авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН И.А. ШАКИРОВ, Д.М. АБДРАХМАНОВ, Р.Р. КУЧУКОВ, М.М. НУГУМАНОВ СООТНОШЕНИЕ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Отмена выборности глав субъектов Федерации и ряд вышеизложенных факторов означают превращение их в региональных чиновников. Это вытесняет руководителей регионов из политического пространства и превращает в большей степени в исполнителей указаний сверху, менеджеров. По мнению известного политолога Вячеслава Никонова:

«Эксперимент с общенародными выборами губернаторов, начатый в 1996 году, Кремль счел неудавшимся (вообще не знаю, где еще, кроме США, эта система приводила к                                                              Законотворческий процесс в Государственной Думе: правозащитный анализ // Бюллетень неправительственных организаций, Вып. 52 (специальный), 25 февраля 2003.

Хакимов Р.С. Российский федерализм в условиях социально-политической трансформации. – Казань:

Институт истории АН РТ, 2009. – С. 210-211.

Республика Башкортостан. 2004. 23 ноября.

Хакимов Р.С. Российский федерализм в условиях социально-политической трансформации. – Казань:

Институт истории АН РТ, 2009. – С. 10.

Буранчин А.М., Бадранов А.Ш. Республика Башкортостан в системе российского федерализма (конституционно-правовой и политологический анализ). – Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2009. – С. 60.

удачным результатам). Губернаторский корпус оказался гораздо менее реформаторским, чем федеральное правительство. Народ навыбирал множество недееспособных региональных лидеров – от откровенных пьяниц, которых неделями не видели на рабочем месте, до абсолютно некомпетентных людей. Такое могут себе позволить институционализированные демократии со стажем, где мало что зависит от личности руководителя, но не страна в пору демократической юности, где от первых лиц зависит все, в том числе и физическое выживание людей на подведомственных территориях в суровую зиму. К 2008 году у подавляющего большинства губернаторов заканчивались все продленные и перепродленные сроки, в 80 процентах субъектов Федерации предстоит избрать совершенно новых людей. Путин решил не играть в русскую рулетку»1.

Обострением в общественно-политической жизни республики, явились выборы Президента Республики Башкортостан состоявшиеся в декабре 2003 г. Голоса избирателей, принявших участие в голосовании 7 декабря, распределились следующим образом: за Аринина А.Н. – 65 907;

Веремеенко С.А. – 563 169;

Идиятуллина X.С. – 705;

Рахимова М.Г. – 944 891;

Сафина Р.Р. – 510 902;

Шугурова Р.И. – 27 986;

и против всех кандидатов – 53 468.

В связи с тем, что ни один из кандидатов на должность Президента Республики Башкортостан не получил на выборах более 50% голосов избирателей, принявших в голосовании, и не был избран, на 21 декабря 2003 года назначено повторное голосование по выборам Президента Республики Башкортостан по двум кандидатам, получившим наибольшее число голосов избирателей, – М.Г. Рахимову и С.А. Веремеенко. 21 декабря – состоялось повторное голосование по выборам Президента Республики Башкортостан.

Голоса избирателей распределились следующим образом: С.А. Веремеенко – 324 686, М.Г. Рахимов – 1 598 730, против всех кандидатов – 83 370 голосов. Президентом Республики Башкортостан избран Муртаза Губайдуллович Рахимов2. Если раньше глава республики являлся, основной фигурой на региональном политическом поле, то президентские выборы 2003 г. показали, что в условиях политических реформ В.В.

Путина итоги региональных выборов напрямую зависят от решений федерального центра, что радикально отличалось от выборов в 1990-е гг3. Становится ясно, что значительное влияние на политический процесс в регионе начинают оказывать политтехнологии.

Открылись широкие возможности для разрушения системы общественно-политических ориентиров и ценностей, скреплявших народ воедино. В информационном обществе расширяются возможности манипуляции общественным сознанием, а большинство постсоветских региональных элит к политической борьбе в новых условиях оказались неготовыми4. Так же одной из особенностей общественно-политического развития Республики Башкортостан в 2000-е гг., явилось снижение активности этнополитических движений, связанное с организационным и идеологическим кризисом внутри них5.

Развитие многопартийной системы и формирование партии власти Демократизация и либерализация российского общества, начавшиеся с перестройки и продолжившиеся после распада СССР, стали причиной резкой активизации общественной политической инициативы, в результате чего партийное строительство и                                                              Республика Башкортостан. 2004. 30 октября.

«Башкортостан – на пути созидания и прогресса (1990-2010 гг.)». Хроника основных событий: 2003 год // http://www.bashinform.ru/news/282118/ Абдрахманов Д.М., Буранчин А.М. Трансформация государства и общества в условиях глобализации:

модель Башкортостана. – Уфа, 2007. – С. 203.

Буранчин А.М., Бадранов А.Ш. Республика Башкортостан в системе российского федерализма (конституционно-правовой и политологический анализ). – Уфа: ДизайнПолиграфСервис, 2009. – С. 76-80.

Абдрахманов Д.М., Буранчин А.М. Трансформация государства и общества в условиях глобализации:

модель Башкортостана. – Уфа, 2007. – С. 203.

политические процессы приобрели ярко выраженный плюралистический характер и стали выстраиваться на основе принципа многополярного политического мировоззрения.

Данная тенденция отразилась в выступлении Президента РФ В.В. Путина с ежегодным Посланием Федеральному Собранию от 16 мая 2003 г.: «Парламентские партии являются частью государственно-политической машины и одновременно с этим частью гражданского общества. Добавлю – наиболее влиятельной его частью, а значит, и наиболее ответственной. Мы все заинтересованы в углублении взаимодействия партийных структур с регионами страны, с гражданами и общественными организациями. Очевидно, что активное общение с людьми не может и не должно ограничиваться рамками предвыборных дебатов и сроками избирательных кампаний. Только повседневная связь государства и общества, которую могут и должны обеспечивать крупные партии, способна уберечь власть от совершения серьезных политических ошибок»1.

Постепенно как в России, так и в Республике Башкортостан происходит процесс развития многопартийности. К декабрю 1995 г., накануне выборов в Государственную Думу, в республике было зарегистрировано лишь 52 политических партий, то к региональным выборам 2003 г. в Башкортостане зарегистрировано более 30 региональных отделений общероссийских партий3. Так в 2005 году в Республике Башкортостан были зарегистрированы 44 политических партии и общественных объединений4. Ситуация политической неопределенности в российских регионах выступала политической предпосылкой региональных электоральных процессов, поскольку легитимным выходом из нее было приобретение региональными политико-властными системами институциональной определенности, легитимация региональной власти и доминирующих элитных групп через выборы5.

Особенностью развития партийной системы в современной Российской Федерации является наличие так называемой «партии власти» в лице «Единой России» и утрате политических позиций партиями, исповедующими либеральные ценности и цели.

Общественный запрос на сильную власть начал формироваться еще в ельцинскую эпоху.

Довольно показательно характеризует политику, проводящуюся в современной России и объясняют так называемый «феномен Путина» слова И. К. Лавровского: «…переходный период раздачи суверенитетов несколько затянулся. Пора перейти к восстановлению суверенитета России над собственной территорией и собственным хозяйством.

