авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

«ПРЕДИСЛОВИЕ В последнее десятилетие научная мысль обращена не только на изучение места языка как управляющей системы в речевом поведении человека, а сосредоточена на комплексе ...»

-- [ Страница 10 ] --

По своей сути рассматриваемая роль близка характеристике пациенса, поскольку в подобном случае не подразумевается како го-либо активного действия со стороны субъекта. Помимо этого, предназначаемая адресату сущность может нанести ему опреде ленный физический или моральный ущерб. И наоборот, роль ад ресата становится аналогичной характеристике бенефицианта в том случае, если приобретаемое приносит субъекту некоторую выгоду (примеры 69, 70, 71). Подобное мы наблюдаем в так на зываемых «бенефактивных» ситуациях (Чейф 1975: 171), при ко торых субъект можно определить как лицо, в пользу которого со вершается определенное действие, либо который пользуется различного рода благами и в итоге извлекает выгоду из того, о чем сообщается в предлагаемом предложении-высказывании. За частую роль адресата-бенефицианта может быть выражена кос венным дополнением:

(69) -Mon fils, veux-tu faire deux choses pour moi avant de t’en aller (Steinbeck, 23).

(70) -Allons, allons terre, et buvons une heureuse travers;

uisquebaugh pour moi, vin de Porto pour toi (Steinbeck, 71).

(71) -Demandez-moi matre Bouvier, s’il vous plat (Simenon 2, 12).

Роль адресата-бенефицианта может быть выражена и под лежащим:

(72) - (…) ici, j’ai le droit de fumer aussi, ce qui n’est pas le cas dans la plupart des bureaux (Simenon 2, 42).

Не только местоименные формы, но и именные группы спо собны выступать в семантической роли адресата. Например:

(73) -Laisse-moi tranquille! (…) -Je t’interdis, tu entends, je t’interdis de parler ta mere comme a (Bretin et Bonzon, 234).

В приведенном примере мы наблюдаем реакцию матери на высказанную её сыном грубость. Объективированная номинация a ta mere, используемая в рамках перформативного речевого ак та, свидетельствует о том, что при обращении к своему ребенку субъект речи высказывается с позиции родителя и подчеркивает тем самым одну из ипостасей своей личности - свое Я- родитель ское. Вместе с тем косвенное отражение находит и статус адре сата – дети не имеют права грубо разговаривать с родителями.

Высказывание с подобной номинацией должно оказать больший психологический эффект на слушающего:

(74) -Salue un nouvel inspecteur de la brigade du chef (Simenon 2, 159).

Рассматриваемый пример демонстрирует нам высказывание молодого инспектора Мэгрэ, адресованного его жене. После удачно проведенного расследования Мэгрэ получает новую должность, теперь его Я-профессиональное обретает более вы сокий статус. Вернувшись домой, субъект речи считает необхо димым незамедлительно оповестить о повышении свою жену.

Сообщение говорящего в итоге находит свое воплощение в виде косвенного высказывания.

Согласно нашему практическому матералу, оценочные но минации не были наделены семантической характеристикой па циенса.

6.1.5.4. Авторефрентные номинации в значении носителя признака. Мы пришли к выводу, что человеческое Я многогранно и противоречиво. Множество миров, в которых живет человек, со вокупность ситуаций, порождаемых его деятельной природой, многочисленный набор ролей, исполняемых говорящим субъек том каждодневно, предоставляет возможность рассматривать и описывать человеческую личность с различных позиций и ракур сов.

В каждой конкретной ситуации, руководствуясь определен ными целями, говорящий имплицитно или эксплицитно выделяет ту или иную ипостась своего сложного и многоаспектного Я. На помним, что нами были выявлены многочисленные грани челове ческого Я: Я–физическое, Я-духовное, Я–общественное, Я– личное, Я–статусное, Я–ролевое, Я-профессиональное, Я семейное, Я-прошлое, Я-настоящее, Я-будущее, Я-идеальное и т.д. Подобный факт позволяет вести речь о такой семантической роли автореферентных номинаций как «носитель признака». От метим, что номинации с подобной характеристикой будут входить в состав именных предикатов. При этом термин «признак» мы бу дем трактовать в широком смысле, подводя под это понятие раз личного рода качества и свойства человеческой личности, вре менные и постоянные, отъемлемые и неотторжимые, имеющие в своей основе как физическую, так и духовную природу.

Так, Я-статусное может найти свое воплощение в следую щей форме:

(75) - (…) mon mari,- fit-elle,- le plus grand seigneur des Espagnes, trois fois duc, trois fois marquis, cinq fois compte, grand d’Espagne plusieurs grandesses, Toison d’or. Je suis la duchesse d’Arcos de Si erra Leone (Beauvoir, 310).

Говорящий, влиятельная высокомерная аристократка, пер воначально определяет свое Я-статусное косвенным образом по средством упоминания множества регалий своего мужа, в заклю чении, в более эксплицитной форме она предоставляет инфор мацию о своем высоком общественном статусе - la duchesse d’Arcos de Sierra Leone.

Я-общественное может быть представлено следующим об разом:

(76) -Depuis un an, je suis dame de compagnie chez madame Lallemant. Une personne trs bien. La mre d’un mdecin (...) (Simenon 2, 126).

В приведенном высказывании говорящий – женщина сред них лет – в разговоре с агентами полиции пытается отвергнуть их подозрения в своих связях с подозрительными личностями. Ха рактеризуя себя, она использует сложную относительную номи нацию dame de compagnie chez madame Lallemant. Озвучивая свою принадлежность к кругу одной влиятельной дамы, она кос венным образом дает себе положительную характеристику, опре деляя мадам Лальман как Une personne trs bien.

Я-интеллектуальное получает свое озвучивание в том слу чае, если говорящий желает подчеркнуть свои высокие умствен ные способности:

(77) -Compositions, examens, notes de fin d’anne… J’tais une excellente lve, et sans efforts, mais je m’ennuyais (…) (Nemirovsky, 255).

Зачастую в высказываниях коммуниканты подчеркивают свое Я-семейное:

(78) -En somme, tu es mon pre, je suis ton fils, a colle, on ne fait pas exception la fois des grands nombres (Bazin 1, 146).

Субъект речи, молодой человек, в разговоре со своим отцом акцентирует их семейные статусы по отношению друг к другу: tu es mon pre, je suis ton fils. Говорящий, тем самым, выражает под держку отцу в нелегкий момент их жизни после смерти его мате ри, соответственно жены своего собеседника.

Я-духовное, Я-религиозное занимает важное место в само сознании человека:

(79) Aprs m’avoir longuement observ, mon nouveau matre me demanda brle-pour-point si j’tais voleur.

-Non, commendant, rpondit-je.

-Pourquoi n’es-tu pas un voleur?

-Parce que je ne veux pas aller en enfer.

Le commandant sembla sidre par ma reponse (…) -O as-tu appris a?

-Je suis chrtien, mon Commandant, rpondit-je en exhibant firement la mdaille de Saint Christophe que je porte mon cou (Clavel, 33).

В (79) представлен диалог между негритянским мальчиком и белым мужчиной, который желает взять к себе ребенка в помощ ники. В ответ на подозрения своего собеседника в способностях к воровству, мальчик эксплицитным образом сообщает о своей ре лигиозности с помощью номинации chretien. Истинный христианин не может быть вором, иначе ему суждено попасть в ад. Тем са мым говорящий отвергает необоснованные подозрения своего собеседника.

В рамках высказывания может получить свое озвучи вание Я-идеологическое говорящего:

(80) -Vous tes un terroriste? (…) - (…) Je suis un rsistant…Un rsistant l’opression imprialiste (Halter, 140).

В (80) действие происходит на Ближнем Востоке в период усиленных террористических акций. Один из коммуникантов, жи тель Палестины, борющийся за освобождение своей страны, вы ражает несогласие со своим собеседником, который наделяет его статусом террориста. По мнению говорящего, его следует охарак теризовать как Un rsistant l’opression imprialiste. Таким обра зом, автор речи демонстрирует положительную направленность своих устремлений. Бороться против империалистического гнета – благородное призвание.

В результате длительной болезни и перенесенного в этой связи медицинского вмешательства, например, хирургической операции, высказывание говорящего может быть акцентировано на его Я-физическом:

(81) - J’ai subi une grande opration. Je suis une grande opre.

(Beauvoir, 77).

Я-фантастическое, по нашему мнению, зачастую находит отражение в детских фантазиях, порождемых ими во время игры:

(82) -C’est a, a dit Micheline, et moi, je serais une dame trs belle et trs riche et j’aurais une auto et des tas de fourrures.

-C’est a, a dit Isabelle, et moi, je serais une autre dame, encore plus riche et encore plus belle, et j’aurais une auto avec des fauteuils rouges comme celle de tonton Jean-Jacques, et des chaussures avec des talons hauts. (Bosco, 60-61).

И вновь мы приходим к выводу, что в подавляющем боль шинстве случаев семантическую роль носителя признака выпол няют местоименные формы. Однако, согласно нашим наблюде ниям, семантическую характеристику агенса могут осуществлять и имена собственные. Как, например:

(83) -Vas-tu me reconnatre, Robert Morgan? (…) - Te reconnaitre? Ma foi, je ne crois pas… Mais, au fait, si!... Serais-tu point Daffyd? Notre petit valet Daffyd qui a pris la mer il y a tant d’annes? (…) -Certes, oui, c’est Daffyd (…) Daffyd qui est riche… et qui a bien froid (…) (Steinbeck, 16).

