авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ЗЕМНОЙ КОРЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES SIBERIAN BRANCH INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST ...»

-- [ Страница 8 ] --

70°40° – 2 мм (левый сбросо-сдвиг);

аз. пад. 65°30° – 3 мм (левый взбросо-сдвиг).

Факт существования смещенных галек в рыхлых отложениях требует проведе ния более детального изучения, поскольку не является однозначным свидетельством высокоскоростных движений, а может объясняться перемещением частей уже тре щиноватой гальки при более молодых деформациях горной породы. Несмотря на разнотипность зафиксированных перемещений, они могли произойти в одном поле напряжений вместе со смещениями по главным системам субвертикальных трещин (см. рис. III.43, Б), характер которых определялся с использованием ряда тектонофи зических методик [Данилович, 1961а;

Гзовский, 1963;

Николаев, 1977;

Семинский, 2003]. Выявленные таким образом разрывы составляют структурный парагенезис, возникающий в четвертичном чехле при правосдвиговых перемещениях по находя щемуся в фундаменте Университетскому разлому, элементы залегания которого на правом берегу определяются как аз. пад. 170°80° (см. рис. III.43, В).

Кроме этого, наличие разлома подтверждается простиранием субширотного распадка, левый борт которого, как бы подчеркивая правосдвиговый тип смещения по разрыву, выдается в долину р. Ангары по отношению к правому, а также самым высоким для изучаемой площади содержанием гелия в приуроченном к распадку крупном роднике. Университетский разлом в четвертичное время являлся правым сдвигом, тогда как разрывы сопряженного «ангарского» направления, по-видимому, характеризовались левосдвиговыми движениями. Эти разрывные системы, судя по диаграмме трещиноватости в песчаниках (см. рис. III.43, А), унаследованы от преды дущих этапов тектогенеза, когда по ним происходили противоположные по типу пе ремещения, что подтверждается результатами анализа трещинных сетей в распола гающихся рядом коренных выходах.

В качестве подтверждения справедливости данного вывода о характере дина мической обстановки разрывообразования в пределах изучаемого участка земной ко ры, а также для иллюстрации возможностей структурно-парагенетического анализа (на основе троек-систем трещин) ниже для внешне хаотических трещинных сетей в рыхлых отложениях подробно рассматривается структурная ситуация в точке наблю дения, отмеченной на рис. III.41 звездочкой.

Коренной выход представлен серыми плотными суглинками, обнажающимися в левом борту небольшого распадка, «выходящего» в долину р. Ангары в районе ро щи «Звездочка». Характерной особенностью трещинной сети является то, что по сравнению с многими из обследованных нами коренных выходов четвертичных обра зований она представлена достаточно четкими системами разрывов явно сколового облика, что видно даже по рисунку изолиний на построенной по результатам массо вого замера круговой диаграмме (рис. III.44, А).

Разрывная сеть представлена трещинами без смещений и других характерных признаков, дающих возможность для проведения структурного анализа традицион ным способом. Вместе с тем, ее сколовый облик и четкая системность свидетельст вуют о происхождении под действием направленной внешней нагрузки и, таким об разом, кажущаяся хаотичность в расположении максимумов плотности полюсов тре щин может быть подвергнута «расшифровке» путем проведения парагенетического анализа. Более того, анализ следует производить на основе троек взаимно перпенди кулярных друг другу систем трещин, так как их присутствие на диаграмме не вызы вает сомнений.

Рис. III.44. Пример интерпретации происхождения хаотической трещинной сети на осно ве сопоставления с эталонным парагенезисом разрывов 2-го порядка, образующимся в право сдвиговой разломной зоне.

А. Круговая диаграмма трещиноватости (верхняя полусфера;

100 замеров;

уровни изолиний 0.5 - 1. -...-7.5%) с пронумерованными максимумами и определенными для некоторых из них разбросами (двусторонние стрелки).

Б. Круговая диаграмма (верхняя полусфера), на которой в полюсах показано эталонное сочетание троек-систем трещин, соответствующих парагенезису разрывных нарушений 2-го порядка, кото рый образуется в правосдвиговой разломной зоне при наиболее распространенных в природе ус ловиях деформации.

В связи с этим для анализа трещинной сети были использованы эталонные диаграммы, представленные на рис. III.6 и отражающие совокупное положение сис тем трещин, входящих в тройки, каждая из которых соответствует одной из систем разрывов 2-го порядка, составляющих парагенезис правого сдвига, левого сдвига, взброса, надвига, а также пологого и крутого сбросов. Диаграммы удобно применять в виде трафаретов, облегчающих подбор того из них, который наиболее полно соот ветствует взаимному расположению максимумов полюсов трещин на анализируемой диаграмме. В нашем случае процесс упрощался в связи со сдвиговым типом распре деления полюсов трещин, подавляющее большинство из которых располагается по периферии большого круга.

Удовлетворительное совмещение максимумов на трафарете и диаграмме с уче том неизбежных (ввиду различия идеальных и реальных условий разрывообразова ния) отклонений в их положении наблюдается лишь для того случая, когда трещин ная сеть формируется в зоне правого сдвига (см. рис. III.44, Б). Положению главного сместителя соответствует наиболее интенсивный максимум на диаграмме (140°80°), что является еще одним, хотя и косвенным, доказательством справедливости полу ченного вывода.

Дальнейшие построения при экспресс-анализе с помощью трафаретов могут не проводиться. Однако они необходимы в случае углубленных исследований с полной «расшифровкой» происхождения трещинной сети, а также подтверждения правиль ности полученного решения комплексом специальных методических приемов. При этом описанный ниже анализ может быть независимым, так как основывается на зна нии свойств троек-систем трещин.

В общей сложности на диаграмме выделяется 6 тройственных парагенезисов, решения по полям напряжений для каждого из которых с использованием главной и сопряженной с ней системам представлены на рис. III.45. Реконструкция проводилась по методу М.В. Гзовского [1963] с восстановлением оси сжатия в остром угле между сопряженными направлениями трещин, что характерно для близповерхностных усло вий разрывообразования в кайнозойских отложениях. Справедливость проведенных реконструкций для каждого из решений подтверждается разбросами полюсов трещин у участвующих в решениях максимумов (метод П.Н. Николаева), направления кото рых показаны на рис. III.44, А двусторонними стрелками.

Рис. III.45. Реконст рукция полей напряжений (верхняя полусфера), в ко торых образовались тройст венные парагенезисы, со ставляющие хаотическую трещинную сеть, представ ленную на рис. III.44, А.

Номера плоскостей и максимумов полюсов трещин на рис. III.45 и III.44, А совпа дают.

1-3 – три взаимно пер пендикулярные системы тре щин парагенезиса (1 – главная, 2 – второстепенная, 3 – допол нительная);

4 – оси напряжений (1 – 1, 2 – 2, 3 – 3);

5 – на правление разброса трещин в системе;

6 – направление скольжения висячего блока по плоскости разрыва.

Все полученные решения (за исключением показанного на рис. III.45, Ж), не смотря на принадлежность к существующим в природе «чистым» динамическим об становкам (сдвиг, сжатие и растяжение), характеризуются общей особенностью: вос становленные оси напряжений занимают субвертикальное или субгоризонтальное положения. В последнем случае они ориентируются в двух направлениях: субмери диональном или субширотном. Это свидетельствует о возникновении всех рассмат риваемых полей за счет переиндексации осей в одной динамической обстановке 1-го порядка, относящейся по типу к правому сдвигу.

Приняв главную систему трещин в каждом из частных решений (см. рис. III.45) за условно разломную, можно на основе анализа данного коренного выхода установить парагенезис разрывов 2-го порядка, составляющих внутреннюю структуру выявленной правосдвиговой разломной зоны. Как видно из рис. III.46, Б, он представлен почти всеми системами опережающих сколов 2-го порядка, которые могут сформироваться в данных условиях, исключая одно из сопряженных направле ний надвигового типа. Вместе с тем, это лишь предполагаемый парагенезис, посколь ку из всех его членов лишь в одном случае можно судить достаточно уверенно о ре альном существовании магистрального сместителя. Простирание «разломной» систе мы соответствует ориентировке распадка, в пределах которого измерялись трещины, причем при выходе в долину р. Ангары его крутой борт образует уступ. Положение последнего позволяет сделать вывод о правостороннем смещении блоков на несколь ко десятков метров вдоль выявленного разлома. Судя по решению о поле напряжений (см. рис. III.45, А), для сместителя характерна небольшая взбросовая компонента, причем ее присутствие полностью подтверждает существование и анализ методом В.Н. Даниловича [1961а] пояса вращения, состоящего из троек-систем трещин (см. рис. III.46, А).

Представленный на рис. III.46, Б условный парагенезис разрывов 2-го порядка, а также послужившие основой для его реконструкции частные решения (см. рис.

III.45), дают возможность определить серию количественных параметров, отражаю щих условия разрывообразования на рассматриваемом участке земной коры. Так, угол скалывания для по лученных решений в среднем составляет 75°.

Это заметно меньше, чем значения, обычно опре деляемые для зон сдвига в кристаллических гор ных породах (примерно 85°), что в целом, со гласно установленным ранее закономерностям изменения величин угла скалывания [Семинский, 2003], соответствует об становке близповерхно Рис. III.46. Реконструкция линии скольжения по магист- стного разрывообразова ральному сместителю разломной зоны (А), а также соответст- ния в сравнительно рых вующий ей набор разрывов 2-го порядка (Б), выявленный путем лом осадке. Угол между парагенетического анализа хаотической трещинной сети, пред- осью сжатия поля на ставленной на рис. III.44, А. пряжений 1-го порядка и Номера плоскостей и максимумов полюсов трещин на рис.