Аморфность российского федеративного устройства и российской экономики достигла опасной степени, за которой может последовать необратимая дезинтеграция. Эффективная власть федерального правительства должна быть распространена на всю российскую территорию. Основным принципом государственного строительства должен стать российский суверенитет, и не как сумма региональных суверенитетов, а как высший приоритет российской нации. Регионы должны являться составными частями единой системы, а не квази-государствами, и иметь равные права. Российский суверенитет должен быть обеспечен путем создания системы федеральных органов, пронизывающих весь государственный механизм сверху донизу. Если будет создан жесткий федеральный каркас, то выборность региональных лидеров может быть сохранена. Однако при этом должна быть упорядочена политическая система. Стихийное образование партий на постсоветском пространстве оказалось неэффективным. Вместо бессильных квази-партий,                                                              Послание Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации // http://archive.kremlin.ru/text/appears/2003/05/44623.shtml Абдрахманов Д.М., Буранчин А.М. Трансформация государства и общества в условиях глобализации:

модель Башкортостана. – Уфа, 2007. – С. 176.

Республика Башкортостан. 2003. 22 мая.

Республика Башкортостан. 2005. 17 августа.

Чувилина Н.Б. Генезис современных электоральных процессов в регионах России // Власть – № 11 – 2010.

– С. 90.

полностью зависящих от неимоверно раздутого спекулятивного рейтинга одного-двух лидеров, нужно сформировать две-три общенациональные партии, отличающиеся своими взглядами, но равно поддерживающими конституционный строй»1. Основная задача партии власти состоит в консолидации большинства групп элиты – как на федеральном, так и на региональном уровнях. Сейчас партия власти серьезно представлена и в федеральном парламенте, и в региональных законодательных собраниях. Кроме того, она доминирует в политической системе страны.

Направление эволюции партийной системы современной России во многом принципиально отличается от процессов развития в европейских и североамериканских обществах. Наблюдается снижение политической конкуренции и негативное отношение социума к партиям как инструментам управления делами общества.

Несмотря на существование в стране «вертикали власти» на уровне регионов наблюдаются различия политических режимов. Поэтому в условиях объективно существующей в регионах экономической, межличностной конкуренции, социальной и иной неоднородности невозможно добиться реального партийного единства. На региональном уровне, решающие рычаги воздействия на политический процесс в РБ, находились в руках президента республики. Традиционно глава региона играет стабилизирующую роль, поскольку выстраивает под себя весь управленческий аппарат, подавляет оппозицию и стремится создать мощный правящий клан на основе личной близости и политико-экономических интересов2. Лидеры региональных элит выступают выразителями интересов как общенациональных, региональных, так и определенных этнических и социальных групп. Соответственно, региональные лидеры, используя административный ресурс, могут продвигать своих представителей в «партию власти».

Поэтому при рассмотрении роли региональных отделений правящих партий важно учитывать не только особенности политического режима, но и влияние представителей партии на функционирование системы управления. Именно региональные элиты рекомендуют своих кандидатов в кадровый резерв партии. В результате в формировании кадрового резерва не удастся избежать одноканальности вертикальной политической мобильности3. «Единая Россия» образовавшаяся на базе двух ранее существовавших партий – «Единство» и «Отечество», становится основой выстраивания вертикали власти.

Башкирская региональная организация Общероссийской политической общественной организации партия «Единство» создана как структурное подразделение Общероссийского политического общественного движения «Единство». В феврале 2000 г.

состоялась Учредительная конференция Республиканского политического общественного движения «Единство» Башкортостана, где был принят Устав движения. Во II конференции учредителей 14 марта 2000 г. в Устав были внесены изменения и дополнения, определены цели и задачи организации. Одной из главных задач движения стало участие в формировании всех органов государственной и муниципальной власти путем активного участия в выборах Президентов РФ и РБ, в других избирательных кампаниях. На III конференции 20 мая 2000 г. произошло преобразование движения в Башкирское республиканское отделение Общероссийской политической общественной организации партия «Единство», которое в сентябре того же года было преобразовано в Башкирскую региональную организацию Общероссийской политической общественной организации партия «Единство». Высшим руководящим органом организации являлась Конференция, созываемая один раз в 2 года. Внеочередная конференция может быть созвана по                                                              Лавровский И.К. О суверенитете России // Экономическая наука современной России. – 1999. – № 3. – С.

115-119.

Политико-правовые ресурсы федерализма в России. – Казань, 2006. – С. 57.

Клещарь Е.А. Тенденции развития правящих партий в современной России (на примере партии «Единая Россия»): Авотреф. дис. … канд. полит. наук. Ростов-на-Дону, 2009 – С. 17-18.

решению политсовета организации. Высшим коллегиальным руководящим органом в период между конференциями являлся политсовет, который осуществлял руководство деятельностью организации по всем вопросам, которые не составляют исполнительной компетенции Конференции и Исполнительного комитета. 6 июля 2000 прошло заседание Президиума Политсовета партии «Единство», на котором были утверждены Программные положения (рекомендованы для обсуждения в региональных организациях), концепция участия в региональных выборах, Временное положение о сторонниках партии (для координации деятельности последних решено сформировать Совет, положение о котором было поручено разработать заместителю председателя Президиума Евгению Трофимову), план работы руководства «Единства» на третий квартал 2000 г., методическое пособие по разъяснению послания президента РФ Федеральному Собранию1. В соответствии с решением третьего съезда общероссийской политической общественной организации партии «Единство» от 8 февраля 2002 г. Башкирская региональная организация Общероссийской политической общественной организации партия «Единство» была ликвидирована 28 февраля 2002 г2.

Другой организацией, вошедшей в «Единую Россию», являлась Общероссийской политической общественной организации «Отечество». Башкирское республиканское отделение Общероссийской политической общественной организации «Отечество» (БРО ОПОО) было создано 20 ноября 1998 г., зарегистрировано Минюстом РБ 12 января 1999 г.

В связи с созданием политического блока «Единая Россия», в состав которого вошли политические общественные организации «Отечество», «Единство» и «Вся Россия», было принято решение о ликвидации политической общественной организации «Отечество».

12 марта 2006 г. в 8 субъектах РФ проходили выборы в законодательные органы государственной власти. Суммируя результаты по партийным спискам по всем субъектам, первое место сохранялось за «Единой Россией», которая выдвинула своих кандидатов во всех регионах. В Республике Адыгея ее результат – 33,6%, в республике Алтай – 27,2%, в Калининградской области – 34,6%, в Кировской области – 28,5%, в Курской области – 37,36%, в Нижегородской области – 43,91%, в Оренбургской области – 40,44%, в Ханты-мансийском автономном округе – 54,99%. Резкое снижение популярности произошло в Адыгее – с 51,3 до 35 процентов (много голосов отобрали Российская объединенная промышленная партия и Российская партия жизни). В Кировской области «Единая Россия» не набрала даже «контрольные» 30 процентов голосов. Аналогичный результат зафиксирован в Республике Алтай. Реальный успех достигнут в Ханты-Мансийском округе (почти 60 процентов), где выборы были безальтернативными из-за слабости всех прочих партийных отделений. Более процентов единороссы смогли набрать в Нижегородской и Оренбургской областях3.

Второе место по числу полученных голосов избирателей за КПРФ: в Адыгее – 14,98%, в Республике Алтай – 8,96%, в Калининградской области - 14,94%, в Кировской области – 15,13%, в Курской области 11,28%, в Нижегородской области – 17,81%, в Оренбургской области – 16,6%, в ХМАО – 9,5%.

