авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«БАЛТИЙСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. ИММАНУИЛА КАНТА РЕТРОСПЕКТИВА ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Сборник ...»

-- [ Страница 3 ] --

Заняв пост президента страны, Джимми Картер использовал элементы системы «бюджетирования на нулевой основе» в сра жении с федеральной бюрократией и нецелевыми расходами фе деральных средств по государственным программам. Он также планировал уменьшить число агентств и ведомств с 1900 до 2009.

Четырнадцатого февраля 1977 г. Дж. Картер подписал специ альный указ, в котором всем министерствам и ведомствам отдава См.: Carter J. Оp. cit. P. 110.

См.: ibid. P. 113–114.

См.: Schram M. Running for President. The Carter Campaign. N.Y., 1977.

P. 32.

78 Е.Н. Тишакова лось распоряжение использовать систему «бюджетирования на нулевой основе» для подготовки бюджетных заявок на 1979 фи нансовый год10. Им, в частности, предписывалось сосредоточить ся на всестороннем анализе целей и потребностей, объединить планирование и составление бюджета в единый процесс, оценить экономическую эффективность деятельности всех министерств, ведомств и агентств. Также предполагалось, что будет расширено участие управленцев в планировании и составлении бюджетов на всех уровнях федерального правительства.

Однако здесь Дж. Картера и сторонников внедрения «бюдже тирования» ожидало разочарование, поскольку принципы систе мы не всегда соответствовали масштабам государства. Например, ежегодный пересмотр ассигнований на государственные про граммы оказался практически невозможен, поскольку денежные средства выделялись строго по принятым законам. И для того, чтобы применить данный элемент системы «бюджетирования на нулевой основе», потребовалось бы кардинально изменить дейст вующее законодательство. Примером может служить Министер ство здравоохранения, образования и социального обеспечения.

Руководители структурных подразделений министерства отказа лись указывать в своих заявках альтернативный уровень финан сирования многочисленных социальных программ, ссылаясь на тот факт, что размеры пособий и категории их получателей опре делялись специальным законодательством, а не постановлениями самого министерства. Кроме того, одной из проблем, вследствие которой в администрации Дж. Картера были вынуждены отка заться от большинства требований системы «бюджетирования на нулевой основе», стало нежелание министерств, агентств, ве домств, комиссий, комитетов и бюро включать в отчт альтерна тивные варианты программ с меньшим их финансированием.

Тем не менее система «бюджетирования на нулевой основе»

принесла определнные успехи Дж. Картеру в борьбе с федераль ной бюрократией. В частности, президенту удалось реорганизо вать деятельность федеральных ведомств по однородным функци См.: Zero-Base Budgeting for the Fiscal Year 1979. Budget Memorandum tot the Heads of Executive Departments and Agencies. February 14, 1977 // Public Papers of the Presidents of the United States: Jimmy Carter. URL:

http://www.presidency.ucsb.edu/ws/index.php?pid=7910&st=&st1=#ixzz1Q E6RxuPm Система «бюджетирования на нулевой основе» при Дж. Картере ям. Так в 1977 г. было образовано Министерство энергетики, ко торое объединило множество разрозненных агентств, ведомств, бюро, в чью компетенцию в той или иной степени входили вопро сы энергетики. А в 1979 г. по инициативе президента было ре формировано Министерство здравоохранения, образования и со циального обеспечения, которое существовало с 1953 г. и слави лось своей чудовищной бюрократией. Вместо него появилось два самостоятельных министерства с чтко определнными приорите тами и структурами – Министерство здравоохранения и социаль ного развития США и Министерство образования США. Парал лельно с реформированием данных правительственных ведомств несколько сократилось и количество федеральных чиновников11.

В целом применение администрацией Джимми Картера систе мы «бюджетирования на нулевой основе» в рамках США ознаме новало собой появление новых тенденций в управлении феде рально-бюрократическим аппаратом и стало широко известно как один из инструментов возможного сокращения нерациональных государственных расходов.

Об авторе Тишакова Елена Николаевна – кандидат исторических наук, доцент кафедры зарубежной истории и международных отношений Балтийского федерального университета им. И. Канта, elenatishakova@rambler.ru Л. С. Безган Гендерная политика в Европейском союзе:

институциональный аспект (1952–2002 годы) Основные четыре института Европейского союза были зало жены еще в 1952 г., когда было создано Европейское объединение угля и стали, а идея Европейского сообщества ещ даже не рас сматривалась. Эти институты ЕС (Ассамблея, Совет, Комиссия и Суд) по сути своей с тех пор не изменялись. Ассамблея преврати См.: Congressional Quarterly Almanac. 96th Congress. 1st sess. 1979.

Vol. 35. Wash., 1980. P. 27.

80 Л. С. Безган лась в наднациональный парламент, а Европейский суд – в супер арбитра. В то же время роль Совета, состоящего из представите лей правительств государств-членов, несколько снизилась, а роль Европейской комиссии как исполнительного органа существенно не изменилась.

Равенство между мужчинами и женщинами стало частью «ев ропейского проекта» с самого начала существования ЕС – с поло жения о равной оплате, зафиксированного в Римском договоре 1957 г. Гендерная политика ЕС имела сильное влияние на работу и внутреннюю структуру основных органов Европейского сооб щества.

Можно проследить, как соотносились подобные изменения с общими задачами гендерной политики ЕС на разных этапах его становления.

На первом этапе существования Евросоюза в 1960–1970-х гг.

основные задачи в рамках регулирования гендерного равенства заключались в законодательном закреплении равноправия, регу лировании проблемы равенства в основном на рынке труда. Ре шение данной задачи не требует специальных институтов и ве дется в рамках повседневной работы существующих органов.

Деятельность в таком узком правовом пространстве не могла при вести к серьзным изменениям положения женщин в Европе.

В связи с этим в 1980-е гг. осуществляется переход к новой стратегии – создание специальных условий, проведение широких специальных мер и расширение рамок законодательства. Данная всеохватывающая гендерная программа потребовала создания широкой сети специальных институтов. Началось формирование специализированных комитетов, включение вопроса гендерного равенства непосредственно в работу самих структурных элемен тов ЕС, были созданы специальные фонды, направленные на фи нансирование программ и проектов, расширена гендерная инфор мационная сеть.

С этого времени Европейская комиссия стала основным орга ном в структуре ЕС, реализующим гендерную политику. С 1988 г.

проводится курс на обеспечение равных возможностей для жен щин и мужчин – членов персонала Еврокомиссии. С конца 1980-х гг. постепенно возрастает представительство женщин на руководящих должностях (с 5,2% в 1970 г. до 31,4% в 2004-м).

Гендерная политика в Европейском союзе (1952–2002 годы) В Комиссии были созданы специальные структурные подраз деления, занимавшиеся гендерными вопросами. Так, в рамках Ге нерального директората по вопросам занятости, трудовых отно шений и социальным вопросам Европейской комиссии создатся специальная Группа по обеспечению равных возможностей. Она несет ответственность за соблюдение основных принципов ЕС по обеспечению равных возможностей для женщин и мужчин, за реализацию Рамочных стратегий Сообщества по вопросам ген дерного равенства.

Председатель Комиссии и ряд уполномоченных составляют Группы уполномоченных по вопросам равноправия, которые ут верждают отчт по обеспечению равных возможностей между мужчинами и женщинами на общеевропейском уровне и иниции руют общеевропейские обсуждения, в частности вопроса об учте гендерной проблематики во всех институтах и во всех направле ниях работы Союза.

Консультативный комитет по обеспечению равных возможно стей для мужчин и женщин является совещательным органом, состоящим из представителей профильных министерств госу дарств – членов ЕС. Этот комитет помогает Комиссии в разработ ке и осуществлении деятельности Евросоюза, направленной на поощрение равенства между мужчинами и женщинами. Он регу лярно собирается и высказывает сво мнение о влиянии политики Европейской комиссии на положение женщин. Комитет был соз дан в 1981 г. решением Комиссии 82/43/ЕЕС: «Применение на практике принципа равенства для мужчин и женщин следует по ощрять за счт улучшения сотрудничества и обмена мнениями и опытом между теми органами, которые несут ответственность в государствах-членах и для содействия деятельности Комиссии в развитии основ равенства… Принято решение создать Консуль тативный комитет по обеспечению равных возможностей для мужчин и женщин»1.

Большой вклад в разработку проектов директив, а также под готовку различного рода докладов, информационных сообщений о положении женщин в ЕС, о мерах по защите их прав вносит функциональный орган Комиссии ЕС – Бюро по вопросам заня Решение Европейской комиссии 82/43/ЕЕС // Законодательство Евро пейского союза. URL: http://www.eur-lex.europa.eu/documents 82 Л. С. Безган тости и равных возможностей для женщин. Бюро поддерживает тесные связи с группами трудящихся и предпринимателей, прово дит исследовательскую работу, семинары, реализует просвети тельские проекты и др.

В рамках Комиссии ЕС действует также Женское бюро ин формации, на базе которого выпускается ежеквартальный журнал «Женщины Европы», где публикуются разнообразные сведения, необходимые для повышения профессиональной конкурентоспо собности женщин.

В ЕС функционирует Европейский социальный фонд, учреж днный в соответствии с Римским договором. Целью его образо вания было желание содействовать улучшению условий труда и жизни граждан государств – членов ЕС. С конца 1970-х гг. значи тельные суммы фонд выделял специально на нужды женщин.

В 1986 г., например, на нужды женщин было выделено около 80% средств фонда.

Европейский парламент – единственный европейский инсти тут, избирающийся непосредственно гражданами государств членов. Европейский парламент не имеет полной законодательной власти, но он может осуществлять контроль над бюджетным за конодательством и политическими действиями, затрагивающими интересы женщин. Парламент готовит проекты предложений в Европейскую комиссию по правам женщин, организует публич ные слушания по гендерным программам. Работа Европейского парламента организована в рамках различных постоянных парла ментских комитетов, включая Комитет по правам женщин, соз данный в 1984 г.