простиранием разломной III.46 и III.44, А совпадают.

1-4 – положение на круговой диаграмме (верхняя полусфера) зоны (50°) примерно ра магистрального сместителя, а также сдвигов (2), сбросов (3) и надвигов вен величине, имеющей (4) 2-го порядка;

5-6 – положение пояса (5), плоскости магистрального место в условиях лабора сместителя и линии скольжения (6), представленные на диаграмме трещиноватости, аналогичной рис. III.44, А;

7-8 – ориентировки субго- торного эксперимента по ризонтальных осей сжатия (7) и растяжения (8), относящихся к полю деформированию модели из глинистой пасты, рас напряжений 1-го порядка.

полагающейся над сме стителем сдвигового типа. Это не только свидетельствует об аналогии процессов, но и о небольшой транспрессии, являющейся причиной переиндексации осей главных нормальных напряжений в ходе разрывообразования, следствием которого являлось возникновение всех систем трещин, зафиксированных в обнажении.

Таким образом, приведенный анализ позволяет считать однозначно доказан ным, что задокументированная в суглинках рассматриваемого коренного выхода трещинная сеть практически полностью (13 систем из 17) образовалась в результате активизации в четвертичную эпоху северо-восточного сместителя правосдвигового типа, располагающегося в подстилающих рыхлые отложения породах мезозоя. Эта интерпретация не объясняет происхождение лишь одной из 6 выявленных троек (см. рис. III.45, Ж) и двух отдельных максимумов под номерами 9 и (см. рис. III.44, А), первый из которых не относится к основным, а второй можно счи тать разновидностью участвующей в решениях системы № 5. Следовательно, приме нение представленного выше методического подхода к расшифровке хаотической трещинной сети следует считать вполне успешным. Однако и в некоторых других ко ренных выходах аналогичные построения позволили при анализе трещиноватости в рыхлых отложениях выявить парагенезисы структур 2-го порядка, обычно форми рующиеся в чехле над разломами фундамента под действием скалывающих напряже ний. Следовательно, разрывная структура четвертичных отложений, располагающих ся в осевой части зоны Ангарского разлома, в своей основе имеет тектоническое про исхождение и связана с кайнозойскими подвижками по сформированным ранее суб вертикальным разрывам.

В целом результаты обработки в рассмотренном выше ключе структурно геологических данных по отдельным представительным точкам наблюдения с массо выми замерами трещиноватости в совокупности с геоморфологическими (выражен ность разломов уступами в рельефе) и гидрогеологическими (в том числе наличие высокого содержания гелия в родниках) признаками позволили в итоге спецкартиро вания составить схему разломных сместителей изучаемой территории (см. рис.

III.41). При этом границы последней были определены в рамках первого этапа спец картирования по распределению тройственных парагенезисов, образовавшихся при активизации подвижек по сместителям локальных разломов северо-западного про стирания.

Из схемы видно, что в окрестностях нового моста наиболее достоверно выде ляются два субвертикальных разлома: Глазковский разрыв (эл. зал. 255°80-85°) и поперечный к нему Университетский разрыв (эл. зал. 140°85-90°), который выра жен на берегах р. Ангары отдельными сегментами. Сместители разломов не обнажа ются на поверхности, однако подвижки по ним проявляются в виде устойчивого па рагенезиса трещин (в том числе и со смещениями), образующих в перекрывающих четвертичных породах достаточно широкие зоны (200-300 м). Анализ документации скважин, пробуренных изыскателями на о. Конный в створе будущего моста, свиде тельствует о наличии еще одного разломного сместителя аналогичного ранга, имею щего место в пойме р. Ангары (см. рис. III.41). На одном из участков бурового про филя в нескольких смежных скважинах был зафиксирован самоизлив подземных вод, причем стратиграфические разрезы в двух располагающихся рядом (на расстоянии 8 м) скважинах свидетельствуют о смещении пластов юрского возраста в вертикаль ном направлении на первые метры, а вышележащих галечников – на первые десятки сантиметров.

Таким образом, результаты спецкартирования в окрестностях нового мостово го перехода через р. Ангару позволили уточнить положение разломов, выявленных ранее при работах меньшей детальности, а также установить существование серии дополнительных сместителей. Анализ полученных материалов свидетельствует, что Ангарский разлом как на отрезке исток р. Ангары – плотина ГЭС, так и в пределах г. Иркутска проявляется в структурном отношении единообразно. Он имеет среднюю ширину в сопутствующей трещиноватости около 7 км и представлен отдельными ло кальными разрывами северо-западного (до субмеридионального) простирания, взаи модействующими с разломами северо-восточной (до субширотной) ориентировки.

Ширина зон их влияния в трещиноватости в среднем составляет примерно 250 м, а зон передробленных пород – не превышает 2 м. Такое состояние внутренней структу ры, характеризующееся отсутствием магистрального сместителя регионального ран га, соответствует ранней стадии развития дизъюнктива.

Более мелкие нарушения в зоне влияния Ангарского разлома, которые могут быть отнесены к локальному рангу, не проявляются прямо в четвертичных породах, но практически все рядом располагающиеся разрывные и складчатые деформации укладываются в парагенезис структурных элементов 2-го порядка, который всегда имеет место в осадочном чехле над разломами. В соответствии с парагенетическим анализом подвижки по северо-восточным разломам в постплейстоценовое время но сили правосдвиговый, а по северо-западным сместителям зоны Ангарского разлома – левосдвиговый характер с небольшой сбросовой компонентой, что вместе с действи ем эрозионных процессов способствовало формированию грабенообразной формы долины р. Ангары. Движения происходили в сдвиговом поле напряжений с субмери диональной осью растяжения и субширотной осью сжатия, которое, судя по струк турно-геологическим признакам, определяло характер активизации движений в зоне Ангарского разлома на последнем этапе тектогенеза, по крайней мере, для региона г. Иркутска. Однозначных структурно-геологических доказательств его высокой со временной активности в окрестностях г. Иркутска не обнаружено. Следовательно, Ангарский разлом сохраняет неравномерную активность в современную эпоху текто генеза: высокую – вблизи Байкальской рифтовой зоны и более слабую – в окрестно стях г. Иркутска.

Таким образом, несмотря на расположение нового моста через р. Ангару в зоне регионального разлома, устойчивость геологического фундамента под строительство мостового перехода будет определяться наличием и степенью современной активно сти локальных разрывов (Глазковского, Университетского и др.), которые разделяют относительно менее нарушенные блоки горных пород. Точное положение зон влия ния локальных разломов, физико-механические свойства субстрата в их пределах и возможность будущих подвижек должны быть детально изучены при работах по сейсмическому микрорайонированию площадки строительства, а затем в полной мере учтены при строительстве моста.

Итак, на примере территории г. Иркутска было показано, что спецкартирова ние является эффективным методом выявления разломной структуры даже для плат форменных территорий, слабая обнаженность которых не позволяет проводить пол ноценные структурно-геологические исследования с поверхности. Включение в со став спецкартирования парагенетического анализа разрывных и складчатых структур, локализующихся в наиболее современных отложениях, дает возможность при массо вом характере наблюдений выявить скрытые под ними разломы фундамента, не при бегая к дорогостоящим горным работам. В связи с этим спецкартирование может быть рекомендовано для широкого применения в инженерно-геологических изыска ниях под строительство зданий и сооружений на геологическом фундаменте любого типа.

* * * В заключении данного раздела необходимо кратко остановиться на значении картирования разломной структуры земной коры для решения гидрогеологических задач, которые, как и инженерно-геологические, входят в круг проблем рационально го природопользования. Разломы, являющиеся при определенных условиях каналами для миграции подземных вод, могут в существенной степени дестабилизировать со стояние геологической среды в районах повышенной техногенной нагрузки. Это, прежде всего, касается захоронения отходов промышленных предприятий, подтопле ния городских территорий, разведки и эксплуатации месторождений углеводородно го сырья, а также проходки и сохранении в рабочем состоянии разнотипных горных выработок. Нежелательные для человека последствия его хозяйственной деятельно сти могут быть связаны как с притоками воды к объекту, так и с ее оттоком по раз ломным зонам.

Структурно-геологические исследования для решения гидрогеологических за дач проводились нами в районе г. Усолье-Сибирское и состояли в картировании раз ломных зон в пределах территории, включающей блок земной коры, на одном из уча стков которого предполагалось организовать хранилище для отходов химического производства. В соответствии с составленной при картировании схемой (см. рис.

III.17) было сделано заключение, что этот блок в структурно-геологическом отноше нии пригоден для этой цели, поскольку не содержит протяженных разломов, способ ных нарушить герметичность хранилища. Серия структурных и гидрогеологических исследований осуществлена авторским коллективом в районах проходки горных вы работок. Объектами исследования являлись Северо-Муйский тоннель на Байкало Амурской магистрали, Балейский и Дарасунский рудные районы в Забайкалье, руд ник Айхал в Якутии и другие.

Гидрогеологические исследования, связанные с предотвращением нежелатель ных для человека последствий, обусловленных проходкой горных выработок, были ориентированы на выявление закономерностей динамики подземных вод, которые на всех изученных объектах определяются наличием и проницаемостью разломных зон.