ЛДПР идет на третьем месте, участвуя во всех выборах: в Адыгее не прошла 7% барьер, в Республике Алтай – 8,26%, в Калининградской области – 7,53%, в Кировской области – 14,58%, в Курской области – не хватило около 100 голосов, в Нижегородской области – 5,83%, в Оренбургской области – 8,27%, в ХМАО – 10,42%4.

                                                             Хроника партийной жизни центральных российских политических партий (июль-сентябрь 2000 г.) // http://www.polit.ru/article/2000/10/02/578550/ Сайт Управления по делам архивов Республики Башкортостан // http://www.gasrb.ru/uf/file/putev_polit_par_3.pdf Республика Башкортостан. 2006. 2 мая.

Александр Вешняков подвел предварительные итоги региональных выборов 12 марта // http://www.regnum.ru/news/605017.html Анализ результатов выборов в региональные парламенты показал, что основной силой, способной противостоять «Единой России», являются левые и левоцентристские силы. От выборов к выборам их мощь растет. Так, если в марте 2006 года партии левого толка в среднем набирали около 35 процентов (Липецкая, Астраханская, Свердловская области, Тува), то в октябре того же года доля голосов, аккумулированных этой силой, превысила 40 процентов. Правда, постепенно голоса переходили от компартии к «Справедливой России»1. В последнее время КПРФ переживает серьезные проблемы с лидерами, с членством, с позицией в общественно-политической жизни. Вместе с тем значительная часть населения (в первую очередь старшее поколение) продолжает оставаться на стороне КПРФ. Говоря о политическом развитии России в целом, необходимо указать на кризис либеральных партий, таких как «Союз правых сил» и «Яблоко». Фактически, данные партии находятся на грани политического выживания и маргинализации. Поражение либеральных партий в парламентских кампаниях 2003 и года, полемика о создании широкой коалиции либерально-демократических сил, рост числа политических объединений на либеральном фланге, а также высокая общественная поддержка действий власти выводят вопрос об их существовании на новый уровень обсуждения проблемы.

По данным ЦИК РБ указывается, что достаточно инициативными в период прошедших избирательных кампаний были региональные отделения «Единой России», КПРФ, ЛДПР. Их работа с населением послужила своего рода катализатором увеличения социальной активности избирателей. Еще один элемент политической активности партий в период муниципальных выборов – это их представительство в избирательных комиссиях. Так, на выборах 5 октября 2008 года в состав 2801 участковой избирательной комиссии были назначены 2599 представителей «Единой России», 832 члена КПРФ, 287 – ЛДПР, «Справедливую Россию» представляли 109 человек. Каждой политической партии была предоставлена возможность выдвижения своих кандидатов в депутаты, но воспользовались ею только три партии. «Единая Россия» выдвинула 957 кандидатов (зарегистрированы все), КПРФ – 107 кандидатов (из них зарегистрировано 94), ЛДПР – кандидатов (зарегистрированы 32). Также было зарегистрировано 934 из самовыдвиженцев. Таким образом, в общей сложности в 965 округах республики были зарегистрированы 2017 кандидатов в депутаты2. Среди избранных депутатов 893 или 92, процента представляют Всероссийскую политическую партию «Единая Россия», депутатов КПРФ, 2 ЛДПР;

избрано также 62 самовыдвиженца3.

На выборах 1 марта 2009 года в состав 725 участковых избирательных комиссий были назначены 672 представителя «Единой России», 179 – КПРФ, 57 – ЛДПР4. 2 марта 2008 года, одновременно с выборами Президента Российской Федерации, проходили выборы в Госсобрание – Курултай Республики Башкортостан. Выборы в Госсобрание, впервые проводились по смешанной системе, т.е. 60 депутатов избирались по партийным спискам и 60 – по одномандатным округам5. По партийным спискам абсолютное большинство набрала «Единая Россия» – 85,79 процента, КПРФ – 6,95 процента, «Справедливая Россия» – 3,91 процента, ЛДПР – 2,18 процента голосов6.

2 декабря 2007 года в России состоялись выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, которые проходили по партийным спискам. Итоги выборов показали, что в Республике Башкортостан абсолютное                                                              Республика Башкортостан. 2007. 6 марта.

Республика Башкортостан. 2008. 8 октября.

Глава ЦИК РБ Рамиль Мазитов о результатах выборов в Башкортостане: доверие народа своей власти основа политической позиции людей // http://www.bashinform.ru/news/171276/ Республика Башкортостан. 2009. 13 июня.

Республика Башкортостан. 2008. 5 марта.

Республика Башкортостан. 2008. 5 марта.

большинство граждан поддерживает политику, проводимую партией «Единая Россия». За нее проголосовало 83,2% избирателей республики. Коммунистическую партию поддержали 7,4% избирателей, «Справедливую Россию» 4,16%1.

Современный период трансформации российского общества имеет ряд особенностей. Общественное развитие требует пересмотра привычных форм общественной жизни, в первую очередь это касается государства и гражданского общества, в которых исчезло ощущение «Мы», основанное на справедливости и солидарности2. Эти особенности проявляются во всех сферах жизни общества, в том числе и в трансформации власти, ее ветвей, структур неразрывно привязанных к институтам гражданского общества. Предшественники институтов гражданского общества имелись и в СССР, не являясь таковыми, по сути, они выполняли скорее административные функции.

Деятельность Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека В Российской Федерации идея учреждения института Уполномоченного по правам человека впервые получила юридическое выражение в Декларации прав и свобод человека и гражданина, принятой 22 ноября 1991 года Верховным Советом РСФСР. Статья Декларации предусматривала создание должности Парламентского уполномоченного по правам человека, который «назначается Верховным Советом на срок 5 лет, ему подотчетен и обладает той же неприкосновенностью, что и народный депутат РСФСР».

Постановление о введении Декларации в действие возлагало на соответствующие комитеты Верховного Совета подготовку проекта закона, который должен был определить компетенцию Парламентского уполномоченного. Однако в то время закон принят не был.

Возникновение института Уполномоченного по правам человека в России обусловлено назревшим комплексом социально-экономических проблем, процесс этого возникновения имеет свои исторические корни и свою специфику, при этом, основным фактором, вызвавшим необходимость и возможность утверждения такого института в нашей стране, явилось коренное изменение государственного устройства, произошедшее в начале 90-х гг. XX века.

Должность Уполномоченного по правам человека учреждена Конституцией Российской Федерации 1993 года. Пункт «д» части 1 статьи 103 Конституции относит к ведению Государственной Думы назначение и освобождение от должности Уполномоченного, действующего в соответствии с Федеральным конституционным законом.

До принятия такого закона 17 января 1994 года Государственная Дума назначила Уполномоченным по правам человека С.А. Ковалева. 10 марта 1995 года он был освобожден от занимаемой должности.

Работа над Федеральным конституционным законом «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» продолжалась. 20 марта 1996 года законопроект был принят Государственной Думой во втором чтении с поправкой, предусматривающей включение кандидатур в список для тайного голосования на должность Уполномоченного двумя третями голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. 17 апреля 1996 года закон был принят в целом и направлен в Совет Федерации, который его отклонил.