Новая повестка дня на рубеже веков заставила Европейское сообщество пересмотреть свою политику, в том числе и гендер ную. С 1995 г. в общественно-политический лексикон прочно во шл термин «гендерная интеграция». Концепция гендерной инте грации требует систематического присутствия гендерной пер спективы в деятельности всех правительственных институтов и в социальной политике. Эта концепция стимулирует все органы ЕС учитывать в своей деятельности гендерную проблематику, вслед ствие чего практически все важные институты Евросоюза в той или иной степени стали носителями гендерной политики.

Например, с 1995 г. Комиссия установила годовые плановые показатели по найму и назначению женщин на административные Гендерная политика в Европейском союзе (1952–2002 годы) должности. С целью достижения в конечном итоге гендерного равенства были созданы специальные показатели и нормативы представительства женщин в процентах от общего числа работни ков. Например, для среднего звена работников этот показатель составил 30%, но и он не был достигнут – в основном из-за очень низкого числа женщин-кандидатов2. Кроме того, в 1994 г. женщи ны занимали только 2% старших руководящих должностей, а в 2007-м 18,5%. На долю женщин приходилось 20,4% управленче ских мест в Европейской комиссии (по данным на 2004 г.). В Ев ропейской комиссии в 2007 г. работало больше женщин, чем мужчин, во всех категориях занятости. На долю женщин прихо дилось 50,6% от назначений на должности администраторов и 74% на должности помощников. Общее число женщин на адми нистративных должностях в 2004 г. составляло 44% (23,2% руко водителей среднего звена и 12,8% высшего руководства)3. В то же время Комиссия принимала различные меры для повышения компетентности сотрудников, их профессионального роста, согла сования семейных и профессиональных обязанностей.

Увеличение числа женщин в штате Комиссии обеспечило бо лее активное продвижение принципов гендерной интеграции в самых разных областях жизни стран Европы.

В Европейском парламенте протекали схожие процессы. Для парламентариев также было очевидно, что увеличение числа женщин-депутатов приведет к более активному лоббированию интересов женщин в различных отраслях европейского законода тельства. В ходе выборов в Европейский парламент в 1994 г.

число женщин-депутатов колебалось от 8% (Португалия) до 50% (Люксембург) и 44% (Дания). Всего в Европейский парламент от 12 стран ЕС было избрано 28% женщин-депутатов. А через 10 лет их стало вдвое больше4.

Однако в активно меняющемся мире для быстрого выявления и реагирования на новые проблемы, касающиеся гендерного ра венства, работы чиновников и парламентариев явно недостаточно.

Поэтому в процесс принятия решения стало активно вовлекаться См.: Estella A. The EU principle of subsidarity and its critique. Oxford;

N. Y., 2002. P. 93.

См.: Gender and civil society. Transcending boundaries. L.;

N. Y., 2005.

P. 62.

См.: ibid. P. 83.

84 Л. С. Безган общество. Большую роль в продвижении идей гендерного равен ства стало играть Европейское женское лобби (ЕЖЛ). «Европей ское женское лобби ориентировано на содействие правам женщин и равенству между мужчинами и женщинами в странах Европей ского союза. ЕЖЛ работает в различных областях – таких, как социальное положение женщин в экономической сфере и [уча стие] женщин в процессе принятия решений, насилие в отноше нии женщин... ЕЖЛ работает в основном с учреждениями Евро пейского союза: Европейский парламент, Европейская комиссия и Совет министров ЕС»5.

Важным моментом для реализации гендерного равенства стало активное формирование национальных институтов – как реали зующих собственные программы, так и содействующих общеев ропейской гендерной политике. Формирование национальных институтов происходило на протяжении всего времени существо вания ЕС и где-то развивалось самостоятельно, а где-то – под дав лением Союза. Так, в Португалии в 1991 г. формируется Государ ственная комиссия по равенству и правам женщин, заменившая созданную в 1977 г. Комиссию по статусу женщин. Во Франции в обозначенный период подобные органы характеризуются посто янной нестабильностью. В 1965 г. был создан Комитет исследова ний и связи в области женского труда, деятельность которого во многом отвечала общеевропейским тенденциям. А в 1985 г. поя вилось независимое Министерство по правам женщин, которое вскоре было упразднено. И только в конце 1990-х гг. появился Государственный секретариат по правам женщин. Одну из самых эффективных структур гендерной политики сформировала Шве ция. Там к 2000 г. была создана система государственных инсти тутов, действующих и сегодня: Министерство по вопросам инте грации и равноправия полов, Отдел по вопросам равноправия полов, Специальный эксперт по вопросам равноправия полов, Комитет по вопросам равноправия полов, Парламентский упол номоченный (омбудсмен) по вопросам равноправия полов (по следний появился в Швеции в 1980 г.).

Таким образом, к началу нового века в Европейском союзе получил распространение структурный подход к обеспечению EWL: официальный сайт Европейского женского лобби. URL:

http://www.womenlobby. org/spip.php?rubrique44&lang=en Гендерная политика в Европейском союзе (1952–2002 годы) гендерного равенства. С целью его достижения было обеспечено тесное сотрудничество главных институтов ЕС – Европейского парламента, Совета Европы, Европейской комиссии, Европейско го суда. Создана система консультирования Комиссии общест венными организациями и экспертами через специально создан ные консультативные комитеты и экспертные группы. Так сис темно и органично объединяются усилия различных субъектов общественной жизни, действующих в интересах гендерного ра венства на европейской арене.

Об авторе Безган Любовь Сергеевна – аспирантка кафедры зарубежной истории и международных отношений Балтийского федерального университета им. И. Канта (Калининград), bezganls@mail.ru Раздел Проблемы историографии А. А. Стрелковский История изучения неолитической культуры Цедмар Цедмарская культура, занимающая территорию Калининград ской области и Северо-Восточной Польши, относится к культу рам так называемого лесного неолита, простиравшегося от При балтики и до Урала (в польской историографии применяется тер мин «паранеолит»)2. Для культур такого рода свойственна край няя неразвитость или даже полное отсутствие форм производящей экономики. Единственным индикатором отхода от мезолитиче ской эпохи и вступления на новую стадию является наличие ке рамического производства, хотя данный тезис воспринимается не всеми специалистами. Например, скандинавские и восточнопри балтийские учные предпринимают попытки определить начало Статья представляет собой переработанный текст доклада, прочитанно го на международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, 16–20 апреля 2011 г.).

См.: Gumiski W. Kultura Zedmar. Na rubiey neolitu «zachodniego» // Od neolityzacji do pocztkw epoki brzu. Pozna, 2001. S. 133–151.

История изучения неолитической культуры Цедмар неолита по признакам, свидетельствующим о начале земледелия, отодвигая границу между мезолитом и неолитом к III тыс. до н. э. В период с начала ХХ в. и до 1945 г. единственными источни ками знаний о цедмарской культуре были два поселения, обна руженные в пределах расположенного в округе Даркемен (ныне Озрский район) Цедмарского болота (Zedmar-Bruch): «поселение на берегу» D и «поселение на острове» A4. Эти памятники, полу чившие вскоре европейскую известность, исследовались археоло гом-любителем генералом К. Штади в 1905–1914 гг.

Территория исследуемых цедмарских стоянок – заболоченная низина (Цедмарское болото) палеоозера, осадки которого погре бены под болотными отложениями в субатлантическом периоде5.

Цедмарское болото имеет размеры 1000 750 1000 м. В север ной и северо-восточной частях Цедмарского болота находятся два острова размером 350 130 м и 230 210 м. Крайний западный остров ориентирован в направлении юго-запад – северо-восток (размеры – 350 130 м). Именно на этом острове расположено поселение Цедмар А;

Цедмар D расположено на северном берегу заторфованного водома, примерно в 150 м северо-восточнее Цедмара А6.

По утверждению К. Штади, на Цедмаре им зафиксированы следы 19 жилых конструкций. Однако планов сооружений пред ставлено не было7. На территории памятников К. Штади удалось выявить и погребения, которые имели следы возможного целена правленного разрушения. На этих разрушенных погребениях бы ли обнаружены полушария человеческих черепов: 10 фрагментов были найдены на Цедмаре А и 4 – на Цедмаре D. По этим найден ным фрагментам К. Энгель указал на брахицефальность черепов8.

См.: Ошибкина С.В. Проблемы изучения раннего неолита лесной зоны Евразии // Древности Подвинья: исторический аспект. СПб., 2003. С. 48.

См.: Gross H. Moorgeologische Untersuchung der vorgeschichtlichen Drfer im Zedmar-Bruch // Prussia. Zeitschrift fr Heimatkunde. Knigsberg, 1939.

S. 101.

См.: Зальцман Э.Б. Поселения культуры шнуровой керамики на терри тории Калининградской области. Калининград, 2004. С. 25.

Там же. С. 25–27.

См.: Sturms E. Die Steinzeitlichen Kulturen des Baltikums. Bonn, 1970.

S. 77–81.

См.: Engel C. Vorgeschichte der altpreussischen Stmme. Knigsberg, 1935.

Tafel 53.

88 А. А. Стрелковский Для цедмарских памятников характерно большое количество орудий из кости и рога. Это даже позволило Эдуарду Штурмсу вывести цедмарскую культуру из мезолитической культуры Тар денуаз9. Каменный инвентарь был представлен двумя дюжинами топоров, изготовленных из кристаллической породы, причм сла бо шлифованных.

Кремневые орудия представлены в незначительном количестве и обнаруживают примитивную технику: нож из отщепа с ретуши рованным краем и заострнным концом, разных форм скребки, листообразный наконечник стрелы и ножевидные пластины, ост рия и резцы10.

