авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ЗЕМНОЙ КОРЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES SIBERIAN BRANCH INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST ...»

-- [ Страница 6 ] --

При изучении разрывных деформаций в рыхлых толщах необходимо исполь зовать ряд критериев, позволяющих выделять тектонические разрывы на фоне экзо генных. К таковым, прежде всего, относится внешний облик трещин. Ровные, протя женные, закрытые трещины в большинстве своем имеют тектоническую природу. По внешнему виду такие трещины мало похожи на разрывы, образующиеся в грунтах вследствие экзогенных процессов, и практически не обнаруживают пространственной связи с проявлениями последних. Особенности морфологии и строения этих наруше ний аналогичны сколовым трещинам, развивающимся в скальных породах при текто нических деформациях. В пользу тектонического происхождения также свидетельст вует совпадение основных направлений трещин и их систем (по результатам массо вых статистических замеров) в рыхлых отложениях и в близлежащих выходах корен ных древних пород. По латерали тектоническая трещиноватость в рыхлых и слабо сцементированных толщах распределена неравномерно: достаточно протяженные участки (длиной до сотен метров и более) разреза, где подобные трещины редки, че редуются с короткими отрезками (от первых до десятков метров), в пределах которых отмечается резкое увеличение их числа вплоть до появления отчетливо выраженных зон повышенной трещиноватости (рис. III.11).

Рис. III.11. Зона трещиноватости с аз. пад. 160° / 80° вблизи Южно-Тункинского разлома (Тункинская впадина, Юго-Западное Прибайкалье).

Трещины (показаны стрелками) рассекают гальки и валуны в верхнеплейстоценовых флювиогля циальных отложениях (долина р. Шулу-Сабраж, левого притока р. Иркут).

Наиболее неблагоприятны для изучения трещиноватости отложения преиму щественно песчаного состава. В них трещины, как явные разрывы сплошности, мож но фиксировать только в пределах недавно вскрытых стенок поверхностных горных выработок, пока пески достаточно увлажнены, а слабосцементированные песчаники еще не подверглись выветриванию. При высыхании или экзогенном разрушении пес чаных отложений плоскости трещин можно восстановить лишь на участках, где они выполнены продуктами выветривания пород (лимонит, кальцит и пр.) или смещают прослои, отличающиеся по гранулометрическому составу и окраске (рис. III.12). По этому места изучения трещин в песчаных толщах, как правило, составляют лишь не значительную часть от выполняемых наблюдений в рыхлых и слабосцементирован ных отложениях.

Рис. III.12. Взбросовое смещение на 3-5 см прослоев песка разного гранулометрического состава по трещине в плейстоценовых отложениях окрестностей пос. Туран (Тункинская впади на, Юго-Западное Прибайкалье).

В пределах плотных глинистых толщ большая часть разрывов представляет собой трещины усыхания, имеющие характерную извилистую форму и раскрытие в первые миллиметры. К тектоническим следует относить прямолинейные ровные за крытые трещины с длиной от 0.1 до десятков сантиметров. Иногда, они образуют эшелонированные структуры общей протяженностью 0.8 – 2.0 м. Наиболее отчетливо трещины в образованиях данного типа проявляются вблизи контактов с коренными породами или слоями рыхлых отложений иного гранулометрического состава. Внут ри мощных глинистых пачек при отсутствии маркирующих слоев трещины зачастую малозаметны, однако их наличие может быть легко обнаружено при аккуратной зачи стке поверхности обнажения. Благодаря отмеченным особенностям тектонические трещины и зоны повышенной трещиноватости в глинистых отложениях вполне дос тупны для наблюдений и использования в структурных построениях, примеры кото рых рассматриваются в заключительных разделах следующей главы.

Из рыхлых отложений наиболее благоприятными для выявления и изучения тектонических трещин являются крупнообломочные толщи (аллювиальные, водно ледниковые, конусы выноса и т. д.), содержащие значительное количество валунов и галек. В отличие от существенно песчаных или глинистых толщ, где трещины быстро становятся трудно различимыми в результате осыпания или расплывания материала, в валунных и галечных отложениях сохраняются те фрагменты разрывов, которые раскалывают (часто со смещением) обломки скальных (магматических, эффузивных и метаморфических) пород. Примеры трещин в рыхлых крупнообломочных отложе ниях приведены на рис. III.13. Большая часть их них по внешнему виду может быть отнесена к сколам. Реже встречаются раскрытые и извилистые формы трещин, харак терные для отрывов. Расколы галек и валунов фиксируются даже при видимом отсут ствии трещин в песчано-глинистом матриксе. Это позволяет уверенно трассировать крупные трещины по расколам нескольких обломков, расположенных в разрезе друг над другом. Длина разрывов, прослеживаемых таким образом, варьирует от 0.1 до 3 и более метров. Интенсивность проявления подобной трещиноватости различна: от единичных расколов галек в многометровых коренных выходах до нарушения тре щинами большей части крупнообломочной фракции. В последнем случае зачастую встречаются гальки или валуны, нарушенные несколькими трещинами.

Рис. III.13. Примеры трещин, раскалывающих обломки скальных пород в рыхлых отло жениях.

А. Прослеживание трещины в пролювиальных отложениях (Баргузинская впадина, Забайкалье).

Б. Массовые расколы галек в аллювиальных отложениях долины р. Ангары (юг Сибирской плат формы).

В. Раскол валуна водно-ледниковых отложений двумя пересекающимися направлениями трещин (Тункинская впадина, Юго-Западное Прибайкалье).

Г. Структуры типа «стопки монет» из зоны влияния Ангарского надвига в истоке р. Ангары (по [Маслов, Лавров, 1933]).

Раскол обломка породы, заключенного в рыхлый материал, вряд ли может быть следствием действия экзогенных сил. Нам представляется наиболее вероятными две гипотезы формирования подобных разрывов, главная роль в которых отводится тектоническому фактору. Первая заключается в том, что трещинообразование проис ходило в моменты, когда несвязанные (при положительных температурах) отложения находятся в мерзлом состоянии и приобретают прочностные свойства, характерные для единого массива. Именно при таких условиях под воздействием, прежде всего, тектонических напряжений в них возникают сколовые и отрывные трещины, рассе кающие как крупные обломки, так и вмещающий их матрикс. При оттаивании тре щины остаются в обломках крепких пород, тогда как их сегменты в песчано глинистом наполнителе затушевываются. Таким образом, валунно-галечные образо вания в отличие от рыхлых толщ иного гранулометрического состава при климатиче ских условиях, характерных для большей части территории России, способны дли тельно сохранять следы разрывных тектонических деформаций. Трещины в мерзлом грунте по своей сути аналогичны таковым в сцементированных породах, что дает ос нование использовать при их изучении большую часть традиционных структурно геологических методов. Вторая гипотеза предполагает возможность формирования описанных разрывов в крупных обломках в результате интенсивных сейсмогенных сотрясений в плейстосейстовых областях. Однако этот вопрос требует дополнитель ного обоснования и расчетов.

Перечисленные особенности проявления тектонических трещин в крупнооб ломочных толщах в большинстве случаев позволяют напрямую использовать их при тектонофизическом анализе. В качестве иллюстраций новых возможностей изучения тектонической трещиноватости в породах подобного типа ниже приведены результа ты наших работ, проведенных на юго-западном фланге Байкальской рифтовой зоны (Тункинская впадина) и южной окраине Сибирской платформы.

Разрывные деформации в крупнообломочных рыхлых толщах Тункинской впадины проявлены очень широко: они отмечены как на правом (долина р. Шулу Сабраж), так и на левом (устье р. Шулайский Мус, долины рек Малый и Большой Зангисан) берегах р. Иркут, а также в долинах рек Малая и Большая Быстрые (рис. III.14). Наиболее показательным является участок долины р. Шулу-Сабраж.

Здесь в позднеплейстоценовых рыхлых отложениях, насыщенных валунным и галеч ным материалом (флювиогляциальные и пролювиальные образования), задокументи рованы многочисленные трещины, раскалывающие отдельные валуны и гальки. На блюдаются участки зон повышенной трещиноватости мощностью от 1 до 10 м. За фиксированные системы трещин в рыхлых образованиях по пространственной ори ентировке близки к основным системам разрывов, наблюдаемых в коренных породах, что свидетельствует об их отчетливой взаимосвязи (рис. III.15). Информация, соб ранная при исследовании почти 700 м разреза, указывает на превалирование трещин и зон повышенной трещиноватости (мощностью до 1.5 м) с аз. пад. 170–190°80°, ориентировка которых близка к положению сместителя Южно-Тункинского разлома (180°85°), проходящего южнее. Интенсивно проявлены разрывы (и, местами, зоны повышенной трещиноватости) с аз. пад. 90–120°60-85°. Трещины северо-восточ ного и северо-западного направлений имеют подчиненное значение и характеризуют ся более пологими углами падения. В качестве критерия выделения сопряженных трещин использовались факты раскола и смещений одного и того же валуна (гальки) разрывами разных направлений. Полученные результаты показывают, что большая часть решений соответствует сдвиговому полю с северо-западной ориентировкой оси растяжения и северо-восточной – оси сжатия и совпадает с известными данными [Шерман, Днепровский, 1989] (рис. III.16, А). Кроме того, отмечаются решения, ха рактеризующие, по-видимому, локальные вариации поля (рис. III.16, Б-В). В целом полученная картина свидетельствует о происхождении наблюдаемых деформаций в зоне влияния Южно-Тункинского разлома при левосторонних сдвиго-сбросовых движениях.

