авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

БАЛТИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. ИММАНУИЛА КАНТА

РЕТРОСПЕКТИВА

ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ

ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Сборник

научных статей

Выпуск 6

Издательство

Балтийского федерального университета им. И. Канта

2011

УДК 930.9(08)

ББК 63.1

Р44

Редакционная коллегия

В.В. Сергеев, проф., д-р ист. наук (председатель);

А.В. Золов, доц., канд. ист. наук;

Ю.В. Костяшов, проф., д-р ист. наук;

И.О. Дементьев, доц., канд. ист. наук (отв. редактор) Рецензент А.А. Ярцев, проф., д-р ист. наук (Балтийская государственная академия рыбопромыслового флота) Точки зрения авторов могут не совпадать с позицией редколлегии Ретроспектива. Всемирная история глазами молодых ис следователей: сборник научных статей. – Вып. 6. – Кали нинград: Изд-во БФУ им. И. Канта, 2011. – 126 с.

ISBN 978-5-9971-0169- Сборник, подготовленный кафедрой зарубежной истории и меж дународных отношений БФУ им. И. Канта (Калининград), включает статьи молодых историков из Калининграда, а также из других горо дов России и Германии. Исследования посвящены различным про блемам отечественной и зарубежной истории, истории международ ных отношений.

Предназначен для преподавателей, аспирантов и студентов исто рических факультетов, а также всех интересующихся вопросами всемирной истории.

УДК 930.9(08) ББК 63. © БФУ им. И. Канта, ISBN 978-5-9971-0169- СОДЕРЖАНИЕ Раздел 1. История Средних веков Алдаркин С.А. Поход бедноты в анонимной хронике «Дея ния франков и прочих иерусалимцев».................................... Конопленко А. А. Орден меченосцев в первом крестонос ном завоевании Южной Эстонии (1208–1217 годы).............. Раздел 2. Россия. Запад. ХIХ–ХХ века Воробьв И.А. Русские революционные эмигранты и анг лийские социалисты в 1880–1890-х годах: опыт диалога... Максимов И.П. Отношение Бернгарда фон Бюлова к Рурской стачке горняков и принятие новой поправки к горному закону Мальцева О.С. Роль Эдварда Хауза в президентских кампа ниях в США 1912 и 1916 годов............................................... Манкевич М А. «Траснинкайский инцидент» и возобновле ние дипломатических отношений между Польшей и Лит вой в марте 1938 года..............………………....…………… Раздел 3. ХХ век по обе стороны железного занавеса Манкевич Д.В. О младенческой смертности в Калининград ской области (вторая половина 1940-х – 1950-е годы).......... Кириленко А. А. Политические аспекты торгово-экономи ческих отношений между ФРГ и ГДР в 1973–1974 годах.... Тишакова Е.Н. Система «бюджетирования на нулевой ос нове» как мера борьбы с федеральной бюрократией в США в период президентства Картера........................................... Безган Л.С. Гендерная политика в Европейском Союзе:

институциональный аспект (1952–2002 годы)........................ 4 Содержание Раздел 4. Проблемы историографии Стрелковский А.А. История изучения неолитической куль туры Цедмар............................................................................. Пашинин А.П. Участие шляхты в гуситском движении в освещении чешской историографии (ХIХ–ХХ века)............. Дементьев И.О. Три дамы на обочине современной исто риографии: эксперименты в переосмыслении истории........ Раздел 5. Пространство диалога Фрайтаг С. Советская пресса о кампаниях освоения цели ны (1954–1955 годы) и строительства Байкало-Амурской магистрали (1974–1975 годы): сравнительный анализ.......... Раздел История Средних веков С. А. Алдаркин Поход бедноты в анонимной хронике «Деяния франков и прочих иерусалимцев»

Одно из наиболее важных событий средневековой истории – первый крестовый поход (1096–1099 гг.) – начался, как известно, весной 1096 г. с выступления с территории Европы больших масс крестьян и горожан. Собравшиеся вокруг проповедников (таких, как Петр Пустынник), они были неорганизованны и плохо подго товлены к походу. Людьми двигало прежде всего религиозное воодушевление. Это выступление в современной литературе обычно называют «походом бедноты». Средневековые хронисты, писавшие о Первом крестовом походе (Раймунд Ажильский, Гви берт Ножанский, Альберт Аахенский и др.), упоминали этот люд ской порыв, предшествовавший выступлению феодалов.

В статье предпринята попытка проанализировать, как действия народных масс расценивал один из участников крестового похода – анонимный автор хроники «Деяния франков и прочих иеруса лимцев»1. Эта хроника – один из важнейших источников, повест вующих о событиях крестоносной эпопеи. Какое же место в «Деяниях франков» отводит автор выступлению простого народа?

Почему и в каком виде они оказались описаны на страницах хро ники? Ответив на эти вопросы, можно гораздо лучше представить историю Первого крестового похода и крестоносного движения в целом.

При подготовке статьи использовано издание хроники: Gesta Francorum et aliorum Hierosolimitanorum / ed. by R. Hill (Nelson’s Medieval Texts). L.;

N. Y., 1962.

6 С. А. Алдаркин Повествование в хронике начинается с упоминания о пропове ди похода папой Урбаном II (1088–1099): «Римский апостольский престол… начал с обстоятельностью проповедовать и предписы вать, говоря, что если кто пожелает спасти свою душу непороч ной, то пусть не усомнится смиренно последовать путем Госпо да»2. Аноним далее указал, что слова папы распространились по «всем галльским землям и отечествам», и «бесстрашные франки стали немедленно шить крест на правом плече, говоря, что едино душно последуют по стопам Христа. И вот уже галлы выступили из своих владений». Видно, что автор в данном случае не указы вает, представители каких социальных слов отправились в путь и когда это произошло3. Он обозначил выступление как таковое.

Далее хронист упоминает три «части», на которые «разделились»

выступившие в поход, и сосредоточивает внимание на каждой из них. И здесь крайне любопытны следующие фразы Анонима:

«Часть франков вступила на землю Венгрии, а именно Птр Пус тынник, герцог Готфрид и его брат Балдуин, а также Балдуин, граф Монса. Эти превосходнейшие воины и многие другие, кого я не знаю, пошли тем путем, который чудодейственный король Франции Карл Великий приказал некогда проторить вплоть до Константинополя». Обращает на себя внимание упоминание Пет ра Пустынника, одного из лидеров «похода бедноты», в общем ряду с Готфридом Бульонским – одним из предводителей северо французских крестоносцев.

Указанные хронистом лидеры обозначены как prudentissimi mi lites, что стало не только проявлением почтения, но и, возможно, указанием на рыцарский статус (milites4). Разумеется, на этом ос новании было бы неверно утверждать, что анонимный автор счи тал Петра Пустынника рыцарем. Однако для нас важен именно факт упоминания Анонимом Петра вместе с предводителями «по Gesta Francorum... I, 1.

Это отличает описание, данное Анонимом, от других. Так, Гвиберт Но жанский указывает, что богатые отправились в поход позже бедняков, поскольку мешкали, и им нужно было больше времени на подготовку (История, называемая Gesta Dei per Francos и написанная преподобным владыкой Гвибертом, аббатом монастыря Св. Марии Ножанской. II, 8 // Стасюлевич М. М. История Средних веков в ее писателях и исследова ниях новейших ученых. СПб., 1907. Т. 3. С. 97).

См. подробнее: Алдаркин С. А. Военно-политическая терминология в анонимной хронике «Деяния франков и прочих иерусалимцев» // Власть. 2009. № 11.

Поход бедноты в «Деяниях франков и прочих иерусалимцев» хода феодалов». Птр со своими отрядами действительно отпра вился в путь через Венгрию раньше крестоносцев из Северной Франции, но в представлении Анонима это были звенья одной цепи событий, а не двух. Петр был для автора «Деяний» таким же предводителем крестоносцев, как и Готфрид.

В хронике можно найти ряд деталей, свидетельствующих, что е автор не только не отделял «поход бедноты» от событий всего крестового похода, но и описывал в одной и той же манере как Петра, его действия и действия его войск, так и феодалов с их ополчениями. Например, каждый предводитель, за редчайшим исключением, обозначается хронистом при помощи словосочета ния, состоящего из двух слов. Для феодалов это титул и имя (dux Godefridus, comes de Monte). Для предводителей бедняков Петра Пустынника и Вальтера Неимущего (или Голяка) роль «титула»

играет прозвище (Peter Hermita, Guilterius Sinehabere). В «Деяни ях франков» нет ни указания возраста, ни описания внешности, ни биографических данных предводителей крестоносцев5. О Петре Пустыннике из труда Анонима мы также практически ничего не узнам. Хронист почти ничего не пишет и о численности и воо ружении крестоносцев как в войске Петра, так и в других отрядах.

Аноним лишь указывает, что войск у Петра Пустынника было недостаточно, чтобы в одиночку вступать в «землю сарацин». Об этом, по словам хрониста, Петру сказал император Византии, со ветовавший подождать прибытия войск остальных предводите лей6. Петр, как пишет Аноним, был первым, кто достиг Констан тинополя, но автор «Деяний» ни слова не говорит о том, как про текал путь бедноты через венгерские земли, как складывался путь крестоносцев из Северной Франции7.

Прибыв в Константинополь, отряды Петра Пустынника полу чили, по распоряжению императора Алексея I Комнина (1081– 1118), продовольствие, однако принялись «чинить насилия» и ма Этим хроника «Деяния франков» отличается от других повествований, где речь идт о Первом крестовом походе. В них авторы приводят ин формацию о биографии, внешних данных и другие данные о предводите лях крестоносных ополчений. Это же касается и Петра Пустынника. О нм пишут, в частности, Гвиберт Ножанский (История, называемая Ges ta Dei per Francos… II, 8) и Анна Комнина (Анна Комнина. Алексиада.

СПб., 1996. X, 5. С. 274).

Gesta Francorum... I, 2.

Эти сведения можно найти в хрониках Гийома Тирского и Альберта Аахенского.

