авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 21 |

«Министерство Образования и Науки Российской Федерации МИНИСТЕРСТВО ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СИБИРСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНСТИТУТ ВОЕННОГО ...»

-- [ Страница 5 ] --

ББК 68. Ю. Б. Байрамуков Сибирский федеральный университет, г. Красноярск НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ КУРСАНТОВ Современный молодой человек значительно отличается от своего ровесника в прошлом. Он начинает самостоятельную трудовую жизнь на много позже, и поэтому его самосознание формируется к 23–25 годам. Так, 132 СЕКЦИЯ курсанты заканчивают свое образование только в 22–24 года. Это приво дит к тому, что физическая и гражданская зрелость наступает у них в раз ное время. Некоторые из них уверенны в том, что родители будут их обес печивать и опекать, а командиры заботиться о духовном и физическом развитии. Поэтому молодые люди особо не беспокоятся о своем будущем.

У них притупляется честолюбие (в положительном смысле этого слова), порождаются безразличие и иждивенчество.

Для преодоления этих тенденций в учебных военных центрах (УВЦ) целесообразно совершенствовать практику проведения плановых занятий, применяя активные методы обучения (ролевые игры, анализ конкретных ситуаций и др.);

привлекать старшекурсников к проведению занятий в ро ли преподавателей;

возродить практику стажировок курсантов в должно сти младших командиров.

В тоже время необходимо учитывать, что с поступлением в УВЦ у молодежи наступает этап жизненного самоопределения, они становятся самостоятельными. Вместе с тем, оказавшись в стенах военного подразде ления, молодой человек вновь попадает под всестороннюю опеку коман диров и преподавательского состава, что часто порождает внутренний про тест. Совершаемые при этом проступки, нарушения порядка подчиненно сти могут представлять собой не что иное, как защитную реакцию подро сткового типа, попытку завоевать авторитет среди однокурсников. Однако недостаточный жизненный опыт и слабая, несформировавшаяся воля мо лодого человека, влияние на него определенных негативных традиций приводят к тому, что в курсантских коллективах зачастую порождаются отрицательные способы самоутверждения (пререкания с младшими ко мандирами, несоблюдение формы одежды, игнорирование других требо ваний общевоинских уставов) и т. п. Курсанту кажется, что таким поведе нием он зарабатывает авторитету своих сокурсников.

Зачастую молодой человек пробует то тот, то другой способ самоут верждения и, не добившись успеха, теряет уверенность в себе. У курсанта формируется негативное представление о своей индивидуальности, появ ляются мысли: «я не могу», «я хуже других». Такая самооценка в лучшем случае порождает негативное отношение к успехам товарищей. Слабо ус певающие и недисциплинированные курсанты, особенно на младших кур сах, оказывают моральное давление на хорошо успевающих и добросове стных, пытаются умалить их достижения в учебе.

Другое отмеченное выше следствие – «самоутверждение наоборот».

Оно проявляется в немотивированном поведении курсанта, когда он наме ренно поступает наперекор требованиям командиров, и выражается чаще всего в упрямстве, конфликтности и прочих демонстративных действиях.

Для устранения возрастных поведенческих дисбалансов командному и преподавательскому составу необходимо грамотно проводить психокор СЕКЦИЯ рекционную работу. Основные усилия надо сосредоточить на повсемест ной пропаганде учебы как ведущего вида деятельности. На занятиях каж дый преподаватель должен мотивированно доказывать значимость своего предмета, изучения конкретной темы, ставить вопрос, зачем и для чего эти знания необходимы в будущей профессиональной деятельности, и здесь же отвечать на него, объявляя что-то значимым (важным, хорошим), а что то незначительным с соответствующей аргументацией и ссылками на ав торитетные источники.

Командиры и преподаватели, часто предъявляя к курсантам (особен но в первые годы обучения) повышенные требования, забывают о том, что процесс их адаптации к новым условиям еще не завершен: старые стерео типы сохранились, а уровень развития, как правило, не соответствует тре бованиям военной системы. Здесь важно понять и объяснить курсантам, что незнание чего-либо не так страшно, главное – стремиться к познанию и совершенствованию профессионального мастерства.

Важным направлением формирования личности офицера является воспитание у курсантов стремления к нравственной чистоте, возвышенным идеалам и чувствам. Это особенно актуально в условиях, когда в обществе наблюдаются опасные тенденции общекультурного кризиса, проявляющие ся в нарастании античеловеческих, антигуманистических ценностей и идеа лов. Для их преодоления необходимо, на наш взгляд, точно определить и скорректировать деятельность всех субъектов учебно-воспитательного процесса. Главный вопрос в том, что «скульпторов» много (командиры, преподаватели), а «скульптура» одна – курсант. Это проблема единой педа гогической деятельности. Требуется формировать профессиональную и нравственную культуру, развивать потребности в получении значимой информации, приобретении суммы профессиональных знаний, навыков, умений. Повышение культурно-образовательного уровня снижает зависи мость курсантов как от случайных, так и от целенаправленных факторов, воздействующих на нравственную составляющую личности.

Список литературы 1. Рассказов, Ф. Д. Теория и практика формирования морально психологических качеств курсантов военного вуза / Ф. Д. Рассказов. – Кур ган, 2000.

2. Образцов, П. И. Дидактика высшей военной школы : учеб. посо бие / П. И. Образцов, В. М. Косухин. – Орел, 2004.

134 СЕКЦИЯ ББК 68. А. П. Калмыков Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М. Ф. Решетнева, г. Красноярск ПУТИ ФОРМИРОВАНИЯ И ПОВЫШЕНИЯ КОМАНДНЫХ НАВЫКОВ ПРИ ПОДГОТОВКЕ ОФИЦЕРСКИХ КАДРОВ В настоящее время повышены требования к подготовке офицеров в гражданских вузах в части их практической подготовки к исполнению обязанностей по должностному предназначению. Другими словами, выпу скник вуза, прошедший военное обучение, должен быть готов, вступив в строй подразделения, корабля или в/части, через короткий адаптацион ный период в полном объеме выполнять свои служебные обязанности.

Формирование и повышение военно-профессиональных, морально боевых и других качеств, необходимых будущим офицерам, совершенст вование их практических командных навыков и умения в обучении подчи ненных во многом зависит от методов обучения на военной кафедре и учебном военном центре. Методы обучения – это способы совместной деятельности преподавателя и обучаемых, посредством которых осущест вляется усвоение обучаемыми знаний, навыков, умений, развитие их по знавательных сил и способностей. К числу основных методов обучения относят:

лекционный;

обсуждение лекционного материала;

упражнения;

показ (демонстрация);

практическая работа;

самостоятельная работа;

исследование.

Каждый из методов реализуется через конкретные приемы и кон кретные виды занятий. Цикл технической подготовки и боевой работы яв ляется ядром, обеспечивающим высокую эффективность привития ко мандных, методических и практических навыков.

Базой для формирования у студентов командных навыков является глубокое теоретическое знание и практические навыки, полученные на групповых, практических занятиях и тренировках по технической подго товке и боевой работе, в процессе самостоятельной работы над литерату СЕКЦИЯ рой, при показе приемов и обсуждении действий обучаемых в ходе выпол нения задач, а также по отдельным темам технической подготовки и бое вой работы.

Формирование командных навыков при выполнении задач проходит в определенной методической и логической последовательности по прин ципу от простого к сложному. Этот сложный и кропотливый процесс про текает на всех занятиях по технической подготовке и боевой работе как в учебное, так и в неурочное время. Привитие командных, методических и практических навыков достигается:

личным примером преподавателя и его личными командными и ме тодическими навыками;

показами приемов, методов и рациональной последовательности в выполнении задач;

соблюдением студентами приемов, методов, показанных преподава телем;

оценкой и постоянным учетом привития командных и методических навыков.

Основным способом привития студентам командных, методических и практических навыков является исполнение ими в процессе занятия функциональных обязанностей командира взвода, батареи при командова нии расчетом, взводом, батареей, а также при проведении занятий по тех нической подготовке и боевой работе в качестве помощника руководителя занятий. За время обучения студентам должны быть привиты следующие командные и методические навыки:

выработки и подачи команды при выполнении боевых задач;

разработки методических материалов;

проведения занятий.

Методические навыки студенты получают при подготовке к заняти ям и на занятиях, предусмотренных программой по технической подготов ке и боевой работе.

В учебном процессе формирование у студента навыков самостоя тельной познавательной деятельности происходит с помощью метода са мостоятельной работы. Суть этого метода в том, что работа студентов, на правленная на закрепление, расширение и углубление полученных знаний, навыков и умений, а также усвоение нового материала осуществляется на основе заданий преподавателя или личного плана работы студента. При этом у студентов воспитывается высокая культура умственного труда, раз вивается организованность, активность и инициатива в достижении по ставленных целей.

Учебные сборы студентов в воинских частях являются завершаю щим этапом военной подготовки. Они проводятся в летнее время в целях практического обучения в войсковых условиях, в которых совершенст 136 СЕКЦИЯ вуются командные и методические навыки студентов, полученные ими при изучении технической подготовки и боевой работы в стенах во енной кафедры, выполняются задачи, определяемые нормативными до кументами.