Приведенное высказывание демонстрирует нам пример идентификации личности говорящего. Коммуникант по имени Daf fyd после долгой разлуки со своим старым знакомым предлагает последнему опознать его личность. Убедившись в том, что адре сат его узнал, говорящий подтверждает сказанное адресатом, при этом в высказывании говорящего будут использованы не личные местоимения, а объективированная номинация в форме имени собственного.

Согласно нашему практическому материалу оценочные и безоценочные именные группы не нашли своего отражения в рассматриваемой семантической роли.

6.2. Семантико-прагматические особенности автореферент ных номинаций в ситуации речевого общения 6.2.1. Коммуникативные функции автореферентных номинаций Выбор речевой номинации может находиться в непосредст венной зависимости от занимаемого ею в структуре предложения места. Выделяют следующие синтаксические позиции имени: «эк зистенциальная, или интродуктивная, т.е. позиция имени в бытий ном предложении или его эквиваленте (1), идентифицирующая позиция субъекта и других актантов, относящихся к определен ным, конкретным предметам (2), позиция предиката (3) и позиция обращения (4)» (Арутюнова 1977б: 304). Различие в синтаксиче ских позициях имени позволяет вести речь о разнообразных ком муникативных функциях, которые наименования лица выполняют в рамках предложения-высказывания. Как следствие, мы можем говорить о четырех функциях, выполняемых в речи номинациями лица: интродуктивной, идентифицирующей, предикатной и функ ции обращения. В свою очередь, лексемы способны специализи роваться в каждой из указанных функций, в результате чего мы можем говорить об обозначениях лица с преимущественно номи нативной функцией, об обозначениях-дейксисах, об обозначени ях-характеристиках и об обозначениях лица, специализировав шихся в социально-регулятивной функции.

Отметим, что наиболее резко противопоставлены друг другу идентифицирующая и предикатная функции имени, что позволяет нам выделить, с одной стороны, идентифицирующие наименова ния лица, осуществляющие функцию субституции, и на номина ции-дескрипции, выполняющие предикатную функцию, исполь зующиеся для передачи некоторой информации о референте или выражения отношения к именуемой персоне.

Названные синтаксические позиции также различаются и по характеру референции имени. Если речь идет об идентифици рующей референции имени, то подразумевается его отнесен ность к известному собеседникам объекту. Предикатные номина ции нереферентны, они выполняют атрибутивную, квалификатив ную функцию, обозначая признаки объекта.

В целом, полярно противоположны в своем значении при способленные к выполнению идентифицирующей функции дейк тические слова и имена собственные, с одной стороны, и имена качественные, характеризующие референта, с другой. Имена ре ляционные, имена функциональные, и окказиональные обладают способностью как к идентификации, так и к предикации (Арутюно ва 1976, 1999).

6.2.1.1. Идентифицирующая функция автореферентных номинаций. Предназначение идентифицирующей номинации со стоит в том, чтобы при ее помощи предоставить адресату воз можность выделить из поля его знания или восприятия тот объ ект, о котором идет речь в высказывании говорящего. Эффектив ность общения, в конечном счете, зависит от того, насколько свойства объекта, указываемые идентифицирующая номинация, известны получателю речи. Согласно Н.Д. Арутюновой, эта функ ция имени «ретроспективна, повторна и ориентирована на адре сата» (Арутюнова 1977б:, 316). По словам автора, появлению в речи говорящего конкретного суждения предшествуют следующие фазы:

1) бытийная, или утверждение о существовании некоторого объ екта (Il existe X);

2) таксономическая, или сообщение о принадлежности данного объекта к некоторому классу, входящему в общий фонд знаний говорящего (X appartient aux tres humains);

3) номинативная, или соглашение об именовании данного объек та (X s’appelle Pierre).

При условии завершения данных этапов возможен процесс индивидуализации объекта, т.е. формируются суждения, в кото рых имя Pierre способно исполнять идентифицирующую функцию в рамках высказывания (Pierre travaille comme ingnieur, Pierre est tudiant) (Арутюнова 1979: 323).

Автор подчеркивает, что, к функции идентификации наибо лее приспособлены асемантические элементы словаря: место имения и имена собственные. У подобных слов наименее развито лексическое значение, тем самым более прочны их связи с вне языковой действительностью.

Основным принципом выбора идентифицирующей номина ции является указание на наиболее индивидуализирующий при знак объекта. Отметим, что в своих исследованиях Н.Д.Арутюнова опиралась на материал номинаций 3-го лица, лица – не говоряще го. В этом отношении наиболее эффективным средством иденти фикации станет имя собственное в силу того, что субъект-лицо является единственным в своем роде объектом, непременно об ладающим определенным именем. Имя собственное относится к единичному объекту, следовательно, его содержание соответст вует всей совокупности свойств данного объекта в их нерасчле ненной целостности. Если речь идет об объекте незнакомом по имени, то к нему должна быть применена дескрипция, которая бы выделила его среди всех прочих объектов. Так, эффективным средством идентификации может явиться указание на простран ственное положение объекта или его место жительства, род заня тий, совершенный им поступок. В очной ситуации, ситуации непо средственного присутствия 3-го лица, наиболее эффективны зри тельно воспринимаемые приметы, характеризующие его внешний облик. В динамической ситуации эффективно указание на дейст вие лица или на действие, производимое над лицом. Таким обра зом, помимо местоимений и имен собственных, к функции иден тификации также приспособлена такая группа слов как опреде ленные дескрипции (Арутюнова 1977а: 189, 193).

Напомним, что в нашем исследовании мы рассматриваем номинации первого лица, лица говорящего, в отношении которого мы можем констатировать следующее. Нетрудно прийти к выводу о том, что наиболее индивидуализирующим признаком субъекта речи является факт того, что он и является говорящим в данной ситуации общения. Как следствие, не возникает необходимости в предположении о существовании, «пресуппозиции существова ния». Существование говорящего предполагается самим фактом его говорения (Степанов 1979: 336). В целях идентификации сво его Я - самоидентификации – упоминание своего имени собствен ного, рода своих занятий, профессии, внешних признаков стано вится избыточным, не существует особой надобности и в том, чтобы делать акцент на своем пространственном положении. Из вестно, что человеческий язык обладает особой группой номина тивных средств, специально предназначенных для указания на лицо говорящее, – личными местоимениями первого лица. Из вестно, что в целом применение дейктических слов эффективно только в случае присутствия лица в данной ситуации общения.

Представить себе осуществление коммуникации без говорящего попросту невозможно.

Однако нередко в процессе коммуникации мы имеем воз можность наблюдать использование в целях самоидентификации альтернативных средств (личных местоимений третьего лица, имен собственных, определенных дескрипций), что будет проде монстрировано на нашем практическом материале. Подобное яв ление мы наделяем термином «объективированная номинация»

(Серебренникова 1997, 1998) в отличие от субъективированной номинации, номинации посредством личных местоимений первого лица. Объяснение подобному феномену мы находим в том, что сама возможность использования альтернативных способов са моидентификации не может не обрести в конечном счете своего применения. В целом использование объективированных номи наций в рамках самоидентификации связано с особыми целями общения.

В отношении синтаксических способностей идентифици рующих имен в рамках предложения-высказывания, мы можем констатировать следующее. Подобные номинации способны вы полнять роли как грамматического субъекта – подлежащего, так и второстепенных членов предложения – прямого и косвенного до полнения. Подобные синтаксические позиции имен, в свою оче редь, в той или иной мере соответствуют семантическим падежам (ролям), находящимся в зависимости от значения предиката вы сказывания.

6.2.1.2. Предикатная функция автореферентных номина ций. Человеку свойственно стремление как можно глубже проник нуть в сущность явления и найти наиболее точное языковое во площение этой сущности. Особый интерес приобретает факт про никновения в сущность самого себя, своего Я. В случае само именования происходит не только познание, но и самопознание, в процессе которого субъект способен выделить бесчисленные гра ни своего Я. «Окрестить» себя надлежащим образом, наделить свое Я подходящим названием значит выявить нечто для себя характерное.

В отличие от идентифицирующей номинации, эффектив ность предикатной номинации заключается в ее способности ус тановить связь между признаком лица и значением слова. Н.Д.

Арутюнова определяет предикатную номинацию как «творческий процесс проникновения в суть конкретного явления, его познания»

(Арутюнова 1977б: 332). Именно в сфере предикатных номинаций происходит непрерывный процесс обнаружения сущности явле ния и вместе с тем процесс познания окружающего мира.

Предикатные номинации нереферентны и находят свое упот ребление в качестве предикатива в рамках биноминативных, ква лификативных предложений-высказываний, сообщающих о неко тором признаке субъекта (Гак 1986: 146). Подобные предложения имеют предикат с двучленной структурой. Он состоит из глагола связки и предикатива, выражающего признак, приписываемый субъекту. Предназначение связки состоит в соединении предика тива с подлежащим и одновременном выражении глагольных ка тегорий времени и наклонения. В качестве самого распростра ненного глагола-связки выступает глагол tre, однако в подобной функции возможно использование и иных глагольных форм, на пример глагола devenir:

(5) -Monsieur, il faut que je devienne flibustier. C’est le seul but que j’ai poursuivi depuis mon enfance (Steinbeck, 116).

Исходя из фактора разнообъемности значений подлежащего и сказуемого, выделяют предложения-высказывания классифика ции и предложения-высказывания характеризации (Гак 1986:

147).

В высказываниях классификации объем значения субъекта меньше объема значения предиката, таким образом, субъект включается в класс, обозначаемый предикатом. Подобные выска зывания могут быть представлены в следующей специфической форме:

S+ Vcop+N без артикля или с неопределенным артиклем.