8 С. А. Алдаркин родрствовать в городе. Аноним пишет: «А сами христиане вели себя негодным образом: они разрушали и сжигали дворцы в горо де, а также уносили свинец, которым были покрыты церкви, и продавали его грекам»8. Из-за этого император прогневался и приказал им переходить Геллеспонт («Рукав Святого Георгия» – Brachium [Sancti Georgii]). После того как христиане переправи лись, они не переставали вершить всяческие злодеяния, сжигая и уничтожая дома и церкви. Хронист относится к описываемым «деяниям» явно негативно. При этом стоит отметить, что в даль нейшем Аноним будет рассказывать и о том, что творили другие крестоносцы в городах, захваченных у мусульман. Там также можно найти описания грабежей и насилия, но это уже не будет считаться «негодным» поведением (как, впрочем, не вызовет и выраженной положительной оценки). Эту разницу можно объяс нить тем, что действия, направленные «своими против своих», однозначно расцениваются как зло, а аналогичные действия «сво их против чужих» злом, по крайней мере, не считаются.

Факты мародрства дополняются сведениями о том, что дис циплина в «войске» Петра Пустынника оказалась отнюдь не на высоте. Трудно было ожидать ее соблюдения от той разношерст ной толпы, которую это «войско» собой представляло. И это, как кажется, также довольно показательный момент при сравнении, предпринятом нами. Аноним пишет о Петре, что тот «был не в состоянии сдерживать этот пестрый народ, не желавший слушать ни Петра, ни его слов»9. То есть Птр не имел возможности управлять своими отрядами, или, скорее, со временем утратил тот авторитет, благодаря которому люди собрались под его началом и двинулись за ним на Восток. Аноним упоминает даже раскол от рядов бедняков вскоре после переправы через Босфор: «Наконец, прибыли они в Никомедию, где ломбардцы, лангобарды и гер манцы отделились от франков, поскольку те были высокомер ны»10. Таким образом, очевидно разделение по этническим при знакам, причиной которого, по словам хрониста, стало высокоме рие «франков». Нельзя не отметить, что слово «франки» в данном случае употребляется Анонимом в отношении не всех вообще Gesta Francorum... I, 2.

Ibid.

Ibid.

Поход бедноты в «Деяниях франков и прочих иерусалимцев» участников похода, а лишь некоторой их части. Скорее всего, речь идт именно о жителях Франции, которые отделяются автором от жителей германских и итальянских земель. Как бы то ни было, единства среди бедняков не существовало. Правда, Аноним упо минает, что отколовшиеся отряды выбрали себе предводителя по имени Райнольд11, то есть пытались использовать элементы орга низованности. Но это не идт ни в какое сравнение с теми воз можностями и авторитетом, какими обладали предводители «по хода феодалов». Они именно управляли своими войсками, отдавая им приказы (в том числе выработанные на советах лидеров) и час то объединяя свои силы для совместных действий.

Аноним считает необходимым поведать о дальнейшей судьбе отряда Райнольда и о «франках», которых, вероятно, повели далее Птр Пустынник и Вальтер Неимущий. Здесь нужно отметить особенность изложения материала в хронике. Основные события в повествовании сосредоточены вокруг различных населенных пунктов – городов и поселений, которые Аноним называет «зам ками». Отряд Райнольда, по словам автора, двинулся к Никее12 и в четырх днях пути от нее обнаружил некую «крепость, имя кото рой Ксеригорд и которая была безлюдна». Далее хронист пишет:

«Они захватили эту крепость, где обнаружили достаточно хлеба, вина, мяса и обилие всех благ»13. Позже, когда речь пойдт об от рядах феодалов, Аноним будет достаточно часто упоминать в ка честве трофеев различные съестные припасы: пшеницу, ячмень вино, мясо и т. д. При этом автор нередко будет добавлять после перечисления: «в коих мы очень нуждались». Стабильное и доста точное снабжение войск – важный элемент успеха любой военной кампании. На протяжении Первого крестового похода войска кре стоносцев получали помощь в виде продовольствия преимущест венно от Византии, а также эпизодически от портовых городов Италии (Пизы, Генуи, Венеции). Но эта помощь не была регуляр ной и достаточной для той массы людей, которую представляло собой крестоносное войско. Поэтому захват продовольствия на месте боевых действий становился неотъемлемой частью практи Один из немногих, если не единственный лидер крестоносцев в хрони ке, чье имя состоит из одного слова (без прозвища или титула).

Во времена Первого крестового похода столица Румского султаната – одного из государств турок-сельджуков на территории Малой Азии.

Gesta Francorum... I, 2.

10 С. А. Алдаркин чески любой операции участников похода. В приведнной цитате нет прямого указания на недостаток продовольствия в отряде Райнольда, но она сама по себе показательна в этом отношении.

Продолжая описывать события, связанные с походом отряда Райнольда, Аноним говорит, что турки узнали о присутствии хри стиан в Ксеригорде и выступили, чтобы осадить это укрепление.

Такое построение повествования будет встречаться в хронике и далее: христиане совершают какое-либо действие (чаще всего за нимают какой-то населенный пункт), а мусульмане, узнав об этом, предпринимают некие контрмеры. Об этих контрмерах, в свою очередь, становится (или не становится) известно крестоносцам, и рано или поздно происходит столкновение.

В данном случае Райнольд мог предвидеть, по мнению Анони ма, что «турки» придут брать крепость. Хронист пишет, что Рай нольд устроил неподалеку от укрепления засаду, которая была об наружена: «Турки, появившись в праздник Святого Михаила, на шли Райнольда и тех, кто был с ним, и убили многих из них. Дру гие убежали в крепость. Ее немедленно осадили турки и лишили воды тех, кто там был»14. Далее хронист описывает то, как люди пытались бороться с жаждой: пили кровь животных, человеческую мочу, пытались впитать влагу из земли, насыпая ее на себя. Опи сания жестоких страданий участников похода от жажды будут встречаться в тексте и далее, например при описании перехода че рез Малую Азию или осады Иерусалима.

В хронике значительная роль в успехах крестоносцев припи сывается Богу и его вмешательству. При описании трудных мо ментов похода в качестве действующих лиц в тексте появляются Иисус Христос, святые и апостолы. Но помимо них в «Деяниях франков» упоминаются и вполне реальные представители духо венства, которые так или иначе принимают участие в описывае мых событиях. Среди тех, кто отправился на Восток (как с бедно той, так и в отрядах феодалов), действительно находились пред ставители клира, причем иногда весьма высокопоставленные. По следние были еще и феодальными сеньорами, поэтому не исклю чено, что они вели с собой военные отряды, принимавшие участие в боевых действиях. В хронике упоминается по крайней мере один такой отряд. Им предводительствовал епископ Адемар Мон Gesta Francorum... I, 2.

Поход бедноты в «Деяниях франков и прочих иерусалимцев» тейльский, в тексте чаще всего именуемый епископом Пюи, – ле гат папы Римского в походе. Самим клирикам было запрещено носить оружие и проливать кровь, но они вносили свой вклад в успех предприятия, поддерживая моральный дух крестоносцев.

Ниже Аноним пишет, что во время их битвы с войсками Кербоги «наши епископы, пресвитеры, клирики и монахи, облаченные в священные одежды, вышли с нами, держа в руках кресты, прося и моля Господа, чтобы он охранял нас, даровав нам спасение. И из бавил от всякого зла. Другие стояли над воротами, держа святые кресты в своих руках, осеняя нас крестным знамением и благо словляя»15. Священники в облачении и с крестами также благо словляли крестоносцев во время осады города Марра. Причем стояли они, по словам Анонима, позади осадной башни16. Так бы ло и в отряде Райнольда. Аноним отмечает, что во время осады Ксеригорда «епископы и пресвитеры ободряли наших и увещева ли их не отчаиваться»17.

Но одно воодушевление вряд ли могло помочь отряду Рай нольда выбраться из осажденного укрепления. Более того: судя по всему, в крепости не было единства. «Властелин алеманнов», ко торый, вероятно, предводительствовал отрядом либо вместе, либо вместо Райнольда18 после смерти последнего, через восемь дней осады пошел на предательство. Он, по выражению хрониста, «до говорился с турками, что предаст своих товарищей и, делая вид, что идт на бой, сбежал к туркам, и многие вместе с ним»19. Оче видно, перебежчики еще и открыли туркам ворота крепости, по Gesta Francorum... IX, 29.

Ibid. X, 33. Аноним также пишет о двух больших крестных ходах, уст роенных духовенством во время похода: один перед вторым штурмом Иерусалима, причем в нем участвовали все крестоносцы, осаждавшие город (ibid. X, 38);

второй – по инициативе Петра Пустынника вокруг уже захваченного крестоносцами Иерусалима накануне битвы под Аска лоном. Ему удалось убедить пройти в совместном крестном ходе грече ское и латинское духовенство (ibid. X, 39).

Ibid. I, 2.

Имя Райнольда в хронике больше не упоминается. Вероятно, он погиб в столкновении с турками. Райнольд и «властелин алеманннов» вряд ли одно лицо, поскольку Райнольда выбирали также ломбардцы и лангобар ды.

Gesta Francorum... I, 2.

12 С. А. Алдаркин скольку после фразы о побеге Аноним пишет: «Не пожелавшие отречься от Бога были приговорены к смерти». Осада больше не продолжалась ни дня. Часть христиан были убиты, а «тех, кого схватил живыми, они разделили на части, словно овец». Участь этих людей также была плачевной: кого-то расстреляли из луков, поставив вместо мишеней, кого-то «распродавали и раздаривали, как скот». Хронист пишет: «Одни [турки] уводили их к себе до мой в Хорасан, другие в Антиохию, третьи – в Алеппо или еще куда-нибудь, где они жили. Эти [пленники] первыми восприняли тогда счастливое мученичество во имя Господа Иисуса»20.