Рис. III.14. Результаты анализа разрывных деформаций в крупнообломочных рыхлых толщах Тункинской впадины (Юго-Западное При айкалье).

1 – точки структурно-геологических наблюдений в рыхлых плейстоцен-голоценовых отложениях (песчано-глинистых (а), а также песчано-галечных и алунно-галечных (б));

2 – локальные впадины Тункинского рифта (1 – Мондинская, 2 – Хойтогольская, 3 – Туранская, 4 – Тункинская, 5 – Торская, 6 – Быст инская);

3 – региональные разломы (А – Главный Саянский, Б – Тункинский, В – Южно-Тункинский);

4 – локальные разломы по Государственной геологи еской карте 1 : 200 000 (а – установленные, б – предполагаемые);

5 – разломы, в зонах влияния которых установлены сейсмогенные конволюции (I - Хойто ольский, II - Кыренский);

6 – направление и угол склонения шарниров складкообразных деформаций в песчано-глинистых рыхлых отложениях;

7 – круговые иаграммы с различным количеством замеров трещин (верхняя полусфера;

уровни изолиний 0.5 - 1.5 - 2.5 -.... %);

8 – главные (диаграмма большего размера) второстепенные (диаграмма меньшего размера) решения о поле напряжений, восстановленные по смещающим гальку сопряженным системам трещин плоскости сопряженных систем залиты серым цветом;

оси сжатия и растяжения показаны двусторонними стрелками, обращенными, соответственно, к центру от центра диаграммы).

Рис. III.15. Диаграммы массовых замеров трещин в разновозрастных породах, обнажаю щихся в близлежащих коренных выходах, Тункинская долина, Юго-Западное Прибайкалье (верхняя полусфера;

по 100 замеров;

уровни изолиний 0.5-1.5-....-7.5%): А – верхнеплейстоцено вые отложения долины р. Шулу-Сабраж;

Б – диориты с жилами пегматитов.

Рис. III.16. Результаты восстановления полей тектонических напряжений (верхняя полу сфера) по сопряженной паре трещин, раскалывающих один и тот же валун (гальку) в рыхлых от ложениях долины р. Шулу-Сабраж (Тункинская долина, Юго-Западное Прибайкалье).

А-В. Группы с подобными решениями.

1 – плоскости сопряженных трещин;

2 – выходы на верхнюю полусферу оси 2 (а) и осей 1, 3 (б);

3 – ориентировка растяжения;

4 – ориентировка сжатия;

5 – ориентировка сжатия или растяжения для оси, выходящей (а) и не выходящей (б) на верхнюю полусферу.

В пределах южной окраины Сибирской платформы подобные деформации на блюдались в долинах рр. Ангары, Китоя, Белой и Енисея. Наиболее значительные из них были зафиксированы в районе пос. Тельма на левобережье р. Ангары (рис.

III.17, Б). Здесь на высоте около 8 – 10 м над уровнем реки в стенках карьера задоку ментирован следующий разрез (сверху – вниз): суглинок желтовато-серый, плотный с прослоями супесчаного материала (0 – 3 м);

песчано-галечные аллювиальные отло жения (3 – 6 м);

песчаник желтовато-серый, среднезернистый, плитчатый, выветре лый (6 – 6.7 м). Высота расположения аллювиальных отложений отвечает третьей террасе р. Ангары и, следовательно, их возраст не древнее среднего - верхнего плей стоцена.

Рис. III.17. Результаты анализа разрывных деформаций в рыхлых отложениях окрестно стей г. Усолье-Сибирское.

А. Главные разломы изучаемой территории и местоположение точки наблюдения (черный кружок).

Б. Круговая диаграмма, построенная по результатам массового замера трещин в рыхлых отложениях (верхняя полусфера;

100 замеров;

уровни изолиний 0.5-1.5-....-5.5%).

В. Круговые диаграммы (верхняя полусфера), на которых показаны разновидности решений об ори ентировках осей тектонических напряжений сжатия (стрелки направлены к центру диаграммы) и растяжения (стрелки направлены от центра диаграммы), реконструированных по сопряженным сколовым системам трещин (плоскости залиты серым цветом).

1 – положение изученного коренного выхода;

2 – ось Ангарского разлома;

3 – более мелкие раз рывные нарушения;

4 – контуры населенных пунктов;

5 – речная сеть;

6 – предполагаемое местоположение хранилища отходов химического производства.

В разрезе отмечаются многочисленные трещины, рассекающие как глинистые, так и песчано-галечные отложения. Многие крупные трещины прослеживаются из суглинков в аллювиальные образования. В то же время заметно, что песчано галечные отложения нарушены густой сетью мелких трещин, которых практически нет в перекрывающих суглинках. При этом они нарушают гальку крепких пород, иногда со смещениями от нескольких до первых десятков миллиметров. Отсутствие мелких трещин в суглинистой толще, скорее всего, объясняется их плохой сохранно стью в пластичных образованиях. Фиксируется высокая нарушенность галечников:

большая часть крупных галек рассечена трещинами одного, двух и, реже, трех на правлений (см. рис. III.13, Б). Внешне такая галька во многом аналогична деформи рованным галькам из юрских конгломератов, наблюдавшимся в зоне Ангарского над вига в истоке р. Ангары (см. рис. III.13, Г). То есть интенсивность зафиксированных у пос. Тельма деформаций идентична тем, которые происходят при подвижках по крупным разрывным нарушениям. Вероятно, их образование следует связывать с движениями (возможно сейсмогенными) по близлежащим разломным сместителям.

В пользу последнего предположения свидетельствуют и результаты статисти ческого изучения трещин, секущих гальку. На диаграмме массового замера (см.

рис. III.17, Б) отчетливо обособляются следующие системы трещин: 1 – аз. пад.

270°75°;

2 – аз. пад. 240°40°;

3 – аз. пад. 60°70°;

4 – аз. пад. 150°70°. Система отвечает локальному разрывному нарушению, к которому приурочен меридиональ ный отрезок р. Тельминка и который далее мы называем Тельминским (см. рис.

III.17, А). Системы 2 и 3 по направлению соответствуют Ангарскому разлому и в со вокупности с системой 4 представляют единый тройственный парагенезис, форми рующийся при движениях в зоне его влияния. Ситуация, когда наблюдается совмест ное проявление трещинных систем, соответствующих различным разломам, наиболее типична для узлов сочленения разрывных нарушений. Мы предполагаем, что дефор мации песчано-галечных отложений связаны с активизацией узлового сочленения Тельминского и Ангарского разломов. По методу П.Н. Николаева [1977] выделены сопряженные системы трещин и получены два решения об ориентировке осей глав ных нормальных напряжений, отвечающие полю сдвигового типа (см. рис. III.17, В).

Первое из них характеризуется север-северо-восточным направлением сжатия и вос ток-юго-восточным направлением растяжения. Это решение совпадает с известными данными о наличии этапа правосторонних взбросо-сдвиговых движений по Ангар скому разлому [Levi et al., 1997;

San’kov et al., 1997]. Второе поле характеризуется се веро-западной ориентировкой оси сжатия и северо-восточной – оси растяжения.

Третье решение, полученное при анализе указанного выше тройственного парагене зиса, дает северо-восточное растяжение при субвертикальном положении оси сжатия, что может рассматриваться как частный случай деформации во втором сдвиговом по ле напряжений. Таким образом, результаты изучения трещиноватости в рыхлых ал лювиальных отложениях р. Ангары свидетельствуют о наличии как минимум двух этапов активизации Ангарского и Тельминского разломов в полях напряжений сдви гового типа.

С л е д ы с к о л ь ж е н и я и с о у д а р е н и я. Наиболее известными струк турами этого типа являются штрихи и борозды скольжения на плоскостях трещин. В рыхлых и слабосцементированных тонко- и мелкозернистых толщах подобные струк туры встречаются редко ввиду их слабой сохранности. В то же время в крупнообло мочных слабосцементированных толщах данный тип деформационных структур представлен более широко и разнообразно. В зависимости от количества и состава цементирующей массы, а также физико-механических свойств крупнообломочного материала возможно формирование разных типов следов скольжения и соударения [Hippolyte, 2001]:

1) выбоины (иногда со следами вдавливания материала цемента в тело гальки), образующиеся при механическом столкновении (соударении) обломков (рис.

III.18, А);

2) радиальные штрихи, борозды скольжения и задиры, формирующиеся в резуль тате «обтекания» жесткой гальки материалом матрикса, в составе которого присутствует мелкообломочный абразивный материал (кварцевый, базальто вый и т. д. песок), или в случае столкновения и взаимного вращения галек (см. рис. III.18, Б);

3) однонаправленные штрихи, борозды скольжения и задиры на одной из по верхностей гальки, образующиеся при движении галечного материала вдоль поверхности плоского разрыва (см. рис. III.18, В-Д).

Следы третьего типа пред ставляют фактический материал для определения направления движения и восстановления ори ентировок осей тектонических напряжений в рамках известных кинематических методик [Гу щенко, 1979;

Парфенов, Парфе нова, 1980;

Angelier, 1984;

Reches, 1987;

Angelier, 1989;

Ребецкий, 2000].

Обоснование возможности восстановления осей главных нормальных напряжений по соче Рис. III.18. Следы скольжения и соударения в танию и ориентировкам радиаль крупнообломочных слабосцементированных отложе ных штрихов и выбоин приведе ниях (по [Hippolyte, 2001]).

