авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«ЯРТЫХ ИГОРЬ СЕМЕНОВИЧ «Адвокатура и гражданское общество» (монография) МОСКВА - 2007 1 Содержание: ...»

-- [ Страница 7 ] --

Четвертый – взаимодействие адвокатуры и государства должно строиться на принципах общественно-государ ственного партнерства. Для реализации, которого между уполномоченным государственным органом и высшим ор ганом адвокатского самоуправления должен заключаться публичный договор, определяющий взаимные права и обя занности порядок и формы их реализации. Пятое – адво каты исходили из того, что адвокатская деятельность есть некоммерческая деятельность и в этой части с учетом спе цифики решаемых задач, государство должно разработать специальную систему налогообложения и экономическую программу участия в деятельности адвокатских образо ваний. Вот, пожалуй и все вопросы которые не вызывали принципиальных разногласий и в той или иной редакции принимались всеми участниками процесса по подготовке адвокатского проекта Закона.

Однако, были и существенные разногласия, которые не позволяли говорить о единстве сословия и возможности его плодотворной работы во имя общего будущего. Первым вопросом по которому единства не было и не могло, в сущ ности, быть – был вопрос политический. А именно, кто бу дет флагманом и на чьей базе произойдет объединение. По логике вещей объединение, при соблюдении всех выше названных принципов, могло произойти на реально дей ствующих адвокатских структурах.

С региональными объединениями все более или ме нее было понятно, хотя и здесь были свои проблемы.

Объединение в регионах могло произойти на базе самой большой коллегии адвокатов из всех существовавших на момент принятия закона. В большинстве субъектов РФ та кими коллегиями были традиционные коллегии адвокатов, большая часть из которых были коллективными членами Федерального Союза адвокатов России. Однако, к тому времени в ряде регионов помимо традиционной коллегии адвокатов существовала одна или несколько вновь создан ных (параллельных) коллегий. Большинство из параллель ных коллегий адвокатов становились членами Гильдии российских адвокатов. Ряд региональных коллегий в это смутное время предпочитали «сосать сразу двух мамок» и не вмешиваться в бои между грандами, а дождаться, кто же победит к тому и присоединиться окончательно. Наиболее яркими представителями такой «гибкой» волны были Санкт-Петербургская коллегия адвокатов, Свердловская коллегия адвокатов, Нижегородская коллегия адвокатов.

Параллельные коллегии адвокатов учитывая закостене лость и неповоротливость традиционных коллегий, ис пользуя зачастую не совсем нравственно чистые приемы, стремительно увеличивали количество своих членов. При таких обстоятельствах в ряде регионов параллельные кол легии адвокатов по количеству членов, превзошли тради ционные коллегии и претендовали на то, чтобы стать ба зовыми организациями при объединении региональной адвокатуры.

Таким образом, между Федеральным Союзом адвокатов России и Гильдией российских адвокатов в период с г. по 2001 г. шла непримиримая борьба за идейное и орга низационное лидерство в адвокатском сообществе. Особую проблему в поиске возможного компромисса составляли именно и те лидеры адвокатского сообщества, которые, ре ализуя свои личные амбиции, иногда просто пренебрегали жизненно важным объединением адвокатской корпорации в угоду получения сиюминутной политической выгоды.

Справедливости ради, следует напомнить о том, что кроме Федерального Союза адвокатов России и Гильдии российских адвокатов существовало еще три общероссий ских общественных объединения, Международный союз (содружество) адвокатов, Ассоциация адвокатов России и Комитет адвокатов за права человека. Международный союз принимал активное участие в разработке проекта за кона об адвокатуре, так как в его членах состояло много известных, опытных и уважаемых адвокатов, однако так как он решал узкие задачи и не претендовал на лидерство в адвокатском сообществе, то в принципиальных битвах его голос воспринимался как совещательный. Ассоциация адвокатов России обладала очень не большим количе ством сторонников и региональных структур и никогда не претендовала на лидерство во всероссийском масштабе.

Однако мнение ее лидера всегда учитывалось, как предста вителя региональной адвокатуры. Комитет адвокатов за права человека в этой «битве гигантов», как организация, практически не участвовал и лишь его лидеры, будучи по совместительству членами ФСАР или ГРА присутствовали на всех принципиальных мероприятиях и участвовали в прениях.

Какие же противоречия адвокатура, так и не смогла преодолеть и по каким вопросам, единства так и не было достигнуто.

Первым принципиальным вопросом, по которому не было единства - был фундаментальный вопрос о форме и способе объединения сословия в общероссийскую корпо рацию. Большая группа адвокатов полагала, что посколь ку в правотворчестве надлежит основываться на нормах Конституции РФ, то рассуждая о формах объединения адвокатуры следует отталкиваться от пункта 2 статьи 30 Конституции РФ, где написано, что: «Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем». Если следовать этой норме, то ад вокаты имеют право на объединение, как и все граждане России. Но объединяться, т.е. вступать в это объединение или нет — их дело, загонять адвокатов под одну «крышу»

никто не в праве. Сторонники такой позиции считали, что в основу Закона об адвокатской деятельности следовало положить простой, понятный и справедливый механизм:

лицензирования или сертификация. Как и в какой фор ме, адвокатам объединяться, и стоит ли вообще это делать они должны решать в соответствии с Конституцией РФ сами, руководствуясь гражданским законодательством.

Сторонников такого подхода к будущему адвокатского со общества мы назовем «либералами от адвокатуры» (далее мы будем использовать этот термин для характеристики этой группы неоднократно (выделено мной - И.Я.). Среди этой группы были и либерал-радикалы, которые, к счастью составляли меньшинство. Эта группа предлагала принять Закон «Об адвокатской деятельности» и на этом закончить дискуссию, оставив право на объединение на откуп обсто ятельствам, не учитывая уже сложившие реалии и чаяния большинства.

Другая группа адвокатов полагала, что с учетом при нятия специального закона государство для облегчения взаимодействия с адвокатурой может обязать сословие на объединение в специфические объединения, регулиру емые специальным законом, таким образом, подчеркнув исключительность деятельности, которую осуществляют адвокаты и заинтересованность государства в ее упорядо ченности. К сторонникам такой идеи относилось большин ство умеренных и трезво мыслящих адвокатов и ученых занимавшихся проблемами адвокатуры. В своих доводах они приводили пример и государств с развитыми формами политического устройства и историю российской адвока туры, которая всегда стремилась к объединению, а также тенденции и опыт текущего исторического этапа. Но, и в этом лагере были свои радикалы, назовем их «ультракон серваторами», которые полагали, что адвокатура долж на существовать исключительно под опекой государства, вплоть до того, что адвокаты должны быть приравнены у госчиновникам и иметь государственные ранги.

Вторым вопросом, по которому не было единства и ко торый является дискуссионным и сегодня не смотря на его формальную урегулированность Законом, остается вопрос о способе объединения. Большинство адвокатов счита ло, что объединение не только возможно, но и необходи мо в порядке добровольного объединения установленного Федеральным законом от 19 мая 1995 г. N 82-ФЗ «Об обще ственных объединениях» (с изменениями от 17 мая 1997 г., 19 июля 1998 г., 12, 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г.) Более того, как мы уже писали выше, в тот период уже существовали две общероссийские общественные ор ганизации адвокатов, которые могли стать базовыми для такого объединения.

Однако, государственная власть в лице Президента РФ, посчитала иначе. Первоначально внесенный в феврале 2001 г. Проект Закона «Об адвокатской деятельности и ад вокатуре в РФ» вызвал в адвокатском сообществе бурю не годования и недоумения. В проекте не были учтены прак тически ни одна принципиальная позиция адвокатуры. В самом названии проекта Закона прослеживалась совер шенно иная правотворческая философия, чем так которой придерживалась адвокатура. «Адвокатура» и «адвокатская деятельность» были определены самостоятельными право выми категориями. И хотя проект Закона не стал на пози ции ни левых, ни правых радикалов, тем не менее, он не отвечал ни чаяниям адвокатского сообщества, ни реально стям исторического периода, ни задачам времени которые предстояло решать в обозримом будущем российской ад вокатуре. При первом прочтении проекта Закона создава лось устойчивое впечатление, что его авторы, имея поверх ностное представление о публичной природе, сущности и задачах адвокатуры, помятуя о жестких дискуссиях про исходящих среди адвокатов попробовали скрестить «ежа и ужа». Гибрид получился абсолютно не жизнеспособным.