Предикатные номинации могут быть представлены и в трансформированной форме. Например:

(6) -Fais pas l’ne pour avoir du son, tu sens la femelle fauve a plein nez. Tu vas pas essayer de faire croire un vieux singe comme moi que t’ as pas os y mettre la main! (…) (Bretin et Bonzon, 206).

(7) -Le bon Flavius que je suis a t trs recompens comme les bergers et les paysans innocents qui, toujours, dans les lgendes, trouvent les vierges noires, vous remarquerez, toujours les personnes trs simples qui trouvent les vierges noires, les plus proches de la vrit de l’esprit, de la religion (…) (Bretin et Bonzon, 254).

Приведенные номинативные формы можно представить сле дующим образом: un vieux singe comme moi = je suis un vieux singe, le bon Flavius que je suis = je suis le bon Flavius.

Предикатив в высказываниях классификации выполняет сиг нификативную функцию, он указывает не на отдельное лицо, а на класс лиц. Как известно, человек непременно является членом многочисленных общественных классов и групп. Как следствие, в своих высказываниях говорящий зачастую озвучивает свою про фессиональную принадлежность:

(8) -Vous n’tes pas auteur dramatique? Vous n’crivez pas?

-Non, je suis ingnieur.

-Quel dommage! Vous auriez d crire (Nemirovsky, 318).

Кроме того, он может сообщить адресату о своих личностных привязанностях, определив факт того, к какому кругу лиц он при надлежит:

(9) -Je suis un ami des Gendreau. Je frquente chez eux. J’appartiens au mme cercle qu’eux (…) (Simenon 2, 46).

Человек способен обозначить себя и более абстрактно, оп ределив свою сопричастность ко всему роду человеческому:

(10) -Ici, en Argentine des milliers d’hommes vivent dans les villas miserias… Des milliers d’autres sont emprisonns pour dlit d’opinion…Tu penses quelquefois eux? Et ceux qui meurent de faim dans d’autres pays d’Amrique Latine?

-Et toi, tu es vraiment sur d’y penser plus que moi?

-Bien entendu. Non seulement je pense eux, mais je vais me batter pour eux.

-Pourquoi?

-Parce que… parce que je suis un tre humain (Halter, 104-105).

В предложениях-высказываниях характеризации предикат выражает признаки субъекта в качестве характеризующего преди катива. Предикатив может быть выражен прилагательным, соче танием существительного с предлогом, оценочным существи тельным с артиклем, обозначающим качества объекта. Безуслов но, имя прилагательное способно предоставить яркую характери стику лицу, однако мы в своем исследовании, останавливаем свой выбор на предикативах, содержащих имя существительное, либо именные группы с опорным словом именем существитель ным. Отмечают, что в отличие от имени прилагательного имя су ществительное в позиции предикатива, приписывая некоторый признак субъекту, как бы ставит на нем «клеймо» (Арутюнова 1999). Так, в двух следующих высказываниях Je suis fou и Je suis un fou во втором случае создается впечатление того, что субъект речи не просто обладает определенным качеством, но одновре менно причисляет себя к классу сумасшедших, тем самым, при сутствует некоторый оттенок классификации.

Предикатные номинации зачастую могут содержать в себе оценочный компонент.

Оценочные предикатные автореферентные номинации В самом общем смысле оценкой называют соотнесение с при нятым критерием, образцом или нормой. Оценку можно опреде лить и как реакцию субъекта на объект в свете представления субъекта о норме (Гак 1986: 196).

Оценка включает в себя четыре компонента: содержание оценки, субъект оценки, объект оценки и норму. По своему содер жанию оценка может быть объективной и субъективной. Если объективная оценка рациональна и поддается объяснению, то субъективная сочетается с выражением эмоций и найти ей объек тивное обоснование затруднительно. Оценка может быть выра жена в оппозициях положительно / отрицательно.

Оценку определяют как наиболее яркий компонент прагма тического значения, которое слово (или высказывание) приобре тает в ситуации речи (Арутюнова 1988: 5). Прагматическую со ставляющую лексического значения слова (высказывания) выде ляют наряду с денотативным и сигнификативным компонентами.

Оценка предоставляет информацию об отношении челове ка, использующего определенную номинацию, к обозначаемому объекту. Если большинство номинаций не содержат в своем зна чении подобной информации (Marie, moi, pdagogue, vieux), то существует целый ряд номинативных средств, в значении которых присутствует компонент, отражающий эмоционально-оценочное отношение говорящего к обозначаемому объекту. Можно выде лить группу номинаций, в значении которых эмоциональное отно шение или оценка относятся к денотативному и / или сигнифика тивному слою их значения (Кобозева 2000: 88). Подобного рода слова ничего не сообщают об отношении говорящего к обозна чаемому объекту (aimer, se plaire). С другой стороны, существуют номинации, предназначенные для непосредственного и прямого выражения говорящим соответствующей оценки объекта (mauvais, excellente). Данные номинации отличаются от тех, в ко торых денотативный и / или сигнификативный слой заполнены объективной (неэмоциональной и неоценочной) информацией, а эмоция либо оценка выступают своего рода фоном, окраской и составляют содержание прагматического слоя значения. Наконец, можно выделить номинации, непосредственно предоставляющие информацию об отношении говорящего к объекту, все лексиче ское значение которых сводится к прагматическому компоненту (imbcile, salope, idiote).

В нашем случае субъектом и объектом оценки становится сам говорящий. Подобный факт позволяет нам оперировать тер мином «самооценка» и предоставляет возможность обратиться к фактам психологии, где самооценку определяют как оценку чело веком своих качеств, способностей и возможностей. Самооценка представляет собой сложное и противоречивое образование, по скольку отношение к самому себе представляет собой особого рода явление. Самооценка предопределяет характер оценивания других лиц и объектов и формирует отношение субъекта к миру в целом. В основе развития самооценки лежит множество факто ров: особенности воспитания, самовоспитание, среда. Самооцен ка может быть заниженной, завышенной и адеквантной. Однако нельзя утверждать о том, что, к примеру, лица с адекватной само оценкой обязательно оценивают себя только с положительной точки зрения. Умение взглянуть на себя критически свидетельст вует о здоровом самовосприятии. Адекватность оценки, ее обос нованность способствуют разграничению понятий «самоуничиже ние» и «самокритика».

Оцениванию могут подлежать профессиональные, мораль ные, умственные, физические качества субъекта. Как следствие, оценка может быть качественной, морально-этической, сенсорной и эстетической. Оценку своим моральным качествам субъект речи может произвести в соответствии с морально-этическими норма ми, господствующими в данном обществе. Например:

(11) -Je sais bien que je suis un sale type. Mais ce que vous ne savez pas, c’est que lui, Mauris tait un surnois...Ainsi, il ne m’avait jamais dit qu’il avait une maison sur le quai... Il se mfiat... Il ne voulait bien jouer au billard avec moi, mais pour le reste, il avait son quant- soi…Comprenez-vous? (Simenon 3, 192).

В (11) мы наблюдаем признание человека, совершившего убийство. Признавая факт того, что совершенное им злодеяние может получить самую отрицательную оценку в обществе, гово рящий, употребляет в своем высказывании автономинацию un sale type. Вместе с тем, автор речи некоторым образом пытается приуменьшить свою вину в содеянном, оглашая в своем высказы вании отрицательные черты жертвы преступления. Тем самым, говорящий подводит сотрудников полиции, выступающих в роли адресатов, к мысли о том, что убийство подобного человека смяг чает его вину.

Отметим, что в (11) предикатив un sale type представлен со четанием существительного и прилагательного. В данном случае существительное предикатива выражено гиперонимической но минацией и относится к подлежащему как родовое понятие к ви довому. Оценочный компонент, в свою очередь, заключен в при лагательном sale, указывающем на характеризующий признак.

Оценка может быть сформулирована с позиций адресата.

Таким образом, адресат речи выступает в глазах говорящего своего рода представителем общества в целом. Например:

(12) -Je paris que vous ne me croyez pas. Vous pensez que je rve, que je suis une vieille folle. Voulez-vous que je rcite la lettre que vous portez sur votre coeur? Celle qui comence par: “Cette nuit j’ai rv vous“ (…) (Nemirovsky, 263).

В (12) адресант речи, одинокая дама, упоминает множество нелицеприятных фактов о жизни своей погибшей подруги: о ее изменах, о ее пренебрежительном отношении к своему супругу.

Субъект речи прекрасно осознает факт того, что намеренное от рицательная характеризация третьего лица (и тем более умерше го), даже не противоречащая действительности, недопустимо по законам морали и подлежит суровому осуждению. В результате, мы наблюдаем использование в высказывании говорящего авто номинации une vieille folle, сформулированной с позиции адресата речи, мужа погибшей, - Vous pensez que. Тем самым автор под черкивает устоявшееся в обществе убеждение о том, что психи чески здоровый человек не в состоянии совершить подобный не благовидный поступок, вместе с тем в данной ситуации общения оцениванию подлежат не сколько умственные способности, сколько моральные качества человека.

В приведенных примерах коммуниканты оценивали себя с позиций адресата речи, вместе с тем выражая свое согласие по поводу озвученной оценки своих качеств. Однако в некоторых случаях говорящий может быть не согласен с присваиваемой ему оценкой. Например:

(13) -Ecoute, mon chri… dit Madame en levant son visage ruisselant de larmes.

