "постпозитивизма" (в виде социального конструктивизма) и либеральных теорий (например, в виде неолиберального институционализма) много различий, касающихся и методов, и отчасти предмета исследования. Так, автор одного из популярных учебников по мировой политике Барри Хьюз вообще выделяет в ТМО три парадигмы: реализм, либерализм и конструктивизм [Hughes 1999: 59]. Но в целом конструктивизм может оказаться созвучен либерализму в его более широком понимании. С одной стороны, конструктивизм - идеалистическая теория, а идеализм - альтернативное название либерализма;

с другой, конструктивизм делает акцент на новых акторах МО (социальных группах, объединениях...), что вписывается в концепцию "плюрализма", также являющуюся либеральной по своей сути.

Другое дело, что различия между конструктивизмом и неолиберализмом, основанном на рационалистических экономических теориях, останутся существенными. Их взаимные упреки в отношении методологии, вероятно, сохранятся.

Цыганков П. А. 2009. Международные отношения: теории, конфликты, движения, организации. М.

Hughes В. 1999. Continuity and Change in World Politics: Competing Perspectives.

Prentice Hall.

CONTENTS & SUMMARIES & KEY WORDS Presenting This Issue THEME OF THE ISSUE. COMPLEX TOPICS OF THE MODERN POLITICS Colonies vs. Dependencies: Invitation to a Discourse V.L. INOZEMTSEV In his article, Dr. Vladislav Inosemtsev, Russian economist, outlays a new approach to Western overseas expansion that developed from the 15th century onwards. He argues that a distinction should be made between settler colonies (which could be named colonies in the strict sense of the word) and occupied territories (which should rather be labeled as dependencies). In view of such distinction, he draws a line between colonies' struggle for independence and dependencies' fight for sovereignty. His argumentation goes further, being applied to Russia's colonization of Siberia in the 16th and 17th centuries, as well as to Russia's conquest of Central Asia in the 19th century. The different nature of these moves, the author believes, may provide a new basis for inquiry into the current state, as well as into the possible future of reintegration of the post-Soviet space.

Keywords: colonies;

dependencies;

post-colonialism;

Eurocentrism;

Russia;

Siberia;

Central Asia;

migrations.

Political Tectonics of the World Today V.I. YAKUNIN The author gives a detailed review of the latest developments in the present day world political process and analyzes fundamental phenomena fraught with catalyzing the world political crisis, which is beginning to show itself. He makes a careful study of the dynamics of the world quasi-power political and economic structures that are taking shape at the moment, and estimates political threats caused by reinforcing projects aimed at reducing sovereign international economic and social relationships. Importance of the civilizational and religious factor, in particular, is especially emphasized in the development of the contemporary world. It is also marked that prospective projects of Euro-Asian integration actively enriched by the unique Russian civilizational experience can profoundly change the situation in the overall world atmosphere.

Keywords: politics;

political process;

globalization;

"general man".

"What is Impossible to Speak about..." Phenomenon of "Unutterable Demands" and Social Risks in Modern Society K.V. SERGEEV Considered in the article is the political situation in conflict, when demands of the masses are not reflected in the consciousness to the extent that they could not be expressed - because of vetoes put within the framework of the political culture. The problem of social risks is analyzed of social risks due to similar situations.

Keywords: society;

conflict;

force;

risks;

ontological demand;

social concept;

modern;

democracy;

idea;

discourse.

On the Relation of Morals and Politics V. HOSLE Having begun by reasoning about the essence of power, the German philosopher then passes over to touching upon one meaningful category of political space after another. Turning to the category of purpose, he makes up to set himself a question: what makes a purpose social and what state means used for its achievement are morally legitimate? Seeking to comprehend the vast theme: "morals and politics", the author draws elements of different social sciences and has recourse to his own terminological instrumentation.

Keywords: power;

the political;

the cratic;

morals;

ethics;

spirituality;

morality.