Нечто похожее произошло и с отрядами «франков», которые вели Птр Пустынник и Вальтер Неимущий. Эти люди, к которым Аноним возвращается после описания судьбы отряда Райнольда, оказались застигнутыми врасплох турками в крепости Кивот, рас положенной «выше Никеи». Отряд Вальтера был уничтожен сра зу, причем наверняка ночью, поскольку часть людей убиты «го лыми» или «спящими». Хронист говорит, что здесь же погиб и священник, который служил мессу у алтаря. Отряд Петра был частично рассеян, частично перебит, в то время как он сам отбыл в Константинополь, будучи не в состоянии контролировать своих людей. Подчеркивая жестокость турок и помощь христианам от высших сил, Аноним указывает, что мусульмане решили сжечь остатки врагов прямо в крепости, но Бог не дал этого сделать.

«Турки, загнав их в крепость, собрали поленья, с тем чтобы сжечь их вместе с крепостью. Тогда христиане, бывшие в крепости, пус тили огонь на собранные поленья так, что огонь, обратясь на ту рок, сжег некоторых из них, но от этого пламени Бог наших тогда освободил». Далее Аноним говорит, что христиане были все же захвачены, «как прежде, разделены на части» и уведены в различ ные мусульманские земли. Он уточняет также, что «все это слу чилось в октябре месяце»21.

Обратим внимание на особенности описания судьбы обоих от рядов бедноты. Аноним упоминает массу мелких деталей, кото рые могли быть первоначально известны лишь очевидцу или уча стнику событий. Поскольку традиционно принято считать Ано нима норманном из Южной Италии, отправившимся в поход Gesta Francorum... I, 2.

То есть в октябре 1096 г.

Поход бедноты в «Деяниях франков и прочих иерусалимцев» в отряде Боэмунда Тарентского, он не мог быть очевидцем раз грома отрядов Петра Пустынника и Вальтера Неимущего22. Оче видно, Аноним получил сведения от кого-то, принимавшего уча стие в походе бедноты и каким-то образом выжившего. Можно предположить, что крестоносцам позже удалось освободить кого то из «уведенных в Антиохию» участников тех экспедиций. Опи сание поражений обоих отрядов сходно. Они были застигнуты в крепостях, в обоих случаях отряды уничтожены не полностью, а часть выживших попали в плен и были либо убиты, либо уведены в рабство. Хронист, не приукрашивая, называет поступок «пред водителя алеманнов» предательством, а его последователей фак тически вероотступниками, поскольку те, кто не пошел за ним, «не пожелали отречься от Бога». Что случилось с теми, кто поже лал, Анонима не интересует – перебежчики сразу исчезают из по вествования. Надолго (почти до конца хроники) из повествования исчез и Птр Пустынник. Он появится следующий раз лишь в ла гере крестоносцев под Антиохией. Хотя прямого порицания за фактически своевременное бегство Аноним Петру Пустыннику не выносит, данное им объяснение причины отъезда также не стано вится свидетельством одобрения. Те, кто погиб или был взят в плен и уведн в рабство, называются «мучениками во имя Иисуса Христа», и это тоже роднит описания похода бедноты и феодалов, поскольку и погибшие в феодальных ополчениях будут имено ваться «мучениками». Например, о тех, кто погиб при осаде Ни кеи, Аноним пишет так: «Многие из наших приняли мученичество и, ликуя, с радостью предали свои счастливые души Богу. Также и из самого бедного народа многие умерли от голода во имя Христа.

Торжествуя на небе, они приняли столу своего мученичества…»23.

Аноним никак не отвечает на вопрос, почему были разбиты отряды бедняков. В данном случае, вероятно, можно говорить о Аноним отмечает, что турки осадили отряд Райнольда в крепости в день Святого Михаила, то есть в сентябре 1096 г. (празднуется 29 сен тября). Отряд Петра Пустынника был разбит в октябре того же года.

Первое феодальное ополчение под предводительством Готфрида Бульон ского подошло к Константинополю «за два дня до Рождества», то есть только 23 декабря 1096 г. Боэмунд и его войска прибудут в город лишь в апреле – начале мая следующего 1097 г. Хронист отмечает, что Пасху они отпраздновали, ещ будучи в пути.

Gesta Francorum... II, 8.

14 С. А. Алдаркин том, что хронист считал постигшую их участь следствием чисто военных поражений. Поражений, в которых все равно Бог на сто роне христиан, а достойное поведение считается подвигом24, осо бенно на фоне прямого предательства некоторых участников по хода.

Можно заключить, что анонимный хронист считал тех, кто пошел за Петром Пустынником и Вальтером Неимущим, не мар гиналами, но передовым отрядом крестоносцев, который первым вступил в бой с «неверными». Этому передовому отряду уделено не так много места, как другим. Краткость описания можно объ яснить недоступностью информации и общей неудачей этого предприятия. Однако автор, безусловно, считал, что описанные события достойны оказаться на страницах «Деяний франков».

Об авторе Алдаркин Сергей Артурович – аспирант кафедры истории Сред них веков Института истории и международных отношений Саратовско го государственного университета им. Н. Г. Чернышевского, ravus@ inbox.ru А. А. Конопленко Орден меченосцев в первом крестоносном завоевании Южной Эстонии (1208–1217 годы) Период 1208–1217 гг. возможно обозначить как время первого крестоносного завоевания Южной Эстонии – земель Саккала и Унгавния. Если покорение Либии и Латгалии прошли для немцев сравнительно легко в силу особенностей политической позиции, занятой значительной частью местного нобилитета, и слабостью здесь русского влияния, то попытка распространить свою власть на эстонские земли обернулась для завоевателей ожесточнной борьбой с местным языческим населениям, а также многотрудны Несколько иной точки зрения придерживался, например, Гвиберт Но жанский. Он полагал, что уничтожение отрядов бедноты турками – это Божья кара за то зло, которое бедняки учинили в Константинополе.

Орден меченосцев в крестоносном завоевании Южной Эстонии ми столкновениями с Новгородом и Псковом. Можно считать, что борьба за эстонские земли стала решающим моментом всей кре стоносной экспансии в Ливонии. В силу этого обстоятельства данный сюжет нуждается в самом пристальном внимании иссле дователя.

Следует напомнить, что в завоевании Либии и Латгалии орден меченосцев принял сравнительно скромное участие. И та и другая оказались в сфере приоритетных интересов деятельного рижского епископа Альберта (1199–1229), номинального сеньора братьев рыцарей. Поэтому меченосцы, не решаясь на первых порах кон курировать с епископом, были вынуждены пытаться реализовать свои завоевательные планы в иных землях, как оказалось – в эс тонских. В 1208 г., когда епископ Альберт сосредоточил усилия на реализации своих намерений захвата Кокнесе, Бертольд, глава орденского отделения в Вендене, и латгальские нобили из Толовы заключили наступательный союз против южных эстов1. Об уча стии епископа в этом соглашении ничего неизвестно, что неуди вительно: Альберт, занятый в подвинских землях, по-видимому, опасался начинать еще одну войну на севере. По наблюдению Г. Гнегель-Вайчис, до утверждения подвинских завоеваний Аль берта мирным договором с Полоцком редкие случаи участия его воинов в боевых действиях против эстов носили вынужденный характер и были обусловлены опасениями епископа остаться без своей доли в завоеваниях ордена2.

Когда меченосцы и латгалы вторглись в Унгавнию, епископ вс же прислал им на помощь какие-то силы, но его участие было незначительным, как видно из последующих событий. Желая отомстить за вторжение, эсты осадили важнейшую крепость то ловских латгалов Беверин. Защитники Беверина нуждались в по мощи, но обратились за ней не к епископу, а к ордену – очевидно, рассматривая его в качестве наиболее реального и выгодного со юзника. Посланный в Венден гонец был принят не Бертольдом, а самим магистром Вено (1202–1209), и уже на следующее утро ор денское войско, усиленное местными латгалами, выступило на Origines Livoniae sacrae et civilis. Heinrich’s des Letten lteste Chronik von Liefland, aufs neue herausgegeben und mit einer Einleitung (далее – HCL) // Scriptores rerum Livonicarum. Riga;

Leipzig, 1853. Bd. 1. XII, 6.

Gnegel-Waittschies G. Bischof Albert von Riga. Ein Bremer Domherr als Kirchenfrst im Osten (1199–1229). Hamburg, 1958. S. 90, 103.

16 А. А. Конопленко помощь Беверину3. Нужно обратить внимание на то, что магистр находился в это время именно в Вендене, а не в Риге, как обычно, и на то, как скоро меченосцы выступили в поход. Видимо, они уже были наготове. Эти факты говорят о том, что орден сосредо точил свое внимание на наступлении на южных эстов и мобили зовал для решения этой задачи свои главные силы.

В декабре 1208 г., когда латгальские нобили Руссин и Варидот предприняли новое наступление на Саккалу, в Беверине находился тот же Бертольд Венденский – наверное, с отрядом для усиления обороны крепости на случай повторного контрнападения эстов4.

Какова была реакция епископа Альберта на действия меченос цев и их латгальских союзников? В том же 1208 г. его фогт в об ластях ливов (вероятно, в граничившей с Саккалой Метсеполе) Герман «весьма негодовал» по поводу нападений меченосцев и латгалов на эстов, предостерегал от того, чтобы чрезмерно раз дражать язычников и тем самым провоцировать их атаки на «не окрепшую ливонскую церковь», требовал мирных переговоров.

Видимо, беспокойство епископа Альберта было вызвано опасе ниями, что его успешное наступление вверх вдоль течения Запад ной Двины окажется блокировано вторжением с севера, со сторо ны южных эстов, раздраженных меченосцами и их латгальскими союзниками5. Хотя на встрече Германа с эстами было решено от ложить заключение мирного договора до возвращения епископа, стороны согласились на перемирие6. Сообщение хрониста Генри ха Латвийского о деятельности Германа и переговорах весьма ту манно, но, по всей видимости, орден также пошел на перемирие с южными эстами.

Однако уже зимой 1209/10 гг. меченосцы вновь начали войну с южными эстами. Генрих Латвийский указывает, что произошло это по истечении срока перемирия. Но более вероятным представ ляется, что меченосцы разорвали мирное соглашение. После во енных успехов епископа, подчинения им Кокнесе и Герцике и за крепления этих завоеваний мирным договором с Полоцком орден мог счесть, что теперь у Альберта нет никаких оснований сдержи HCL. XII, 6.

Ibid.