-Je sais, je sais, coupa le commandant en riant du bout des lvres, je connais la chanson! Ta grande faiblesse! la facilit perdre les pdales! Le conflit de l’me et de la chair! Eh bien, j’en ai marre!

m’entends-tu? J’en ai marre! Tu m’as toujours pris pour un imbcile!

Ah! tes sorties en voiture le jeudi! Ce M. Moreau dont tu ne parlais que rarement et avec quel ddain! (…) (Clavel, 150).

В (13) нашему вниманию представлена ситуация выяснения отношений внутри супружеской пары. Супругу стало известно об измене жены со знакомым ему человеком, некто месье Моро. Ре акция мужа естественна: он полон негодования. По привычному сценарию супруга пытается найти объяснение произошедшему, однако ее адресат отказывается выслушивать какие-либо оправ дания. В его эмоциональном высказывании находит употребление яркая оценочная автономинация - un imbcile. Как мы можем су дить, говорящий не согласен с подобной характеристикой. Руко водствуясь тем, что субъект речи не считает себя идиотом, он выражает желание покончить с подобным положением дел в его семье.

Нередко говорящий в своих высказываниях подвергает оце ниванию собственные профессиональные качества. К примеру:

(14) -Je suis un bon marin, mon oncle. Je crois pouvoir naviguer sur n’importe quelle mer, et je me sais capable d’tablir un excellent plan de campagne (Steinbeck, 125).

Субъект речи, молодой человек, наделенный большими ам бициями, стремится найти поддержку своим замыслам у адреса та речи, могущественного и богатого человека. Как следствие, адресант ставит акцент на своем Я-профессиональном, подробно конкретизируя свои многочисленные умения и навыки. Наше вни мание сосредоточено на автономинации un bon marin. Отметим, что если в высказывании используется существительное-имя деятеля, обозначающее постоянное занятие или склонность субъекта, то наряду с прилагательным интенсивности подобная номинация раскрывает свойства субъекта.

В целом, необходимо отметить, что оценочные номинации мы, как правило, будем наблюдать в неофициальных рамках об щения, в ситуациях самохарактеризации.

6.2.2. Прагматические функции автореферентных номина ций в ситуации речевого общения Прагматическими функциями языковых средств мы называ ем те речевые действия, которые можно осуществлять с их по мощью (Кобозева 2000: 87). В рамках своего исследования мы ус тановили, что в предложении-высказывании автореферентные номинации способны выполнять идентифицирующую и предикат ную функции. Напомним, что идентифицирующие номинации на правлены на непосредственное указание объекта, предикатные наименования предназначены для его характеризации. Как след ствие, мы предлагаем выявить следующие прагматические функ ции автореферентных номинаций - самоидентификацию и само характеризацию. Идентифицирующие номинации могут выпол нять в рамках высказывания роли семантических актантов (аген са, пациенса, адресата и носителя признака), в то время как пре дикатные номинации к таким функциям не приспособлены, по скольку входят в состав предиката.

Помимо прочего, мы считаем необходимым конкретизировать функцию самохарактеризации, выделив следующие вспомога тельные функции: самооправдывание, самовосхваление, самоут вреждение, самозащиту, самосожаление, самокритику, самоогра ничение, самоиронию, самоуничижение.

Указанные прагматические функции могут получить свое от ражение и при самоидентификации, однако мы будем их рассмат ривать только в рамках самохарактеризации, где их проявление наиболее эксплицитно.

В психологии и социологии терминами «идентификация» и «самоидентификация» обозначают процесс эмоционального или иного отождествления индивида с другим человеком, группой, об разцом. В психоанализе, где эти термины появились благодаря З.

Фрейду, идентификацию обычно определяют как отождествление ребенка с родителем того или другого пола, в социологической и социально-психологической литературе этот термин имеет более широкое значение, с одной стороны, идентификация – это имита ция, подражательное поведение, с другой – эмоциональное слия ние с объектом (ФЭС 1993: 199). В криминалистике идентифика цию понимают как установление тождества конкретного объекта или личности по совокупности общих и частных признаков путём сравнительного их исследования в целях получения судебных до казательств (БЭС 1990: 123).

На основе нашего практического материала мы установили, что наряду с функциями самоидентификации и самохарактериза ции необходимо такцентировать свое внимание на функции само презентации, в рамках которой мы, в свою очередь, различаем:

самоидентификацию личности;

самопрезентацию в ситуации зна комства.

Считаем необходимым обратиться к более подробному рас смотрению выделенных нами функций.

6.2.2.1. Функция самоидентификации говорящего. Само идентификация говорящего в очной ситуации общения не пред ставляет трудностей для коммуникантов. Адресату речи предос тавлены все возможности установить субъект речи. То лицо, ко торое в данный момент в данной ситуации выступает, по крайней мере, в роли изрекающего высказывание, и является говорящим.

Согласно проведенным нами наблюдениям для самоиден тификации в очной ситуации общения автор в подавляющем большинстве случаев будет использовать местоименную номина цию, а именно местоимение 1-го лица, которое представляет со бой наиболее простое и удобное средство автореференции.

Роль местоимений 1-го лица в самоидентификации говорящего В диалоге каждый раз происходит смена ролей «адресант адресат», одна и та же форма используется тем, кто в данный момент берет на себя роль говорящего. В реальном общении ро ли говорящего и слушающего беспрестанно сменяют друг друга.

Дискурс всегда ориентирован и подразумевает ситуацию инте ракции, такое понимание дискурса сближает его с понятием диа лог. Диалог образуется сменой реплик, переходом «Я» говоряще го от одного лица к другому и соответствующим изменением слу шающего:

(84) -Ecoute.

-Je suis tout oreilles… -Je sais bien ce que tu vas penser.

-Je pense si peu! (Simenon 3, 52).

Реальное общение сопровождается непрерывным противо поставлением форм 1-го и 2-го лица:

(85) -Qu’est-ce que tu sais au juste?

-Voil enfin la question que j’attendais.

-Qu’est-ce que tu sais? (…) -Et toi, qu’est-ce que tu crains que je sache?

-Une premire fois je t’ai demand de ne plus t’occuper de mes affaires.

-Et j’ai refus.

-Une seconde et une dernire fois je te dis (…) (Simenon 3, 115).

Зачастую говорящий пытается превратить диалогическое общение в монолог, присваивая себе местоимение je. Но даже монологу свойственна диалогичность, поскольку «он всегда об ращен к адресату, реальному или гипотетическому, alter ego гово рящего» (Макаров 2003: 88):

(86) -J’ai connu les salles dessous des familles les plus solides en apparence… j’ai connu les tripotages de ceux qui s’enrichissaient. J’ai vu ceux qui descendaient (…) et je me suis mis tudier le mcanisme de tout cela (Simenon 3, 36).

Говорящий может обозначать себя не только как субъект, но и как объект действия, используя при этом местоименную форму me:

(87) -Nous tions dans la mme classe au lyce de Moulins, et il s’obstine a me tutoyer comme quand nous avions douze ans (Simenon 3, 46).

Самостоятельные предикативные формы местоимений так же способны служить эффективным средством идентификации:

(88) -Dd, c’est moi (Simenon 2,101).

(89) -Mon hobby, moi, ma manie, comme certains disent, c’est l’article 64… (Simenon 2, 24).

(90) -Une simple fille comme moi… Nous sommes venues toutes les deux de province, moi d’une petite ville, elle de la campagne… (Simenon 1, 88).

Использование местоимения 1-го лица единственного числа мы нередко наблюдаем в высказываниях, содержащих особую группу глаголов, уникальные особенности которых привлекли внимание представителей теории речевых актов. Подобные вы сказывания отличаются тем, что являются эквивалентными само му действию (клятва, присяга, комплимент, завещание). Доста точно произнести подобное высказывание, чтобы осуществить действие. Возможно, подобное произнесение является единст венным или наиболее эффективным способом осуществления данного действия. Согласно Дж. Остину такие глаголы направле ны на выражение цели речевого акта (желать давать клятву, обе щать, одобрять и др.) (Остин 1986). Глагол, функционирующий в данных высказываниях, используется в первом лице единствен ного числа настоящего времени и сопровождается соответствую щей формой местоимения. Как следствие, подобные высказыва ния приобретают особые свойства, а именно: автореферентность (высказывание отсылает к самому себе), автономинативность (высказывание описывает само себя), эквитемпоральность (время глагола совпадает с моментом речи) (Макаров 2003: 165). Подоб ные глаголы было предложено обозначить перформативными, а речевые акты, в которых они будут использованы, следует назы вать перформативными. Перформативы широко используются в повседневной жизни, они влекут за собой ожидаемые обществом последствия, способствуют возникновению той или иной социаль ной, коммуникативной или межличностной ситуации:

(91) -Vous, il a dit a papa, vous avez peur d’avoir le mal de mer!

-Le mal de mer? a repondu papa. Vous voulez plaisanter. J’ai le pied marin, moi. Je vous parie que vous aurez le mal de mer avant moi, Lanternau (Bosco, 35-36).

(92) -Vous me jurez que c’est vrai? Que vous ne mentez pas? Vous n’tes pas folle, voyons, vous avez l’air si lucide et si calme. Vous jurez que c’est vrai?

-Je vous le jure (Nemirovsky, 263).

Известно замечание о том, что выполнение некоторых пер формативных актов возможно только тем лицом, которое наделе но соотвествующими полномочиями, тем, кто может осуществить подобный акт благодаря своему статусу. Именно председатель собрания вправе открыть или закрыть мероприятие:

(93) -Et bien, puisque vous demandez tous la suspension de la runion, je la suspends. Elle reprendra d’ici quelques jours (Halter, 294).

