авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ЗЕМНОЙ КОРЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES SIBERIAN BRANCH INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST ...»

-- [ Страница 7 ] --

7-8 - разломы, не выходящие (7) и выходящие (8) на поверхность;

9 – участок спецкартирования.

Б. Расположение точек наблюдения на участке спецкартирования: 1 – точки структурно-геоло гических наблюдений;

2 – эпицентры землетрясений, происшедших в темное (а) и светлое (б) время суток (по [Голенецкий, 1997]);

3 – ось зоны Ангарского разлома;

4 – участок детальных ис следований в окрестностях г. Иркутска;

5 – участок спецкартирования;

6 – населенные пункты;

7 – плотина Иркутской ГЭС;

8 – положение нового мостового перехода через р. Ангару в г. Ир кутске;

9 – гидросеть.

сейсмической активности, в том числе и в пределах платформенной территории. При этом расположение зоны в регионе интенсивного народно-хозяйственного освоения, где находится серия крупных промышленных центров (гг. Иркутск, Ангарск, Усолье Сибирское и др.), а также южная часть Братского и все Иркутское водохранилище, усиливает техногенную нагрузку на геологическую среду, что может способствовать нежелательной активизации дизъюнктива в современную эпоху.

III.2.2.1. Исследование внутренней структуры разломных зон в связи с проблемой эксплуатации водохранилищ (на примере Иркутского водохранилища) Предваряя описание результатов картирования внутренней структуры зоны Ангарского разлома, следует отметить, что в пределах рассматриваемой территории располагается еще одно разрывное нарушение с аналогичным названием. В связи с этим необходимо отличать рассматриваемую разломную зону от сравнительно хоро шо изученного Ангарского надвига [Данилович, 1941;

1961б], также располагающе гося в пределах изучаемой площади, но не вдоль, а поперек долины р. Ангары в месте ее истока из оз. Байкал. Пространственные взаимоотношения тектонических наруше ний видны на рис. III.31, А, а кинематические будут рассмотрены в основной части данного раздела. Здесь лишь следует отметить, что Ангарский надвиг на всем своем протяжении в структурном отношении выражен классически (зоны дробления и тек тонического рассланцевания на контакте пород архея и юры с соответствующими па рагенезисами разрывов 2-го порядка), что было подтверждено на большом фактиче ском материале, в том числе и нашими недавними работами [Гладков и др., 2000]. В отличие от этого зона описываемого здесь Ангарского разлома ввиду слабой обна женности пород платформенного чехла практически не изучена в структурно геологическом отношении, что восполняется в рамках настоящего исследования.

С другой стороны, дизъюнктив соответствующим образом выделяется во мно гих природных полях, что позволяет считать его разломной зоной в широком текто нофизическом понимании данного термина. Так, в фундаменте Сибирской платфор мы ее существование (в числе других) обосновывается результатами анализа земной коры комплексом геофизических методов (аэромагнитных, гравиметрических, сейс моразведочных и сейсмологических) [Савинский, Мордовская, 1971]. В поверхност ном рельефе зона Ангарского разлома проявляется настолько отчетливо, что некото рые исследователи [Карта…, 1988] протягивают ее в виде достаточно широкой поло сы сгущения отдельных сместителей до г. Свирска и далее, а другие [Levi et al., 1997] находят признаки присутствия в Байкальской и, даже, Гусиноозерской впадинах. В материалах геологической съемки масштаба 1 : 50 000 зона обозначена двумя непре рывными ломаными линиями по правому и левому берегам Иркутского водохрани лища и р. Ангары.

История докайнозойских движений в зоне Ангарского разлома практически не изучена, тогда как характер более молодых перемещений, так или иначе, рассматри вался всеми исследователями дизъюнктива. В.В. Ламакин (анализ геоморфологиче ских данных) считает их сбросовыми [1968], К.Г. Леви с коллегами (анализ геомор фологических, сейсмологических и GPS–геодезических данных) – правосторонними взбросо-сдвиговыми [Levi et al., 1997;

San’kov et al., 1997], а В.В. Ружич (анализ дан ных мониторинга современных движений по одному из частных сместителей у оз. Байкал) предполагает наличие, наряду с последними, и левосторонних сбросо сдвиговых перемещений [1997]. Современная активность разломной зоны в границах Байкальского рифта признается многими специалистами, причем есть мнения, что сейсмогенерирующие свойства дизъюнктива распространяются вглубь платформы до г. Иркутска [Levi et al., 1997] и, даже, до г. Усолье-Сибирское [Рященко, Макаров, 1996].

Причиной столь противоречивых оценок в значительной мере является то, что результаты изучения дизъюнктива до настоящего времени опирались главным обра зом на геоморфологические исследования зоны его влияния и анализ общей геодина мической ситуации в регионе. Спецкартирование, проведенное в соответствии с представленными ранее принципами, позволило установить характер приповерхно стной структуры зоны Ангарского разлома, динамические обстановки ее формирова ния, степень активности в современную эпоху тектогенеза и на этой основе рассмот реть особенности воздействия Иркутского водохранилища на состояние горного мас сива в зоне влияния дизъюнктива.

В ходе спецкартирования на стадии сбора фактического материала для участка исследований прямоугольной формы (2080 км) была создана сеть точек массового замера трещиноватости (см. III.31, Б), которая охватила большинство встречающихся на изучаемой территории разновидностей горных пород. Преобладающее число точек располагалось в естественных коренных выходах по долинам рек и берегам Иркут ского водохранилища. Кроме того, в пределах населенных пунктов для структурных наблюдений использовались обнажения, созданные искусственно при промышлен ном освоении территории. Общее количество проведенных, согласно методике спец картирования, измерений разрывных структур составило более 20 000 штук, среди которых большая часть принадлежит трещинам и около 360 замеров - более крупным тектоническим нарушениям. Кроме того, большое внимание уделялось документации мелких складок, псевдобудин, сланцеватости и других проявлений микротектоники, так как они составляют существенную часть деформаций докайнозойских пород изу чаемого региона. Таким образом, несмотря на слабую естественную обнаженность, для изучаемой территории удалось создать сеть точек наблюдения, позволяющих осуществить картирование разрывной тектоники региона в масштабе 1 : 100 000, опираясь главным образом на структурно-геологические данные.

При наличии такого большого по объему фактического материала возникла необходимость применить особую тактику его обработки с целью выбора рациональ ного комплекса работ по спецкартированию. Ее суть заключалась в проведении мак симально полного объема работ в пределах выбранного для исследуемой территории эталонного участка и затем осуществлении для оставшейся площади обработки соб ранного материала по сокращенной схеме, но с использованием тех знаний о разлом ной структуре региона, которые были получены при картировании эталона.

Эталонный участок располагался в северо-западной части исследуемой терри тории и включал г. Иркутск и его окрестности (см. рис. III.31, Б). Его выбор обуслов лен особой практической важностью картирования разломной структуры городской территории (где, в частности, расположена и описываемая в следующем разделе кни ги площадка строительства нового моста через р. Ангару), а также необходимостью определения закономерностей проявления зоны Ангарского разлома в пределах платформенной территории, где стиль деформаций существенно отличен от традици онно устанавливаемого в тектонически активных регионах.

Результаты спецкартирования территории г. Иркутска и его окрестно стей. В связи с господствующими представлениями о сравнительно несложной внут ренней организации платформенных образований разломная структура г. Иркутска в настоящее время изучена недостаточно. Лишь в ряде публикаций 60-х годов [Гурулев, 1962;

1966] обращается внимание на значительную дислоцированность юрских песча ников и необходимость ее целенаправленного исследования. Однако практически по всеместное распространение четвертичных образований не позволило автору статей по единичным наблюдениям за разломами создать целостную картину деформаций изучаемого участка земной коры. Результаты спецкартирования основываются на обработке наблюдений за трещиноватостью и разломами, сделанных в 32 коренных выходах, охватывающих территорию примерно в 600 км2 (рис. III.32).

Рис. III.32. Схема участка спецкартирования в окрестностях г. Иркутска и карты встре чаемости в его пределах троек-систем трещин, составляющих 6 различающихся по пространст венной ориентировке типов (А-Е).

1 – точка наблюдения, характеризующаяся присутствием структурного парагенезиса рассматри ваемого на карте типа, для которого показаны элементы залегания главной системы трещин;

2 – точка на блюдения (с порядковым номером на схеме участка картирования), характеризующаяся отсутствием структурного парагенезиса рассматриваемого на карте типа;

3 – разломные зоны и их порядковые номера;

4 – оси разломных зон, сформировавшихся в условиях сжатия (а) или растяжения (б);

5 – генерализованная ориентировка осей 1 и 3 поля напряжений сжатия (а) или растяжения (б), приведшего к формированию показанных на карте разломных зон;

6 – территория г. Иркутска;

7 – плотина ГЭС;

8 – гидросеть.