Koch F. Livland und das Reich bis zum Jahre 1225. Posen, 1943. S. 28–29.

HCL. XII, 6.

Орден меченосцев в крестоносном завоевании Южной Эстонии вать их военную инициативу. С другой стороны, меченосцы дей ствительно могли счесть перемирие истекшим, так как заключено оно было на период до приезда епископа, который уже состоялся, между тем как запланированные переговоры о мире еще не были начаты. И именно пока они не начались, возможно, с целью их предупреждения, орден возобновил свою экспансию против юж ных эстов.

Бертольд Венденский и Руссин с латгалами вновь вторглись в Унгавнию7. Однако епископа по-прежнему не устраивали дейст вия меченосцев. Он послал к язычникам священника Алебранда, а затем других послов для мирных переговоров. «И заключен был ими мир… Бертольд же Венденский и Руссин со своими леттами не приняли мира и стали готовиться к битве», – пишет Генрих Латвийский8. То есть меченосцы откровенно проигнорировали позицию, занятую епископом, и отказались свернуть наступление на южных эстов.

Орден начинает проводить самостоятельную военную полити ку. И если годом раньше меченосцы не решились пойти на кон фликт с епископской администрацией и согласились на перемирие с южными эстами, то теперь поступили, сообразуясь лишь с соб ственными интересами. Это было первое открытое столкновение завоевательных планов ордена и епископа. Возможно, изменение орденской политики было связано со сменой в 1209 г. магистра.

Новый глава ордена Волквин (1209–1236) явно был настроен по отношению к Альберту более решительно, нежели его предшест венник.

В 1210 г. Бертольд и латгалы продолжают сражаться с южны ми эстами. Крестоносцам удалось даже захватить главную кре пость Южной Унгавнии – Оденпе9. Примечательно, что при похо де на Оденпе Бертольд был поддержан епископскими вассалами Сиффридом и Александром. По-видимому, этот шаг для епископа, еще не закрепившегося в Подвинье, был вынужденным. Согласно папскому решению от 1210 г., при разделе вновь завоеванных территорий орден не зависел от рижского епископа, а сами прин ципы деления папский престол фактически не определил. В этой HCL. XIII, 5.

Ibid.

Ibid. XIV, 5–6.

18 А. А. Конопленко связи епископ Альберт, дабы обеспечить себе повод истребовать долю в завоеваниях меченосцев, должен был хотя бы минимально поучаствовать в военных действиях.

Желая отомстить за неоднократное разорение своих земель, южные эсты осадили Венден, однако подошедший отряд верного союзника крестоносцев, ливского нобиля Каупо заставил их от ступить. Союзники пустились в преследование, но на реке Имере попали в засаду и потерпели поражение. Хронист указывает, что в составе разгромленного войска были также отряды епископских вассалов, Вихмана и Альдера10.

Однако эта неудача не сломила меченосцев. Уже в январе феврале следующего, 1211 г. Бертольд Венденский и Руссин отра зили набег эстов из Саккалы, Унгавнии и Зонтаганы на Метсепо ле. Бертольд же в марте участвовал в осаде саккалаской крепости Вилиенде. В апреле он, епископские вассалы и Каупо устроили новое нападение на Саккалу. В том же году меченосцы разбили южных эстов под замком Каупо.

Как видно, в 1211 г. орден активизирует военные действия против эстов Саккалы и Унгавнии. Но теперь в наступлении на их земли принимает участие и епископ.

В целом до 1215 г. борьба меченосцев и их союзников с юж ными эстами шла с переменным успехом11. Ни одна из сторон не могла добиться победы, предпринимая взаимные опустошитель ные вторжения. Однако с 1212 г. чаша весов в этом противостоя нии начинает вс более склоняться на сторону крестоносцев, а с 1215 г. меченосцы, число которых, очевидно, вс более увеличи валось, значительно усилили натиск на южных эстов. Из Вендена был предпринят очередной поход на Унгавнию, а затем эта об ласть в течение года подверглась, как следует из сообщений Ген риха Латвийского, девятикратному разорению со стороны лат гальских союзников ордена. К началу 1216 г. саккалаские и ун гавнийские эсты были приведены к крещению и подчинению12, что стало результатом военных действий меченосцев и их лат гальских союзников, получивших со стороны епископа лишь не значительную военную помощь.

HCL. XIV, 8.

Koch F. Op. cit. S. 28.

HCL. XIX, 4.

Орден меченосцев в крестоносном завоевании Южной Эстонии Закрепившись в Южной Эстонии, меченосцы предприняли да же несколько походов в североэстонские земли. В 1216 г. братья рыцари ходили походом на Вик13;

в том же году – на Гариэн, в котором, по сообщению хрониста, участвовали люди епископа и «магистр Волквин со своими братьями и пилигримами»14. Таким образом, на этот раз под началом магистра были не только члены ордена, но и крестоносцы, совершавшие «паломничество» в Ли вонию. Весьма вероятно, что магистр предводительствовал вооб ще всем войском христиан. По словам Генриха Латвийского, ма гистр Волквин со времени своего избрания (1209 г.) «в присутст вии и в отсутствии епископа [Альберта] предводительствовал и правил войском во всех походах»15. Это определнно свидетель ствует о росте военного авторитета меченосцев, которые выступа ли уже в качестве своеобразного генерального штаба, координи ровавшего военные предприятия ливонцев.

Однако покорения Северной Эстонии вс же не произошло.

Более того, и их завоевания в Южной Эстонии оказались под большой угрозой, поскольку в ливонские дела вмешались восточ ные соседи – Новгород и Псков.

Активная крестоносная экспансия в эстонских землях неиз бежно затрагивала интересы Новгорода и Пскова. Они ещ в кон це XII в. утратили политическое господство над Южной Эстони ей. Резкое изменение обстановки в связи с вторжением кресто носцев давало Новгороду и Пскову реальную возможность вос становить сво влияние в этих землях. В 1210 г., воспользовав шись трудностями унгавнийских эстов, вот уже два года подвер гавшихся непрерывным нападениям меченосцев и их союзников, Новгород и Псков предприняли попытку вернуть господство над Унгавнией. Войско князей Мстиславичей – новгородского Мсти слава и псковского Владимира – вторглось в е пределы, осадило эстов в Оденпе, взяло крепость и вынудило их заплатить «400 ма рок ногат»16. Это свидетельствует в пользу того, что главной це лью похода было именно восстановление даннической зависимо сти унгавнийских эстов.

HCL. XIX, 8.

Ibid. XX, 2.

Ibid. XIII, 2.

Ibid. XIV, 2.

20 А. А. Конопленко Если Новгород затем на некоторое время занял выжидатель ную позицию в отношении крестоносцев, то Псков оказался более деятелен и решил далее воспользоваться неблагоприятной для южных эстов ситуацией: в том же 1210 г. им был заключен с нем цами военный союз против эстов, закрепленный браком дочери псковского князя Владимира Мстиславича и Дитриха, брата епи скопа Альберта17. По предположению Г. Гнегель-Вайчис, союз псковичи заключили именно с епископом Альбертом, рассчиты вавшим, что русский натиск на южноэстонские земли ограничит продвижение здесь меченосцев. Кроме того, рижский прелат пы тался использовать Псков, враждовавший с полочанами, для дав ления на князя Владимира Полоцкого и подталкивания его к за ключению мира с епископом, сопряжнного с признанием завое ваний последнего в Подвинье18. Иными словами, епископ Альберт и Псков нашли друг в друге временных союзников, хотя ясно, что и тот и другой стремились только к одному – закрепить за собой на правах единовластного хозяина как можно больше южноэстон ских земель. Очевидно и другое: епископ усматривал в меченос цах слишком самостоятельную и успешную, отнюдь не союзную себе силу, для сковывания которой годились любые средства.

Так или иначе, по словам Генриха Латвийского, в декабре 1210 г. «весть» о том, что немцы собираются в очередной поход на Южную Эстонию, «дошла до Пскова… и оттуда явился очень большой отряд русских на помощь» крестоносцам19.

Примечательно, однако, что, повествуя о помощи псковичей, хронист делает оговорку – указывает, что Псков «был тогда в ми ре с нашими (т. е. крестоносцами. – А. К.)»20. Обратим внимание на слово «тогда». Ясно, что Псков не рассматривался немцами в качестве постоянного и безусловного союзника.

Действительно, союз псковичей с немцами продлился только до февраля 1212 г. и, по-видимому, ознаменовался первым изгна нием из Пскова князя Владимира Мстиславича21. К тому моменту Зутис Я. Я. Русско-эстонские отношения в IX–XIV вв. // Историк марксист. 1940. № 3. С. 49.

Gnegel-Waittschies G. Op. cit. S. 104.

HCL. XIV, 10.

Ibid.

Ibid. XVI, 2.

Орден меченосцев в крестоносном завоевании Южной Эстонии ситуация настоятельно потребовала русского вмешательства:

в январе 1211 г. немцы, союзные им латгалы и ливы совершили, судя по рассказу Генриха Латвийского, небывалый до того по своим масштабам поход, пройдя кругом через эстонские области Унгавнию, Вайгу, Гервен, Нурмегунде, Моху22, то есть опустошив не только почти всю Южную Эстонию, но и часть Северной.

Дальнейшее бездействие русской стороны, вероятно выжидавшей удобного момента для вмешательства, могло привести только к ещ большему усилению крестоносцев.

Отказавшись в действиях против эстов от союза с немцами, Новгород и Псков попытались остановить дальнейшее продвиже ние крестоносцев собственным вступлением в Эстонию23. В фев рале 1212 г. сюда вторглось войско новгородского князя Мстисла ва Удалого и нового псковского князя Всеволода Борисовича, од нако результаты оказались более чем скромными: с немцами рус ская рать не встретилась и, принудительно собрав с эстов «дань», вернулась на родину24. Никаких мер для закрепления в Унгавнии предпринято не было. По словам Е. В. Чешихина, князя Мстисла ва интересовали только добыча и дань, а на то, что происходило на берегах Западной Двины, он не обращал ни малейшего внима ния25. Между тем, унгавнийские эсты ответным нападением разо рили окрестности Пскова26, а затем, готовясь к отражению ожи даемого ответного русского похода, заключили перемирие с кре стоносцами и их латгальскими и ливскими союзниками27.