Керамика, найденная на цедмарских памятниках, имела два вида примеси: минеральную или органическую. Сосуды делались либо остродонными, либо (преимущественно) с плоским днищем, что резко отличает керамику культуры Цедмар от керамических материалов североевразийского круга. Орнаментировалась посуда насечками, наколами и ямчатыми вдавлениями.

Характерной особенностью данного этапа является то, что все последующие выводы и итоги довоенных исследователей строи лись именно на найденном К. Штади материале. Известнейшие восточнопрусские и прибалтийские археологи-профессионалы В. Гэрте, К. Энгель, Э. Штурмс не предпринимали практических археологических исследований на данных памятниках, делая свои умозаключения только на имеющихся материалах.

Лишь Хуго Гросс проводил самостоятельные исследования на цедмарском торфянике11, однако он был геологом, а не археоло гом. Да и само изучение посвящалось геологии, но с большим элементом археологической информации на основе работы перво открывателя.

Вторая особенность – критика методики раскопок К. Штади со стороны всех без исключения профессиональных археологов. На пример, стратиграфический метод, без которого невозможно представить современные археологические исследования, совер шенно не применялся генералом, что негативно отразилось на ка См.: Sturms E. Op. cit. S. 78–79.

См.: ibid.

См.: Gross H. Op. cit. S. 101.

История изучения неолитической культуры Цедмар честве его работ12. Правда, К. Штади не забывал упоминать «точ ное положение находок в раскопе, но не указал, однако, полно стью, на какой глубине были обнаружены находки»13. Ему стави ли в вину и то, что находки путались между памятниками.

Что касается происхождения цедмарской культуры, то довоен ные исследователи не имели единого мнения. В. Гэрте (с подачи К. Штади) установил родственность изучаемой культуры с куль турой Эртеблле, находящейся в Дании14.

В. Ля-Бом и А. Европеус15, а также Я. Озольс16, следуя старой традиции, включали Цедмар А и D в рамки культуры гребенчатой керамики, что, естественно, было серьзной ошибкой. Хуго Гросс лишь усложнил классификационную схему, отчего она не стала более верной. Он разделил цедмарские находки на несколько хро нологических групп: ранняя гребенчатая керамика и ранненеоли тическая керамика «типа Цедмар-Эртеблле»;

средненеолитиче ская керамика (культур воронковидных кубков и гребенчато ямочной керамики);

поздненеолитическая керамика (шнуровая керамика и т.д.)17.

К. Энгель скептически оценивал материалы «культуры Цед мар-Эртеблле»18. Он отнес все неолитические находки, не при надлежавшие к культуре воронковидных кубков, к североевроази атскому культурному кругу памятников с гребенчатой керамикой, которые он связывал с предками финно-угорских племен19.

Только Эдуард Штурмс, один из крупнейших исследователей Прибалтики, смог на первом этапе разглядеть в цедмарских па мятниках совершенно иное культурное образование20.

Причина заблуждений и путаницы во взглядах довоенных ис следователей заключается в том, что они ничего не знали о суще См.: Sturms E. Op. cit. S. 77.

Ibid.

См.: Gaerte W. Die steinzeitliche Keramik Ostpreussens. Knigsberg, 1927.

S. 46.

См.: Ozols J. Die Sdgruppe der kammkeramischen Kultur // Finskt mu seum. 72. Helsingfors, 1965. C. 47–76.

См.: ibid.

См.: Gross H. Op. cit. S. 100–168.

См.: ibid.

См.: Engel C. Op. cit. S. 158–165.

См.: Sturms E. Op. cit. S. 81.

90 А. А. Стрелковский ствовании в Прибалтике нарвской и неманской культур с наколь чатой керамикой и поэтому связывали цедмарские памятники с гребенчато-ямочной (прибалтийской) или даже с более отдалн ной датской культурой Эртеблле.

Также причиной путаницы послужило то, что исследователи могли опираться только на два открытых памятника, описанных в работе Карла Штади.

Второй этап изучения культуры следует начинать с того, что в послевоенные годы, в 1950–1960 гг., на территории Прибалтики и Белоруссии были открыты две археологические культуры (нарв ская и неманская), что кардинальным образом поменяло пред ставления археологов о прибалтийском неолите21. В довоенное время вся находившаяся здесь керамика представлялась как гре бенчато-ямочная.

В 1961 г. Н.Н. Гурина вновь установила наличие культурного слоя непосредственно на цедмарских стоянках. Позже (1960-е гг.) были проведены археологические раскопки на большой площади экспедициями ЛО ИА РАН СССР под руководством П.М. Долу ханова с участием В. И. Тимофеева. В дальнейшем (1974–1988 гг.) уже сам В. И. Тимофеев, ведущий специалист по неолиту Европы в ЛО ИА РАН СССР, возглавлял эти регулярные экспедиции.

Данный период в первую очередь характеризуется открытием нескольких памятников цедмарской культуры: Утиное болото (в Калининградской области) и Дудка (на территории Северо Восточной Польши, в настоящее время исследуется польским ар хеологом В. Гуминьским).

Стоянка Утиное болото, относящаяся к той же культурной группе, была открыта В. И. Тимофеевым в 1975 г. и исследовалась в 1975–1976 гг. Калининградским неолитическим отрядом ЛО ИА АН СССР. Стоянка расположена на восточной периферии обшир ного, но неглубокого понижения, занятого торфяником и вытяну того в широтном направлении между поселками Добровольск и Желанное Краснознаменского района22. Эта стоянка располагает См.: Неолит Северной Евразии. М., 1996. С. 135.

См.: Тимофеев В.И., Чайкина Л.Г. О структуре неолитического торфя никового поселения Утиное болото 1 в Калининградской области (вос точное поселение) // Каменный век европейских равнин: объекты из ор ганических материалов и структура поселений как отражение человече ской культуры. Сергиев Посад, 2001. С. 211.

История изучения неолитической культуры Цедмар ся в пределах 50 км в северо-северо-восточном направлении от цедмарских стоянок.

Среди инвентаря стоянки было представлено около 300 фраг ментов керамики цедмарского типа – плоскодонной, орнаменти рованной насечками и ямчатыми вдавлениями, имевшей в себе органическую и раковинную примеси. Помимо этого было найде но большое количество изделий из кремня (больше 370 орудий) и (меньше) орудий из кости и рога. Данная ситуация – нетипичная для цедмарской культуры23.

Интересно, что на стоянке Утиное болото 1, по сравнению с основными цедмарскими стоянками, костяные орудия единичны.

Фаунистические данные указывают на охотничий характер эко номики поселения. Но встретились и кости домашних животных:

козы (1 особь), овцы (2 особи), крупного рогатого скота, однако эти малочисленные находки не позволяют утверждать о присутст вии скотоводства у культуры Цедмар. Скорее всего, здесь уместно говорить о тесных е контактах с носителями производящих куль тур, другими словами – о кооперации между коллективами носи телей разных типов экономики.

По мнению В.И. Тимофеева, влияние раннеземледельческих культур, а именно культуры воронковидных кубков и лендьел, прослеживается также в плоскодонности керамики, в формах по суды и роговых изделий, что наложило своеобразный отпечаток на культуру в целом.

Среди исследователей неолита Восточной Прибалтики не было единства мнений о положении культуры Цедмар в Юго Восточной Прибалтике. Н.Н. Гурина помещала цедмарские па мятники в особый ареал нарвской культуры. Е ученик В.И. Ти мофеев указывал, что культура Цедмар является «особой локаль ной неолитической культурой»24, представляющей собой синтез нарвской и неманской культур. Л.В. Ванкина указывала на родст венность сарнатской и цедмарской культур25. Известный литов См.: Тимофеев В.И., Чайкина Л.Г. Указ. соч. С. 212.

См.: Тимофеев В.И. Цедмарская культура в неолите Восточной При балтики // Тверской археологический сборник. Вып. 3. Тверь, 1998.

С. 274.

См.: Ванкина Л.В. Торфяниковая стоянка Сарнате. Рига, 1970. С. 143– 144.

92 А. А. Стрелковский ский археолог Римуте Римантене относила цедмарские памятники к неманской неолитической культуре26.

Интересную точку зрения на проблему положения и происхо ждения культуры Цедмар высказал В. Гуминьский, считающий эту культуру представителем «паранеолита», а также самой дал кой северо-восточной группировкой культур центральноевропей ского характера.

Также В. Гуминьский показывает сходства культуры Цедмар и Эртеблле, но останавливается на том, что первая не подверглась такому изменению, как Эртеблле под влиянием культуры ворон ковидных кубков27. Цедмарская культура, по его мнению, разви лась из местной мезолитической культуры, но под большим влия нием западных земледельческих культур: линейно-ленточной и культуры воронковидных кубков. В. Гуминьский также настаива ет на определении обособленности культуры Цедмар от круга ленточных культур и культуры воронковидных кубков. Он отвер гает промежуточное (между этими культурами) положение Цед мара28. Эртеблле, по его мнению, была вынуждена поменять свой уклад и структуру из-за хозяйственно-поселенческого кризиса, вызванного природными изменениями. Цедмарскую культуру данные изменения затронули мало, ей было выгодно продолжение присваивающей хозяйственной традиции29.

Таким образом, в истории изучения цедмарской культуры ус ловно можно выделить два этапа. Первый этап характеризуется изучением только цедмарских памятников, причм археологиче ские раскопки проводил генерал К. Штади, не бывший археоло гом-профессионалом. Все последующие выводы делались на ос новании материалов его раскопок. Второй этап характеризуется изучением неолита Юго-Восточной Прибалтики на тврдой науч ной основе. Увеличилось (благодаря открытию стоянки Утиное болото и поселения Дудка) и количество памятников культуры Цедмар.

Это позволило сделать кардинально новые по сравнению с первым этапом выводы. В настоящее время по поводу происхож См.: Тимофеев В.И. Цедмарская культура в неолите Восточной При балтики… С.274.