Интересной представляется реакция адвокатского сооб щества на внесенный в Думу администрацией Президента РФ законопроект. Практически все кто был знаком с про ектом, высказались резко критически. В этот период адво катура нашла в себе силы объединиться и в мае 2000 г. по инициативе ФСАР и Совета российской адвокатуры был проведен чрезвычайный съезд адвокатов России, на кото ром самым проект Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» внесенный в государственную думу подверг ся уничтожающей критике. В резолюции принятой съез дом адвокаты не только обратили внимание на недостат ки законопроекта и предложили свое видение и решение большинства спорных вопросов, но и публично обрати лись к Президенту РФ и Государственной думе РФ с пред ложением создать согласительную комиссию по доработке внесенного проекта Закона. В комиссию от адвокатского сообщества были включены: Галоганов А.П., Резник Г.М, Гофштеин М.А., Воскресенский Г.А., Клен Н.Н., Семеняко Е.В., Мирзоев Г.Б., Смирнов, Падва Г.П., Малаев А.Н. В ра боте комиссии на различных этапах принимали участие адвокаты Макаров, Гагарин, Шмидт. В результате чрез вычайно не простой работы проект Закона, внесенный в Государственную думу РФ, был серьезно переработан и изменен. Как свидетельствовали сами участники работы согласительной комиссии, от первоначального проекта осталось лишь одна треть. Самым главным, на что была направлена деятельность комиссии была работа по обеспе чению действительной независимости адвоката и адвока туры. Значительно удалось продвинуться и по вопросу за щиты интересов адвокатов. Сегодня в большинстве право положений закона определяющих место и роль адвоката в системе отправления правосудия, а также мер направлен ных на обеспечение его профессиональной независимости и защищенности, следует признать действующий Закон соответствующим стоящими перед адвокатурой професси ональным задачам. Что же относительно той части Закона, которая определяет гражданственность адвокатской кор порации, здесь существует большой комплекс теоретиче ских и практических проблем которые необходимо решать безотлагательно.

Обратимся к действующему Федеральному закону от 31 мая 2002 г. N63-Ф3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (с изменениями от 28 октября 2005 г.) принятому Государственной Думой апреля 2002 г. и одобренному Советом Федерации 15 мая 2002 г.

Как следует из названия Закона, на что мы ваше не однократно указывали, законодатель разделил понятия «адвокатура» и «адвокатская деятельность», таким образом, разорвав не только корневое, но и философское единство адвокатуры как совершенно специфического сословия вы полняющего публично значимую в то же время государ ственную функцию. Нам представляется, что такое разде ление было сделано умышленно, дабы решить задачу от деления профессиональной правозащитной деятельности от гражданской функции адвокатуры и таким образом об легчить управление адвокатурой в случаях, когда это будет необходимо государственной власти.

Из пункта 1 статья 3 Закона, которая называется «Адвокатура и государство» усматривается, что: «Адвокатура является профессиональным сообществом адвокатов и как институт гражданского общества не входит в систему ор ганов государственной власти и органов местного самоу правления.»

По смыслу данной статьи адвокатура, во всяком случае, не является государственным учреждением и не может им быть в будущем, поскольку не входит в систему госу дарственной власти и органов местного самоуправления.

Следовательно, можно сделать вывод, что за рамками ис полнения своего профессионального долга адвокаты сво бодны в определении как своей частной, так и публичной жизни и деятельности и ограничить ее может только за кон в общественных интересах. Правильная и безусловно соответствующая природе адвокатуры норма. Казалось, развивая далее заложенный в это правоположение смысл, законодатель должен был сказать «объедение адвокатов в единую организацию (т.е. в «адвокатуру» в смысле корпо рацию) происходит в порядке и на условиях определенных Законом «Об общественных объединениях» Однако, зако нодатель этого не сделал. Тогда остается вопрос, на каком основании адвокатам навязана система самоорганизации и что таким образом преследует власть?

Под основанием, как нам представляется, власть пони мает участие адвокатов в судебной деятельности, с этим, с оговорками, можно согласиться. Но зачем устанавливать систему? Ответ простой. Отдельно взятый адвокат, актив но апеллирующий к общественному мнению вряд ли будет услышан и достучится до миллионов граждан, в поддержке которых он нуждается, тогда как голос адвокатской корпо рации незамеченным быть не может. Совершенно очевид но и исторический опыт русской присяжной адвокатуры, в особенности тому наглядный пример, объединенные ад вокаты - чрезвычайно неудобные оппоненты в публичной дискуссии. Более того, судебная система есть та самая лак мусовая бумажка, которая свидетельствует о справедливо сти устройства общественных отношений сложившихся и культивируемых государственной властью. Зачастую суро вая реальность отправления правосудия в России очень да лека от продекларированных законами принципов и целей.

Сегодня этот вопрос как никогда стоит остро. Судебная ре форма остановилась на пол пути. Государственная власть и отдельные прохиндеи от власти, все чаще используют суды в своих корыстных целях, поэтому квалифицирован но донести правду о положении дел в судах до общества ни кто кроме адвокатуры не в состоянии. Понимая значение голоса объединенной адвокатской корпорации, власть ре шила взять его под жесткий контроль, присвоив себе право определять порядок и форму адвокатского объединения.

Такая неквалифицированная правотворческая дея тельность приводит к ошибкам даже искушенных в про блемах адвокатуры исследователей. Так известные адвока ты-ученые Генри Резник и Петр Баренбойм полагают что:

«... индивидуальные адвокаты и палаты адвокатов обра зуют адвокатуру, которая на сегодняшний день является единственным законодательно признанным институтом гражданского общества.»193 В таком выводе присутствует явная натяжка. Если с тем, что индивидуальные адвокаты составляют адвокатуру можно согласиться, то с тем что «...

и палаты...» - нет. Региональные Палаты адвокатов дей ствительно объединяют на основе индивидуального член ства адвокатов и поэтому могут претендовать на то, чтобы считаться формой (организацией) корпоративного едине ния, но не более. По своей правоспособности Палаты адво катов не являются равными адвокатам субъектами прав, поэтому говорить о их равенстве в корпорации не право мерно. Палата адвокатов РФ, также не является частью ад вокатуры хотя бы потому что «индивидуальные адвокаты»

не являются ее членами. Палату адвокатов РФ следует рас сматривать как представительный орган палат адвокатов регионов в установленных законом границах.

Подводя итог вышесказанному, мы убеждены, что об адвокатской корпорации следует говорить как о сословии (группе физических лиц) «индивидуальных адвокатов», профессиональных правозащитников.

За объединением адвокатуры стоит решение и второ го вопроса, вопроса о руководителях. Имея возможность определять структуру адвокатской корпорации, государ ственная власть получает возможность манипулировать руководящими кадрами, а это уже совсем другой уровень взаимоотношений.

После относительно небольшого законотворческого за тишья связанного с принятием Закона и анализом первого опыта его применения для адвокатуры наступили бурные времена. Когда чиновники от власти оценили первые ре зультаты деятельности палат, проанализировав их пер спективные последствия с чиновниками от адвокатуры, умело расставленными при первичных выборах, была осу ществлена первая решительная атака на свободу волеизъ явления и выбора, т.е. собственно на независимость адво катуры, которая еще сохранялась в Законе. В декабре г. были приняты поправки в Закон, которыми широкая ад вокатская общественность фактически отстранялась от воз можности формировать руководящие органы посредством прямого волеизъявления при выборах Советов адвокатских палат. Эти поправки касались порядка обязательной рота ции членов Совета палат предусмотренной Законом. После внесения дополнений в пункт 2 статьи 31 она стала звучать следующим образом: «При очередной ротации президент адвокатской палаты вносит на рассмотрение совета кан дидатуры членов совета на выбытие, а также кандидатуры адвокатов для замещения вакантных должностей членов совета адвокатской палаты. (выделено мной – И.Я) После утверждения советом адвокатской палаты представленные президентом кандидатуры вносятся на рассмотрение со брания (конференции) адвокатов для утверждения. В слу чае, если собрание (конференция) адвокатов не утверждает представленные кандидатуры, президент адвокатской па латы вносит на утверждение собрания (конференции) адво катов новые кандидатуры только после их рассмотрения и утверждения советом адвокатской палаты.» Поправки были приняты с молчаливого одобрения большинства руководителей адвокатских палат, получав ших таким образом уникальный рычаг влияния на выборы президентов палат. Данные поправки вызвали недоумение и неодобрение со стороны адвокатской общественности, которая, осознав, что она приобрела роль статиста в выбо ре руководителей палат, утратила в массе своей интерес к деятельности органов адвокатского корпоративного само управления. Руководители адвокатуры, согласившись с за конодательной активностью государства, получив далеко не очевидную выгоду, даже не поняли, что они утратили главное – фактическое самоуправление.

На сегодняшний день, от реального самоуправления адвокатуры в рамках палат адвокатов, осталась лишь одна оболочка и совершенно незначительные преграды, в виде ограничительного ценза на занятие одной и той же долж ности более двух сроков подряд одним и тем же лицом.

Развивая инициативу, по огосударствлению адво катуры, в начале 2006 г. законодатель предпринял еще одно наступление на адвокатскую независимость, внеся в Государственную Думу РФ новый пакет поправок к Закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», главная идея которого сводилась к наделению органов государ ственной исполнительной власти в лице Министерства юстиции РФ функциями надзора и контроля за деятель ностью адвокатуры. Все бы было ничего, и выше в нашем исследовании мы писали о допустимости такого контроля и даже его благожелательности в случае установления ре ального партнерства между государством и адвокатурой.