Обработка массовых замеров трещиноватости на первом этапе картирования позволила сделать заключение о широком распространении в юрских песчаниках структурного парагенезиса из трех примерно перпендикулярных друг другу систем тре щин. Всего на структурных диаграммах было выявлено 312 тройственных парагенези сов, разделяющихся на 6 типов в соответствии с ориентировкой в пространстве. На построенных для каждого из типов картах встречаемости (см. рис. III.32, А - Е) поло жение главной (наибольшей густоты) системы трещин тройственного парагенезиса по казано традиционным знаком. Видно, что анализируемые типы образуют в окрестно стях Иркутска участки, состоящие из располагающихся рядом коренных выходов с оди наково ориентированными структурными парагенезисами. Участки интерпретируются как разломные зоны, поскольку характеризуются линейно вытянутой формой и систем ным расположением в плане. Их оси (разделяющие подзоны с различным падением главной системы трещин структурного парагенезиса) показаны на рис. III.32 разны ми условными знаками для обстановок сжатия и растяжения, определенных в соответ ствии с методикой по разновидности зональности внутреннего строения.

Как видно из рис. III.32, 11 из 14 выделенных разломных зон образовались в условиях сжатия, а 3 – при растяжении земной коры. Формы проявления сдвиговых ус ловий деформации в пределах рассматриваемой территории имеют некоторые специфи ческие особенности, характеристика которых будет дана отдельно. Анализ всей сово купности полей напряжений, определенных для каждой карты по ориентировкам раз ломных зон и динамической обстановке их возникновения, свидетельствует о формиро вании разломной структуры исследуемого участка земной коры под воздействием двух полей сжатия регионального уровня. Одно из них характеризуется субмеридиональным направлением действия горизонтальной оси 1 (см. рис. III.32, В-Г), а другое – ее прак тически перпендикулярной ориентировкой (см. рис. III.32, А-Б). Показанные на рис. III.32, Д-Е зоны растяжения, судя по представленности минимумом структурных парагенезисов, сформировались в локальных полях напряжений как сопутствующие дизъюнктивы гравитационной природы [Семинский, 2003].

С целью заверки на местности положения выделенных разломных зон на втором этапе спецкартирования анализировалась информация с ключевых точек наблюдения, где на стадии сбора фактического материала были задокументированы такие специфи ческие структурные формы, как зоны дробления, тектонического рассланцевания, по вышенной трещиноватости, разрывные плоскости со штрихами скольжения, складки и т. п. Информация о структуре, полученная в результате их изучения традиционными структурно-геологическими методами, переносилась с ключевой точки на пространст венно связанную с ней зону, выделенную на первом этапе спецкартирования. Несмот ря на близгоризонтальное залегание юрской толщи в окрестностях Иркутска, анализ со бранных таким образом материалов (точки наблюдения № 5, 14, 28, 31, 35 и др. на рис. III.32) свидетельствует о довольно интенсивном боковом воздействии тектониче ских сил на рассматриваемый блок земной коры. При таком давлении породы дефор мировались в условиях сжатия, ориентировка которого в отдельных местах территории различна, но в целом соответствует двум выявленным ранее типам регионального поля напряжений.

Реализация возникших под действием тангенциального сжатия напряжений про исходила путем, во-первых, межслоевого скольжения и, во-вторых, внутрислойного те чения, что почти не изменило субгоризонтального залегания пород юрской толщи, но привело к проявлению интенсивных деформаций на границах между слоями и внутри отдельных сравнительно однородных слоев.

В первом случае это выразилось в образовании различных по мощности зон рассланцевания (0.05-2.5 м), обеспечивших срыв и скольжение отдельных частей лито логического разреза. Подавляющее большинство разрывных нарушений подобного типа (и среди них сместители крупных разломных зон II, III и VII) приурочено к мало мощным угольным прослоям, как к вещественным неоднородностям, обычно концен трирующим на себе значительную часть напряжений. Разрывы самого высокого уров ня – тектонические трещины – обычно группируются в структурные парагенезисы из нескольких систем, характеризующихся единством происхождения. Кроме распростра ненного повсеместно тройственного парагенезиса, трещины в зонах влияния разломов образуют пояса вращения, результаты изучения которых будут представлены ниже. В этих местах на плоскостях многих трещин фиксируются штрихи и, даже, борозды скольжения, свидетельствующие об интенсивных перемещениях контактирующих бло ков (точки наблюдения № 5, 15, 28, 29, 31 и 33 на рис. III.32).

Во втором случае – при внутрислойном течении – ведущая роль принадлежала пластическим деформациям, среди которых наибольшее распространение получили небольшие складки. Кроме того, в юрских песчаниках встречаются специфические бу диноподобные образования, длинная ось которых, так же как у истинных будин, рас полагается перпендикулярно направлению течения вещества. Происхождение псевдо будин требует специального исследования, но нам представляется, что описываемые эллипсовидные блоки (размер длинных осей – до 40 см) образовались при обтекании (перемещении – ?) пластическим веществом песчаника более твердых разностей суб страта. В результате последние приобрели округлость и внешнюю «корку», которая при выветривании отслаивается подобно яичной скорлупе.

Естественно, что четкой границы между участками распространения разрывных и пластических деформаций провести нельзя. Все это детали одного процесса, создаю щие сложную картину дислокаций юрской толщи окрестностей г. Иркутска, когда сте пень деформации, а иногда и ее план, варьируют не только от участка к участку, но и от слоя к слою в пределах одного коренного выхода.

Другой особенностью мезозойских деформаций в платформенных условиях, ус тановленной на втором этапе спецкартирования, является их хорошая геоморфологи ческая выраженность. Разломные зоны часто приурочены к долинам рек, и их смести тели вскрываются в бортах, получая, таким образом, классическое для надвигов отра жение в рельефе. Так, наклоненный на восток сместитель зоны III (см. рис. III.32, А) опоясывает гору, располагающуюся между долинами рек Кая и Ангара, с запада, при чем этот ее склон, как нависающая часть аллохтона, является более крутым и поэтому сильнее разрушен экзогенными процессами (поперечные к сместителю овраги, продоль ные оползни), чем восточный. Данный факт в совокупности с другими установленны ми признаками (например, совпадение трещинных сетей в контактирующих породах мезозоя и кайнозоя) можно рассматривать как доказательство подновления плана мезо зойских деформаций в новейшее время. Однако известная геологам [Никольский, 1971;

Наумов, 1974;

Лобанов и др., 1990] отчетливая выраженность в рельефе древних взбро сов и надвигов центральной части Байкальского подвижного пояса удерживает нас от положительного решения данного вопроса до обнаружения прямых признаков акти визации мезозойских разломов.

Взаимоотношения структур, сформировавшихся под влиянием двух полей сжатия регионального уровня, иллюстрируются на рис. III.33, где показаны выходящие на по верхность в виде надвигов крупные послойные срывы, а также участки наибольшего воздействия каждого из разновозрастных полей, оконтуренные по границам однона правленных разломных зон. Анализ рисунка свидетельствует о более древнем возрасте субмеридионального сжатия по отношению к юго-западному. Действительно, четыре об разовавшихся при юго-западном сжатии участка наибольшего проявления деформаций представляют сегменты одной протяженной полосы, сокращение земной коры в пре делах которой достигается за счет перемещений по субпараллельным в плане, но противоположно наклоненным надвиговым сместителям. Сегментация обусловлена наличием поперечных разломов, образовавшихся ранее при субмеридиональном сжа тии и играющих в описываемом более молодом поле напряжений роль правых и левых сдвигов.

Возможность смены характера движений вдоль рассматриваемых зон с относительно древне го надвигового на последовавший затем сдвиговый становится вполне вероятной, если учесть специфи ку трещинообразования для платформенного участ ка земной коры. Так, две субвертикальные и одна субгоризонтальная системы трещин тройственно го парагенезиса в обстановке сжатия создавали условия для послойного скольжения (см. рис.

III.32, А-Г), а при сдвиге давали возможность для горизонтальных перемещений по вертикальным разрывам. Горизонтальные штрихи скольжения на плоскостях многих близвертикальных трещин субширотной ориентировки (точки наблюдения № 28, 29, 31 и 33 на рис. III.32) подтверждают существование сдвигового этапа движений вдоль рассматриваемых разломных зон.

Рис. III.33. Схема пологих С целью проверки данного предположе сместителей, которые сформирова- ния, а также наличия выделенных для изучаемой лись при тангенциальном сжатии, территории динамических обстановок разломо имевшем различную ориентировку образования к обработке материалов по трещи на отдельных стадиях тектогенеза.

1 – положение выделенных при новатости на втором этапе спецкартирования анализе трещиноватости сместителей, привлекались известные методики восстановле подтвержденных (а) и не подтвержден- ния осей напряжений. Это методики В.Д. Парфе ных (б) на местности другими струк турно-геологическими методами;

2 – нова, М.В. Гзовского и П.Н. Николаева, причем в участки, где в трещиноватости прояви- рамках двух последних для получения решения в лось воздействие сжатия, ориентиро- качестве сопряженных использовались главная и ванного ЮЗ-СВ;

3 – участки, где в тре- второстепенная системы трещин в тройственных щиноватости проявилось воздействие субмеридионального сжатия;

4 – места парагенезисах.

Полученные карты полей напряжений расположения точек наблюдения за (рис. III.34) в целом подтверждают представлен трещиноватостью и разломами.

ную выше специфику кинематики перемещений по разломам. Местам наибольшего распространения поля сжатия соответствуют минимумы проявлений поля сдвига и наоборот. В то же время границы полей пере крывают друг друга, что особенно четко отражается на общей схеме (см. рис. III.34, В), где разным крапом показаны ареалы распространения обеих типов динамиче ских обстановок. Следовательно, несмотря на их существование в рамках одного крупного этапа деформации, имеет место частичная несинхронность в проявлении полей разного типа для локальных объемов земной коры. Это хорошо согласуется с закономерностями формирования отдельных деформационных структур, известны ми из экспериментов [Гзовский, 1975;

Разломообразование…, 1991;

1994].