Проведение занятий по технической подготовке и боевой работе осуществляется в соответствии с программой подготовки и тематическим планом. Занятия проводятся практические – в основном это тренировки по технической подготовке и боевой работе. Тренировки по технической под готовке и боевой работе проводятся по основным темам и на них, как пра вило, отрабатываются вопросы подготовки штатной техники и вооружения к боевому применению.

Занятия организуются и проводятся в определенной тактической об становке с отработкой последовательности поступления информации, док ладов и команд, необходимых для подготовки и пуска ракет. В ходе прове дения занятий и тренировок студенты знакомятся и практически отрабаты вают нормативы в установленное для них время. На тренировках по техни ческой подготовке и боевой работе студенты совершенствуют свои ко мандные и практические навыки. В период учебного сбора для студентов организуются выполнение показных задач с применением штатной техни ки боевых подразделений. Выполнение учебно-боевых задач с участием студентов проводят групповым и индивидуальным методами. На них сту денты совершенствуют свои командные и практические навыки в управле нии подразделениями.

Таким образом, комплексное привитие командно-методических и военно-профессиональных навыков студентам в ходе военного обучения обеспечит высокое качество подготовки офицеров, которое является эле ментом фактора сдерживания вероятного противника от развязывания войн и военных конфликтов против России и ее союзников.

Список литературы 1. Материалы регионального совещания по военному обучению студентов на факультетах военного обучения, военных (военно-морских) кафедрах образовательных учреждений высшего профессионального об разования Российской Федерации, расположенных в регионах Сибири и Дальнего Востока. – Владивосток : Изд-во Дальневосточного ун-та, 2001. – 228 с.

2. Проблемы подготовки в гражданских вузах офицерского соста ва для прохождения военной службы по контракту : Материалы Всерос.

(межведомственной) конф. – Екатеринбург : ГОУ ВПО УГТУ–УПИ, 2004. – 125 с.

СЕКЦИЯ ББК 68. А. С. Тимохович Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М. Ф. Решетнева, г. Красноярск ОРГАНИЗАЦИОННО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ МОДЕЛИ ВОЕННО-ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ В ТЕХНИЧЕСКОМ ВУЗЕ Развитие инновационных технологий в мире, и в частности в России, влечет за собой внедрение в производство высоких технологий, обеспечи вающих выпуск наукоемкой продукции, в том числе и военного назначе ния. В связи с этим повышаются требования к системе подготовки кадров нового поколения.

Актуальность профессиональной подготовки таких специалистов обостряется еще и необходимостью реформирования Вооруженных сил, которая вызвана коренными изменениями в социально-политическом уст ройстве государства, современной военно-стратегической обстановкой в мире, а также противоречиями между задачами Вооруженных сил страны и экономическими возможностями государства. Решение этих вопросов требует создания системы подготовки специалистов нового уровня, одина ково хорошо владеющих знаниями техники и современных технологий как гражданского, так и военного назначения. Такая педагогическая модель должна быть основана на синтезе военного и «гражданского», в нашем случае, аэрокосмического образования, позволяющая взаимно дополнять и развивать эти образовательные системы. Самые широкие возможности для обучения таких специалистов могут быть реализованы в процессе во енной подготовки офицеров-ракетчиков и переподготовки офицеров, уво ленных из рядов вооруженных сил, в аэрокосмическом вузе.

Синтез военно-профессиональной подготовки в рамках вуза и систе мы «гражданского» аэрокосмического образования дает возможность зна чительно повысить компетентность современного офицера-ракетчика в вопросах технической эксплуатации ракетной техники военно гражданского назначения.

Педагогическая модель военно-профессиональной подготовки пред полагает создание и использование специального организационно-педаго гического обеспечения учебного процесса включающего в себя:

• научно-методическое обеспечение (учебно-методическое обеспе чение, индивидуальное методическое сопровождение, инновационные пе дагогические технологии);

138 СЕКЦИЯ • психолого-педагогическое обеспечение (профессионально психологический мониторинг, психологическое сопровождение, индиви дуальные консультации);

• структурно-организационное обеспечение (создание новых струк турных подразделений).

Это позволяет подготовить выпускников к следующим видам дея тельности: научно-исследовательской – создание математических моделей, оценивающих физические процессы функционирования объектов ракетно космической техники в аварийных и экстремальных режимах;

проектно конструкторской – проектирование процессов эксплуатации, сервисного обслуживания и утилизации объектов ракетной техники военно гражданского назначения, создание компьютерных моделей функциониро вания объектов ракетно-космического назначения в условиях военной и гражданской эксплуатации;

экспериментально-практической – проведе ние практических испытаний ракетной техники военного и гражданского назначения в нормальных и аварийных режимах;

организационно управленческой – развитие навыков организации и управления военными подразделениями в ходе эксплуатации объектов ракетно-космической тех ники и развитие административно-хозяйственных знаний и навыков для перехода из военного сектора деятельности в гражданский;

военно служебная – приобретение навыков практического использования и экс плуатации ракетных комплексов военного назначения в условиях консер вации и активного боевого дежурства, а также управления подразделения ми контрактников с отработкой нормативов по военно-специальной подго товке.

Функционирование модели обеспечивается наличием в ней динами чески связанных структурных подразделений (учебный военный центр, факультет военного обучения, кафедры гражданских институтов вуза, во енно-исторический музей ракетной техники, центр управления полетами космических аппаратов и др.).

Все компоненты системы непрерывного аэрокосмического образова ния в совокупности определяют достигаемый результат, выраженный в на ращивании компетенций будущего офицера-ракетчика и специалиста аэ рокосмической отрасли, при переходе с уровня на уровень в системе во енно-профессиональной подготовки, входящей в систему непрерывного аэрокосмического образования. Значимость достигаемого результата, с од ной стороны, возрастает по мере прохождения уровня, а с другой, – та или иная квалификация четко и полно отражает потребности личностного рос та потенциальных и реальных специалистов аэрокосмической сферы и офицеров-ракетчиков.

Развитие непрерывного аэрокосмического образования, а в нем и сис темы военно-профессиональной подготовки офицеров-ракетчиков является СЕКЦИЯ ключевой предпосылкой сохранения и роста стратегических позиций стра ны на рынке перспективных аэрокосмических технологий. Синтез военно профессиональной подготовки в рамках вуза и системы «гражданского» аэ рокосмического образования дает возможность значительно повысить ком петентность современного офицера-ракетчика в вопросах технической экс плуатации ракетной техники военно-гражданского назначения.

Список литературы 1. Барабанщиков, А. В. Военная педагогика / А. В. Барабанщиков. – М. : Военное издательство МО СССР 1966. – 374 с.

2. Кириллов, Ю. Ф. Управление подразделениями в мирное время / Ю. Ф. Кириллов. – М. : ОАО «Типография "Новости"», 2007. – 254 с.

3. Кольга, В. В. Опыт реализации модели образовательной интегра ции в Сибирском государственном аэрокосмическом университете / В. В. Кольга // Проблемы профессиональной подготовки специалистов в условиях непрерывного многоуровневого образования. – Н. Новгород :

ВГИПА, 2003. – С. 18–20.

4. Кольга, В. В. Теория и методология проектирования педагогически интегрированной системы аэрокосмического образования : монография / В. В. Кольга;

РГПУ им. А. Герцена. – СПб., 2004. – 144 с.

ББК 68. Б. А. Матвеев Д. А. Журавлев Сибирский федеральный университет, г. Красноярск АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ПОДГОТОВКЕ ОФИЦЕРСКИХ КАДРОВ В последние годы мы все чаще слышим слова «терроризм» и «терро ристы». Сообщениями о террористических актах пестрят газетные полосы, о них рассказывают дикторы радио и телевидения. Но если лет десять пятнадцать назад все это нас не касалось, так как происходило где-то дале ко, то сегодня волна террора накрыла Россию и ряд других стран СНГ. Для многих наших граждан терроризм из абстрактного понятия превратился во вполне реальный кошмар. Достаточно вспомнить серию взрывов жилых домов, осуществленных чеченскими террористами в Москве и других рос сийских городах.

140 СЕКЦИЯ Терроризм веками используется в качестве оружия в борьбе с поли тическими и иными противниками. При ограниченных силах и средствах он позволяет достигнуть значимых политических, идеологических или экономических целей, а возможность ответственности за его совершение почти нулевая [1, с. 87]. Поэтому терроризм сегодня становится наиболее широко используемой формой ведения войны. Это дешево, относительно безопасно и безотказно, так как масштаб проводимых операций невелик, всегда есть возможность отрицания причастности к террористическим ак там, а кровь остается только на руках террористов-фанатиков, но не от дельных государств [2, с. 45].

На рубеже XX–XXI вв. практически повсеместно распространилось наиболее опасное проявление организованной преступности – междуна родный терроризм. В значительной степени международный терроризм скрупулезно создавался спецслужбами во времена «холодной войны» для дестабилизации потенциального противника без угрозы развязывания ядерной войны [3, с. 40].

Важной особенностью международного терроризма является высо кая степень его организованности. Сегодня на международном уровне дей ствуют достаточно массовые, сплоченные, организованные и технически оснащенные террористические организации, представляющие собой, по существу, международное террористическое движение [2, с. 45]. Террори сты настойчиво и последовательно проявляют интерес к военным техноло гиям. Известная японская секта «Аум синрике» в свое время наладила производство нервно-паралитического отравляющего вещества, которое применила во время смертоносной атаки в токийском метро в марте 1995 г.

