авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ЗЕМНОЙ КОРЫ RUSSIAN ACADEMY OF SCIENCES SIBERIAN BRANCH INSTITUTE OF THE EARTH’S CRUST ...»

-- [ Страница 9 ] --

Всего на изученной территории размером 27075 км задокументировано точек наблюдения, в каждой из которых проводились стандартные структурные наблюдения и массовые замеры трещин, методика сбора которых подробно описана в предыдущих главах настоящей монографии. Особенностью картирования разрывных нарушений в Тункинской рифтовой впадине и на прилегающей площади явилось то, что, как уже отмечалось выше, часть территории перекрыта слабосцементированны ми и рыхлыми отложениями позднего кайнозоя. В связи с этим существенную роль в выявлении разломных сместителей играл анализ тектонических деформаций в осад ках подобного типа, который и представлен ниже наиболее подробно в качестве при мера оригинальных методических разработок, дополнительно используемых при спецкартировании.

Непосредственно в Тункинской рифтовой впадине наблюдения в отложениях позднего кайнозоя были выполнены в 65 коренных выходах. Как уже отмечалось ра нее (см. раздел III.1.2), разрывные нарушения в рыхлых и слабосцементированных отложениях хорошо фиксируются в виде отдельных трещин со смещениями и следа ми скольжения, сейсмогенных конволюций, а также как зоны трещиноватости мощ ностью от первых сантиметров до первых метров. Они прослеживаются в суглини стых, супесчаных и валунно-галечных отложениях, что иллюстрируется серией при меров на рис. III.57.

На первой из фотографий (см. рис. III.57, А) представлена зона трещиновато сти с азимутом падения 180°65°, зафиксированная в борту карьера по добыче пес чано-гравийного строительного материала вблизи с. Туран. Здесь в разрезе высотой более 30 м снизу вверх обнажаются переслаивающиеся верхнеплейстоценовые [Уфимцев и др., 2003] песчано-галечные отложения со слоями песков разного состава и мощности ( 0-25 м), зеленоватые суглинки ( 1.5-2 м), буроватые песчано-гравий ные отложения ( 1.5-2 м) и белесые плотные суглинки ( 4-5 м). Разрез завершает слой почвы мощностью 0.3 м. В плотных белесых суглинках трещины сколового об лика образуют зону повышенной трещиноватости видимой мощностью более 1 м.

Несмотря на то, что ее простирание совпадает с экспозицией обнажения, нет сомне ний, что зона имеет тектоническое происхождение. Во-первых, трещины характери зуются своеобразным «загаром» и «обохриванием». Во-вторых, на некоторых наблю даются штрихи скольжения, а на крутопадающем контакте суглинков и песчано галечных отложений имеет место интенсивное ожелезнение. В-третьих, описываемая точка наблюдения находится в зоне влияния Южно-Тункинского разлома, причем элементы залегания зафиксированной дислокации полностью отвечают его простран ственной ориентировке. В песках эта же зона проявляется в виде единичных сколов, а в галечниках – в виде множества разбитых трещинами галек, которые зачастую вы страиваются по направлению расколов.

Рис. III.57. Примеры разрывных деформаций в осадочных отложениях Тункинской риф товой впадины.

А. Зона разрывов 180°/65° видимой мощностью 1.5 м в суглинках в зоне Южно-Тункинского разло ма.

Б. Левый сбросо-сдвиг по трещине 112°/65° с амплитудой сдвига – 1.4 см, сброса – 1.2 см и зиянием – 1.5-4 см в толще песчано-галечных отложений Аносовской свиты (Быстринская впадина).

В. Тектонический контакт сбросового характера между верхне-плиоценовыми базальтовыми отло жениями и четвертичными мелкогалечными отложениями по зоне дробления 175°/60°, мощно стью 5 м (северный борт Туранской впадины).

Г. Зона дробления и трещиноватости (335-10°/65-80°) в древних кварцитах и плейстоцен голоценовых суглинках (на границе Тункинской впадины и Еловского отрога).

Весьма благоприятным обстоятельством для картирования разрывов оказалось то, что в Тункинской рифтовой впадине широко распространены выходы песчано валунно-галечных отложений. Их тщательное документирование позволило выявить не только отдельные расколы галек, но и целые зоны трещиноватости. Примером в данном случае может служить разрез, изученный в карьере, расположенном в 20 м от поворота на д/о Анчук по шоссе пос. Култук – пос. Монды. С правой стороны дороги обнажается мощная (более 15 м) толща песчано-галечных отложений аносовской свиты верхнеплиоценового возраста. Размер галек варьирует от первых сантиметров до полуметра. В отложениях весьма интенсивно развиты разрывные деформации.

При этом трещины в заполнителе, которым служит песок, практически не виды, в то время как их значительное количество наблюдается в гальках и валунах. Часто об ломки пород разрезаны словно бритвой, а по трещинам фиксируются смещения (см. рис. III.57, Б). Следует заметить, что разрывные деформации распределены в ко ренном выходе неравномерно: слабонарушенные блоки (шириной 8-10 м) чередуются с участками (шириной 1-3 м), где трещин фиксируется значительно больше. Можно полагать, что последние (то есть трещиноватые участки) соответствуют зонам тре щиноватости и дробления валунно-галечного материала.

Особенно удачным для картирования является обнаружение непосредственной тектонической границы между разновозрастными отложениями. Пример такого сбро сового контакта, впервые зафиксированного и изученного Г.Ф. Уфимцевым [1996] в северном борту Туранской впадины вблизи с. Нилова Пустынь, представлен на рис. III.57, В. Тектонический контакт, проходящий между верхнеплиоценовыми ох ристыми валунниками базальтового состава и четвертичными мелкогалечными аллю виальными отложениями, выражен зоной дробления с аз. пад. 170-175°60° и мощ ностью примерно 5 м. Раздроблены как базальтовый валунник в лежачем крыле, так и мелкогалечный аллювий в висячем. Вблизи зоны разлома гальки и валуны разворачи ваются, выстраиваясь длинными осями по вертикали. Наши структурные наблюдения позволяют предполагать наличие левосторонней сдвиговой составляющей, что также подтверждается при анализе диаграммы трещиноватости в данной точке наблюдения, где фиксируется пояс вращения, связанный с движением по субширотным разрывам (рис. III.58).

Очевидную взаимосвязь трещин в рыхлых осадках с зонами разрывных нарушений в ко ренных выходах можно наблюдать в разрезах, где представлены оба типа пород. В Тункинской впадине такие коренные выходы нередки. Один из них расположен у дороги с. Тунка – с. Еловка.

В нижней части выхода длиной около 40 м пред ставлены белые и светло-серые кварциты види мой мощностью 2.5-3.5 м. Сверху на абсолютно ровной горизонтальной поверхности залегают светло-коричневые суглинки мощностью 2-2.5 м (см. рис. III.57, Г). В кристаллических породах документируется зона дробления и рассланцева ния мощностью около 2 м с аз. пад. 355-10°65 70°. Она же отчетливо отражается в вышележа Рис. III.58. Диаграмма тре- щих суглинках плейстоцен-голоценового возрас щиноватости (верхняя полусфера;

та в виде частых крупных сколовых трещин. На 100 замеров;

уровни изолиний 1.5 правление разрывов и в тех и других породах 2.5-....-5.5%) для зоны тектоническо совпадает. Отличается лишь угол их падения:

го контакта, представленного на рис.

трещины в суглинках круче.

III.57, В.

Систематическое изучение тектонических 1 – пояс трещиноватости;

2 – плоскость разрыва и вектор смещения деформаций, подобных представленным выше, по нему.

позволило проследить разломы во впадинах, за полненных рыхлыми осадками. Кроме того, от дельные выходы кайнозойских отложений были изучены за пределами локальных бассейнов Тункинского рифта и в приподнятых межвпадинных перемычках – отро гах, – что позволило оценить степень активности закартированных дизъюнктивов на всей изученной территории. К признакам активности относится сам факт обнаруже ния тектонических деформаций в осадках, а также смещения маркеров и штрихи скольжения, тектоническое происхождение которых доказывается однозначно.

Таким образом, специфика проведения работ по спецкартированию в пределах Тункинской рифтовой впадины обеспечила возможность сбора представительного материала по местоположению отдельных разломных сместителей, тогда как нерав номерность сети точек наблюдения не позволила осуществить полноценные работы по анализу тройственных структурных парагенезисов. В связи с этим составление итоговой карты заключалось в анализе полученной информации по разломам, трещи нам и линеаментам рельефа, нанесенной на каркасную основу, в качестве которой использовалась геологическая карта Государственной съемки масштаба 1 : 200 000.

Использование при этом ГИС-технологий позволило совместить все имеющиеся дан ные с высокой точностью. Для точек наблюдения они были представлены информа цией двух типов: 2-3 основные системы трещин наибольшей интенсивности, соответ ствующие, как правило, тройкам-системам трещин, и зафиксированные зоны дробле ния, рассланцевания, трещиноватости и милонитизации с углами и азимутами паде ния. Итоговая интерпретация материалов позволила не только уточнить положение и детали строения ранее выявленных разломов, но и выделить целый ряд неизвестных до этого тектонических нарушений, то есть создать новую карту разломно-блокового строения Тункинской впадины и прилегающих территорий (рис. III.59). Составляю щие ее основу разрывные нарушения можно считать активными, так как они имеют отчетливую выраженность в рельефе, а также проявляются в отложениях позднего плейстоцена и голоцена.