Однако в настоящее время, когда такое партнерство от сутствует, попытка государства создать механизм факти чески силового влияния на адвокатуру ошибочна и по сути своей вредна.

В этот раз адвокатура решила не самоустранятся от ре шения собственной судьбы стала активно апеллировать к государству и обществу.

24-26 августа 2006 г. в Самаре по инициативе Федеральной палаты адвокатов РФ была проведена на учно-практическая конференция: «Совершенствование законодательства регулирующего адвокатскую деятель ность» в которой приняло участие более 600 представи телей адвокатского сообщества, ученых, политических и государственных деятелей. Интересными представляются высказывания руководителей адвокатуры. Так, Президент ФПА РФ Семеняко Е.В. выступая с докладом, заявил: «...

следует признать, что мы в недостаточной степени ис пользуем свои возможности как корпоративной единой адвокатской организации, возможности самоуправления.

... Предложенные поправки в Закон об адвокатуре никуда не годятся, это лишь желание отдельных чиновников че рез законодательный процесс руководить адвокатурой.» и далее «В законе также должно быть четко прописано, что стоит за термином «надзор и контроль» в сфере адвокату ры», эти термины должны соответствовать принципам са моуправления, независимости и корпоративности адвока туры. Предлагаемые поправки в Закон об адвокатуре грубо нарушают принципы законодательства об адвокатской деятельности (ст. 3 данного закона)...»195 Рассуждая о со временных взаимоотношениях адвокатуры и государства, Президент федеральной палаты говорит: «В настоящее вре мя адвокатура сталкивается с тем, что государство не же лает вести снами полноправный диалог о сотрудничестве:

адвокатура старается вести этот диалог... государство же намерено это делать только путем реализации понятия «надзор и контроль в сфере адвокатуры». Солидарен с ним и известный российский адвокат, Президент палаты адвокатов г. Москвы, заведующий кафе дрой теории и истории адвокатуры Института государства и права РАН Г.М. Резник, который выступая на конферен ции заявил: «Поправки к Закону об адвокатуре я ранее ха рактеризовал как акт агрессии в отношении адвокатуры, сейчас называю их как акт неуважения к адвокатуре.» Поддержал такую позицию и Президент Гильдии рос сийских адвокатов, ректор Академии адвокатуры, про фессор Г.Б. Мирзоев, который выступая с докладом «Взаимоотношения государства и адвокатуры на современ ном этапе», заявил: «Поправками в Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре игнорируются все завоевания пореформенной адвокатуры. Они нарушают ряд положе ний конституции РФ...»,198 и далее, «В настоящее время адвокаты зависят от власти, что противоречит принци пам самоуправляемости, корпоративности адвокатуры....

Провозглашаемые функции контроля и надзора за адвока турой недопустимы, т.к. адвокатура – институт граждан ского общества. Следует укреплять корпоративность и не зависимость адвокатуры.» Таким образом, от провозглашенного в п. 2 статьи 3 где записано, что: «Адвокатура действует на основе принци пов... независимости, самоуправления, корпоративности, а также принципа равноправия адвокатов», остались лишь одни декларации и внешний вид, закрепленный нормами закона.

Государство, решая задачу управления адвокатурой, на этапе законодательного проектирования устройства адво катуры, загнало «независимое адвокатское самоуправле ние» в искусственную форму каковой является «адвокат ская палата».

Увлекшись такой «созидательной работой» законода тель совершил грубые практические и политические ошиб ки. Так в пункте 1 статьи 35, он определил правовой статус Федеральной палаты адвокатов, как: «... общероссийской негосударственной некоммерческой организацией, осно ванной на обязательном членстве адвокатских палат субъ ектов Российской Федерации.» Именно адвокатских палат, а не адвокатов. Более того, членство адвокатских палат субъектов Российской Федерации в ФПА является обяза тельным, а не добровольным реализующим право адвока тов на самоуправление. Исходя из данного определения правосубъектности ФПА, возникает вопрос: на каком же основании пунктом 2 настоящей статьи за Федеральной палатой адвокатов Российской Федерации закрепляется статус «органа адвокатского самоуправления», который согласно Закона «создается в целях представительства и защиты интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, координации деятельности адвокатских палат, обеспечения высокого уровня оказываемой адвокатами юридической помощи.»?

Если с назначением Федеральной палаты адвокатов как представителя региональных палат можно условно согла ситься, то как с представителем адвокатов - категориче ски нет. Таким образом, из конструкции правоположения сформулированного в статье 35 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» Федеральная палата адво катов не может признаваться органом адвокатского само управления, потому что сами адвокаты такой инициативы не изъявляли и не реализовывали. Законодатель в данном случае, попал в собственную ловушку, заложив в Закон не годный принцип концептуального разделения адвокатской деятельности и адвокатуры.

«Добровольно - принудительно» созданные Палаты ад вокатов субъектов РФ, тем не менее, обладают, как полно мочиями организатора адвокатской деятельности, так и полномочиями института гражданского общества.

Из Статьи 29 к полномочиям организаторским следует отнести:

• обеспечение оказания квалифицированной юридиче ской помощи, ее доступности для населения на всей терри тории данного субъекта Российской Федерации;

• организации юридической помощи, оказываемой гражданам Российской Федерации бесплатно;

• контроль за профессиональной подготовкой лиц, до пускаемых к осуществлению адвокатской деятельности;

• соблюдением адвокатами кодекса профессиональной этики адвоката.

Как видно из процитированного, собственно главной задачей стоящей перед адвокатской палатой субъекта РФ является организация профессиональной юридической помощи, от приема граждан в адвокаты до создания усло вий в реализации этой задачи.

К полномочиям адвокатской палаты, как организации реализующей интересы института гражданского обще ства следует отнести полномочие по «представительству и защите интересов адвокатов в органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях», но и в этом случае та кое полномочие следует рассматривать не как универсаль ное полномочие, а лишь в объеме полномочий ограничен ных оказанием профессиональной юридической помощи.

Здесь следует обратить внимание на две проблемы, кото рые необходимо решать. Проблема первая, имеет ли право адвокатская палата представлять интересы конкретного адвоката, если сам адвокат этого не желает. Дает ли при нудительное вовлечение адвоката в адвокатскую палату право палате представлять интересы адвокатов, если такое право они добровольно палате не передавали. Проблема вторая, если представительские полномочия Адвокатских палат ограничены исключительно адвокатской деятель ностью, как же решать иные проблемы, возникающие из принадлежности адвокатов к сословию, но на прямую, не вытекающие из адвокатской деятельности: социальные, культурные, политические и иные.

Как нам представляется, законодатель, натолкнувшись на эти и другие аналогичные проблемы, понял, что настоя щий Закон решает их лишь в части организации квалифи цированной юридической помощи, оставляя без внимания иные сферы жизни и деятельности адвокатского сословия.

Пытаясь компенсировать такой существенный и прин ципиальный недостаток Закона, который ставит под со мнение смысл его принятия, была выбрана форма, за крепленная в Статье 39, которая гласит, что: « Адвокаты вправе создавать общественные объединения адвокатов и (или) быть членами (участниками) общественных объ единений адвокатов в соответствии с законодательством Российской Федерации. Общественные объединения ад вокатов не вправе осуществлять предусмотренные насто ящим Федеральным законом функции адвокатских обра зований, а также функции адвокатских палат субъектов Российской Федерации или Федеральной палаты адвока тов либо их органов.»

Таким образом, все вернулось на круги своя, законода тель данной отсылочной статьей подтвердил наше предпо ложение, что заложенный в настоящем законе конфликт между профессиональной правозащитной функцией и функцией адвокатуры как института гражданского обще ства, в рамках настоящего закона не позволяет адвокатуре эффективно решать не первую задачу ни вторую.

§ 4. Закон «Об общественных объединениях» и проблемы право вых принципов деятельности адвокатских общественных организаций.

Главным законодательным актом Российского го сударства, определяющим принципы, форм и порядок реализации конституционного права граждан на объ единение является Федеральный закон «Об обществен ных объединениях» N 82-ФЗ от 19 мая 1995 г. (с измене ниями от 17 мая 1997 г., 19 июля 1998 г., 12, 21 марта, 25 июля 2002 г., 8 декабря 2003 г.) Анализ настоящего Закона в преломлении на правоположения Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» позволит нам глубже понять первоосновы деятельности институ тов гражданского общества, каковыми являются обще ственные объединения адвокатуры, как одной из форм специфического объединения, основывающейся на этих принципах.