Как видно, в 1212 г. действия Новгорода и Пскова по прежнему были направлены против эстов. Ни о каких столкнове ниях с крестоносцами не известно. Думается, это стало крупным просчтом русской стороны, приведшим к подчинению Южной Эстонии крестоносцами к началу 1216 г.

HCL. XV, 7.

Зутис Я. Я. Указ. соч. С. 49.

HCL. XV, 8.

Чешихин Е. В. История Ливонии с древнейших времен. Рига, 1884. Т. 1.

С. 188.

HCL. XV, 10.

Ibid. XVI, 1.

22 А. А. Конопленко Только к 1215 г. в Новгороде и Пскове убедились, что русско эстонская война лишь на руку крестоносцам, вплотную подошед шим к рубежам Псковской земли и сразу ставшим значительно более опасным и сильным соседом, чем эсты. Именно с этого времени и до 1224 г. Псков и Новгород начинают относительно согласованно выступать против крестоносцев. При этом они ме няют сво отношение к эстам, обещая им военную помощь против немцев и периодически выступая в союзе с некоторыми эстон скими землями, если те обязались возобновить выплату дани28.

Первым военные действия начал псковский князь Владимир Мстиславич, в 1216 г. опустошивший Южную Эстонию, которая признала немецкую власть, и взявший Оденпе29. Однако русского гарнизона здесь, по-видимому, оставлено не было: когда в том же году унгавнийские нобили обратились к немцам за военной по мощью против Пскова, гарнизон из воинов ордена и епископа был введен в Оденпе без каких-либо вооружнных столкновений. В январе 1217 г. орденские и епископские воины вместе с унгавний цами опустошили территории, принадлежавшие Новгороду и Пскову30.

Русская сторона не замедлила с ответом. В феврале в Унгав нию вступило большое войско под началом князя Владимира Мстиславича Псковского и новгородского посадника Твердислава Иванковича. Кроме русских ратников в него вошли эсты с Эзеля, из Гариэна, а также восставшие против немцев жители Саккалы.

Всего, по данным Генриха Латвийского (разумеется, преувели ченным), набралось около 20 тыс. воинов. Соединнные силы по дошли к Оденпе и осадили его.

Оборонявший крепость немецкий гарнизон оказался в отчаян ном положении. Орден, несмотря на то что претендовал на едино личное владение Унгавнией, отстоять е самостоятельно у столь мощного противника явно не мог, и на выручку осажднному Оденпе двинулось объединнное войско братьев-рыцарей, епи скопа и их прибалтийских союзников. Однако же сил вс равно недоставало – немцам удалось собрать лишь 3 тыс. воинов, дру гим ещ меньше. Пытаться деблокировать Оденпе при имеющем Зутис Я. Я. Указ. соч. С. 49–50.

HCL. XX, 3.

Ibid. XX, 5.

Орден меченосцев в крестоносном завоевании Южной Эстонии ся соотношении сил было бессмысленно, и крестоносцы стали прорываться в крепость, чтобы усилить е гарнизон. Во время от чаянного боя пали многие братья: при описании этой схватки хронист называет имена погибших рыцарей Константина, Илиаса Брунингузена;

сложил голову и сам Бертольд Венденский31. Про рыв удалось осуществить, но держаться далее Оденпе вс равно не мог из-за отсутствия продовольствия. Крестоносцам пришлось пойти на крайне тяжлый мир с новгородцами и псковичами: они были вынуждены оставить Унгавнию32. С учетом того, что и Сак кала, воспользовавшись ситуацией, сбросила господство кресто носцев, последствия русского похода оказались весьма невыгод ными для ливонских немцев.

Поражение под Оденпе заставило крестоносцев обратиться за помощью к датскому королю. Восемь лет усилий крестоносцев, направленных на завоевание Южной Эстонии (1208–1216 гг.), оказались сведены на нет тремя неделями войны с Новгородом и Псковом (7 февраля – 1 марта 1217 г.). Но особенно тяжлыми последствия этого поражения были для меченосцев, уступивших подвинские области епископу и старавшихся укрепиться в Юж ной Эстонии. Теперь большая часть их владений была утеряна.

Вкупе со значительными людскими потерями весна 1217 г. нанес ла серьзный удар по военной мощи ордена, который был вынуж ден обратиться за помощью к своим политическим соперникам – епископам, лишился всех своих успехов в территориальных раз делах завованных земель с ними и попал в ещ большую зависи мость от епископата. На фоне успехов 1210–1216 гг. последую щий период орденской истории отмечен значительными неудача ми, заставившими меченосцев искать поддержки извне.

Об авторе Конопленко Андрей Анатольевич – кандидат исторических наук, до цент кафедры гостинично-туристического бизнеса и сервиса Саратовско го государственного социально-экономического университета, aakonop lenko@ yandex.ru См. также: Benninghoven F. Der Orden der Schwertbrder.

Kln;

Graz, 1965. S. 433.

HCL. XX, 7.

Раздел Россия. Запад. ХIХ–ХХ века И. А. Воробьв Русские революционные эмигранты и английские социалисты в 1880–1890-х годах: опыт диалога Два последних десятилетия XIX в. стали временем возвраще нием Лондоном статуса одного из крупнейших центров русской политической эмиграции – его британская столица утратила в се редине 1860-х гг. вместе с отъездом из страны А. И. Герцена, впи савшего яркие страницы в историю российской эмиграции. Одна ко в начале 1880-х гг. в Лондон вновь начали стекаться политиче ские эмигранты из Российской империи. Свртывание Алексан дром II реформ, вызвавших вспышку политической активности в России, закончилось трагическими событиями 1 марта 1881 г. и последовавшим ужесточением внутриполитического режима.

Вместе с тем формирование лондонской колонии русских рево люционных эмигрантов совпало по времени с ростом социалисти ческих настроений в Англии.

Ещ в начале правления королевы Виктории Англия стояла во главе рабочего движения в Европе. Этот невиданный всплеск об щественной активности, главным двигателем которой был чар тизм, в сво время застал Герцен. Издатель «Колокола» отмечал «расположение чартистов» к себе, однако мало интересовался их политической борьбой, целиком отдавая свои силы Вольной рус Русские революционные эмигранты и английские социалисты ской типографии1. В последующие десятилетия рабочее движение пошло на убыль, и упадок чартизма происходил одновременно с резким уменьшением русской колонии эмигрантов в Англии.

Явное затишье сохранялось до начала 1880-х гг. Однако уже в середине десятилетия князь П. А. Кропоткин, оказавшись в Анг лии вместе с другими русскими эмигрантами, вынужденными по кинуть Россию с воцарением Александра III, застат в стране оживлнное социалистическое движение. «Во всех слоях общест ва заинтересовались тогда социализмом и различными проектами реформ и преобразования общества»2, – вспоминал он. Произо шедшие изменения были вызваны рядом причин.

Утрата Британской империей промышленной монополии на фоне экономического роста Германской империи и США, после довавшие за этим сложности экономического характера не могли не повлиять на рост активности рабочих. Неуклонно росло число членов тред-юнионов, усиливалось социалистическое движение.

Своеобразной вехой в его развитии стал 1884 г. Именно тогда осуществилось преобразование созданной тремя годами ранее Демократической федерации в Социал-демократическую федера цию. В состав этой организации вошли не только революционные социал-демократы, сторонники марксизма, но и социалисты дру гих ориентаций и даже анархисты. Среди деятелей федерации особенно выделялся журналист и адвокат Генри Гайндман, зани мавший реформистские позиции. Наряду с этой организацией создатся ещ одна – Социалистическая лига, образованная в том же 1884 г. членами федерации, которые не были согласны с поли тикой Гайндмана и выступали за более радикальные методы борьбы и усиление профсоюзов. Одним из главных идеологов ли ги стал поэт Уильям Моррис. Наконец, в 1884 г. было основано Фабианское общество, ставившее своей целью постепенное пре образование капитализма в социализм – соответствующие эволю ционные процессы должны были занять весьма значительное вре мя. У истоков Фабианского общества стоял писатель Эдуард Пиз.

Поиск английскими социалистами новых путей заставлял их обращаться в том числе и к зарубежному опыту – таким образом, были созданы благоприятные условия для диалога русских «ниги листов» и английских социалистов всех мастей. Налаживание бо См.: Партридж М. Александр Герцен и его английские связи // Про блемы изучения Герцена. М., 1963. С. 357.

Кропоткин П.А. Записки революционера. М., 1988. С. 465.

26 И. А. Воробьв лее тесных связей между русской революционной эмиграцией и возродившимся английским социалистическим движением объяс нялось как характером этого движения, изначально тяготевшего к интернационализму, так и потребностями деятельности русских эмигрантов, ещ со времн Герцена дороживших поддержкой анг лийской общественности (тем более что в 1880-х гг. русская ко лония эмигрантов в Англии, став заметно более многочисленной, сделалась ещ менее материально обеспеченной).

Контакты русской революционной эмиграции с английскими социалистами нагляднее всего можно проиллюстрировать на при мере двух русских изгнанников: С. М. Степняка-Кравчинского, «общепринятого лидера» русской колонии эмигрантов в Лондоне, и его друга и соратника П. А. Кропоткина, который был, по мне нию некоторых исследователей, даже больше Кравчинского из вестен в Англии3. Необходимо отметить, что знакомства, приоб ретнные тем или иным эмигрантом, редко оставались лишь его достоянием, в большинстве случае передаваясь, как по цепочке, прочим деятельным членам эмигрантской колонии.

Важно отметить, что С. М. Степняк-Кравчинский и П. А. Кро поткин не были классическими социалистами (и Кравчинский, придерживавшийся народнических взглядов, и «князь-анархист»

Кропоткин назывались в английской прессе исключительно «ни гилистами» – данное определение стало устойчивым по отноше нию ко всем русским политическим эмигрантам);


опыт общения с английскими социалистами стал немаловажным фактором эволю ции их взглядов. В то же время англичане, придерживавшиеся социалистических взглядов, при всм разнообразии английской общественной мысли не могли не обратить внимания на яркие и противоречивые фигуры русских политических эмигрантов, чьи теория и практика политической борьбы разительно отличались от установок английских «радикалов».