Она пыталась разработать биологическое оружие, мечтала о технологиях, способных провоцировать крупные землетрясения, проводила собственные ядерные исследования. Это говорит о том, что в ближайшем будущем тер рористические акты примут все более бесчеловечные формы и угрожаю щие масштабы.

Современный терроризм можно рассматривать как особый вид веде ния военных действий, когда стираются границы между военным и мир ным временем и нет точной привязки места их ведения. Он может быть представлен одиночными террористическими актами, диверсионно террористическими операциями и масштабными боевыми действиями. По добная ситуация требует изменений тактики и оснащения современных вооруженных сил.

Давно известно, что лучше предупредить преступление, чем потом за него наказывать. Это, конечно, относится и к такому крайне опасному пре ступлению, как терроризм. Однако специфика терроризма такова, что преду предить его оказывается очень трудно, а наказывать порой просто некого (в случае террористов-самоубийц) [4, с. 89]. Успешность террористической СЕКЦИЯ деятельности в несколько раз выше антитеррористической. Общеизвестно, что на современном этапе террористов-одиночек почти нет. Нераскрытые ор ганизации продолжают действовать, подставляя недовольных (из той самой обманутой социальной базы) под пули и уголовное наказание [1, с. 87].

Реализация мер безопасности, направленных на предупреждение террористических действий против воинских частей и учреждений, пред полагает проведение целого комплекса организационных и технических мероприятий, важнейшей составляющей которого является специальная антитеррористическая подготовка офицерского состава. Эта подготовка должна быть направлена на совершенствование полевой выучки, слажен ности, обучения приемам и способам противодействия совершению терро ристических актов с учетом опыта проведения антитеррористических опе раций в Чечне и Дагестане. Учитывая сложность предстоящих задач и осо бенностей современного терроризма, основными предметами антитерро ристической подготовки офицерского состава должны стать:

• планирование антитеррористической деятельности;

• тактическая подготовка;

• огневая подготовка;

• инженерная подготовка;

• радиационная химическая биологическая защита;

• медицинская подготовка;

• физическая подготовка.

Почти все указанные предметы включены в боевую подготовку Воо руженных сил, но их содержание напрямую не рассматривает вопросы по антитеррористической подготовке. Нельзя говорить, что в этом направле нии ничего не делается, но весь имеющийся опыт должен быть обобщен на научной основе и реализован в новых директивах, наставлениях и приказах.

Список литературы 1. Лунеев, В. В. Политическая, социальная и экономическая неспра ведливость в мире и терроризм / В. В. Лунеев // Общественные науки и со временность. – 2004. – № 3. – С. 81–88.

2. Феофанов, К. А. Цивилизационные истоки международного тер роризма / К. А. Феофанов // Социально-гуманитарные знания. – 2004. – № 5. – С. 39–53.

3. Делягин, М. Г. 11 сентября 2001 года / М. Г. Делягин // Свободная мысль XXI. – 2002. – № 1. – С. 37–50.

4. Кудрявцев, В. Н. Предупреждение терроризма / В. Н. Кудрявцев // Общественные науки и современность. – 2004. – № 1. – С. 89–95.

142 СЕКЦИЯ ББК 68. Ю. Л. Моисеева Сибирский федеральный университет, г. Красноярск ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ КОМПЕТЕНЦИИ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЯ У БУДУЩИХ ОФИЦЕРСКИХ КАДРОВ В современных условиях реформирования структуры Российской армии и недостаточного уровня исследований в области формирования профессиональных компетенций офицерских кадров, относительной за крытости системы военного образования и других факторов весьма акту альной становится проблема формирования профессиональных компе тентностей будущих офицеров. На практике приходится сталкиваться с тем, что решения, которые принимает военнослужащий, определяют не только возможности его работы в актуальный момент, но, что для нас важ нее всего, определяют возможности выхода из конфликтных ситуаций с наименьшими потерями.

В широком смысле значимость процесса принятия и разработки ре шений была осознана человечеством в процессе коллективной деятельно сти. Усложнение социальных систем общества привело к пониманию того, что личность сама способна принимать эффективные решения и может управлять данным процессом [1].

Анализ особенностей военного образования позволяет сделать выво ды о том, что на компетентностном уровне будущему офицеру необходимо уметь принимать эффективные решения в так называемых конфликтных ситуациях. Однако проанализировать процесс принятия решения подго товки военнослужащих возможно только на основе теории управления, получившей свое дальнейшее развитие в теории принятия решений [3].

Говоря о компетенции принятия решения, мы имеем в виду про цесс, объединяющий базовые способности личности к мотивации, орга низации, планированию и возможности дальнейшего контроля. Сущест вуют два аспекта в определении теории принятия решений. В узком смысле под принятием решения понимают выбор наилучшего из возмож ных вариантов [1].

В широком смысле оно идентифицируется со всем процессом управ ления. До сих пор определение принятия решений – спорный вопрос, осо бенно, если учесть, что принятие решений не должно быть ограничено вы бором только правильного. По мнению некоторых авторов [2], в теорию СЕКЦИЯ принятия решений следует включать еще и процесс выполнения, анализ и контроль результатов действий, которые следовали за принятием решения.

По нашему мнению, сам выбор решения допускает существование точного представления о мерах по реализации, анализу и контролю резуль татов действий, например, в случае организации учебного процесса или учебных сборов курсантов, работы на командном пункте.

Прерогатива принятия решений в военных коллективах принадлежит как начальнику данного учреждения, так и органам управления Вооружен ных сил Российской Федерации. Таким образом, компетентность принятия решений кадрового офицера, мы будем рассматривать в контексте его служебных полномочий и военного звания в Российской армии. Однако поскольку речь идет о подготовке будущих офицерских кадров, то мы бу дем иметь в виду их потенциально равные возможности стать руководите лями воинских частей или других военных учреждений. На практике, уже на первом курсе обучения, в военных училищах и учебных военных цен трах из групп курсантов формируются взводы и назначаются командир взвода, его заместитель, а также командир отделения. В течение процесса обучения эти должности подлежат замещению другими курсантами с це лью формирования их командирских навыков.

Итак, в дальнейшем, при исследовании формирования компетентно сти принятия решений у будущих кадровых офицеров мы будем подразу мевать, что все они на начальном этапе имеют одинаковые возможности для развития данной компетенции. Мы обращаем внимание на различный смысл понятий компетентности принятия решений и употребляем наравне с этим понятием понятие способности. Сознавая, что данные определения не являются синонимами, мы все же будем рассматривать понятие способ ности в ее компетентностном аспекте, исключив из него все биологические задатки личности, начальный образовательный уровень, социальную си туацию развития, возможные жизненные события и др., которую можно формировать в процессе обучения и на которую возможно оказать влия ние, в том числе средствами информационных технологий.

Современная наука в сфере принятия решений достигла качественно нового уровня, на ее базе разработаны эффективные управленческие тех нологии, позволяющие решать сложнейшие управленческие задачи в усло виях резкого увеличения объема информации, которую необходимо учи тывать при разработке управленческого решения в настоящее время со временным вычислительным системам с их возможностями переработки огромных массивов качественной и количественной информации [1]. По этому на сегодняшний день мы считаем актуальной задачу исследования проблемы формирования у будущих офицеров компетенции принятия ре шения, позволяющей принимать решения в конфликтных ситуациях и оце нивать, как работает механизм принятия этого решения. Решение данной 144 СЕКЦИЯ задачи будет способствовать становлению и развитию нового офицера Российской Армии, который не просто будет исполнять приказы выше стоящего начальника, но и способен принимать и нести ответственность за собственные решения и их последствия.

Список литературы 1. Орлов, А. И. Теория принятия решений: учеб. пособие / А. И. Ор лов. – М. : Март, 2004.

2. Орлов, А. И. Теория принятия решений / А. И. Орлов. – М. : Экза мен, 2006. – 573 с.

3. Орлов, А. И. Принятие решений. Теория и методы разработки управленческих решений : учеб. пособие / А. И. Орлов. – М. : Март, 2005. – 496 с.

ББК 74.580. О. В. Говорина, М. Ф. Анакин Сибирский федеральный университет, г. Красноярск РЕАЛИЗАЦИЯ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА В ОБРАЗОВАНИИ В СООТВЕТСТВИИ С ЕВРОПЕЙСКОЙ СИСТЕМОЙ КВАЛИФИКАЦИЙ Компетентностный подход в современном российском образовании представляет собой достаточно серьезную проблему. С одной стороны, вполне очевидно, что современная экономика ориентирована на кадры, ко торые намного превосходят показатели образования большинства выпуск ников высшей школы. С другой стороны, очевидно и то, что более значи мыми и эффективными для успешной профессиональной деятельности яв ляются не разрозненные знания, а обобщенные умения, проявляющиеся в умении решать жизненные и профессиональные проблемы, способности к иноязычному общению, степень подготовки в области информационных технологий и др.