но в работе Ф. Шредера [Schrader, Пояснение в тексте.

1988], хотя, как показывает опыт, условия для их формирования в природе возникают достаточно редко. Ф. Шредер предлагает использовать особенности проявления деформационных структур в зави симости от положения поверхности гальки относительно направления скольжения (рис. III.19). Для структурного анализа производятся замеры пространственного по ложения галек, на поверхностях которых наблюдаются подобные деформационные структуры, и следов механического воздействия на нее (выбоин), областей проявле ния штрихов, борозд и задиров, а также точек расхождения и схожения радиальных штрихов (рис. III.20). В соответствии с последним рисунком их сочетание позволяет восстановить оси дивергенции (сжатия), конвергенции (растяжения) и промежуточ ную ось. Необходимо отметить, что полный набор деформационных структур на по верхностях единичных галек встречается редко. Чаще фиксируются отдельные его элементы, а полная картина получается по замерам значительного числа галек.

Нами подобные деформации изучались в пределах Тункинской рифтовой впадины. Здесь в левом борту долины р. Иркут вблизи пос. Нилова Пустынь Г.Ф. Уфимцевым [1996] были обнаружены слабосцементированные конгломераты.

Галечный материал и матрикс представлены в основном обломками кайнозойских базальтов. Галька трещиновата и в большинстве своем покрыта выбоинами и ради альными штрихами скольжения (рис. III.21). Замеры ориентировок галек, несущих следы деформации, а также ориентировок штрихов, борозд, задиров и выбоин, позво лили восстановить положения осей дивергенции для каждой из них. Дальнейшая об работка, выполненная младшим научным сотрудником лаборатории тектонофизики ИЗК СО РАН И.А. Дзюбой, показала, что на круговой диаграмме выходы осей дивер генции образуют интенсивный максимум с направлением склонения 165° (рис. III.22). Следовательно, согласно методики Ф. Шреде ра, ось сжатия направлена на юг-юго-восток под углом 60°.

Поскольку точка наблюдений располагалась непосредствен но на продолжении сместите ля крупного сброса, можно сделать заключение, что в ре зультате проведенного анали за было реконструировано ло кальное поле напряжений, причем его ось совпадает с линией смещения и отражает сжимающие усилия, возни кающие при движении мате риала. При этом представля ется возможность уточнить данные о направлении смеще ния: полученная линия при положении сместителя разло ма по аз. пад. 180°65° соот ветствует сбросовым движе ниям с незначительной лево сдвиговой компонентой.

Сейсмогенные Рис. III.19. Следы перемещений на поверхности га- к о н в о л ю ц и и. Данный вид лек (по [Schrader, 1988]).

пластических деформацион А. Сводная картина возможных следов перемещения на ных структур, часто в литера поверхности гальки.

Б. Штрихи на поверхностях, параллельных линии сколь- туре называемый «сейсмита жения. ми» [Корженков и др., 1999], В. Борозды выпахивания (условия сжатия) на поверхно формируется под воздействи стях, наклоненных против направления скольжения.

Г. Задиры (условия растяжения) на поверхностях, накло- ем сейсмических сотрясений в водонасыщенных рыхлых от ненных по направлению скольжения.

ложениях. Конволюции дан ного типа являются важными индикаторами сейсмической активности в новейшее и современное время. Как правило, они представляют собой формы проваливания и пе ремешивания слоев, разных по гранулометрическому составу и окраске. В результате образуются разнообразные структурные формы, для описания которых используются следующие термины: складкоподбные структуры, «грибы», «подушки», «пламя», ша ры и т. д. В регионах с теплым и влажным климатом сейсмогенные конволюции вы являются практически однозначно, тогда как для климатических условий, характер ных для большей части территории России, в их диагностике существуют определен ные трудности, обусловленные внешним сходством этих структур с криогенными деформациями. Не является исключением в этом плане и территория Тункинской рифтовой впадины, выбранной нами в связи с высокой сейсмической активностью и широким распространением рыхлых отложений в качестве полигона для изучения конво люций.

Несмотря на то, что все пластические деформации в кайнозойских отложениях Тун кинской впадины традиционно характеризуются как следы криогенных процессов, нам удалось в результате проведе ния детальных исследований выявить несколько участков ин тенсивного проявления сейсмо генных конволюций. Один из них (район пос. Хойто-Гол) ил люстрируется рис. III.23 и пред ставлен следующим разрезом рыхлых отложений (сверху вниз): почвенно-растительный слой (0 – 0.35 м);

серые, зелено вато-серые, белесые суглинки тонкослоистые с маломощным включением (до 0.1 м) захоро ненного почвенного горизонта (0.35 – 0.9 м);

супесь пылеватая светло-серая, местами со сле дами косой слоистости (0.9 – 1.5 м);

пески мелко-среднезер нистые (более 1.5 м). Интервал 0.35 – 1.5 м в нескольких местах Рис. III.20. Принципы анализа штрихов скольже содержит пластические дефор ния на поверхности гальки, позволяющие восстанавли вать динамическую обстановку их появления (по мации волнообразной, каплеоб разной, шаровидной, складко [Schrader, 1988]).

1 – ось дивергенции (ОД);

2 – промежуточная ось образной и других форм. Их (ПО);

3 – ось конвергенции (ОК);

4 – плоскость конвергенции;

амплитуды изменяются от пер 5 – линии скольжения;

6 – площадки проявления следов вых сантиметров до десятков скольжения.

сантиметров. Шарниры складок склоняются на СВ-ЮЗ под уг лами 2 – 10° к горизонту. В крупных складкообразных структурах наблюдается вы давливание материала из крыльев в ядра. Кроме пластических деформаций задоку ментированы трещины аналогичного направления (СВ-ЮЗ) с падением как на севе ро-запад, так и на юго-восток, по которым зафиксированы сбросовые смещения.

Участок, в пределах которого проявлены пластические деформации, лежит на трассе Кыренского разлома, который простирается на северо-восток, установлен в древних породах за пределами впадины и прослежен с помощью геофизических ме тодов под осадочным чехлом. Отчетливая пространственная взаимосвязь изученных деформаций с зоной Кыренского разлома, а также близость ряда эпицентров крупных исторических (XIX век) землетрясений практически однозначно указывают на их сейсмогенную природу. Установление данного факта позволяет в этом и подобных случаях, используя существующие зависимости амплитуды конволюций и расстояния от предполагаемого эпицентра землетрясения [Корженков и др., 1999], уточнять важ ные параметры последних, включая и магнитуду.

Рис. III.22. Проекция на верх нюю полусферу осей дивергенции, восстановленных по штрихам сколь Рис. III.21. Штрихи скольжения на жения на поверхностях галек в слабо поверхности базальтовой гальки в слабосце сцементированных конгломератах ле ментированных конгломератах, обнажаю вого борта р. Иркут у пос. Нилова щихся в левом борту долины р. Иркут вблизи Пустынь (Тункинская впадина, Юго пос. Нилова Пустынь (Тункинская впадина, Западное Прибайкалье).

Юго-Западное Прибайкалье).

Рис. III.23. Сейсмогенные конволюции в зоне широтного разлома в районе пос. Хойто Гол (Тункинская долина, Юго-Западное Прибайкалье).

Р е з у л ь т а т ы исследования особенностей проявления деформаций в кайно зойских отложениях отражены в таблице III.1:

Литология и степень Типы деформационных Характер литификации пород структур распространения 1) Трещины, штрихи и борозды на Площадной. Наиболее плоскостях трещин. интенсивно – в зонах Слабосцементированные от 2) Расколы галек. влияния разломов.

ложения (песчаники и конг ломераты) 3) Следы скольжения и соударе- Линейный. Вблизи ния на поверхностях галек. сместителей разломов.

Рыхлые крупнообломочные Площадной. Наиболее 1) Трещины, раскалывающие га отложения (валунники, га- интенсивно – в зонах лечный и валунный материал.

лечники и т. д.) влияния разломов.

Площадной. Наиболее Рыхлые средне-, мелко- и 1) Трещины. интенсивно – в зонах тонкозернистые отложения влияния разломов.

(пески, супеси, суглинки, Линейно-площадной. В 2) Сейсмиты (сейсмогенные кон глины) зонах влияния крупных волюции).

разломов.

Наиболее распространенными тектоническими деформационными структура ми в слабосцементированных и рыхлых отложениях являются трещины. Как показал опыт наших работ и данные предшественников, тектонические трещины в подобных отложениях по большому счету характеризуются теми же особенностями расположе ния в пространстве, что и трещины в скальных породах. Они развиты повсеместно, но с разной степенью интенсивности, причем наибольшая густота характерна для зон влияния разрывных нарушений различных рангов. Деформационные структуры дру гих видов – следы на поверхностях галек и сейсмиты – распространены более ло кально и приурочены либо непосредственно к разломным сместителям, либо к зонам влияния крупных разломов.

Таким образом, можно констатировать, что тектонические деформации разных видов проявлены в кайнозойских породах практически повсеместно, в том числе и в регионах, считающихся стабильными (платформы). Следовательно, учет особенно стей проявления и распределения рассмотренных выше деформационных структур должен входить в комплекс спецкартирования для территорий распространения сла босцементированных и рыхлых отложений, так как это позволит получить ценную информацию о характере структурообразования в ходе последнего этапа тектогенеза.