См.: Gumiski W. Op. cit. S. 149–151.

См.: ibid. S. 151.

См.: ibid. S. 150–151.

История изучения неолитической культуры Цедмар дения данной культуры превалируют две точки зрения. Первая точка зрения, изложенная В.И. Тимофеевым, заключается в том, что образование культуры Цедмар произошло благодаря синтезу нарвской и неманской культур при небольшом влиянии культуры воронковидных кубков. Вторая точка зрения, представленная В. Гуминьским, предполагает происхождение культуры Цедмар непосредственно из местной мезолитической культуры благодаря контактам с западными земледельческими культурами. Единст венно правильным будет заключить, что только при дальнейшем изучении неолита Юго-Восточной Прибалтики можно заполнить лакуны археологических знаний о местном неолите, значение ко торого выходит далеко за рамки региона.

Об авторе Александр Александрович Стрелковский – студент 4-го курса исто рического факультета Балтийского федерального университета им.

И. Канта (Калининград).

А. П. Пашинин Участие шляхты в гуситском движении в освещении чешской историографии (XIX–XX века) В изучении истории гусизма сохраняет актуальность проблема участия чешской шляхты в гуситской революции. Представители шляхты играли важнейшую роль и в лагере гуситов (как ради кальных, так и умеренных), и в лагере католиков. Вместе с тем, несмотря на давние традиции изучения истории гуситской рево люции, роли шляхты до сих пор уделялось сравнительно мало внимания. В статье предпринята попытка рассмотреть основные походы к данной проблеме в чешской историографии конца XIX– XX вв.

Позитивистская историография (вторая половина XIX – начало XX в.) характеризуется активным обращением к социально экономическим явлениям и процессам. Одним из главных пред ставителей позитивистской историографии в Чехии во второй по 94 А. П. Пашинин ловине XIX в. был В. В. Томек. В своих работах «Ян Жижка» и многотомной «Истории города Праги»1 он собрал огромный фак тический материал. Соглашаясь с ранее высказанным мнением Ф. Палацкого о том, что борьба политических течений в гусизме была прежде всего следствием религиозных разногласий, он от рицательно оценивал Табор и радикальное крыло пражан. Томек порицал Табор и пражскую бедноту за революционные действия, нападения на имения панов, церкви, рассматривая это как обыч ный грабж. Вместе с тем он признавал положительное значение борьбы Табора с крестоносцами. Симпатии Томека находятся на стороне умеренного течения в гусизме.

Само название его труда «История города Праги» оставляет за рамками вс многообразие процессов, происходивших в чешском селе гуситской эпохи. Кроме того, для исследовательского стиля Томека характерно последовательное уклонение от теоретических выводов и обобщений, поэтому и проблемы шляхты на страницах его работы не стали предметом глубокого осмысления.

Вместе с тем Томек одним из первых обратился к изучению деятельности наиболее ярких представителей мелкой шляхты, оказавших, с его точки зрения, огромное влияние на развитие ре волюции – Яна Жижки из Троцнова и Микулаша из Гуси.

Вопросам, связанным с гуситским военным искусством, было посвящено появившееся в самом конце XIX в. исследование Г. Томана2. Автор рассмотрел не только вооружение и тактику гуситских войск, но и их социальный состав, а также способы ве дения военных действий. Несмотря на то что исследователь спе циально не ставил вопрос о роли представителей шляхты в гусит ских войсках, тем не менее он привл ценные данные, позволяю щие составить представление о степени и характере влияния шляхты на гуситское военное искусство.

Тезис о кризисном положении низшей шляхты в предгуситское время впервые отчтливо сформулировал Й. Шуста. Подробно рассмотрев процесс роста Новоградского панства, принадлежав шего панам из Рожмберка, Й. Шуста убедительно доказал, что См.: Tomek V. V. Jan ika. Praha, 1879;

Eiusdem. Djeps msta Prahy.

Praha, 1899. Dil 3–4. В этих томах речь идт о событиях гуситской эпохи.

См.: Toman H. Husitske valenistvi za doby ikove a Prokopovy. Praha, 1898.

Участие шляхты в гуситском движении владельцами имений, присоединнных к Новоградскому панству, были представители низшей шляхты3. Й. Шуста впервые обратил внимание на проблему разорения мелкой шляхты в предгуситское время и сформулировал выводы, которые более чем на столетие определили направление научного изучения этого вопроса.

В межвоенное время этот тезис был поддержан и развит в ра ботах видных чешских исследователей Ф. Бартоша, Й. Шимака, Р. Урбанека. Кризис (по выражению Шусты – «пролетаризация») низшей шляхты рассматривался ими как следствие политики па нов. Порождением кризиса стали феодальные столкновения и увеличение числа «рыцарей-грабителей» – рыцарей, искавших средства к существованию в намной (прежде всего военной) службе королю или крупным панам, а также активное участие мелкой шляхты в гуситских войнах, в ходе которых разорившиеся шляхтичи надеялись поправить свое материальное положение.

Р. Урбанек, рассматривая положение чешского дворянства в преддверии гуситской революции, разделял мнение о начале кри зиса низшей шляхты в начале XIV в. и расценивал гуситскую ре волюцию как фактор, задержавший дальнейшее углубление кри зисных явлений4.

Перу Р. Урбанека принадлежит также специальная работа о гу ситском военном искусстве. Главным творцом гуситской тактики он называет Яна Жижку из Троцнова. Гуситское военное искусст во противопоставляется средневековой рыцарской тактике, с ко торой оно, по мнению историка, не имело ничего общего5.

Особую позицию занял видный чешский историк первых деся тилетий XX в. Й. Пекарж. Его работы можно отнести к критиче скому направлению6. Пекарж подверг критике выводы Й. Шусты и Р. Урбанека, однако не предложил собственной концепции со циально-экономического развития предгуситской Чехии. Отрица тельно оценивая историческое значение гуситской революции, См.: usta J. Purkrabsk ty Novohradsk z l. 1390–1391. Praha, 1909.

S. 17.

См.: Urbnek R. esk djiny. Praha, 1913. S. 417.

См.: Урбанек Р. Гуситское военное искусство и Европа. Прага, 1946.

С. 14, 15, 11.

Направление в чешской историографии. Историки этого направления (Й. Пекарж, Т. Масарик, В. Халоупецкий, Р. Голинка) выступали против положительной оценки гуситского движения в целом.

96 А. П. Пашинин Пекарж рассматривал гусизм как религиозное движение, привне снное в Чехию извне, видел его причины в распространении в стране уиклифизма, ереси вальденсов, других сект и полагал, что оно не имело глубоких корней в чешском обществе7. Вопрос об истории чешской шляхты в предгуситское и гуситское время им специально не ставился, однако при рассмотрении состояния чеш ского общества он затрагивал проблемы экономического и поли тико-правового положения дворянства. Й. Пекарж отмечал нали чие в среде чешского дворянства двух сословных групп – панства и низшей шляхты, экономическое положение которых было, по его мнению, достаточно прочным. Вооружнные столкновения между панами, а также между панами и рыцарями (данные об этом содержатся в «Книге казней» панов из Рожмберка) он объяс нял особенностями феодального менталитета. Пекарж отмечал характерное для предгуситского периода увеличение числа рыца рей, занимавшихся грабежом на дорогах8, признавал, что предста вители низшей шляхты часто ради заработка поступали на службу к королю или панам, однако не видел в этом кризисных для поло жения шляхты явлений.

Несомненным достоинством работы Й. Пекаржа являются подробные биографии наиболее ярких представителей чешской шляхты гуситской эпохи. Й. Пекарж провел обстоятельный анализ свидетельств источников о Яне Жижке из Троцнова и составил его научную биографию.

Для литературы начала XX в. характерен рост внимания к во просам социально-экономической истории, которые выдвигаются на первый план, оттесняя церковно-исторические аспекты гусито ведческих исследований, присущие историографии XIX века. Это связано в первую очередь с тем, что в начале XX в. изучение ис тории социальной борьбы приобрело особую актуальность. Ка жется вполне закономерным внимание исследователей к пробле мам истории гуситского движения в обстановке революций в Рос сии, Германии и Австро-Венгрии, усиления социальной напря жнности в годы Первой мировой войны в других странах. Иссле дователи ставили перед собой задачу выявить причины, движу щие силы гуситской революции, влияние национального фактора См.: Peka J. ika a jeho doba. Praha, 1927. Dil 1. S. 188.

См.: ibid. S. 23.

Участие шляхты в гуситском движении на е развитие. Повышается интерес и к той роли, которая была сыграна в революции отдельными сословиями.

С середины XX в. определяющей тенденцией развития гусито ведческих исследований стала глобализация интереса к истории мощнейшего социального взрыва в истории средневековой Евро пы. Если в XIX в. гуситское движение было по преимуществу предметом изучения немецких и чешских историков, то в XX в.

оно вошло в круг научных интересов медиевистов многих стран Европы и Северной Америки.

Особый этап в развитии гуситоведческих исследований начи нается после завершения Второй мировой войны, когда страны Центральной и Восточной Европы, включая Чехословакию, обра зуют союз государств, объединнных официальной идеологией строительства социализма. С этого времени начинается следую щий (марксистский) этап изучения гуситского движения. В это время появляются работы, посвящнные вопросам социального и экономического развития Чешского королевства в предгуситское и гуситское время.

Вершиной марксистского гуситоведения является, на наш взгляд, двухтомная монография Й. Мацека «Табор в гуситском революционном движении»9. Основываясь на огромном комплек се источников и литературы, автор анализирует развитие гусит ского революционного движения в целом, уделяя при этом глав ное внимание его радикальному направлению – Табору. Мацек обстоятельно анализирует социальный состав таборитов и рас сматривает динамику его изменения на различных этапах движе ния10. Автор предлагает новую периодизацию гуситской револю ции, в основу которой был положен вопрос о политической геге монии того или иного социального слоя в охваченной революци онными событиями стране.