Принципиальным является анализ и ответ на вопрос о соотношении понятий: адвокатура - «институт граж данского общества» и адвокатура – «общественное объ единение». Мы полагаем что исходя из смысла заложен ного в статье 3 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» которая определяет адвокатуру как «профессиональное сообщество адвокатов не входящую в систему органов государственной власти и местного самоуправления», можно с уверенностью сделать следу ющие выводы: во-первых, адвокатское сообщество есть объединение адвокатов между которыми возникли осо бые отношения, обусловленные спецификой профессио нальной деятельности;

во-вторых, адвокатское сообще ство состоит из граждан - свободных людей объединен ных общностью профессии;

в третьих, организационное объединение адвокатов может возникнуть лишь на осно вании добровольного волеизъявления самих адвокатов.

Из статьи 3 Закона «Об общественных объединениях»

следует, что «Право граждан на объединение включает в себя право создавать на добровольной основе обществен ные объединения для защиты общих интересов и достиже ния общих целей, право вступать в существующие обще ственные объединения либо воздерживаться от вступле ния в них, а также право беспрепятственно выходить из общественных объединений.

Создание общественных объ единений способствует реализации прав и законных инте ресов граждан. Граждане имеют право создавать по своему выбору общественные объединения без предварительного разрешения органов государственной власти и органов местного самоуправления, а также право вступать в такие общественные объединения на условиях соблюдения норм их уставов. Создаваемые гражданами общественные объ единения могут регистрироваться в порядке, предусмо тренном настоящим Федеральным законом, и приобретать права юридического лица либо функционировать без госу дарственной регистрации и приобретения прав юридиче ского лица.» Законом «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» продекларирована независимость адвокатуры, т.е. ор ганизационная несвязанность с органами государственной власти, логично было предположить, что и распоряжаться своей независимостью адвокаты должны самостоятельно.

Однако нет, законодатель определил не только порядок ор ганизации адвокатского сообщества, но и его формы.

Под общественным объединением в статье 5 Закона «Об общественных объединениях» понимается доброволь ное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объединения (далее уставные цели). Право граждан на создание общественных объединений реализуется как непосредственно путем объ единения физических лиц, так и через юридические лица – общественные объединения.

Если рассматривать адвокатуру сквозь призму проци тированной статьи то заметим, что адвокатура, как объ единение, полностью соответствует признакам, закре пленным в ней. Таким образом, если отбросить излишнюю риторику по поводу соотношения терминов адвокатура - «институт гражданского общества» и адвокатура - «обще ственное объединение адвокатов» то очевидно, что данные термины обозначают одно и тоже явление. Почему же в отношении адвокатуры был принят специальный закон, который в значительной части закрепленных в нем право вых норм реализующих право адвокатуры на внутреннюю свободу и самоуправление далеко отошел, если не сказать отбросил фундаментальные нормы продекларированные Законом «Об общественных объединениях».

Попробуем найти ответ на это вопрос в анализе иных статей Закона «Об общественных объединениях». Статья определяет предмет регулирования как «... общественные отношения, возникающие в связи с реализацией гражда нами права на объединение, созданием, деятельностью, реорганизацией и (или) ликвидацией общественных объе динений.» Следовательно, по смыслу данной статьи, Закон регулирует добровольные объединительные инициативы, возникающие между гражданами с целью реализации сво их коллективистских устремлений. Если «допустить», что адвокаты тоже граждане, более того граждане свободной профессии, то они также подпадают под действие настоя щих норм. Далее в статье 2, определяя сферу действия на стоящего Закона, законодатель указывает, что «действие Закона распространяется на все общественные объедине ния, созданные по инициативе граждан, за исключением религиозных организаций, а также коммерческих органи заций и создаваемых ими некоммерческих союзов (ассоци аций)», таким образом, очерчивая круг исключений. Как видно адвокатура в этот перечень исключений не входит, хотя обладает всеми признаками общественного объеди нения.

Далее в Законе указаны исключительные случае или специфические виды общественных объединений подле жащих специальной регламентации. Согласно статьи «Особенности, связанные с созданием, деятельностью, ре организацией и (или) ликвидацией отдельных видов обще ственных объединений - профессиональных союзов, благо творительных и других видов общественных объединений, (выделено мной – И.Я.) - могут регулироваться специаль ными законами, принимаемыми в соответствии с настоя щим Федеральным законом.»201 Позицию государственной власти о причинах необходимости регулирования деятель ности адвокатуры специальным законом наиболее четко высказал депутат государственной думы четвертого созыва от фракции «Единая Россия», председатель комитета по за конодательству Валерий Гребенников. По его мнению, адво катура является не просто частью гражданского общества, а своего рода государственно-гражданским институтом, ко торый создан не только для защиты прав граждан, но и для предоставления квалифицированной юридической помо щи. А раз так, то «мы должны следить за тем, как адвокатура выполняет свои функции, более строго оценивать поступки адвокатов и повысить уровень не только квалификацион ных, но и общечеловеческих требований»202 к защитникам.

Таким образом, становится понятным, почему государ ственной власти потребовался специальный закон об адво катуре. Желание «следить и строго оценивать» всегда было главным посылом во взаимоотношениях адвокатуры и го сударства, правда в условиях демократии оно выглядит не сколько ретроградским, однако... Если же еще и вспомнить историю принятия Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» о которой мы писали выше, то можно пред положить, что перехватив законотворческую инициативу в регулировании деятельности адвокатуры, государственная власть, решила ее не упускать и в будущем, не уступая ни пяди по принципиальным вопросам.

Лишив адвокатуру права на самоорганизацию, а факти чески на реальное самоуправление, государство оставило за собой самый действенный рычаг управления – законо дательный, что и подтвердили поправки в Закон «Об адво катской деятельности и адвокатуре в РФ» от 2004 г. Если бы органы самоуправления адвокатуры формировались в соответствии с Законом «Об общественных объединениях»

законодателю пришлось бы сильно попотеть, объясняя об ществу необходимость изменения общих норм Закона «Об общественных объединениях», ради контроля за отдельным видом общественных организаций, а так «своя рука влады ка».

Учитывая возможные проблемы, связанные с законо дательными ограничениями имеющимися в правовом ста тусе палат адвокатов в вопросе реализации гражданской функции адвокатуры, законодатель предусмотрительно оставил «пароотводный клапан» в виде статьи 39 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» оставляющей за адвокатами право создавать общественные объедине ния адвокатов и (или) быть членами (участниками) обще ственных объединений адвокатов в соответствии с законо дательством Российской Федерации. Однако тут же огово рился, что общественные объединения адвокатов не впра ве осуществлять предусмотренные этим законом функции адвокатских образований, а также функции адвокатских палат субъектов Российской Федерации или Федеральной палаты адвокатов либо их органов. Предусмотрительная и правильная оговорка, помятуя о том, что большинство общероссийских общественных объединений адвокатов, определяя круг целей и задач исходили из их неразрывной связи с адвокатской профессиональной деятельностью.

Таким образом, из сравнительного анализа правово го статуса Палат адвокатов и правомочий общественных объединений, установленных исследуемым Законом мож но сделать следующие выводы. Как Палаты адвокатов, так и адвокатские общественные объединения по своей право вой природе являются организациями, объединяющими на основе индивидуального членства адвокатов, граждан свободной профессии. Разница состоит лишь в том, что членство в адвокатской палате является в силу закона обя зательным, а в общественном объединении добровольным.

Адвокатские палаты призваны решать вопросы исключи тельно связанные с организацией адвокатской деятельно сти, и быть представителями воли сообщества только по ним. Все остальные проблемы адвокатуры прямо не вы текающие из задач решаемых Палатам надлежит решать через общественные адвокатские объединения.

Сразу полагаю необходимым кратко высказаться по этому принципиальному вопросу. Считаю, что такое зако нодательное решение, приведшее к разделению функций адвокатуры между различными объединениями адвокатов не правильным. Оно фактически сковало, как организаци онно, так и идейно адвокатскую гражданскую инициативу, противопоставив профессиональную деятельность - граж данской. Однако на том историческом отрезке, когда глав ной задачей было объединение адвокатов в единую корпо рацию, такое решение было далеко не самым худшим.

Дальнейший анализ перспектив адвокатуры как инсти тута гражданского общества следует делать с учетом имен но этих объективных реалий и сложившегося современно го правового пространства.

Вернемся к Закону «Об общественных объединениях».

Из статьи 8 усматривается, что общественной организаци ей является основанное на членстве общественное объеди нение, созданное на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей объединившихся граждан.

Статья 18 определяет, что общественные объеди нения создаются по инициативе их учредителей. В состав учредителей наряду с физическими лицами могут входить юридические лица - общественные объединения. Здесь же есть существенная оговорка, которая подтверждает наш вывод о том, что адвокатские палаты можно так же счи тать общественными объединениями. Говоря о возможном количестве учредителей, законодатель оговаривается, что для создания отдельных видов общественных объединений количество учредителей может устанавливаться специаль ными законами о соответствующих видах общественных объединений. Адвокатура как раз тот особый случай.