Для Северо-Муйского тоннеля данный факт, обусловивший большинство аварийных ситуаций при проходке, был известен из многочисленных работ предшественников, частично цитируемых в главе II.3. Там же описаны и результаты наших исследований гидрогеологического режима Балейского рудного района, свидетельствующие о на личии гидравлических разрывных систем, контролирующих притоки воды в горные выработки. На руднике Айхал специальные гидрогеологические исследования нами не проводились. Однако роль разломных зон в миграции флюидов, несмотря на усло вия вечной мерзлоты, и в данном случае является определяющей. Так, согласно на блюдениям главного гидрогеолога рудника В.С. Фролова, большинство из обнажаю щихся в стенках выработок зон трещиноватости обводнены. Более того, состав флюида в некоторых из них имеет отчетливое сходство с водами карьера, что свиде тельствует о наличии системы обводненных разрывов во вмещающем выработки горном массиве.

Представленные примеры относятся к регионам с высокой (Северо-Муйский тоннель), умеренной (Балейский рудник) и низкой (рудник Айхал) тектонической ак тивности. Вывод об определяющей роли тектонических нарушений в поступлении подземных вод в горные выработки, сделанный для всех трех случаев, не оставляет сомнений, что эффективная эксплуатация сооружений рассматриваемого типа напря мую связана с качеством выделения разломных зон, нарушающих сплошность горно го массива. Как следствие этого, спецкартирование представляет тот вид работ, про ведение которого позволяет существенно снизить материальные затраты, связанные с необходимостью свести к минимуму разрушающее воздействие вод на сохранность горных выработок.

В перечисленных районах комплекс работ по спецкартированию был реализо ван в разных вариантах в зависимости от специфики гидрогеологических задач. В наиболее полном объеме картирование осуществлялось для района локализации ким берлитовой трубки Айхал. Его результаты описаны в следующем разделе моногра фии, поскольку работы не сопровождались специальными гидрогеологическими ис следованиями, а были ориентированы на выявление структуры рудного поля. Не смотря на это, итоговая карта может быть использована в качестве основы для уста новления путей миграции подземных вод во вмещающем выработки горном массиве.

Как показал опыт наших исследований в перечисленных и других регионах, установление закономерностей режима подземных вод должно осуществляться на неформальной структурно-гидрогеологической основе. Результаты спецкартирования при этом составляют лишь одну из сторон комплексного объекта, тогда как вторую представляют данные о гидрогеологических структурах. Разломные зоны в тектоно физическом понимании являются объектом для обоих видов исследований, так как их внутренняя структура должна изучаться в тектоническом и в гидрогеологическом от ношениях. Особая роль в данном аспекте отводится заполнителю разломных смести телей, проницаемость которого должна изучаться особо. Для практики значение на меченного комплексного подхода трудно переоценить, так как он может быть ис пользован и для анализа месторождений углеводородного сырья, разведка и эксплуа тация которых в настоящее время осуществляются с достаточно большими потерями полезного ископаемого. Однако разработка соответствующей методики и ее практи ческая реализация на природных объектах не входят в задачи данной работы, по скольку представляют тему отдельного большого исследования.

III.2.3. Картирование разломной структуры рудных полей и месторождений (на примере кимберлитовой трубки Айхал в Якутии) Проблема контроля рудных полей и месторождений разломами напрямую свя зана со степенью точности выявления границ рудных тел, а также их пространствен ных взаимоотношений с разрывными нарушениями. Даже в горно-складчатых регио нах, где разломы достаточно отчетливо проявляются в классических признаках, эта проблема не всегда решается однозначно. Еще большие сложности возникают для тектонически стабильных территорий, где нечеткость геологических критериев выде ления разломов осложняется слабой обнаженностью горных пород для их исследова ния традиционными структурно-геологическими приемами. В связи с этим именно такой регион и был выбран для иллюстрации возможностей метода спецкартирования разрывной структуры на основе массового изучения трещиноватости. Структурно геологические исследования проводились на участке локализации кимберлитовой трубки Айхал, которая располагается в Далдыно-Алакитском районе, входящем в со став Якутской алмазоносной провинции на Сибирской платформе.

Куст кимберлитовых трубок (Айхал, Лира, Октябрьская, Заря, Подтрапповая, Надежда, Сувенир) в региональном плане тяготеет к зоне субмеридионального раз лома, наличие которого подтверждено геологическими и геофизическими данными (рис. III.47). На участке локализации трубки Айхал имеет место разломная зона вос ток-северо-восточного и разрыв северо-западного направления, последний из кото рых проходит в 4 км к юго-востоку от коленообразного изгиба р. Сохсолоох Мархинский. Как следует из анализа фондовых и других материалов, цитируемых, например, в работе А.Д. Харькива, Н.Н. Зинчука и А.И. Крючкова [1998], возмож ность исследования коренных пород в ходе эксплуатации месторождения послужила причиной хорошей структурной изученности трубки Айхал по сравнению с другими месторождениями алмазов.

По данным В.М. Маслова рудное тело приурочено к узлу взаимодействия зон трещиноватости (мощность в первые сотни метров) субширотного и северо восточного направлений, формирование которых предшествовало внедрению кимберлитовой магмы. Строение участ ка осложняется наличием зоны трещи новатости северо-западного (290-300°) направления, которая имеет дорудное заложение и испытала синтрубочную активизацию. Во вмещающих карбонат но-глинистых толщах развиты послой ные и кососекущие трещины, связанные с диагенезом пород.

Согласно исследованиям А.А. По туроева с коллегами, кимберлитовая трубка Айхал локализуется в зоне тре щиноватости северо-восточного (40-70°) простирания, к которой приурочено ва лообразное инъективное поднятие того же направления. Формирование подня тия сопровождалось развитием во вме щающих породах околотрубочного про странства докимберлитовых парных диа-систем трещин скола и орто-систем трещин отрыва. Рудное тело расположе но в продольно-осевой зоне распростра Рис. III.47. Схема разломной тектони нения трещин отрыва. Синхронно с об ки Алакит-Мархинского кимберлитового поля.

разованием диатремы предполагается Составил В.И. Устинов по материалам А.А. Потуроева [1976] и Государственной геологи формирование зоны сколовых трещин ческой съемки масштаба 1 : 50 000.

северо-западного простирания, а после 1 – разломы;

2 – кимберлитовые трубки;

образования диатремы - пологосекущих 3 – речная сеть и озера.

сколовых трещин.

По данным В.И. Устинова с кол легами бурение структурных скважин показало сильную нарушенность вмещающих трубку пород зонами трещиноватости и разрывных нарушений. В то же время значи тельная удаленность буровых профилей друг от друга не позволила проследить под секаемые скважинами дизъюнктивы по простиранию и уточнить их положение на схеме участка. В целом, по мнению этих исследователей, трубка Айхал приурочена к восток-северо-восточному нарушению сколового типа, которое оперяет субмеридио нальный разлом, проходящий по долине р. Сохсолоох-Мархинский.

Нетрудно заметить, что все исследователи, признавая несомненность тектони ческого контроля кимберлитового тела, связывают его локализацию с различными по масштабам, строению и генезису структурами. В одном случае – это разломный узел, в другом – отдельная зона инъективного происхождения, в третьем – дизъюнктив, оперяющий разлом 1-го порядка. Таким образом, результаты предыдущих исследова ний свидетельствуют о сложной разломной структуре участка локализации трубки Айхал, обусловленной взаимодействием разноориентированных разрывных наруше ний. Это в совокупности с объективным недостатком структурных измерений и дан ных по разрывам не позволило получить более конкретные представления о разлом но-блоковой структуре месторождения, пространственном положении главных сис тем тектонических нарушений, их рангах и специфике проявления в платформенных отложениях, что необходимо для выявления закономерностей структурного контроля кимберлитов, а также эффективной эксплуатации месторождения.

Основой для решения перечисленных вопросов может являться детальная схе ма разломно-блокового строения месторождения Айхал, составление которой и пред ставляло цель спецкартирования. Перед его проведением были поставлены следую щие главные задачи: 1) создать в карьере и подземных выработках месторождения Айхал сеть точек наблюдения за тектоническими нарушениями и трещинами, вклю чая их массовые замеры;

2) выделить блоки слабонарушенных пород и ограничи вающие их крупные разрывные нарушения (зоны дробления или повышенной трещи новатости);

3) определить основные геометрические характеристики блоков слабона рушенных пород и особенности распределения в их пределах основных систем круп ных трещин и разрывов;

4) охарактеризовать особенности строения и основные пара метры (пространственная ориентировка, ширина, предполагаемая длина и т. д.) раз рывных нарушений и зон повышенной трещиноватости.

Следует отметить, что участок локализации трубки Айхал отличается слож ными условиями для структурных наблюдений. Несмотря на наличие карьера, вскры вающего значительную часть площади исследований, проведение прямых измерений в его пределах возможно лишь на отдельных верхних горизонтах северного борта.

Южный борт из-за аварийного состояния практически недоступен для проведения натурных исследований. Многие участки подземных выработок к настоящему време ни закрыты крепью, что препятствует доступу к стенкам или ограничивает возмож ность использовать для измерений горный компас. Благоприятными для структурных наблюдений являлись участки с анкерной крепью и проходческие забои выработок.