Анализ карты показывает, что разломно-блоковое строение изученной терри тории определяется разрывными нарушениями четырех направлений: субширотного (80-100°), северо-восточного (30-70°), северо-западного (290-330°) и субмеридио нального (350-10°). Среди них субмеридиональные разломы наименее распростране ны (рис. III.60, А). При более детальном анализе направлений разломов в пределах изученной площади отмечается определенная закономерность. Внутри рифтовой впа дины главную роль играют северо-восточные и субширотные разрывные нарушения (см. рис. III.60, Б). Третий незначительный максимум на розе-диаграмме отражает разломы северо-западного простирания, встречающиеся главным образом в межвпа динных перемычках. За пределами Тункинской рифтовой впадины северо-западные разломы приобретают основное значение, а северо-восточные, наоборот, становятся более редкими (см. рис. III.60, В). Последние чаще встречаются в хр. Хамар-Дабан и вблизи оз. Байкал. Субширотные разломы за пределами впадины имеют такое же распространение, как и внутри нее. Таким образом, в разломно-блоковом строении территории отчетливо проявлена наложенность кайнозойского плана деформаций на более древнюю структуру, представляющую северо-западную ветвь Саяно Байкальского складчатого пояса. Вероятно, при формировании Тункинской рифтовой впадины образовывались главным образом дизъюнктивы субширотного и северо восточного направлений, в то время как северо-западные разрывы вовлекались в ак тивизацию. Необходимо отметить, что наибольшее количество разломов сосредото чено в межвпадинных перемычках, где сохранилась древняя разрывная сеть и на эта пе рифтообразования появились новые дизъюнктивы.

Сопоставление данных моделирования [Разломообразование…, 1992;

Bonini et al., 1997;

Clifton et al., 2000;

Corti et al., 2001] с природной структурной обстановкой свидетельствует, что разломное строение Тункинской рифтовой впадины и приле гающей территории отражает результат косого растяжения, что согласуется с извест ными данными о северо-западной ориентировке оси региональных растягивающих напряжений. Экспериментальные работы показывают, что при ортогональном Рис. III.59. Карта разломно-блокового строения Тункинской рифтовой впадины и прилегающей территории.

Цифрами и буквами на карте обозначены: изолированные локальные впадины (1 – Мондинская, 2 – Хойтогольская, 3 – Туранская, 4 – Тункинская, 5 – Торская, 6 – Быстринская) и межвпадинные перемычки (А – Харадабанская, Б – Туранская, В – Ниловская, Г – Еловская, Д – Зуркузунская).

1 – достоверные (а) и предполагаемые (б) региональные разломы;

2 – достоверные (а) и предполагаемые (б) локальные разломы;

3 – разломы сбросового а), сдвигового (б) и взбросового (в) типов (смешанный характер перемещений показан сочетанием двух типов условных знаков);

4 – зона повышенной дислоци ованности пород;

5 – элементы залегания поверхности разлома;

6 – впадины, заполненные кайнозойскими отложениями;

7 – выходы кристаллического фунда мента.

Рис. III.60. Розы-диаграммы простираний разломов, построенные для всей изученной площади (А), для Тункинской рифтовой впадины, включая ограничивающие ее региональные разломы и межвпадинные перемычки (Б), а также для территории, располагающейся за предела ми рифтовой впадины (В).

рифтогенезе, когда угол между вектором растягивающих усилий и осью рифта со ставляет 90°, разломные зоны представлены системой сбросов, ориентировка кото рых соответствует простиранию формирующейся структуры [Разломообразование…, 1992;

Clifton et al., 2000]. Разброс азимутов разломов стабильно увеличивается с уменьшением угла между вектором растяжения и осью зоны, достигая существенных изменений, когда этот угол равен 45° и 30°.

При угле в 45° на поверхности модели появляется устойчивая система разрывов, направление которых отклоняется от риф тового на 25-30°. Применительно к Тункинской впадине ей соответствует максимум северо-восточного простирания на рис. III.60, Б. При угле между вектором растяже ния и осью зоны равном 30° и менее образуется третья система разрывов, перпенди кулярная к простиранию рифтовой системы и играющая значительную роль во внут ренней структуре зоны, которая является в этом случае сдвиговой. Лучше всего она проявлена в пределах центрального блока модели [Разломообразование…, 1992]. Как показывают результаты структурного изучения, субмеридиональные разломы не иг рают существенной роли в строении Тункинской впадины, как это должно быть при формировании крупной сдвиговой зоны. Это позволяет считать, что отмечаемые сдвиговые деформации в Тункинском рифте, зачастую значительные, а также эшело нированные бассейны и приподнятые межвпадинные перемычки – отроги, состав ляющие его внутреннюю структуру, являются следствием косого СЗ-ЮВ растяжения, которое можно считать ведущим, по крайней мере, на этапе зарождения и активного развития юго-западного фланга Байкальской рифтовой зоны.

Анализ пространственных взаимоотношений разломов и эпицентров землетря сений проводился для западной части Тункинской впадины (рис. III.61), так как для этой площади, кроме высокой сейсмической активности, известно наибольшее коли чество определений механизмов очагов землетрясений. Для сопоставления использо вались землетрясения с М 3.3 (K 10) из составленного в Байкальской опытно методической сейсмологической экспедиции каталога за 1960-99 гг., к данным кото рого добавлены 4 события, произошедшие до 60-х годов [Мишарина, Солоненко, 1981;

Солоненко и др., 1993;

Голенецкий, 1998]. Сравнительный анализ показывает, что, несмотря на известные проблемы с точностью определения пространственного положения эпицентров, большинство землетрясений совпадает с откартированными разломами или находится вблизи них. Меньшее количество попадает в блоки. При этом отмечается отчетливое соответствие простираний нодальных плоскостей в из вестных решениях механизмов очагов землетрясений [Мишарина, Солоненко, 1981;

Солоненко и др., 1993;

Голенецкий, 1998] с направлениями откартированных на по Рис. III.61. Схема разломно-блокового строения западной части Тункинской рифтовой впадины с эпицентрами землетрясений (М3.3) за 1960-1999 гг. и 4-х землетрясений, произо шедших до 60-х годов.

1 – впадины, заполненные кайнозойскими отложениями;

2 – выходы кристаллического фундамен та;

3 – разломы: региональные (а), локальные (б), предполагаемые (в);

4 – разломы сбросового (а), сдвиго вого (б) и взбросового (в) типов (смешанный характер перемещений показан сочетанием двух типов ус ловных знаков);

5 – зона повышенной дислоцированности пород;

6 – элементы залегания поверхности раз лома;

7 – эпицентры землетрясений;

8 – фокальные механизмы очагов землетрясений (нижняя полусфера;

закрашены квадранты сжатия;

белыми и черными точками показаны места выходов осей напряжений);

9 – дата сейсмического события;

10 – населенные пункты;

11 – озера.

верхности крупных и мелких разломов, что свидетельствует о неслучайной связи этих событий с конкретными структурами. Косвенным подтверждением такой связи могут служить сейсмогенные конволюции [Vanneste et al., 1999], обнаруженные, на пример, в четвертичных отложениях зоны широтного разлома, трассирующегося вдоль р. Ихе-Ухгунь (см. рис. III.23), куда также попадают и эпицентры нескольких землетрясений с M 3.3. Сейсмические события пространственно приурочены к раз ломам субширотного, северо-западного и северо-восточного направлений и не обра зуют больших скоплений непосредственно в месте сближения Тункинского и Южно Тункинского разломов, где породы наиболее дислоцированы. Вероятно, высокая де формированность пород не способствует накоплению здесь большого сейсмического потенциала и реализации напряжений через сильные землетрясения.

Проведенное сопоставление разломно-блокового строения и сейсмичности на карте среднего масштаба позволило получить новые данные о связи разломов и зем летрясений, что открывает дополнительные возможности для расшифровки особен ностей геодинамического режима Тункинской рифтовой впадины. Нетрудно заме тить, что 10 из 15 известных определений фокальных механизмов очагов землетрясе ний для изучаемой площади показывают растяжение со сдвигом (см. рис. III.61). Три сейсмических события, локализованных в районе западной части Туранской межвпа динной перемычки, вероятно, связаны с ближайшими разломами северо-восточного простирания и характеризуются широтной ориентировкой горизонтальной оси рас тяжения. Аналогичная ориентация оси горизонтального удлинения получена по структурно-геологическим данным для точки наблюдения, положение которой почти совпадает с одним из этих эпицентров. Изменение ориентировки оси растяжения с типичной северо-западной на широтную в зоне сбросов северо-восточного простира ния обусловливает появление левосторонней сдвиговой компоненты смещения по этим разломам. Другие пять сейсмических событий, произошедших в районе Нилов ского отрога и южнее его, характеризуются северо-западным простиранием оси рас тяжения и определенно связаны с расположенными рядом широтными сдвиго сбросами. Подобные направления осей получены по структурно-геологическим дан ным как для докембрийских, так и для позднекайнозойских отложений в ближайших точках наблюдения [Лунина, Гладков, 2004]. Кроме того, имеются механизмы очагов землетрясений, для которых субгоризонтальные оси растяжения ориентированы ме ридионально, что также устанавливается по данным трещиноватости [Лунина, Глад ков, 2004].

Из трех землетрясений, механизмы которых отвечают сжатию, два произошли в Тункинском хребте и одно – в западной части Ниловского отрога. К ним также можно отнести недавнее сейсмическое событие 17.09.2003 г. c К=13.6 (М=4.2-5) со взбросовым типом подвижки (определение В.И. Мельниковой и Н.А. Радзиминович, ИЗК СО РАН). Следует отметить, что землетрясения со взбросовым механизмом оча га связаны главным образом с разломами северо-западного простирания, которые до минируют в определенных структурных элементах Тункинской рифтовой впадины – обрамляющих хребтах и приподнятых межвпадинных перемычках. Рассматривая данный участок, необходимо остановиться на широко известном Мондинском земле трясении 04.04.1950 г. Оно имеет весьма спорный механизм очага: от чистого взброса до сдвиго-сброса [Голенецкий, 1998]. Многие исследователи ранее склонялись к взбросовому типу [Солоненко и др., 1993], поэтому в нашей предыдущей публикации [Лунина, Гладков, 2004] на соответствующем рисунке этот механизм очага показан взбросовым. Однако, после очередного переопределения и более детального анализа, представленного в работе зарубежных исследователей [Delouis et al., 2002], большин ство иркутских сейсмологов и геологов трактуют механизм очага Мондинского зем летрясения как сдвиговый, что отражает левостороннее латеральное перемещение по разлому, круто падающему на юг (см. рис. III.61). Это, по нашему мнению, больше соответствует реальной природной ситуации и современному режиму растяжения в сочетании со сдвигом, в котором развивается юго-западный фланг БРЗ.