Только в компетенцию комиссара полиции входит право совреше ния такого перформативного акта как оглашение ареста:

(94) -Jef Van Elst, je vous arrte pour assassinat et viol de votre belle-soeur Edmee Van Elst, perptrs ce matin au domicile de celle ci, rue de Bruxelles (Simenon 1, 189).

О.А.Агаркова подчеркивает, что ярким и широко распростра ненным примером перформативных речевых актов являются формулы речевого этикета, которые выступают эквивалентами самому этикетному поступку. Этикетная речь эффективна в том, что организует общение людей, облегчает взаимопонимание ме жду ними, вызывает положительные эмоции и способствует взаи мообоюдному достижнию целей (Агаркова 2004: 32-34). Напри мер:

(96) -Je vous demande pardon, ma mre (Bazin 3, 111).

Мы вели речь о возможности семантической транспозиции личных местоимений. Так, местоимение nous способно выступать эффективным средством автономинации, что позволяет утвер ждать о существовании nous de majest (nous величия) и nous de modestie (nous скромности). Местоимение nous в своем первона чальном значении также представляет для нас интерес. Оно не является просто суммой нескольких форм 1-го лица единственно го числа. Употребляя в речи данную местоименную форму, гово рящий, тем самым, причисляет к себе либо своего собеседника, либо некое третье лицо. В соответствии с этим принято выделять инклюзивную (nous = moi + toi) и эксклюзивную (nous = moi + lui/ elle/ils / elles) формы. Например:

(96) -Tu es sr, Vassili Stpanovich? Les hommes du KGB?

-Allons, Aron Lazarevitch, nous sommes tous les deux de trop vieux Sovitiques pour ne pas les reconnatre du premier coup d’oeil...

L’impermable kaki... Un air de ruse et de mauvais coup... (Halter, 41 42).

В предлагаемой ситуации общения один из коммуникантов пытается предупредить своего товарища о том, что его семьей заинтересованы агенты КГБ. В качестве аргумента он настаивает на мысли о том, что старые советские граждане, каковыми явля ются оба собеседника, способны безошибочно опознать людей из органов безопасности.

Эксклюзивную форму местоимения nous мы наблюдаем в следующем примере:

(97) -Quand nous tions jeunes filles, Klavdia et moi, nous aimions toutes les deux le mmе homme, et il avait, oui, il avait un penchant pour elle cause de ses cheveux et de sa jolie figure (Nemirovsky, 234).

Описываемая в (97) ситуация представляет для нас особый интерес. Говорящий, хозяйка дома, рассказывает гостям, непо средственным адресатам высказывания, о годах своей молодо сти. Местоимение nous покрывает собой Я говорящего и третье лицо, Клавдию, подругу хозяйки, которая непосредственно при сутствует при общении и тем самым обретает роль стороннего участника. Другой объект речи, человек, которого любили хозяйка дома и Клавдия, также присутствует при общении и также наде лен статусом стороннего участника. Факт присутствия упоминае мых в речи третьих лиц определяет для говорящего роль ответст венного за свое высказывание, за достоверность предоставляе мой слушателям информации.

В реальной коммуникации эквивалентом местоимения nous зачастую служит местоименная форма on, также выступающая в роли эффективного средства автономинации. Рассматриваемая форма направлена на создание эффекта интеграции говорящего и его собеседника (Si on allait au cinema?), либо служит средством вежливой коммуникации: on a gagne (в данном случае говорящий присоединяет к себе слушающего: on = tu + je), on a perdu (автор речи присовокупляет себя к адресату: on = je + tu). По нашему мнению, функционирование местоимения on сопряжено с поняти ем личной сферы говорящего, которую определяют как совокуп ность не только частей тела, но и предметов и существ, связан ных с личностью. По словам Ш. Балли, благодаря которому в лин гвистику был введен данный термин, личная сфера «охватывает тело, его части, иногда его размеры, душу индивида;

в некоторых случаях его голос, его имя;

но она может охватывать также в раз личных пропорциях все, что находится с ним в постоянной связи:

одежду, предметы обихода, посуду и т.д.;

окружающих лиц, се мью, обслугу, друзей» (Bally 1932).

Безусловно, центр личной сферы говорящего сосредоточен на том, что вызывает самые сильные положительные эмоции, например, любимый человек:

(98) -Je voudrais te dire que je suis contente d’tre avec toi. Je voudrais qu’on reste ensemble si c’est possible… (…) -Eh bien… a me parat possible, a devrait pouvoir marcher. Voyons, j’ai pas de femme, pas d’enfant, j’ai pas une vie complique, j’ai une barraque et un petit job pas fatiguant. Je crois que je suis une bonne affaire en fin de compte (…) -J’ai confiance, elle a murmur. On est encore jeune, toi et moi, on va s’en tirer (Clavel, 16).

В приведенном примере диалог происходит между молоды ми влюбленными. Девушка выражает свое желание остаться ря дом со своим молодым человеком, ее собеседником. Наряду с употреблением местоимение on используется более эксплицит ная форма toi et moi, тем самым автор речи присовокупляет себя к адресату высказывания.

В следующем примере напротив говорящим является моло дой человек, адресующий высказывание своей подруге, попав шей в неприятную историю:

(99) -... toi et moi, on est comme les deux doigts de la main, j’ai enchain. Et c’est pas demain la veille que ce va changer (Clavel, 357).

Помимо местоимения on и форм toi et moi говорящий прибе гает к яркому сравнению «мы как два пальца руки». Говорящий присоединяет к себе свою собеседницу, пытаясь оказать ей под держку и заверяя ее в том, что трудный момент их совместной жизни будет благополучно преодолен.

Итак, наилучшим средством для обозначения своего «Я»

служат личные местоимение. Однако возможны иные способы самоидентификации.

Роль имен нарицательных и имен собственных при самоидентификации говорящего Для самоидентификации использование альтернативных номинативных средств говорящим (т.е. упоминание о себе в третьем лице) будет сопряжено с особыми целями, поскольку в данном случае говорящий несколько усложняет задачу по иден тификации своего «я» для собеседника (-ов).

Как мы уже говорили, человек сам способен вынести суж дение о себе, став объектом собственного наблюдения (Сереб ренникова 2002), что способствует появлению возможности объ ективированной номинации, номинации от 3-го лица.

Согласно нашему практическому материалу, подобное мы чаще всего наблюдаем в речи лиц пожилого возраста. Возможно, данный факт связан с возрастными особенностями. По словам И.С. Кона, общая тональность и эмоциональная окрашенность миро- и самоощущения с возрастом меняется (Кон 1984: 222).

Люди старшего возраста склонны считать свои проблемы нераз решимыми, отсюда возникновение некоторого оттенка фатализ ма, пассивного подчинения судьбе. Осознание своей немощи, бо лезненности, ненужности, как следствие этого, одиночество, заб вение для старого человека хуже, чем смерть. Все это вызывает острое желание поговорить с кем-то, передать свой жизненный опыт, вызвать сочувствие у окружающих:

(100) -Oui, il faut que tu t’en ailles, mais ne reflechis pas trop mes paroles. Peut-etre ai-je essay de t’impressioner. Les vieillards ont besoin d’une flaterie silencieuse quand ils en sont arrivs se mfier des discours. Rappelle-toi seulement que Merlin t’a parl (...). Je ne veux pas qu’on m’oublie, Henry: pour un vieillard tomber dans l’oubli est pire que la mort (Steinbeck, 39-40).

В приведенном высказывании говорящий прибегает к не скольким способам автономинации: помимо традиционного упот ребления местоименных форм je и me, автор речи обозначает се бя косвенным образом с помощью существительных les vieillards и un vieillard. Причисляя себя, с одной стороны, ко всему классу стариков, а с другой, выделяя себя как одного из представителей этой возрастной группы, субъект речи тем самым, описывает не которые особенности мироощущения лиц пожилого возраста, ко торые могут показаться несколько странными для его юного собе седника. Автономинация в данном высказывании также представ лена именем собственным Merlin и местоимением ils, употреб ленным в его анафорической функции вслед за существитель ным les vieillards:

(101) -Daniel, il faut t’habituer l’ide que ta mre peut te manquer (Bazin 1, 234).

В (101) представлено высказывание пожилой женщины, страдающей неизлечимым заболеванием. Предчувствуя свою скорую смерть, автор речи косвенным образом предупреждает своего сына о предстоящей кончине. Номинация ta mre, исполь зуемая субъектом речи, как и многие термины родства, эффек тивно используется в целях самонаименования между лицами, состоящими в близком родстве. Подобное, возможно, связано с тем, что коммуниканты зрелого возраста некоторым образом под страиваются под особенности детской речи. Как мы уже упомина ли, с самого начала своего развития маленькие дети не способны усвоить личные местоимения, в результате чего в своей речи они обозначают себя посредством имен собственных. Отношение ма тери к своему, даже уже взрослому, ребенку, зачастую остается неизменным. На наш взгляд, использование субъектом речи ав тономинацию ta mre, свидетельствует о проявлении жалости не только к себе, но и к своему сыну.

Тем не менее, нельзя утверждать о том, что с возрастом снижается самоуважение и устойчивость самооценок. Хотя с при ходом старости могут усилиться и обостриться некоторые типо логические черты, они не сколько возрастные, сколько личност ные. Лица, уверенные в себе, обладающие высокой самооценкой, и в старости не ослабляют своих жизненных позиций. Например, героиня Ж.Сименона Бернадетт Аморелль.