Основное требование Совета Федерации состояло в том, чтобы право Уполномоченного создавать представительства в субъектах Российской Федерации было                                                              http://www.bashkortostan.ru/republic/history.php Грудцына Л.Ю. Государство и гражданское общество. – М.: ЮРКОМПАНИ, 2010. – С. 160.

заменено на право субъектов самим учреждать аналогичную должность, финансируемую из средств бюджета субъекта Российской Федерации.

После процедур согласования Федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» 25 декабря 1996 года был принят Государственной Думой, 12 февраля 1997 года одобрен Советом Федерации, февраля 1997 года подписан Президентом Российской Федерации, 4 марта 1997 года официально опубликован и вступил в силу. Он определил статус Уполномоченного, его компетенцию, порядок назначения и освобождения от должности, реализовав тем самым требования пункта «е» части 1 статьи 103 Конституции Российской Федерации.

Федеральный конституционный закон установил, что Уполномоченный при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам. Должность Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации учреждена в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод граждан, их соблюдения и уважения государственными органами, органами местного самоуправления, должностными лицами и государственными служащими. Деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав и свобод граждан, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, обеспечивающих защиту и восстановление нарушенных прав и свобод.

Основными направлениями деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации являются:

– рассмотрение жалоб и обращений о нарушениях прав и свобод человека и гражданина, принятие мер по их восстановлению;

– анализ законодательства Российской Федерации в области прав человека и гражданина, подготовка рекомендаций по его совершенствованию и приведению в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права;

– развитие международного сотрудничества в области прав человека;

– правовое просвещение по вопросам прав и свобод человека, форм и методов их защиты;

– подготовка ежегодного доклада о своей деятельности и направление его Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу, Правительство Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской Федерации;

– выступления с докладами на заседаниях Государственной Думы в случаях грубого или массового нарушения прав и свобод граждан;

– направление в Государственную Думу специальных докладов по отдельным вопросам соблюдения прав и свобод граждан в Российской Федерации;

– обращение в Государственную Думу с предложениями о создании парламентских комиссий по расследованию фактов нарушения прав и свобод граждан и о проведении парламентских слушаний, участие в работе указанных комиссий и проводимых слушаниях;

– обращение в суды общей юрисдикции и в Конституционный Суд Российской Федерации для защиты прав и свобод граждан;

– принятие по собственной инициативе соответствующих мер в пределах своей компетенции при наличии информации о массовых или грубых нарушениях прав и свобод граждан либо в случаях, имеющих особое общественное значение или связанных с необходимостью защиты интересов лиц, не способных самостоятельно использовать правовые средства защиты;

– анализ правоприменительной практики в области прав человека и гражданина и выработка предложений по ее совершенствованию;

– информирование органов государственной власти и общественности о положении дел с соблюдением прав и свобод граждан в Российской Федерации;

– направление государственным органам, органам местного самоуправления и должностным лицам замечаний и предложений общего характера, относящихся к обеспечению прав и свобод человека и гражданина, совершенствованию административных процедур1. Поскольку институт Уполномоченного по правам человека в субъектах Российской Федерации находится в стадии становления, существует ряд проблем, требующих решения путем изменения законодательства, с целью оптимизации взаимодействия Уполномоченных по правам человека в субъектах РФ с федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта Федерации.

Практика деятельности уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации после принятия Конституции России 1993 г. выявила ряд серьезных проблем в этой сфере, связанных с некоторой незавершенностью процесса формирования единого общегосударственного механизма реализации прав человека, в частности, в отношении взаимодействия федерального и регионального омбудсменов.

Одним из шагов в формировании гражданского общества в республике, явилось введение института Уполномоченного по правам человека в Республике Башкортостан. В целях обеспечения гарантии государственной защиты прав и свобод человека, соблюдения и уважения его прав и достоинства, впервые в истории республики, в развитие идей Декларации о государственном суверенитете, Конституцией Республики Башкортостан была учреждена должность Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека. Назначение этого должностного лица было отнесено к ведению высшего представительного и законодательного органа – парламента республики. На основании этой конституционной нормы был разработан и 19 марта 1996 г. принят Законодательной Палатой Государственного Собрания Республики Башкортостан, а 16 апреля 1996 г.

одобрен его Палатой Представителей – Закон РБ «Об Уполномоченном Республики Башкортостан по правам человека»2.

В короткие сроки был создан и укомплектован аппарат уполномоченного, обеспечены условия для его работы. Во всех районах и городах республики были назначены доверенные представители Уполномоченного на общественных началах, установлены деловые взаимоотношения с органами власти, СМИ, общественными организациями республики. В настоящее время Уполномоченный тесно взаимодействует со всеми уполномоченными субъектов Российской Федерации, Уполномоченным по правам человека в Российской Федерации, Комиссией по правам человека при Президенте Российской Федерации – ныне переименованной в Совет при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека3. За этот период работы институт Уполномоченного уверенно заявил о себе как государственный правозащитный орган, осуществляющий постоянный контроль за соблюдением конституционных прав граждан.

Стоит отметить, что на момент принятия Закона РБ «Об Уполномоченном Республики Башкортостан по правам человека», на федеральном уровне подобного закона не существовало. И федеральный и региональный уровень становления института                                                              Становление института Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации // http://ombudsmanrf.ru/2009-11-02-08-43-32/2009-11-19-08-09-17.html Азнагулов В.Г., Хамитова З.Г.Парламентаризм в Башкортостане: история и современность. – Уфа: ГРИ «Башкортостан», 2005. – С. 222.

Республика Башкортостан. 2005. 10 февраля.

уполномоченного характеризуются острой политической борьбой, принимавшей форму конфронтации и тормозившей установление нового правозащитного института.

Исходя из того, что Уполномоченный осуществляет важные государственные функции и наделен соответствующими властными полномочиями, к нему предъявляются соответствующие его должностному положению квалификационные требования. Они касаются его возраста, опыта работы и репутации. В соответствии со ст. 8 Закона Республики Башкортостан «Об Уполномоченном Республики Башкортостан по правам человека» им может быть гражданин Республики Башкортостан не моложе 35 лет, обладающий опытом правозащитной деятельности, пользующийся общественным доверием. Кандидатура на должность Уполномоченного вносится на заседании Государственного Собрания Республики Башкортостан его Председателем.

Уполномоченный назначается Государственным Собранием Республики Башкортостан на четырехлетний срок. Причем он может быть назначен на эту должность не более двух раз подряд.

Первым Уполномоченным Республики Башкортостан по правам человека, назначенным на эту высокую должность Государственным Собранием Республики Башкортостан 7 декабря 1996 г. стал Чингиз Бареевич Газизов.

Деятельность Уполномоченного дополняет существующие средства защиты прав человека и гражданина, не отменяет и не влечет пересмотра компетенции других органов, обеспечивающих защиту прав человека. Закон наделяет его достаточными полномочиями в рассмотрении фактов нарушений прав и свобод граждан, при осуществлении своей компетенции он независим и не подотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам. Несмотря на то, что решения Уполномоченного носят рекомендательный характер, практика показывает, что они в большинстве случаев выполняются.

В декабре 2000 года, т. е. по истечении четырехлетнего срока работы в должности Уполномоченного по правам человека, депутаты государственного Собрания Республики Башкортостан, заслушав доклады за отчетные периоды и одобрив их, вновь назначили Ч.Б. Газизова на эту высокую должность, с учетом его личного вклада в становление и развитие института Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека1.