Таким образом, реконструкция полей напряжений в отдельных точках и их площадной анализ подтвердили не только наличие, но и характер пространственных и временных взаимоотношений между обстановками сжатия и сдвига, существова ние которых было предположено при анализе результатов спецкартирования. В ито ге было доказано существование сдвиговых перемещений по субширотным разрыв ным нарушениям территории (см. рис. III.33): правых на центральном разломе и ле вых – на северном и южном.

В связи с широким распространением в пределах изученных коренных выхо дов поясового расположения систем трещин спецкартирование на стадии обработки результатов 2-го этапа было дополнено анализом поясов вращения в соответствии с усовершенствованным нами методом В.Н. Даниловича (см. раздел III.1.2.2). Это по зволило, во-первых, продемонстрировать его новые возможности, а, во-вторых, подтвердить существование разломных зон, выделенных по результатам первого этапа.

Рис. III.34. Карты полей тектонических напряжений окрестностей г. Иркутска.

А. Поля преимущественного проявления напряжений сжатия.

Б. Поля преимущественного проявления напряжений сдвига.

В. Интегральная схема проявления полей сжатия и сдвига.

1 – точки наблюдения;

2-3 – решения, соответствующие полям напряжений сжатия (2) и сдвига (3);

4-6 – участки проявления полей напряжений сжатия (4), сдвига (5) и наложения сжатия и сдвига (6);

7 – плотина ГЭС;

8 – гидросеть.

Широкое распространение поясов трещиноватости в юрских породах окрест ностей г. Иркутска связано с тем, что основу разломной структуры территории со ставляют субвертикальные сдвиги и субгоризонтальные послойные срывы. Соот ветствующие им пояса, отчетливо выявляющиеся (иногда по 2-3) практически на всех диаграммах массовых замеров, и послужили исходным материалом для пред ставленных ниже построений (рис. III.35).

Согласно методу В.Н. Даниловича, для определения положения линии сколь жения по сместителю тектонического нарушения необходимо знать его элементы за легания. Поскольку в нашем случае большинство сместителей представлено субгори зонтальными межпластовыми срывами, оси вращения связанных с их развитием поя сов трещиноватости (ось В по В.Н. Даниловичу) также должны быть горизонтальны, а линия пояса и будет являться линией движения. Исходя из этих предпосылок, на площади исследований были проанализированы все пояса трещиноватости с субгори зонтальными осями вращения на предмет определения линий, а в случае присутствия на диаграммах максимумов с разбросами трещин, и направлений тектонического транспорта.

Предварительный анализ полученных результатов показал, что на данной тер ритории наиболее ярко проявлены послойные перемещения в следующих направле ниях: субмеридиональном (см. рис. III.35, Г), юго-восточном – северо-западном (см.

рис. III.35, А), юго-запад – северо-восточном (см. рис. III.35, Б) и субширотном (см.

рис. III.35, В). Во всех случаях движения носили в целом площадной характер. Одна ко на каждом из рисунков выделяются линейно вытянутые зоны различной ширины, осложняющие общий план деформаций, поскольку в их пределах горизонтальные движения соответствующих направлений методом поясов практически не фиксиру ются.

Рис. III.35. Результаты применения модернизированного метода поясов трещиноватости для окрестностей г. Иркутска.

А-Г. Схемы ориентировок тектонического транспорта в зонах субгоризонтальных срывов.

Д. Схема участков проявления деформации вращения материала с субвертикальными осями.

Е. Схема предполагаемых разломов.

1 – точки наблюдения (а), направления (б) и линии (в) тектонического транспорта, восстановлен ные для поясов трещиноватости, оси В которых субгоризонтальны;

2 – направления (а) и линии (б) текто нического вращения материала, восстановленные для поясов трещиноватости, оси В которых субверти кальны;

3 – линейные участки, маркирующие смену направления тектонического транспорта на противо положное;

4 – участки, свободные от субгоризонтальных движений анализируемых направлений;

5 – уча стки проявления вращательных движений вокруг вертикальных осей;

6 – линии предполагаемых разрыв ных нарушений;

7 – гидросеть, а также мосты (а) и плотина Иркутской ГЭС (б).

Отчетливая линейность подобных «пустых» полос позволяет предположить, что они являются отражением разрывных нарушений с крутыми (негоризонтальны ми) сместителями. Одни из них, по всей видимости, представляют собой зоны попе речных сдвигов, обеспечивающих перемещение вещества в соответствующем на правлении. Примерами таких нарушений могут служить зона III (см. рис. III.35, Б) для движений юго-запад – северо-восточной ориентировки и зона VI (см. рис.

III.35, В) при подвижках субширотного плана. Происхождение других менее опреде ленно, так как они ориентированы практически перпендикулярно к движениям по ос новным субгоризонтальным сместителям (зона II на рис. III.35, А и на рис. III.35, Г).

Возможно, подобные линейные полосы сформировались вдоль крутопадающих на рушений, образованных в результате деформаций, которые предшествовали послой ным движениям. Зоны таких разрывов служат границами, препятствующими гори зонтальному перемещению вещества. Примером, подтверждающим это предположе ние, может служить зона II (см. рис. III.35, А, Г), появление которой, скорее всего, определяется наличием границы – крутопадающей зоны VI (см. рис. III.35, В) (ее сдвиговый характер подтверждается представленными ниже данными), затрудняю щей послойные движения в северо-западном и субмеридиональном направлениях.

При этом зона II не совпадает с зоной VI, а несколько смещена к югу – то есть зату хание послойных подвижек происходит лишь в одном из крыльев (в нашем случае – южном) крутопадающего разлома.

На каждой из схем, кроме зон, свободных от горизонтальных движений соот ветствующих типов, выделены линейные границы, маркирующие смену направления тектонического транспорта на противоположное (зона I на рис. III.35, А;

зоны IV и V на рис. III.35, Б;

зоны III и VII на рис. III.35, В;

зона I на рис. III.35, Г). Ситуация, ко гда по разные стороны линейной границы на основе анализа различного фактическо го материала фиксируются прямо противоположные по направлению подвижки, наи более типична для крыльев разрывных нарушений, причем границей в этом случае служит их сместитель. Следовательно, можно предположить, что выделенные нами зоны фиксируют выходы на дневную поверхность тектонических сместителей или горизонтов скольжения, по которым происходило перемещение материала. Учитывая описанную ранее специфику дислоцированности юрской толщи, а также строение самих поясов трещиноватости, они могут быть классифицированы как надвиги или покровы. Кроме перечисленных разломных границ, на каждой из представленных схем зафиксированы многочисленные мелкие участки, в пределах которых также на блюдается смена направлений движения. Они, скорее всего, соответствуют зонам ло кальных нарушений, определяющих внутреннее строение выделенных покровов.

Так как полученные данные свидетельствуют о присутствии на площади ис следования, наряду с субгоризонтальными сместителями, и субвертикальных разрыв ных нарушений, были изучены пояса трещиноватости, у которых оси вращения ори ентированы субвертикально. Согласно данным В.Н. Даниловича и С.П. Плешанова [Данилович, 1961а], подобные пояса возникают в крыльях субвертикальных разрывов при сдвиговых перемещениях. Анализ направлений преимущественных разбросов в максимумах позволил зафиксировать два направления вращения материала: по часо вой (отвечает правосдвиговым подвижкам по основному сместителю) и против часо вой (соответственно, левый сдвиг) стрелки.

Таким образом, были выделены широтные зоны с поперечными размерами от 2 до 4 км, в пределах которых отчетливо проявляется вращение материала вокруг вертикальной оси (зоны I, VI и VIII на рис. III.35, Д). При этом кинематика зоны VI устанавливается достаточно однозначно (по преобладанию поворота трещин в поясах против часовой стрелки) как левый сдвиг, что совпадает с данными, полученными при анализе подвижек по горизонтальным сместителям в субширотном направлении (см. рис. III.35, В). Для зон I и VIII результаты носят менее определенный характер: в их пределах зафиксированы решения, отвечающие как лево-, так и правосдвиговым перемещениям. Это может косвенно свидетельствовать о неоднократной активности указанных зон в позднем мезозое и, возможно, кайнозое.

Интегрированная схема сместителей, выделенных при анализе поясов трещи новатости, представлена на рис. III.35, Е. На ней не показана лишь зона II, так как она, по нашему мнению, представляет собой полосу затухания горизонтального дви жения материала при перемещениях в субмеридиональном и северо-западном на правлениях перед крутопадающей разрывной границей (зоной VI). Сопоставление со схемой, полученной на основе анализа троек-систем трещин (см. рис. III.33), показа ло, что большинство из выделенных разными методами разломных зон совпадает не только пространственно, но и по динамическим обстановкам формирования. Так, зо ны, выявленные при помощи модифицированного метода поясов, по типу являются структурами сжатия и сдвига, что полностью соответствует сделанному ранее выво ду. Например, разломы IV и V представляют собой надвиги, а разломы I и III закла дывались в условиях сжатия и далее развивались как сдвиги.