Степняк-Кравчинский, поселившийся в Лондоне в 1884 г., дос таточно быстро убедился в разрозненности английских социали стов, которых рассматривал как потенциальных союзников.

В письме к одному из своих английских знакомых он с горечью указывал на противоречия в разнородном социалистическом лаге См.: Hamburg G. M. The London Emigration and the Russian Liberation Movement // Jahrbcher fr Geschichte Osteuropas. 1977. Bd. 25. H. 2.

S. 323, 333.

Русские революционные эмигранты и английские социалисты ре: «Все маленькие партии ссорятся, – посмотрите на ваших анг лийских социалистов»4. И вс же Степняк-Кравчинский, а также Кропоткин, окончательно переселившийся в Англию в 1886 г., пытались найти общий язык со всеми сторонниками социалисти ческих идей.

Одним из главных источников новых знакомств для эмигран тов стали митинги, традиционные средства выражения общест венного мнения в Англии, казавшиеся вчерашнему российскому подданному чем-то невозможным. На одном из таких митингов 1884 г. Степняк-Кравчинский впервые встретился с Генри Гайнд маном, основателем Социал-демократической федерации, с кото рым впоследствии вл яростную полемику по вопросам марксиз ма. Гайндман был также другом Кропоткина (одно время они вме сте выпускали газету «Бунтарь»), которого он выручил в 1883 г., инициировав кампанию за освобождение русского князя из фран цузской тюрьмы Клерво. Одно из таких обращений было состав лено группой английских радикалов. Позднее сам Гайндман так вспоминал об этом: «К этому обращению были приложены такие имена, которые были наиболее известны в мире науки и в мире литературы и которые, как я полагал, вызывали наибольшее дове рие, т. к. Кропоткин в то время был гораздо более известен как пылкий защитник "пропаганды действием", чем как географ или литератор»5.

Из других членов Социал-демократической федерации, под держивавших контакты с русскими эмигрантами, необходимо на звать Джона Брнса, Томаса Манна и Белфорда Бэкса. С Брнсом, входившим в состав исполнительного комитета Социал демократической федерации, Степняк познакомился также на од ной из демонстраций. Манн, рабочий-металлист и секретарь Лон донского совета профсоюзов, стал одним из руководителей стачки докеров в 1889 г. Знакомство с ним помогло русским наладить более прочные связи с английским пролетариатом. Бэкс, философ и историк, был редактором партийной газеты «Справедливость» и одним из наиболее преданных членов Социал-демократической федерации6.

Степняк-Кравчинский С. М. В лондонской эмиграции. М., 1968. С. 301.

Цит. по: Бирюков А.В. П.А. Кропоткин и западноевропейские естество испытатели. URL: http://oldcancer.narod.ru/150PAK/4-01Birukov.htm Kendall W. Russian Emigration and British Marxist Socialism // International Review of Social History. 1963. Vol. 8. P. 354.

28 И. А. Воробьв Среди самых близких Кравчинскому и Кропоткину (а также другим русским революционным эмигрантам) англичан был Уиль ям Моррис. Соратник Генри Гайндмана, Моррис в 1884 г. вышел из Социал-демократической федерации и вместе с единомышлен никами основал Социалистическую лигу. По мнению ряда иссле дователей, изучивших взаимоотношения Морриса и Кравчинского, именно русский эмигрант способствовал тому, чтобы Моррис стал социалистом. По крайней мере, как утверждает Е.А. Таратута, Моррис сам публично заявил об этом 28 марта 1886 г. на митинге, собранном Социалистической лигой7. Бесспорно, тот факт, что деятель столь крупного масштаба в среде английских социалистов признавал особое влияние убеждений Кравчинского на формиро вание своих взглядов, говорит о многом.

Моррис, как и прочие деятели английского социализма, доста точно активно помогал Степняку-Кравчинскому финансами. Жена Кравчинского, Ф. М. Личкус, писала, что не будь социалистов, они, Кравчинские, на первых порах просто бы погибли8.

Моррис и Степняк в дальнейшем нередко выступали на одних и тех же митингах: стоит назвать мероприятия 2 декабря 1891 г.

в Сейнт Джеймс-холле и 1 ноября 1890 г. против преследований евреев в России9. Митинги, собиравшиеся Социалистической ли гой Уильяма Морриса, посещал и П. А. Кропоткин. Впрочем, в 1890 г. Моррис был вынужден выйти из состава Социалистиче ской лиги, в которой начали доминировать анархисты. Однако это обстоятельство не помешало продолжению переписки, которая успела установиться между Моррисом и Кропоткиным.

Ещ одним удачным знакомством русских эмигрантов стала Анни Безант, известная общественная деятельница и писательни ца. Она была автором лекций о России, составленных по сочине ниям Степняка. Безант являла собою живой пример неустойчиво сти границ в социалистическом лагере Англии. В 1885 г. она вступила в Фабианское общество, однако три года спустя покину См.: Таратута Е. А. С. М. Степняк-Кравчинский – революционер и писатель. М., 1973. С. 333.

См.: там же. С. 481.

См.: Hollingsworth B. The Society of Friends of Russian Freedom: English Liberals and Russian Socialists, 1890–1917 // Oxford Slavonic Papers. New Series. 1970. Vol. 3. P. 54–55.

Русские революционные эмигранты и английские социалисты ла его и стала членом Социалистической лиги Морриса. В 1890 г.

она вышла из состава Лиги;

встретившись затем с Е. П. Блават ской, Анни Безант серьзно увлеклась теософией, окончательно отойдя от социалистического движения. Впрочем, это не помеша ло ей остаться поклонницей Кравчинского и оказывать ему по мощь в работе.

В 1884 г., на митинге в Гайд-парке Кравчинский познакомился с известным музыкальным критиком и начинающим драматургом Джорджем Бернардом Шоу, входившим в Фабианское общество.

«Когда я встретился с ним в парке впервые, – вспоминал впослед ствии Шоу, – я не мог оценить в полном виде неподдельность и своеобразие его очарования»10. Характеризуя сво отношение к Степняку в дальнейшем, Шоу писал, что «глядя на него, испыты вал чувство радости», что считал его «человеком жизни, действия, развития». У Кропоткина же, который состоял в переписке с Шоу, а также с его дочерью, отношения с драматургом не сложились – он недолюбливал англичанина и даже называл его «балаганным шутом»11.

Гораздо более тесные отношения имел Степняк с одним из ос нователей Фабианского общества Эдуардом Пизом, который чи тал лекции на темы «История русского нигилизма», «Значение для Англии русской революции», а средства от них направлял на помощь участникам российского революционного движения. Со хранилась его обширная переписка с Кравчинским. Среди прочего Пиз писал ему следующее: «В Англии имеется много людей, глу боко сочувствующих вашей благородной борьбе за свободу, яв ляющуюся естественным правом каждого человека… Мы почита ем нигилистов, посвятивших себя извечному делу угнетнных, и мы рады случаю выразить вам и вашим товарищам наши симпа тии и уважение»12.

Кропоткин также активно переписывался с владельцем ряда радикальных газет Джозефом Коуэном, который охотно предоста вил русскому анархисту возможность печататься в своих издани Цит. по: Таратута Е. А. Указ. соч. С. 328.

См.: Слэттер Д. Искандер со товарищи. Русские революционеры и британские радикалы // Родина. 2003. № 5–6. С. 82.

Цит. по: Таратута Е. А. Указ. соч. С. 403.

30 И. А. Воробьв ях. «Я был счастлив, когда старый радикал мистер Джозеф Коуэн согласился уделить мне место в своей газете», – писал Кропот кин13. Впрочем, даже «старый радикал» Коуэн, давая согласие на сотрудничество с Кропоткиным, подчркивал важную особен ность политической системы своей страны: «Англия – страна ле вого центра;

мы всегда живм компромиссами»14.

В течение многих лет жизни в Великобритании Кропоткин по стоянно участвовал в британской общественной жизни. Он читал лекции на разнообразные темы, собиравшие многочисленную ау диторию в самых разных концах страны. Кропоткин сотрудничал с филиалами Фабианского общества, а также с Анкотским братст вом (названным по имени одного из районов Манчестера) социа листа Чарльза Роули, друга и последователя Уильяма Морриса.

О том, сколь широкие слои английского общества старались охватить своей пропагандой революционные эмигранты, может свидетельствовать такая запись о «собрании в гостиной» у бога той дамы, оставленная женой Кравчинского: «Будет около 80 че ловек самого разнообразного рода. Будут социалисты… религиоз ные дамы и агностики, анархисты и вегетарианцы-народники, профессора, медики и даже английские буддисты. Всем им Сергей должен сказать речь… Я думаю, он поразит их своей умеренно стью, так как многие с некоторой боязнью придут смотреть на русского нигилиста»15. Кропоткин также активно занимался про пагандистской деятельностью. «Я… читал в Нью-Кастле, в Глазго и Эдинбурге лекции о русском движении, и меня принимали с большим энтузиазмом. Толпы работников восторженно кричали на улице, после лекции, ура в честь нигилистов»16.

Однако даже «умеренность», к которой были вынуждены при бегать в своих выступлениях русские «нигилисты», не гарантиро вала им всеобъемлющей помощи английских сторонников. Благие начинания зачастую заканчивались ничем. К примеру, Эдуард Пиз в одном из писем делился своими планами с Кравчинским: «Ду маю собрать 10–12 друзей, одинаковых со мною взглядов, и объе динить наши усилия в издании и распространении брошюр с тек стами из ваших и других книг, чтобы шире ознакомить общест Кропоткин П. А. Указ. соч. С. 421.

Там же. С. 466.

Степняк-Кравчинский С. М. Указ. соч. С. 406.

Кропоткин П. А. Указ. соч. С. 424.

Русские революционные эмигранты и английские социалисты венное мнение с положением в России и подготовить почву для дальнейших публичных выражений сочувствия»17. Однако дальше слов дело не пошло.