27 января 2005 года открылась весенняя сессия республиканского парламента. В работе девятнадцатого заседания Госсобрания третьего созыва принял участие Президент Республики Башкортостан М.Г. Рахимов. Депутаты заслушали отчет Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека Ч.Б. Газизова о его деятельности в году. М.Г. Рахимов поблагодарил его за долголетнюю плодотворную работу на этом посту и предложил новую кандидатуру на должность Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека – Ф.Г. Тукумбетова, работающего заместителем министра внутренних дел. Депутаты поддержали эту кандидатуру2. 27 января вышло Постановление Государственного Собрания – Курултая – Республики Башкортостан «О назначении на должность Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека». В соответствии с пунктом 25 части первой статьи 71 Конституции Республики Башкортостан, пунктом 27 части первой статьи 7 Закона Республики Башкортостан «О Государственном Собрании – Курултае – Республики Башкортостан» Государственное Собрание – Курултай – Республики Башкортостан постановляет назначить на должность Уполномоченного Республики Башкортостан по правам человека Тукумбетова Фатхлислама Гайнисламовича. Постановление вступило в силу со дня его принятия3.                                                              Азнагулов В.Г., Хамитова З.Г. Парламентаризм в Башкортостане: история и современность. – Уфа: ГРИ «Башкортостан», 2005. – С. 227.

Республика Башкортостан. 2005. 28 января.

Республика Башкортостан. 2005. 1 февраля.

февраля был опубликован доклад Ч.Б. Газизова. В основу доклада положены итоги обобщения и анализа письменных и устных обращений граждан, материалы, предоставленные органами государственной власти, министерствами, ведомствами Республики Башкортостан;

сведения, полученные в ходе посещения различных социальных объектов, следственных изоляторов, исправительных колоний;

сообщения средств массовой информации, а также официальные статистические данные по Республике Башкортостан. Указывалось, что за период работы институт Уполномоченного уверенно заявил о себе как государственный правозащитный орган, осуществляющий постоянный контроль за соблюдением конституционных прав граждан.

Подтверждение тому – более 24 тысяч устных и письменных обращений граждан, которые были рассмотрены в соответствии с Законом Республики Башкортостан «Об Уполномоченном Республики Башкортостан по правам человека». В своей деятельности и в оценках соблюдения тех или иных прав граждан в республике Уполномоченный исходил не только из обращений граждан, но и из результатов изучения соблюдения прав детей-сирот, детей-беспризорников, лиц без определенного места жительства, маломобильной категории инвалидов, больных психическими заболеваниями и др., учитывая, что они в силу объективных причин не могут самостоятельно обращаться с заявлениями к Уполномоченному. Проблемы многих граждан разрешались при тесном взаимодействии с органами власти и их должностными лицами. От многих обратившихся поступали благодарности за оказанную помощь. Однако были случаи, когда обратившиеся выражали несогласие с решением Уполномоченного, о чем свидетельствуют предъявленные Уполномоченному гражданские иски о взыскании многотысячных сумм якобы за причинение морального вреда. Критиковали Уполномоченного также отдельные республиканские и российские общественные правозащитники за необъективную, на их взгляд, оценку им общественно-политических и экономических процессов в Республике Башкортостан1.

В период деятельности Ф.Г. Тукумбетова на посту Уполномоченного по правам человека в Республике Башкортостан указывается, что с начала 2005 года на личном приеме Уполномоченным принято 317 человек. Кроме того, поступило индивидуальных и коллективных письменных обращения от 1900 граждан, по 464 даны разъяснения в соответствии с законодательством, 330 направлены различным властным и контролирующим органам для организации проверки и принятия мер по восстановлению нарушенных прав граждан. В обращениях ставились вопросы о восстановлении права собственности, содержались жалобы на судебные постановления по уголовным и гражданским делам, на действия органов судов, милиции, службы судебных приставов, учреждения Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний, ряд заявителей отстаивали свое право на жилище, социальную защиту и пенсионное обеспечение. Анализ обращений граждан позволяет сделать вывод, что основная масса нарушений прав граждан допускается должностными лицами и руководителями среднего управленческого звена, и в связи с этим, безусловно, требуется повышение их ответственности за исполнение своих служебных обязанностей2. С начала 2006 года к Уполномоченному обратилось 3019 граждан, поступило 826 письменных обращений. На личном приеме побывали 955 человек. В обращениях звучали требования о восстановлении прав собственности, прочие экономические вопросы, жалобы на действия правоохранительных органов (судов, прокуратуры, милиции, учреждений исполнения наказаний) и другие проблемы3. Так же указывается что за первые шесть месяцев 2007 г.

поступило 421 письменное обращение. В 196 из них содержались жалобы на действия                                                              Республика Башкортостан. 2005. 10 февраля.

Республика Башкортостан. 2005. 10 декабря.

Республика Башкортостан. 2006. 9 декабря.

правоохранительных органов – прокуратуры, милиции, учреждений ГУФСИН и УФСКН России по республике. 45 заявителей ставили вопрос о праве на жилище, 23 человека обращались по поводу восстановления права собственности, 26 поднимали проблемы социальной защиты и пенсионного обеспечения1.

На заседании 17 февраля 2009 г. Президиум Госсобрания РБ включил в повестку дня 11-го заседания парламента республики вопрос о назначении нового Уполномоченного по правам человека в Республике Башкортостан. 25 февраля 2009 г. на должность Уполномоченного по правам человека в Республике Башкортостан назначен Рим Фидаевич Каюмов. Его кандидатуру депутатам республиканского парламента представил Президент Республики Башкортостан Муртаза Рахимов2.

Реформа органов местного самоуправления Развитие политической системы России на протяжении большей части ее исторического пути характеризовалось доминированием централизованного государства, сравнительно низким уровнем гражданского участия в решении публичных дел в сочетании с сильной коллективистской (общинной) традицией на локальном уровне. В силу этого Российская Федерация имеет своеобразный исторический опыт местного самоуправления, отличный от западного, и потому она не может быть отнесена к какой либо из перечисленных выше классических моделей муниципальной организации.

С конца 1980-х гг. государственный механизм перестраивался стихийно, без какого-либо продуманного плана, быстро и бессистемно. Муниципальные реформы начались уже в 1990-1991 гг., еще до принятия Конституции, отражающей общественные перемены, без определения формы государственного устройства, правительственного механизма. Так, местным советам был «присвоен» статус местного самоуправления и дана определенная автономия. На практике они продолжали исполнять компетенцию прежней власти плюс решали стихийно возникавшие задачи на злобу дня, по существу, во многом самостоятельно определяя свои полномочия. Переломное значение для развития местного самоуправления в постсоветской России имело принятие Конституции 1993 года.

Гарантируя самостоятельность местного самоуправления, она оставляла простор для творчества в построении российской модели местного самоуправления. Отметим, что в муниципальных вопросах Конституция основывалась скорее на «англосаксонской»

идеологии, несмотря на закреплении возможности передачи муниципалитетам отдельных государственных полномочий с финансированием (что скорее в логике континентальных моделей, в том числе – российской земской). Однако выбор конкретных правовых форм работы местного самоуправления после ее принятия еще предстояло сделать.