В своей работе Й. Мацек придерживается того мнения, что в XIV–XV вв. Западная Европа переживала период всеобщего кри зиса феодализма, одним из порождений которого было гуситское движение. Под этим углом зрения учный подробно рассматрива См.: Мацек Й. Табор в гуситском революционном движении. Т. 1. М., 1956;

Т. 2. М., 1959.

См.: там же. С. 393-511.

98 А. П. Пашинин ет социально-экономическое развитие Чешского королевства на кануне гуситской революции11.

Необходимо отметить, что Й. Мацек не ставил своей целью всесторонне рассмотреть положение дворянства и его роль на раз личных этапах движения, однако при анализе различных вопросов социально-экономического развития предгуситской Чехии в поле зрения автора неизбежно попадают проблемы, связанные со шляхтой. Мацек, в частности, отмечает, что чешское дворянство в указанный период не было единым сословием12. В зависимости от происхождения и общественного положения шляхта делилась на две сословные группы – высшую (панство) и низшую шляхту, к которой принадлежали рыцари, земаны и паноши. По мне нию Мацека, в основе такого разграничения лежало прежде всего неравенство земельных владений. В результате обеднения пан ских или обогащения рыцарских родов грань между сословиями стиралась.

Основываясь на данных «Книги казней» панов из Рожмберка, Й. Мацек пришл к выводу, что между высшей и низшей шляхтой происходили постоянные столкновения, нередко доходившие до вооружнных конфликтов. Это было следствие экономической политики панства, стремившегося к концентрации земельных владений за счт имений мелкой шляхты, а также желания ры царства занимать более прочные позиции в земском управлении и оказывать влияние на работу земских учреждений и сеймов. При чину политической активности низшей шляхты Мацек видел в стремлении дать отпор панам в их попытках полностью поставить под свой контроль земское управление. Другой и, по мнению ав тора, более веской причиной конфликтов была привлекавшая представителей шляхты доходность земских должностей. По мне нию Мацека, характерной чертой господствовавших в среде дво рянства настроений стало стремление к увеличению денежных доходов, и конфликты в среде шляхты были, как он полагал, свя заны в конечном счете именно с этой проблемой. Следствием борьбы панства и мелкой шляхты стал кризис последней.

Мацек рассматривает также отношения шляхты с другими со словиями;

отношения с городами и церковью он справедливо ха См.: Мацек Й. Указ. соч. С. 86.

См.: там же. С. 121.

Участие шляхты в гуситском движении рактеризует как взаимное соперничество в экономической и поли тической области13.

Кризисом мелкой шляхты Мацек объясняет активное участие в гуситском движении некоторых е представителей на стороне ра дикального крыла. Он отмечает, что представители рыцарства часто занимают командные должности в армиях таборитов. Что же касается шляхты, примкнувшей к умеренным гуситам (прежде всего панства), то главным мотивом е действий Мацеку видятся материальные интересы. Именно соображения личной выгоды, нерешительность бюргерства и гуситской шляхты, по мнению Мацека, препятствовали объединению революционных сил.

Большинство выводов, к которым пришел в своих работах Й. Мацек, не потеряли научной значимости и в настоящее время.

Представляется бесспорным вывод о том, что в основе позиции, которую занимали отдельные сословные группы шляхты в гусит ском движении, лежали материальные интересы. Вместе с тем неверно, на наш взгляд, объяснять поведение шляхты исключи тельно ими.

В конце 1960-х гг. Ф. Шмагель выпустил монографию, посвя щенную Яну Жижке, самому прославленному из гетманов табо ритов14. Жизнь и судьба рыцаря из Троцнова всегда привлекала внимание исследователей. Шмагель обобщил и систематизировал все известные сведения о Яне Жижке. Он подробно рассматривал жизненный путь гетмана до гуситской революции, уделяя особое внимание спорным и неясным моментам в биографии гуситского полководца: вопросу о его роли в феодальных усобицах на юге Чехии, участию в знаменитой битве при Грюнвальде. Им подроб но рассматриваются первые сражения таборитов, становление во енного искусства гуситов, основание «сиротского братства», от ношения Жижки с Табором. Шмагелем была опубликована значи тельная часть источников о Яне Жижке: его письма, военный ус тав, сообщения современников о таборитском гетмане15.

С 1980-х гг. начинается рассмотрение гуситского движения в рамках методологии «новой социальной истории». Значительно расширяется диапазон гуситоведческих исследований. Появляют См.: Мацек Й. Указ. соч. С. 134–136.

См.: mahel F. Jan ika z Trocnova. Praha, 1969.

mahel F. Op. cit. S. 221-244.

100 А. П. Пашинин ся, наконец, специальные публикации, посвящнные экономиче скому, политическому социальному положению шляхты в предгу ситский и гуситский период.

Наиболее плодотворно работал над данными проблемами чеш ский историк М. Поливка. В своей монографии «Микулаш из Гу си и низшая шляхта в начале гуситской революции»16 он впервые истории гуситоведения сделал попытку подробно осветить поло жение низшей шляхты. Поливке удалось дать разврнутую харак теристику положения рыцарства в предгуситское время.

Поливка выступает против тезиса о массовом разорении низ шей шляхты в предгуситское время. По его мнению, этот вопрос требует дальнейшего изучения и при его рассмотрении необходи мо учитывать дифференциацию низшей шляхты. В свом иссле довании Поливка впервые убедительно показывает, что на сторо не таборитов воевали не только обедневшие шляхтичи, потеряв шие связь со своим сословием;

как ему представлялось, причины их участия в гуситской революции были не столько экономиче ского, сколько политического порядка. Перу М. Поливки принад лежит также наиболее подробный из имеющихся в литературе биографический очерк о Микулаше из Гуси, одном из первых гетманов таборитов.

Вопросы терминологии правовых и документальных источни ков получили наиболее полное освещение в монографии Й. Мацека «Чешская средневековая шляхта»17. Основываясь на широком круге источников, Мацек всесторонне прослеживает возникновение и эволюцию смыслового наполнения таких терми нов, как «шляхта», «пан», «рыцарь», «земан», «владыка». Сквозь призму терминологии историк обстоятельно рассматривает осо бенности формирования дворянского сословия в Чехии.

В последнее время в Чехии наблюдается повышение интереса исследователей к проблемам, связанным с историей шляхты.

Я. Халад собрал значительный материал по истории чешского панства. В своей монографии он освещает историю наиболее См.: Polivka М. Mikul z Husi a ni lechta v potcch husitsk revo luce. Praha, 1982.

См.: Macek J. esk stedovk lechta. Praha, 1997.

Участие шляхты в гуситском движении крупных панских родов, а также приводит краткие биографии наиболее ярких их представителей18.

З. Хледикова рассматривает вопросы взаимоотношений шлях ты и церковной иерархии во второй половине XIII – начале XV в19. Я. Боубин впервые обратился к исследованию такого важного явления чешской истории, как панские союзы конца XIV – начала XVI в.20 Он определяет панский союз как организован ную политическую группировку, созданную представителями высших слов шляхты при активной поддержке других социаль ных групп чешских феодалов с целью обеспечить осуществление своих политических, экономических, а в случае необходимости – и религиозных требований. Возникновение панских союзов он связывает с отмиранием отживших свой век форм организации шляхты, ослаблением родственных связей. Изучая социальный состав панских союзов, Боубин приходит к выводу об их надсо словном характере.

Панский союз 1434 г. получил обстоятельное освещение в мо нографии П. Чорнея21. Автором работы были выявлены основные вехи процесса формирования этого союза, участие в нм наиболее влиятельных панов, особенности его организации. Чорней обстоя тельно анализирует социальный состав союза и динамику его чис ленности.

К вопросам политического и экономического положения чеш ской шляхты в предгуситское время обращаются Я. Спевачек и И. Главачек22. Продолжает плодотворно работать М. Поливка. Он См.: Halad J. Lexicon esk lechty: Erby, fakta, osobnosti, sidla a zajima vosti. Praha, 1992.

См.: Hledikova Z. lechta a hierarchie v echach od druhe poloviny 13. do poatku 15 stoleti // Mediaevalia Historica Bohemica. Praha, 1991. S. 57-83.

См.: Boubin J. Vznik pnskych jednot // Mediaevalia Historica Bohemica.

Praha, 1991.

См.: ornej P. Lipanska kiovatka. Piiny, prben a historicky vyznam jedne bitvy. Praha, 1992.

См.: Spvaek J. eeni mocenskeho problemu eske lechty v navrhu zakonika Majestas Karolina // Mediaevalia Historica Bohemica. Praha, 1991;

Hlavaek I. Aktivita eske lehty na dvore Vaclava IV // Mediaevalia Historica Bohemica. Praha, 1991.

102 А. П. Пашинин исследует вопросы отношения шляхты к гуситской идеологии до 1419 г. Нельзя не отметить статью Я. Мезника, специально посвящн ную судьбам чешской и моравской шляхты в XIV–XV вв.24 Рабо та обобщает результаты многочисленных конкретно исторических исследований чешских историков последних деся тилетий и содержит немало интересных выводов и наблюдений.


В частности, Мезник приходит к выводу о значительной роли шляхты в гуситском движении. По его мнению, до 1419 г. именно шляхта была главной опорой гусизма. Во время революции боль шинство панов перешли на сторону короля Сигизмунда, однако значительная часть шляхты сражалась на стороне гуситов. Мезник делает на этом основании вывод о падении политической роли панства и укреплении политического влияния низшей шляхты. По его мнению, во время революции панство перестало быть той ча стью общества, которая держала в своих руках инициативу, опре деляла направление течения событий.