(102) -Et quand Bernadette Amorelle vous dit que ce n‘est pas un accident, vous pouvez le croire (Simenon 3, 23).


Обозначение себя в третьем лице сопровождается катего ричностью суждений, манера общения сформирована образом жизни героини, старой аристократки, несколько высокомерной, но справедливой, привыкшей повелевать и не привыкшей подчи няться и не имеющей для себя никаких авторитетов. Мы соотно сим примеры подобной самоидентификации со случаями исполь зования третьего лица при обращении слуг к хозяевам. В такого рода ситуациях лицо-хозяин пытается подчеркнуть свое особое статусное положение по отношению к окружающим. Лицо-слуга, обращаясь к хозяину в третьем лице, со своей стороны также подчеркивает данное статусное отличие:

(103) -Puisqu’il n’y a d’autres moyens d’en sortir et que personne n’a le courage de le faire, autant que ce soit une vieille grand-mre qui s’en charge. Adieu, Malik (Simenon 3, 112).

Приведенное высказывание также принадлежит героине Бернадетт Аморелль. Автономинация, представляющая собой контаминацию определения и относительной номинации, фигури рует в контексте признания автором речи своей вины в убийстве зятя, мерзкого и подлого человека, приносившего страдания всей семье. Исходя из общепринятого мнения о том, что старому чело веку уже нечего бояться и нечего терять, субъект речи объясняет непосредственному адресату, комиссару полиции, свое решение пойти на преступление во имя того, чтобы спасти остальных чле нов семьи.

Старость зачастую ассоциируется с богатым жизненным опытом, многочисленными умениями, навыками. По словам И.С.Кона, мудрая старость – такой же стереотип, как и романти ческая юность (Кон 1984):

(104) M.Lanernau est rest debout et il a cri:

-Larquez les amarres! Hissez les voiles! En avant toute!

-Remuez pas comme a, a dit papa, vous allez tous nous flanquez l’eau!

-Oh, oui, a dit maman, soyez prudent M.Lanternau (…) -Ne craignez rien, petite madame, a dit M. Lanternau maman, c’est un vieux marin que vous avez bord!

-Vous avez t marin, vous? a demand papa. (Clavel, 34-35).

В приведенном высказывании с помощью объективированной номинации говорящий уверяет своих собеседников в том, что им нечего боятся, когда рядом с ними на борту корабля находится старый, а следовательно мудрый и опытный, моряк.

Однако, согласно нашим наблюдениям над практическим ма териалом, использование объективированных номинаций мы на блюдаем в речи лиц не только пожилого, но и значительно более молодого возраста:

(105) -Alors, tu n’aimes pas ton Blanc? Il est pourtant le plus beau de tous les Blancs de Dangan, tu sais…(…) -Toi, tu parles vraiment comme celui qui n’est pas un ngre! Tu sais bien que le Blanc n’a pas ce qui peut nous rendre amoureuses… -Alors?

-Alors quoi? J’attends… j’attends l’occasion… et Sophie ira en Guine espagnole… Qu’est-ce que tu veux, nous autres negresses ne comptons pas pour eux. Heureusement que c’est reciproque!

Seulement, vois-tu, je suis fatigue d’entendre: “Sophie, ne viens pas aujourd’hui, un Blanc viendra me voir la maison”, “Sophie., reviens, le Blans est parti”, “Sophie, quand tu me vois avec une madame, ne me regarde pas, ne me salue pas”, etc. (…) (Carsac, 101).

Описываемый диалог происходит между молодыми афри канцами, живущими в непосредственной близости с белым насе лением. Коммуникант по имени Софи, молодая любовница белого человека, пытается осуществить свою мечту – обокрасть своего дружка с той целью, чтобы уехать в испанскую Гвинею. Автономи нация в данном случае происходит не только посредством ме стоимений je и me, но и альтернативным способом: с помощью имени собственного Sophie. По нашему мнению, употребление объективированной номинации свидетельствует о том, что автор речи ассоциирует себя со своим динамическим Я (то, каким стре мится стать человек исходя из своих собственных установок). Го ворящий выражает недовольство своим актуальным статусом и материальным положением. Напомним, что динамическое Я нельзя отождествлять с идеальным Я, подразумевающим сле дование моральным и нравственным образцам, с чем воровство не совместимо.

Обозначение своего «Я» посредством косвенной номинации nous autres negresses свидетельствует о том, что говорящий под черкивает свое Я-этническое и Я-половое, тем самым, противо поставляя себя белому мужскому населению:

(106) -Ma chre enfant, tout homme fait un bon mari si l’on sait s’y prendre.

-Ma foi, c’est sans doute le meilleur moyen de me tirer d’embarras. Je suis lasse d’entendre les gens s’apitoyer sur ma pauvret. Nanmoins, tant donn sa popularit actuelle, croyez-vous qu’il va faire attention moi? Peut-tre sera-t-il trop fier pour pouser une fille sans le sous (Steinbeck, 270).

Приведенный пример описывает диалог светской дамы и ее воспитанницы. Женщина предлагает девушке подумать над воз можностью вступить в брак с очень богатым и знаменитым чело веком. В пользу предлагаемой идеи выдвигается аргумент о том, что любой мужчина может стать хорошим мужем при правильном обращении. В итоге девушка соглашается со своей опекуншей, считая, что подобный брак может стать наилучшим выходом в ее ситуации. Однако молодую особу не покидают сомнения по пово ду того, как будет воспринята подобная идея самим претендентом в мужья. Наше внимание привлекает употребление в высказыва нии субъекта речи объективированной номинации une fille sans le sous. Тем самым, по нашему мнению, адресант выделяет одну из ипостасей своей личности, а именно свое Я-материальное, а вме сте с тем и Я-статусное.

Тем не менее, приведенные нами высказывания, не создают особых затруднений для слушающего в том, чтобы определить референт объективированных номинаций. Употребление в речи говорящих имен собственных и альтернативных средств автоно минации не вызывает недопонимания со стороны собеседника, поскольку в каждой из представленных ситуаций общения комму никанты в достаточной степени знакомы друг с другом.

Как известно, использованию в высказывании идентифици рующей номинации обязательно должен предшествовать номина тивный этап: обозначение своего Я с помощью имени собственно го подразумевает факт того, что имеющей место ситуации рече вого общения когда-то предшествовала ситуация самопрезента ции.

Помимо имени собственного, в пресуппозиционный фонд адресата речи входит информация о множестве других характе ристик личности говорящего. Чем прочнее взаимоотношения ме жду коммуникантами, тем большим количеством сведений друг о друге они обладают. Подобный факт мы обнаруживаем в отноше нии лиц, находящихся в тесных родственных и долговременных дружеских отношениях. Собеседнице молодой особы в (106) из вестно, что автор речи, находится в тяжелом финансовом поло жении, поэтому номинация une fille sans le sous не вызывает не допонимания в том, чтобы определить лицо, являющееся объек том речи.

Адресат речи в примере (101) находится в максимально близких семейных взаимоотношениях с адресантом. Номинация ta mre в высказывании субъекта речи является полноправным эквивалентом местоимения первого лица.

Некоторые характеристики говорящего, имеющие отчетли вое физическое воплощение (к примеру, возраст), благодаря са мой возможности зрительного воспринимать автора речи, не тре буют предварительной вербальной экспликации (примеры № 100, № 103).

Если же коммуниканты не достаточно знакомы друг с другом, то, используя объективированные номинации, говорящий будет стремиться к тому, чтобы применить дополнительные эксплицит ные средства для облегчения интерпретации своего высказыва ния собеседником. В частности, в речи говорящего может найти свое отражение экстралингвистическая ситуация общения.

В следующем примере адресант обозначает себя с помо щью сложной пропозитивной номинации, включающей определе ние, субстантивированное прилагательное и придаточное допол нительное:

(107) -Vous m’excuserez, mais il faudrait que j’y aille… -Tu refuserais quand mme pas de tenir un peu compagnie un viel aveugle qui t’offre un verre? Et puis, dehors, c’est l’orage (Bretin et Bonzon, 206).

В надежде избавиться от одиночества автор речи пытается завязать знакомство с молодым человеком, предлагая ему бокал вина. В ответ на отказ собеседника говорящий стремится удер жать его. Подчеркивая в своей речи возраст и физическую не мощь (адресант отличается плохим зрением), адресант экспли цитно указывает на свои физические характеристики, непосредст венно поддающиеся восприятию собеседника. Возможно, наряду с этим, коммуникант желает вызвать к себе жалость со стороны адресата. Придаточная форма qui t’offre un verre также направле на на отражение экстралингвистической ситуации, того, что непо средственно происходит в момент общения, и способствует без ошибочному определению объекта номинации со стороны слу шающего.

Как известно, речевая ситуация строится по оси «я-здесь сейчас». Наряду с личными местоимениями в качестве особого рода включателей выступают наречия места и времени. Так, в следующем примере, говорящий не прибегает к использованию личных местоимений в целях автономинации, но в его высказы вании фигурирует наречие ici, представляющее собой еще один яркий дейктический элемент высказывания. Оно предоставляет слушающему возможность безошибочно определить референт сложной несколькословной номинации:

(108) -Voulez-vous vous assoir ici ct d’un brave matelot de Cork nomm Tim (Steinbeck, 21).

Помимо прочего, высказывание говорящего сопровождается указательным жестом. По нашему мнению, приведенное высказы вание представляет собой косвенный способ самопрезентации.