стр. Political Responsibility: Institutional Way of Stating the Problem Yu. A. NISNEVICH Under consideration is the way the problem of political responsibility is treated. In due course, find their definition individual subject and collective subject of the political responsibility during the stage of conquering political power and the stage of its execution.

Analyzed then are essential characteristics of the political responsibility as it is proper to politicians, to elected and appointed political functionaries within political power, and to electors, as well as to parties, to political institutions of public power, and to citizens' associations. Measures and mechanisms of compulsion to political responsibility are evaluated such, for instance, as appointment by election and removability - according to results of elections - of political functionaries of public power and civil control of the latter's activities.

Keywords: political responsibility;

individual and collective subjects;

public power;

political institutions;

public functionaries.

LABORATORY: SPACES OF POLITICAL COMMUNICATION The New Social Media: Chance or Challenge for Dialogue?

H. KOCHLER The advent of the Internet has been rightfully hailed as the beginning of an era of virtually unlimited communication revealing ever clearer manifestation of the human potential.

However, the impact of the new interactive tools on the perception of social reality requires a close study. The author draws attention to the instrumental nature of the Web 2.0 and to the ambiguity of its use. He suggests that such characteristic features of the "digital crowd' as suggestibility, irritability and impulsiveness, may be one of unintended consequences of automated communication.

Key words: IT;

Internet;

new social media;

communication;

dialogue;

social networks;

Web 2.0;

"digital crowd".

The Image of Russia: Deficit of "Soft Power" ROUND TABLE OF THE 'POLIS' JOURNAL AND OF THE RAPS The Round Table was organized by efforts of the Russian Association of Political Science, of the "Polis" journal and of the Moscow State Institute of International Relations Russia's Ministry of Foreign Affairs. The participants of the Round Table held a number of discussions, of which the subjects were theoretical constituents of imageology and, besides, practical tasks involved by anything entailing formation of Russia's image in other countries, as well as concrete conditions of political communication and the role of "soft power" and of mass media in case of adjustment of this image.

Keywords: Russia;

Germany;

Japan;

Russia's foreign policy image;

image-making policy;

"soft power";

Russia's image;

cultural policy.

Human Rights Discourse and the Russian-European Relations O.V. ZAKHAROVA Considered in the article is the problem of lack of comprehension between the European Union and Russia in questions of human rights. The problem is not just traced - it is familiarized by way of analyzing the discourse language being constructed by the two parties in the course of the debates. Comparative characterization of Europe's "legally oriented" discourse and Russia's "morally oriented" discourse brings the author to the conclusion that the use of different types of discourse determines different interpretation of the human rights concept, and that, in its turn, impedes finding mutual understanding in Russian-European relations. Keywords: discourse;

human rights;

Russian-European relations;

"legally-oriented" discourse;

"morally-oriented" discourse.

стр. Netocratism A.P. KOCHETKOV The author analyzes the process of formation of a new political regime under the conditions of genesis of global information society. Considered in the article are mechanisms, methods and ways of social government by ruling elites in the new historical epoch. Special attention is paid to the complexity, contradictive character of the process of alteration of the world socium, greatly influencing the character of formation of the new political regime.


Key words: the political regime;

democracy;

authoritarianism;

the information society;

netocracy;

netocratism;

means of mass communication;

information networks;

actors.

Engineering of Consent E. BERNAYS Engineering of consent is a concept adjusted with mathematical accuracy with reference to the democratic doctrine and nevertheless preserving exactly the same operational sense that was contained in the manipulation with public opinion. Possibilities of applying the concept are rather wide: practicians use it for the explanation of their methods of working with social consciousness;

the critics find in it a lot of lacunae and discrepancies, which permit to make more global conclusions about the nature of democracy.

Key words: public opinion;

manipulation;

leaders;

technique.