Я. Мезник впервые обратился к изучению особенностей пози ции моравской шляхты в годы гуситских войн. Главную опору гусизма в Моравии он видит именно в высшей шляхте, объясняя этот факт слабостью моравского мелкого дворянства.

Несмотря на то, что интерес к исследованию истории чешской шляхты в последнее время (1990–2000-е гг.) возрос, степень изу ченности данной проблемы, на наш взгляд, ещ недостаточна.

Многие важные вопросы остаются нераскрытыми. В частности, представляется наиболее важным проследить следующие момен ты: место шляхты в социальной структуре предгуситского обще ства;

роль дворянства в гуситском движении в целом и в рамках католического лагеря, гуситского радикального и гуситского уме ренного направления;

оценка итогов гуситской революции с точки зрения интересов шляхты.

Об авторе Пашинин Андрей Петрович – кандидат исторических наук, доцент кафедры гостинично-туристического бизнеса и сервиса Саратовского государственного социально-экономического университета.

См.: Polivka M. lechta a reformatoi (k vzajemnym vztahum eske lechty a ideologu husitstvi ped rokem 1419) // Mediaevalia Historica Bohemica.

Praha, 1991.

См.: Meznik J. esk a мoravsk lehta ve 14 a 15 stoleti // Sbornik historick. Praha, 1990. Sv. 37.

И. О. Дементьев Три дамы на обочине современной историографии:

эксперименты в переосмыслении истории Постмодернистская критика традиционной историографии за последние сорок лет приобрела достаточно респектабельный вид, сформировав уже собственную традицию. Наступил век иннова ций, и совсем не удивительно, что историки наряду с другими специалистами пребывают в постоянном поиске новых решений хорошо известных проблем. Очередную попытку поставить под сомнение традиционный подход к написанию истории предпри няли несколько лет назад Алан Манслоу и Роберт Розенстоун, издав под своей редакцией сборник статей (лучше сказать «сбор ник научных трудов») под характерным названием «Эксперимен ты в переосмыслении истории». В данной статье датся обзор не которых путей обновления историописания, предложенных аме риканскими исследователями.

Сборник открывается эпиграфом из интервью всемирно из вестного режиссра Жана-Люка Годара. «Мистер Годар, – поин тересовался репортр, – согласны ли вы с тем, что всякая история (a story) должна иметь начало, середину и конец?» – «Да, конечно.

Но необязательно в этом порядке», – ответил режисср1. Редакто ры сборника сформулировали тезис предельно чтко: историче ская дисциплина за последние десятилетия существенно измени лась в части методологии и объектов исследования;

однако спо собы представления результатов работы историка изменились ма ло. Как это было показано в классической работе Х. Уайта2, исто риография продолжает строиться по модели романа ХIХ в. – нар ратив о прошлом от третьего лица, построенный на основе линей ного развития от начала к концу. «Но мир сильно изменился с ХIХ века, о чм, возможно, историкам следовало бы знать», – констатируют А. Манслоу и Р. Розенстоун.

Rosenstone R.A. Introduction // Experiments in Rethinking History / ed. by A. Munslow and R. A. Rosenstone. N.Y.;

L., 2004. P. 1.

См.: Уайт Х. Метаистория [1973]. Екатеринбург, 2002.

104 И. О. Дементьев Среди факторов, обусловивших эти перемены, – возросшее влияние визуальных образов и медиа (в ХХ в. бурно развивалось искусство от модернизма до постмодернизма, позволив нам пере смотреть способы интерпретации действительности). Новые воз можности для историописания появились по меньшей мере в по следние три десятилетия. Это время движения пионеров иннова ционной историографии – историков, попытавшихся выйти за пределы нарратива ХIХ в. и рассказать о прошлом с помощью более адекватных современности средств.

Каковы основные векторы этого движения? Они были пред ставлены в вышеупомянутом сборнике. Один способ состоит в отказе от третьего лица при повествовании: историк в полном праве свидетельствовать от своего имени. На первый взгляд, это было и прежде: историки писали воспоминания о свом жизнен ном пути, создавая нечто среднее между источником и историо графией (например, классические мемуары А.Я. Гуревича «Исто рия историка»3). Кроме того, многие историки редко отказывают себе в удовольствии прокомментировать описываемые события ремаркой с подчркнутым авторским взглядом4. Это, впрочем, не противоречит модели классического романа (повествование мо жет вестись от первого лица;

автор может включать в текст, напи санный от третьего лица, соображения лица первого). Принципи альное отличие предлагаемой «инноваторами» модели состоит в том, что от первого лица может говорить не только автор, но и его герои.

См.: Гуревич А.Я. История историка. М., 2004.

Обычно в историографии для этих целей используется местоимение первого лица либо в единственном («я»), либо во множественном («мы») числе. Последний способ сегодня выглядит несколько архаично, хотя тоже имеет основания: автор как бы высказывает свой тезис от лица во ображаемого сообщества, в которое наряду с ним входят другие спе циалисты. Местоимение «я» чаще используется в научно-популярной литературе, где автор непосредственно обращается к читателю, вступает с ним в диалог. Ср., например: «Когда я снова и снова оглядываю жизнь Сципиона, я спрашиваю себя, в чм же секрет той бесконечной любви и благодарности, которые питал к нему Рим». (Бобровникова Т.А. Повсе дневная жизнь римского патриция в эпоху разрушения Карфагена. М., 2001. С. 442.) В строго научной монографии я встречаю это местоимение значительно реже.

Три дамы на обочине современной историографии Второй вариант – презентация результатов исторического ис следования в формах, разрушающих традиционную жанровую структуру. Историю можно рассказывать голосом самих истори ческих персонажей, излагать в картах Таро, представлять прошлое как пародию... При этом сами требования к исследованию не ме няются: стандарты оформления научно-справочного аппарата должны выдерживаться так же, как в классической историогра фии, исследования должны быть строго документированы и опи раться на корректный анализ источников. Изменения касаются лишь формы представления истории. В чм цель этих экспери ментов? Редакторы сборника объясняют е так: «предложить, как история, написанная по-новому, может оживить смысл, который мы придам прошлому, – делая привычное необычным, а необыч ное – привычным»5. Приведу два примера подобного подхода к написанию истории, отражающих ставшую (в свою очередь) тра диционной гендерную проблематику, но делающих это на основе новых средств.

Робин Биша попыталась «реконструировать голос» одной знатной женщины времени Петра Великого – Дарьи Михайловны Меншиковой6. По форме этот текст представляет собой (псев до)автобиографию. Дарья Михайловна была реальным историче ским персонажем, но не оставила никакой автобиографии (будучи женой А.Д. Меншикова, она, впрочем, вела интенсивную пере писку с мужем и Петром). Историку пришлось сделать это за не.

Вопрос, который спровоцировал эксперимент, ставился так: под держивал ли Птр Великий «революцию для женщин» в России начала ХVIII в.? Дисциплинарные рамки исследования позволяют определить его как классический вариант «истории женщин», од нако избранная автором форма повествования представляется не обычной. «Я решила написать такую автобиографию Дарьи Ми хайловны Меншиковой, которая могла бы быть написана, если бы Rosenstone R.A. Op. cit. Р. 2. Надо отметить, что форма презентации все го корпуса текстов осталась при всм том сугубо традиционной: это сборник научных статей и эссе.

См.: Bisha R. Reconstructing the voice of a noblewoman of the time of Peter the Great: Daria Mikhailovna Menshikova. An exercise in (pseu do)autobiographical writing // Experiments in Rethinking History... P. 183– 194.

106 И. О. Дементьев ей пришло в голову сделать нечто подобное»7. Историк уделяет особое внимание стилю повествования – он соответствует той стилистике, в которой выдержаны мемуары петровского времени и ранние женские автобиографии в России (Н.Ю. Трубецкой, Г.П. Чернышев, В.А. Нащокин, Н.Б. Долгорукая и др.).

Дарья Михайловна «пишет» на пути в Берзов, к месту ссылки мужа. Е «автобиография» осталась незаконченной, потому что она ушла из жизни в 1728 г., не добравшись до места назначения, – е могила, вероятно, находится в Казани. Текст начинается с оплакивания собственной судьбы и судьбы семьи («Что станется с дочерьми моими? Доброе имя отца их обещало им замужство, ныне имя это замарано опалою. Государь наш Петр Алексеевич ценил своего князя;

люди сии наказуют мужа моего за труды его.

[Но дочери, дочери мои!] льзя ль им тешить себя надеждою на доброе супружество в Березове?»8);

постепенно «мемуаристка»

переходит к воспоминаниям о первой встрече с Петром в Преоб раженском, куда она приехала «двадцать девять лет назад» (в 1690-х). Жизнь при дворе выпала на время поистине революцион ных перемен: Меншикова описывает свои взаимоотношения с Петром, его сестрой Натальей Алексеевной, жизнь в Москве и Петербурге, бракосочетание с Меншиковым летом 1706 г. в Кие ве... Брак интерпретируется как способ предотвратить сплетни по поводу связи Светлейшего князя с Екатериной Алексеевной, бу дущей императрицей: «так, – отмечает «мемуаристка», – даже супружеством с дражайшим князем Александром Даниловичем я служила своему монарху и отечеству (country)»9. Описание гру боватого быта, который служил фоном для преобразований Петра и Меншикова, не лишено юмора: «А как все они любили напи ваться! Пили и пили, пили и пили, не только на ассамблеях, но по всякому поводу. Особенно любили спуск на воду новых кораблей.


Нам, женщинам, надлежало запираться в собственных покоях, пока адмиралы, генералы и дипломаты отмечали достижения рус ского флота. Иногда поздно ночью или на второй день празднест Bisha R. Op. cit. P. 184.

Ibid. P. 185. Здесь и далее стилизация перевода осуществлена при лю безной помощи Л.В. Сыроватко.

Ibid. P. 189.