Более того, данные, полученные при помощи метода поясов, подтверждая сде ланный выше вывод о существовании субмеридионального (см. рис. III.35, А, Г) и юго-западного (см. рис. III.35, Б) направлений сжатия, позволяют говорить о наличии в истории развития региона еще одного эпизода, когда действие сжимающих усилий происходило в субширотном направлении (см. рис. III.35, В). Такое заключение под тверждается результатами анализа линейно ориентированных структур в зонах поло гих срывов в юрских отложениях по берегам Иркутского водохранилища [Гладков, Лунина, 1997], которые свидетельствуют о следующей этапности движений в по стюрское время: 1) субмеридиональное, 2) юго-западное и 3) субширотное, причем последние этапы, судя по некоторым косвенным признакам, могут датироваться и кайнозоем.

В то же время следует отметить, что полученные по разным данным схемы главных разломов территории в деталях отличаются друг от друга, что объясняется, в том числе, и объективными причинами. На рис. III.35, Е отсутствуют два субмери дионально ориентированных надвиговых сегмента, располагающихся в самой север ной части, которые есть на рис. III.33, так как для их выделения методом поясов не хватает площадных данных. Что же касается сместителя III на рис. III.35, Е, то его отсутствие на рис. III.33 может быть объяснено следующим образом. Данная струк тура практически полностью попадает в зону влияния разлома I, выделенного как по распространенности тройственных структурных парагенезисов, так и по методу В.Н. Даниловича, и имеет близкую с ним ориентировку в пространстве. История сме ны типов движений вдоль тектонического нарушения III, судя по рис. III.35, Б-В, сов падает с таковой для разлома I (сначала надвиг, а затем сдвиг). Все эти факторы дают основание предположить, что разлом III является одним из частных сместителей зоны влияния разлома I и его отсутствие на рис. III.33 не противоречит выполненным по строениям и полученным выводам.

Таким образом, сравнение разломных схем, полученных различными метода ми, дает основание констатировать, что главные особенности формирования и совре менного состояния разломно-блоковой структуры юрских песчаников окрестностей г. Иркутска, выявленные на первом этапе спецкартирования, зафиксированы и при помощи модернизированного анализа поясов трещиноватости. Результаты примене ния различных методов имеют некоторые отличия в деталях, которые не противоре чат, а дополняют друг друга при выявлении общей картины разрывных деформаций изучаемого участка земной коры.

Итоговая схема, составленная с учетом результатов обоих этапов картирова ния, представлена на рис. III.36. На ней показаны лишь главные разломы, местоположение которых не только согласуется с данными анализа троек систем трещин и поясов вращения, но и не противоречит реконструкциям полей напряжений, геоморфологиче ской специфике района, а также дру гим результатам спецкартирования.

Границы разломных зон ввиду нерав номерности сети точек наблюдения в ряде мест проведены условно. Однако в целом составленная схема в сово купности с другими материалами спецкартирования в полной мере от ражает главные черты разломной структуры эталонного участка, свиде тельствующие о необходимости суще ственной корректировки имиджа изу чаемой территории, как участка зем ной коры со слабыми проявлениями тектонических деформаций. Несмотря на субгоризонтальное залегание юр ской толщи в окрестностях г. Иркут ска, песчаники и угли оказались по всеместно и интенсивно нарушены Рис. III.36. Схема разломных зон терри- вследствие бокового сжатия. Характер тории г. Иркутска, составленная по результатам откартированной разломно-блоковой спецкартирования. структуры отражает существование, 1 – точки наблюдений;

2 – сместители;

3 – как минимум, двух этапов тектогенеза, разломные зоны;

4 – плотина ГЭС;

5 – гидросеть.

обусловленных давлением с юго-запа да и юг-юго-востока.

Пространственные взаимоотношения и специфика внутреннего строения раз ломных зон, образовавшихся под влиянием двух полей сжатия регионального уровня, свидетельствуют о более древнем возрасте субмеридионального воздействия по от ношению к юго-западному. Специфика разломно-блоковой структуры окрестностей г. Иркутска, формировавшейся в течение обоих этапов сжатия, определялась сущест венной вертикальной неоднородностью юрской толщи (особенно наличием тонких пропластков угля), а также расположением участка исследований в области взаимо действия Сибирской платформы.

В этих условиях даже небольшого бокового давления с юга (этап I), где в по стюрское время формировались корневые структуры (типа Ангарского надвига) зоны сжатия, оказалось достаточно для начала перемещения субстрата в пределах рассмат риваемой территории в горизонтальном направлении. Его основными механизмами были межслоевое скольжение с возникновением серии послойных срывов и внутри слойное течение с образованием мелких складок, псевдобудин и других пластических структурных форм. Деформация характеризовалась малой скоростью, о чем свиде тельствуют отсутствие мощных зон дробления с одной стороны и наличие пластиче ских форм (для близповерхностных условий с низкими Р и Т), – с другой.

Главным результатом описываемого этапа деформации стало формирование в юрской толще двух послойных срывов, места выхода которых на поверхность (одно го – в центральной части территории, а другого – по долинам рек Иркут и Ушаковка) определяются наличием древних разломов в фундаменте, фиксируемых, в том числе, и геофизическими методами. В мезозойском чехле последние выражены субверти кальными зонами повышенной трещиноватости и (или) изгиба слоев, что, в соответ ствии с известными представлениями, инициирует «выкручивание» и выход на по верхность горизонтальных послойных срывов.

Рассмотренные особенности периферийных деформаций с глубоким проник новением субгоризонтальных поверхностей скольжения в породы платформенного чехла, судя по литературным данным [Boyer, Elliott, 1982;

Thrusting…, 1986;

Mitra, 1988;

Abbasi, McElroy, 1991;

Joumeay, Friedman, 1993], в целом характерны для мно гих подвижных поясов мира (отдельные сегменты Скалистых гор, Западных Гимала ев, Альп, Пиренеев). Например, надвиг горы Пайн в Аппалачах является поверхност ным выражением послойного срыва, протягивающегося в глубине на десятки кило метров к корневым структурам зоны сжатия.

Аналогичной по типу была реакция слоистой толщи на последующее далее сжатие с юго-запада (этап II), так как после первого этапа деформации субстрат по большому счету сохранился в первоначальном виде (субгоризонтальное залегание, вертикальная неоднородность разреза и т. д.). Характер внешней нагрузки также не изменился за исключением ориентации оси сжатия, поскольку изучаемая территория в это время принадлежала к периферии не Байкальской, а Саянской ветви подвижно го пояса. Местоположение полосы наибольших деформаций сжатия, локализующих ся в долине р. Ангары, в данном случае определяется наличием в фундаменте древне го крутопадающего разлома (Ангарского), имеющего северо-западное простирание.

Характерно, что описываемая активизация движений придала картине дефор маций в регионе блоковый характер, а расслоенность среды предопределила плито образную форму большинства блоков. В данных условиях разломный парагенезис из послойных срывов (надвигов) и поперечных сдвигов является наиболее устойчивым и полностью удовлетворяет необходимости трансформации вещества в горизонталь ном направлении. Таким образом, сформировавшуюся в мезозое юрскую толщу мож но уподобить земной коре с ее реологической горизонтальной расслоенностью и раз ломной сетью, способной к реализации разноориентированных тангенциальных на грузок.

Результаты спецкартирования района Иркутского водохранилища. Для построения схемы разломной структуры исследуемого региона использовался факти ческий материал по коренным выходам, располагающимся в окрестностях Иркутско го водохранилища, включая и те точки наблюдения, которые анализировались выше для эталонного участка. В соответствии с методикой спецкартирования обработка проводилась в два этапа, первый из которых заключался в кластерном анализе массо вых замеров трещин. Он проводился различными методами, предлагаемыми про граммным комплексом «STATISTICA». Основным критерием для выделения наиболее значимых групп матриц на дендрограммах послужило подобие по пяти системам трещин, так как именно такое количество направлений разрывов обычно на 65-80% определяет структуру трещинной сети в большинстве естественных коренных выхо дов горных пород. Сравнение результатов, полученных различными методами, пока зало, что наиболее отчетливо с учетом данного критерия кластеризация проявляется при анализе методами «Complete Linkage» и «Ward», результаты последнего из кото рых представлены на рис. III.37, A.

Площадное распределение диаграмм, попадающих в одну группу по результа там кластерного анализа, показало, что коренные выходы с аналогичной структурой трещинной сети сближены в пространстве и, таким образом, принадлежат к блокам со сходной историей развития. Характерно, что зачастую в их пределах оказались ко ренные выходы, сложенные как юрскими, так и четвертичными образованиями. Это, во-первых, подтвердило сделанное при визуальных наблюдениях заключение о про явлении (активном или пассивном) разрывной структуры юрских песчаников в вы шележащих суглинках и глинах, и, во-вторых, позволило при интерпретации данных кластер-анализа в некоторых случаях использовать результаты массовых замеров трещин в четвертичных породах наравне с аналогичными наблюдениями в юрских и докембрийских образованиях.

Линейные границы участков со сходной структурой трещинных сетей интер претировались как разломы, ограничивающие блоки, субстрат которых претерпел в целом аналогичное воздействие со стороны эндогенных и экзогенных процессов.