Таким образом, создание регулярной сети точек наблюдения, а также прямое просле живание подсеченных разломов по простиранию изначально представлялось пробле матичным. В связи с этим главный акцент при проведении спецкартирования был сделан на выявлении разломных зон путем детального изучения связанной с ними трещиноватости.

В процессе сбора фактического материала в карьере и подземных выработках рудника Айхал, а также в его окрестностях была создана сеть из 78 точек наблюдения с массовыми замерами тектонической трещиноватости. Ввиду сложных условий об наженности точки расположены на изученной площади весьма неравномерно. Их наибольшее количество (66) имеет место в пределах включающего карьер и подзем ные выработки участка детальных исследований (рис. III.48), для которого была соб рана необходимая информация и в конечном итоге составлена схема разломно блоковой структуры. Фактический материал, собранный в остальных точках наблю дения (12), позволил проследить по простиранию отдельные разрывные нарушения, выявленные на детальном участке, а также оценить, насколько осо 1 – точки структурных наблюдений;

2 – контуры основного рудного тела;

3 – контуры слепого рудного тела;

4 – диаграммы массовых замеров трещин Рис. III.48. Расположение на участке локализации кимберлитовой трубки Айхал точек структурных наблюдений, а также соответствующие бенности его разрывной структуры отражают специфику дислоциро ванности горных пород всей площади исследования.

Кроме массового замера трещин и детальной документации всех структурных особенностей коренного выхода (крупных трещин, зон дробления и рассланцевания, их возрастных взаимоотношений, складок, будин, штрихов скольжения, заполнителя трещин), особое внимание при работе на каждой точке наблюдения уделялось полу чению количественных характеристик трещинной сети. Для этого выполнялся подсчет числа трещин (длиной более 0.1 м) в круге площадью 1 м2, оценивалось среднее расстояние между трещинами соизмеримой длины для каждой из систем, фиксировались парамет ры отдельных разрывов (длина, зияние, амплитуда смещения) и дру гие показатели. Параллельно производилась фотодокументация мес (верхняя полусфера;

уровни изолиний 0.5 - 1.5 -...-11.5%;

количество замеров почти во всех точках примерно равно 100).

та замера трещин. Собранная таким образом информация составила базу данных из более, чем 7000 замеров трещин и мелких разломов, которая далее использовалась для обработки в соответствии с мето дикой спецкартирования.

Предваряя описание результатов обработки фактического ма териала, необходимо остановиться на таком важном в методическом отношении вопросе, как особенности разрывообразования на от дельных горизонтах осадочной толщи. Для его решения были рас смотрены результаты замеров плотности трещин в одном квадрат ном метре коренного выхода, проведенные в выработках разного уровня по глубине. В силу охарактеризованных выше объективных причин собранной информации оказалось недостаточно для по строения объемной схемы распределения данного параметра. С дру гой стороны, схемы распределения плотности трещин, построенные в изолиниях для трех разных горизонтов, свидетельствуют, что уча стки максимальных и минимальных значений сохраняют устойчивое положение и мало зависят от глубины расположения точек измере ний. Это позволило проводить обработку большей части собранной количественной информации без разделения по горизонтам.

На первом этапе анализировались построенные по данным массовых замеров круговые диаграммы трещиноватости на предмет выделения тройственных структурных парагенезисов. Как видно из им круговые диаграммы трещиноватости.

рис. III.48, они имеют широкое распространение в породах место рождения Айхал. На каждой из диаграмм было выделено от 2 до троек-систем трещин, а их общее количество для участка составило 205. Затем тройственные парагенезисы группировались по ориентировке в пространстве. Большинство троек-систем трещин вошло в 2 типа, каждый из которых характеризуется присутствием двух субвертикальных и одной субгоризонтальной систем (рис.

III.49). При этом субвертикальные системы в тройках первого типа имеют ортогональную, а в тройках второго типа – диагональную ориентировки по отношению к сторонам света. Пространственная ориентировка парагенезисов обоих типов свидетельствует, что в истории тектонического развития региона доминирующую роль играли динамические обстановки сдвигового типа.

Карты встречаемо сти в породах изучаемого участка парагенезисов 1-го и 2-го типов позволили выделить линейно вытяну тые участки их распро странения, которые по ме тодике интерпретируются как разломные зоны. Ори ентировка главной систе мы трещин в тройке опре деляет простирание зоны, так как почти во всех сближенных точках на блюдения именно это структурное направление господствует по интенсив ности максимума на кру говой диаграмме над дву мя другими системами, со ставляющими парагенезис.

Анализ карт встре чаемости троек-систем трещин, относящихся к типам 1 и 2 (см. рис.

III.49), позволил устано вить, что 27 выделенных на участке исследования Рис. III.49. Карты встречаемости троек-систем трещин разломных зон представ первого (А) и второго (Б) типов, распределения которых на ляют 4 направления: севе участке исследований позволяют выделить зоны трещиновато сти, связанные с разрывными нарушениями субширотной, ме- ро-западное, восток-севе ридиональной, северо-западной и северо-восточной ориенти- ро-восточное, меридио нальное и широтное. Об ровок.

1 – точка наблюдения, характеризующаяся присутствием щим для них является не тройственного парагенезиса рассматриваемого на карте типа, для большая протяженность по которого показаны элементы залегания главной системы трещин;

2 – точка наблюдения, характеризующаяся отсутствием тройственного отношению к поперечным парагенезиса рассматриваемого на карте типа;

3 – зона распростране- размерам, что дало воз ния одноориентированного трещинного парагенезиса (номер соот- можность сделать предва ветствует порядковому номеру разрывного нарушения на итоговой рительный вывод о блоко схеме);

4 – круговая диаграмма, иллюстрирующая принципиальное положение трех взаимно перпендикулярных систем трещин, которые вом строении территории:

разломы, контактируя друг составляют парагенезисы типа 1 и 2.

с другом, выполняют функции границ блоков.

Особенно большие поперечные размеры имеют разломные зоны субширотной и суб меридиональной ориентировок. Это является косвенным признаком их образования в господствующем для региона поле тектонических напряжений.

В связи со спецификой поставленных перед картированием задач особый ак цент при его осуществлении был сделан на результатах второго этапа, как позволяю щих установить положение разломных сместителей, а также особенностей их прояв ления в породах платформенного чехла. Поскольку возможности непосредственного исследования структуры месторождения ограничивались сетью горных выработок, работы второго этапа спецкартирования не могли производиться путем непрерывного прослеживания разломных сместителей, выявленных традиционными структурно геологическими методами. Эти работы были заменены тщательным анализом типов задокументированных разрывов и их трассированием по простиранию в ряде сбли женных точек наблюдения.

В целом при детальном исследовании разрывной тектоники участка были охарактеризованы существенно различные по масштабу структуры – от трещин длиной десять сантиметров до локальных разломов, протяженность которых может достигать сотен метров и даже первых километров. При этом была принята сле дующая шкала ранговой соподчиненности разрывов: локальные разрывные нару шения – крупные (региональные) трещины – трещины. Первые из них представля ют зоны повышенной трещиноватости, рассланцевания и дробления, вторые – тре щины длиной более 10 м, а третьи – трещины длиной от 0.1 до 10 м, составляющие основу статистических замеров.

Зоны локальных разрывных нарушений наиболее существенно дислоцируют осадочные породы в пределах изученной площади. По углам наклона к горизонту они отчетливо делятся на две группы: 1) субвертикальные дизъюнктивы с углами наклона 80-90°, реже до 70°;

2) пологозалегающие и послойные нарушения.

Как видно из розы-диаграммы (рис. III.50, А), среди субвертикальных пре обладают разрывные нарушения северо-западной (I), меридиональной (II) и суб широтной систем, последнюю из которых при более детальном анализе удалось разделить на широтную (III), запад-северо-западную (IV) и восток-северо Рис. III.50. Розы-диаграммы (окно осреднения 10°) простираний субвертикальных раз рывных нарушений и трещин на участке локализации трубки Айхал.

А – зоны повышенной трещиноватости и дробления (78 шт.).

Б – крупные трещины (40 шт.).

В – cистемы трещин по анализу диаграмм массовых замеров (78 шт.).

Преобладающие направления разрывов отмечены римскими цифрами.

восточную (V). Системы III и V, как правило, представлены зонами повышенной трещиноватости мощностью от десятков сантиметров до нескольких (иногда до де сяти) метров (рис. III.51, Б). Трещины, образующие зоны, практически всегда ров ные, характеризующиеся незначительным раскрытием, и выполнены тонкими (в первые миллиметры) жилками гипса и льда. Наиболее мощные зоны этих направле ний зафиксированы в карьере и подземных выработках. Подобные зоны, но меньших поперечных размеров, уверенно выделяются на значительном удалении от трубки, например, в долине р. Сохсолоох-Мархинский. Характерно, что практически все изученные контакты основного рудного тела и вме щающих пород проходят преимущественно по зонам раз Односторонними стрелками показано направление подвижек, а двусторонними – границы зон и поверхности разрывов.

рывных нарушений восток-северо-восточного и широтно го простираний (рис. III.51, Е).

Г. Взаимное смещение субвертикальных (аз. пад. 165°/85°) и субгоризонтальных разрывов в стенке подземной выработки.

Рис. III.51. Примеры характерных структурных ситуаций, имеющих место на меторождении Айхал.