Решения о создании общественного объединения, об утверждении его устава и о формировании руководящих и контрольно-ревизионного органов принимаются на съезде (конференции) или общем собрании. С момента принятия указанных решений общественное объединение считает ся созданным: осуществляет свою уставную деятельность, приобретает права, за исключением прав юридического лица, и принимает на себя обязанности, предусмотренные законом. Правоспособность общественного объединения как юридического лица возникает с момента его государ ственной регистрации.

Статья 6 устанавливает, что учредителями обществен ного объединения могут быть физические и юридические лица - общественные объединения. Для создания обще ственного объединения, учредителями созывается съезд (конференция) или общее собрание, на котором принима ется устав общественного объединения, формируются его руководящие и контрольно-ревизионный органы.

Членами общественного объединения являются физи ческие лица и юридические лица - общественные объеди нения, чья заинтересованность в совместном решении задач данного объединения в соответствии с нормами его устава оформляется соответствующими индивидуальны ми заявлениями или документами, позволяющими учи тывать количество членов общественного объединения в целях обеспечения их равноправия как членов данного объединения. Члены общественного объединения име ют право избирать и быть избранными в руководящие и контрольно-ревизионный органы данного объединения, а также контролировать деятельность руководящих ор ганов общественного объединения в соответствии с его уставом.

Члены общественного объединения имеют права и несут обязанности, в соответствии с требованиями норм устава общественного объединения и в случае несоблюде ния указанных требований могут быть исключены из об щественного объединения в порядке, указанном в уставе.

Участниками общественного объединения, по закону, могут быть физические лица и юридические лица - обще ственные объединения, выразившие поддержку целям данного объединения и (или) его конкретным акциям, принимающие участие в его деятельности без обязатель ного оформления условий своего участия, (выделено мной – И.Я.) если иное не предусмотрено уставом. Участники общественного объединения имеют равные права и несут равные обязанности.

Таким образом, все принимающие участие в деятель ности общественного объединения лица делятся на две категории, активных – членов и пассивных – участников.

Такое разделение проводится по основаниям регистра ции. Активные члены обязаны подтвердить свое членство в общественной организации личным заявлением, пас сивные не обязаны.

Принципиальным в настоящей статье является и то, что не все юридические лица могут стать членом или участни ком общественной организации. Нельзя стать участником общественного объединения: коммерческой организации, государственной организации, органам государственной власти и местного самоуправления. Исключение составля ет лишь юридическое лицо - общественное объединение.

Такое ограничение ставит перед адвокатскими обществен ными объединениями сложную задачу. В соответствии с данным требованием Закона участником адвокатского об щественного объединения могут быть либо адвокаты, либо другие общественные организации.

Интересным представляется вопрос, а могут ли быть участниками или членами адвокатских общественных объединений Палаты адвокатов. Если исходить из право вой позиции, что Палаты адвокатов являются специфи ческим видом общественных объединений регулируемых специальным законом, а именно ее мы придерживаемся, то ответ, безусловно, положительный. При таких обстоя тельствах перспектива участия региональных адвокатских палат в деятельности адвокатских общественных органи заций становится вполне реальной. Более того, участие ад вокатских палат в деятельности адвокатских обществен ных организациях могла бы способствовать устранению противоречия возникшего с принятием Закона «Об адво катской деятельности и адвокатуре в РФ» в части реализа ции гражданской функции адвокатуры.

Статья 7 Закона определяет, общественные объедине ния могут создаваться в одной из следующих организаци онно-правовых форм: общественная организация;

обще ственное движение;

общественный фонд;

общественное учреждение;

орган общественной самодеятельности;

по литическая партия.

Как показала практика наиболее подходящей и эффек тивной формой объединения адвокатов является «обще ственная организация». Правда такое представление сло жилось исключительно из опыта последних лет, который как мы уже неоднократно говорили, был весьма специфи ческим по целям и задачам которые ставило перед собой адвокатское сословие. С изменением правовой ситуации в связи с принятием Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» ограничением круга проблем, которыми могут заниматься общественные объединения адвокатов, можно предположить, что возможны и другие организаци онные формы объединения адвокатов.

Наиболее привлекательным в данном контексте вы глядит такой вид общественного объединения как об щественное учреждение. Адвокаты имеют достаточно богатый опыт работы на общественных началах, в раз ного рода общественных приемных и тому подобных учреждениях. Такую форму организации можно было бы избрать для бескорыстного оказания адвокатами юридической помощи социально не защищенным сло ям населения по вопросам, не закрепленным в Законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и не подпадающих под деятельность государственных юри дических бюро.

Статьей 27 Закона определены права общественно го объединения необходимые для осуществления устав ных целей, перечислим их. Общественное объединение, являющееся юридическим лицом, имеет право:

• свободно распространять информацию о своей де ятельности;

• участвовать в выработке решений органов госу дарственной власти и органов местного самоуправле ния в порядке и объеме, предусмотренными настоящим Федеральным законом и другими законами;

• проводить собрания, митинги, демонстрации, ше ствия и пикетирование;

• учреждать средства массовой информации и осу ществлять издательскую деятельность;

• представлять и защищать свои права, законные ин тересы своих членов и участников, а также других граж дан в органах государственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях;

• осуществлять в полном объеме полномочия, пред усмотренные законами об общественных объединениях;

• выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни, вносить предложения в органы го сударственной власти;

• участвовать в выборах и референдумах в поряд ке, установленном законодательством Российской Федерации.

Для осуществления уставных целей общественное объединение, не являющееся юридическим лицом, име ет право:

• свободно распространять информацию о своей де ятельности;

• проводить собрания, митинги и демонстрации, ше ствия и пикетирование;

• представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и участников в органах государ ственной власти, органах местного самоуправления и общественных объединениях;

• осуществлять иные полномочия в случаях прямого указания на эти полномочия в федеральных законах об отдельных видах общественных объединений;

• выступать с инициативами по вопросам, имеющим отношение к реализации своих уставных целей, вно сить предложения в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

Осуществление указанных прав общественными объединениями, созданными иностранными граждана ми и лицами без гражданства либо с их участием, может быть ограничено федеральными законами или между народными договорами Российской Федерации.

Законами об общественных объединениях могут быть предусмотрены дополнительные права для кон кретных видов общественных объединений. Законно «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» как раз таковым и является.

Статья 29 Закона предусмотрены обязанности обще ственного объединения, однако мы их касаться не будем, поскольку решая задачи государственного контроля их следует признать обоснованными и правомерными.

Для нашего исследования представляется интерес ным и важным анализ статьи 47 Закона, которая опре деляет порядок деятельности в Российской Федерации Международных общественных объединений. В насто ящий момент под действие данной статьи подпадает Международный союз (содружество) адвокатов, адвокат ское объединение, активно действующее и внесшее боль шой вклад в развитие отечественной адвокатуры.

Исследуемой статьей устанавливается, что обществен ное объединение, образованное в Российской Федерации, признается международным, если в соответствии с его уставом в иностранных государствах создается и осущест вляет свою деятельность хотя бы одно его структурное под разделение - организация, отделение или филиал и пред ставительство. Как мы помним Международный союз (со дружество) адвокатов имеет свои представительства в ряде стран СНГ, Белоруссии, Украины, Молдове, Казахстане, Узбекистане и др. Закон устанавливает, что для этой кате гории общественных объединений действует специальный порядок контроля со стороны государства.

И в завершении мы остановимся на самом сложном, на наш взгляд, вопросе - вопросе взаимоотношений между го сударством и общественными объединениями.

Статьей 17 Закона государство установило, что вме шательство органов государственной власти и их долж ностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и вмешательство общественных объединений в деятельность органов государственной власти и их долж ностных лиц, не допускается. Государство взяло на себя обязанность обеспечивать соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, оказывать под держку их деятельности, предоставлять им налоговые и иные льготы и преимущества. Государственная поддержка, по его мнению, может выражаться в виде целевого финан сирования отдельных общественно полезных программ об щественных объединений по их заявкам (государственные гранты);

заключения любых видов договоров, в том числе на выполнение работ и предоставление услуг;

социального заказа на выполнение различных государственных про грамм неограниченному кругу общественных объедине ний на конкурсной основе.


Таким образом, если ставить задачу развития адвока туры как института гражданского общества с обеспечени ем реальной независимости от государственной власти, са моорганизации и эффективного самоуправления, следует признать, что наибольший результат может быть достиг нут на пути трансформации законодательства об адвока туре с внедрением в него правоположений регулирующих деятельность общественных организаций.

Глава 5. Общественные объединения адвокатов в современной России и пути совершенствования их деятельности в условиях формирования гражданского общества.

§1. Всероссийские общественные адвокатские объединения универсального типа Адвокаты, как и все российские граждане, имеют право создавать по своему выбору общественные объединения без предварительного разрешения органов государствен ной власти и органов местного самоуправления, а также имеют право вступать в такие общественные объединения на условиях соблюдения норм их уставов. Создание обще ственных организаций способствует реализации прав и законных интересов граждан.