Справедливость данного вывода подтверждается тем, что результаты кластер-анализа позволили выявить все основные сместители, установленные при проведении полно го объема работ по картированию эталонного участка. Вместе с тем был выделен ряд дополнительных разломных границ. Это позволило не проводить спецкартирование в полном объеме (например, анализ троек-систем трещин, поясов, реконструкцию по лей напряжений для всей площади), а ограничиться заверкой положения показанных на рис. III.37, A разломных границ посредством: 1) анализа в рамках первого этапа спецкартирования диаграмм трещиноватости с располагающихся у предполагаемых сместителей точек наблюдения на предмет наличия тройственных структурных пара генезисов соответствующей пространственной ориентировки, 2) выявления в рамках второго этапа спецкартирования сместителей в соответствии с традиционными структурно-геологическими признаками и 3) дополнительного проведения геоморфо логических наблюдений.

Согласно полученным результатам, подавляющее большинство показанных на рис. III.37, A дизъюнктивов сопровождается зонами трещиноватости, основу которых составляют генетически связанные с ними тройки-системы трещин. Многие смести тели имеют отчетливое геоморфологическое выражение и, в частности, приурочены к берегам водохранилища и долинам рек, являющихся правыми и левыми притоками р. Ангары. Что же касается прямых признаков наличия разломных сместителей, то в ходе полевых исследований они обнаружены в серии точек наблюдения, при обра ботке которых на втором этапе картирования была составлена рабочая схема разло мов района Иркутского водохранилища (рис. III.37, Б). Следует отметить, что место положение большинства показанных на ней тектонических нарушений носит предпо ложительный характер, что связано с недостатком точек наблюдения (из-за перекры тия коренных выходов растительностью или водами Иркутского моря), спецификой выхода на поверхность субгоризонтальных сместителей, а также сложностью в ин терпретации структурных картин отдельных обнажений горных пород (из-за нетра диционной выраженности разломов послойными срывами осадочной толщи).

Представленная на рис. III.37, Б схема, а также схема блоковой структуры ок рестностей водохранилища, составленная ранее по результатам кластерного анализа (см. рис. III.37, А), каждая в отдельности, имеют определенные недостатки. Однако сравнительный анализ полученных разными методами схем свидетельствует о вполне определенном сходстве положений основных разломных сместителей. Этот факт Рис. III.37. Результаты исследований, позволяющих выделить в окрестностях водохранилища разрывные наруше ния.

А. Интерпретация результатов кластер-анализа массовых за меров трещин.

Б. Трассирование сместителей, выявленных в отдельных ко ренных выходах традиционными структурно геологическими приемами.

1 – границы участков с однотипной структурой трещинных сетей;

2-4 – значки, свидетельствующие о принадлежности трещин ной сети коренного выхода к одной из трех групп, выявленных по данным кластер-анализа;

5 – точки наблюдения, структурная инфор мация с которых не использовалась в кластер-анализе;

6-7 – предпо лагаемое положение разломов с пологой (6) и крутой (7) поверхно стью сместителя;

8 – контуры населенных пунктов;

9 – плотина ГЭС;

10 – положение нового мостового перехода через р. Ангару в г. Ир кутске;

11 – гидросеть.

позволил составить единую схему разломно-блоковой структуры окрестностей водо хранилища, которая представлена на рис. III.38, А вместе с распределением плотно сти выявленных разломов в изолиниях. Схема не является кондиционной, так как требует заверки в коренных выходах положения ряда разломов и особенно мест их сочленения, что в условиях слабой обнаженности связано с проведением дорого стоящих горных работ. Однако схема уже в таком варианте позволяет установить главные особенности структурообразования в зоне Ангарского разлома. Следова тельно, представленная выше тактика проведения работ по спецкартированию может быть рекомендована к применению в других регионах, в том числе для слабо обна женных платформенных участков земной коры.

Рис. III.38. Схема разрывных нарушений, выделенных в окрестностях Иркутского водо хранилища при спецкартировании (А) и роза-диаграмма их простираний (Б).

1-2 – разрывы (и их порядковые номера), имеющие северо-западную (1) или отличную от таковой (2) ориентировку в плане;

3 – изолинии плотности разрывов;

4 – участки с плотностью разрывов, большей 6;

5 – эпицентры землетрясений, происшедших в ночное (а) и дневное (б) время суток;

6 – юго-восточная граница зоны интенсивного влияния водохранилища;

7 – плотина ГЭС;

8 – положение нового мостового перехода через р. Ангару в г. Иркутске.

Поскольку при анализе состояния горного массива в районах водохранилищ существенное значение имеют и более мелкие по сравнению с разломами разрывные структуры, по результатам спецкартирования были составлены распределения в изо линиях показателей системности и плотности трещин (рис. III.39). Первый параметр определялся простым подсчетом количества максимумов полюсов трещин на круго вой диаграмме, построенной для каждого коренного выхода путем единообразной обработки данных массового замера. Второй параметр рассчитывался, исходя из оп ределений в обнажении ряда величин и последующих несложных подсчетов по фор муле [Смехов и др., 1969]:

n Р = Г i, i = где Р - показатель объемной плотности трещиноватости, тр/м3;

n - количество систем трещин в обнажении;

Г - густота каждой системы трещин или линейная плотность, определяемая по количеству трещин, секущих нормаль длиной в 1 м.

Состояние разломной структуры региона, обусловленное взаимодействи ем природных (развитие Ангарского разлома) и техногенных (эксплуатация Ир кутского водохранилища) факторов. Целью работ по спецкартированию было ус тановление специфики разломной структуры земной коры окрестностей Иркутского водохранилища, что необходимо для выработки рационального режима его эксплуа тации. Поскольку эта специфика определяется, прежде всего, историей тектоническо го развития зоны Ангарского разлома, именно она в первую очередь и послужила предметом исследований при анализе полученных результатов спецкартирования.

В соответствии с современными представлениями [Structural geology…, 1992;

Архипов и др., 1996;

Общие вопросы…, 2000;

Тектоника…, 2001] краевые части платформ в значительной степени охватываются деструктивными процессами, про исходящими в смежных подвижных поясах. Это подтвердили и результаты картиро вания эталонного участка, согласно которым главную роль в формировании разлом ной структуры изучаемого региона играли силы тангенциального сжатия, действо вавшие сначала (поздний мезозой) со стороны Байкальской, а затем (мезо-кайнозой) со стороны Саянской ветвей подвижного пояса. В условиях вертикальной расслоен ности осадочного чехла они привели к формированию плитообразных блоков, огра ниченных по горизонтали сдвигами, а по вертикали послойными срывами или надви гами.

Эта структурная ситуация отражается и на общей схеме (см. рис. III.38, А), где Ангарский разлом не выражен в виде единого магистрального сместителя по крайней мере по берегам водохранилища и р. Ангары. Это зона развития разломов 2-го поряд ка двух типов: прямолинейных субвертикальных сегментов северо-западного прости рания (№ 14, 37, 38 и др.) и субгоризонтальных сместителей, которые обнажаются по левому берегу, имеют в плане изогнутую форму и генерализованное северо-западное простирание (№ 5, 11, 13, 20). Описанная ниже тектонофизическая интерпретация ре зультатов спецкартирования показывает, что первые сформировались в результате субмеридионального сжатия, а вторые – при сжатии в направлении ЮЗ-СВ.

Сместителям первого типа соответствует луч II на розе-диаграмме простира ний разломов изучаемой площади (см. рис. III.38, Б). Наиболее отчетливо на втором этапе спецкартирования по классическим структурно-геологическим признакам они были выявлены в истоке р. Ангары, где обнажаются докембрийские метаморфиче ские толщи фундамента платформы. Так, самый протяженный сместитель данной Рис. III.39. Карты распределений в окрест ностях Иркутского водохранилища показателей системности трещиноватости (А) и объемной плотности (тр/м3) трещиноватости (Б).

1 – изолинии значений показателей системно сти (А) или объемной плотности (Б) трещиноватости;

– максимумы значений параметров;

3 – контуры насе ленных пунктов;

4 – плотина ГЭС;

5 – положение ново го мостового перехода через р. Ангару в г. Иркутске;

– гидросеть.

ориентировки (см. № 38 на рис. III.38, А) представлен в ряде изученных точек на блюдения серией субпараллельных крутопадающих нарушений, выражающихся зо нами дробления и милонитизации мощностью в первые метры. Отметим, что столь же отчетливо сместители описанного типа удалось задокументировать за пределами площади исследований (район г. Усолье-Сибирское) в карбонатных отложениях кем брийского яруса платформенного чехла [Гладков, 2001], где небольшими ложбинами и распадками северо-западного простирания подчеркиваются зоны дробления мощ ностью до 2 м.

Эти структурные данные, подтверждая мнение предыдущих исследователей о позднепротерозойском возрасте заложения зоны Ангарского разлома [Карта…, 1988], не позволяют установить особенности развития отдельных составляющих ее смести телей в домезозойское время. Более определенно можно судить об их роли в поздне мезозойский период становления Ангарского надвига под действием субмеридио нального сжатия. Описанные выше северо-западные нарушения в истоке р. Ангары находятся в отчетливых парагенетических взаимоотношениях с частными надвиго выми сместителями (см. луч I на рис. III.38, Б) [Данилович, 1941;

1961а,б]. На диа граммах трещиноватости максимумы, соответствующие обоим разрывным направле ниям, соизмеримы по интенсивности и размерам и составляют основу троек-систем трещин, анализ которых в рамках спецкартирования с использованием методов М.В. Гзовского и П.Н. Николаева подтверждает надвиговый характер движений по субширотным пологим системам трещин и правосдвиговый (иногда со значительной взбросовой компонентой) – по субвертикальным северо-западным.