Глава III.2. Примеры спецкартирования регионов Целью исследований, результаты которых описаны в данной главе, являлось показать возможности метода спецкартирования и специфику его применения при решении прикладных задач различного типа. Регионы, выбранные в качестве приме ров, располагались в пределах областей, существенно отличающихся степенью тек тонической активности (Сибирская платформа, Байкальская рифтовая зона), однако во всех случаях работы были ориентированы на выявление разломной структуры, так как именно этот объект наиболее сложен для картирования. В то же время разломная структура каждого из выбранных регионов изучалась для решения задач, охваты вающих почти весь спектр прикладных исследований, связанных с анализом текто нических нарушений (геолого-съемочных, металлогенических, сейсмологических, инженерно-геологических). Различие в практической направленности каждого из рассмотренных ниже исследований создало необходимость проведения разных вари антов спецкартирования, что позволило проиллюстрировать эффективность входя щих в его состав дополнительных способов и приемов изучения разломно-блоковой структуры.

III.2.1. Составление карт разломной структуры земной коры по данным спецкартирования (на примере территории Приольхонья в Западном Прибайкалье) Представление метода спецкартирования целесообразно начать с его стандарт ного варианта с достаточно подробным представлением операций обоих этапов, что позволит в следующих разделах сократить их описание до минимума, уделив основ ное внимание специфике дополнительных приемов картирования, а также способу решения поставленной перед исследованием прикладной задачи. Итогом стандартно го варианта метода является карта разломной структуры природного региона, прак тическая значимость которой состоит в том, что она может быть основой геологиче ского исследования любого типа.

Выбор территории Приольхонья (центральная часть Байкальского рифта) – участок 2012 км у пролива Ольхонские Ворота (рис. III.24) – для проведения спец картирования обусловлен тем, что выявление разломной структуры традиционными способами, несмотря на наличие многочисленных обнажений горных пород, здесь малоэффективно. Свидетельство тому – существенные отличия в положении разло мов, установленные для одной и той же территории разными исследователями (рис. III.25). По-видимому, интенсивное развитие в Приольхонье процессов выветри вания существенно усложнило выделение разломных сместителей традиционными методами их картирования (прослеживание зон дробления, тектонического расслан цевания и т. п.). При этом остались незафиксированными многие разломы современ ного этапа тектогенеза, которые должны иметь широкое распространение в пределах этой тектонически активной территории Байкальского рифта, о чем и свидетельство вали результаты проведенных нами рекогносцировочных исследований береговых обрывов.

Сбор материалов на первом этапе спецкартирования заключался в организации в пределах исследуемой территории сети из 133 точек наблюдения. В каждой из них, кроме стандартных наблюдений за зонами дробления, тектонического рассланцева ния, зеркалами скольжения, складками и т. п. (если таковые имели место), произво дились специальные исследования трещиноватости, то есть массовый замер элемен тов залегания трещин или документирование их систем. Количество измеренных трещин в подавляющем большинстве точек наблюдения равнялась 100. В ряде обна жений из-за небольшого размера удалось собрать данные лишь по 50-70 разрывам. В некоторых коренных выходах измерялись лишь основные системы трещин (с оцен кой их плотности), так как их разрывная структура была достаточно проста: 3-5 явно выраженных разрывных направлений. Как видно из рис. III.24, созданная сеть позво лила осуществить картирование изучаемой территории с детальностью, примерно со ответствующей съемочным работам масштаба 1 : 100 000.

В ходе обработки полевых материалов для точек наблюдения с массовыми за мерами строились круговые диаграммы трещиноватости с использованием единой палетки (10°). Некоторые из них для примера представлены на рис. III.24. Чтобы уравновесить количественные соотношения между различно на Рис. III.24. Схема спрямленных элементов рельефа и расположение в северо-восточной части Приольхонья точек наблюдения за тре щиноватостью и разломами, а также соответствующие некоторым из них круговые диаграммы с отчетливо выделяющимися тройками системами трещин (Г – главная, В – второстепенная, Д – дополнительная системы), которые по ориентировке в пространстве относятся к раз 1 – точки наблюдения с массовым замером трещин (а) и без такового (б);

2 – линеаменты;

3 – реки (а) и пересыхающие водотоки (б);

4 – диаграмма клоненными к горизонту направлениями трещин, в значения мак симумов их плотностей на круговых диаграммах были введены поправки в соответствии с данными в предыдущей главе коэф фициентами, так как приведенная на рис. III.2 кривая распреде ления количества трещин по углам падения отстраивалась по по лученным в Приольхонье материалам.

Статистические исследования массовых замеров легли в трещиноватости (верхняя полусфера;

уровни изолиний 0.5 - 2.5 -...- 12.5%);

5 – положение участка спецкартирования на обзорной схеме.

основу последующих стадий обработки. Вначале матрицы плот ностей полюсов трещин, являвшиеся основой для построения диаграмм трещиноватости, были проанализированы в программ ном комплексе «STATISTICA» методом кластер-анализа. При этом обработке подвергались лишь матрицы с числом замеров близким к 100 (±10), поскольку кластеризация объектов, сущест венно отличающихся по представительности фактического мате риала, может привести к ошибочному результату. Выбор разно видности анализа осуществлялся путем сравнения результатов, полученных каждым из предлагаемых программным комплексом способов кластеризации. Предпочтение было отдано Ward модификации с евклидовым расстоянием, которая, судя по пред ставленным на рис. III.3 данным, позволяет объединить в группы диаграммы, аналогичные по распределению полюсов трещин.

При этом само выделение групп осуществлялось на количествен ной основе путем анализа графика (см. рис. III.3, Б), для построе ния которого фактическим материалом послужила дендрограмма, показанная на рис. III.3, А.

В итоге кластер-анализа все точки наблюдения в пределах Приольхонья были разделены на четыре группы, отличающиеся структурой трещинной сети. Их распределение на местности ил люстрируется рис. III.26, который является главным результатом данного вида работ на первом этапе спецкартирования. Интер претируя полученную схему, можно отметить близкое располо жение друг к другу аналогичных по рассматриваемому признаку точек наблюдения. Таким образом, в Приольхонье существуют участки (блоки), испытавшие примерно аналогичное воздействие со стороны экзогенных и эндогенных процессов. В то же время границы этих блоков не могут быть проведены однозначно без привлечения главной серии материалов спецкартирования.

Основу первого этапа картирования составил анализ дан ных массовых замеров трещин на предмет выделения и исследо вания тройственных структурных парагенезисов. Вначале по ка ждой из круговых диаграмм выделялись тройки взаимно перпен ным типам (I-XII).

дикулярных систем трещин (отклонение углов от прямого не бо лее 20°), которые, как оказалось, имеют в породах Приольхонья широкое распространение (см. рис. III.24, III.26). Лишь в не скольких коренных выходах их обнаружить не удалось. Всего в пределах картируемой площади было выделено 488 структурных парагенезисов, причем максимумы, образованные одним полю сом трещины, при анализе считались незначимыми.

Рис. III.25. Разломные сместители, выделенные для территории Приольхонья предыду щими исследователями с помощью применения традиционных структурно-геологических мето дов.

1 – точки наблюдения с массовым замером трещин (а) и без такового (б);

2 – разломы (по [Куклей, 1985]);

3 – разломы (по [Геология..., 1969]);

4 – разломы (по [Геологическая карта..., 2004]);

5 – реки (а) и пересыхающие водотоки (б).

Полученные тройки взаимно перпендикулярных систем трещин сортировались согласно их ориентировки в пространстве. Для этого вначале, в соответствии с опи санной ранее схемой, из исходного массива были выбраны и сгруппированы в 12 ти пов структурные парагенезисы, обладающие наибольшими показателями интенсив ности из всех выделенных для коренного выхода троек-систем трещин (рис. III.27).

Затем аналогичному анализу подвергались вторые по интенсивности тройки с каждой круговой диаграммы. В результате этого, во-первых, подтвердилось существование всех 12 типов и, во-вторых, была сделана коррекция усредненного положения систем трещин, составляющих типы: I (135°65° - 310°25° - 45°85°);

II (145°45° 325°45° - 55°90°);

III (40°90° - 315°90° - 220°10°);

IV (160°90° - 250°85° 60°10°);

V (0°90° - 95°85° - 220°5°);

VI (60°60° - 225°30° - 330°85°);

VII (50°35° - 225°50° - 320°90°);

VIII (90°45° - 260°35° - 350°90°);

IX (160°35° - 345°50° - 75°90°);

X (40°85° - 120°30° - 300°60°);

XI (40°55° - 150°60° 275°50°) и XII (85°40° - 215°70° - 310°55°).

Данная совокупность троек явилась эталонной для сортировки исходного мас сива, которая осуществлялась путем сравнения положения всех трех максимумов ка ждого из 488 структурных парагенезисов с приведенными выше координатами (от клонение от эталона 25°). В итоге подавляющее большинство выявленных для При ольхонья троек попало в дальнейший анализ в качестве составляющих одного из типов. Небольшое количество структурных парагенезисов, не соответствующих по пространственной ориентировке ни одному из типов и, следовательно, не играющих большого значения в тектонической структуре региона, далее не рассматривается, хо тя в случае более детальных исследований остаточный массив троек следует подвер гать отдельной обработке.

Рис. III.26. Расположение в пределах участка спецкартирования коренных выходов с трещинной сетью, относящейся к одной из четырех групп, выявленных посредством кластерного анализа массовых замеров с количеством трещин близким к 100.