Субвертикальные локальные дизъюнктивы северо западного направления занимают второе место по распро странению на площади картирования после субширотных разрывных нарушений. Они представлены зонами дробле ния и грубого рассланцевания пород мощностью до десят Б. Субвертикальная зона повышенной трещиноватости в стенке подземной выработки (аз. пад. 180°/75°).

ков сантиметров (см. рис. III.51, А). Иногда это зоны повы шенной трещиноватости мощностью в несколько метров.

Из локальных разрывных нарушений других направлений Е. Строение контакта кимберлитового тела и вмещающих пород в стенке подземной выработки.

необходимо отметить зоны грубого дробления и трещинова тости меридионального направления. Подобные зоны мощ ностью от первых десятков сантиметров до первых метров наблюдались на юго-западном окончании карьера, а так же в долине р. Сохсолоох-Мархинский, где по данным предыдущих исследователей проходит субмеридиональ В. Субгоризонтальная зона рассланцевания и грубого дробления в карьере.

ный разлом (см. рис. III.47). Можно предположить, что возможной причиной слабой представленности данных дизъюнктивов на диаграмме (см. рис. III.50, А) является то, что подавляющее большинство точек наблюдения ле А. Cубвертикальная зона дробления в карьере (аз. пад. 60°/80°).

жит на достаточном удалении от осевой линии предпола гаемого разлома и его влияние здесь выражается в разви тии более мелких разрывных нарушений (см. рис. III.50, Б В).

Следующая большая группа локальных разрывных Д. Крупные сколы в карьере (аз. пад. 280°/80°).

нарушений представлена зонами межслоевого скольжения и послойного течения вещества мощностью от первых до десятков сантиметров, углы падения которых составляют первые градусы. Как правило, они приурочены к границам слоев разной компетентности и очень часто к прослоям, на сыщенным органическими включениями. Строение подоб ных нарушений различно. В одних случаях это характер ные зоны рассланцевания и течения пород (см. рис.

III.51, В), а в других – зоны дробления, залеченные гипсом.

Во многих точках наблюдения обнаружены следы взаимо действия субвертикальных и субгоризонтальных разрыв ных нарушений (см. рис. III.51, Г), свидетельствующие об их существенной роли в формировании и активизации раз ломно-блоковой структуры в целом.

Выделение в ходе второго этапа картирования от дельной группы крупных трещин обусловлено тем, что эти нарушения существенно превосходят по своим параметрам остальные трещины и сопоставимы с разрывами в зонах повышенной трещиноватости. Однако, в отличие от по следних, они не образуют сгущений, а проявляются в виде редкой сети с шагом от первых до десятков метров (см. рис. III.51, Д). Анализ ориентировок разрывов дан ной группы показывает (см. рис. III.50, Б) преобладание нарушений северо-запад ного (I), меридионального (II) и субширотного направлений, последнее из которых с учетом распределения систем мелких трещин (см. рис. III.50, В) было разделено на восток-северо-восточное (IV) и собственно широтное (III). В целом разрывы данного масштабного ранга представляют ровные (восток-северо-восточные и ши ротные) или слабоизвилистые (северо-западные и меридиональные) трещины. В большинстве своем (за исключением меридиональных трещин) они характеризуют ся гипсовым наполнением – от примазок по плоскостям до жилок мощностью пер вые сантиметры. В ряде случаев по цвету и особенностям заполнителя можно предположить наличие двух (а, возможно, и более) генераций гипса. Часто наблю дается выполнение открытых трещин ледяными жилами. Идентичность заполните ля в пересекающихся и близрасположенных трещинах служит одним из признаков их возможной сопряженности. Проведенные в различных коренных выходах на блюдения показывают, что по этому признаку можно считать сопряженными пары крупных трещин субширотного и северо-западного направлений.

Для дальнейшего анализа были построены схемы проявления на участке ис следований локальных разрывов и крупных сколов по каждому из выявленных на правлений (рис. III.52 и III.53). На большинстве схем отчетливо выделяются участки сгущения и линейного выстраивания разрывных нарушений рассматриваемых типов, что позволяет наметить фрагменты крутопадающих разломных зон более крупного масштабного ранга. Отметим, что в ряде мест подобные зоны намечены и по единич ным точкам – для случаев, когда мощность зафиксированных локальных разрывов достигала 1 м и более. Большая часть зон разломов, выделенных при анализе разно масштабных структур, перекрываются или продолжают друг друга по простиранию.

Это свидетельствует об отражении в распределении разнотипных разрывов одних и тех же дизъюнктивов, что требует подтверждения в других материалах спецкартиро вания.

Особо следует остановиться на анализе послойных нарушений, играющих важную роль в дислоцированности осадочной толщи месторождения Айхал. Анализ мест их проявления на площади исследований (рис. III.54) показал, что направления падений послойных разрывов кардинально меняются на отдельных участках. Это по зволило сделать попытку выделить зоны субвертикальных разломов на основании ус тановленной ранее для Иркутского амфитеатра (раздел III.2.2) особенности взаимо действия послойных и крутопадающих нарушений, когда перед субвертикальным разломом имеют место процессы выкручивания межслоевых разрывов и скучивания пород в результате внутрислойного течения. Как следствие этого, пологие разрывы вблизи вертикальных тектонических нарушений приобретают ориентировку (прости рание), субпараллельную последним.

Также, как и крутопадающие дизъюнктивы, послойные нарушения были раз делены на группы (см. рис. III.54): восток-северо-восточные, северо-западные и за пад-северо-западные, широтные, меридиональные. На указанных схемах отчетливо выделяются линейно вытянутые участки развития одинаково ориентированных в пространстве пологих разрывов, которые, учитывая исходные предпосылки, могут трассировать зоны субвертикальных разломов. Следует отметить, что в отличие от анализа крутопадающих разрывных нарушений приведенные построения имеют не однозначную интерпретацию и поэтому при построении итоговой схемы использова лись в качестве косвенного признака присутствия того или иного дизъюнктива.

Результаты исследований характера проявления разнотипных разрывных на рушений, позволили установить следующие основные особенности разломной структуры участка локализации трубки Айхал: 1) значительная часть ее контактов на глубоких горизонтах имеет тектонический характер и представлена зонами ло кальных разрывных нарушений или крупными трещинами восток-северо восточного и субширотного направлений;

2) строение участка определяется разви тием и взаимодействием крутопадающих и послойных нарушений;

3) разломно блоковая структура претерпела несколько этапов активизации, о чем свидетельст вуют заполнение разрывов гипсом разных генераций, сложный характер взаимо смещений круто- и пологопадающих дизъюнктивов, а также наличие в ряде случа ев двух генераций штрихов на плоскостях трещин.

Совместный анализ положения разломных зон, выявленных при изучении про странственного распределения субвертикальных и субгоризонтальных нарушений разного ранга, свидетельствует, что:

- полное совпадение зон, выделенных по различным типам разрывов, отмеча ется только в редких случаях (№ 30, 40);

- серия зон (№ 14, 15, 17, 24, 29, 36) подчеркивается как субвертикальными, так и субгоризонтальными разрывами, но некоторые различия в простираниях соответст вующих им линий предполагают необходимость корректировки их положений путем привлечения дополнительных данных;

- распределение субгоризонтальных нарушений позволяет наметить ряд новых разломных зон (№ 3, 27, 41), нуждающихся в заверке.

В целом анализ пространственных ориентировок разрывных нарушений и крупных трещин позволил наметить фрагменты разломных зон, имеющих место в районе локализации трубки Айхал. Однако материалов, полученных в результате ра бот второго этапа спецкартирования, недостаточно для построения полноценной схе мы разломно-блокового строения изучаемой площади. Ее составление оказалось воз можным при совместном рассмотрении полученных на втором этапе материалов с данными первого этапа, базирующимися на анализе статистических замеров тектони ческих трещин, которые были проведены во всех исследованных коренных выходах.

Для построения итоговой схемы разломно-блокового строения месторождения Айхал (рис. III.55) был проведен комплексный анализ всех промежуточных схем (см. рис. III.49, III.52-54). При этом учитывался установленный факт многоэтапности формирования сети разрывов, из которого следует, что взаимодействие и взаимные смещения дизъюнктивов четырех-пяти выявленных направлений, имевшие место в разные периоды тектонической активности, неизбежно приводят к образованию бло ковой структуры. Кроме того, собранные данные, равно как и результаты цитирован ных работ предшественников, показывают, что наиболее крупные разломы региона, определяющие локализацию трубки Айхал, представляют собой широкие зоны раз вития разрывных нарушений и не имеют единого ярко выраженного сместителя. В соответствии с нашим опытом изучения подобных разломных зон в платформенных отложениях (см. раздел III.2.2) их особенностью является блоковое строение, опреде ляемое развитием разноориентированных разрывов 2-го порядка.

Вынесение линии разлома на итоговую схему проводилось с использованием серии критериев. Прежде всего, это непосредственные наблюдения разрывных нару шений (см. рис. III.52), которые являются прямым признаком принадлежности изу чаемого коренного выхода к зоне локального разлома. Ее выделение посредством анализа троек-систем трещин (см. рис. III.49) служило следующим по значимости критерием. Дополнительными признаками наличия и трассирования дизъюнктива локального ранга являлись Рис. III.52. Результаты анализа крутопадающих (угол падения 60-88°) разрывных нарушений восток-северо-восточного (А), северо 4 – предполагаемые зоны разломов и их порядковые номера в соответствии с итоговой схемой;


5 – контуры основного рудного тела;

6 – контуры слепого рудно 1 – точки структурных наблюдений;

2-3 – элементы залегания, задокументированные для разрывных нарушений мощностью менее (2) и более (3) 1 м;

наблюдения за крупными сколами и близгоризон тальными нарушениями (см. рис. III.53-54). Нако нец, в случае недостатка перечисленных выше дан ных в качестве косвенных признаков использовались наблюдения, характеризу ющие особенности строе ния мелких разрывных и складчатых структур, а также смещения по тре щинам. В процессе такой комплексной интерпрета ции материалов спецкар западного (Б), широтного (В), запад-северо-западного (Г) и субмеридионального (Д) направлений.