Необходимо отметить наличие еще одной группы вертикальных сместителей северо-западного направления (см. № 23, 25 и др. на рис. III.38, А;

см. луч III на рис. III.38, Б), ориентировка которых отличается примерно на 10–15° от разрывов, охарактеризованных выше. Данные нарушения в коренных выходах часто выражены зонами (мощностью примерно 1 м) интенсивного развития трещин с субгоризонталь ными штрихами скольжения. В соответствии с полученными решениями о поле «по родивших» их напряжений, такие разрывы отражают существование правосдвиговых R-сколов к правосдвиговым движениям по зоне сдвига 1-го порядка (см. рис. I.4).


Система северо-восточных субвертикальных разломов (см. луч VI на рис.

III.38, Б) является третьим направлением разрывов, которые могут в виде левосто ронних R’-сколов активизироваться под действием субмеридионального сжатия, как это, например, описано ниже для Университетского разлома (см. № 7 на рис.

III.38, А). Кроме показанных на рис. III.38, А разломов (№ 1, 7, 12, 35 и др.), в преде лах рассматриваемого региона следует ожидать присутствия большого количества более мелких тектонических нарушений данного типа, подчеркиваемых в настоящее время долинами многих правых притоков р. Ангары.

Описанный парагенезис разрывов 2-го порядка свидетельствует, что изучае мый дизъюнктив при субмеридиональном сжатии проявился как правосдвиговая зо на, внутренняя структура которой, согласно нашим данным, соответствует ранней стадии развития. Она представлена разломами R- и R’-типов, а в отдельных местах – разрывами северо-западной ориентировки (Y-тип). Ширина зоны их распространения из-за отсутствия обнажений горных пород за пределами изучаемого участка не может быть определена точно, но заведомо превосходит толщину осадочного чехла. Из из вестного по эксперименту [Шерман и др., 1983] соотношения ширины зоны влияния разлома и глубины залегания инициирующего сместителя ( 1:1) следует, что в тече ние рассматриваемого этапа тектогенеза перемещения, даже на уровне фундамента, происходили в достаточно широкой полосе.

Изогнутые в плане пологие сместители северо-западного направления, в про тивоположность описанным субвертикальным разломам, отчетливо выражаются в коренных выходах как различные по мощности (0.05-2.5 м) зоны рассланцевания. По ним происходили срыв и скольжение частей литологического разреза во время сле дующего этапа тектогенеза, эпицентром которого была Саянская ветвь подвижного пояса. Зона Ангарского разлома, как уже существующая в чехле структурная неодно родность, инициировала, в соответствии с известными в структурной геологии пред ставлениями [Спенсер, 1981], «выкручивание» и выход на поверхность наиболее крупных срывов. Парагенезис разрывов, обеспечивающих сокращение земной коры в направлении ЮЗ-СВ, дополняли субмеридиональные (№ 8, 19, 27) и субширотные (№ 4, 9, 26 и др.) близвертикальные сдвиги, образующие на розе-диаграмме лучи IV и VII, а также обычно характерные для зон сжатия земной коры поперечные сдвиги, которым соответствует луч V (см. рис. III.38, Б). Аналогичные функции по трансфор мации перемещений между смежными надвиговыми сместителями могли выполнять и сформировавшиеся на предыдущем этапе тектогенеза разломы близкой пространст венной ориентировки, образующие на диаграмме луч VI (см. рис. III.38, Б).

В итоге этих двух этапов тектогенеза осадочный субстрат в зоне Ангарского разлома был разбит на блоки различно ориентированными разрывами. Карта их плотности (см. рис. III.38, А) имеет свойственный разломным зонам вид и свидетель ствует о неравномерном распределении параметра, характеризующемся наличием максимумов, которые располагаются по простиранию дизъюнктива примерно на одинаковых расстояниях друг от друга. Несмотря на то, что распределение отражает «интегральную» плотность дизъюнктивов, эта особенность расположения максиму мов, по-видимому, выражает пространственную неравномерность разрушения, яв ляющуюся одной из наиболее общих закономерностей формирования внутренней структуры разломных зон.

Итак, анализ дислоцированности докайнозойских образований изучаемого ре гиона позволил подтвердить существование зоны Ангарского разлома и установить, что, несмотря на формирование отдельных крупных сместителей в домезозойский этап развития, характер проявления ее внутренней структуры у поверхности практи чески целиком определяется двумя описанными выше этапами постюрского тектоге неза. После их завершения осадочный чехол в достаточно широкой зоне оказался не равномерно нарушен разрывами, принадлежащими к структурным парагенезисам правого сдвига и сжатия. Вместо магистрального сместителя, который мог бы сфор мироваться при более продолжительном тектоническом воздействии в районе левого берега водохранилища, здесь образовались его отдельные сегменты, имеющие в зави симости от ориентировки внешнего давления характер правых сдвигов или надвигов.

Теперь необходимо остановиться на техногенном факторе формирования внутренней структуры зоны Ангарского разлома, связанном с образованием Иркут ского водохранилища. Его анализ можно провести на основе данных спецкартирова ния, представленных на рис. III.39 и позволяющих оценить изменчивость трещинова тости под давлением вод Иркутского моря. При рассмотрении распределений показа телей системности и плотности трещин мы будем основываться лишь на общих тен денциях их пространственных изменений, так как неравномерность расположения точек наблюдения сказывается на форме отдельных, в основном периферийных, мак симумов.

Сходство представленных на рис. III.39 распределений заключается в том, что они имеют ярко выраженную дискретность, когда близко располагающиеся участки характеризуются существенно различными значениями показателей системности и плотности. Кроме того, оба распределения отличаются по типу в юго-восточной и се веро-западной половинах изучаемого региона, причем граница в обоих случаях про ходит в одном и том же месте – в районе залива Курма. Действительно, полоса мак симумов плотности трещиноватости, приуроченная на юго-востоке к центральной части водохранилища, северо-западнее Курминского залива скачкообразно переходит на правый берег (см. рис. III.39, Б). Аналогично располагающаяся в пределах юго восточной части территории полоса линейно вытянутых максимумов параметра S по сле Курминского залива сменяется широким полем развития изометричных макси мумов и минимумов (см. рис. III.39, А).

Такое сходство в распределениях различных характеристик трещиноватости объясняется существованием в районе Курминского залива структурного раздела, ко торый в первом приближении делит всю территорию на две половины. Судя по пара генезису разрывов 2-го порядка, для юго-восточной из них в целом характерно пре имущественное воздействие субмеридионально ориентированного сжатия, а для се веро-западной – преобразование субстрата под действием бокового давления, в ос новном, с юго-запада. Таким образом, распределения плотности и системности тер щиноватости в первую очередь отражают состояние разломно-блоковой структуры окрестностей водохранилища.

В то же время рассмотрение абсолютных значений системности и плотности трещиноватости свидетельствует о явном вкладе в описываемые распределения не тектонической составляющей. Особенно отчетливо это выражено на построенных по картам (см. рис. III.39) продольных профилях, проходящих примерно в центральной части водохранилища (рис. III.40). В целом они отражают колебательный характер изменения изучаемых величин, что и следовало ожидать, исходя их анализа карт. Од нако, если рассмотреть наиболее общие тенденции в изменениях параметров (см. се рую заливку), то становится очевидным их несогласованность с поведением, предпо лагаемым в соответствии с пространственными вариациями структурного плана.

Рис. III.40. Графики продольных по отношению к Иркутскому водохранилищу вариаций показателя системно сти трещиноватости (S), пока зателя объемной плотности трещиноватости (Р) и ширины водохранилища (М).

Пунктиром показано по ложение на профилях юго-восточ ной границы зоны влияния Иркут ского водохранилища в трещино ватости.

Так, согласно общей тенденции развития структуры, от центральных частей подвижного пояса к периферии следует ожидать снижение активности деструктивно го процесса и, как следствие этого, – общее уменьшение плотности трещин. График дает обратную картину, причем вариации параметра Р не могут быть объяснены раз личием физико-механических свойств горных пород, за исключением крайнего юго востока, сложенного древними гранито-гнейсами, которые несколько иначе реагиро вали на разрушение, чем юрские песчаники и алевролиты. Следовательно, повыше ние интенсивности развития трещин с юго-востока на северо-запад может быть объ яснено только увеличением техногенной нагрузки на геологическую среду по мере продвижения от практически неосвоенных в промышленном отношении районов ис тока р. Ангары через основную часть водохранилища к г. Иркутску.

Особенно интенсивное повышение плотности трещиноватости наблюдается от северной оконечности залива Курма, к которой приурочен перегиб графика, отмечен ный жирной пунктирной линией. Это место хорошо трассируется и на аналогичным образом построенную кривую вариаций системности трещиноватости. Несмотря на «нормальное» (в структурном отношении) поведение данного параметра, то есть уменьшение количества систем трещин в направлении прогнозируемого спада текто нической активности, начиная от залива Курма наблюдается его резкое увеличение до значений, характерных для более юго-восточных районов.