В целом, мы можем прийти к следующему выводу. Использо вание альтернативных средств автономинации связано с намере нием говорящего подчеркнуть в данном высказывании один из неограниченного множества компонентов своего Я: Я родитель ское, Я физическое, Я статусное и т.д. Объективированные номи нации являются замечательным средством украшения и обога щения речи. В большинтсве случаев они не противоречат макси ме манеры коммуникативного кодекса, предписывающей комму никантам «выражаться предельно ясно».


Использование объективированных номинаций также со пряжено с особыми прагматическими функциями высказывания, это может быть самовосхваление (пример № 102), самосожале ние (пример №106, 107), самоутверждение (пример № 104) и т.д.

6.2.2.2. Функция самопрезентации. Самопрезентация под разумевает особые коммуникативные условия. В сознании гово рящих стабильно отражен стереотип поведения в подобного рода ситуациях. Как следствие, мы можем установить некоторые зако номерности в использовании автореферентных номинаций в вы сказываниях говорящих в рамках ситуаций самопрезентации.

В психологии самопрезентацию определяют как «процесс представления себя в отношении социально и культурно принятых способов действия и поведения» (БТПС т.2, 219). Этот процесс направлен на формирование мнения других о себе и подразумевает использование разработанных для этой цели стратегий.

В целом мы можем вести речь о нескольких типах самопре зентации:- самоидентификация личности: самопрезентация в си туации приветствия, самопрезентация в ситуации знакомства.

Возможно, данный перечень не является законченным, в то же время мы должны подчеркнуть, что зачастую бывает весьма сложно определить, какой тип самопрезентации имеет место в той или иной ситуации общения.

По нашему мнению, роль местоимений при самопрезента ции не будет иметь какой-либо решающей роли, поскольку подоб ного рода деятельность предполагает непременное озвучивание своего имени собственного и по мере необходимости своих ста тусно-ролевых характеристик.

Функция самоидентификации личности говорящего Отметим, что термин «идентификация личности», использу ется в области искусствоведения, где это понятие определяют как отождествление личности с портрета, на котором изображен не известный персонаж, с известными его изображениями для под тверждения атрибуции (БЭС 1990: 234). Мы считаем, что само идентификация личности направлена на предоставление адреса ту речи возможности установить личность говорящего.

Самоидентификация личности в монолокутивных услови ях общения Нередки такие коммуникативные ситуации, в которых отсут ствует возможность зрительно воспринимать говорящего. Как из вестно, более 70% информации человек воспринимает благода ря визуальному каналу общения. Различные обстоятельства, свя занные с предметно-событийным фоном общения создают значи тельные препятствия для определения автора речи. К числу ви зуальных барьеров мы можем причислить темноту, плохую види мость, какую-либо зрительную преграду в виде закрытой двери, ограды, забора. Такие специфические виды коммуникации, как телефонное общение, общение по рации также сопряжены со значительными зрительными и слуховыми помехами. Коммуника тивные ситуации, характеризуемые подобными особенностями предметно-событийного фона, скорее всего, будут осуществлять ся в рамках неофициального общения. Их можно определить как неналичные, монолокутивные ситуации общения, а также как си туации ситуативного неравенства, поскольку лицо, пытающееся вступить в общение в подобного рода условиях, совершает своего рода вторжение в личную сферу говорящего.

Особое значение в ситуациях самоидентификации личности принадлежит степени знакомства коммуникантов. Так, место именные формы будут эффективны только в случае достаточно близкого знакомства участников общения. В таком случае ре шающую роль при идентификации личности говорящего будет принадлежать не дейктическим словам, а некоторым экстралин гвистическим компонентам общения. Собеседник имеет возмож ность определить автора речи по его голосу, манере говорить. В некоторых ситуациях адекватному установлению автора речи бу дет способствовать заранее установленная договоренность о предстоящей коммуникации.

В отдельных случаях самоидентификация личности может быть осуществлена говорящим косвенным образом посредством обращений. В этом случае форма адресации играет особую роль, поскольку некоторые обращение получатель речи ассоциирует с тем или иным знакомым для себя лицом. Так, лица, состоящие в дружеских, родственных отношениях, активно используют при ад ресации друг к другу особые формы имени собственного, про звища, клички:

(109) -C’est toi, Madame Maigret? (Simenon 1, 73) В (109) адресату речи предоставлено несколько способов идентификации говорящего, как по знакомому тембру голоса, так и по форме обращения. В семье Мэгрэ стало привычным обра щение жены к мужу по фамилии, в свою очередь, комиссар обра щается к супруге не иначе как «мадам Мэгрэ». Кроме того, инди катором говорящего является не столько сочетание конвенцио нального обращения madame и имени собственного Maigret, сколько местоимение toi, которое контрастирует в совокупности с используемыми формами адресации и является для слушающего ярким свидетельством того, кто в данной ситуации выступает в роли говорящего. Таким образом, автореференция тесно связана с адресацией.

Но если коммуниканты не находятся в отношениях доста точного знакомства друг с другом, либо помехи предметно событийного фона настолько существенны, что препятствуют коммуникации в гораздо большей степени, то использование го ворящим только форм личных местоимений для идентификации своего «Я» оказывается недостаточным.

Как следствие, субъекту речи необходимо идентифициро вать свою личность иным образом. Наилучшим средством в тако го рода случаях будет использование имени собственного.

Роль имен собственных при идентификации личности говорящего Если собеседники уже знакомы друг с другом, достаточно упомянуть свое имя собственное, которым обладет каждый гово рящий и которое входит в общий фонд знаний его собеседника.

Рассмотрим ситуации, в которых собеседники по каким-либо причинам находятся вне пределов видимости друг друга, что вы зывает настоятельную необходимость идентификации своей лич ности, со стороны лица пытающегося вступить в речевое взаимо действие:

(110) Je frappai la porte, il y eut un moment de silence puis j’entendis un grommelement que je reconnus.

-C’est moi, Toundi!

-D’o viens-tu cette heure? poursuivit le grommellement qui devenait de plus en plus proche.

-De mon travail, rpondit-je (Carsac, 166).

В приведенном примере преградой для коммуникантов ста новится не только физический объект (дверь), но и темное время суток.

В некоторых случаях достаточно упоминания своего имени собственного, как, например:

(111) -Qui est-ce? demanda Benoit en s’approchant de la porte.

-Maigret... (Simenon 2, 145).

Зачастую имя автора речи должно сопровождаться озвучи ванием своих статусных характеристик, в результате чего мы на блюдаем контаминацию имени нарицательного и имени собст венного:

(112) -C’est moi, Joseph. Le commissaire Maigret. Vous pouvez ouvrir, jeune homme (Simenon 3, 151).

Особый интерес в этом случае представляют ситуации, свя занные с общением по телефону. Невозможность визуально вос принимать собеседника непременно обязывает звонящего тем или иным образом обозначить свое «Я». Если коммуниканты уже знакомы друг с другом, говорящий озвучивает свое имя собст венное. Подобная практика прочно закреплена в правилах рече вого этикета. Лицо, пытающееся вступить в общение должно пер вым идентифицировать себя нужным образом:

(113) -Ici, Maigret. Passez-moi quelqu’un de mon bureau, s’il vous plat… (Simenon 2, 68).

В (113) комиссар Мэгрэ предоставляет возможность своему собеcеднику, выполняющему роль адресата-ретранслятора, опо знать свою личность с тем, чтобы вступить в коммуникативное взаимодействие с непосредственным адресатом, сотрудником своего отдела.

Итак, имена собственные наилучшим образом предназначены для самоидентификации личности.

Роль определенных дескрпиций при самоидентификации личности говорящего Но если коммуниканты не находятся в состоянии знакомст ва друг с другом, либо знакомство было настолько непродолжи тельным, что один из коммуникантов не в состоянии упомянуть об этом факте, помимо оглашения своего имени становится необ ходимым использование демографической, относительной и функциональной номинаций, указывающих на родственную, про фессиональную, личностную связь с адресатом речи или третьим лицом, известным обоим коммуникантам:

(114) -Qu’est-ce que c’est? fit l’intrieur une voix endormie.

-Un ami de Monsieur Malik qui voudrait qu’on lui ouvre la grille (Simenon 3, 83).

В описываемой ситуации действие происходит в ночное время суток на территории частного владения одного из героев романа богатого одноклассника Мэгрэ Эрнеста Малика. Сторож, обеспокоенный шумом, производимым Мэгрэ, пытается узнать причину происходящего. Говорящий использует в таком случае сложную относительную номинацию Un ami de Monsieur Malik qui voudrait qu’on lui ouvre la grille, поскольку собеседники незнакомы друг с другом и озвучивание имени собственного в данной ситуа ции будет неэффективным. Одновременно с тем, в высказывании говрящего содержится косвенная просьба позволить автору речи покинуть пределы частного владения.

Существует возможность обозначить свою личность косвен ным образом через принадлежность к какому-либо органу, учреж дению, другими словами, продемонстрировать в высказывании свое Я-статусное, Я-ролевое. Тем самым, говорящий имеет воз можность удостоверить собеседника в своем праве инициировать общение:

(115) Une voix finit par demander l’intrieur:

-Qu’est-ce que c’est?

-Police! (Simenon 2, 28-29).

В (115) молодой инспектор, прибывший к месту преступления, использует номинацию Police с тем, чтобы беспрепятственно про никнуть в помещение и начать расследование.

Возможность косвенной самоидентификации существует также и в рамках телефонной коммуникации, например:

(116) -All!... Je suis bien chez le docteur Parendon?... Ici, la P.G., mademoiselle... Le bureau du commissaire Maigret... (Simenon 3, 113).

В (116) говорящий, молодой инспектор полиции, дважды обо значает себя: как представителя всей организации в целом la P.G.