Таким образом, на примере Тункинской рифтовой впадины устанавливается отчетливая приуроченность наиболее сильных сейсмических событий к активным разломам, выделенным, в том числе, и путем применения в рамках спецкартирования серии оригинальных методических приемов структурно-геологического анализа кай нозойских отложений. Более того, новая карта разломно-блокового строения рас сматриваемого региона является качественной основой для установления наиболее вероятных плоскостей разрывов в очагах землетрясений. Следовательно, картографи ческие материалы подобного типа могут с успехом использоваться для решения сейсмологических задач, поскольку метод их составления – спецкартирование – от крывает новые возможности по выявлению активных разломных сместителей, уста новлению границ зон их влияния в трещиноватости, а также получению некоторых кинематических характеристик. Анализ проявлений землетрясений в совокупности с полученными при спецкартирования данными по разломной структуре позволяет по лучать достоверную информацию для выявления особенностей взаимодействия двух процессов – разломообразования и сейсмичности, которые для конкретных природ ных регионов имеют очевидное практическое значение.

Глава III.3. Перспективы развития и использования структурно-геологического картирования нового типа для решения прикладных задач Результаты исследований, представленные в третьей части монографии, полу чены при решениях разнотипных прикладных задач, основанных на материалах структурно-геологической съемки нового типа. Ее преимуществом является нефор мальное сочетание традиционных приемов структурного анализа с картированием повсеместно распространенной «немой» трещиноватости на основе выявления трой ственных парагенезисов. Последнее не только дает возможность территориально расширить границы проведения работ, которые, как было показано выше, хорошо за рекомендовали себя в регионах с существенно разной степенью тектонической ак тивности, но и поднимает их результаты на новый в качественном отношении уро вень.

Наряду с традиционным выделением основных структурных элементов изу чаемого участка земной коры, спецкартирование открывает возможность охарактери зовать их более полно, в том числе и количественно. Так, при исследовании тектони чески активных регионов результатом работ является карта, на которой отражено по ложение отдельных разломных сместителей и их типов, а также выделены характери зующиеся сходной структурной организацией блоки, контактирующие друг с другом по достаточно широким разломным зонам. Такие зоны с границами, определяемыми по распространенности однотипных тройственных парагенезисов трещин, представ ляют собой наиболее дислоцированные участки земной коры, для которых по резуль татам картирования могут быть установлены особенности внутреннего строения (тип структурной зональности, стадия развития разрывной сети, специфика нарушенности субстрата и другие), а также динамическая обстановка формирования с деталями по ля тектонических напряжений.

Все эти показанные в картографической форме данные являются достаточной структурной информацией для геодинамических построений любого типа. Как видно из представленных в монографии результатов картирования разломно-блоковой структуры разных по тектоническому строению и возрасту активизации регионов, материалы спецкартирования позволяют получать необходимую для дальнейшего геодинамического анализа информацию, касающуюся достаточно большого отрезка геохронологической шкалы, нижним ограничением которого является период образо вания самой древней трещиноватости на изучаемой территории. Однако с наиболь шей эффективностью метод спецкартирования может быть использован для послед них этапов тектогенеза, когда закономерности строения трещинных сетей не измене ны последующими деформациями. При этом возможность анализа трещиноватости в рыхлых отложениях служит существенным подспорьем в выявлении особенностей деструктивного процесса для самых последних периодов геологической летописи.

Последнее особенно актуально для прикладных (сейсмологических, экологических, инженерно-геологических, гидрогеологических) задач, в основе решения большинст ва из которых лежит информация о современной разрывной структуре исследуемого региона. Из представленных в предыдущих главах материалов отчетливо видно, что без оригинальных методических подходов, дополнительно входящих в состав спец картирования, вряд ли было возможно решение задач по увязке эпицентров землетря сений с разломными сместителями в Тункинской рифтовой впадине, выявление ак тивных в кайнозое разломов в слабо обнаженных регионах интенсивного народно хозяйственного освоения в Приангарье, а также кимберлитоконтролирующих струк тур на Сибирской платформе, которые в подавляющем большинстве случаев выраже ны зонами повышенной трещиноватости без магистрального сместителя.

Перечисленные выше и другие, менее значимые достоинства нового метода, во-первых, открывают широкие перспективы структурного анализа природных ре гионов для теоретических и практических целей и, во-вторых, служат стимулом для творческого развития самого спецкартирования. Одной из первоочередных задач в рамках первого из перечисленных направлений является охват спецкартированием все больших и больших площадей, включая как слабообнаженные, так и тектониче ски стабильные. При этом единообразие операций по сбору фактического материала на точке наблюдения, открывает возможность создания унифицированной базы структурно-геологических данных в электронном виде. Ее основой послужит стати стический массовый замер элементов залегания трещин, представляющий собой по сути дела «структурный портрет» любого коренного выхода. Он имеет ничуть не меньшее значение для геологической характеристики коренного выхода, чем тип и состав горной породы, которые отражают его вещественную составляющую. Наме ченная в монографии возможность расшифровки происхождения практически всех фиксируемых на диаграмме трещиноватости систем трещин делает работу по созда нию базы данных описываемого типа исключительно актуальной задачей государст венного уровня, поскольку ее использование является основой эффективного реше ния не только теоретических задач геологии, но и многих народно-хозяйственных проблем.

Нам представляется, что рациональный путь создания такой структурно геологической базы данных – совмещение спецкартирования с государственной гео логической съемкой, так как технология проведения и экономические стандарты при одних и тех же масштабах для обоих типов исследований природных регионов близ ки или совпадают. В связи с этим работы по спецкартированию или хотя бы по соз данию базы данных массовых замеров трещиноватости должны фигурировать в каче стве основных при геологическом доизучении регионов, если не в рамках осуществ ляемой сейчас программы ГДП-2000, то, по крайней мере, на следующем этапе госу дарственных геологических исследований подобного типа. Сбор в каждой точке на блюдения структурной информации (которая ввиду ее количественного характера может быть представлена и в машиночитаемом виде) уравнивает возможности иссле дования структуры и вещества в каждом коренном выходе, открывая новые перспек тивы их совместного анализа на неформальной основе и, как следствие этого, – более качественных геологических карт.

Степень разработки метода спецкартирования, как следует из представленных ранее примеров, вполне достаточна для выполнения задач сегодняшнего дня. Однако очерченные выше перспективы его внедрения в практику геолого-разведочных работ свидетельствуют о необходимости совершенствования комплекса. При этом пути дальнейшего развития как по форме, так и по содержанию могут быть намечены уже на данном этапе исследований.

Несмотря на то, что часть операций по обработке данных спецкартирования в настоящее время осуществляется в программных комплексах «СТРУКТУРА» (по строение круговых и прямоугольных диаграмм трещиноватости, методики М.В. Гзовского, В.Н. Даниловича, В.Д. Парфенова и других) и «СКАТ» (выделение и группирование троек-систем трещин), необходимо существенно повысить уровень автоматизации. Время на проведение работ по измерению элементов залегания тре щин и занесению их в компьютер может быть существенно сокращено при использо вании современных модификаций горного компаса, представляющих мини компьютеры с памятью, достаточной для замеров структурной информации с не скольких точек наблюдения. Его подключение к стационарному компьютеру должно приводить к заполнению базы структурно-геологических данных. При ее создании необходимо добиться такого уровня автоматизации, которой бы обеспечил не только возможность ввода необходимой информации в связанные с первым и вторым этапа ми спецкартирования программные комплексы, но и позволил получить на выходе серию схем различного структурного содержания (карты встречаемости троек-систем трещин, карты полей напряжений, спрямленных элементов рельефа, положения раз ломных сместителей и т. д.), являющихся основой для интерпретации и создания на компьютере итоговой карты. Следует отметить, что не все методические приемы пер вого и второго этапов спецкартирования в настоящее время в достаточной степени формализованы. Следовательно, необходима разработка серии частных алгоритмов (анализ хаотических трещинных сетей, методики П.Н. Николаева, Ф. Шредера и др.), которые позволят автоматизировать спецкартирование в его наиболее полном объе ме.

Если рассматривать развитие самого метода спецкартирования в контексте ав томатизации, то основной его чертой должно быть представление фактического ма териала и результатов обработки по возможности в количественном виде. Большин ство из уже реализованных методических приемов соответствует этому требованию.

В то же время теоретические основы метода позволяют, используя основные принци пы механики разрушения (теорию Мора, работы Р.Г. Сибсона и других), внедрить в анализ серию параметров, обеспечивающих возможность на стадии интерпретации материалов перейти к конкретизации условий деформирования пород исследуемого участка земной коры. Одним из таких параметров является угол скалывания, величи на которого и ее пространственные вариации при массовом картировании троек систем трещин устанавливаются достаточно определенно, что позволяет при исполь зовании ряда допусков оценить в первом приближении условия деформации, включая и глубину процесса трещинообразования. Другой характеристикой является разброс в ориентировках трещин, составляющих систему, количественный анализ которого, со гласно, например, данных П.Н. Николаева [1992], может быть основой определения механической обстановки разрывообразования.