Показательно, что помощь в итоге пришла со стороны либера лов. На митинге в феврале 1889 г. Кравчинский вновь поднял во прос о создании организации англичан, которая могла бы оказы вать помощь его делу18. Девятого ноября 1889 г. Роберт Спенс Уотсон, адвокат из Ньюкасла, деятельный сторонник Либераль ной партии, предложил в письме свою помощь С. М. Степняку Кравчинскому. Он намеревался организовать небольшую группу друзей-единомышленников, о чм и сообщил Сергею Михайлови чу во время личной встречи в Лондоне несколькими днями позже;

24 января 1890 г. Спенс Уотсон вместе со Степняком и Кропотки ным, а также своими старыми друзьями Томасом Бартом и В. П. Байлсом обсудили эти планы19. В итоге 31 марта 1890 г. бы ло учреждено Общество друзей русской свободы. В его задачи, в частности, входило распространение информации о положении дел в России, формирование общественного мнения в Англии, помощь русским политическим заключнным20.

Новое начинания русских эмигрантов не могло остаться неза меченным. В апреле 1890 г. Фридрих Энгельс писал: «Возобно вившиеся среди английских либералов антицаристские настрое ния представляются мне чрезвычайно важными для нашего дела;

очень хорошо, что Степняк здесь и имеет возможность их подог ревать»21.

Впрочем, деятельность Общества друзей русской свободы так и не достигла того размаха, о котором мечтал Степняк. Большин ство английских «друзей русской свободы» отказывались прини мать всерьез социалистические идеи русских революционеров, а также отрицательно относились ко всем насильственным методам борьбы русских «борцов за свободу». Дональд Сенес полагает, Степняк-Кравчинский С. М. Указ. соч. С. 263.

См.: Senese D. J. S. M. Stepniak-Krachvinskii, the London Years. Newton ville, 1987. P. 47.

См.: Hollingsworth B. Op. cit. P. 50.

См.: Manchester Guardian. 1894. 4 June. P. 8.

Цит. по: Таратута Е. А. Указ. соч. С. 417.

32 И. А. Воробьв что Общество потерпело неудачу, не сумев склонить на свою сто рону значительное число англичан, которые симпатизировали Ли беральной партии, занимавшей главенствующие позиции на поли тическом олимпе страны22.

Интересно, что даже сам Степняк-Кравчинский, обжившись в Англии, стал относиться к террору критически и даже назвал его в 1895 г. «худшим из всех революционных методов». Один из ак тивных членов Общества друзей русской свободы Джордж Пер рис полагал, что такие перемены в С. М. Кравчинском обусловле ны благотворным влиянием на русского революционера мягкого английского политического климата23. Степняк-Кравчинский, ве роятно, и сам понимал, что очень немногие англичане разделяют его убеждения, потому что «придерживаются весьма умеренных взглядов»24. Ещ более прямо выражался на этот счт Кропоткин:

«Я находил… повсеместно тврдую уверенность в том, что рево люция в Англии невозможна»25.

Однако нельзя сказать, что старания русских эмигрантов ока зались совсем уж безрезультатными. Степняку-Кравчинскому удалось до своей трагической гибели в 1895 г. обзавестись даже большим числом знакомых, нежели Герцену26. Бурная деятель ность помогла ему стать постоянным героем статей английских журналистов. Достаточно отметить, что в одной только «Таймс»

с 1884 по 1895 г. было опубликовано 75 статей и заметок с упо минанием его имени. Газета «Манчестер Гардиан» высоко оцени вала вклад С. М. Степняка-Кравчинского, причм не только в дело укрепления англо-русской дружбы: «Одно лишь знакомство с ним вызвало переворот в жизни многих англичан. Он расширил гори зонты нашего политического и социального видения, вскрыл на ши наиболее насущные и зачастую неприглядные проблемы»27.

См.: Senese D. J. Op. cit. P. 63.

См.: Зашихин А. Н. «Глядя из Лондона»: Россия в общественной мысли Британии, вторая половина XIX – нач. XX в.: очерки. Архангельск, 1994.

С. 157.

Степняк-Кравчинский С. М. Указ. соч. С. 7.

Кропоткин П.А. Указ. соч. С. 466.

См.: Гросул В. Я. Международные связи российской политической эмиграции во второй половине XIX века. М., 2001. С. 322.

Manchester Guardian. 1896. 4 January. P. 4.

Русские революционные эмигранты и английские социалисты После гибели Кравчинского самым известным и авторитетным русским эмигрантом Англии стал П. А. Кропоткин. По мнению Дж. Слэттера, «в поздневикторианскую и эдвардианскую эпоху Кропоткин стал каким-то оракулом левого направления, к кото рому люди обращались по самым разным вопросам – от политики и истории, этики, географии и естествознания до литературы и искусства. Этому нельзя удивляться, так как размах интересов и тем его сочинений охватывал все вышеперечисленные области, а эрудиция была чрезвычайно глубокой»28.

Таким образом, русские революционные эмигранты, заручив шись всесторонней поддержкой социалистов, вс же не сумели извлечь из этого серьзной выгоды – социалистическое движение в Англии, только начинавшее набирать силу, не имело достаточ ного числа сторонников, которые могли бы воспринять идеи рус ских эмигрантов. В то же время деятели политической эмиграции, находя по многим вопросам общий язык с английскими либера лами, так и не смогли избавиться от черт своего революционного образа, отпугивавших простых английских обывателей. Даже чис то английская тактика компромисса не принесла эмигрантам же лаемого результата.

Об авторе Воробьв Илья Аркадьевич – аспирант кафедры зарубежной истории и международных отношений Балтийского федерального университета им. И. Канта (Калининград), sparoff@mail.ru И. П. Максимов Отношение Бернгарда фон Бюлова к Рурской стачке горняков и принятие новой поправки к горному закону Первое четырхлетие деятельности нового канцлера Германии Бернгарда фон Бюлова прошло под знаком активного социального реформирования. Стремясь оттолкнуть рабочих от социал демократической партии, он осуществил в 1900–1904 гг. ряд со Слэттер Д. Письма Кропоткина как исторический источник. URL:

http://oldcancer.narod.ru/150PAK/4-12Slatter.htm 34 И. П. Максимов циальных проектов: принятие Закона о детском труде, нового За кона о больничном страховании, строительство дешвого жилья для рабочих и др. Однако после Рурской стачки 1905 г. социаль ная политика Бюлова была сврнута.

В статье предпринята попытка проанализировать отношение рейхсканцлера к Рурской стачке горняков и его роль в принятии новой поправки к горному закону, поскольку эти сюжеты не по лучили должного освещения в советской и современной россий ской историографии.

Социальные мероприятия властей 1900–1904 гг. не затронули горняков, которые составляли значительный отряд немецких ра бочих. Условия их труда регулировались горным законом 1865 г.:

рабочий день составлял 9,5–11, а то и 12 часов, охрана труда от сутствовала, в связи с углублением шахт рабочий день периоди чески увеличивался, так как спуск и подъм не шли в учт рабоче го времени;

в вагонетки с углм попадала горная порода, и он за браковывался. Тяжлое положение горняков вызывало их расту щее недовольство и грозило привести к мощной стачке.

Второго декабря 1904 г. фракция Центра внесла в рейхстаг проект закона, предполагавшего введение единого горного права для всей Германии, создание рабочих комитетов на шахтах, выби раемых тайным голосованием, и 8-часовой рабочий день для шах теров1. Но было уже поздно: 7 января 1905 г. возмущнные увели чением рабочего времени на отдельных шахтах рабочие начали забастовку. Очень скоро она распространилась на другие шахты, и к 19–20 января из 224 тыс. горняков бастовало 195 тыс. Админи страция Дюссельдорфа в своих отчетах прусскому министру внутренних дел панически настаивала на увеличении полицей ских сил, чтобы сдержать стачку2.

Рабочие требовали постепенного ввода 8-часового рабочего дня к 1907 г., а для сырых и влажных мест работы и для производ ства, где температура превышала 28° по Цельсию, – 6-часового рабочего дня. При этом спуск и подъм из шахты должны были См.: Айзин Б. А. Подъм рабочего движения в Германии. М., 1954.

С. 150.

См.: Bericht des Regierungsprsidenten in Dsseldorf an den Minister des Innern // Die Sozialpolitik in den letzten Friedensjahren des Kaiserreichs (1905–1914). Bd. 1: Das Jahr 1905. Wiesbaden, 1982. S. 64–66.

Отношение Б. фон Бюлова к Рурской стачке горняков включаться в рабочее время. Другим требованием была отмена «обнуления вагонеток» (в случае, если вагонетки были нагружены не полностью либо содержали кроме угля и породу, они записы вались на ноль). Рабочие предложили ввести оплату угля по весу или засчитывать вагонетку, заранее включая процент на породу.

Среди прочих требований были также установление минимальной заработной платы в зависимости от сложности работ, введение рабочих комиссий и пр. Правительство и Бюлов не на шутку были испуганы размахом движения;

14 января канцлер сформулировал свою позицию в связи с забастовкой в Руре. Первая задача государственных учре ждений, по его мнению, заключалась в том, чтобы поддерживать порядок и спокойствие. Бюлов надеялся, что рабочие останутся в рамках закона, а работодатели прислушаются к требованиям ра бочих. Главное, считал он, не допустить разрастания стачки, так как это подорвет немецкую угольную промышленность и ее кон курентоспособность4.

Канцлер, разумеется, поддержал штрейкбрехеров: «Если чело век имеет право на забастовку, то он также имеет право на работу, и это право должно убедительно защищаться против любого вида терроризма»5. Вину за происшедшее он возложил как на рабочих, выдвинувших слишком высокие требования, так и на работодате лей, негуманно обращавшихся с рабочими.

Эта «корректно-беспартийная» позиция, как ее назвал бавар ский дипломат Г. Лерхенфельд, не нашла одобрения у статс секретаря внутренних дел А. Позадовского, который считал необ ходимым пойти навстречу рабочим и принять новую поправку к горному закону. Он даже сумел увлечь этим Бюлова, а затем и кайзера6. Изменение в позиции властей в конце января 1905 г. бы См.: Aus der Forderungen der streikenden Ruhrbergarbeiter vom 13. Januar 1905 an den Verein fr die bergbaulichen Interessen fr den Oberbergamtsbe zirk Dortmund // Dokumente zur deutsche Geschichte 1905–1909. Berlin, 1976. S. 23–24.