Местоположение описываемого экстремума можно было бы объяснить струк турными причинами, так как данному участку, как уже отмечалось выше, соответст вует генерализованная граница между территориями, где наиболее интенсивно про явлены деформации разного возраста. Однако такой интерпретации противоречит ха рактер изменения показателей, которые, начиная с данной точки, резко увеличивают ся, несмотря на то, что повышение параметров до их пиковых значений протекает в пределах участка, разломно-блоковая структура которого отличается наибольшей простотой в сравнении с другими участками исследуемой территории (см. рис.


III.38, А).

В противоположность этому, именно с окрестностей северной оконечности за лива Курма возрастает давление на горный массив воды, заполняющей Иркутское море. Об этом можно судить по графику вариаций поперечных размеров водохрани лища, построенному по тому же профилю, что и рассмотренные ранее кривые (см. рис. III.40). Для более точной оценки влияния данного фактора необходим учет глубин, но, нам представляется, что общая тенденция в воздействии водяного столба на коренное ложе вряд ли изменится кардинально. Следовательно, резкое увеличение плотности и системности трещиноватости в районе залива Курма следует связывать в первую очередь с давлением столба воды, и именно этот рубеж можно определить в качестве юго-восточной границы зоны влияния Иркутского водохранилища в трещи новатости (см. рис. III.38, А и рис. III.40).

Таким образом, проведенный анализ плотности и системности трещиноватости показал, что их различные характеристики в пределах изучаемой территории опреде ляются несколькими факторами. Расположение и, вероятно, форма максимумов дан ных величин контролируются разломно-блоковой структурой, сформировавшейся в регионе при субмеридиональном и, в большей степени, юго-западном сжатии. Что же касается абсолютных величин системности и плотности трещиноватости, то на них оказывают значительное воздействие техногенные процессы. В целом значения этих параметров увеличиваются в районе интенсивного промышленного освоения, причем в качестве одного из главных факторов техногенного воздействия выступает давле ние на коренное ложе вод Иркутского моря. Это приводит к увеличению количества разрывов тех систем, которые образовались под влиянием тектонической нагрузки, а также к возникновению новых направлений главным образом мелких трещин, свя занных с особенностями дополнительного техногенного давления. Несмотря на зна чительную протяженность водохранилища, его влияние в трещиноватости становится значительным лишь от района северной оконечности залива Курма, где, с одной сто роны, имеет место структурная граница между участками, различающимися в первом приближении историей тектонического развития, а, с другой, – увеличение объема воды в связи с ее подпором плотиной ГЭС. Сочетание этих двух факторов приводит к скачкообразному изменению изученных характеристик трещиноватости, что делает правомерной постановку вопроса о наведенной сейсмичности.

Целенаправленное исследование землетрясений в окрестностях водохранили ща [Голенецкий, 1997], привело к констатации отсутствия связи сейсмичности с функционированием водохранилища. Ввиду приуроченности подавляющего боль шинства сейсмических событий региона к светлому времени суток их происхождение связывается с проведением взрывных работ в зоне промышленного освоения. Такое объяснение сейсмичности изучаемой территории представляется нам верным по от ношению к сближенным в пространстве эпицентрам, создающим видимость их про явления в виде роев, которые обычны для подвижных поясов литосферы. Из выне сенных на схему (см. рис. III.31) по материалам С.И. Голенецкого эпицентров это, прежде всего, относится к группе землетрясений в окрестностях пос. Олха и к сейс мическим событиям, локализующимся северо-западнее г. Иркутска. Однако рассеян ная по характеру слабая сейсмичность, приуроченная к максимумам плотности раз ломов, согласно представленным в данной монографии материалам о распределении эпицентров землетрясений на ранних стадиях развития разломов (см. главу II.1), сви детельствует о возможности иной трактовки ее происхождения, что, прежде всего, касается центральной части исследуемой территории.

Как следует из рис. III.38, большинство сейсмических событий региона про странственно тяготеют к границе зоны его влияния в трещиноватости. Именно в этом месте существующая структурная неоднородность (граница участков с различной ис торией тектонического развития) осложняется значительной техногенной нагрузкой (вес водяного столба), что может вызывать наведенную сейсмичность. Приурочен ность землетрясений к светлому времени суток легко объясняется воздействием тех ногенной нагрузки (в том числе и не связанной с функционированием водохранили ща), возрастающей днем. Кроме того, в данной модели находят отражение землетря сения, происшедшие ночью или пространственно приуроченные к местам земной по верхности, скрытым под водами Иркутского моря.

Итак, в качестве основных результатов спецкартирования, проведенного для окрестностей Иркутского водохранилища, можно перечислить следующие:

1) на участке площадью 1600 км2, в центральной части которого располагается водохранилище, создана сеть точек наблюдения с массовыми замерами трещин, раз ломов и пластических структурных форм, что позволило освидетельствовать струк турно-геологическими методами все основные типы горных пород и большинство тектонических обстановок, характерных для изучаемого участка земной коры;

2) по результатам статистического анализа трещинных сетей, геоморфологиче ских и структурно-геологических наблюдений в коренных выходах составлена схема разломно-блоковой структуры окрестностей водохранилища масштаба 1 : 100 000;

3) по данным полевых наблюдений и результатам компьютерной обработки массовых замеров построены карты распределения показателей объемной плотности и системности трещиноватости в изолиниях, а также продольные по отношению к водохранилищу профили вариаций данных параметров;

4) на основе всестороннего анализа структурной ситуации в регионе проведена предварительная оценка воздействия тектонических и техногенных факторов на гор ные массивы окрестностей водохранилища, в результате чего определена юго восточная граница зоны его влияния в трещиноватости.

Комплексный анализ полученных материалов позволил сделать серию выво дов, касающихся состояния геологической среды в окрестностях Иркутского моря, которое характеризуется достаточной сложностью в тектоническом отношении, не смотря на развитие в условиях платформы.

Напряженно-деформированное состояние горных пород в окрестностях водо хранилища определяется их принадлежностью к зоне влияния Ангарского разлома, в пределах которой платформенный чехол разбит на плитообразные блоки 3-, 4- и 5 угольной формы, ограниченные разрывными нарушениями. Формирование припо верхностной структуры происходило главным образом в течение двух этапов разно типных движений в зоне Ангарского разлома, которые являлись отражением деструк тивных процессов сжатия, имевших место в смежных с платформой сегментах Саяно Байкальского подвижного пояса. Каждый из этапов выразился в образовании (и/или активизации) в зоне Ангарского разлома определенного парагенезиса разрывов 2-го порядка, включающего различно ориентированные субвертикальные (сдвиги и, реже, сбросы) и субгоризонтальные (надвиги и послойные срывы) тектонические наруше ния, но ни один из этапов не завершился образованием на поверхности единого маги стрального сместителя. Основная структурная граница неразломного типа располага ется в районе северной оконечности залива Курма и отделяет юго-восточную часть территории, где действовало в основном субмеридиональное сжатие, от ее северо западной части, подвергавшейся впоследствии главным образом сжатию с юго запада.

Геологическая среда большей части изучаемого региона испытывает в настоя щее время дополнительное техногенное воздействие при функционировании водо хранилища. Его влияние в трещиноватости становится значительным от района се верной оконечности залива Курма, где имеет место структурная граница между уча стками с различной историей тектонического развития, а также резкое увеличение объема воды в связи с ее подпором плотиной ГЭС. Функционирование водохранили ща приводит к понижению устойчивости геологической среды региона, о чем свиде тельствует установленное повышение в его пределах показателей плотности и сис темности трещиноватости, а также ряд других факторов. В результате колебаний уровня воды усиливается разрушение берегов, причем, судя по специфике их текто нического строения, кроме обычной абразии, существует повышенная опасность про явления оползневых процессов. Это, прежде всего, касается левого берега, являюще гося местом выхода на поверхность серии разломных сместителей, вблизи которых уже обнаружены небольшие оползни. Кроме того, приуроченность рассеянной сейс мичности к юго-восточной границе зоны влияния водохранилища дает основание для предположения о наведенной природе некоторых сейсмических событий. Наконец, со строительством ГЭС и функционированием водохранилища связывается интенсивно проявляющееся на территории правобережной части г. Иркутска подтопление, кото рое вряд ли может осуществляться без участия разломных зон.

Следовательно, существование водохранилища выводит геологическую среду из состояния равновесия, что при его безконтрольной эксплуатации способно привес ти к нежелательным для человека последствиям. В связи с этим необходима разра ботка ряда мероприятий, направленных на повышение устойчивости горного масси ва. Приведенные в данной главе материалы спецкартирования, а также выявленные при их анализе особенности разрывной структуры исследуемого региона могут стать основой для осуществления этих работ с наибольшей эффективностью.

Следует отметить, что рассмотренная проблема актуальна практически для всех искусственных водохранилищ, поскольку их расположение контролируется до линами рек, которые в большинстве случаев, включая и тектонически стабильные ре гионы, приурочены к разломным зонам. Круг проблем, возникающих в связи с функ ционированием конкретных водохранилищ, может отличаться и, иногда, существен но. Однако несомненным является необходимость при разработке мер по рациональ ному природопользованию опираться на те знания о разрывной структуре региона, которые могут быть получены путем проведения работ по спецкартированию.