тирования были сущест венно уточнены первона чальные положения линий разломов.

Так, часть показан ных на рис. III.52 и III. локальных разломов «рас палась» на несколько сег ментов, а некоторые из предполагаемых на рис.

III.54 тектонических на рушений не нашли своего подтверждения. Локаль ные разломы № 8, 10, 11, 14, 15, 17, 19, 24, 26, 28, 29, 30, 31, 32, 34, 36 и трассируются наиболее уверенно по комплексу пе речисленных выше при знаков. Следующая группа разломов (№ 4, 13, 16, 22, 25, 38 и 39) выделена главным образом по ре зультатам анализа тройст венных парагенезисов тре щин, которые в отдельных точках подтверждаются наличием явно выражен ных признаков разрывных нарушений. Большинство го тела.

из локальных разломов данной группы трассиру ется достаточно однозначно и их отражение на схеме не вызвало за Рис. III.53. Результаты анализа крупных субвертикальных (угол падения 60-88°) сколовых трещин восток-северо-восточного (А), северо 1 – точки структурных наблюдений;

2 – элементы залегания крупных сколовых трещин;

3 – предполагаемые зоны разломов и их порядковые номера в труднений. Разломы № 5 и 27 проведены по результатам двух из рас смотренных выше видов анализа. Наконец, к группе локальных раз ломов, проведенных по косвенным данным, относятся разрывы под номерами 1, 2, 3, 6, 9, 18, 20, 21, 23, 33, 35 и 37. Их присутствие под тверждается результатами анализа троек-систем трещин или наличием прямого признака разрывного нарушения лишь в отдельных точках наблюдения. Кроме этого, отмеченное выше характерное строение контактов вмещающих пород с кимберлитами позволило наметить линии предполагаемых разломов субпараллельно границам основного рудного тела (пунктиры без номеров на рис. III.55).

Полученная схема (см. рис. III.55) показывает, что строение разломной сети в плане определяется взаимодействием и пересечени ем локальных разломов 5 направлений: восток-северо-восточного, за пад-северо-западного, широтного, северо-западного и субмеридио нального. Дизъюнктивы представляют собой зоны развития субпарал лельных мелких сместителей и крупных трещин, то есть в большинст ве случаев представляют ранние стадии развития. В качестве оценки соответствии с итоговой схемой;

4 – контуры основного рудного тела;

5 – контуры слепого рудного тела.

мощности разломных зон можно приближенно использовать ширину линейных участков на рис. III.52 и III.53, значения которой варьируют от 10 до 35 м. Однако, учитывая возможную извилистость зон и их на клон, то есть факторы, которые приводят к визуальному увеличению параметра в проекции на рассматриваемую в данном случае земную поверхность, более реальными следует признать значения 5-20 м.

Протяженность выделенных локальных разломов колеблется от 50 до 450 и более метров. Отчетливо видна диспропорция длин для дизъ западного (Б), широтного (В) и субмеридионального (Г) направлений.

юнктивов разных направлений. Наиболее протяженными являются разломы северо-западного простирания, среди которых, например, зо на № 30 прослеживается в северо-восточном окончании карьера как единая линия на расстояние более 300 м. Длина разрывов других на правлений существенно меньше. Частично это объясняется тем, что в большинстве случаев картируются лишь смещенные или активизиро ванные фрагменты единых разломных зон. Так, дизъюнктивы № 5, 17, 29, 35 и другие являются сегментами одного нарушения, которые сдвинуты друг относительно друга по разрывам северо-западной и за пад-северо-западной ориентировок.

Отмеченные выше особенности сети локальных разломов по зволяют выделить для изучаемой площади дизъюнктивы более круп ного ранга. Прежде всего, это зона восток-северо-восточной ориенти ровки (аз. прост. 70°), в пределах которой локализуется кимберлито вая трубка Айхал. Это полоса шириной более 100 м, состоящая из се рии сближенных сегментов локальных разломов № 5, 16, 17, 20, 29, 33-35 (см. рис. III.55). Кроме того, можно выделить разломную зону запад-северо-западного направления шириной до 70 м, в границах ко торой располагаются нарушения № 3, 9, 21, 22, 28 (см. рис. III.55). На конец, существует серия разломных зон северо-западной ориентиров ки. Одна из них объединяет локальные разломы № 2, 6 и 8, другая – представлена протяженной зоной разлома № 15, а третья – аналогич ной зоной № 30 (см. рис. III.55). Таким образом, кимберлитовая трубка Айхал приурочена к узловому сочленению разломных зон 1 – точки структурных наблюдений;

2 – элементы залегания крупных субгоризонтальных трещин;

3 – элементы залегания субгоризонтальных разрыв ных нарушений;

4 – предполагаемые зоны крутопадающих разломов и их порядковые номера в соответствии с итоговой схемой;

5 – контуры основного рудно Рис. III.54. Результаты анализа субгоризонтальных (угол падения 2-10°) трещин и разрывных нарушений восток-северо-восточного (А), восток-северо-восточного, северо-западного и запад-северо-запад ного направлений. Разломным узлам, как правило, свойственна ин тенсивная дислоцированность, что и объясняет формирование в дан ном случае структуры типа «битой тарелки», выявленной при спец картировании.

В соответствии с итоговой схемой (см. рис. III.55) блоки вы членяются в породах региона разломами, часть из которых подтвер ждается на всем протяжении комплексом структурно-геологических признаков (наличие зон дробления, тектонического рассланцевания, проявления однотипных троек-систем трещин, крупных сколов и др.), и, таким образом, являются объективно существующими срав нительно обособленными элементами структуры месторождения Айхал. Они представлены трех-, четырех- и, реже, пятиугольниками различной формы. Блоки довольно существенно варьируют по раз мерам, причем наиболее крупные из них имеют место в западной северо-западного и запад-северо-западного (Б), широтного (В) и меридионального (Г) направлений.

части участка, а мелкие – на востоке. Как показали проведенные ис следования, это связано не столько с различием в плотности сети на блюдений, сколько с более высокой степенью дислоцированности восточной половины изучаемой площади, которая обусловлена вне дрением рудного тела, осложненного субгоризонтальной апофизой.

Внутреннее строение блоков, как относительно стабильных по сравнению с разломами элементов структуры, в первом приближе нии можно рассматривать как однородное. Это позволяет для их ха рактеристики использовать показатели, усредненные по соответст вующим блоку измерениям. Одним из них является плотность тре щин в одном квадратном метре коренного выхода, вычисленная как среднее арифметическое плотностей, полученных для каждой из входящих в блок точек наблюдения (см. рис. III.55). Несмотря на то, что разброс значений плотностей у отдельных коренных выходов колеблется от 10 до 47, средние для блоков величины варьируют в пределах 19-37. Это отчетливо видно на гистограмме, построенной по минимальному интервалу осреднения и приведенной на врезке к рис. III.55. Главной особенностью гистограммы является ее полимо дальный характер. Существование на рассматриваемом графике явно выраженных пиков, отделяющихся друг от друга минимумами, по зволяет разделить всю совокупность блоков исследуемой террито го тела;

6 – контуры слепого рудного тела.

рии на пять групп, отличающихся средней нарушенностью трещи нами. Для первой группы данный параметр варьирует в пределах 19 21, для второй – 22-25, для третьей 26-28, для четвертой – 29-32 и для пятой – 33-36. При этом наиболее представительной является вторая группа (11 блоков), тогда как первая включает менее всего блоков (4).

Проведенное деление было положено в основу районирования изучаемой территории на участки-блоки пяти разновидностей, ха рактеризующихся различной нарушенностью трещинами и пред ставленных на итоговой карте разными оттенками серого цвета. При этом блоки последних двух групп окрашивались интенсивными от тенками, а трех первых – существенно более бледными. Это подчеркивает аномальность нарушенности трещинами бло Дифференциация блоков по степени нарушенности трещинами проведена на основе анализа распределения (см. график) величин средней по блоку блоков (первая цифра – порядковый номер блока;

вторая цифра – средняя по блоку плотность трещин на квадратный метр коренного выхода);

3 – места изме рений и значения плотности трещин на квадратный метр коренного выхода: основные точки структурных наблюдений (кружки) и дополнительные точки заме 1 – достоверные (а) и предполагаемые (б) разломные границы блоков, для которых показаны элементы залегания и порядковые номера;

2 – индексация ров плотности (треугольники);

4 – блоки, для которых значение r равно 19-21 шт/м2 (а), 22-25 шт/м2 (б), 26-28 шт/м2 (в), 29-32 шт/м2 (г) и 33-36 шт/м2 (д);

5 – ков, относящихся к двум последним группам, так как они ха рактеризуются наибольшими значениями средней плотности и на гистограмме данного параметра (см. рис. III.55 – врезка) отделяются от трех первых групп глубоким минимумом.