Эти и другие возможности развития метода спецкартирования дают результат, имеющий большое значение главным образом для геодинамических построений. Что же касается повышения эффективности его применения в сугубо прикладных иссле дованиях, то в этом плане следует проводить исследования, результатом которых станет пополнение комплекса серией методик, обладающих широкими возможностя ми для картирования тектонической структуры. Существенную помощь в этом плане может оказать расширение работ по спецкартированию в регионах, отличающихся степенью тектонической активности и условиями обнаженности. Однако уже сейчас очевидна необходимость привлечения в комплекс геофизических методик (некоторые виды электроразведки, радоновая и другие виды эманационных съемок), а также дис танционных способов выявления тектонических элементов земной коры. Следует от метить, что чисто «механическое» внедрение в спецкартирование любого нового ме тода вряд ли целесообразно. Эффективность такого привлечения в каждом конкрет ном случае должна проверяться в практических исследованиях на разнотипных поли гонах, разломно-блоковая структура которых по степени изученности является эта лонной.

Введение в комплекс работ по спецкартированию геофизических методов де лает реальной перспективу перехода от представления его результатов в виде карт к созданию трехмерных структурных моделей исследуемых объемов. Необходимость разработки таких моделей особенно актуальна для решения прикладных задач, хотя, судя по последним зарубежным публикациям, они все чаще находят применение и в геодинамических исследованиях строения земной коры. В качестве эталонных объек тов для отработки способов создания трехмерных структурных моделей могут ис пользоваться материалы спецкартирования районов локализации месторождений в трубках взрыва, специфика эксплуатации которых позволяет проводить сбор струк турной информации на разных горизонтах. Объем собранного в таких условиях фак тического материала, как видно из раздела II.2.3, свидетельствует, что перспектива создания методики объемного спецкартирования не является отдаленной даже при отсутствии дорогостоящей геофизической информации.

Таким образом, одним из перспективных структурно-геологических методов расширения наших знаний о строении земной коры является спецкартирование ре гионов на основе массового исследования трещиноватости. Этот метод может быть реализован даже в условиях слабой обнаженности пород и уже сейчас позволяет под нять структурную изученность земной коры на качественно новый уровень. В буду щем, по мере проведения во многих природных регионах единообразных исследова ний по спецкартированию, совершенствования комплекса входящих в него методов и их автоматизации открывается возможность представления структуры земной коры в виде объемных компьютерных моделей, значение которых для теории и практики геологических исследований трудно переоценить.

Часть IV.

СТРАТЕГИЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ ВНУТРЕННЕГО СТРОЕНИЯ КОНТИНЕНТАЛЬНЫХ РАЗЛОМНЫХ ЗОН В основных частях монографии было показано, что разломные зоны в их тек тонофизическом понимании представляют собой такие геологические объекты, учет активного или пассивного влияния которых должен являться неотъемлемой состав ляющей многих прикладных исследований. В связи с этим в заключительной части работы необходимо остановиться на стратегии изучения разломных зон, которая, не смотря на различающуюся в каждом конкретном случае практическую направлен ность, может быть изложена в достаточно общем виде.

Суть прикладных исследований рассматриваемой направленности состоит в выделении на исследуемой территории разломных зон и установлении стадий разви тия их внутренней структуры, понятие о которых по большому счету отличает текто нофизический подход в понимании разломов от традиционного и является базой для оценки состояния горного массива или прогноза характера связанных с разломообра зованием процессов. Пространственные и временные закономерности строения раз ломных зон разного морфогенетического типа и ранга были подробно рассмотрены в нашей предыдущей работе [Семинский, 2003], тогда как особенностям сейсмичности, локализации оруденения, обводненности и геопатогенности посвящена настоящая книга. При этом по каждому из прикладных аспектов разломообразования была пока зана определяющая роль состояния внутренней структуры разломной зоны в характе ре проявления сопутствующих процессов и в первую очередь его обусловленность стадией развития дизъюнктива. Это позволило представить взаимосвязь пространст венных и временных особенностей разрывообразования в разломных зонах, а также характер протекания важных в практическом отношении сопутствующих процессов в удобной для использования табличной форме.

Как видно из таблицы IV.1, каждой из трех главных дизъюнктивных стадий разломообразования (ранней и поздней, а также стадии полного разрушения) постав лены в соответствие специфика поведения деформируемого объема, состояние при поверхностной разрывной структуры и распределение движений в разломной зоне, а также характер проявлений в ее пределах магматизма, оруденения, сейсмической ак тивности и обводненности. Из рассмотренных прикладных аспектов разломообразо вания в таблице в виде отдельных столбцов не представлены характеристики геоэко логических, инженерно-геологических и геопатогенных особенностей разломных зон разных стадий развития. Однако для первых двух аспектов это является излишним, так как в соответствии с принятыми здесь представлениями геоэкологический аспект является всеобъемлющим, а инженерно-геологические особенности субстрата раз ломных зон могут быть оценены исходя из данных в таблице характеристик сопутст вующих процессов, а также состояния разрывных сетей и закономерностей переме щений в их пределах. Что же касается геопатогенности, то степень ее изученности для разломных зон в целом, а тем более дифференциация по стадиям развития, в на стоящее время вряд ли возможны на достаточном научном уровне.

Следует отметить, что в таблицу вошли только наиболее общие характеристи ки, тогда как в ходе проведенных исследований были выявлены частные закономер ности и получены результаты, учет которых позволяет проводить прикладные иссле дования с большей эффективностью. В плане сейсмологического аспекта примерами таких результатов являются зависимости между параметрами разломов и землетрясе ний, а также процентные соотношения вкладов частных динамических обстановок в формирование внутренней структуры разломных зон сдвига, сжатия или растяжения, для металлогенического аспекта – систематика связанных с разломами рудных полей и месторождений, для гидрогеологического аспекта – заключение об обязательности структурного подхода к исследованию режима подземных вод по крайней мере в тек тонически активных регионах. Эти и многие другие детали проведенного исследова ния изложены в выводных частях соответствующих разделов монографии и могут быть использованы при решении той или иной прикладной задачи.

Вместе с тем представленная в таблице информация является отправным мо ментом любого конкретного исследования, связанного с разломообразованием. В ка честве основного фактического материала выступают схемы или карты разломной тектоники региона, а также дополнительная информация об активности, возрасте, па раметрах отдельных тектонических нарушений и их связи с проявлениями изучаемых сопутствующих процессов. Особенно важны сведения об активности разломов в оп ределенный период тектогенеза, позволяющие выявить те нарушения, которые разви вались (или развиваются) под действием одного источника напряжений. Эта инфор мация применяется в качестве вспомогательной при анализе карты разломной текто ники региона на предмет выделения границ разломных зон, что осуществляется на основе признаков из представленной выше таблицы.

В ходе работы могут быть использованы все характеристики приповерхност ного разрывообразования, но основной акцент должен делаться на рассмотрении раз новидностей отдельных разрывов (их пространственной ориентировки и морфогене тическом типе), так как данный вид анализа, по сути, прежде всего, является параге нетическим. Если в результате проведенной работы на карте выделяются линейно вытянутые участки распространения парагенетически связанных разрывов, характер распределения которых соответствует одному из описанных в таблице и, следова тельно, свидетельствует о локализации разрывообразования, то эти участки пред ставляют собой разломные зоны в их тектонофизическом понимании.

Объективность оконтуривания разломных зон существенным образом зависит от качества анализируемого фактического материала, то есть карты или схемы раз ломной тектоники изучаемого региона. Идеальной является карта разрывной струк туры, составленная в результате спецкартирования, так как в саму суть этого метода заложен принцип выделения разломных зон в трещиноватости по пространственной распространенности тройственных структурных парагенезисов. Рациональный ком плекс составляющих спецкартирование способов и приемов анализа разломной структуры должен выбираться, исходя из конкретных задач исследования (сейсмоло гические, металлогенические, инженерно-геологические и т. д.), а также специфики изучаемого участка земной коры (обнаженности, степени тектонической активности и других). Стандартный вариант метода позволяет составить карту разломной струк туры исследуемого региона, на которой оконтурены блоки с однородным строением и выделены разломные сместители с зонами их влияния в трещиноватости. Такая карта уже сама по себе содержит необходимую и достаточную информацию для ре шения целого ряда практических задач, например, из области инженерной геологии или гидрогеологии.

В то же время другой комплекс прикладных исследований (например, сейсмо логических или металлогенических) требует более полных сведений о структуре, ко торые могут быть получены путем дальнейшего анализа результатов спецкартирова ния. В подавляющем большинстве случаев его главной задачей является выделение разломных зон более крупного масштабного ранга, включающих в себя совокупность дизъюнктивов, которые составляют единый разломный парагенезис. Суть парагене тического анализа была кратко представлена выше, а спецификой в данном случае является то, что в нем участвуют разломные сместители с зонами их влияния в тре щиноватости, а также зоны трещиноватости, представляющие ранние стадии разви тия мелких разломов земной коры. При проведении анализа необходимо учитывать, что границы зоны разлома определяются по распространенности разрывов 2-го по отношению к нему порядка, которые составляют тот или иной парагенезис. Именно поэтому распространение однотипных троек-систем опережающих трещин не позво ляет выделить истинные границы разломной зоны протяженностью, например, в сот ни километров. Данная задача решается путем порангового анализа разломных зон в том виде, как это было намечено на примере Приольхонья.

После того, как интерпретация материалов спецкартирования или анализ кар ты разломной тектоники привели к выделению в исследуемом регионе разломных зон, для каждой из них определяется стадия развития. При этом правильность полу ченного решения зависит от количества признаков из таблицы, участвующих в анали зе. Особенно важны параметрические оценки, хотя их получение представляет из вестную трудность для большинства природных регионов. Идентификация стадии развития в свою очередь позволяет, используя информацию из последних столбцов таблицы, сделать прогноз о характере проявлений того из сопутствующих процессов, заключение о котором является целью прикладных исследований.