Сущность концептуальных проблем реализации компетентностного подхода определяется также множественностью и разнонаправленностью интересов всех участвующих в этом процессе субъектов. Так, государство СЕКЦИЯ имеет опыт разработки квалификационных характеристик, т. е. четких пе речней знаний и умений, значимых с точки зрения получения диплома о государственной итоговой аттестации, а работодатель бльшее значение придает базовым коммуникативным, информационным компетенциям, на личию опыта работы по специальности и рекомендаций. Сами выпускники в ситуации анализа образовательных достижений в бльшей степени ори ентируются на престижность соответствующего диплома и возможности продолжения образования.

В целом, компетентностный подход востребован еще и потому, что современное высшее образование в Российской Федерации требует суще ственной модернизации.

Внутри компетентностного подхода принято выделять два базовых понятия: компетенция и компетентность, при этом первое из них «включает совокупность взаимосвязанных качеств личности, задаваемых по отноше нию к определенному кругу предметов и процессов», а второе соотносится с «владением, обладанием человеком соответствующей компетенции, включающей его личностное отношение к ней и предмету деятельности».

В этом же контексте функционирует и понятие «образовательной компетенции», понимаемой как «совокупность смысловых ориентаций, знаний, умений, навыков и опыта деятельности ученика по отношению к определенному кругу объектов реальной действительности, необходи мых для осуществления личностно и социально-значимой продуктивной деятельности» (А. В. Хуторской).

Формулировки ключевых компетенций и их систем представляют наибольший разброс мнений. При этом используются и Европейская систе ма ключевых компетенций, и собственно российские классификации, в со ставе которых представлены ценностно-смысловая, общекультурная, учеб но-познавательная, информационная, коммуникативная, социально трудовая компетенции и компетенция личностного самосовершенствования.

На наш взгляд, наиболее востребованной является модель компетен ций, соответствующая Европейской системе квалификаций:

1) когнитивные компетенции, предполагающие дальнейшее практи ческое использование теории и понятий, а также скрытые знания, приобре тенные на опыте;

2) функциональные компетенции (умения), а именно то, что человек должен уметь делать в трудовой сфере, в сфере дальнейшего обучения или в социальной деятельности;

3) личностные компетенции, предполагающие поведенческие умения в конкретных ситуациях;

4) этические компетенции, предполагающие наличие определенных личностных и профессиональных ценностей, а также позитивного миро воззрения.

146 СЕКЦИЯ В самом общем виде под компетентностным подходом в образова нии понимается реализация образовательных программ, которые форми руют способность специалиста самостоятельно применять в определенном контексте полученные в процессе прохождения подготовки знания, умения и навыки.

Компетентностный подход предполагает действенный контроль ре зультатов обучения. В соответствии с Европейской системой квалифика ций под результатами обучения понимается набор знаний, умений, навы ков или компетенций, освоенных человеком, которые он может продемон стрировать по завершении обучения. Формулировка результатов обучения показывает, что обучающийся должен знать, понимать и делать по завер шении обучения.

К формированию набора компетенций, являющихся основой для раз работки образовательной программы, следует подходить комплексно, соче тать различные компетенции, определенные в модели компетенций менедже ра соответствующей категории. Рассмотрим реализацию компетентностного подхода в образовании на примере преподавания дисциплины «Управление маркетингом» в части формирования набора ключевых компетенций.

Основная цель обучения дисциплины «Управление маркетингом» – дать выпускникам объем знаний и практических навыков, позволяющий учитывать интересы заинтересованных групп при выборе или смене бизнес ориентации компании, а также влияние маркетинга на принятие стратегиче ских управленческих решений по развитию организации и бизнеса и осуще ствлять эффективное управление маркетингом в соответствии с современ ными международными требованиями к данному виду деятельности.

Преподавание дисциплины «Управление маркетингом» основано на использовании:

• проблемно-ориентированного подхода, определяющего в качестве отправной точки организации обучения выбор, анализ и разрешение кон кретной проблемной ситуации, что максимально мотивирует студента к поиску необходимой информации, изучению и познанию и готовит его к последующему самообразованию;

• личностно-развивающих технологий, заключающихся в интегра ции различных областей знания и учебных дисциплин, предполагающих органическую взаимосвязь изучаемого материала с предшествующим субъективным профессионально-образовательным опытом студента и ос нованных на раскрытии человека в процессе обучения как личности;

• проектно-организованных технологий обучения, позволяющих научиться работать в команде с распределением функций и ответственно сти между участниками, определять качества, компетенции и индивиду альный стиль деятельности каждого;

• метода кейс-стади при решении конкретных задач-ситуаций.

СЕКЦИЯ Все модули дисциплины способствуют профессиональному росту не только специалистов в области маркетинга, но и повышению профессио нальной подготовки функциональных менеджеров в области производства, финансов, сбыта, НИОКР и др.

По окончании изучения курса выпускники приобретают следующие виды компетенций:

Общенаучные компетенции:

• способность понимать закономерности развития маркетинговой деятельности организации;

• способность выявлять и научно анализировать факторы, влияющие на выбор или смену бизнес-ориентации компании;

• способность определять текущие и перспективные сферы деятель ности компании.

Общепрофессиональные компетенции:

• умение учитывать тенденции развития и конъюнктуру мировых и ре гиональных товарных рынков при выборе или смене бизнес-ориентации компани;

• умение проводить оценку эффективности маркетинговой деятельно сти организации на основе анализа факторов внешней и внутренней среды;

• способность формировать концепцию бизнеса на основе клиенто ориентированных стратегий и мотивации персонала на достижение целей развития организации;

• умение использовать знания современных подходов к созданию системы маркетинга в практической деятельности при разработке коммер ческих предложений для формирования приоритетов товарно ассортиментной и ценовой политики компании, включая элементы систе мы распределения и брэнд-менеджмента, а также для повышения эффек тивности маркетинговой деятельности в целом.

Инструментальные компетенции:

• умение осуществлять выбор целевой группы потребителей и пози ционирование товаров и услуг в условиях конкурентной среды;

• умение формировать товарный портфель компании с учетом жиз ненного цикла товаров (услуг) и конкурентной позиции на рынке;

• умение разрабатывать ценовую стратегию компании;

• умение разрабатывать политику распределения товаров;

• умение разрабатывать коммуникационную политику компании;

• умение проводить выбор эффективных стратегических мероприя тий для достижения целевых установок;

• умение разрабатывать бюджет маркетинговых затрат.

Специальные профессиональные компетенции:

• умение организовать маркетинговую деятельность;

148 СЕКЦИЯ • умение разрабатывать план маркетинга;

• проектировать отдельные маркетинговые мероприятия в увязке со стратегией развития компании;

• умение осуществлять эффективный контроль маркетинговой дея тельности;

• умение обеспечивать рациональное использование ресурсов в сфе ре маркетинга.

Социально-личностные компетенции:

• умение организовывать, проводить и контролировать процесс осуществления маркетинговой деятельности компании;

• способность проектирования системы маркетинговой аналитики компании;

• знание современных направлений развития маркетинга и марке тинговой деятельности ведущих компаний, работающих на российском и международном рынках;

• обладание знаниями и умениями для работы с иностранными партнерами в контексте международного маркетинга и осуществления внешнеэкономических операций;

• умение обосновывать и аргументированно доказывать необходи мые маркетинговые изменения в компании;

• обладание навыками презентации маркетинговых решений.

Итак, видим, что понимание компетентностного подхода и стратегия его внедрения должны быть соотнесены не только с уже имеющимися на учными разработками, но, в первую очередь, с происходящими измене ниями нормативно-правового, экономического, социально-психологичес кого статуса образования, перспективами восточно-европейской и всеев ропейской интеграции, а также внутренними проблемами, ограничениями и рисками развития высшего образования.

Список литературы 1. Байденко, В. И. Компетенции: к освоению компетентностного под хода / В. И. Байденко // Труды методологического семинара «Россия в Болон ском процессе: проблемы, задачи, перспективы». – М. : Исследовательский центр проблем качества подготовки специалистов, 2004. – С. 25–30.

2. Галямина, И. Г. Проектирование государственных образователь ных стандартов высшего профессионального образования нового поколе ния с использованием компетентностного подхода / И. Г. Галямина // Тру ды методологического семинара «Россия в Болонском процессе: пробле мы, задачи, перспективы». – М. : Исследовательский центр проблем каче ства подготовки специалистов, 2005. – С. 54–56.

СЕКЦИЯ 3. Общая культура человека в системе требований государственного образовательного стандарта / И. А. Зимняя, Б. Н. Боденко, Т. А. Кривчен ко, Н. А. Морозова. – М. : Исследовательский центр проблем качества под готовки специалистов, 2006. – С. 67.

4. Хуторской, А. В. Ключевые компетенции и образовательные стан дарты / А. В. Хуторской // Интернет-журнал «Эйдос». – 2006. – 23 апреля.

http://www.eidos.ru/journal/2002/0423.htm.

5. Шишов, С. Е., Компетентностный подход к образованию как не обходимость / С. Е. Шишов, И. И. Агапов // Мир образования – образова ние в мире. – 2005. – № 4. – С. 41–43.