Три дамы на обочине современной историографии ва меня вызывали на палубу, где веселились мужчины. Там, по среди застолья, я находила на полу Александра Даниловича, кото рого нужно было привести в чувство для продолжения веселья.

Если он не приходил в себя, царь впадал в ярость и грозился вы швырнуть его за борт. Я растирала ему голову и руки, обтирала насухо его лицо, неизменно избегая того, чтобы потерять своего мужа в бурном течении Невы. И что бы стало со всеми нами, если бы царь лишился своей правой руки?»10 (в изложении этого сю жета Биша опирается на указание В.О. Ключевского).

Биография Меншиковой – это биография незаурядной женщи ны, послужившей царю-реформатору и его сподвижнику (собст венному мужу), но большая часть е деятельности вс же сосредо точивалась в сфере частной жизни. Поэтому и вывод автора таков:

Птр освобождает женщин от домостроя для того, чтобы исполь зовать их для нужд строительства нового Российского государст ва. Однако женщины возвращаются к патриархальному контролю со стороны мужей после непродолжительного периода, в течение которого личный (не менее патриархальный) контроль Петра по зволял им проявлять некоторую инициативу, сама возможность которой была осознана по крайней мере аристократками11. Псев доавтобиография позволила Биша показать, что женщина в рос сийской политике раннего ХVIII в. – это не (только) любовница;

е вклад может быть весьма значительным (спасение мертвецки пьяного государственного мужа), а е самосознание исполнено достоинства, которого нередко так недоставало сановникам того времени.

Другой вариант обращения к женской истории предложила Джудит Зинссер12. Е героиня – маркиза дю Шатле, многолетняя подруга Вольтера. Исследовательница пытается написать пролог к биографии маркизы – разными способами. Первый вариант таков.

«Из окна апартаментов королевы в Люневильском дворце видно, Bisha R. Op.cit. P. 190.

См.: ibid. P. 183.

См.: Zinsser J.P. A prologue for La Dame d’Esprit: the biography of the marquise Du Chtelet // Experiments in Rethinking History... P. 195–208.

Полная версия биографии маркизы дю Шатле под названием «Просве щнная женщина» вышла несколькими годами позже: Zinsser J.P. La Dame d’Esprit: a biography of marquise Du Chtelet. N.Y., 2006.

108 И. О. Дементьев как аллеи деревьев закрывают тенью посыпанные гравием дорож ки, а кайма жлтых и красных цинний подсвечивает аллею»13. На календаре 29 августа 1749 г. Около окна работает Габриэла Эмили ле Тоннелье де Бретй, маркиза дю Шатле, 42-летний (42-летняя!) математик. Зинссер описывает обстановку в рабочем кабинете маркизы. Она откладывает в сторону книги и принимается за письмо маркизу де Сен-Ламберу – молодому любовнику, от кото рого беременна. Она описывает свои чувства, то, как е внутрен ний мир лишь в его присутствии наполняется яркими красками.

Ближе к концу письма она начинает мельчить – буквы становятся меньше, как и расстояние между строчками, – маркиза хотела бы завершить мысль до окончания страницы. Через несколько дней маркиза дю Шатле закончит свои комментарии к «Principia»

И. Ньютона и отошлт рукопись хранителю королевской библио теки. На той же неделе (3 сентября) маркиза родит дочь и шестью днями позже умрт в лихорадке.

Джудит Зинссер настаивает на том, что есть и другие, менее мрачные, варианты для начала биографии – в другом месте и в другое время. Париж в июне 1749 г. – объяснения маркизы и мар киза, встреча маркизы и Вольтера. Здесь мы застам удивитель ную женщину, забеременевшую в возрасте, когда это было, мягко говоря, не принято во Франции ХVIII столетия. У не много твор ческих планов: нужно завершить перевод и комментарии к Нью тону – из-за работы она вынуждена отказываться от приглашений на примы. Мысли е поглощены работой и ребнком. Есть и дру гие способы начать повествование: стандартные биографии (на пример, Нэнси Митфорд) отталкиваются в рассказе не от марки зы, а от Вольтера – он больше известен. Их встреча (ей было во семь или девять, ему – за двадцать) позволяет осветить жизнь маркизы, включая последние дни, в этой перспективе (тем более что биография Вольтера богата источниками).

Какой вариант пролога предпочесть? Все три – правдивы, ос нованы на документах. От историка зависит, как отбирать факты, как выстраивать повествование, какой образ маркизы предстанет на суд читателей. Зинссер описывает свои впечатления, офор мившиеся затем в первой сцене биографии мадам дю Шатле: «Я приехала в Люневиль летом 1994-го и почувствовала эту жару, увидела аллеи деревьев и цветочные ограды гравийных дорожек.

Картины ХVIII столетия кажутся похожими, разве что аллеи по Zinsser J.P. A prologue... Р. 195.

Три дамы на обочине современной историографии больше»14. В Национальной библиотеке исследовательница рабо тала с рукописью маркизы. Зинссер чувствует бриз из открытого окна и как бы видит маркизу: «описание е платья – чистая экст раполяция. Я не имею представления о том, как она была одета;

не знаю, была ли одета вовсе». Далее – описание опыта, недос тупного историкам-мужчинам: «Я помню мою собственную бере менность, сопротивлявшуюся летней жаре, как я независимо от того, насколько лгкой была моя одежда, обливалась потом, про сиживая – как она – за письменным столом долгие часы»15.

Две другие сцены основаны больше на письменных источни ках, среди которых выделяется корреспонденция маркизы. Джу дит Зинссер завершает свои размышления снова апелляцией к личному опыту – описывает свою семью, е традиции, то, как в 1956 г. она проводила лето с семьй кузины Энтони. Мать Энтони рассказывала на радио о Вольтере – от не, вероятно, исследова тельница впервые услышала о маркизе дю Шатле (Джудит было тогда тринадцать или четырнадцать). Вспомнить об этом при шлось уже после смерти ттки (она умерла от рака в 1962 г. в ок ружении всех сочинений Вольтера, расставленных по книжным полкам над е столом, – в изданиях «Галлимара», «который, – от мечает исследовательница, – оставляет читателю разрезать стра ницы»), когда Джудит перечитывала е письма. Теперь и эти кни ги, и ттины заметки исчезли. Получилось, что работа над био графией удивительной маркизы – это возврат долга самой себе:

«Я должна была заново открыть мадам дю Шатле ради себя са мой... Рассказать е жизнь с помощью новых способов, которые воздают справедливость всем аспектам е нетрадиционных инте ресов и достижений и которые демонстрируют, как могла маркиза дю Шатле быть попеременно обожаема, высмеяна и забыта»16.

Джудит Зинссер пыталась предоставить читателям выбор, что бы они могли участвовать в процессе «описания жизни» маркизы.

Это типично постмодернистский прим (так Джон Фаулз вовлека ет читателя в выбор варианта финала в знаменитом романе «Лю бовница французского лейтенанта»). Зинссер подчркивает: «Я описала связи между биографом и [его / е] объектом, но я исполь зовала свой авторитет читателя архивов, производителя интерпре таций и рассказчика историй, чтобы наделить привилегией сво Zinsser J.P. A prologue... P. 198.

Ibid. P. 199.

Ibid. P. 202.

110 И. О. Дементьев видение моей героини восемнадцатого столетия»17. Эта установка в перспективе Мишеля Фуко раскрывает важную сторону произ водимых историками знаний: «Я хотела заставить вас увидеть этот мир и эту личность моими глазами, и это реальная власть».

Эта власть связана с личной и политической повесткой дня – Зин ссер не скрывает своего феминизма. Таким образом, вс е пред приятие становится элементом более масштабного проекта «трансформации систем знания и способов видения» (Донна Хэ рэвэй).

Тексты Р. Биша и Дж. Зисснер – разные по форме, хотя близ кие по содержанию (в центре – биография знатной женщины ХVIII в.) и по идеологическому месседжу. Первое исследование как бы возвращает голос женщине, внешне бывшей объектом ма нипуляций со стороны сильных мира сего, но внутренне испол ненной достоинства и сформировавшей новый женский идеал в канун века эмансипации. Для усиления этого эффекта «возвра щнного голоса» Р. Биша прибегает к псевдоавтобиографическо му жанру, сокращая дистанцию между читателем и героиней: мы, насколько это возможно, непосредственно воспринимаем мысли и переживания Дарьи Михайловны Меншиковой. Второе исследо вание внешне предстат как draft, черновик, материал из творче ской лаборатории биографа. Здесь сокращается другая дистанция – между автором и читателем. Мы прослеживаем путь историка и узнам едва ли не больше подробностей о биографе, нежели о его (е) героине. С одной стороны, это дат нам возможность выбрать свой пролог к жизни маркизы дю Шатле, стать соавторами е CV.

С другой – через осмысление творческой манеры исследователя мы чтче обнаруживаем границы его (е) власти над нами. Иссле дователь, опираясь на одни и те же материалы, может нарисовать и парадный портрет, и шарж. Зачастую читатель лишн возмож ности познакомиться с альтернативным взглядом – Джудит Зисс нер показывает, что этот авторитаризм историков тесно обуслов лен политическими причинами. Наше общество остатся во мно гом патриархальным, так что даже женщины-биографы описыва ют жизнь выдающейся учной ХVIII в. сквозь призму е взаимо отношений с выдающимся мужчиной – Вольтером. Сохраняется и актуальность задачи разоблачения тесной связи Власти и Знания – Zinsser J.P. A prologue... P. 206.

Три дамы на обочине современной историографии исторические тексты не хуже, а может быть, даже лучше других показывают опасности и возможности этого симбиоза.