Намеченная выше общая стратегия практического использования тектонофи зических закономерностей разрывообразования в разломных зонах континентальной литосферы воплощается в каждом конкретном случае с учетом региональных осо бенностей геологического строения, что реализуется путем отработки тактических приемов проведения исследований в конкретном природном регионе. Они могут быть связаны с решением ряда проблем, которые можно разделить на группы. Тактика ре шения проблем первой из них может основываться на тех особенностях внутренней структуры, которые в достаточно полном объеме представлены в этой и предыдущей книгах. Среди них следует отметить необходимость учета различий во внутренней структуре разломов разного типа и ранга. Более простое (по сравнению с описанным в таблице IV.1) строение мелких разломных зон определяется наличием главным об разом трех систем опережающих трещин, так как ввиду существенно упругого пове дения массива горных пород разрывообразование в основном происходит на ранней дизъюнктивной стадии. Отличие в структуре разломов разного морфогенетического типа выражается наличием у зон сжатия и растяжения по сравнению со сдвигами по перечной зональности внутреннего строения, связанной с поступательной миграцией фронта разрывообразования, причем у достаточно крупных дизъюнктивов процесс осложняется появлением полосы распространения сопутствующих гравитационных разрывов. Следует учесть, что это лишь принципиальные отличия, тогда как характе ристика деталей дана в соответствующих разделах монографий.

Другая серия проблем связана с отсутствием возможности получения необхо димой информации о том или ином аспекте разломной тектоники природного регио на ввиду его недостаточной обнаженности или специфики геологического строения.

Недостаток сведений о разломной структуре не позволяет использовать весь ком плекс представленных в таблице IV.1 признаков для выявления разломных зон и оп ределения стадий их развития, следствием чего могут стать неточности в оценках и прогнозах, составляющих цель прикладного исследования. Особенно ощутимым в этом плане является дефицит сведений о возрасте перемещений по конкретным раз ломам, поскольку выделение границ разломных зон и все последующие операции, как правило, основываются на анализе сети разрывов, активных на определенном этапе тектогенеза.

Учет специфики геологического строения конкретного региона необходим для избежания ошибок на этапе интерпретации полученных в результате проведенного анализа материалов. Одним из ключевых моментов здесь является правильность оценки размеров нарушаемого изучаемой разломной зоной объема земной коры и, прежде всего, его размеров по вертикали. Например, обнажающееся на поверхности земли фрагментарное строение многих сейсмодислокаций (чередование несвязанных друг с другом кулис из валов и разрывов растяжения) отнюдь не свидетельствует о том, что сейсмогенный разлом находится на ранней дизъюнктивной стадии развития, так как данная структурная картина отражает лишь его единоактное проявление в достаточно тонком чехле современных отложений. Гарантией правильности оценок служит анализ всех имеющихся в распоряжении исследователя данных, главными из которых в этой и более сложных геологических ситуациях являются сведения о про дольных и поперечных размерах зоны проявления активных разрывов, которые должны находиться в определенных количественных соотношениях друг с другом, с одной стороны, и с толщиной деформируемого слоя – с другой.

Следующая группа проблем тесно связана с предыдущей, так как тоже опреде ляется спецификой геологического строения природного региона, но должна рас сматриваться особо. Это структурно-вещественная неоднородность деформируемых горных массивов, создающая при прочих равных условиях протекания деформации неодинаковые условия для развития разрывных нарушений и, следовательно, в той или иной степени искажающая ту принципиальную картину разломообразования, ко торая в сжатом виде представлена в таблице IV.1. Несмотря на то, что данная про блема разломной тектоники рассматривалась многими специалистами, ее оконча тельное решение – дело будущего. Наши исследования вопроса, представленные в предыдущей и настоящей монографиях, позволяют наметить один из путей решения проблемы для континентальных разломных зон. Он основывается на знании наиболее общих закономерностей разломообразования, которые хотя и различаются по уров ням обобщения, в принципе не зависят от влияния структурно-вещественных неод нородностей. Исследования разломной структуры конкретных регионов должны про водиться путем последовательного вычленения этих общих закономерностей до тех пор, пока не станет очевидным существенное влияние вещественной или структурной неоднородности. Такой подход, во-первых, гарантирует от значительных ошибок в интерпретации конкретной структурной ситуации и, во-вторых, позволяет по мере накопления материалов о специфике разрывообразования у разнотипных неоднород ностей рассчитывать на принципиальное решение вопроса о их влиянии на процесс формирования внутренней структуры разломных зон.

Этот же методический прием применим для решения последней группы про блем, возникающих при реализации представленного здесь подхода к проведению прикладных исследований, поскольку они также связаны не с самим разломообразо ванием, а с теми физическими агентами, которые используют структуру разломной зоны как наиболее проницаемую часть земной коры для миграции. При этом следует учитывать, что магма, гидротермальные растворы, нефть, вода и газы могут не только способствовать, но и вызывать разрывообразование. Следовательно, наиболее эффек тивное исследование закономерностей обводненности, геопатогенности или распре деления оруденения возможно лишь при комплексном анализе структуры и свойств физического агента, осложняющего природную картину разрывообразования.

Таким образом, перечисленные проблемы, связанные с реализацией представ ленного в монографии подхода к практическому использованию закономерностей внутреннего строения разломных зон, могут решаться путем разработки тактики про ведения конкретных прикладных исследований. Особенно важным здесь является проведение исследований разных регионов в едином методическом ключе, что может быть достигнуто, например, в результате спецкартирования. Это обеспечит возмож ность по истечении определенного этапа накопления данных по разломной структуре разнотипных участков земной коры использовать их в качестве основы для обобще ния, результатом которого станут новые закономерности разломообразования и про явлений сопутствующих ему важных в практическом отношении процессов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Предложенная вниманию читателя монография завершает цикл исследований, посвященных внутренней структуре континентальных разломных зон, формирую щихся в литосфере на разных иерархических уровнях и в различных тектонических обстановках. Тектонофизический подход к пониманию этих деформационных эле ментов литосферы позволил не только выявить эмпирическим путем, но и объяснить с теоретических позиций механики разрушения главные закономерности их развития во времени и пространстве, что послужило предметом обсуждения в предыдущей книге [Семинский, 2003]. Прикладной аспект этих закономерностей, представленный в настоящей монографии на основе исследований сейсмоактивных, металлогениче ских, водоносных и геопатогенных зон Земли, выразился в установлении наиболее общих особенностей распределения сейсмической активности, рудных месторожде ний, подземных вод и газов, обусловленных состоянием внутренней структуры кон тролирующих их проявление разломов.


Было показано, что главным фактором, влияющим на характер протекания важных в практическом отношении сопутствующих деструкции процессов, является степень зрелости внутренней структуры разломной зоны, определяющаяся принад лежностью к одной из трех главных стадий развития. Каждой из них соответствуют строго определенное напряженное состояние, специфика деформационного поведе ния субстрата, парагенезис разрывов 2-го порядка, конкретные виды связей между параметрами разрывной сети и другие характеристики, что в совокупности и делает стадии неравноценными в отношении сейсмичности, рудоотложения, обводненности и геопатогенности. Наибольшего внимания в практическом отношении заслуживают разломы, состояние внутренней структуры которых соответствует поздней дизъюнк тивной стадии развития, которая по большому счету и отражает собственно процесс разрушения нагруженного объема земной коры. Как следствие аномальной тектони ческой активности, в течение этой стадии активизируются все сопутствующие дест рукции процессы (сейсмичность, миграция флюидов, газов и т. п.), что приводит к аномальным, часто неравномерным в пространстве распределениям результатов их деятельности.

Прикладные исследования дизъюнктивов данной, да и других, стадий развития были бы крайне сложны, если бы неравномерность распределения разрывов и кон тролируемых ими эпицентров землетрясений, месторождений полезных ископаемых, обводненности и т. п. не характеризовалась определенной упорядоченностью. Наибо лее ярким ее проявлением следует считать регулярность расположения участков с подобным внутренним строением по простиранию разломной зоны, которая при про чих равных условиях позволяет установить постоянный шаг в наиболее интенсивных проявлениях связанных с деструкцией процессов.

Эти и другие, представленные в монографии закономерности структурообра зования более высокого уровня обобщения, составляют основу стратегии и тактики проведения разнотипных прикладных исследований в любых регионах, поскольку каждый участок земной коры в той или иной степени нарушен разломами. Отправ ным моментом в работе подобного типа является картирование самих разломных зон, границы которых определяются распространением разрывов, составляющих опреде ленные для каждой структурной ситуации парагенезисы. Наиболее эффективным представляется метод спецкартирования разломной структуры на основе анализа пространственного распределения троек взаимно перпендикулярных систем трещин, широко распространенных в любых природных регионах.

Возможности метода спецкартирования проиллюстрированы в монографии на примере решения геодинамических, инженерно-геологических, сейсмологических и металлогенических задач, причем исследования охватили активные (Юго-Западное Прибайкалье, Тункинская рифтовая впадина) и пассивные (юг Иркутского амфитеат ра, район локализации кимберлитовой трубки Айхал на Сибирской платформе) в тек тоническом отношении территории. Итоговые структурные карты несут в себе всю необходимую информацию о явно существующих в натуре разломах и контактирую щих по ним блоках. На данном уровне знаний они в полной мере отражают результа ты процесса деструкции изучаемого участка земной коры и, таким образом, являются надежной основой связанных с разломами прикладных исследований.

Кроме того, результаты спецкартирования в регионах, различающихся по ди намическим обстановкам формирования и степени тектонической активности, свиде тельствуют о зонно-блоковом строении земной коры. Этот вывод имеет принципи альное значение для теории и практики, так как рассматриваемый тип структурной организации впервые установлен на высшем иерархическом уровне. Следовательно, учитывая полученные нами ранее материалы о зонно-блоковом строении Централь ной Азии в более мелком масштабе исследований, а также теоретические исследова ния академика М.А. Садовского, можно констатировать, что литосфера характеризу ется подобным строением на всех иерархических уровнях. Представленные внима нию читателя монографии отражают современный уровень изученности лишь одного из компонентов структурной организации литосферы – разломных зон. Тектонофизи ческий анализ их взаимоотношений с блоками и построение на этой основе единой модели делимости континентальной литосферы представляет главную задачу даль нейших исследований по проблеме.

ЛИТЕРАТУРА Александров В.К. Надвиговые и шарьяжные структуры Прибайкалья. Новосибирск:

Наука, 1990. 103с.