ББК 68. Н. А. Сигида Сибирский государственный аэрокосмический университет имени академика М. Ф. Решетнева, г. Красноярск ПАТРИОТИЗМ КАК ОСНОВА ВОСПИТАНИЯ ОФИЦЕРСКИХ КАДРОВ В ВОЙНАХ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ В ходе очередного реформирования Вооруженных Сил и их перевода на комплектование контрактниками вопросы патриотического воспитания становятся второстепенными. Об этом свидетельствуют и новые штаты, которыми в ротах (батареях) не предусмотрены должности заместителя командира по воспитательной работе. Главным стимулом в воинской службе становится его величество денежный знак, но и это пока только декларируется. В связи с этим процесс воспитания и обучения курсантов факультетов военного обучения (ФВО) и учебных военных центров (УВЦ) должен быть спланирован таким образом, чтобы будущий офицер был подготовлен и как специалист, и как воспитатель-психолог.

Процесс воинского воспитания курсантов в университете имеет определенную специфику, отличную от воспитания курсантов военных училищ. Степень относительной замкнутости и изоляции курсантов во енных училищ от гражданского общества способствует привитию им в сжатые сроки нравственно-этических норм воинского сословия. Замк 150 СЕКЦИЯ нутое кастовое воспитание – хорошо это или плохо – вопрос дискусси онный. Но, тем не менее, это позволяло в период становления курсанта как будущего профессионального командира формировать из него на стоящего патриота.

Патриотизм как научное понятие имеет определенное содержание.

Мне бы хотелось привести слова Е. И. Рериха: «Истинный патриотизм за ключается в истинной бескорыстной любви к Родине, ко всем проявлени ям ее национального гения и уважения ко всему и ко всем народам, насе ляющим и обогащающим ее строительство во всех жизненных проявле ниях» [1].

Воинская деятельность имеет немало специфического в проявлениях нравственности. В социальном плане нравственные ориентиры курсантов в процессе воинской деятельности едины, тождественны, неразрывны с моральными процессами, протекающими в обществе. Вместе с тем харак тер реализации этих общих принципов и положений в условиях воинской деятельности своеобразен и специфичен.

Еще Платон, проводя исследования деятельной добродетели Сократа, подчеркивал, что «моральные добродетели проявляются в зависимости от сословия. Добродетель мудрости присуща философам, умеренность – ре месленникам, а мужество и храбрость – воинам». Необходимость воспита ния этих черт у курсантов в настоящее время особенно актуальна для ФВО и УВЦ и не должна упускаться в ходе повседневной деятельности офице рами СибГАУ.

Важным составляющим элементом патриотизма является подвижни чество. «В понятии "подвижник" содержится многозначный смысл: это и бескорыстие, и самоотверженность, и привязанность, истовое служение Добру и Свету, и преданность своему делу, и высочайший профессиона лизм, и многое другое» [2].

Каждое из этих качеств необходимо уже сейчас воспитывать у кур сантов, чтобы в будущем фраза «Честь имею» была для них не простым набором слов, а смыслом жизни. Учить тому, что необходимо на войне, – это правило выработано и подтверждено кровью и потом многих поколе ний российских офицеров. При этом учить и учиться военному делу необ ходимо с высоким качеством, как завещали А. В. Суворов, М. И. Кутузов, Г. К. Жуков и другие полководцы. Будет ли взамен благодарность или на града – не так важно. Главное видеть живыми тех, кого командир посылает в бой. В этом счастье и главная награда для офицера.

У героизма как части патриотизма главным двигателем является об щественный мотив, ставший личным. В современном российском общест ве воспитывать это качество весьма проблематично, но возможно. Если мы хотим сохранить себя как единое многонациональное государство, то этим необходимо заниматься повседневно. Правители приходят и уходят, а Ро СЕКЦИЯ дина-мать у нас одна. И не надо ее отождествлять с одиозными фигурами, которые за личными амбициями забыли про интересы народа и государст ва, реализовав на практике тезис Бисмарка «Русских можно победить только русскими».

Важное значение формированию качественных параметров военного мышления офицеров в процессе обучения и военной деятельности прида вал французский военный теоретик маршал Ф. Фоше. Основным фактором достижения победы в войне он считал наличие высокообразованных пат риотически воспитанных офицеров. Маршал писал: «Будущее, несомнен но, еще более подчеркивает абсолютную необходимость, особенно для офицера, обладать наряду с профессиональными знаниями и общей куль турой. По мере того, как расширяется область войны, должен расширяться и ум тех, кто ее ведет» [3, с. 11].

Преимущество офицеров запаса он видел в следующем: «Офицер профессионал, не понимающий этого, рискует тем, что во время войны ему предпочтут призванного из запаса офицера, обладающего необходимыми военными знаниями и в то же время по роду своей деятельности в мирное время получившего ряд ценных навыков в практической жизни» [3, с. 12].

Подготовка таких офицеров – дело чести профессорско-преподава тельского состава ФВО и УВЦ.

Война как вооруженное противоборство двух сторон ушла на второй план. Политические цели государств-агрессоров достигаются с помощью психолого-идеологических войн (в том числе «цветные революции») и т. д.

В связи с этим патриотическое воспитание студентов УВЦ как будущих кадровых офицеров становится все более актуальным. Воспитание на стандартах естественности общества коллективистического типа (доброде тель, совершенная добродетель, военная добродетель и т. д.) кадровых офицеров является стержнем в противостоянии с обществом индивидуали стического типа.

Список литературы 1. Жизнь и житие Сергия Радонежского // Письма : сб. / Е. И. Рерих. – М. : Сов. Россия, 1991 – с. 87.

2. Князевская, Т. Б. Русское подвижничество / Т. Б. Князевская. – М. :

Наука, 1996. – С. 8.

3. Фоше, Ф. / Воспоминания / Ф. Фоше. – М. : Госвоениздат НКО СССР, 1939. – 432 с.

152 СЕКЦИЯ ББК 68.517. В. И. Голиков Томский государственный университет, г. Томск ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ВОЕННОЙ СВЯЗИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ За свою историю военная связь прошла большой и сложный путь развития и постоянного совершенствования от простейших звуковых и зрительных средств для передачи сигналов и исполнительных команд управления непосредственно на поле боя до современных многофункцио нальных автоматизированных систем, способных обеспечивать связь прак тически на неограниченную дальность как со стационарными, так и под вижными объектами на суше, воде, под водой, в воздухе и космическом пространстве.

Связь личным общением, с помощью звука, сигнализацией и по сыльными появилась с зарождением человеческого общества, способствуя его дальнейшему развитию, и имела первоначально только мирное приме нение. Использование связи в военном деле началось в племенных войнах с последующим продолжением в войнах рабовладельческого общества.

Появление в древней Греции на рубеже VI–V вв. до н. э. афинской армии, созданной в результате проведенных социальных и военных ре форм;

строительство Великой Китайской стены в IV–III вв. до н. э., для охраны которой сторожевые отряды и гарнизоны крепостей в качестве средств связи использовали дымовые и световые сигналы;

создание поч товых дорог Рим – Брундизий в 312 г. до н. э. и Рим – Анкона – Аримини в 220 г. до н. э. для обеспечения связи Рима с войсками, находящимися в походах и на полях сражений;

применение голубей, скороходов, гонцов и различных способов засекречивания донесений, сообщений и приказов как и многие другие всевозможные виды связи наглядно представляют медленное, но максимально возможное для того времени развитие имен но военной связи, наиболее востребованной и обеспечивалющей сохран ность государства и успех в ведении как оборонительных, так и захватни ческих войн.

С образованием восточно-славянских племен началось зарождение своеобразного русского военного искусства, получившего развитие в по бедоносных войнах с Византией в VI–VII вв. [1, с. 7]. Тем не менее, не смотря на появление первых организационных и тактических форм борь СЕКЦИЯ бы, новых способов управления войсками, средства связи, используемые в военных целях, были, по сути дела, те же, что и много веков назад, мо жет быть только с отличиями, учитывающими особенности местности и климата.

Дошедшие до наших дней древнейшие русские летописи и изображе ния, относящиеся ко времени Киевской Руси (IX–XII вв.) свидетельствуют о самостоятельном пути развития средств связи и сигнализации, обеспечи вающих управление войсками [2, с. 5–11]. Передача военных и государст венных вестей для широкого круга населения городов осуществлялась, как правило, через специальных лиц – «бирючей» (глашатаев). Для сбора войск и населения применялись било, колокол, барабаны и трубы. Для передачи информации на большие расстояния (для связи пограничных городов (кре постей) и сторож с Киевом, а также с войском, находящимся в походе) в первую очередь использовались костры и вехи. Они обеспечивали переда чу условных сигналов последовательно от одного поста к другому, образуя линию сигнальной связи вдоль всей границы и в глубь государства. Впер вые был введен повоз, который обеспечивал доставку княжеских указов и ратных вестей. Для связи с войском и между постами вдоль границы ши роко использовались также голуби, гонцы на лыжах, лошадях и на челнах (лодках). Доставка особо важных вестей и сохранение их в тайне осуществ лялись доверенными лицами, при этом содержание вести или заучивалось, или применялись различные способы кодирования. Непосредственно на по ле боя для управления войском широко применялись: личное общение, лич ный пример военачальника и его одежда, стяги, пеший воин, стрелы, трубы, рожки, посвистели, накры, голос, положение рук и предметов (оружия вое начальника) [3, с. 47–51].