Создаваемые адвокатами общественные объедине ния подлежат регистрации в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об общественных объединениях», и приобретать права юридического лица либо функциони ровать без государственной регистрации и приобретения прав юридического лица. Таким образом, в российском законодательстве после довательно реализуется конституционное право граждан на свободу объединений.

Обращает на себя внимание, что с принятием Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» произо шло разделение адвокатской деятельности и адвокатуры и эти понятии перестали быть тождественными. Это прин ципиальное разделение имеет глубокий правовой смысл и историко-правовую природу. Вольно или невольно зако нодатель разрешил вопрос, который является краеуголь ным, с момента возникновения российской адвокатуры, и служил препятствием для ее эволюционного развития.

Этим судьбоносным без преувеличения вопросом является вопрос о том, что же из себя представляет адвокатура, как корпорация: независимую общественную организацию (институт гражданского общества) или часть механизма судебной системы, всецело зависимый от государства. Как соотносятся ее профессиональные функции и публичная миссия на нее возложенная. Вопрос, над которым и по сей день не смолкают дискуссионные битвы ученых правове дов и юристов практиков. И хотя единства мнений не на блюдается, тем не менее, адвокатура получила правовые основы которые, безусловно, вносят определенную ясность в сложившемся положении дел.

История современной, постсоветской адвокатуры при мечательна большим количеством инициатив объедини тельного характера. С распадом СССР и фактическим са моустранением государства от решения проблем адвокату ры сразу же возникли первые центростремительные силы, направленные на объединение региональных адвокатских структур. Как известно на момент исчезновения советско го государства адвокатура жила и действовала на право вых принципах заложенных в Положении «Об адвокатуре в СССР» 1980г. Согласно правоположений этого норма тивного акта адвокатское сообщество не было единым и организационно никак не взаимодействовало. Как мы по казали в исторической части нашего исследования даже создание в 1989 г. Союза адвокатов СССР, осталось лишь краткосрочным опытом и не нашло своего закрепления в правовых актах. Таким образом, идея всероссийского объ единения, всегда витавшая в умах адвокатов, оставалась нереализованной.

Второй причиной послужившей толчком к реализации объединительных устремлений адвокатов стало принятие Концепции судебной реформы в РФ. Из которой совершен но четко просматривался вектор реформаторских устрем лений относительно реорганизации адвокатуры, заложен ный ее разработчиками. Этим стратегическим направле нием была независимость от государства и самоуправле ние адвокатской корпорации.

Третьим историческим обстоятельством, заставившим адвокатское сообщество самостоятельно взяться за реше ние возникших и назревавших проблем, стали стремитель но менявшиеся экономическая и социальная жизнь, весь уклад общества и государства. В стране стали культивиро ваться принципы демократии, индивидуализма, экономи ческой самостоятельности. В таких условиях адвокатура, будучи всегда экономически самодостаточной, одной из первых поняла все выгоды и преимущества корпоративно го объединения.

Начался поиск форм организации корпорации во все российском масштабе. Закоперщиками этого процесса, как и водится издревле, стали адвокаты московского региона, Коллегия адвокатов г. Москвы, возглавляемая ее председа телем Генри Марковичем Резником, Московская областная коллегия адвокатов, возглавляемая Алексей Павловичем Галогановым и Коллегия адвокатов «Московский юри дический центр», возглавляемая Гасаном Борисовичем Мирзоевым. Справедливости ради, стоит заметить, что инициативы объединения российской адвокатуры были и с мест, с такой инициативой выступил адвокат Саратовской коллегии адвокатов Малаев Алексей Никифорович.

Однако, первой реализованной объединительной инициативой следует по праву признать учреждение Федерального Союза Адвокатов России. 12-13 сентя бря 1994 г. в г.Москве, состоялся учредительный съезд Всероссийского союза адвокатов, после государственной регистрации - Федерального Союза адвокатов России (да лее по тексту ФСАР – прим. автора – И.Я.) В работе учредительного съезда приняли участие делегатов из 91 коллегии адвокатов, включая альтернатив ные.

В состав Исполкома ФСАР были избраны извест ные российские адвокаты: Веремчук Виктор Романович (Приморская КА), Галоганов Алексей Павлович (МОКА), Дмитриевская Людмила Митрофановна (Коллегия ад вокатов Республики Татарстан), Калитвин Владимир Васильевич (Воронежская КА), Клигман Александр Викторович (МОКА), Малаев Алексей Никифорович (Саратовская ОКА), Рогаткин Алексей Алексеевич (МГКА), Рогачев Николай Дмитриевич (Нижегородская КА), Семеняко Евгений Васильевич (Санкт-Петербургская ГКА), Смирнов Владимир Николаевич (Свердловская ОКА), Тарасенко Василий Георгиевич (Самарская ОКА).

Президентом Союза был избран Галоганов А.П., вице президентом – А.А. Рогаткин.

Помимо решения об учреждении Союза, съездом были приняты три резолюции, касающиеся защиты прав адво катов, проекта закона об адвокатуре и оплаты труда адво катов за счет государства.

В 1995 г. по инициативе Коллегии адвокатов «Московский юридический центр» была учреждена обще ственная организация Гильдия Российских адвокатов.

Приблизительно в это же время, как мы писали выше была учреждена и Ассоциация адвокатов России, иници атором и бессменным лидером которой является Малаев А.Н.

На протяжении длительного периода, вплоть до 2001 г.

Федеральный союз адвокатов Росси и Гильдия российских адвокатов вели между собой непримиримую борьбу за вли яние на адвокатское сообщество. Каждая из организаций в этом противостоянии имела свои козыри и свои слабые места. ФСАР стремился максимально сохранить тради ции и опыт советской адвокатуры, представляя наиболее консервативную часть адвокатского сообщества, Гильдия стремилась активно внедрять новые формы и методы ра боты демонстрируя большую гибкость и инициативность, что не могло не нравиться особенно молодому поколению адвокатов и бизнес - адвокатуре. Таким образом, заручив шись поддержкой примерно равного количества адвокатов эти объединения сыграли наиболее значимую роль в окон чательном объединении российской адвокатуры.

Ассоциация адвокатов России так и не сумела обрести достаточного публичного авторитета чтобы активно вли ять на процессы, проходившие в адвокатском сообществе, однако к мнению ее членов всегда прислушивались флаг маны, так как это было мнение регионов.

В сравнительно правовом исследовании уставных до кументов этих трех адвокатских объединений постараем ся выделить общие принципы их создания и особенности деятельности каждого в отдельности, отличающие их друг от друга.

Обратимся к Уставу ФСАР в той части, которая опреде ляет принципы его образования, цели и задачи организа ции.

Статья 1 Устава ФСАР гласит: «Общероссийская об щественная организация «Федеральный Союз адвокатов России» (далее - Союз) является общероссийской обще ственной организацией, действующей в соответствии с Конституцией Российской Федерации, законодательством Российской Федерации, общепризнанными принципами и нормами международного права, настоящим Уставом в организационно-правовой форме общественной организа ции на основе добровольности, самоуправления, законно сти, гласности и равноправия членов.» Общественная организация Федеральный Союз адво катов России была создана на принципах добровольности, самоуправления, законности, гласности и равноправия членов. Все выше продекларированные принципы явля ются принципами свободной ассоциации основанной на демократической системе управления. Это был историче ский шаг в жизни Российской адвокатуры. Хотя адвокату ра и ранее была достаточно либеральным и независимым сословием, однако годы советского периода наложили неизгладимый отпечаток на традиции внутрикорпора тивного бытия. Создание ФСАР на продекларированных принципах было прелюдией к изменению всего устройства адвокатуры и призывом к адвокатскому сообществу выра ботать новые принципы и предложить их обществу и госу дарству к реализации.

Развитие идей независимости и самоуправления полу чили в статье 2-4 Устава ФСАР. «Статья 2, Союз является независимой, неправительственной, некоммерческой ор ганизацией.

Статья 3.1. Союз открыт для сотрудничества с другими обще ственными объединениями, государственными учрежде ниями, организациями, средствами массовой информа ции в Российской Федерации и за рубежом.

3.2. Союз может выступать как истцом, так и ответ чиком в арбитражных и иных судах России, государств участников СНГ, иностранных государств, а также в международных (межгосударственных) судебных орга нах.


Статья Союз может вступать в международные обществен ные объединения, приобретать права и нести обязанно сти, соответствующие статусу этих международных об щественных объединений, поддерживать прямые меж дународные контакты и связи, заключать соглашения с иностранными некоммерческими неправительственны ми объединениями.

Союз может создавать свои отделения или филиалы и представительства в иностранных государствах на осно ве общепризнанных принципов и норм международного права, международных договоров Российской Федерации и законодательства этих государств.» Интересным нам представляется анализ целей и за дач, которые ставил и ставит перед собой ФСАР. Этому посвящена Глава вторая Устава.