Non-systemic Opposition: Specific Character of Presentation in Printed Mass-Media D. Yu. TATARKOVA Analyzed in the article are the main substantial categories among those that consider themselves oppositional forces, but are named "non-systemic opposition", which are subject of research in the rubrics of political analysis in leading socio-political and business periodicals, such as "Rossiyskaya gazeta", "Vedomosti" and the "Profile" magazine.

Key words: "non-systemic opposition";

political analysis;

mass media;

presentation.

ORBIS TERRARUM On Methods of Estimating Current Condition and of Forecasting Social Instability:

Attempted Quantitative Analysis of the Events of the Arab Spring S.Yu. MALKOV, A.V. KOROTAYEV, L.M. ISAYEV, Ye.V. KUZMINOVA The anti-regime actions that began in 2011 and in the same year began to be everywhere named the Arab spring, seized practically all Arab countries, except Somalia, Djibouti and Comoros - all situated at the periphery of the Arab Orient. The said events of 2011 exerted considerable influence on the very specter of further political development and somewhere even cardinally changed the existing political regimes. This work presents "reconnaissance by data analysis" and is an endeavor of quantitative estimation of socio-political commotions, with the aim to elaborate the methods of counting up the instability index, that would allow to evaluate potential of "conflictogeneousness" in Arab countries.

Key words: the Arab spring;

the Arab world;

Islam;

destabilization processes;

"reconnaissance by data analysis";

the instability index.

стр. REFLECTING ON MATTERS IN PRINT Dilemmas of "Post-imperial Transit" V.V. SHISHKOV This review of Ye.Yu. Meleshkina's book - Е. Ю. Мелешкина. Формирование новых государств в Восточной Европе. М., 2012,251 с. (Ye.Yu. Meleshkina. Formation of New States in East Europe) -presents reflections on methods of comparative political studies of state sovereignty, of empires' politics, as well as on significance of imperial heritage in contemporary post-Soviet states' political processes. In the reviewer's opinion, the research under consideration can become a starting point in comprehending political processes in the republics of the former Soviet Union, not excluding Russia itself. Considered are the principal theses and conclusions of the reviewed publication.

Key words: state sovereignty;

the post-Soviet space;

East Europe;

empires;

periphery.

Principles of the Global Governance on the Basis of International Financial Institutions A.L BARDIN What is the role of mechanisms of informal governance in international organizations?

What is their performance in the interaction with formal norms and practices? And how does the resultant of this interaction influence on the character of global governance as a whole? These, along with some other questions are dealt with in the book by R. Stone (Stone R.W. Controlling Institutions: International Organizations and the Global Economy. Cambridge University Press, 2011,272 p.) as well as in some of the articles in the special issue of "The Review of International Organizations", June 2013.

Key words: the world economy;

international organizations;

European Union (EU);

International Monetary Fund (IMF);

the World Trade Organization (WTO);

global governance;

financial crises.

FEEDBACK In Search of a New Methodological Paradigm in Political Science: the Identity Approach Kh.G. TKHAGAPSOYEV The article looks into the genesis and the methodology of Russian political science. In this context the methodological approaches of the two-volume book "Political Identity and Identity Politics" are interpreted as a certain landmark (a methodological turn) in the formation of the postclassical paradigm in political science in Russia. The role of "identity" in the cognitive-epistemic and methodological system of social cognition relevant to the realities of the diverse and volatile contemporary world (including the political sphere) is demonstrated.

Key words: identity;

political identity;

systemic character of identity;

typology of identity;

social philosophy;

sociality;

measure of the political;

epistemology;

methodology.

"New" or "Old" Great Debates?

O.V. SAFRONOVA, D.S. KORSHUNOV By this response on the part of our collegues from two universities of Nizhni Novgorod, the "Polis" journal opens discussion on topical trends in today's realm of international relations theory (IRT). Strictly speaking, the discussion in question was already actually initiated exactly by V. Konyshev and A. Sergunin in their article in "Polis", 2013, N. 2.

Key words: international relations theory (IRT);

"great debates";

V.Konyshev;

A.Sergunin.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.