В войнах русского народа против немецких псов-рыцарей (1240– 1242 гг.) развитие военной связи выразилось в расширении области приме нения подвижных средств. Конные и пешие воины стали использоваться для связи военачальника с подчиненными непосредственно на поле боя, что облегчало управление войсками при изменившихся способах вооруженной борьбы.

В период борьбы с татаро-монгольскими ордами на Руси (XIII–XIV вв.) впервые в истории военного искусства связь на походе обеспечивалась по специально организованной линии военной летучей почты. Донесения от войск великому князю Дмитрию Донскому или воеводам доставлялись не непосредственно, а через ряд заранее установленных промежуточных по стов, что обеспечивало бльшую скорость доставки донесений [4, с. 9].

История войск связи берет свое начало со времен создания регуляр ной Российской армии и флота прогрессивным государственным и воен ным деятелем Петром I. Создав в армии полки, бригады и дивизии, а на 154 СЕКЦИЯ флоте – эскадры, дивизии и отряды, Петр I понимал важность организации управления этими структурами в мирной жизни и в ходе боевых действий, уделяя немалое внимание вопросу использования средств связи.

Впервые в «Книге Устав воинский», изданной 12 апреля 1716 г., во просам управления и связи посвящено несколько специальных глав, опре деливших и законодательно закрепивших перечень должностных лиц в об ласти связи, их количество и функциональные обязанности. День подписа ния Петром I Устава считается днем организации в русской армии регу лярно действующей фельдъегерско-почтовой связи, положившей начало процессу создания и развития военной связи в России [5, с. 6]. С этого времени при командующих армиями и нижестоящих командирах состояли адъютанты (ординарцы), которые доставляли письменные приказы и пере давали устные распоряжения, а также следили за их исполнением. Для обеспечения связи на поле боя каждый командир роты имел двух бара банщиков и не менее трех посыльных.

В последующем при анализе боевых действий прошедших битв и войн в целом обобщался опыт организации управления войсками с целью учета его при разработке ряда боевых документов. Например, при разработке в 1763 г.

нового Пехотного устава и Устава для конницы, наряду с другими вопросами действия пехоты, подробно рассматривалась и организация связи на марше, при развертывании войск и построении их в боевой порядок [6, с. 157].

В походах А. В. Суворова, поднявшего русское военное искусство на более высокую ступень развития, опередив военное искусство Западной Европы, управление войсками и военная связь получили дальнейшее раз витие. А. В. Суворов практиковал прикомандирование офицеров своего штаба к колоннам на марше, добивался организации устойчивой связи по фронту, а в необходимых случаях для обеспечения взаимодействия ис пользовал отряды казаков, которые имели заранее выработанные тактиче ские способности внезапно появляться или исчезать, проходить через бое вые порядки противника, минуя трудные участки, и устанавливать связь.

Полководец показывал образцы умелого применения средств связи в зави симости от их тактико-технических данных (ракеты, сигнальные средства), впервые применил средства связи (ракеты) для дезинформации противни ка, проявлял заботу об обеспечении курьеров всем необходимым для вы полнения их обязанностей.

Для быстрейшей передачи своих указаний и распоряжений в войска, а также своевременного получения данных об обстановке А. В. Суворов одним из первых применил и использовал совещания (советы) генералов и старших начальников армии, проводимые им при штабе [7, с. 150–159].

В 1778 г. была сформирована первая специальная часть связи – Ям ской казачий полк, а в 1796 г. – фельдъегерский корпус [8, с. 266].

СЕКЦИЯ Накануне Отечественной войны 1812 г. русская военная мысль в области управления и связи шла своим путем, опираясь на опыт про шлых войн и достигнутый уровень развития производительных сил.

В январе 1812 г. был введен в действие устав «Учреждение для управле ния большой действующей армией», в котором описаны функции второ го отдела и дежурного генерала, ведающего вопросами организации свя зи. Введены в армиях полевые почтамты. Определены обязанности по сыльных, ординарцев, адъютантов, курьеров, фельдъегерей. Введены специальная форма и знаки для лиц, поддерживающих связь. Установ лена ответственность за состояние военных дорог, развертывание на них почтовых станций, обеспечение станции подвижным составом, охрану и укомплектование их личным составом. Определено время отправлений и доставки пакетов. Учреждена должность «военный советник и полевой инспектор почт».

В ходе Отечественной войны разработанные М. И. Кутузовым тео рия и практика управления войсками, четко определявшие службу адъю тантов, ординарцев, посыльных, курьеров, фельдъегерей и военной почты, облегчили работу штабов и командиров. Однако применявшиеся средства связи отставали от требований управления войсками и поэтому офицеры армии, изобретатели и конструкторы стали работать над созданием техни ческих средств связи.

После Отечественной войны 1812 г. развитие средств связи шло главным образом в направлении создания таких образцов, которые позво лили бы не только подавать как-то заранее обусловленный сигнал, но и вести передачу информации, осуществляя двусторонний обмен.

Хотя чиновники царского правительства, преклоняясь перед всем иностранным, не поощряли отечественных изобретателей, многие русские новаторы работали над усовершенствованием средств связи и добились в этом отношении больших успехов. И все же, несмотря на имеющиеся отечественные изобретения: ночной оптической телеграф землемера По нюхаева в 1815 г.;

оптический телеграф русского изобретателя Щегорина в 1818 г. и капитан-лейтенанта П. Е. Чистякова в 1827 г. [9, с. 434];

сема форный телеграф генерал-майора П. А. Козен в 1824 г., царское правитель ство за огромную сумму денег купило в 1833 г. патент на систему оптиче ского телеграфа французского инженера Ж. Шато, представлявшую собой усовершенствованную конструкцию телеграфа И. П. Кулибина, изобре тенного еще в 1793 г. [10, с. 93].

Оптический телеграф просуществовал в России около полувека.

С 1852 г. он стал заменяться электрическим телеграфом. Этому способст вовали открытия русских ученых и изобретателей в области электротехни ки и электромагнетизма.

156 СЕКЦИЯ Первый электромагнитный телеграф был изобретен в России в 1832 г.

Павлом Львовичем Шиллингом, выдающимся русским ученым-физиком и востоковедом, поэтому приоритет его создания принадлежит России.

Достойным преемником и продолжателем работ П. Л. Шиллинга по развитию и внедрению телеграфа в России был Борис Семенович Якоби, выдающийся физик и электротехник, член Петербургской Академии наук, который в 1841 г. впервые в России построил линию электрического теле графа между Зимним дворцом и Главным штабом в Петербурге. Связь осуществлялась посредством оригинальных пишущих аппаратов, конст рукция которых была лучшей и более простой, чем у изобретенного в это же время в Западной Европе аппарата Морзе [11, с. 27–38].

Качественно новый период развития войск связи начался во второй половине XIX в. с внедрением в Российскую армию средств электросвя зи. Оценив достоинство электрического телеграфа в передаче донесений, приказов, распоряжений на большие расстояния и в малые сроки, что было важным при изменившихся способах ведения вооруженной борьбы на обширных и изолированных друг от друга театрах военных действий, русское Военно-инженерное управление Военного министерства России в апреле 1854 г. заказало в Вене станцию военно-походного электриче ского телеграфа, состоящую из двух телеграфных аппаратов Морзе и 16,5 верст медной проволоки и шестов. Через год военный электриче ский телеграф был применен в условиях ведения боевых действий в Се вастополе в ходе Крымской войны. При этом следует отметить, что к 1855 г. в России уже было построено свыше 5 тыс. км постоянных те леграфных линий.

К началу 1864 г. был сформирован Свеаборгский крепостной военный телеграф, а в 1865 г. – крепостной военный телеграф в Кронштадте. Крепо стные телеграфы стали штатными частями связи, опыт которых использова ли при дальнейших формированиях [12, с. 9–13]. Так, в 1867 г. был уком плектован первый образцовый военно-походный телеграфный парк, кото рый имел в своем составе 4 офицера и 40 нижних чинов, 8 аппаратов Морзе и 35 верст провода. Через три года было принято решение о сформировании еще шести военно-походных парков. В последующем штатная численность личного состава и имущества парков была увеличена.

Военно-полевая телеграфная связь успешно использовалась во время русско-турецкой войны в 1877–1878 гг., на основе обобщения опыта кото рой в 1883 г. в России были реорганизованы существовавшие парки и сформировано 17 новых походных военно-телеграфных парков из расче та один парк на каждый корпус. Парки получили новые штаты и табели, их имущество связи стало более разнообразным;

появились новые оптические средства связи – гелиографы и фонари.

СЕКЦИЯ Широкое применение в армии военного телеграфа сыграло исключи тельно важную роль в коренном улучшении управления войсками. Это не только расширило возможности передачи приказов и донесений на боль шие расстояния и в короткие сроки, но и обеспечило документальную связь, а личные переговоры командиров и штабов непосредственно со сво их рабочих вести не позволялось. К созданию именно таких электрических средств связи стремилась научная мысль. В 1876 г. американец А. Белл и почти одновременно с ним его соотечественник Э. Грей подали заявки на изобретенные ими телефоны. Уже в конце 1877 г. телефонные аппараты появились и в России.