«Статья 5.1. Целями Союза являются объединение усилий ад вокатов для содействия процессу формирования право вого государства, защите прав, свобод и законных ин тересов граждан и организаций, повышению правовой культуры и правосознания граждан, укреплению право вых основ экономики страны, укреплению профессио нального единства и повышению профессионального мастерства адвокатов, обеспечению правовой защищен ности адвокатов, дальнейшему развитию института ад вокатуры.

Статья 6.1. Задачами Союза являются:

6.1.1. Содействие дальнейшему укреплению и раз витию независимой, сильной авторитетной адвокатуры как важного условия формирования правового государ ства.

6.1.2. Защита профессиональных и социальных прав адвокатов, их авторитета, чести и достоинства.

6.1.3. Выступление с инициативами по различным во просам общественной жизни.

6.1.4. Совершенствование деятельности адвокатов по защите прав, свобод и законных интересов граждан и ор ганизаций и оказанию им юридической помощи.

6.1.5. Содействие подготовке специалистов для работы в адвокатуре.

6.1.6. Проведение научно-методической работы по со вершенствованию профессионального мастерства адвока тов.

6.1.7. Осуществление издательской деятельности в со ответствии с действующим законодательством.

6.1.8. Участие в законотворческой деятельности в уста новленном законом порядке.

6.1.9. Содействие укреплению творческой связи юри дической науки и практики.

6.1.10. Представительство интересов Союза и его чле нов в государственных органах и общественных организа циях Российской Федерации.

6.1.11. Развитие международных связей адвокатов России.

6.1.12. Участие в избирательных кампаниях.» Эта Глава примечательна тем, что в ней, как ни в каком другом документе прослеживается эволюция взглядов на место и роль адвокатуры в современном общественно-го сударственном устройстве России. Авторы устава добросо вестно стремились сохранить традиции дореволюционной адвокатуры и заложить новые принципы ее жизни и дея тельности, исходя из современных реалий. Многие из них трудно уживались вместе. Некоторые такие как: «участие в избирательных компаниях» прямо выходили за границы правового поля деятельности общественных организаций.

Обращает на себя внимание, что ФСАР пытался совме стить как деятельность профессионального плана, так и публичную деятельность адвокатской корпорации. Такой концептуальный подход не предусматривал разделения адвокатских объединений на профессиональные и обще ственные. Заметим, что не только ФСАР не допускал раз дробления функций адвокатуры, но и прочие адвокатские объединения стояли на аналогичных позициях.

На сегодняшний день с учетом действия Закона «Об ад вокатской деятельности и адвокатуре» 63-ФЗ от 31.05. г. многое в этом уставе подлежит модернизации, от ча сти закрепленных в нем принципов следует отказаться, а отдельные активно развивать. Действующий на сегод няшний день Устав ФСАР, к сожалению, не избавился от тех функций, которые сегодня отнесены к компетенции Федеральной палаты адвокатов Росси.

Наиболее значимыми в уставе ФСАР, с точки зрения на шего научного интереса, представляются следующие пра воположения: положения связанные с деятельностью ФСАР направленные на популяризацию адвокатской деятельно сти и повышению престижа адвокатуры, положения свя занные с защитой профессиональных и социальных прав адвокатов, положения направленные на расширение меж дународного сотрудничества с адвокатами других стран, положения связанные с реализацией публичной функции адвокатуры как института гражданского общества. Выше перечисленные задачи, отраженные в Уставе полностью соответствуют Закону об общественных объединениях и действительно позволяют решать большинство задач сто ящих перед адвокатским сообществом.

Далее следует обратить внимание на те правоположе ния которые в Уставе ФСАР продекларированы, но нуж даются в дальнейшем развитии. Это, на наш взгляд, за дачи связанные с реализацией функции адвокатуры как института гражданского общества. К таковым задачам следует отнести: содействие укреплению и развитию неза висимой, сильной авторитетной адвокатуры как важного условия формирования правового государства;

выступле ние с инициативами по различным вопросам обществен ной жизни;

участие в избирательных кампаниях в орга ны государственной власти и местного самоуправления.

Адвокатура, как никакое другое сословие несет на себе бремя гражданской ответственности. Будучи негосудар ственной организацией, она выполняет государственную функцию участвуя в отправлении правосудия. Адвокаты, выступая представителями граждан, делают это не толь ко в частных интересах, но и в интересах всего общества.

Таким образом, адвоката и адвокатуру следует рассматри вать как уполномоченных обществом к выполнению своих обязанностей. Опыт разрешения правовых конфликтов и иных проблем, который накоплен адвокатурой - бесценен.

Его обобщение, исследование и реализация важны, в пер вую очередь, с точки зрения необходимости развития и со вершенствования правовой системы государства. Задача адвокатуры, в лице общественных организаций, состоит в том чтобы, имеющийся опыт профессиональной право защитной деятельности, обобщать, доводить до широких слоев общественности и предлагать пути решения про блемных вопросов. Причем этот опыт не ограничивается частными интересами отдельных граждан, этот опыт по зволяет вырабатывать позицию по большинству публично значимых проблем.

За прошедшее с момента учреждения время ФСАР про вел большую организаторскую работу среди адвокатов и активно участвовал в публичной жизни государства.

В июне 1995 г. был проведен внеочередной съезд ФСАР.

На съезд прибыли представители 52 региональных от делений ФСАР и 6 коллегий, не входящих в состав союза.

Президентом ФСАР Галогановым А.П. заявлена просьба об отставке в связи с невозможностью совмещения работы по руководству Московской областной коллегией и ФСАР.

Президентом ФСАР избран адвокат Клигман А.В.

Съезд принял резолюцию в защиту адвокатов от ущем ления сотрудниками внутренних дел и прокуратуры прав адвокатов при выполнении ими своих профессиональных обязанностей.

Съезд рассмотрел деятельность Комитета по за щите прав адвокатов ФСАР (в защиту адвоката МГКА Завгороднева А.В., адвокатов Приморской ККА Воробьевой Л.П. и Тимофеева Е.Г., адвоката Свердловской ОКА Котова С.Л., адвоката Магаданской ОКА Мякшун Г.И., адвоката Алтайской ККА Цыганова А.Н., адвокатов МРКА Гартман В.В. и Ключник Л.А.) и дал ей положительную оценку.

В декабре 1995 г. в г. Нижнем Новгороде ФСАР про вел научно-практическую конференцию «Суд присяжных.

Проблемы и практика применения законодательства»

В январе 1996 г. состоялся Внеочередной съезд ФСАР главными вопросами на котором были: «Об этических осно вах деятельности адвокатов в России» и «Об участии ФСАР в проведении Восточно-Европейского Форума»

С целью подготовки специалистов для работы в адво катуре ФСАР создал Школу адвокатуры. Совместно с из дательством «Де-Юре» было создано Бюро по обеспечению адвокатов методической литературой и нормативными материалами по всем направлениям адвокатской деятель ности.

В Свердловске для адвокатов сибирского и дальнево сточных регионов была проведена научно-практическая конференция по актуальным вопросам правопримени тельной практики.

Совместно со Шведским союзом адвокатов в Стокгольме проведен научно-практический семинар по проблемам оказания правовой помощи российским и зарубежным юридическим и физическим лицам.

Проведен научно-практический семинар по вопросам создания в рамках традиционных коллегий адвокатов не традиционных структурных подразделений (фирм, бюро, кабинетов и пр.) и специфики их деятельности.

15 мая 1996 г. – по инициативе ФСАР состоялось засе дание Совета председателей коллегий адвокатов России по обсуждению вопросов, связанных с подготовкой проекта закона об адвокатуре который бы представлял мнение ад вокатского сообщества по этой проблеме.

В январе 1997 г. был проведен Чрезвычайный съезд адвокатов России. Съезд проводился при участии предста вителей ФСАР и Гильдии адвокатов России в связи с при нятием закона «О тарифах страховых взносов...», устанав ливающего для адвокатов отчисления в Пенсионный Фонд РФ в размере 28%.

По итогам съезда была принята резолюция, предусма тривающая ряд мер, направленных на устранение дис криминации адвокатов и внесение изменений в налоговое законодательство, а также создан постоянно действующий Комитет по выполнению решений Чрезвычайного съез да ФСАР в составе Боровкова Ю.М., Воскресенского Г.А., Галоганова А.П., Клигмана А.В., Клена Н.Н., Мирзоева Г.Б., Рогаткина А.А. Реализуя принятую съездом резолюцию Комитет Чрезвычайного съезда Российских адвокатов, направил обращения к Президенту РФ Ельцину Б.Н., пре мьер-министру Черномырдину В.С.

В марте 1999 г. был проведен Внеочередной съезд ФСАР (19 марта 1999 г.) на котором основными вопросами были вопрос о проекте закона об адвокатуре и об участии ФСАР в организационной деятельности российской адвокатуры.

В октябре 1999 г. был проведен Внеочередной съезд ФСАР ключевым вопросом о проведении I Конгрессе российских адвокатов.