Важной вехой реформы 1990-х годов, помимо принятия Конституции РФ, стало принятие Федерального закона от 28 августа 1995 г. № 154-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». Этот закон был разработан при непосредственном участии муниципальных ассоциаций и активистов муниципального движения.

События 1990-х гг. показывают, что в постсоветских реалиях усиление регионов – это автоматически ослабление муниципалитетов. Даже будучи исполнителями воли центра, регионы стремятся реализовать свои собственные, партикулярные интересы. В условиях неразвитости демократических институтов политического участия граждан далеко не все субъекты оказываются способными построить у себя более цивилизованные                                                              Республика Башкортостан. 2007. 26 июля.

Рим Каюмов стал новым Уполномоченным по правам человека в Республике Башкортостан // http://www.bashinform.ru/news/176861/ социально-политические институты. В результате муниципалитеты встраиваются в локальную вертикаль, занимая в ней подчиненное положение.

Неоформленность политической системы, наличие в ней значительных противоречий, ослабление местного самоуправления потребовали от федерального центра провести новые реформы: федеративную, административную, муниципальную и связанную с ними бюджетную и налоговую. Эти реформы привели к принятию 6 октября 2003 года нового Федерального закона № 131-ФЗ «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации».

Наряду с Конституцией Российской Федерации, основополагающим нормативным правовым актом, регулирующим отношения в сфере осуществления местного самоуправления, является Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Указанный выше федеральный закон существенно меняет концепцию местного самоуправления. В наибольшей степени изменениям подвергаются территориальные основы местного самоуправления. Существенным образом изменены ранее существовавшие организационные основы местного самоуправления. Федеральный закон № 131-ФЗ расширяет перечень форм непосредственного осуществления населением местного самоуправления.

Закон регулирует целый ряд вопросов, ранее не находивших отражения в федеральном законодательстве, что, безусловно, является положительным моментом. В первую очередь это касается главы, регулирующей порядок наделения органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями.

Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (Закон о местном самоуправлении 2003 г.) устанавливает следующие принципы проведения местного референдума:

– участие в референдуме является всеобщим и равным;

– голосование осуществляется непосредственно и добровольно;

– контроль за волеизъявлением граждан не допускается.

В соответствии с Законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» 2003 г. (ст. 22) решение о проведении местного референдума принимается представительным органом местного самоуправления по собственной инициативе или по требованию населения в соответствии с уставом муниципального образования. Важнейшим требованием Закона, связанным с подготовкой и проведением местного референдума, является гласность. В нем устанавливается, что деятельность органов местного самоуправления, государственных и общественных органов, участвующих в организации и проведении местного референдума, должна осуществляться открыто и гласно. Все решения, касающиеся местного референдума, а также вопросы или иные решения, выносимые на референдум подлежат опубликованию в местных средствах массовой информации.

В качестве примера рассмотрим первый этап реформы местного самоуправления во исполнение ФЗ № 131-ФЗ в Республике Башкортостан, поскольку закон предлагает два варианта формирования органов местного самоуправления. Впоследствии структуру органов местного самоуправления закрепляют в уставе МО по любому варианту в соответствии с законодательством.

В Республике Башкортостан структура органов местного самоуправления определялась Референдумом, проведенным в марте 2005 года. Принцип формирования органов местного самоуправления можно изобразить в следующем виде. Население на муниципальных выборах избирает (на 2 года 9 месяцев) представительный орган – совет депутатов. Представительный орган избирает из своего состава Председателя, затем разрабатывает и утверждает проект Положения о конкурсе на должность главы местной администрации, а также проект Контракта, утверждают проект Устава МО. Создается конкурсная комиссия из 8 человек. По республике в муниципальных районах и городских округах 50% состава комиссии по рекомендации Президента РБ утверждает Госсобрание РБ, а 50% – депутаты МО. В соответствии с ФЗ №131-ФЗ Закон РБ ставит дополнительные требования для претендентов на должность главы администрации муниципальных районов и городских округов: наличие высшего образования, возраст старше 26 лет, 5 лет стажа работы или 3 года стажа работы в сфере государственного и муниципального управления, отсутствие судимости, гражданство РФ, экзамен по законодательству РБ. Конкурсная комиссия выдает свое решение с 2-мя кандидатами, один из которых должен пройти через утверждение представительного органа МО. Глава МО подписывает контракт с главой администрации. Конкурсная комиссия работает на срок действия депутатского мандата. В Республике Башкортостан глава МО работает не на постоянной основе, поэтому ключевой фигурой является глава администрации.

11 января 2005 года, выходит указ Президента Республики Башкортостан «О дополнительных гарантиях осуществления местного самоуправления в Республике Башкортостан». Во исполнение положений части пятой статьи 34 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», на основании статьи 83 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и в связи с необходимостью создания дополнительных гарантий осуществления местного самоуправления в Республике Башкортостан постановляется: поручить Премьер-министру Правительства Республики Башкортостан осуществлять избирательные действия, действия по подготовке и проведению местного референдума в Республике Башкортостан1. На открытии весенней сессии республиканского парламента 27 января 2005 года, были приняты постановления «О проекте федерального закона № 121583-4 «О внесении изменений в статью 18 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и в статью 35 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»2. 29 января в соответствии с требованиями федеральных законов «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Закона Республики Башкортостан «О местном референдуме» Центральная избирательная комиссия Республики Башкортостан приняла решение о регистрации ряда инициативных групп по проведению местных референдумов3. 2 февраля 2005 года Президент Башкортостана М.Г. Рахимов провел рабочую встречу с прибывшим в Уфу руководителем Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Э.А.

Памфиловой. В ходе беседы обсуждалась совместная деятельность в сфере развития институтов гражданского общества и обеспечения прав человека. По мнению собеседников, государству необходимо иметь в данной сфере максимально полное и объективное отражение действительности4.

24 февраля состоялось двадцать первое заседание Государственного Собрания Курултая Республики Башкортостан третьего созыва, в первом чтении, наряду с другими, были приняты законопроекты «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан»,                                                              Республика Башкортостан. 2005. 12 января.

Республика Башкортостан. 2005. 28 января.

Республика Башкортостан. 2005. 29 января.

Республика Башкортостан. 2005. 3 февраля.

«Об административно-территориальном устройстве Республики Башкортостан»1. Там же, состоялось выступление М.Г. Рахимова, в котором он негативно высказался, против инициативы одной из депутатских групп парламента об освобождении от должности спикера К.


Б. Толкачева: «Ко мне обратились ряд депутатов с просьбой высказать свое мнение по поводу попыток навязать обсуждение вопроса о недоверии Председателю Государственного Собрания Республики Башкортостан или даже сорвать сегодняшнее заседание. Вы, наверное, уже все знаете, что группа депутатов Государственного Собрания закулисно, путем интриг пытается вынести на рассмотрение вопрос об освобождении от должности Председателя Государственного Собрания Республики Башкортостан Константина Борисовича Толкачева. Как Президент Республики Башкортостан я не могу не выразить свое отрицательное отношение к такого рода политическим комбинациям в стенах нашего парламента. Высший законодательный орган нашей республики вот уже 15 лет своими судьбоносными решениями обеспечивает политическую и экономическую стабильность обществ… Речь идет о группе депутатов, представляющих в основном топливно-энергетический комплекс, которые кулуарно, используя шантаж, обман и ложь, ставят вопрос о смещении Председателя парламента К.