Каждая из выделенных разновидностей трещинной сети иллюстрируется круговыми диаграммами, построенными по массовым замерам трещин в одном блоке.

1 – значок, свидетельствующий о принадлежности трещинной сети коренного выхода к опреде ленной группе, выделенной по данным кластер-анализа;

2 – границы блоков с итоговой схемы, положению которых не противоречат данные кластер-анализа;

3 – реки (а) и пересыхающие водотоки (б);

4 – диаграм мы трещиноватости (верхняя полусфера;

уровни изолиний 0.5 - 2.5 -...- 8.5%).

Рис. III.27. Диаграмма (верхняя полусфера), иллюстрирующая разделение наиболее зна чимых в пределах участка спецкартирования тройственных парагенезисов трещин на типы (I-XII) согласно их ориентировки в пространстве, а также 12 частных диаграмм, объединяющих тройки системы трещин по каждому из выделенных типов в отдельности.

Римскими цифрами в кружках показано положение выявленных типов, тогда как системы, состав ляющие парагенезис из какой-либо точки наблюдения, обозначены одинаковыми арабскими цифрами, со ответствующими номеру этой точки наблюдения.

Описанная выше операция была представлена как пример сортировки троек без использования компьютерных методов обработки, существенно облегчающих ее проведение. Она может быть рекомендована для использования в практике спецкар тирования, так как полученный результат практически полностью соответствует ито гам группирования, произведенным для всех 488 троек в программном комплексе «СКАТ», который имеется в нашем распоряжении.

На заключительной стадии обработки данных строились карты встречаемости на исследуемой территории троек взаимно перпендикулярных систем трещин, при надлежащих к каждому из выявленных типов в отдельности. Они приведены на рис. III.28 вместе с круговыми диаграммами, на которые вынесено принципиальное положение систем, составляющих каждую из троек, отнесенных к рассматриваемому на карте типу. О присутствии в точке наблюдения структурного парагенезиса опреде ленного типа свидетельствует поставленный в месте ее расположения традиционный знак, соответствующий элементам залегания главной системы трещин в тройке.

Следует отметить, что ниже интерпретируются лишь показанные на рис. III. карты, так как их анализ свидетельствует о существовании определенных закономер ностей распределения в пространстве троек типа I-IX (наиболее показательные круго вые диаграммы для каждого из типов были представлены на рис. III.24). Для них на исследуемой территории Приольхонья имеют место участки, состоящие из распола гающихся рядом коренных выходов с одноориентированными структурными параге незисами. Горные породы в пределах таких участков на определенных этапах текто генеза деформировались в одинаковых условиях, информация о которых может быть получена в ходе интерпретации карт встречаемости.

Для оставшихся типов (X-XII) аналогичных участков выделить не удалось главным образом из-за малой встречаемости представляющих их структурных пара генезисов в освидетельствованных коренных выходах. Образующие типы тройки системы трещин в подавляющем большинстве относятся к промежуточным (см. вы ше) и составляют 17% от общего числа включенных в сортировку структурных пара генезисов, чего, по-видимому, недостаточно для анализа при работах рассматривае мой детальности. По этой причине описываемые тройственные парагенезисы были переведены в остаточный массив, а сами типы, как результат действия локальных по лей напряжений, далее не исследовались.

Интерпретация материалов данного вида работ на первом этапе спецкартиро вания заключалась в выяснении происхождения выделяющихся на картах встречае мости участков распространения одноориентированных троек-систем трещин. Гра ницы участков за неимением более плотной сети точек наблюдения проводились па раллельно простиранию главной системы трещин структурного парагенезиса. Как видно из рис. III.28, подавляющее большинство участков характеризуется линейно вытянутой формой и системным расположением в плане. Это является основанием для предположения, что в структурном отношении они являются разломными зонами в их тектонофизическом понимании. Тоже, по-видимому, справедливо и для несколь ких участков, представленных парагенезисами сдвиговых типов III-V (см. № 17-32 на рис. III.28, А). Их более сложная форма может объясняться пересечением сопряжен ных разломных зон, часто наблюдающимся у сетей дизъюнктивов данного морфоге незиса. Окончательное решение вопроса об их происхождении возможно с привлече нием материалов второго этапа спецкартирования.

Сделанное предположение о разломной природе участков распространения одноориентированных троек-систем трещин позволяет при интерпретации карт встречаемости придерживаться того пути, который описан в предыдущей главе для регионов с интенсивными проявлениями тектонических деформаций. В связи с этим все последующие построения были направлены на определение для выделенных раз ломных зон, во-первых, геометрических характеристик, во-вторых, условий образо вания и, в-третьих, особенностей внутреннего строения.

Геометрические характеристики разломной сети снимаются непосредственно с карт встречаемости. Например, из рис. III.28 видно, что продольные и поперечные размеры зон существенно варьируют. При этом ширина довольно значительна по от ношению к длине, что зачастую характерно и для тех участков, которые не представ лены структурными парагенезисами сдвигового типа. Установленная особенность лишь частично может объясняться определением поперечных размеров по Рис. III.28. Карты встречаемости в породах картируемого участка троек-систем трещин, относящихся по пространственной ориентировке к типам I-VI (А) и VII-IX (Б).

1 – точка наблюдения, характеризующаяся отсутствием структурного парагенезиса рассматривае мого на карте типа;

2 – точка наблюдения, характеризующаяся присутствием структурного парагенезиса рассматриваемого на карте типа, для которого показаны элементы залегания главной системы трещин, не совпадающей (а) и совпадающей (б) с зафиксированным в коренном выходе более крупным разрывным нарушением (зона дробления, рассланцевания, повышенной трещиноватости и т. п.);

3 – контуры участков распространения однотипных парагенезисов, сформировавшихся в обстановках растяжения (а), сжатия (б), сдвига (в), неясного типа (г);

4 – порядковые номера участков;

5 – оси, отделяющие друг от друга подзоны с различным падением главной системы трещин тройственных парагенезисов, образовавшихся при растя жении (а) или сжатии (б);

6 – контуры разломных зон, отраженные на итоговой схеме разрывной структу ры Приольхонья;

7 – диаграмма (верхняя полусфера), иллюстрирующая пространственное положение трех систем трещин, составляющих структурный парагенезис рассматриваемого на карте типа.

трещиноватости. Скорее всего, в результатах первого этапа спецкартирования зафик сированы сегменты разломных зон, составляющих фрагменты структуры Приольхо нья, отличительной чертой которой является блоковость. Следовательно, анализ представленных карт позволяет констатировать наличие нескольких систем тектони ческих нарушений, пространственные взаимоотношения между которыми свидетель ствуют о существовании нескольких этапов деформации в истории тектонического развития региона.

Об особенностях внутреннего строения выделенных участков можно судить по значениям интенсивности проявления в различных коренных выходах одноориенти рованных троек-систем трещин. Недостаточное количество точек наблюдения не по зволило для большинства зон построить распределения данного параметра в изоли ниях, которые обладают существенной информативностью по отношению к степени деформированности (нарушенности) субстрата в их пределах. Можно лишь отметить, что значения показателя интенсивности варьируют (иногда значительно) вкрест и вдоль простирания разломных зон, причем, как показал целенаправленный анализ, это скорее результат неравномерности структурообразования, чем различий в физи ко-механических свойствах горных пород.

По условиям образования среди закартированных дизъюнктивных структур выявляются зоны сжатия, растяжения и сдвига. Деление осуществлялось в соответст вии с описанными ранее построениями, основу которых составил анализ пространст венного распределения главных систем трещин у одноориентированных структурных парагенезисов. На картах III, IV и V (см. рис. III.28, А) все разломные зоны до прове дения работ второго этапа спецкартирования следует считать сдвиговыми, так как их внутренняя структура представлена соответствующими типами парагенезисов с суб вертикальной ориентировкой главной и второстепенной систем. Участки, характери зующиеся явно выраженной линейной вытянутостью с простиранием, отражающим ориентировку главной системы у большинства из представляющих их внутреннюю структуру тройственных парагенезисов, могут с большой долей уверенности интер претироваться как единичные разломные зоны. Что же касается участков сложной формы, представленных тройками с различно ориентированной в разных точках главной системой трещин (см. участки № 18, 20, 23, 26, 28, 30, 31 на рис. III.28, А), то они, скорее всего, включают в себя две и более разломных зон, пересекающихся в двух взаимно перпендикулярных направлениях.

На остальных картах встречаемости выделены разломные зоны со смещениями по падению. Для ряда из них более точно определить обстановку формирования нельзя, так как из-за недостатка точек наблюдения они представлены лишь одной из подзон с одинаковым падением главной системы трещин. Однако большинство рас сматриваемых участков могут быть однозначно отнесены к разломным зонам сжатия или растяжения. Граница подзон с различным падением главной системы трещин тройственного парагенезиса в пределах первых из них показана штрихами, чередую щимися с треугольниками, а вторая – с квадратами (см. рис. III.28). Отметим, что эти линии далеко не всегда являются существующими в природе сместителями магист рального типа, так как зоны могут находиться на тех стадиях развития, когда послед ние в их пределах по каким-либо причинам не сформировались. Решение данного во проса, также как и установление условий образования участков, представленных лишь одной из подзон, требует сбора дополнительных структурных материалов на втором этапе спецкартирования.