III.2.2.2. Исследование внутренней структуры разломных зон при изысканиях под строительство сейсмостойких сооружений (на примере нового моста через р. Ангару в г. Иркутске) Поскольку разломы имеют повсеместное распространение в земной коре и представляют природные объекты, нарушающие устойчивость массивов горных по род, их существование необходимо учитывать при инженерно-геологических изыска ниях под строительство. Нормативные документы рекомендуют при проектировании строительства на площадках с разломами принимать дополнительные меры к укреп лению оснований и усилению конструкций зданий и сооружений [СНиП II-7-81, 1982]. Так как это особенно актуально по отношению к сейсмостойким сооружениям, ниже в качестве примера рассматриваются результаты спецкартирования разломной структуры в пределах центральной части г. Иркутска, где было запланировано строи тельство нового моста через р. Ангару (рис. III.41).

Как уже отмечалось ранее, разломная структура окрестностей г. Иркутска оп ределяется подвижками по Ангарскому разлому. Следовательно, главными задачами спецкартирования в этом случае являлось установление принадлежности площадки строительства к зоне его влияния, а также выделение разломных сместителей, распо лагающихся в непосредственной близости от мостового перехода с последующей оценкой их активности в кайнозойское время. Перечисленные задачи потребовали детализации схемы разломной структуры г. Иркутска, составленной для зоны влия ния Ангарского разлома в связи с исследованием состояния геологической среды в окрестностях Иркутского водохранилища. Для этого был подобран рациональный комплекс работ по спецкартированию, состав и результаты проведения которого представлены ниже.

При сборе фактического материала в районе строительства нового моста через р. Ангару проводились дополнительные маршруты, позволившие значительно рас ширить уже существующую для окрестностей города базу структурно-геологических данных. В итоге основой для анализа на стадии обработки материалов спецкартиро вания стала сеть из более, чем 50 точек наблюдения с массовыми замерами трещино ватости, которые охватили практически все естественные выходы юрских и, частич но, четвертичных образований. Кроме того, изучались обнажения, вскрытые при строительстве зданий и сооружений (котлованы), прокладке теплотрасс, кабелей и т. п. (канавы, траншеи), археологических раскопках (канавы, шурфы), а также при проходке некоторых связанных со строительством моста скважин. Параллельно про водились геоморфологические и гидрогеологические наблюдения, включая точечное опробование на содержание гелия. В итоге для этой территории, слабо обнаженной для сбора структурно-геологических данных, была получена максимально возможная информация по разрывам, которые могли появиться в горных породах при разновоз растных движениях в зоне Ангарского разлома.

Рис. III.41. Схема внутренней структуры зоны влияния Ангарского разлома в окрестно стях нового мостового перехода через р. Ангару в г. Иркутске (на основе карты м-ба 1 : 50 000).

1 – точки наблюдений с массовыми замерами трещиноватости, в которых проявлен (а) или не про явлен (б) парагенезис трещин, характерный для зон локальных разрывов северо-западного простирания;

– точки с аномальным содержанием гелия в пробах воды (а) и местоположение детально описанного ко ренного выхода в роще Звездочка;

3 – зона влияния Ангарского разлома в сопутствующей трещиновато сти;

4 – крупные (а), мелкие (б) и предполагаемые (в) разрывы, откартированные в зоне влияния Ангарско го разлома;

5 – элементы залегания сместителей разрывов, установленные при анализе структурно геологических данных;

6 – положение мостового перехода;

7 – гидросеть.

Среди задокументированных точек наблюдения существенный процент соста вили коренные выходы, представленные четвертичными породами (суглинки, глины, галечники и т. п.). Это, с одной стороны, связано с их существенным преобладанием в пределах исследуемой городской территории по сравнению с юрскими образова ниями. С другой стороны, дислоцированности наиболее молодых пород региона уде лялось повышенное внимание в связи с необходимостью оценки активности тектони ческих нарушений, составляющих внутреннюю структуру Ангарского разлома, в кайнозойское время. О возможности ее активизации свидетельствуют результаты спецкартирования окрестностей водохранилища (см. раздел III.2.2.1), согласно кото рым многие из выделенных разрывных нарушений выражены уступами в рельефе, а трещинные сети в контактирующих породах мезозоя и кайнозоя по данным кластер анализа в принципе совпадают. Все это явилось основанием для дополнения спецкар тирования серией оригинальных приемов исследования дислоцированности четвер тичных пород, что дало возможность, кроме выполнения поставленных задач, проде монстрировать его возможности при работе в рыхлых отложениях.

Результаты целенаправленного изучения сетей мелких разрывов в четвертич ных породах изучаемого участка свидетельствуют, во-первых, об отчетливой принад лежности трещин к преобладающим по распространенности извилистым отрывам или реже встречающимся прямолинейным сколам, а, во-вторых, о наличии в каждом обнажении множества разрывных систем (в среднем 7-9), среди которых часто встре чаются и наклонные. Эти наблюдения являются косвенными признаками образования трещинных сетей под действием направленной нагрузки, вызванной кайнозойскими движениями в зоне Ангарского разлома. Кроме того, они дали возможность при ана лизе троек-систем трещин использовать массовые замеры в рыхлых отложениях на почти равных основаниях с измерениями в юрских породах. Этот анализ проводился на втором этапе спецкартирования с целью определения происхождения хаотической трещинной сети в каждом конкретном коренном выходе, а также для выявления в рамках первого этапа размеров зоны влияния Ангарского разлома в трещиноватости.

Следует отметить, что ввиду специфики поставленных задач, направленных главным образом на выявление разломных сместителей вблизи строительной площадки, ос новной акцент при проведении спецкартирования был сделан на работах второго эта па. Ниже в качестве примера рассмотрены результаты анализа структурных ситуаций в ряде коренных выходов, позволяющие сделать вывод о присутствии разломных сместителей в непосредственной близости от мостового перехода.

При изучении суглинков и галечников верхнеплейстоцен-голоценового возрас та в археологических шурфах (см. серию сближенных точек наблюдения у юго западной оконечности будущего моста на рис. III.41), кроме продуктов инженерно геологических процессов, установлены сбросовые смещения (до 6 см) отдельных слоев по крупным сколам (рис. III.42), а также довольно протяженные складки (дли ной до 10 м). Как показал тектонофизический анализ, выявленные на сравнительно Рис. III.42. Фотографии сколовых разрывов, смещающих темные маркирующие слои в перхнеплейстоценовых суглинках г. Иркутска.

большой площади (0.25 км2) структурные формы, скорее всего, сформировались в четвертичном чехле над сочленяющимися в этом месте разломами, которые были на званы Глазковским и Университетским. Первое из тектонических нарушений отчет ливо выражается в рельефе в виде прямолинейного берегового уступа, а второй был выявлен ранее (см. рис. III.38, А) при работах меньшей степени детальности. В соот ветствии с анализом структурной ситуации в пределах рассматриваемых выходов рыхлых отложений подвижки по описываемым тектоническим нарушениям активи зировались в постплейстоценовое время в сдвиговом поле напряжений 1–го порядка с субмеридиональной осью растяжения и субширотной осью сжатия. При этом сбросы с аз. прост. 280-305° и субмеридиональная складка обусловлены левосдвиговыми смещениями в зоне Глазковского разлома (аз. пад. 255°80°), а сбросы с аз. прост.

320-350° – правосдвиговыми перемещениями по R-сколам (аз. пад. 175°90°) в зоне Университетского разлома (в соответствии с полями напряжений 2-го порядка, имеющими место при образовании парагенезиса в правосдвиговой разломной зоне).

Установленный характер кайнозойской динамической обстановки подтвердил ся в пределах площадки строительства моста и для противоположного берега р. Ангары, где обнажаются юрские песчаники с прослоями углей, перекрытые слабо сцементированными галечниками и серыми плотными суглинками четвертичного возраста. Как видно из рис. III.43, А-Б, основные системы трещин в докайнозойских и кайнозойских породах практически совпадают, что свидетельствует об их деформа ции в сходных динамических обстановках. При этом степень трещиноватости четвер тичных отложений значительно ниже, чем юрских, но все же является сравнительно высокой по отношению к коренным выходам аналогичных пород в окрестностях г. Иркутска. Кроме того, среди извилистых трещин в суглинке встречаются и сколы, а Рис. III.43. Результаты обработки структурно-геологических данных по одному из корен ных выходов, располагающихся вблизи сместителя Университетского разлома.

А-Б. Диаграммы трещиноватости в юрских (А) и четвертичных (Б) породах (верхняя полусфера;

по 100 замеров;

уровни изолиний 0.5-1.5-...-4.5%).

В. Диаграмма систем разрывов 2-го порядка, образовавшихся в четвертичных породах в одном поле напряжений с показанной двусторонними стрелками ориентировкой осей сжатия и растяжения.

1-4 – положение на верхней полусфере плоскостей магистрального сместителя (1), а также плоско стей сдвигов (2), надвигов (3) и сбросов (4) 2-го порядка;

5 – номера сопряженных плоскостей, которые соответствуют обозначениям систем на рисунке Б (в скобках даны номера сопряженных систем).

среди трещин в галечниках помимо разрывов, огибающих гальку, зафиксированы се кущие и, даже, смещающие ее на небольшие расстояния: аз. пад. 215°50° – 3 мм (сброс);

аз. пад. 200°45° – 1 мм (сброс);

аз. пад. 115°20° – 1 мм (взброс);

аз. пад.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.