Б. Толкачева и назначении на эту должность представителя ТЭК. Доходит до того, что распространяют слухи, что этот вопрос уже решен и Константин Борисович сам написал заявление. Некоторых депутатов, подчиненных по работе, используя служебное положение, насильно заставляют подписывать обращения о его отставке… С учетом сказанного я прошу прекратить любые инсинуации на данную тему и не поднимать больше вопрос о недоверии Председателю Государственного Собрания Республики Башкортостан»2.

11 марта состоялось сорок второе заседание Президиума Государственного Собрания – Курултая – Республики Башкортостан. Обсуждены проекты законов Республики Башкортостан и постановлений Государственного Собрания для вынесения их на рассмотрение очередного заседания парламента. В частности предлагалось принять законопроекты «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан», «О внесении изменений в Кодекс Республики Башкортостан о выборах»3. Так, 17 марта, на двадцать втором заседании Государственного Собрания депутаты приняли законы Республики Башкортостан о внесении изменений в законы Республики Башкортостан в Кодекс Республики Башкортостан о выборах, приняли закон «О местном самоуправлении в Республике Башкортостан»4.

Референдумы, назначенные на 27 марта 2005 года по вопросу структуры органов местной власти, во всех 104 вновь образованных муниципальных образованиях прошли при активном участии населения. В референдумах приняло участие от 54,48 до 99,76 % граждан, обладающих правом голоса. Вопросы, выносимые на референдумы, приняты. За них проголосовало от 74,38 до 99,73 % принявших участие в голосовании. Только по г. Уфе при 63,76 % явке на референдум избирателей, из числа голосовавших 86,74 % на поставленный в бюллетене вопрос ответили «Да». По информации комиссии референдума РБ, местные референдумы во всех 104 округах РБ признаны состоявшимися, так как в них приняли участие более 50 процентов участников референдума. По данным exit-pools, результатом голосования населения республики стала отмена назначения глав районов и городов и принятие новой структуры местной власти5. На своем заседании Центральная избирательная комиссия Республики Башкортостан в соответствии с частью 5 статьи                                                              Республика Башкортостан. 2005. 25 февраля.

Республика Башкортостан. 2005. 25 февраля.

Республика Башкортостан. 2005. 12 марта.

Республика Башкортостан. 2005. 18 марта.

Республика Башкортостан. 2005. 29 марта.

Федерального закона «Об общих принципах местного самоуправления в Российской Федерации» и статьей 52 Закона Республики Башкортостан «О местном референдуме в Республике Башкортостан» составила протоколы о результатах местных референдумов и приняла постановления, которые публикуются в средствах массовой информации соответствующих муниципальных образований1.

Население всех 104 вновь образованных муниципальных образований проголосовало за установление следующей структуры муниципальных образований:

– представительный орган избирается на муниципальных выборах на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании;

– глава муниципального образования избирается представительным органом муниципального образования из своего состава и является его председателем;

– глава местной администрации назначается на должность по контракту, заключаемому по результатам конкурса.

В соответствии с Федеральным законом глава сельского поселения независимо от численности населения может быть одновременно председателем Совета и главой местной администрации.

Данный референдум, позволил президенту Республики Башкортостан сохранить влияние на местах. Развитие гражданского общества в Республике Башкортостан с начала 2000 годов, происходило на фоне борьбы федерального центра и регионов. Произошло изменение механизмов формирования федеральной законодательной и региональной исполнительной власти, организация местного самоуправления, модели взаимоотношений между уровнями власти.

Результаты общественно-политических процессов в Башкортостане однозначно показали, что именно развитый институт парламентаризма активно способствовал проведению последовательных реформ государственно-административного управления, конструктивному взаимодействию ветвей власти, обеспечению надежных гарантий прав и свобод человека и гражданина, формированию социально ориентированной экономики, консолидации всех общественно-политических сил республики и придает фундаментальный характер конституционным отношениям. Взаимоотношения партийных и властных структур в регионах обусловливаются особенностями уровня их развития, социально-экономической ситуацией, идеологическим позиционированием, остротой борьбы групп местной элиты и другими факторами.

Литература Абдрахманов Д.М., Буранчин А.М. Трансформация государства и общества в условиях глобализации: модель Башкортостана. – Уфа, 2007. – 228 с.

Азнагулов В.Г., Хамитова З.Г. Парламентаризм в Башкортостане: история и современность. – Уфа: ГРИ «Башкортостан», 2005, Т. 1. – 304 с.

Аюпов М.А. Этапы политического развития Башкортостана в контексте государственной национальной политики России // Актуальные вопросы государственной национальной политики: теоретико-методологические, правовые и гуманитарные аспекты.

/Материалы Всероссийской научно-практической конференции. В 2 ч. Ч. 1. – Уфа:

БАГСУ, 2008. – С. 27.

Аюпов М.А. Политико-трансформационные процессы в Республике Башкортостан (1986 – 2006 гг.). – Уфа: БАГСУ, 2008. – С. 323.

Буранчин А.М., Бадранов А.Ш. Республика Башкортостан в системе российского федерализма (конституционно-правовой и политологический анализ). – Уфа:

ДизайнПолиграфСервис, 2009. – 128 с.

                                                             Республика Башкортостан. 2005. 1 апреля.

Гражданское общество современной России. Социологические зарисовки с натуры.

– М., Институт Фонда «Общественное мнение», 2008. – 392 с.

Грудцына Л.Ю. Государство и гражданское общество. – М.: ЮРКОМПАНИ, 2010.

– 464 с.

Законотворческий процесс в Государственной Думе: правозащитный анализ // Бюллетень неправительственных организаций, Вып. 52 (специальный), 25 февраля 2003.

Клещарь Е.А. Тенденции развития правящих партий в современной России (на примере партии «Единая Россия»): Авотреф. дис. … канд. полит. наук. Ростов-на-Дону, 2009 – С. 17-18.

Лавровский И.К. О суверенитете России // Экономическая наука современной России. – 1999. – № 3. – С. 115-119.

Политико-правовые ресурсы федерализма в России. – Казань, 2006. – С. 57.

Федерализм в России / по ред. Р.С. Хакимова. – Казань, 2001. – С. 67.

Федерализм в России и в мире / под ред. Р.С. Хакимова, Б.Л. Железнова. – Казань, 2004. – 326 с.

Хакимов Р.С. Российский федерализм в условиях социально-политической трансформации. – Казань: Институт истории АН РТ, 2009. С. 210-211.

Чувилина Н.Б. Генезис современных электоральных процессов в регионах России // Власть – № 11 – 2010. – С. 90.

Газеты:

Республика Башкортостан.

Российская Газета.

Электронные ресурсы:

Официальный сайт Газеты «Республика Башкортостан», www.agidel.ru Официальный информационный портал органов государственной власти Республики Башкортостан, www.bashkortostan.ru Официальный сайт Информационного агентства Республики Башкортостан «Башинформ», www.bashinform.ru Официальный сайт Управления по делам архивов Республики Башкортостан, www.gasrb.ru Официальный сайт Президента Российской Федерации, www.kremlin.ru Официальный сайт «Российской газеты», www.rg.ru Современная версия официального Интернет-сайта Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, www.ombudsmanrf.ru Гуманитарный проект о политике и общественной жизни, www.polit.ru ГЛАВА IV. ПРОФИЛАКТИКА НАРКОТИЗМА: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНСТИТУТОВ И ИНСТИТУТОВ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА «…шведский опыт подсказывает: как только замолкает глас народа, все структуры власти начинают бездействовать»1.