Рассмотренные выше основные моменты интерпретации результатов первого этапа позволяют наметить главные стадии формирования разломной структуры При ольхонья, если при этом воспользоваться установленными ранее закономерностями парагенетических взаимоотношений между разрывами 2-го порядка в зонах растяже ния, сжатия и сдвига [Семинский, 2003]. Первая группа разломных зон могла сфор мироваться в известную для данного региона [Мазукабзов, Сизых, 1987;

Александ ров, 1990;

Сизых, 2001] эпоху раннепалеозойского сжатия земной коры в направле нии СЗ-ЮВ. Она представлена зонами сжатия северо-восточной ориентировки (см.

участки № 2, 3, 11, 16 на рис. III.28, А), играющими ведущую роль в структурообра зовании, а также поперечными к ним зонами того же типа, которые могли сформиро ваться только на данной стадии тектогенеза (например, участок № 40 на рис. III.28, Б). Среди откартированных дизъюнктивов есть и дополняющие парагене зис косо- (см. участки № 30-32 на рис.


III.28, А) и субперпендикулярно (см. участки № 18, 21, 23 на рис. III.28, А) ориентированные к общему простиранию сдвиги, обес печивающие, соответственно, сжатие и трансформацию вещества вдоль направления действия внешнего давления. Однако они могли относиться и к современной стадии тектогенеза (а, вероятнее всего, были активны на обеих стадиях), которая характери зуется той же ориентировкой внешних сил (СЗ-ЮВ), но обусловливающих растяже ние земной коры региона. Парагенезис растяжения в Байкальском рифте представлен, прежде всего, продольными (см. участки № 1, 8-10, 15 на рис. III.28, А) и поперечны ми (см. карты VI-VII на рис. III.28) сбросовыми зонами. Упомянутые выше попереч ные и косоориентированные сдвиговые дизъюнктивы дополняют парагенезис, кото рый, также как и предыдущий, был выявлен по данным спецкартирования Приольхо нья, проведенного ранее в более мелком масштабе [Семинский, 1994]. Рассматривае мые здесь более детальные исследования позволили установить в пределах участка Приольхонья, примыкающего к проливу Ольхонские Ворота, следы существования таких динамических обстановок, которые имели место в ходе рифтообразования, но по характеру проявления, скорее всего, относятся к более высокому иерархическому уровню.

Прежде всего, это касается растяжения в субширотном направлении, для кото рого характерен парагенезис разломных зон, аналогичный в качественном отношении описанному выше для обстановки растяжения 1-го порядка. Его составляют субши ротные сбросовые зоны типа IX (см. рис. III.28, Б), субперпендикулярные к ним структуры того же морфогенезиса (см. тип VIII на рис. III.28, Б), косоориентирован ные сдвиги типа III (см. рис. III.28, А), а также, возможно, и субмеридиональные (по перечные) сдвиговые дизьюнктивы участков № 30-31 (см. рис. III.28, А). Существо вание данного парагенезиса, по нашим представлениям, не является результатом воз действия самостоятельной динамической обстановки рассматриваемого ранга. Ско рее всего, это следствие развития разломной структуры региона во времени, специ фикой которого стало отторжение ольхонского блока и рассматриваемой части При ольхонья от берегового блока с образованием впадины Малого Моря и залива Мухор.

Амплитуда раскрытия уменьшается с северо-востока на юго-запад и становится ми нимальной в районе устья залива или, тем более, в продолжающей его на берегу Ку челгинской впадине. Таким образом, описываемый парагенезис можно рассматривать как возникший при генерализованном растяжении СЗ-ЮВ на ранних этапах рифто образования и «пассивно» изменивший свою ориентировку в составе сравнительно цельного блока, испытавшего вслед за смежным с ним ольхонским блоком поворот по ходу часовой стрелки примерно на 30°.

Вторая обстановка представлена типом IV (см. рис. III.28, А) и является сдви говой. Ее выделение в качестве отдельной обусловлено двумя основными причинами.

С одной стороны, это наиболее распространенный для картируемого участка тип тройственных парагенезисов, а, с другой, – он не укладывается в рамки ни одного из парагенезисов, рассмотренных выше. Кроме того, первый фактор косвенным образом свидетельствует об относительной молодости динамической обстановки, что под тверждается и построениями предыдущих исследователей данной территории. На схемах активных разломов Приольхонья, составленных на основе анализа рельефа [Кузьмин, 1995;

Леви, 2002], в восточной части участка выделяется серия тектониче ских нарушений, которые, судя по материалам К.Г. Леви, характеризуются право сдвиговыми перемещениями крыльев. Среди причин образования этих разломов, а также других откартированных нами тектонических нарушений типа IV (см. рис. III.28, А) могут анализироваться как частные, так и общие факторы. К пер вым из них относится, например, появление продольных перемещений пластинооб разных блоков при описанном выше вращении ольхонского блока, а ко вторым, – на пример, наличие сдвигового этапа в развитии кайнозойской структуры Байкальского рифта [San’kov et al., 1997].

Таким образом, результаты первого этапа спецкартирования, базирующиеся только на данных по трещинам (без видимых смещений) позволили выделить в пре делах изучаемой территории разломные зоны, определить их параметры, динамиче ские обстановки формирования и особенности внутреннего строения. Полученная информация послужила основанием для заключения о разломно-блоковом строении земной коры Приольхонья, представляющем итог проявления, как минимум, двух стадий тектогенеза, причем последняя из них характеризовалась наличием несколь ких разнотипных полей напряжений более высокого иерархического уровня.

Несмотря на высокую информативность первого этапа спецкартирования, по строение кондиционной карты разломной структуры лишь по его результатам вряд ли возможно. Последнее особенно справедливо для тектонически активных регионов, к которым относится и Приольхонье. В связи с этим для изучаемой территории были проведены работы второго этапа, основной задачей которых являлось установление присутствия и положения сместителей магистрального типа в пределах выделенных разломных зон, а также корректировка их границ. Для ее выполнения рассматрива лась информация по присутствию в задокументированных на первом этапе коренных выходах разломных сместителей, то есть зон дробления, тектонического рассланце вания, крупных трещин со штрихами скольжения и т. п. Кроме элементов залегания этих структурных форм, анализировались их параметры (ширина, амплитуда смеще ния), а также пространственные взаимоотношения с нарушающими коренной выход системами трещин.

Поскольку конечной целью данного исследования было составление карты разломов, нарушающих земную кору Приольхонья в настоящее время, к дальнейше му анализу не привлекались зоны тектонитов, активные в геологическом прошлом.

То есть изучались лишь те сместители, которые выражены на дневной поверхности в разрывах «открытого» типа. Такие сместители неизбежно сопровождаются интенсив но развитой системой субпараллельных трещин, которая входит в соответствующим образом ориентированный тройственный парагенезис.

Таким образом, анализ взаимоотношений сместителя и трещинной сети в пре делах коренного выхода позволил выделить на соответствующей карте встречаемо сти те тройственные парагенезисы, у которых главная система трещин по ориенти ровке совпадает с более крупным разрывным нарушением (на рис. III.28 ее элементы залегания даны жирным шрифтом). Это, в какой-то мере, избавило от необходимости целенаправленного прослеживания в серии смежных обнажений горных пород каж дый и разломных сместителей, зафиксированных в точках массовых замеров трещи новатости. Вместо этого был проведен анализ спрямленных элементов рельефа, кото рый является эффективным для выделения сместителей в тектонически активных ре гионах. Установленные для Приольхонья линеаменты рельефа представлены на рис. III.24. Их местоположения в большинстве случаев совпадают с простиранием сместителей, выделенных по структурно-гелогическим признакам в коренных выхо дах (см. рис. III.28).

Решение о присутствии в пределах изучаемой территории того или иного сме стителя принималось при совокупной интерпретации результатов первого и второго этапов спецкартирования. На составленной в итоге карте (рис. III.29) достоверно вы явленные сместители показаны сплошными линиями, так как существование каждого из них подтвердилось документацией хотя бы в одном коренном выходе, а трассиро вание осуществлялось, во-первых, в пределах полосы распространения соответст вующего тройственного парагенезиса и, во-вторых, по наличию совпадающих по ориентировке спрямленных элементов рельефа. Сближенными точками показаны сместители, положение которых подтверждается наличием полосы распространения однотипного тройственного парагенезиса и соответствующим образом ориентиро ванного линеамента (или цепочки линеаментов). Тоже обозначение использовалось и в том случае, когда выявленный по структурно-геологическим признакам в серии ко ренных выходов сместитель трассировался на своих окончаниях полосой распростра нения генетически связанного с ним тройственного парагенезиса трещин.

Рис. III.29. Карта разрывной структуры северо-восточной части Приольхонья, составлен ная в результате спецкартирования.

1 – разломная зона, выявленная по распространению однотипных троек-систем трещин;

2 – отно сительно стабильный блок, вычленяемый разломными зонами и характеризующийся определенной органи зацией трещинной сети, количество систем в которой составляет менее 12 (а), 12-14 (б) или более 14 (в);

– сместители разломных зон сбросового (а), взбросового или надвигового (б), левосдвигового (в), право сдвигового (г), сбросо-сдвигового (д) или неустановленного (е) типов;

4 – сместитель разломной зоны, на личие которого предполагается по геоморфологическим и другим косвенным признакам;

5 – элементы за легания сместителя;

6 – разломные зоны левого сдвига (а), правого сдвига (б) или растяжения (в), в преде лах которых не установлено наличие магистрального сместителя (разрядка в штриховке свидетельствует о предполагаемом продолжении зоны);

7 – диаграмма, характеризующая поле напряжений в разломной зоне (белое – квадрант сжатия, черное – растяжения);

8 – диаграмма, на которой черными кружками показано положение 4-6 наиболее интенсивно проявленных в блоке систем трещин;

9 – реки (а) и пересыхающие водотоки (б).