Ангаро-Вилюйский рудный пояс Сибирской платформы / М.М. Одинцов, В.Г. Домышев, Л.Г. Страхов и др. Новосибирск: Наука, 1980. 110с.

Аржанникова А.В., Ларрок К., Аржанников С.Г. К вопросу о голоценовом режиме де формаций в районе западного окончания системы Тункинских впадин (юго-западный фланг Бай кальской рифтовой зоны) // Геология и геофизика. 2003. Т.44. № 4. С.373-379.

Архипов Ю.В., Высоцкий К.А., Калинин А.Т. О деформациях платформенного чехла Волго-Уральской области // Геотектоника. 1996. №5. С.55-65.

Атлас структур рудных полей Якутии. М.: Недра, 1985. 154с.

Балейское рудное поле (геология, минералогия, вопросы генезиса). М.: ЦНИГРИ, 1984.

271с.

Баранов В.Д., Голубев В.С. О возможной модели перераспределения вещества в тектони ческих структурах при формировании гидротермального оруденения / Эксперимент и моделиро вание в структурообразующих процессах рудогенеза. Новосибирск: Наука, 1976. С.70-74.

Белоусов В.В. Основы структурной геологии. М.: Недра, 1985. 207с.

Богацкий В.В. Механизм формирования структур рудных полей. М.: Недра, 1986. 88с.

Богацкий В.В., Витязь В.И., Ероменко В.Я. и др. О размещении промышленно перспективных районов в поле плотности дизъюнктивов Сибири / Тектоника Сибири. Т.8. М.:

Наука, 1980. С.54-66.

Будько В.М. К методике определения направления относительного перемещения крыльев разрывов // Научн. докл. высш. школы. Горное дело. 1958. №3. С.96-102.

Великий А.С. Структуры рудных полей (в складчатых областях). Л.: Изд-во ЛГУ, 1961.

276с.

Вилькович Е.В., Губерман Ш.А., Кейлис-Борок В.И. Волны тектонической деформации на крупных разломах // Докл. РАН. 1974. Т.219. №1. С.77-80.

Витязь В.И. Периодичность размещения сейсмоактивных структур и динамический про гноз крупных землетрясений / Методы дистанционных исследований для решения природовед ческих задач. Новосибирск: Наука, 1986. С.92-98.

Вольфсон Ф.И., Яковлев П.Д. Структуры рудных полей и месторождений. М.: Недра, 1975. 271с.

Воронов П.С. Принципы сдвиговой тектоники / Сдвиговые тектонические нарушения и их роль в образовании месторождений полезных ископаемых. Вып.1. Л.: ЛГИ, 1988. С.8-22.

Гатинский Ю.Г. Латеральный структурно-формационный анализ. М.: Недра, 1986. 195с.

Геологическая карта юго-западной части Ольхонского региона. Масштаб 1 : 100 000 / Авт.

В.С. Федоровский. 2004.

Геология и сейсмичность зоны БАМ. Гидрогеология. Новосибирск: Наука, 1984а. 161с.

Геология и сейсмичность зоны БАМ. Неотектоника. Новосибирск: Наука, 1984б. 205с.

Геология Прибайкалья / Отв. ред. Е.В. Павловский. Иркутск: Вост.-Сиб. правда, 1969.

152с.

Гзовский М.В. Основные вопросы тектонофизики и тектоника Байджансайского антикли нория. Ч.3,4. М.: Изд-во АН СССР, 1963. 544с.

Гзовский М.В. Основы тектонофизики. М.: Наука, 1975. 536с.

Гладков А.С. Разрывные нарушения и разломно-блоковое строение осадочного чехла южной окраины Сибирской платформы / Тектоника неогея: общие и региональные аспекты. Т.1.

М.: ГЕОС, 2001. С.145-147.

Гладков А.С., Лунина О.В. Этапность деформаций юрских отложений южной окраины Иркутского амфитеатра (по результатам анализа линейно-ориентированных структурных эле ментов) / Строение литосферы и геодинамика. Иркутск: ЦАФГИ, 1997. С.42-43.

Гладков А.С., Семинский К.Ж. Нетрадиционный анализ поясов трещиноватости при кар тировании субгоризонтальных разломных структур // Геология и геофизика. 1999. Т.40. №2.

С.213-220.

Гладков А.С., Черемных А.В., Лунина О.В. Деформации юрских отложений южной ок раины Иркутского амфитеатра // Геология и геофизика. 2000. №2. С.220-226.

Глубинные разломы и их роль в строении и развитии земной коры / А.В. Пейве. Избран ные труды. М.: Наука, 1990. 352с.

Голенецкий С.И. О сейсмичности района Иркутского водохранилища / Проблемы оценки и прогноза устойчивости геологической среды г. Иркутска. Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 1997. С.47 50.

Голенецкий С.И. Сейсмичность района Тункинских впадин на юго-западном фланге Бай кальского рифта в свете инструментальных наблюдений второй половины XX века // Геология и геофизика. 1998. Т.39. №2. С.260-270.

Голенецкий С.И. Прибайкалье и Забайкалье / Землетрясения Северной Евразии в 1994 го ду. М.: ГС РАН, 2000. С.65-79.

Губин И.Е. Закономерности сейсмических проявлений на территории Таджикистана. М.:

Изд-во АН СССР, 1960. 464с.

Губин И.Е. Сейсмогенные тектонические процессы / Современная тектоническая актив ность Земли и сейсмичность. М.: Наука, 1987. С.5-21.

Гурулев С.А. К тектонике средней юры окрестностей Иркутска / Материалы по геологии и полезным ископаемым Иркутской области. Вып.4 (ХХХI). Иркутск: Ирк. геол. упр-ние, 1962.

С.55-65.

Гурулев С.А. Разрывные смещения в среднеюрской толще окрестностей Иркутска / Во просы тектоники Бурятской АССР и сопредельных территорий. Улан-Уде: Бур. кн. изд-во, 1966.

С.12-18.

Гусев Г.С., Имаев В.С., Имаева Л.П. и др. Сейсмоактивные разломы Олекмо-Становой сейсмической зоны в районе Токинского Становика (по результатам дешифрирования космиче ских снимков) / Методы дистанционных исследований для решения природоведческих задач.


Новосибирск: Наука, 1986. С.99-103.

Гущенко О.И. Метод кинематического анализа структур разрушения при реконструк ции полей тектонических напряжений / Поля напряжений и деформаций в литосфере. М.:

Наука, 1979. С.7-35.

Данилович В.Н. Тектоника юго-восточной окраины Прибайкальской юры. Иркутск: Ирк.

обл. изд-во, 1941. 81с.

Данилович В.Н. Трещинная тектоника и ориентировка движения покрова надвига / Тр.

Иркутск. гос. ун-та. Т.6. Вып.1. Иркутск: Ирк. обл. книжн. изд-во, 1950. С.3-23.

Данилович В.Н. Метод поясов при исследовании трещиноватости, связанной с разрыв ными смещениями. Иркутск: ИПИ, 1961а. 47с.

Данилович В.Н. О локальных покровных структурах на юге Восточной Сибири // Про блемы тектоники. М.: Госгеолтехтопиздат, 1961б. С.174-189.

Детальные структурно-прогнозные карты гидротермальных месторождений / П.А. Шехтман, В.А. Королев, И.А. Никифоров и др. М.: Недра, 1979. 280с.

Демин А.Н., Фомин И.Н., Хренов П.М. и др. Кинематика Монголо-Охотского шва / Раз ломы и эндогенное оруденение Байкало-Амурского региона. М.: Наука, 1982. С.54-72.

Еловских В.В. Геология и полезные ископаемые Дербеке-Нельгехинской рудной зоны / Тр. ЯФАН, сер. геол. 1956. №3. С.93-105.

Зоненшайн Л.П., Савостин Л.А. Введение в геодинамику. М.: Недра, 1979. 311с.

Иванкин П.Ф. Морфология глубоко вскрытых магматогенных рудных полей. М.: Недра, 1970. 288с.

Имаев В.С. Активные разломы и сейсмотектоника северо-востока Азии (Олекмо Становой сейсмической зоны и сейсмического пояса Черского). Автореф. дисс. … докт. геол. мин. наук. Иркутск: ИЗК СО РАН, 1994. 35с.

Имаев В.С., Имаева Л.П., Козьмин Б.М. Активные разломы и сейсмотектоника Северо Восточной Якутии. Якутск: Изд-во ЯНЦ СО АН СССР, 1990. 139с.

Имаев В.С., Имаева Л.П., Козьмин Б.М. Сейсмотектоника Якутии. М.: ГЕОС, 2000. 227с.

Казанский В.И. Рудоносные тектонические структуры активизированных областей. М.:

Недра, 1972. 240с.

Карта разломов юга Восточной Сибири. Масштаб 1 : 1 500 000 / Ред. П.М. Хренов. 1988.

Козеренко В.Н. Эндогенная металлогения. М.: Недра, 1981. 279с.

Копп М.Л. Структуры латерального выжимания в Альпийско-Гималайском коллизион ном поясе. М.: Научный мир, 1997. 314с.

Корженков А.М., Бауман Д., Омуралиев М. и др. Следы древних сильных землетрясений в отложениях озера Иссык-Куль // Известия русского географического общества. Т.131. Вып.4.

1999. С.48-55.

Красильников Л.М. Структурные условия формирования флюоритового оруденения в За байкалье. Автореф. дисс. … канд. геол.-мин. наук. Иркутск, 1980. 18с.

Крейтер В.М. Структуры рудных полей и месторождений. М: Госнаучтехиздат, 1956.

272с.

Кривцов А.И., Яковлев П.Д. Структуры рудных полей и месторождений, металлогения и прогноз рудоносности. М.: Недра, 1991. 383с.

Кудрявцев Н.А. Глубинные разломы и нефтяные месторождения. Л.: Гостоптехиздат, 1963. 220с.