Многие инженеры и командиры русской армии высоко оценили важность этого изобретения для военной связи. Летом 1878 г. в Выборге под руководством подполковника В. Б. Якоби были проведены первые ис пытания телефонов в русской армии. Осуществлялась связь между остро вами Транзундского пролива на расстояние 2–6 км по телеграфному кабе лю и между Выборгом и Уран-Саадской правительственной станцией по линии военного телеграфа на расстояние 30 км. Результаты испытаний оказались положительными. Однако громоздкость и большой вес первых телефонных аппаратов не позволили тогда применить их в войсках. Вскоре В. Б. Якоби сконструировал миниатюрный телефон («телекаль») – первый военно-полевой телефонный аппарат [13, с. 27–31].

Трудность использования телефона поначалу заключалась в необхо димости иметь для этого специальные провода. Лишь после решения в 1880 – 1881 гг. капитаном Г. Г. Игнатьевым проблемы одновременного телеграфирования и телефонирования по проводам телефон начал широко применяться в русской армии [14, с. 10]. Инициатором использования те лефона в военно-морском флоте был морской офицер Е. В. Колбасьев.

В 1894 г. было принято решение о расформировании существующих телеграфных парков. Вместо них для связи между штабами армии, корпуса и дивизии в составе каждого саперного батальона армейского корпуса бы ло сформировано по одной телеграфной роте, имевшей в своем составе 24 полевых телефонных аппарата и насчитывающей 310 человек, 189 ло шадей и 74 повозки [15, с. 161–162].

Формирование телеграфных рот в саперных батальонах, подчинен ных в оперативном отношении начальнику штаба корпуса, а в отношении укомплектования специалистами, имуществом связи и специальным обо зом – начальнику Инженерного управления армии, было большим дости жением в развитии вопроса централизации руководства военной связью в русской армии.

По мере развития средств вооруженной борьбы и военного искусства непрерывно повышались требования к управлению войсками. Существо 158 СЕКЦИЯ вавшие электрические средства связи уже не могли полностью удовлетво рять потребности управления. На учениях в мирное время и в боевой об становке часто приходилось обеспечивать связь в условиях, когда трудно, а иногда и невозможно было строить проводные линии (например, через местность, занятую противником, большие водные преграды или непрохо димые горы, с кораблями в море и в ряде других случаев). Жизнь настой чиво требовала создания таких средств, которые смогли бы преодолевать перечисленные препятствия. В поисках решения проблемы многие умы в 80-х и 90-х гг. XIX в. занимала идея передачи сигналов на расстояния без проводов. Благодаря прогрессивной деятельности русских ученых и изо бретателей, достижениям в электротехнике и технике проводного телегра фа 25 апреля 1895 г. на заседании физического отделения Русского физи ко-химического общества русский ученый Александр Степанович Попов сделал научный доклад об изобретении им системы связи без проводов и продемонстрировал ее работу [16, с. 7–10]. Весной 1897 г. А. С. Попов провел серию практических работ по осуществлению радиосвязи (беспро волочный телеграф) между судами военного флота, а в 1898–1900 гг. под его руководством военными связистами были изготовлены две переносные радиостанции и проведены опыты по их применению в армии.

Казалось бы, теперь войска можно было обеспечить необходимым количеством русских радиостанций, однако отсутствие производственной базы, необходимой технической культуры в отечественной промышленно сти того времени, должной предприимчивости привело к тому, что первые образцы искровой радиостанции Попова было решено заказать за границей французской фирме «Дюкрете».

В мае 1899 г. была сформирована первая в истории русского военного флота радиочасть – Кронштадтский искровой военный телеграф, а в 1900 г.

после издания специального приказа Морского министерства, в котором бы ло принято решение о введении беспроволочного телеграфа, на российских военных кораблях начали устанавливаться радиостанции [17, с. 161–162].

К началу русско-японской войны 1904–1905 гг. самостоятельных войск связи в русской армии еще не было, телеграфные роты корпусов по прежнему входили в состав саперных батальонов. Однако их табельные средства уже не могли удовлетворить растущих потребностей в телеграф но-телефонных сообщениях, а отсутствие подразделений и частей связи в армиях вообще затрудняло организацию связи при ведении боевых дейст вий. И только в ходе войны, с большим опозданием, были сформированы 1-й и 2-й Восточно-Сибирские телеграфные батальоны для обслуживания Ставки главнокомандующего и штабов армий, прибывшие на театр воен ных действий соответственно в сентябре 1904 г. и в июне 1905 г. по 26 офицеров и 1078 нижних чинов в каждом.

СЕКЦИЯ В апреле 1905 г. были созданы две роты беспроволочного телеграфа (радиотелеграфа), имеющие в составе по 8 радиостанций, закупленных у фирмы «Маркони», которые впервые были использованы для управления Сухопутными войсками. Одну радиостанцию обслуживали офицер и 45 нижних чинов (из них 24 обозных) [18, с. 12–13].

Русско-японская война показала перспективность использования технических средств – телеграфа, телефона и радио – для оперативного ру ководства частями и соединениями [7, с. 274]. Русская армия по разнообра зию этих применявшихся средств связи не уступала ни одной армии воюющих государств, но экономическая отсталость России, слабость тех нической базы не позволили иметь в ней их необходимого количества.

Тем не менее, на основе опыта войны в русской армии были сделаны выводы о необходимости улучшения организации военной связи. С 1910 г.

в пехотных полках появились команды связи (телефонисты – 21, конные посыльные – 13, велосипедисты – 4, кабеля на катушках – 10 верст), а об щее количество телеграфных рот в составе саперных батальонов инженер ных войск достигло 35. Кроме этого, в армии тогда насчитывалось 8 ис кровых рот, 5 из этих рот при мобилизации развертывались каждая в две самостоятельные роты [19, с. 7]. Для комплектования этих подразделений требовалось большое количество специалистов связи. Их подготовка осу ществлялась как в военно-учебных заведениях, так и непосредственно в войсках.

Подготовка офицеров-связистов для армии в мирное время осущест влялась в Петроградском военно-инженерном училище, единственном на всю страну, а совершенствование знаний офицеров производилось в двух годичной Офицерской электротехнической школе, созданной в 1911 г. на базе Военной электротехнической школы, для преподавания в которой в свое время привлекался ряд таких авторитетных ученых, как Б. С. Якоби, П. Н. Яблочков, А. С. Попов.

Большим недостатком в развитии военной связи перед Первой миро вой войной в русской армии было отсутствие единого центрального органа руководства частями и подразделениями связи, а также вопросами органи зации и развития техники связи. По-прежнему не было и самостоятельных войск связи. Служба связи в войсках возлагалась на общие отделы штабов.

Штатных должностных лиц, ответственных за связь, в них не было.

И все же в ходе Первой мировой войны были сделаны реальные ша ги по обеспечению единства управления радиосвязью – в 1915 г. были на значены заведующие радиотелеграфом фронтов и армий, а вместо искро вых рот были сформированы радиотелеграфные дивизионы (в конце войны их было 16). В каждом из корпусов, а также и в дивизиях были введены радиотелеграфные отделения. К концу 1916 г. в войсках было 45 отдель 160 СЕКЦИЯ ных телеграфных рот и 79 телеграфных рот саперных батальонов. Кроме того, были сформированы телеграфно-кабельные отделения в составе ин женерных рот дивизий. Это стало возможным, поскольку в ходе войны в России появилась необходимая промышленная база для производства оте чественных средств связи. Так, в 1916 г. в армию было поставлено 105 тыс.

телефонных и 3 тыс. телеграфных аппаратов, 236 тыс. верст кабеля, радиостанций, 10 тыс. двуколок [20. Д. 1210. Л. 3, 48, 52].

Для подготовки личного состава связистов в сентябре–октябре 1916 г.

во всех армиях были созданы полевые учебные телефонные команды, а при заведующих радиотелеграфами фронтов – школы радиотехников.

Подготовка связистов (рядовых и унтер-офицеров) была возложена на три запасных телеграфных батальона и телеграфные роты саперных батальо нов. Для подготовки офицеров в 1915 г. были организованы военно инженерное училище в Киеве, а в 1916 г. при всех штабах армий и фронтов – краткосрочные (месячные и трехмесячные) телеграфно-телефонные офи церские курсы [4, с. 34].

Количественный рост сил и средств связи, многообразие и слож ность их использования настоятельно требовали централизации в органи зации службы связи в армии в целом. Но это в полной мере до конца вой ны сделано не было. Только в мае 1917 г. была введена должность началь ника связи во всех штабах от Ставки до полка включительно (в полку им стал начальник команды связи). Однако при этом вопросы организации единой централизованной службы связи в русской армии и выделения час тей и подразделений связи в специальные войска связи решены не были.

Опыт Первой мировой войны показал, что там, где вопросам управ ления войсками и организации связи со стороны главнокомандующих (ко мандующих) и их штабов уделялось серьезное внимание, там, как правило, войска всегда добивались успеха (операции Юго-Западного фронта, 8-й армии и др.). Наоборот, пренебрежительное отношение к вопросам управления войсками и организации связи приводило к поражению (гибель 2-й армии генерала Самсонова в Восточно-Прусской операции). Этот опыт не потерял своего значения и сегодня.