Дополнительным признаком проведения сместителя являлись результаты кла стерного анализа, полученные на первом этапе спецкартирования. Показанные на рис. III.29 разломы разграничивают блоки, которые включают в себя коренные выхо ды с однотипной по большому счету структурой трещинной сети, что установлено по данным кластер-анализа (рис. III.26). В случае отсутствия геологических и геоморфо логических признаков сместителя зона распространения однотипного тройственного парагенезиса трещин представляет собой раннюю стадию развития разлома и обозна чена на карте, как зона трещиноватости, то есть серией косоориентированных (для сдвиговой зоны) или продольных (для сбросовой зоны) штрихов.


Использование геологических и геоморфологических признаков выделения разломных сместителей в совокупности с данными кластерного анализа позволяет решать проблему выявления и картирования положения разломных сместителей в пределах всех выделенных ранее участков распространения однотипных троек систем трещин (см. рис. III.28). В наиболее простых случаях каждому из участков со ответствует зона с одним сместителем 1-го порядка, если она находится на зрелых стадиях развития, или без такового, если состояние ее внутренней структуры отража ет раннюю стадию разломообразования. Участки сложного строения, характерные главным образом для троек-систем трещин сдвиговых типов (см. рис. III.28, А), в со ответствии с проведенным анализом, как и предполагалось при интерпретации дан ных первого этапа, представлены сетью субперпендикулярных сдвигов, причем каж дый из них почти на всем протяжении сопровождается тройственными парагенезиса ми с субпараллельными сместителю главными системами трещин.

Следующим вопросом, решение которого производилось при совокупной ин терпретации материалов структурной съемки, было определение типов откартиро ванных разломных зон. Данные по обстановкам формирования участков распростра нения одноориентированных тройственных парагенезисов трещин, выделенных на первом этапе, сопоставлялись с определениями, сделанными на втором этапе. К по следним относились, во-первых, прямые наблюдения за смещениями по отдельным разрывам в поле и, во-вторых, результаты применения тектонофизических методов реконструкции вектора подвижки [Данилович, 1961а;

Гладков, Семинский, 1999] или поля напряжений с использованием штрихов скольжения [Парфенов, Парфенова, 1980] и сопряженных направлений трещин [Гзовский, 1963;

Николаев, 1977], в каче стве которых использовались главная и второстепенная системы тройственного пара генезиса.

На итоговой карте типы разломов и зон трещиноватости показывались лишь в том случае, если решение подтверждалось большинством использованных методов и опиралось на данные, полученные в более чем одной точке наблюдения. В остальных случаях информация о сместителе отражалась лишь в виде элементов залегания его плоскости, полученных путем непосредственного измерения в поле и совпадающего с ориентировкой главной системы трещин тройственного парагенезиса. Динамиче ская обстановка формирования разлома на картах подобного типа может показывать ся и боле полно, как это, к примеру, сделано на рис. III.29 (см. условный знак № 7) для некоторых из закартированных разломных сместителей.

Следует отметить, что условия образования подавляющего большинства раз ломных зон, выделенных на первом этапе спецкартирования, получили подтвержде ние, согласно результатам исследований второго этапа. При этом в ходе применения специальных структурно-геологических методов анализа было уточнено положение сместителя, тип подвижки и т. п. Исключение составили лишь некоторые разломные зоны, ранее отнесенные к сдвиговым по субвертикальной ориентировке составляю щих их тройственных парагенезисов. Как показали результаты второго этапа, по ха рактеру движений (подтвержденному, например, штрихами скольжения и разбросами у максимумов полюсов трещин на диаграммах) ряд из них уверенно относится к сбросовым (см. рис. III.29). Следовательно, совместная интерпретация данных перво го и второго этапов позволила установить специфическую особенность областей рас тяжения земной коры, которая проявляется в наличии сбросовых разломных зон с крутопадающими (под углом 80°) сместителями.

При совместной интерпретации результатов обоих этапов спецкартирования было скорректировано положение границ разломных зон, определенное по распро страненности тройственных структурных парагенезисов. Как видно из рис. III.28, они были существенно уменьшены, так как дублирующие друг друга части выделенных ранее участков при составлении единой схемы учитывались лишь в составе одной из разломных зон. Кроме того, в случае отсутствия достаточной информации о наличии соответствующего тройственного парагенезиса (что связано с недостатком точек на блюдения в пределах рассматриваемого участка) поперечный размер разломной зоны уменьшался до границы распространения субпараллельных ее простиранию линеа ментов рельефа, сгущающихся вблизи сместителя. Очевидно, что истинным является только то положение границы разломной зоны, которое получено по распространен ности тройственного парагенезиса, а представленное выше решение, уменьшающее поперечные размеры зоны, можно считать приемлемым только при недостатке точек наблюдения за трещиноватостью. При дефиците информации о тройственных пара генезисах и отсутствии сгущения линеаментов у сместителя зона его влияния в тре щиноватости принималась минимальной и в данном случае составляла 100 м для ка ждого из крыльев.

Выявленные таким образом разломные зоны вычленяют в пределах изучаемой территории относительно менее нарушенные блоки, трещинные сети которых также могут быть представлены на итоговой карте. Фактическим материалом для этого служат, к примеру, синоптические диаграммы, использование и построение которых по данным массовых замеров со всех располагающихся в каждом из блоков точек на блюдения, судя по результатам кластер-анализа (см. рис. III.26), правомерно для кар тируемой территории. Построенные аналогичным образом синоптические диаграммы характеризуются существенно различным количеством максимумов, что позволило разделить выявленные для Приольхонья блоки на три группы по количеству систем тектонических трещин, встречающихся в коренных выходах. В соответствии с специ ально построенным распределением первую группу составляют блоки с общим коли чеством систем менее 12, вторую – 12-14 систем и третью – более 14 направлений трещиноватости. Поскольку интенсивность серого цвета на итоговой карте (см. рис. III.29) обратно пропорциональна числу систем, сложность трещинных сетей в пределах выделенных на изученной территории участков увеличивается от наибо лее темных блоков к светлым и достигает максимума в разломных зонах, оставлен ных неокрашенными. Характер сетей практически для каждого блока отражен на кар те в виде схематизированных круговых диаграмм, где отмечено положение 4-6 наи более интенсивно проявленных систем трещин.

Итак, совместная интерпретация результатов обоих этапов спецкартирования позволила составить структурную карту нового типа, на которой блоки с аналогич ной организацией трещинной сети (результат кластер-анализа) контактируют друг с другом по достаточно широким разломным зонам (результат анализа троек-систем трещин), характеризующимся присутствием или отсутствием магистрального смести теля (результат анализа структурно-геологических и геоморфологических данных).

Структура трещинной сети каждого блока отражается на карте в виде синоптической круговой диаграммы максимумов полюсов трещин, построенной по результатам мас совых замеров в тех точках наблюдения, которые попали в одну группу при класте ризации. Динамическая обстановка формирования разломной зоны определялась пу тем анализа типа зональности проявления образующих ее внутреннюю структуру троек-систем трещин. При этом реконструкция поля напряжений, а также определе ние морфогенетических типов сместителей производились по известным методикам (М.В. Гзовского, П.Н. Николаева) с использованием главной и второстепенной сис тем тройственного парагенезиса в качестве сопряженных для восстановления поло жения осей 1, 2 и 3. Степень нарушенности субстрата разломных зон в отдельных точках при необходимости может оцениваться по величинам показателя интенсивно сти проявления тройственного парагенезиса соответствующего типа.

Присутствие или отсутствие магистрального сместителя в той или иной раз ломной зоне отражает степень зрелости развития ее внутренней структуры. Из карты (см. рис. III.29) следует, что разломные зоны Приольхонья находятся на разных ста диях развития: наиболее ранние из них представлены зонами повышенной трещино ватости, а самые поздние –магистральным сместителем, полностью рассекающим весь деформируемый объем. При этом разломные зоны составляют на участке иссле дований замкнутую сеть, а сместители магистрального типа, как и в большинстве природных регионов, таковой не образуют. В итоге карта, полученная на основе дан ных по обычной трещиноватости с привлечением структурно-геологических и гео морфологических материалов, по-новому отражает строение земной коры Приольхо нья, которое ввиду сравнительно легкой доступности для изучения не раз подверга лось структурно-геологическому анализу. В отличие от опубликованных карт [Геоло гия…, 1969;

Плешанов, Ромазина, 1981;

Куклей, 1985;

Федоровский, 1997] она свиде тельствует о зонно-блоковом строении территории: относительно более устойчивые блоки земной коры взаимодействуют по интенсивно нарушенным зонам, хотя не в каждой из них имеет место единый магистральный сместитель.

По морфогенезису откартированные разломные зоны представляют все основ ные типы, которые образовались в результате двух стадий тектогенеза, широко из вестных для данного природного региона: раннепалеозойское сжатие и кайнозойское растяжение земной коры в направлении СЗ-ЮВ. Разломы, относящиеся к последней стадии тектогенеза, отчетливо выражаются в коренных выходах, спрямленных эле ментах рельефа, береговой линии и существенно преобладают в количественном от ношении. Более того, проведенный для них парагенетический анализ позволил выде лить три совокупности взаимосвязанных разломных систем, отражающих существо вание не только обстановки генерального растяжения коры, но и частных подстадий эволюции внутренней структуры Байкальского рифта (обстановки субмеридиональ ного растяжения и сдвига по субширотным сместителям).