Оба прима – Биша и Зисснер – вписаны в контекст постмо дернизма: в одном случае автор пытается исчезнуть, путм игры выводя на авансцену свою героиню, обманывающую нас своим первым лицом;

во втором – напротив, автора слишком много. Мы теперь знаем даже имя е кузины, хотя никогда не слышали о ку зенах и кузинах Т. Моммзена, В.О. Ключевского или Ф. Броделя (если не занимались этим вопросом специально). Это тренд – вот и Морин Хили (специалистка по империи Габсбургов) в неболь шом тексте «Диктатор в мусорной корзине», опубликованном в том же сборнике, тоже отталкивается от личного опыта: «Я про гуливалась в аристократическом районе Вены, где величавые особняки рубежа веков стали наманикюренными посольствами иностранных государств, когда мой взгляд поймал мусорный кон тейнер. Он был полон книг. Мы все "освобождаемся" от книг, но обычно условленными способами, передавая их друзьям, прода вая букинистам, даря в библиотеки или, на крайний случай, ос тавляя из ночью перед "Гудвилл"»18. Автор приближается к кон тейнеру – он располагался рядом с албанским посольством и был заполнен книгами из библиотеки этого посольства – туристиче скими брошюрами и сочинениями Э. Ходжи. Госпо жа (гражданка? товарищ?) Хили размышляет над связью между этим частным фактом и революционной риторикой (метафориче ская «сорная корзина истории» Л.Д. Троцкого). В конечном счте она решает оставить книги в контейнере по двум причинам: ей не хочется выглядеть копающейся в помойке посреди аристократи ческого района Вены и, кроме того, она не читает по-албански (очевидно, учить албанский ей в голову также не пришло). Сде лать из эпизода в районе мусорки эссе на тему историографии и политики мог только тот (та), кто не боится экспериментов в ис тории.

Мир действительно сильно изменился, и, наверное, правы А. Манслоу и Р. Розенстоун, комментирующие слова Ж.-Л. Годара:

возможно, не все согласятся с мыслью режиссра о том, что исто Healy M. Dictator in a dumpster. Thoughts on history and garbage // Expe riments in Rethinking History... P. 226. «Гудвилл» – благотворительная организация в США.

112 И. О. Дементьев рию можно рассказывать в другом, нежели мы привыкли, поряд ке. Однако нет никого, кто бы не понял смысл сентенции Годара – а ещ сто лет назад эта мысль оказалась бы непонятной почти для всех. При всм экспериментаторстве века постмодерна неизмен ным остатся желание историков достучаться как до умов, так и до сердец читателей любыми законными способами.

Об авторе Дементьев Илья Олегович – кандидат исторических наук, доцент ка федры зарубежной истории и международных отношений Балтийского федерального университета им. И. Канта (Калининград).

Раздел Пространство диалога С. Фрайтаг Советская пресса о кампаниях освоения целины (1954–1955 годы) и строительства Байкало-Амурской магистрали (1974–1975 годы):

сравнительный анализ 1. Введение Цель статьи – сравнительный анализ газетной пропаганды 1954–1955 и 1974–1975 гг. В соответствующих периодах были выбраны основные проекты (кампания по освоению целины и строительство БАМа – Байкало-Амурской магистрали). Источни ковую базу исследования составили различные статьи в газетах «Комсомольская правда» и «Правда» за соответствующие перио ды (в течение 22 месяцев), посвящнные темам «Освоение цели ны»2 и «Строительство Байкало-Амурской магистрали»3. Пропа Статья основана на неопубликованной магистерской работе автора:

Freitag S. Sowjetische Pressezeugnisse zur Neulandkampagne (1954/55) und zum Bau der Bajkal-Amur Magistrale (1974/75) im Vergleich. Kiel, 2009.

Перевод с немецкого М.А. Лысенко под редакцией И.О. Дементьева.

См. о кампании освоения целины: Зеленин И.Е. Аграрная политика Н.С. Хрущва и сельское хозяйство. М., 2001;

McCauley M. Khrushchev and the Development of Soviet Agriculture. The Virgin Land Programme 1953–64. L., 1976.

114 С. Фрайтаг гандистская кампания по освоению целины была недостаточно изучена ранее, в то время как широкой пропаганде БАМа посвя щалась статья Кристофера Дж. Уорда «Пропаганда "проекта ве ка": восприятие Байкало-Амурской магистрали (БАМ) в советской прессе, 1974–1984». Функционирование и методы работы совет ской прессы, а также Главлита (Главного управления по делам литературы и издательств), напротив, хорошо изучены4.

В «Справочнике журналиста» (1971) была сформулирована за дача советской прессы, которая заключалась в воспитании жите лей СССР в партийном духе, а не в том, чтобы пресса служила источником правдивой информации о реальных событиях:

Наши газеты ведут огромную работу по разъяснению задач, стоящих перед тружениками страны, по формированию мировоз зрения советских людей, воспитанию их в душе морального ко декса строителя коммунизма. Газеты и журналы, радио и телеви дение, повседневно агитируя, воспитывают трудящихся на живых, конкретных примерах и образах нашей замечательной действи тельности5.

В этой статье предпринята попытка идентифицировать и срав нить образы крупных проектов и их участников, которые были предпочтительны для государственной власти.

См. о строительстве БАМа: Ward C.J. Brezhnev’s. The Building of the BAM and Late Soviet Socialism. Pittsburgh, 2009;

Broekmeyer M.J. De BAM. De tweede Transsiberische spoorljn. Den Haag, 1981;

Grtzmacher J.

Die Baikal-Amur Magistrale – eine Eisenbahnlinie und ihre (Be)-deutungen // Ost-West. Europische Perspektiven. 2006. N3. S. 227–234;

Grtzmacher J.

Die Bajkal-Amur Magistrale. Anspruch und Scheitern eines Groprojektes der Brenev-ra: unverffentlichte Magisterarbeit. Tbingen, 2000;

Grtzmach er J. Vielerlei ffentlichkeiten: die Bajkal-Amur Magistrale als Mobilisie rungsprojekt der Brenev-ra // Jahrbcher fr Geschichte Osteuropas. 2002.

N2. S. 205–224;

Knabe B. Die Vertagung des BAM-Programmes. Kln, (Berichte des Bundesinstitutes fr ostwissenschaftliche und internationale Studien, 35). S. 14.

В частности: Богданов Н.Г., Вяземский Б.А. Справочник журналиста. Л., 1971;

Hutter E.M. Die sowjetische Informationspolitik. Ideologische Grun dlagen und Wirkungsweise der Massenmedien. Freiburg i.., 1980;

Kalnins B.

Agitprop. Die Propaganda in der Sowjetunion. Wien, 1966;

Kunze C. Journa lismus in der UdSSR. Mnchen;

N.Y., 1978 (=Dortmunder Beitrge zur Zei tungsforschung, Band 27);

Lenoe M. Closer to the Masses. Stalinist Culture, Social Revolution, and Soviet Newspapers. Cambridge, Mass.;

L., 2004.

Богданов Н.Г., Вяземский Б.А. Указ. соч. С. 21.

Пресса о кампаниях освоения целины и строительства БАМа 2.1. Общий обзор Ни репортажи о кампании по освоению целины, ни статьи о строительстве БАМа не позволяют выявить существенные раз личия в содержании публикаций между «Правдой» и «Комсо мольской правдой».

Обзор корпуса газетных статей, которые в той или иной форме описывают эти крупномасштабные проекты, обнаруживает, одна ко, количественные различия. Так, за февраль 1954 – ноябрь 1955 г. в «Правде» вышло 610 статей, освещавших кампанию ос воения целины, а за аналогичный период (22 месяца) строительст ву БАМа было посвящено только 182 статьи. Такая же картина возникает при сравнении «Комсомольской правды» за 1954– (533 статьи) и 1974–1975 гг. (228 статей).

В целом то, что Леноэ отметил для языка прессы 1930-х гг., верно и для газетных материалов 1950-х и 1970-х гг.: повсеместно употребляется превосходная форма прилагательных, восклица тельные знаки, лозунги и императивы;

не используется нейтраль ный стиль речи6.

2.2. Содержание исследования При исследовании публикаций об обоих крупномасштабных проектах были определены различные мотивы, на основе которых функционировала пропаганда. К ним относятся: природа и охрана природы, участники проекта, Великая Отечественная война, тех ника, критика, женщины, герои, «всенародное дело» и экономика.

a) Природа и охрана природы.

Во время как освоения целины, так и строительства БАМа зву чит мотив дикой нетронутой природы, через освоение которой описывается советский народ. В частности, при характеристике кампании по освоению целины этот мотив постоянно повторялся снова и снова в качестве вступления в газетных статьях, причм окружнные романтическим ореолом описания природы противо поставлялись идеализированной современности. Таким образом, читателю внушался образ Советского Союза, продвигавшегося с mission civilisatrice7 в нетронутые дали8. Охрана природы упо См.: Lenoe M. Op. cit. S. 24.

Цивилизаторская миссия (фр.). – Прим. ред.

116 С. Фрайтаг миналась в освещении кампании по освоению целины лишь кос венно, если речь шла о борьбе с почвенной эрозией9. В отличие от однообразного представления 1950-х гг., в пропаганде БАМа от статьи к статье меняется выбор слов, но суть остатся той же:

Природа районов, по которым пройдт трасса БАМ, менее, чем какие-либо другие пространства во всм мире, знакома с деятель ностью человека. Она девственна и чиста10.

По большому счту, охране природы не уделяется особого внимания. А во время кампании по освоению целины, напротив, видна охрана природы в действии:

Застам отголоски спора: стоило ли поднимать на оперативке вопрос об одном поломанном деревце. Ещ несколько лет назад такого разговора не могло быть. Эти люди пришли не покорять природу. Она для них союзник11.

Зарождение экологического движения в СССР также находит сво отражение в пропаганде БАМа. Это уже не только «a passive, meaningless matter, lacking a creative constituent»12.

б) Участники.

Мотивация переселяющихся в неизведанную степь жителей разъясняется в различных статьях:



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.