Как видно из рис. III.55, большая часть изучаемой пло щади окрашена в светлые тона и характеризуется сравнитель но низкими значениями плотности трещин. На этом фоне вы деляется серия блоков темно-серого цвета, которым соответ ствуют аномально высокие значения нарушенности (более контуры основного (а) и слепого (б) рудных тел;

6 – синоптические розы-диаграммы трещин, соответствующие каждому из блоков.

30 тр/м2). Условно их можно объединить в 3 участка: запад ный, центральный и восточный. Первый включает три кон тактирующих друг с другом блока (№ 5, 6 и 7), является наи большим по площади и характеризуется вытянутостью в севе ро-западном направлении. Последнее позволяет предполо жить, что аномальность нарушенности субстрата в данном случае связана с крупной разломной зоной северо-западной ориентировки, основными составляющими которой на участ ке исследований являются субпараллельные нарушения № 2, Рис. III.55. Схема разломно-блокового строения участка локализации трубки Айхал.

6 и 8. В центре изучаемой площади располагаются два ано мальных по нарушенности трещинами блока (№ 11 и 13), ко торые практически не сочленяются друг с другом. И, наконец, восточный участок образует серия сравнительно мелких бло ков (№ 28, 29, 30, 33, 37, 38, 40 и 42), происхождение кото рых, судя по форме и пространственным взаимоотношениям, связано с воздействием различных факторов. Так, аномальная нарушенность трещинами двух контактирующих блоков № и 30 обусловлена внедрением слепого рудного тела, что под тверждается серией дополнительных структурных признаков плотности трещин в одном квадратном метре коренного выхода (r).

в коренных выходах. Высокая плотность трещин в блоках № 40 и 42 связана с наличием субширотной зоны разрывов, отчетливо выраженной в карьере. Причины аномальной на рушенности блоков № 28, 33, 37 и 38, также как и блоков цен трального участка, на данном этапе исследований не установ лены.

Следующей интегральной характеристикой блоков яв ляется системность трещиноватости, нарушающей горные по роды в их пределах. Оценка этой характеристики горного массива проводилась по синоптическим розам-диаграммам (см. рис. III.55), которые были построены путем объединения данных массовых замеров, произведенных в каждой точке на блюдения, входящей в границы блока. Эти диаграммы дают четкое представление о пространственном положении и коли честве в блоке систем субвертикальных (угол падения 60°) трещин, которые использовались для их построения. Анализ ориентировок трещинных систем позволяет сделать вывод, что в наиболее общем случае они субпараллельны разломным ограничениям блоков. Это закономерно, так как большинство разломов трассируется тройственными структурными параге незисами, основу которых составляет главная система трещин, параллельная смести телю.

Количество субвертикальных систем трещин, имеющих место в каждом из изученных блоков, варьирует от трех до семи, составляя 3 – в семи блоках, 4 – в пят надцати блоках, 5 – в пяти блоках, 6 – в трех блоках и 7 – в одном блоке. Преоблада ние блоков с четырьмя системами согласуется с отмеченным ранее доминированием четырехугольных в плане блоков, что, также как и предыдущий вывод, связано с трассированием разломных ограничений блоков зонами распространения троек систем трещин. Это еще раз подчеркивает определяющую роль разломных зон в структуре месторождения Айхал.

Полученные материалы свидетельствуют о наличии достаточно тесной связи между количеством систем трещин в блоке и свойственной ему средней плотностью трещин, которая анализировалась выше. Как показали количественные оценки, дан ная зависимость характеризуется прямой пропорциональностью: с увеличением плотности количество систем трещин возрастает. Следовательно, для месторождения Айхал признаками усложнения структуры следует считать высокие значения таких параметров как количество трещин в одном квадратном метре коренного выхода, ко личество нарушающих горные породы систем трещин, а также количество разломных ограничений блока.

Заканчивая описание нарушенности блоков трещинами, следует еще раз ак центировать внимание на усредненности использованных при этом характеристик.

Так, плотность трещин и их ориентировки в отдельных локальных точках могут су щественно отличаться от средних по блоку значений. Это, в частности, может быть обусловлено наличием внутриблоковых разломов, которые, относятся к меньшему масштабному рангу и на итоговой схеме не показаны. Однако, несмотря на естест венную неоднородность нарушенности горных пород, слагающих каждый из выде ленных блоков, рассмотренные характеристики являются объективными интеграль ными показателями раздробленности, распределение которых необходимо использо вать при эксплуатации месторождения Айхал.

Учитывая практическую направленность проведенного картирования, в заклю чении данного раздела следует остановиться на характеристике устойчивости вме щающего трубку Айхал горного массива, обусловленной наличием тектонических нарушений.

Представления предшественников, а также результаты спецкартирования убе дительно свидетельствуют, что структура месторождения Айхал представляет типич ный пример контроля кимберлитов тектоническими нарушениями как в отношении контактов рудного тела, так и его локализации в узловом сочленении крутопадающих зон разломов восток-северо-восточного, северо-западного и запад-северо-западного направлений. Следовательно, рассматриваемый блок земной коры в сравнении со смежными платформенными территориями в механическом отношении следует счи тать наименее устойчивым. Однако в связи с проведением на изучаемом участке ин тенсивных горных работ важен не столько этот общий для него вывод, сколько диф ференциация территории на более или менее устойчивые площадки. Характеристика последних может быть дана на основе представленных выше материалов, если их рассматривать с точки зрения нарушенности, подвижности, обводненности и т. п.

Главными элементами разломно-блоковой структуры являются блоки, разлом ные зоны и разломные узлы. Очевидно, что наибольшее воздействие со стороны тек тонических сил в данном ряду испытал субстрат в разломных узлах, а наименьшее – внутри блоков. В этом смысле представленная на рис. III.55 схема уже сама по себе представляет основу для дифференциации в первом приближении изучаемого участка на более или менее устойчивые площадки. В то же время одинаковые в качественном отношении структурные элементы отличаются по своим количественным характери стикам, что требует уточнения данной выше наиболее общей оценки устойчивости горного массива, вмещающего трубку Айхал.

Прежде всего, необходимо остановиться на характеристике разломных зон, которые не только сами по себе являются наименее стабильными элементам структуры, но и практически целиком определяют устойчивость мест их пересечения – разломных узлов. Как отмечалось выше, мощность откартированных разломных зон колеблется от 5 до 20 м. С другой стороны, для характеристики устойчивости горного массива важны не только общие размеры разломных зон, но и интенсивность тектонической переработки субстрата в их пределах. В этом смысле наибольшего внимания заслуживают зоны 17, 29, 31, 36 и 37, так как они местами характеризуются аномально высокой (около 1 м) мощностью интенсивно передробленных и рассланцованных пород. Следовательно, присутствие и положение именно этих разломных зон необходимо учитывать, прежде всего, в ходе проведения горных работ. Наиболее опасными участками следует считать узлы их сочленения между собой, а также с другими разломами, включая наиболее крупную субгоризонтальную зону, приуроченную к отметке 200-220 м.

Переходя к блокам, следует отметить, что при имеющемся фактическом мате риале их дифференциация по устойчивости может быть дана по рис. III.55, состав ленному на основе анализа степени нарушенности горного массива трещинами. Бло ки, окрашенные в темно-серый цвет, являются наименее устойчивыми ввиду ано мальной нарушенности трещинами. При этом средняя плотность трещин в их преде лах превышает 29 тр/м2, что соизмеримо с нарушенностью субстрата в разломных зо нах (в среднем 34 тр/м2). Однако, как показал анализ расположения точек измерения рассматриваемого параметра, многие из них находятся вблизи границ блоков и, таким образом, характеризуют не его внутренние участки, а принадлежат к зонам влияния ограничивающих разломов. Ориентировки трещинных систем, имеющих место в блоках, также подтверждают определяющее воздействие разломных ограничений блоков на дислоцированность их внутренних частей. Следовательно, признавая по вышенную нарушенность трещинами «аномальных» блоков № 5, 6, 7, 11, 13, 28, 29, 30 33, 37, 38, 40 и 42, необходимо констатировать, что сегменты ограничивающих их разломных зон (особенно образующих углы блоков) следует, вслед за перечисленны ми ранее разломами, считать наименее устойчивыми для проведения горных работ.

То же самое относиться и к сегментам разломных зон, являющимся границами блоков, сложенных кимберлитами. Аномальная нарушенность последних определя ется воздействием как тектонического фактора, так и, возможно, магматического расплава, создающего дополнительное давление и, тем самым, способствующего еще большей деструкции вмещающих пород. Рассматриваемые блоки не получили на рис. III.55 отражения, как аномальные, только из-за невозможности (крепь, сообра жения безопасности) создать вблизи и в пределах рудного тела достаточного количе ства точек наблюдения с массовыми замерами трещиноватости.

В качестве косвенных критериев справедливости сделанных выше оценок ус тойчивости следует рассматривать характер проявления на изучаемом участке обвод ненности, а также признаков перемещения блоков горных пород по трещинам и мел ким разрывам (штрихи и борозды скольжения). Как показали специальные наблюде ния, проведенные главным гидрогеологом рудника «Айхал» В.С. Фроловым, наибо лее интенсивные водопроявления имеют место в блоках, сложенных кимберлитами, и тяготеют к ограничивающим их разломным зонам. Что же касается штрихов и борозд скольжения (свидетельствующих, как известно, о наиболее поздних перемещениях по разрывам), то они, за редким исключением, зафиксированы в пределах разломных зон, отмеченных выше как наименее устойчивые.