После октябрьской революции, в условиях разгоравшейся Граждан ской войны и военной интервенции, в целях защиты советской власти на чалось формирование первых частей Красной Армии. В начале 1918 г. на чали проводиться многочисленные мероприятия по созданию системы ор ганов по ее управлению [18, с. 17–18]. Так, приказом народного комисса риата по военным и морским делам от 20 апреля 1918 г. № 294 был введен первый в Красной Армии штат стрелковой дивизии, которым предусмат ривалось иметь в дивизии отдельный батальон связи численностью 977 че ловек личного состава, а в полках – команды связи. Командир батальона СЕКЦИЯ одновременно был заведующим связью дивизии, а начальник полковой команды связи – заведующим связью полка. Однако сформировать баталь оны связи по таким штатам и табелям оказалось невозможным, так как не хватало ни личного состава, ни необходимой техники и транспорта. По этому в ноябре 1918 г. были введены новые штаты батальона связи стрел ковой дивизии, роты связи стрелковой бригады и команды связи стрелко вого полка. По этим штатам батальон связи дивизии и команды связи стрелковых полков имели значительно меньше средств связи, личного со става и транспорта [21. Д. 43. Л. 59]. В декабре того же года начали созда ваться подразделения связи в авиации и кавалерии.

Таким образом, с самого начала формирования Красной Армии ба тальоны и команды связи уже не состояли в штатах инженерных частей и подразделений. Однако еще не было создано центрального органа по ру ководству связью всей Красной Армии.

С октября 1918 г. руководство радиосвязью в действующей армии осуществлял инспектор радиотелеграфа, который в оперативном отноше нии подчинялся штабу Реввоенсовета Республики, а в техническом – на чальнику Главного военно-инженерного управления. Во фронтах была введена должность инспектора радиотелеграфа фронта, а в армиях – заве дующего радиотелеграфа армии. В штабах фронта были созданы почтово телеграфные отделы наркомата почт и телеграфа (обеспечивали почтовую связь и связь по постоянным линиям связи). Главное военно-инженерное управление обеспечивало снабжение Красной Армии имуществом связи.

Приказом Реввоенсовета республики от 20.10.1919 г. № 1736/ было образовано Управление связи Красной Армии во главе с начальни ком связи Красной Армии, а также управления связи фронтов и армий, от делы связи в дивизиях и бригадах [22, с. 72]. Так произошло официальное оформление объединения руководства связью Красной Армии в стройную систему. День 20 октября 1919 г. стал днем рождения войск связи Воору женных сил страны как самостоятельных специальных войск.

На Управление связи Красной Армии возлагалась ответственность за организацию и обеспечение связи РВС республики и Полевого штаба Красной Армии с фронтами и армиями, формирование частей связи, их укомплектование, обучение, обеспечение техникой и другим имуществом [21. Д. 2. Л. 7.].

Первым начальником Управления связи Красной Армии был назначен А. М. Любович (ранее нарком почт и телеграфа), с сентября 1920 г. по апрель 1924 г. им был И. А. Халепский (ранее начальник связи Кавказского фронта), который очень много сделал для становления и развития войск связи.

К концу 1920 г. войска связи имели 13 отдельных батальонов и батальонов связи дивизий и бригад, большое число рот и команд связи, 162 СЕКЦИЯ складов, мастерских и других частей и подразделений. Общая численность войск связи составляла более 100 тыс. человек [23, с. 54].

В годы Гражданской войны были разработаны общие положения по организации связи во всех звеньях управления Красной Армии, определе ны основные обязанности должностных лиц по связи, разработаны спосо бы организации связи различными средствами. Непрерывно совершенст вовалась организационно-штатная структура линейных и узловых частей и подразделений связи. Впервые в истории военной связи были созданы и применены для управления войсками Красной Армии поезда связи. Улуч шилось руководство службой связи со стороны командиров (команду ющих) и штабов во всех звеньях управления.

Деятельность войск связи в годы Гражданской войны получила вы сокую оценку в специальном приказе Реввоенсовета Республики от 17 фев раля 1921 г., в котором отмечалось: «Героическая Красная Армия, по крывшая себя неувядаемой славой, во многом обязана войскам связи, ис полнявшим во время длительной борьбы с врагами большие ответственные задачи» [24. Д. 13. Л. 31].

После окончания Гражданской войны войска связи были сокращены до 32 600 человек и имели на вооружении в основном устаревшие и изно шенные средства связи преимущественно иностранного производства. Од нако, несмотря на малый штат и вынужденное привлечение воинов связистов к восстановлению гражданских линий и узлов связи, а также дру гих объектов, войска связи совершенствовали свою структуру, технику и подготовку личного состава. Вследствие многообразия средств связи и их изношенности актуальным стал вопрос о совершенствовании военной связи.

Приказом Реввоенсовета от 6 июня 1920 г. при начальнике связи Красной Армии был учрежден штатный Военно-технический совет связи (ВТСС РККА), на который возлагалась выработка решений по всем основ ным вопросам организации и развития военной связи, включая руково дство научными исследованиями и созданием новых технических средств, а также разрешение текущих неотложных вопросов.

Однако очень скоро стал очевидным тот факт, что в тяжелых усло виях переходного периода Красной Армии с военного на мирное положе ние в 1921–1923 гг. с ВТСС необходимо было снять ряд ранее определен ных функций и частично передать их органу, способному осуществлять формирование и реализацию научно-технической политики в области во енной связи.

В результате настоятельных усилий начальника связи Красной Армии И. А. Халепского приказом Реввоенсовета республики 15.04.1923 г. был об разован Научно-исследовательский институт ВТСС РККА (в настоящее время 16 ЦНИИИ МО РФ) [25, с. 2–7]. На основе итогов проведенных ис СЕКЦИЯ следований института промышленностью страны в предвоенный период было создано первое поколение военно-полевых радиостанций, телефонных и телеграфных аппаратов, коммутационных устройств, кабелей связи, средств наземной радиоразведки, с которыми Красная Армия вступила в Великую Отечественную войну [26, с. 61–73]. По своему техническому уровню эти средства в основном удовлетворяли требованиям войск того времени, но их было недостаточно, вследствие чего темпы переоснащения частей связи новой техникой были крайне низкими. Кроме этого, часть но вых средств связи перед войной находились только в стадии освоения се рийного производства, а на их массовый выпуск не хватало ни мощностей, ни времени. Поэтому в частях Красной Армии продолжали использовать значительное количество средств связи устаревших образцов.

Особо острой стала проблема обеспечения войск техникой связи с началом массового развертывания Вооруженных сил с осени 1939 г.

К середине 1941 г. Красная Армия увеличилась в 2,8 раза (общая числен ность армии и флота достигла более 5 млн человек). К этому времени ком плект частей связи только центрального и окружного подчинения состоял из 19 отдельных полков, 25 отдельных батальонов и других частей и орга низаций связи. Тем не менее, несмотря на наличие в штатных расписаниях достаточного количества подразделений и частей связи, укомплектован ность радиосредствами войск составляла: в звене Генштаб – фронт до 35 %, в звене армия – корпус – 11 %, в дивизиях – 62 %, в полках – 77 %, в ба тальонах – 58 %. Из общего количества радиостанций устаревших типов во фронтовых радиосетях было 75 %, в армейских – 24 %, в дивизионных – 89 %, в полковых – 63 % [27. Д. 10. Л. 271–273, 261–269].

Кроме технического, был еще и кадровый некомплект, хотя подго товку командиров и специалистов войск связи в предвоенный период осу ществляли Военная электротехническая академия РККА, Ленинградское, Воронежское, Ульяновское, Киевское, Харьковское, Орджоникидзевское, Сталинградское военные училища связи и военный факультет Московско го института инженеров связи [23, с. 349–354]. Подобное состояние дел объяснялось недостаточным количеством училищ и кадрового состава преподавателей, а также большими проблемами с низким материальным обеспечением учебного процесса [28. Д. 11. Л. 33].

Подобное состояние оснащения армии средствами связи и подготов ки кадрового состава накануне войны объяснялось не только экономиче скими трудностями, которые испытывала страна в предвоенные годы, но и явной недооценкой роли военной связи. Так, ходатайства начальника Управления Красной Армии (УСКА) о наращивании мощностей заводов, производивших технику связи, неоднократно отклонялись со ссылкой на то, что денежные средства нужны для увеличения производства других ви 164 СЕКЦИЯ дов военной продукции. Кроме того, в 1938–1939 гг. несколько заводов, выпускавших средства связи для армии, были переоборудованы под про изводство других средств вооружения.

Просчет, как представляется, заключался, прежде всего, в том, что советское военное руководство переоценило роль общегосударственных средств связи в управлении войсками фронтов и армий, считая вопросы оснащения частей связи техникой делом второстепенным. Так, осенью 1940 г. Комитет обороны, рассмотрев план поставок средств связи на 1941 г., решил большую их часть выделить различным невоенным наркоматам: пу тей сообщений (НКПС), внутренних дел и другим [29, с. 49]. Кстати, такое же отношение к войскам связи Вооруженных сил Российской Федерации наблюдается и сейчас.

Войсками связи с апреля 1924 г. по июнь 1941 г. последовательно руководили Н. М. Синявский, Р. В. Лонгва, А. М. Аксенов, И. А. Найде нов, Н. И. Гапич [30, с. 3–4].



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.