См.: Blow B. v. Reden. Berlin, 1907. Bd. 2. S. 150.

Ibid. S. 152.

См.: Bericht Lerchenfelds an Podewils, Mnchen // Quellen zur deutschen Innenpolitik 1890–1914. Darmstadt, 1991. S. 287–288.

36 И. П. Максимов ло продиктовано не только расширением стачки, но и начавшейся 22 января (9 января по старому стилю) революцией в России.

Первого февраля 1905 г. Позадовский выступил в рейхстаге:

«Я придерживаюсь того мнения, что расследование (причин за бастовки. – И. М.) должно вестись в высшей степени справедли во… чтобы завоевать необходимое доверие не только работодате лей, но и рабочих»7. Позадовский отметил, что забастовка проте кала организованно и дисциплинированно и потому привлекла к себе внимание.

Смягчение позиции правительства вызвало желание у профсо юзных лидеров, настроенных значительно менее радикально, чем рядовые рабочие, договориться с правительством. В начале фев раля Бюлову была послана телеграмма, в которой его просили оказать содействие в достижении соглашения между предприни мателями и рабочими8. В ответе канцлер 5 февраля в качестве ус ловия своего посредничества выдвинул прекращение стачки9. Од новременно он вл переговоры с предпринимателями, убеждая их в необходимости пойти на уступки10.

Намерение властей разработать новый горный закон было встречено в штыки лидерами левого крыла социал-демократов.

К. Либкнехт 12 февраля на митинге в Лейпциге-Плагвице заявил, что «ничего нельзя ждать от обещанного прусского закона о гор ной промышленности, даже если предполагать, что такой закон вообще будет принят»11. Но у профсоюзных лидеров боевой дух резко упал, и 8 февраля они сообщили Бюлову о согласии с его условием. После того как 10–12 февраля стачка была прекращена, руководство профсоюзов вновь обратилось к канцлеру с просьбой принять участие в переговорах12. К этому времени Бюлову уда лось объяснить негодующим предпринимателям необходимость частичных уступок, поэтому он выразил свое согласие. Мораль Stenographische Berichte ber die Verhandlungen des Deutschen Reichsta ges. 1903–1905. Bd. 202. S. 4198–4199.

См.: Telegramm der Siebener-Kommission an den Reichskanzler Grafen Blow // Die Sozialpolitik in den letzten Friedensjahren... S. 170.

См.: Telegramm des Reichskanzlers Grafen Blow an die Siebener Kommission // Die Sozialpolitik in den letzten Friedensjahren... S. 171.

См.: Blow B. v. Denkwrdigkeiten. Berlin, 1930. Bd. 2. S. 90.

Либкнехт К. Избранные речи, письма и статьи. М., 1961. С. 76.

См.: Telegramm der Siebener-Kommission... S. 214.

Отношение Б. фон Бюлова к Рурской стачке горняков ный перевес теперь благодаря прекращению стачки был на сторо не правительства.

Несмотря на достигнутый результат, Бюлов слишком хорошо понимал, что сохранение существующего положения в горнодобы вающей отрасли приведт к новым стачкам, возможно ещ более мощным. Всего через месяц после окончания забастовки в прус ский ландтаг была внесена новая поправка к горному закону 1865 г.

(первая принята в 1892 г.). Поправка предусматривала следующие нововведения: нагруженные вагонетки не должны были больше обнуляться: рабочие могли выбирать из своей среды доверенных лиц, которые определяли размер нагрузки в вагонетках, они опла чивались из зарплаты рабочих. В случае загрузки вагонетки сверх нормы вводился штраф до 5 марок в месяц. Регулярное рабочее время нельзя было продлевать более чем на полчаса в связи со спуском и подъмом из шахты. Спуск и подъм засчитывались в рабочее время. Продление рабочего дня в обход закона было за прещено. На всех горных предприятиях с числом рабочих более 100 человек должны были создаваться постоянные рабочие комите ты. Администрация шахты могла распустить комитет только в слу чае превышения им своих полномочий и только после предупреж дения. Выборы комитета должны были проводиться тайно, пассив ным избирательным правом наделялись совершеннолетние рабо чие, владевшие немецким языком и письмом и проработавшие на шахте не менее года. Требование знания немецкого языка вводи лось для того, чтобы отсечь от участия в комитетах поляков, кото рые, составляя значительный процент на шахтах Рура, были хоро шо организованной силой рабочего класса13. Активное избиратель ное право получали все совершеннолетние.

Дебаты в ландтаге по новой поправке открылись 27 марта 1905 г. призывом Бюлова принять разработанный проект14. Есте ственно, канцлер не мог не упрекнуть рабочих за организацию стачки, которую он назвал бесполезной, никчемной и вредной: «В их стремлении повысить зарплату рабочие ничего не достигли, их материальное положение ухудшилось из-за потерь в зарплате… См.: Рубинштейн E. И. Политика германского империализма в запад ных польских землях в конце XIX – начале XX вв. М., 1953. С. 219.

Stenographische Berichte ber die Verhandlungen des Preuischen Hauses der Abgeordneten (далее – AH). 1904–1905. Bd. 293. S. 12149, 12154;

B low B. v. Reden. Bd. 2. S. 207.

38 И. П. Максимов Большая нужда, большая нищета, к моему глубокому сожалению, пришли во многие рабочие семьи. В одной социал демократической газете я читал, что в Рурском бассейне около одного миллиона населения вследствие забастовки вынуждены были понизить свой жизненный уровень более чем наполовину.

Рабочие сами должны узнать, каким обоюдоострым является ору жие подобной борьбы. За это они должны возложить ответствен ность прежде всего на подстрекателей и провокаторов, которые подбили их прекратить работу… продление забастовки означало бы увеличение нужды и семейной нищеты среди горнорабочих, но нужда и нищета – лучшая пашня для социал-демократии»15. В завершение своего выступления канцлер обратился непосредст венно к парламентариям, подчеркнув, что это вопрос отнюдь не праздный, а является частью борьбы с социалистами: «То, что вы справедливо и беспристрастно сделаете для выполнения социаль ных задач, социального долга государства, для устранения дейст вительных трудностей, вы сделаете против социал демократических устремлений, вы сделаете для монархии!»16.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Бюлов внес данный проект именно в ландтаг, а не в рейхстаг. Русский посол в Берлине Остен-Сакен высказывает на этот счет интересное суж дение: «Было бы гораздо проще (для Бюлова. – И. М.) перенести весь вопрос о горнорабочем законодательстве на имперскую поч ву, так как в рейхстаге за новый закон бесспорно бы высказалось подавляющее большинство депутатов. Несмотря на это, князь Бюлов предпочел после долгих усилий пожертвовать даже частью законопроекта, лишь бы не восстановить против себя консервато ров, в поддержке которых он все более нуждается в своей борьбе с социал-демократией»17.

Это было весьма рискованное решение Бюлова, так как именно консерваторы выступили в роли главных оппонентов правитель ственного проекта. Их лидер Э. Гейдебранд 27 марта 1905 г. вы сказал озабоченность тем, что «государственное вмешательство AH. 1904–1905. Bd. 293. S. 12152.

Blow B. v. Reden. Bd. 2. S. 208.

Цит. по: Цфасман А. Б. Влияние рабочего класса на борьбу тактик в лагере господствующих классов Германии в период Бюловского блока // Вопросы международного рабочего движения. Вып. 2. Пермь, 1963.

С. 71.

Отношение Б. фон Бюлова к Рурской стачке горняков могло слишком далеко зайти – сегодня оно (государство. – И. М.) законодательно заставляет работодателя ограничивать рабочее время, а завтра может начать применять и другие средства»18.

Бюлов не стал жстко возражать Гейдебранду. Отметив, что позиция консерваторов находит у него понимание, он тем не ме нее вновь призвал их поддержать предложенный проект. По мне нию канцлера, еще одна такая забастовка приведет к тому, что немецкие промышленники потеряют внешний рынок, вернуться на который будет очень сложно19. После завершения дебатов 28 марта 1905 г. проект поступил в комиссию, состоявшую в ос новном из консерваторов и национал-либералов. Они, что вполне естественно, сделали все от них зависящее, чтобы максимально урезать уступки рабочим. Однолетний ценз работы для пассивно го права при выборах рабочих комитетов был изменен на 3 года, вводился подобный ценз (1 год) для активного избирательного права. Создание рабочих комитетов становилось факультативной, а не обязательной мерой администрации предприятия. Вместо тайного голосования при выборах комитетов предлагалось откры тое.

Намерение комиссии ландтага существенно выхолостить соци альную сущность проекта подпитывали печатные издания консер ваторов и национал-либералов. Центральный орган свободных консерваторов газета «Ди Пост» 22 мая 1905 г. сообщила, что плохое положение горняков было сильно преувеличено. Заработ ная плата на тех шахтах, которые забастовали первыми, отмечала газета, была выше, чем во всем бассейне, а обнулением вагонеток злоупотребляли только на одной шахте20. На следующий день «Ди Пост» выразила тврдую уверенность и надежду, что проект не найдет поддержки в прусском ландтаге21. Семнадцатого мая 1905 г. «Националь Цайтунг» высказалась в том смысле, что если государство начинает вмешиваться в производственный процесс, обеспечивать рабочего и заботиться о нем, тогда работодатель потеряет свой авторитет, а это чревато тяжелыми последствия ми22. Позже газета пересмотрела сво мнение и встала на сторону правительства, видимо не без воздействия Бюлова.

AH. 1904–1905. Bd. 293. S. 12169.

См.: ibid. 1904–1905. Bd. 293. S. 12218, 12222.

См.: Die Post. 1905. 22 Mai. Abends Ausgabe.

См.: ibid. 1905. 23 Mai. Morgens Ausgabe.

См.: National Zeitung. 1905. 17 Mai. Morgens Ausgabe.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.