Кузьмин С.Б. Геоморфология зоны Приморского разлома (Западное Прибайкалье) // Гео морфология. 1995. №4. С.53-61.

Куклей Л.Н. Докембрий Западного Прибайкалья. М.: ИФЗ АН СССР, 1985. 189с.

Кулиш Е.А., Бондаренко Е.И., Воеводин В.Н. и др. Роль разломов в локализации магма тизма и оруденения в Баджальской вулканической зоне (Приамурье) / Разломы и эндогенное оруденение Байкало-Амурского региона. М.: Наука, 1982. С.138-151.

Ламакин В.В. Неотектоника Байкальской впадины. М.: Наука, 1968. 247с.

Леви К.Г. Относительные перемещения плит в Байкальской рифтовой зоне // Геология и геофизика. 1980. №5. С.9-15.

Леви К.Г. Неотектонические движения земной коры в сейсмоактивных зонах литосферы.

Новосибирск: Наука, 1991. 166с.

Леви К.Г., Язев С.А., Задонина Н.В. и др. Современная геодинамика и гелиогеодинамика.

Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2002. 182с.

Леонов В.Л. Структурные условия локализации высокотемпературных гидротерм. М.:

Наука, 1989. 105с.

Логачев Н.А. История и геодинамика Байкальского рифта // Геология и геофизика. 2003.

Т.44. №5. С.391-406.

Лобанов М.П., Сизых В.И., Синцов А.В. и др. Поясная зональность покровно-складчатых структур юга Сибирской платформы. Иркутск: ВостСибНИИГиМС, 1990. 68с.

Лобацкая Р.М. Структурная зональность разломов. М.: Недра, 1987. 128с.

Лобацкая Р.М. Инфраструктура разломных зон литосферы и сейсмичность / Напряжен но-деформированное состояние и сейсмичность литосферы. Новосибирск: Изд-во СО РАН, Фи лиал «Гео», 2003. С.92-95.

Лобацкая Р.М., Кофф Г.Л. Разломы литосферы и чрезвычайные ситуации. М.: Росс. экол.

федеральн. информ. агенство, 1997. 196с.

Лукин Л.И., Сонюшкин Е.П. Структуры гидротермальных урановых месторождений и некоторые вопросы их изучения // Изв. АН СССР. Сер. геол. 1958. №3. С.3-15.

Лукина Н.В. Четвертичные движения по разломам юго-западного фланга Байкальской рифтовой зоны // Геотектоника. 1989. №2. С.89-100.

Лукьянов А.В. Пластические деформации и тектоническое течение в литосфере. М.: Нау ка, 1991. 144с.

Лунина О.В. Влияние напряженного состояния литосферы на соотношения параметров сейсмогенных разрывов и магнитуд землетрясений // Геология и геофизика. 2001. Т.42. №9.

С.1389-1398.

Лунина О.В., Гладков А.С., Черемных А.В. Разрывная структура и трещиноватость зоны Приморского разлома (детальные исследования в долине р. Сарма) // Геология и геофизика. 2002.

Т.43. №5. С.446-455.

Лунина О.В., Гладков А.С. Разломная структура и поля напряжений западной части Тун кинского рифта // Геология и геофизика. 2004. №10. С.1235-1247.

Лысак С.В. Тепловой поток в зонах активных разломов на юге Восточной Сибири // Гео логия и геофизика. 2002. Т.43. №8. С.791-803.

Мазукабзов А.М., Сизых В.И. О покровно-чешуйчатом строении Западного Прибайкалья // Геотектоника. 1987. №3. С.87-89.

Маринов Н.А. Формирование подземных вод в зонах разломов (на примере Азиатского материка) / Тр. ВСЕГИНГЕО. Вып. 41. М.: МИНГЕО, 1971. С.163-172.

Маслов В.П., Лавров М.М. Материалы к геологии истока р. Ангары / Тр. Всесоюзн. Геол.

Разв. Объединен. Вып. 298. 1933. 36с.

Месторождения металлических полезных ископаемых / В.В. Авдонин, В.Е. Бойцов, В.М. Григорьев и др. М.: ЗАО “Геоинформмарк”, 1998. 269с.

Мельников Е.К., Рудник В.А., Мусийчук Ю.И. и др. Патогенное воздействие зон актив ных разломов земной коры Санкт-Петербургского региона // Геоэкология. 1994. №4. С.51-69.

Мельникова В.И., Радзиминович Н.А. Механизм очагов землетрясений Байкальского ре гиона за 1991-1996 годы // Геология и геофизика. 1998. Т.39. №11. С.1598-1607.

Методическое руководство по геологической съемке масштаба 1 : 50 000. Т.1 / Под ред.

А.С. Кумпана. Л.: Недра, 1978. 142с.

Мирзаев С.Ш., Ишанкулов Р. Гидрогеологическое значение разломов. Ташкент: Фан, 1984. 118с.

Мишарина Л.А., Солоненко Н.В. Механизм очагов землетрясений юго-западного фланга Байкальской рифтовой зоны / Сейсмические исследования в Восточной Сибири. М.: Наука, 1981.

С.3-11.

Михайлов А.Е. Структурная геология и геологическое картирование. М.: Недра, 1984.

464с.

Моги К. Предсказание землетрясений. М.: Мир, 1988. 382с.

Молнар П., Курушин Р.А., Кочетков В.М. и др. Деформации и разрывообразование при сильных землетрясениях в Монголо-Сибирском регионе / Глубинное строение и геодинамика Монголо-Сибирского региона. Новосибирск: ИЗК СО РАН, 1995. С.5-55.

Муди Дж.Д., Хилл М.Дж. Сдвиговая тектоника / Вопросы современной зарубежной тек тоники. М.: Мир, 1960. С.265-333.

Натапов Л.М., Козлов В.В., Межеловский Н.В. и др. Выделение региональных рудокон тролирующих разломов по данным космогеологических исследований и геодинамического ана лиза / Сквозные рудоконцентрирующие структуры. М.: Наука, 1989. С.9-14.

Наумов В.А. Морфология и эволюция краевого шва Сибирской платформы. Иркутск:

Изд-во Иркутск. ун-та, 1974. 164с.

Невский В.А. Зональность в строении разломов и закономерности размещения эндоген ного оруденения / Особенности геологии гидротермальных рудных месторождений. М.: Наука, 1978. С.40-56.

Невский В.А. Трещинная тектоника рудных полей и месторождений. М.: Недра, 1979.

224с.

Невский М.В. Сверхдлиннопериодные волны деформаций на активных разломах и сейс мичность / Геофизика на рубеже веков: Избранные труды ученых ОИФЗ РАН. М.: ОИФЗ РАН, 1999. С.124-139.

Некрасов Е.М. Структурные условия локализации жильных свинцово-цинковых место рождений. М.: Недра, 1980. 255с.

Непомнящих И.А. Биолокационный метод поисков // Советская геология. 1989. №10.

С.113-120.

Николаев П.Н. Методика статистического анализа трещин и реконструкция по лей напряжений // Изв. вузов. Геология и разведка. 1977. №12. С.103-115.

Николаев В.В., Семенов Р.М., Солоненко В.П. Сейсмогеология Монголо-Охотского ли неамента (Восточный фланг). Новосибирск: Наука, 1979. 113с.

Николаев П.Н. Методика тектонодинамического анализа. М.: Недра, 1992. 295с.

Николя А. Основы деформации горных пород. М.: Мир, 1992. 167с.

Никольский Ф.В. Тектоническое строение Северо-Байкальского нагорья и Приленского плато / Материалы по геологии Сибирской платформы и смежных областей. Иркутск: Вост.-Сиб.

кн. изд-во, 1971. С.16-25.

Новик-Качан В.П. К вопросу о формировании углекислых минеральных вод Балейского золоторудного поля // Геология и геофизика. 1956. №4. С.157-160.

Общие вопросы тектоники. Тектоника России. Материалы Тектонического сове щания. М.: ГЕОС, 2000. 648с.

Овчинников Л.Н., Баранов В.Д. О некоторых закономерностях размещения колчеданно полиметаллических месторождений Алтая (по геолого-статистическим данным) // Геол. рудн.

месторождений. 1973. Т.15. №6. С.17-31.

Основы гидрогеологии. Общая гидрогеология. Новосибирск: Наука, 1980. 225с.

Основы гидрогеологии. Геологическая деятельность и история воды в земных недрах.

Новосибирск: Наука, 1982. 239с.

Осокина Д.Н., Цветкова Н.Ю. Изучение локального поля напряжений и прогноз вторич ных нарушений в окрестностях тектонических разрывов и в очагах землетрясений с учетом третьего главного напряжения / Поля напряжений и деформаций в литосфере. М.: Наука, 1979.

С.163-184.

Павлов Е.С. Глубинные разломы и размещение эндогенного оруденения на территории Приморья // Советская геология. 1964. №2. С.18-29.

Парфенов В.Д., Парфенова С.И. К вопросу о реконструкции осей палеотектонических на пряжений в горных породах // Докл. АН СССР. 1980. Т.251. №4. С.238-241.

Пейве А.В. Общая характеристика, классификация и пространственное расположение глубинных разломов. Главнейшие типы глубинных разломов // Изв. АН СССР. Сер. геол. 1956.

№1. С.90-105;

№3. С.57-71.

Пиннекер Е.В., Ясько В.Г. Разломы Байкальской рифтовой области как гидрогеологиче ские резервуары / Разломы и эндогенное оруденение Байкало-Амурского региона. М.: Наука, 1982. С.165-174.

Плешанов С.П., Ромазина А.А. Некоторые вопросы кинематики развития разломов цен тральной части Байкальского рифта / Проблемы разломной тектоники. Новосибирск: Наука, 1981. С.129-141.

Плотников Л.М. Структуры сдвига в слоистых геологических телах. Л.: Недра, 1991.

151с.

Плотников Л.М., Петров А.И. Об основной закономерности распределения деформаций в геологических телах / Общие закономерности геологических явлений. Вып. 1. Л.: Недра, 1965.