(la Prfecture Gnrale), и как сотрудника отдела комиссара Мэгрэ Le bureau du commissaire Maigret.

В том случае, если в рамках телефонного общения по каким либо причинам говорящий не смог удостоверить свою личность самостоятельно, собеседник вправе потребовать оглашения его имени или статуса.

(117) -All?

-Grard?

-Ah, je suis dsol, mais l’abb Cheuplain est absent pour l’instant.

-Jeanne est l?

-Elle est occupe.

-A qui ai-je l’honneur?

-Un ami de prtre de passage. Puis-je prendre un message?

-Dites (…) Cheuplain que je serai Paris ce soir.

-Il peut vous rappeler?

-Ce ne sera pas facile. Je rentre tard du Mont-Saint-Michel et je risque de repartir demain matin de bonne heure. Je le rappelerai.

-Bien, je lui transmettrai. De la part?

-d’Augustin.

-Augustin…?

-Oui, Augustin Meninchou. Merci.

-Mais je vous en prie, au revoir (Bretin et Bonzon, 70).

Так, в (117) оба партнера по общению совершают коммуника тивные ошибки. И лицо, инициировавшее общение, и его адресат с самого начала коммуникации не сумели идентифицировать се бя должным образом. В последующем мы наблюдаем взаимные попытки идентифицировать личности друг друга. При этом одному из коммуникантов, инициатору общения, непременно необходимо упомянуть свое имя - Augustin Meninchou, поскольку оно имеет принципиальное значение для третьего лица, непосредственного адресата сообщения. Второй коммуникант, выполняющий в дан ной речевой ситуации роль адресата-ретранслятора, обозначает себя относительной номинацией - Un ami de prtre de passage, так как упоминание своего имени собственного не играет существен ной роли для собеседника. Нет уверенности в том, что предпри нимаемая коммуникация когда-либо получит свое продолжение.

Помимо прочего, ситуации, связанные с коммуникацией по телефону, зачастую сопровождаются значительными аудиопоме хами, что требует от говорящего значительных усилий при идентфикации своей личности:

(118) -Commissaire Fruchot l’appareil, passez-moi le prft… Comment a, impossible? … Une soire bridge! Ecoutez, mademoiselle, j’ai deux cadavres sur les bras et …Mais non, mademoiselle, c’est une image… Oui, c’est a, urgent… Fru-chot, mademoiselle, avec un F, commissaire Fruchot de la brigade criminelle de Paris, c’est a, trs urgent… Monsieur le prft? com missaire Fruchot (…) (Bretin et Bonzon, 265).

В (118) адресанту, комиссару Фрюшо, настоятельно необхо димо вступить в непосредственное коммуникативное взаимодей ствие с префектом полиции. Субъекту речи приходится столк нуться с определенными трудностями, которые, с одной стороны, сопряжены с некоторым противодействием со стороны адресата ретранслятора, а с другой, с физическими помехами коммуника ции.

Самоидентификация может происходить и при посредниче стве адресата-ретранслятора, что зачастую имеет место в инсти туциональных рамках общения, а также в бытовой коммуникации, когда роль коммуниканта-посредника возложена на определенное лицо: слугу, консьержку, дворецкого, как, например, в (119):

(119) -Allez et dites que Bernadette Amorelle est venue pour lui parler et ne vous occuper pas du reste (Simenon 3, 20).

Героине Ж.Сименона Бернадетт Аморелль настоятельно не обходима необходима встреча с комиссаром Мэгрэ. Приняв за служанку жену комиссара, адресант требует незамедлительно оповестить о своем визите непосредственного адресата речи:

(120) -Votre nouveau commandant de bord vous parle. Le front populaire pour la liberation de la Palestine qui a pris en main la direction de ce vol de la TWA, demande tous les passagers de respecter les instructions suivantes (…) (Halter, 195).

В приведенном примере самоидентификацию своей лично сти осуществляет глава террористов, захвативших самолет.

Здесь также представлена неналичная, монолокутивная ситуация, поскольку говорящий находится в кабине пилотов и производит свое высказывание посредством внутренней связи. Использова ние своего имени собственного в таком случае было бы весьма неразумным, говорящий считает необходимым лишь огласить свой новый статус в сложившейся ситуации. Можно предполо жить, что подобный пример является косвенной иллюстрацией перформативного речевого акта, говорящий своим высказывани ем наделяет себя статусом главного лица на борту самолета:

(121) -С’est le commandant Grardo de Rosa qui vous parle. Gardez votre calme. Le Bateau vient d’tre dtourn par les terroristes palestiniens. Ils promettent de ne rien faire contre les passagers (Halter, 445).

В (121) мы также наблюдаем неналичную, монолокутивную ситуацию. Контаминация имени нарицательного le commandant и имени собственного Grardo de Rosa играет особую роль. Приве денное высказывание было озвучено в ситуации захвата пасса жирского лайнера палестинскими террористами. Напоминая свое имя, говорящий – капитан корабля - удостоверяет своих много численных адресатов в том, что он жив. Если преступники оста вили в живых главенствующее по статусу лицо, есть надежда на благополучный исход всего происходящего.

Напомним, что нами были рассмотрены ситуации, в которых самоидентификация личности происходила в монолокутивных коммуникативных условиях.

Самоидентификация личности в интерлокутивных условиях общения Самоидентификация личности, по нашему мнению, может происходить и в ситуации реального присутствия коммуникантов, то есть в наличных, интерлокутивных ситуациях общения. Как и в неналичных ситуациях в данном случае один из коммуникантов не ожидает инициации коммуникативного взаимодействия со сторо ны говорящего. В результате, адресат речи может проявить отказ от дальнейшего коммуникативного сотрудничества. Субъекту ре чи, предполагающему подобное положение дел, настоятельно необходимо найти аргументы для обоснования своего права на осуществление коммуникации. Успешность в этом во многом за висит от уровня коммуникативной компетенции автора речи.

Роль имен собственных при самоидентификации личности Наилучшим средством автономинации как всегда выступают имена собственные. Отметим, что по нашим наблюдениям, само идентификация личности зачастую будет являться частью неко торого косвенного речевого акта. Например:

(122) -Que voulez-vous? (...) -Je suis le commissaire Maigret...

-Je m’en doute... Et aprs? Nous n’avons plus le droit d’tre chez nous?... (Simenon 3, 100).

Описываемая коммуникативная ситуация осуществляется в доме, в котором накануне ночью произошло убийство. Комиссар Мэгрэ занят опрашиванием жильцов дома. Дочь хозяина, маде муазель Парандон, не проявляет желания вступать в контакт с полицией. В ответ на ее вопрос «Что вам нужно?» герой Ж.Сименона считает нужным, прежде всего, представиться, тем самым, предоставив адресату доказательства своей компетент ности в рамках проводимого расследования и право на опраши вание жильцов дома. Оглашение своего имени субъектом речи предопределено несколькими факторами. Во-первых, подобная практика предусмотрена правилами речевого этикета, во-вторых, имя комиссара Мэгрэ пользуется большой известностью и явля ется свидетельством профессионализма в области криминали стики:

(123) -Vous croyez qu’il ne vaudrait pas mieux commencer par le commencement?

-Je revenais de mon travail. Mon nom est Justin Minard. Je suis seconde flutiste des Concerts Lamoureux, mais le soir je joue la brasserie Clichy, boulevard de Clichy. J’habite rue d‘Enghien, juste en face du Petit Parisien.Je suivait la rue Ballu, puis la rue Chaptal, comme chaque nuit (Simenon 2, 24-25).

В представленной ситуации действие происходит в поли цейском участке, куда неожиданно прибыл невольный свидетель только что совершившегося преступления. Поскольку говоряще му, находившемуся в состоянии аффекта, не удалось с самого начала вразумительно объяснить суть произошедшего, сотрудни ки полиции просят его начать свой рассказ с самого начала.

Субъект речи начинает свое высказывание с описания того, как ему удалось стать свидетелем произошедшего. По мере своего повествования он приходит к выводу о необходимости идентифи цировать свою личность. Как следствие, происходит подробная самопрезентация, включающая в себя имя собственное, демо графическую, функциональную и относительную номинации.

Отметим, что имена собственные не являются единствен ным эффективным способом самоидентификации личности в рас сматриваемых условиях общения.

Роль определенных дескрипций при самоидентификации личности в интерлокутивных условиях общения Нередко возникают ситуации, в которых субъекту нет необ ходимости упоминать свое имя. В таком случае будут использо ваться альтернативные средства автономинации:

(124) -Avez-vous appris la mort de votre pre?

Elle a fait non sans montrer de surprise ou d’motion.

-J’tais son notaire et maintenant suis charg de sa succession. Votre pre, madame Calas, n’a pas laiss de testament de sorte que le chteau, les terres et toute sa fortune vous reviennent (Simenon 2, 283).

В данной ситуации говорящий, бывший нотариус богатого аристократа, после долгих поисков находит его дочь, ставшую за конной владелицей всего имущества своего отца. Для того чтобы объяснить собеседнице положение дел, c которой ранее говоря щий не был знаком, он, прежде всего, считает необходимым озву чить свою причастность к завещателю, его имуществу и, соответ ственно, к самой наследнице. В связи с этим используется конта минация относительной (притяжательное местоимение) и демо графической номинации - son notaire:

(125) -Voila un jeune qui a souvent applaudi ma fille cet t, sans doute… Elle s’appelle Edith de Nansy. Je suis la mre d’Edith de Nansy (Nemirovsky, 315).



Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.