В 1999 г. очень остро встал вопрос об объединении российской адвокатуры в единую корпорацию, посколь ку действия разрозненных союзов и ассоциаций не спо собствовали скорейшему разрешению проблем, которые были болезненными для всего адвокатского сообщества.

Многие адвокаты были дезориентированы и не понимали, какую организацию следует поддерживать. Дошло до того, что многие региональные коллегии адвокатов станови лись коллективным членом сразу нескольких адвокатских общественных объединений. Все это не добавляло автори тета адвокатскому сообществу и не позволяло уверено дви гаться вперед.

ФСАР сегодня объединяет около 40 000 адвокатов, осу ществляет активную деятельность по совершенствованию форм и методов выражения адвокатурой своей граждан ской позиции и участия адвокатов в общественной жизни.

С началом реформ в новой России активно стала раз виваться «бизнес адвокатура». На первом этапе она пред ставляла из себя коммерческие организации создаваемые бывшими юридическими консультантами предприятий и обслуживала в основном крупный бизнес, который состоял из государственных и приватизированных предприятий.

Нарождавшийся частный бизнес быстро понял необходи мость сильного юридического сопровождения и не столь ко с целью, не нарушать закон, сколько с целью умело ис пользовать его слабые стороны. Юридические фирмы по обслуживанию бизнеса стали плодиться как грибы после дождя. Не обремененные жесткими моральными рамками и преследуя исключительно получение прибыли они ста ли активно развиваться. Напористая реклама, целена правленная захватническая индивидуальная работа с клиентами, с лихвой перекрывала ни всегда качествен ную правовую помощь. Характерным обстоятельством, того времени для этой категории «адвокатов» является то, что в названиях своих фирм они часто использовали слово «адвокат» и различные производные от него. Эта тенденция подкреплялась и тем обстоятельством, что многие высококвалифицированные адвокаты цивили сты перейдя в разряд «бизнес адвокатов», позволяли «по умолчанию» эксплуатировать высокий авторитет адво катской корпорации, не особенно заботясь о его сохра нении и преумножении. «Бизнес адвокатура» оказалась очень мобильной и быстрой на внедрение в адвокатскую деятельность новых форм и методов работы. «Бизнес ад вокатура» очень быстро поняла необходимость объеди нения и все преимущества единой адвокатской корпо рации.

Объективно оценив реальное положение дел и по чуствовав реальную перспективу объединения тради ционных коллегий адвокатов, многие бизнес-адвокаты и их организации стали членами ФСАР. Изучив имею щийся опыт и творчески его переработав, некоторые вновь созданные коллегии адвокатов предприняли свою попытку к объединению.

Лидером объединения бизнес адвокатуры и вновь созданных («параллельных») коллегий адвокатов стала Коллегия адвокатов «Московский юридический центр»

возглавляемая адвокатом Мирзоевым Г.Б. Увлекаемые новыми идеями и формами совместной деятельности ряд коллегий адвокатов создали «Гильдию Российских адвокатов» (далее ГРА – прим. автора). Президентом Гильдии был избран адвокат Мирзоев Г.Б.

27 января 1995 г. решением учредительной конфе ренции 32-х коллегий адвокатов Российской Федерации, проходившей в г. Москве, в соответствии со ст. Конституции РФ и п. 3 Положения об адвокатуре РСФСР, было образовано профессиональное сообщество адвока тов и их коллегий - Гильдия российских адвокатов в ста тусе межтерриториальной коллегии адвокатов.

Постановлением правительства Москвы от 18 апре ля 1995г. 324, Гильдия Российских адвокатов была легализована.

В состав Гильдии вошли такие крупные адвокатские объединения, как коллегия адвокатов «Санкт-Петербург»

(более 500 членов), коллегия адвокатов «Московский юри дический центр» (около 500 членов) и еще 30 вновь создан ных коллегий адвокатов.

Появление еще одного Всероссийского общественно го объединения адвокатов оживило жизнь в адвокатском сообществе. На протяжении 8 лет ГРА совместно с ФСАР являлась генератором новых идей и форм жизни адвокат ской корпорации. Вплоть до изменения своего статуса на некоммерческую организацию в 2003 г. ГРА, безусловно, являлась одним из лидеров Российской адвокатской кор порации.

Обратимся к Уставу Гильдии с целью определения ее организационно-правового статуса и установления при чин побудивших учредителей этой ассоциации к объеди нению. В последующем в сравнении с уставами ФСАР и ААР выделим общие тенденции позволяющие системати зировать принципы учреждения адвокатских обществен ных организаций.

Из общих положений Устава Гильдии усматривается, что:

«1.1. Гильдия российских адвокатов (далее - Гильдия) является негосударственным, профессиональным, добро вольным, самоуправляемым, некоммерческим сообще ством адвокатов и адвокатских объединений...»

Как видно из процитированного Гильдия по своему устройству представляла некоммерческое профессиональное сообщество. Следует заметить, что ни в одном законодательном акте РФ того периода не было юридического термина «сообщество» поэтому чрезвычайно сложно сделать однозначный вывод о том, что под этим имели ввиду учредители. Позволим себе сделать предположение, что под этим термином скрыт термин «объединение» либо «ассоциация» как то следует из дальнейших положений Устава. Авторы Устава вводя неизвестный термин, скорее хотели быть оригинальными, чем заботились о точности юридических формулировок.

Примечательным в процитированном, представляется и указание на специфичность объединения выраженную в особой «профессиональности» его участников. На наш взгляд именно «профессионый принцип» положеный в основу объединения и предопределил дальнейшую судьбу Гильдии. Гильдия стала представлять из себя некий адвокатский профсоюз, соответственно и основная деятельность ее была направлена не столько на реализацию профессионального предназначения, сколько на защиту профессиональных интересов и ее участников, и активную гражданскую деятельность.

Далее в Уставе раскрываются основные принципы деятельности объединения.

1.3. Гильдия образуется и действует на основе:

- добровольности вступления и выхода из ее состава;

- соблюдения Конституции РФ, законодательства об адвокатуре и других законодательных актов Российской Федерации;

- самостоятельности, самоуправления, гласности и уче та мнения членов Гильдии;

- сочетания профессиональных интересов адвокатских объединений и адвокатов, входящих в Гильдию и общих интересов Гильдии;

- ответственности органов самоуправления Гильдии за принимаемые решения;

- взаимного делегирования полномочий органами само управления Гильдии и ее членов, заключения между ними соглашений и договоров;

- права свободного вступления в общественные объеди нения;

- взаимодействия с государственными органами, обще ственными организациями и объединениями субъектов хозяйственной деятельности на территории Российской Федерации, а также за ее рубежами;

- сохранения вступившими в Гильдию своего самоу правления, юридического статуса, включая права юриди ческого лица, своей символики, своего наименования и не допустимости со стороны Гильдии какого-либо ущемления или нарушения этого статуса;

- недопустимости любых форм вмешательства в дея тельность Гильдии со стороны государственных органов, общественных и иных объединений, а также должностных лиц. Как видно из общих положений Гильдия типичная общественная организация мало чем отличающаяся от ФСАР, декларирующая принципами своего устройства принципы независимости, самоуправления и внутреннего демократизма.

Обратим внимание на цели и задачи, которые ставит перед собой ГРА, таковыми являются:

«- оказание в соответствии с Конституцией РФ, за конодательством РФ об адвокатуре квалифицированной юридической помощи физическим и юридическим лицам в целях осуществления и защиты их прав, свобод и закон ных интересов, а также содействие правовыми средствами созданию рыночных структур и механизмов, изменению отношений собственности, обеспечению свободы предпри нимательства, развитию процессов приватизации, акцио нирования и других форм эффективного функционирова ния субъектов предпринимательской деятельности;

- участие в качестве представителей сторон в конститу ционном судопроизводстве;

- представительство интересов участников Гильдии в их отношениях с государственными органами власти, об щественными объединениями, коммерческими и неком мерческими организациями;

- защита профессиональных прав, чести и достоинства адвокатов;

- обеспечение высоких стандартов адвокатского ма стерства и участие в разрешении возникающих вопросов в связи с допуском или прекращением адвокатской деятель ности;

- обеспечение единства и сотрудничества адвокатов и адвокатских объединений, входящих в Гильдию, а также независимости адвокатуры;

- выявление мнений и интересов, входящих в Гильдию адвокатов и их объединений по вопросам адвокатской де ятельности и ее законодательного регулирования в целях подготовки мер по их практическому осуществлению;

- организация и финансирование целевых программ, про ектов, мероприятий, направленных на удовлетворение про фессиональных социально-культурных потребностей членов Гильдии;

- содействие повышению профессиональной квалифика ции адвокатов;

- установление и развитие связей с международной юри дической общественностью и национальными объединения ми адвокатов;

- оказание организационной, материальной, финансовой, учебно-методической и иной помощи адвокатам и адвокат ским объединениям в целях повышения качества юридиче ской помощи;

- организация обмена информацией о деятельности колле гий адвокатов и адвокатских объединений, распространение положительного опыта их работы;



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.