Несмотря на наличие стадий эволюции земной коры региона, ее разломная структура, выраженная в трещиноватости и более крупных разрывах сплошности, формировалась унаследованно. Практически все члены парагенезиса раннепалеозой ского сжатия могли быть активизированы с обратными знаками движений при совре менном растяжении, происходящем по большому счету в том же направлении. Унас ледованность проявляется и в развитии кайнозойской структуры территории, но при этом характеризуется некоторыми особенностями. Их наличие устанавливаются при рассмотрении иерархии разломных зон, представленной на рис. III.30. На нем показа ны более крупные дизъюнктивы, выделенные путем объединения разломных зон с итоговой карты (см. рис. III.29), характеризующихся субпараллельной ориентиров кой, сближенным расположением и в большинстве случаев – сходным морфогенети ческим типом.

Рис. III.30. Крупные разломные зоны Приольхонья, внутреннюю структуру которых со ставляют сближенные в пространстве субпараллельные и однотипные зоны, выделенные при спецкартировании.

1 – разломные зоны;

2 – сместители разломных зон сбросового (а), взбросового или надвигового (б), левосдвигового (в), правосдвигового (г), сбросо-сдвигового (д) или неустановленного (е) типов;

3 – сместитель разломной зоны, наличие которого предполагается по геоморфологическим и другим косвен ным признакам;

4 – элементы залегания сместителя;

5 – разломные зоны левого сдвига (а), правого сдвига (б) или растяжения (в), в пределах которых не установлено наличие магистрального сместителя (разрядка в штриховке свидетельствует о предполагаемом продолжении зоны;

6 – реки (а) и пересыхающие водотоки (б).

Как видно из рис. III.30, строение изучаемого региона определяется наличием серии разломных зон, простирание которых меняется от северо-восточного до суб широтного при прослеживании с юго-запада на северо-восток. Их существование обусловливает современные очертания береговой линии пролива Ольхонские Ворота, то есть положение заливов Мухор, Куркут, Базарская Губа, Тутайский. Последние образовались вследствие обстановки растяжения, доминирующей в пределах разлом ных зон, объединяющих продольные сбросы, сбросо-сдвиги и, реже, сдвиги. Таким образом, кайнозойская тектоническая активность унаследованно контролируется продольными разломными зонами, в строении которых отражались частные вариации полей напряжений, имевших место в ходе рифтообразования. Вследствие изменения положения ольхонского блока образовались два парагенезиса разломов, связанных с растяжением и обусловленных общим изгибом разломных зон к востоку. При доми нировании на одном из этапов кайнозойского тектогенеза сдвигового режима в рас сматриваемых зонах сформировались продольные сдвиги, произошли сдвиговые и сбросо-сдвиговые перемещения по образовавшимся ранее субвертикальным про дольным разломам.

С другой стороны, согласно результатам специально проведенного анализа, унаследованность развития структуры Приольхонья по отношению к существующей здесь наиболее древней разломной сети проявляется в значительно меньшей степени.

Так, на территории Приольхонья, судя по ранее опубликованным геологическим кар там (см. рис. III.25) и нашим полевым материалам, имеет место серия разломов, кото рые выражены зонами тектонитов, но практически не трассируются закономерно ориентированными разрывами сплошности. На составленных картах встречаемости троек-систем трещин разных типов они отражаются лишь фрагментарно и поэтому не фигурируют на итоговой схеме в виде протяженных разрывных нарушений. С другой стороны, при сближенном расположении они, как и широко распространенные здесь жилы гранитов и пегматитов, играют роль вещественных неоднородностей, концен трирующих напряжения на более поздних этапах тектонического развития террито рии. Как следствие этого, при отличии в местоположении отдельных разломов разно го возраста наблюдается частичное совпадение (особенно в северо-восточной части площади) полос сгущения субпараллельных древних (см. рис. III.25) и молодых (см. рис. III.30) разломных сместителей.

Таким образом, карты, методика построения которых рассмотрена выше на примере северо-восточной части Приольхонья, можно рассматривать в качестве карт современной разрывной структуры земной коры. На них отражаются лишь те струк турные элементы, которые закономерно проявлены в «открытой» трещиноватости, имеющей разный возраст образования, но нарушающей горные породы изучаемой территории в настоящее время. В отличие от традиционных структурно-геологи ческих схем, карта современной разрывной структуры несет в себе всю необходимую информацию о явно существующих в натуре разломах и контактирующих по ним блоках, то есть на данном уровне знаний в полной мере отражает результаты процес са деструкции изучаемого участка земной коры.

Кроме отмеченной выше смысловой нагрузки, карты разломной структуры, построенные по результатам спецкартирования, обладают серией существенных пре имуществ по сравнению с традиционными структурно-геологическими материалами.

Они могут быть составлены для любого природного региона, где обнаженность гор ных пород позволяет производить статистические исследования трещиноватости. Ра боты по спецкартированию аналогичны обычной геологической съемке по принци пам организации и могут проводиться с ней совместно, что делает их особенно эф фективным методом геологических исследований. Кроме того, массовый статистиче ский характер информации, полученной в каждой точке наблюдения по трещинам, позволяет представить результаты картирования в количественных показателях (ин тенсивность проявления троек-систем трещин, системность, плотность трещиновато сти и др.), которые могут быть прокоррелированы с параметрами, характеризующими поля любого типа (геофизические, геохимические и т. п.). То есть, кроме количест венной оценки процесса деструкции, открывается возможность комплексирования различных методов исследования земной коры на неформальной основе. Последнее, прежде всего, важно в связи с открывающейся перспективой совместного исследова ния структуры и вещества, так как информация о них, причем равная по объему и значимости, может быть получена в одних и тех же коренных выходах, а затем про анализирована совместно.

В связи с этим составление карт рассматриваемого типа рекомендуется в пер вую очередь для геодинамических исследований, ориентированных на анализ по следних этапов эволюции земной коры. С другой стороны, они могут служить ин формативной структурно-геологической основой для прикладных исследований, свя занных с проведением разнотипных инженерно-геологических изысканий, картиро ванием структур рудных полей и сейсмогенных разломов, что и будет проиллюстри ровано в следующих разделах данной главы.

III.2.2. Картирование разломной структуры земной коры для решения инженерно-геологических задач Инженерно-геологические исследования, как известно, входят в состав работ по рациональному хозяйственному использованию территорий или являются частью подготовки проекта под строительство какого-либо сооружения. Мы рассмотрим оба случая, поскольку картирование разломов имеет первостепенное значение как при подготовке строительства, так и при хозяйственном использовании регионов. Разры вы нарушают сплошность горных массивов, определяют специфику рельефа терри торий, а также могут служить причиной непосредственного разрушения возведенных сооружений или дестабилизации ситуации в регионе вследствие проявления подви жек, в том числе и сейсмогенного характера.

В качестве примера использования спецкартирования в составе инженерно геологических изысканий под строительство сооружений будут рассмотрены резуль таты работ, проведенных в г. Иркутске перед началом строительства нового мостово го перехода через р. Ангару. Этот объект ввиду своей уникальности, как никакой другой, наиболее пригоден для этой цели. В качестве примера проведения спецкарти рования разломной структуры для оценки инженерно-геологических условий хозяй ственного природопользования будут представлены материалы исследований окрест ностей Иркутского водохранилища, рациональная эксплуатация которого в сущест венной степени зависит от учета динамики и степени нарушенности горного массива разрывами различной ранговой принадлежности. Сложность ситуации в данном слу чае обусловлена еще и его расположением в непосредственной близости к Байкаль ской рифтовой зоне, что служит основанием для рассмотрения проблемы наведенной сейсмичности. В этой связи работы по картированию имеют не только инженерно геологическую, но и инженерно-экологическую направленность, что позволяет рас ширить иллюстрацию прикладной значимости тектонофизических исследований раз ломообразования.

Плотина ГЭС, в результате строительства которой образовалось водохранили ще, находится в г. Иркутске в 4 км вверх по течению от места строительства нового моста (рис. III.31). В связи с этим работы по спецкартированию проводились в мас штабе 1 : 100 000 для территории, включающей Иркутское море и город, с после дующей детализацией для района мостового перехода. Поскольку устойчивость гео логической среды данного участка земной коры определяется существованием зоны Ангарского разлома, картирование ее внутренней структуры и явилось главной зада чей проведенных исследований. Высокая практическая значимость работ определяет ся тем, что разломная зона, протягивающаяся по долине р. Ангары от ее истока вглубь Сибирской платформы (см. рис. III.31, А), все больше и больше привлекает внимание исследователей в связи с опубликованием данных [Levi et al., 1997] о ее Рис. III.31. Схема расположения в окрестностях Иркутского водохранилища коренных выходов, результаты изучения которых использовались для анализа внутренней структуры зоны Ангарского разлома.

А. Положение зоны Ангарского разлома в геологической структуре юга Сибирской платформы (по [Карта..., 1988]): 1-5 – разновозрастные горные породы (1 – KZ, 2 – MZ, 3 – PZ, 4 – PR, 5 – AR);

6 – ось зоны Ангарского разлома;



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.