Все вышеизложенное позволяет заключить, что условная (охарактеризованная по структурно-геологическим материалам) устойчивость горного массива уменьша ется в следующем порядке для участков, представляющих:

1) пространство блоков, которые сложены вмещающими породам и не от носятся к аномальным по нарушенности трещинами;

2) пространство блоков, которые представлены вмещающими породами и характеризуются наименьшей, но аномальной нарушенностью трещинами;

3) разломные зоны (и особенно места их сочленения между собой и с дру гими разломами), не фигурирующие в перечисленных ниже пунктах, а также внут реннее пространство блоков № 3, 4, 7, 11, 15, 16, 19, 20, 21, 23, 25, 29, 30, 38, 42 и 43, которые представлены кимберлитами и (или) характеризуются наибольшей аномаль ной нарушенностью трещинами различных систем;

4) сегменты разломных зон (и особенно места их сочленения между собой и с другими разломами), ограничивающие по периферии блоки № 5, 6, 13, 28, 33, 37 и 40, которые характеризуются наименьшей, но аномальной нарушенностью трещина ми;

5) сегменты разломных зон (и особенно места их сочленения между собой и с другими разломами), ограничивающие по периферии блоки № 3, 4, 7, 11, 15, 16, 19, 20, 21, 23, 25, 29, 30, 38, 42 и 43, которые сложены кимберлитами и (или) характе ризуются наибольшей аномальной нарушенностью трещинами внутриблокового про странства;

6) разломные зоны (и особенно места их сочленения между собой и с дру гими разломами) № 17, 29, 31, 36 и 37, в пределах которых степень дробления горных пород является наибольшей.

Эту градацию необходимо учитывать при организации горно-проходческих работ на месторождении Айхал.

Итак, результаты проведенных на участке локализации трубки Айхал работ показали, что исследование разломной тектоники, проводимое по принципам спец картирования, открывает широкие возможности для изучения рудных месторожде ний. Во-первых, полученные данные являются качественной основой для выводов о специфике структурного контроля рудных тел, что имеет первостепенное значение для выявления критериев поисков того или иного вида минерального сырья. Во вторых, картографические материалы и, в первую очередь, высоко информативные итоговые схемы разломной структуры месторождений позволяют повысить эффек тивность разведочных и эксплуатационных работ, включая и обеспечение безопасно сти. Таким образом, спецкартирование дает удовлетворительные результаты даже в сложных для проведения структурных исследований условиях, что в совокупности с перечисленными выше достоинствами метода позволяет рекомендовать его широкое применение в практике изучения месторождений полезных ископаемых.

III.2.4. Картирование разломной структуры земной коры для решения сейсмологических задач (на примере Тункинской рифтовой впадины) Разносторонние знания о разломной структуре того или иного региона важны при решении широкого круга прикладных задач, в том числе и сейсмологических. В настоящее время предмет сейсмологии охватывает широкий круг проблем, вклю чающих построения сейсмических разрезов, прогноз землетрясений, определение ха рактеристик очага, оценку сейсмической опасности, разработку шкал сейсмической интенсивности и ряд других вопросов. Очевидно, что их решение невозможно без привлечения данных геологии и геофизики о строении и тектонических процессах в земных недрах. В частности, качество определения такого важного параметра, как механизм очага землетрясения, зависит от многих факторов. Основными из них яв ляются: четкость вступлений знаков смещений Р-волн на сейсмограммах, идентифи кация их фаз, представительность данных о знаках в каждом квадранте фокальной сферы [Мельникова, Радзиминович, 1998]. Однако в большинстве случаев выбрать единственно правильное решение с помощью только сейсмологических данных не возможно, так как даже небольшое изменение азимута простирания плоскости разры ва в очаге может привести к смене подвижки и, тем самым, к неоднозначному реше нию. Примеры таких решений описаны для землетрясений Тункинской рифтовой впадины [Голенецкий, 1998]. Только для знаменитого Мондинского землетрясения было известно 4 определения, причем сравнительно недавно снова проведена пере оценка механизма его очага [Delouis et al., 2002].

После определения эпицентра сейсмического события возникает проблема его привязки к конкретным разрывным нарушениям, что в существенной степени зависит от качества имеющихся для региона карт разломно-блоковой тектоники. Сущест вующие на сегодняшний день карты и схемы не всегда удовлетворяют решению этой проблемы. Так, например, для Байкальской рифтовой зоны (БРЗ) пространственная взаимосвязь разломов и землетрясений до сих пор имеет дискуссионный характер.

Исследования по сопоставлению разломов БРЗ и сейсмичности, проведенные на ос нове мелкомасштабных карт, позволили выявить общие закономерности взаимосвязи тектонической и сейсмической деструкции [Sherman et al., 2004], а в ряде случаев связать рои землетрясений с некоторыми генеральными разломами [Мишарина и др., 1981;

Голенецкий, 1998]. В то же время С.И. Голенецкий отмечал, что не всегда уста навливается четкая связь между разломами и сейсмичностью, указывая на недоста точную изученность разломной тектоники для такого рода сопоставлений. По наше му мнению, неопределенность привязки некоторых землетрясений к крупным из вестным разломам, в зонах которых генерируется основная сейсмичность, обуслов лена тем, что отдельные землетрясения могут быть связаны с разломами 2-го и более высоких порядков, составляющими крупную зону, или с тектоническими наруше ниями, которые в силу ряда причин до сих пор остаются невыявленными.

Тункинская рифтовая впадина (рис. III.56) была выбрана для детального ис следования и картирования разрывных нарушений неслучайно. Расположенная на юго-западном фланге БРЗ, она представляет собой уникальный геологический объ ект, изучению которого посвящено большое количество работ, описывающих осо бенности внутреннего строения, напряженного состояния и возможных механизмов формирования [Шерман и др., 1973;

Рязанов, 1978;

Лукина, 1989;

Голенецкий, 1998;

Логачев, 2003;

и др.]. Все перечисленные вопросы во многом имеют дискуссионный характер. К ним можно добавить проблемные аспекты, касающиеся кинематики ак тивных разломов и, конечно, взаимосвязи разломов и землетрясений. Регион характе ризуется высокой сейсмической активностью (см. рис. III.56) и большим разнообра зием механизмов очагов землетрясений [Голенецкий, 1998;

Мельникова, Радзимино вич, 1998]. Отсутствие полноценных данных о разломной структуре Тункинской рифтовой впадины и прилегающей территории обусловлено тем, что значительная ее часть перекрыта рыхлыми оса Рис. III.56. Расположение Тункинской рифтовой впадины на юго-западном фланге Байкальской рифтовой зоны и распределение эпицен 1 – кайнозойские отложения;

2 – кристаллические горные породы;

3 – наиболее крупные разломы территории, достоверные (а) и предполагаемые (б);

дочными отложениями. Однако без сведений о тектонических на рушениях невозможно объектив но решать многие, в том числе и сейсмологические задачи, что и определило необходимость де тального картирования разломно блоковой структуры региона.

Изучение разрывных нарушений было проведено по всей Тункин ской рифтовой впадине, а их со поставление с сейсмичностью осуществлялось для ее западной части, где отмечается наиболее высокая плотность эпицентров землетрясений.

Прежде чем непосредст венно перейти к особенностям изучения разломов и составления структурной карты, необходимо кратко остановиться на истории картирования тектонических на рушений региона. Она ограничи вается Государственной геологи – рифтовые впадины: Дархатская (1), Тункинская (2) и Южно-Байкальская (3).

ческой съемкой 70-х годов про шлого века (масштаб 1 : 200 000) и схемами активных разломов, составленными С.И. Шерманом с соавторами [1973], Н.В. Лукиной [1989] и К.Г. Леви [2002] глав ным образом на основе анализа рельефа. В большинстве других работ разломная структура Тун ров землетрясений с М1.1 за 1960-1999 гг.

кинcкой впадины показывается довольно схематично. Известны крупнейшие дизъюнктивные структуры – Тункинский и Юж но-Тункинский разломы, – огра ничивающие, соответственно, се верный и южный борта рифтовой впадины. Первый ярко выражен морфологически и в кайнозое представляет собой левосторон ний сдвиго-сброс, второй выра жен значительно хуже, причем его кинематика недостаточно яс на. Некоторыми авторами он трактуется как левосторонний сбросо-сдвиг [Шерман и др., 1973;

Лукина, 1989], другие считают, что Мондинский сегмент разлома на современном этапе развития представляет собой взбросо-сдвиг [Аржанникова и др., 2003]. Разрывные нарушения внутри рифта изучены слабо, и их роль явно недооценивается. Известны общие сведения, что разрывы северо-западного простирания могут являться левыми взбросо- или сбросо-сдвигами, а северо восточного – сбросами и раздвигами [Шерман и др., 1973]. Кроме того, в Тункинских гольцах зафиксированы надвиги, движение по которым происходило в постсредне миоценовое время [Ружич и др., 1972].

При построении новой карты разломно-блокового строения Тункинской риф товой впадины, кроме анализа государственной геологической карты и ряда других, в том числе упомянутых выше, схем, нами были использованы данные линеаментного анализа рельефа, а также структурно-геологические материалы по изучению разлом ных зон и трещиноватости, полученные в результате проведения работ по спецкарти рованию.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.