С.28-37.

Плотников Л.М., Петров А.И. Об отражениях в геологических объектах волновой приро ды механических напряжений / Давления и механические напряжения в развитии состава, струк туры и рельефа литосферы. Л.: ВСЕГЕИ, 1969. С.46-50.

Потуроев А.А. Структурные взаимоотношения кимберлитовых трубок с вмещающими породами / Геология, петрография и геохимия магматических образований Северо-Востока Си бирской платформы. Якутск: Изд-во Якутского филиала СО АН СССР, 1976. С.12-22.

Прохоров В.Г., Мирошников А.Е., Григорьев А.А. и др. Сущность, классификация и ие рархия геопатогенных зон // Геоэкология. 1998. №1. С.37-42.

Радкевич Е.А. Положение гранитных интрузий в мезозойских структурах Тихоокеанского пояса / Мезозойский тектогенез. Магадан, 1971. С.259-268.

Разломообразование в литосфере. Зоны сдвига / С.И. Шерман, К.Ж. Семинский, С.А. Борняков и др. Новосибирск: Наука, 1991. 262с.

Разломообразование в литосфере. Зоны растяжения / С.И. Шерман, К.Ж. Семинский, С.А. Борняков и др. Новосибирск: Наука, 1992. 228с.

Разломообразование в литосфере. Зоны сжатия / С.И.Шерман, К.Ж.Семинский, С.А.Борняков и др. Новосибирск: Наука, 1994. 264с.

Расцветаев Л.М. Выявление парагенетических семейств тектонических дизъюнктивов как метод палеогеомеханического анализа полей напряжений и деформаций земной коры / Поля на пряжений и деформаций в земной коре. М.: Наука, 1987. С.171-181.

Ребецкий Ю.Л. Метод катакластического анализа сколов для восстановления современ ных и палеонапряжений / М.В. Гзовский и развитие тектонофизики. М.: Наука, 2000. С.311-325.

Рейнолдс Р. Факторы, контролирующие локализацию рудных месторождений в районе Шалсберг, свинцово-цинковый горный округ Висконсин-Иллинойс / Проблемы эндогенных ме сторождений. Вып.2. М.: Мир, 1964. С.377-413.

Ризниченко Ю.В. О сейсмическом течении горных масс / Динамика земной коры. М.:

Наука, 1965. С.15-28.

Ризниченко Ю.В. Протяженный очаг и сейсмотектоническое течение горных масс / Ис следования по физике землетрясений. М.: Наука, 1976. С.236-262.

Родыгин А. И. Признаки направления смещения при деформации сдвига. Томск: Изд-во Томск. ун-та, 1991. 99с.

Рудник В.А. Влияние зон геологической неоднородности Земли на среду обитания // Вестник РАН. 1996. Т.66. №8. С.713-719.

Ружич В.В. Сейсмотектоническая деструкция в земной коре Байкальской рифтовой зоны.

Новосибирск: Изд-во СО РАН, 1997. 63с.

Ружич В.В., Шерман С.И. Оценка связи между длиной и амплитудой разрывных наруше ний / Динамика земной коры Восточной Сибири. Новосибирск: Наука, 1978. С.52-57.

Ружич В.В., Шерман С.И., Тарасевич С.И. Новые данные о надвигах в юго-западной час ти Байкальской рифтовой зоны // Докл. АН СССР. 1972. Т.205. № 4. С.920-923.

Рязанов Г.В. Поле напряжений и условия формирования структур юго-западного фланга Байкалькой рифтовой зоны // Докл. АН СССР. 1978. Т.243. №1. С.183-186.

Рященко Т.Г., Макаров С.А. Палеогеографическая реконструкция возраста сейсмогенных деформаций // География и природные ресурсы. 1996. №1. С.102-107.

Савинский К.А., Мордовская Т.В. Основные разломы фундамента Сибирской платформы / Глубинные разломы юга Восточной Сибири и их металлогеническое значение. М.: Наука, 1971.

С.103-109.

Самыгин С.Г. Чингизский сдвиг и его роль в структуре Центрального Казахстана. М.:

Наука, 1974. 208с.

Сейсмотектоника и сейсмичность рифтовой системы Прибайкалья. М.: Наука, 1968. 252с.

Семинский Ж.В. Структурные типы и условия формирования рудных полей и месторож дений. Иркутск: ИрГТУ, 2000. 262с.

Семинский Ж.В., Филонюк В.А., Черных А.Л. Структуры рудных месторождений Сиби ри. М.: Недра, 1987. 183с.

Семинский К.Ж. Динамика развития крупных сдвиговых зон земной коры (тектонофизи ческий анализ). Автореф. дисс. … канд. геол.-мин. наук. М.: ИГиГ СО АН СССР, 1988. 17с.

Семинский К.Ж. Принципы и этапы спецкартирования разломно-блоковой структуры на основе изучения трещиноватости // Геология и геофизика. 1994. №9. С.112-130.

Семинский К.Ж. Внутренняя структура континентальных разломных зон. Тектонофизи ческий аспект. Новосибирск: Изд-во СО РАН, Филиал «Гео», 2003. 244с.

Сергеев Е.М. Проблемы инженерной геологии в связи с задачами рационального исполь зования и охраны геологической среды / Проблемы рационального использования геологической среды. М.: Наука, 1988. С.5-21.

Сидоров В.А., Кузьмин Ю.О. Пространственно-временные характеристики современной динамики геофизической среды сейсмоактивных и асейсмичных областей / Дискретные свойства геофизической среды. М.: Наука, 1989. С.33-47.

Сизых В.И. Шарьяжно-надвиговая тектоника окраин древних платформ. Новосибирск:

Изд-во СО РАН, Филиал «Гео», 2001. 154с.

Смехов Е.М., Булач М.Х., Волков И.А. и др. Методика изучения трещиноватости горных пород и трещинных коллекторов нефти и газа. Л.: Недра, 1969. 129с.

Смирнов В.И. Геология полезных ископаемых. М.: Недра, 1969. 685с.

Смирнов В.И. Проблемы металлогении // Вест. МГУ. Сер. геол. 1979. №6. С.14-28.

СНиП II-7-81. Строительство в сейсмических районах / Госстрой СССР. М.: Стройиздат, 1982. 48с.

СНиП 22-01-95. Геофизика опасных природных воздействий / Минстрой России. М.:

Стройиздат, 1996. 9с.

СНиП 30-01-95. Градостроительство. Планировка и застройка поселений / Минстрой Рос сии. М.: Стройиздат, 1996. 42с.

Соболев Г.А., Пономарев А.В. Физика землетрясений и предвестники. М.: Наука, 2003.

270с.

Соболев Г.А., Шамина О.Г. Современное состояние лабораторных исследований процес сов разрушения применительно к физике землетрясений / Физика очага землетрясений. М.: Нау ка, 1975. С.68-90.

Солоненко А.В., Солоненко Н.В., Мельникова В.И. и др. Напряжения и подвижки в оча гах землетрясений Сибири и Монголии / Сейсмичность и сейсмическое районирование Северной Евразии. Вып.1. М.: ИФЗ РАН, 1993. С.113-122.

Солоненко В.П. Палеосейсмология // Изв. АН СССР. Сер. Физика Земли. 1973. №9.

С.3-16.

Солоненко В.П. Первые корреляционные зависимости между магнитудами земле трясений и длинами сеймодислокаций / Современная динамика литосферы континентов.

Методы изучения. М.: Недра, 1989. С.238-240.

Солоненко В.П., Голенецкий С.И., Зорин Ю.А. и др. Восточная Сибирь / Сейсмическое районирование территории СССР. М.: Наука, 1980. С.211-227.

Спенсер Э.У. Введение в структурную геологию / Под ред. Ю.Е. Погребицкого. Л.: Не дра, 1981. 367с.

Ставцев А.Л. Тектоника и полезные ископаемые зон сочленения древних платформ и подвижных поясов. М.: Недра, 1983. 140с.

Старостин В.И. Палеотектонические режимы и механизмы формирования структур руд ных месторождений. М.: Недра, 1988. 261с.

Степанов В.М. Гидрогеологические структуры Забайкалья // Сов. геология. 1964. №2.

С.106-115.

Степанов В.М. Введение в структурную гидрогеологию. М.: Недра, 1989. 229с.

Степанов В.М., Тугарина М.А. Обводненные разломы западного участка региона БАМ / Тр. ВСЕГЕИ. Нов. серия. Т.318. 1982. С.66-76.

Стоянов С. Механизм формирования разрывных зон. М.: Недра, 1977. 144с.

Стром А.Л. Количественные характеристики сейсмогенных разрывов и их использование в палеосейсмологии и инженерной геологии. Дисс. … канд. геол.-мин. наук. И.: ОИФЗ РАН, 1998. 186с.

Стром А.Л., Никонов А.А. Соотношения между параметрами сейсмогенных разры вов и магнитудой землетрясений // Физика Земли. 1997. №12. С.55-67.

Структурная геология и тектоника плит. Т.2. / Под ред. К. Сейферта. М.: Мир, 1990. 376с.

Суворов А.И. К вопросу о классификации крупных разломов геосинклинальных областей (на примере Казахстана и Средней Азии) // Докл. АН СССР. 1962. Т.147. №1. С.191-194.

Сывороткин В.Л. Озоновый слой, дегазация Земли, рифтогенез и глобальные катастрофы / Общая и региональная геология. М.: ВИЭМС, 1994. 68с.

Тагильцев С.Н. Гидрогеомеханический анализ фильтрационных свойств тектонических нарушений / Материалы Всероссийского совещания по подземным водам Востока России. Ир кутск: ИрГТУ, 2003. С.132-135.

Тектоника Азии (материалы совещания). М.: ГЕОС, 1997. 272с.

Тектоника неогея: общие и региональные аспекты. Материалы V Тектонического совещания. М.: ГЕОС, 2001. Т.1. 400с.;



Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.