Практические аспекты функционирования гражданского общества показывают не только степень его развития, но и проблемные моменты, а также направления дальнейшего совершенствования.

В настоящее время традиционная культура и общинные отношения уже не могут выполнять роль сдерживающего фактора по отношению к системному и жизненному мирам. Ускоренное развитие экономической и научно-технической сфер системного мира обостряет его противоречие с жизненным миром, приводит к «колонизации» последнего или вытеснению его в периферийную область. Другая опасность состоит в чрезмерной рационализации (в том числе бюрократизации и коммерционализации) жизненного мира, что приводит к росту отчуждения и самоотчуждения людей. Все это делает настоятельной необходимостью появление более эффективных опосредующих механизмов, регулирующих взаимообмен системного и жизненного начал социума2. В современной бессубъектности и бессодержательности свободы человеческой личности кроется проблема феноменологии девиантного поведения, а также любых попыток привлечения к «ответственности». Индивид эпохи постмодерна не ощущает груза последствий за свои действия, для него все ситуативно: ситуативная мораль, ситуативные отношения, ситуативные обстоятельства. Социальный контроль как механизм регуляции и контроля за соблюдением социальных норм, уже не так довлеет над современным человеком. Сегодня любой индивид может быть кем угодно, в том числе преступником, и при этом даже не сознавать собственную «преступность»3.


Одним из важных аспектов влияния государственных и общественных институтов на общественное сознание и общественное здоровье является профилактика наркотизма, как сложного многоаспектного явления. «Профилактика наркомании – совокупность мероприятий политического, экономического, правового, социального, медицинского, педагогического, культурного, физкультурно-спортивного и иного характера, направленных на предупреждение возникновения и распространения наркомании»4.

Очевидно, что профилактические мероприятия могут быть успешными лишь в случае комплексного взаимодействия государственных и общественных социальных институтов;

степень такого взаимодействия и его эффективности является предметом дальнейшего рассмотрения.

Важность и первостепенность антинаркотической деятельности очевидны, однако имеющийся массив исследований позволяет говорить о недостаточной проработке как теоретических, так и практических аспектов ее понимания. Наряду с теоретической рефлексией над феноменом наркотизма нам представляется крайне важным определение и                                                              Фролова Н., Халлберг Т., Зазулин Г. Практика антинаркотической деятельности городов и направления ее совершенствования. Научно-практическое издание. Вып. 1. – М.: Орбита-М, 2005. – С. 86.

Гражданское общество: истоки и современность / Науч. ред. проф. И.И. Кальной, доц. И.Н. Лопушанский.

3-е изд., перераб. и доп. – СПб: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. – С. 224.

Зубарева А.В., Рожковский В.Б. Сущность и причины девиаций в контексте постмодернистских представлений о месте человека в обществе // Феноменология и профилактика девиантного поведения / Материалы четвертой ежегодной всероссийской с международным участием научно-практической конференции. – Краснодар: Краснодарский университет МВД России, 2010. Т. 1. – С. 68.

Федеральный закон о наркотических средствах и психотропных веществах №3-ФЗ от 8 января 1998 года (абзац введен Федеральным законом от 25.10.2006 № 170-ФЗ).

проработка практических аспектов антинаркотической деятельности, связанных с ее институционализацией;

обществу жизненно важно закрепить некоторые ключевые типы социальных отношений, чтобы они стали обязательными для членов общества или социальной группы внутри социума. Заметим, что институционализация представляет собой процесс определения и закрепления социальных норм, правил, статусов и ролей, приведение их в систему, которая способна действовать в направлении удовлетворения некоторой общественной потребности. «Социальные институты – регулярные, долговременные социальные практики, образцы поведения, служащие удовлетворению различных потребностей людей»1. Признаки социальных институтов – длительность существования, регулярность, выполнение определенных социальных функций, наличие комплекса норм, языка, ролей, субъектов.

Борьба с наркобизнесом и наркоманией предполагает единство действий международного сообщества, государственных органов власти и институтов гражданского общества. При этом государство берет на себя весь комплекс задач – от противодействия транснациональному наркобизнесу до профилактической антинаркотической деятельности, а общественность преимущественно сосредоточивает свои усилия на противодействии наркомании2.

Рассматривая международные антинаркотические институты (главным образом подразделения ООН), упомянем следующее. В настоящее время приняты Конвенция г., Конвенция о психотропных веществах 1971 г. и Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., которая объединила и рационально выстроила ряд соглашений и деклараций в стройную систему международного контроля. В настоящее время к этим Конвенциям присоединились почти все страны мира – свыше 180 государств являются их сторонами;

активно функционирует Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности.

Говоря о региональных институтах (в нашем случае – российских), заметим, что в 2003 г. в связи с проведением крупной институциональной реформы был создан Государственный комитет Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, затем он был реорганизован в Федеральную службу по контролю за оборотом наркотиков;

в 2008 г. был учрежден Государственный антинаркотический комитет. С 1999 г. были приняты и действовали три федеральных целевых программы, последняя из которых Федеральная целевая программа «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту на 2005-2009 гг.» не смогла решить в полном объеме поставленные задачи. В настоящее время федеральных целевых программ по данной тематике нет, однако 9 июня 2010 г. Указом Президента Российской Федерации утверждена Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года. «Эффективность профилактики остается крайне низкой» – сказал Президент России Д.А. Медведев во вступительном слове на заседании президиума Государственного совета в Иркутске апреля 2011 г. Заметим, что очень важно, чтобы в случае выхода из строя одного из социальных институтов его воспитательную функцию эквивалентно выполняли другие институты.

Однако так происходит не всегда. Так, в ходе преобразований, происходящих в последние десятилетия в нашем обществе, многие институты, активно выполнявшие воспитательную функцию, устранились от этого. Большую роль в воспитании играли трудовые                                                              Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. Социологический словарь. – Казань, 1997. – С. 106-107.

Кирсанов А.И. Противодействие наркобизнесу и наркомании в системе национальной безопасности России: политологический анализ / Автореф. дис. докт. полит. наук. – М., 2010. – С. 44.

Сайт Президента России / http://президент.рф/новости/10986.

коллективы, конкретнее – партийные и комсомольские организации. Происшедшие общественно-политические изменения привели к тому, что трудовой коллектив во многом перестал выполнять эту функцию. Отстранилась от воспитательной работы и школа, где за последние годы сформировалось устойчивое мнение, что «школа должна, прежде всего, обучать, а воспитание – дело второстепенное»1. Функциональные эквиваленты в области воспитания молодежи фактически не появились. В результате в системе воспитания образовался институционально-функциональный вакуум. Мы считаем, что необходимо создание и институционализация системы антинаркотической профилактики путем формирования соответствующих управленческих компетенций, направленных на проведение межведомственной работы в целях объединения усилий социальных ведомств, служб и разных уровней управления.

Чтобы понять общество, глубинный характер социальных связей в нем, следует изучить механизмы регулирования социальных институтов, их нормы, правила. Именно привычное, будничное и рутинное (а не яркие, неповторимые события), как оказалось, навязывают нам определенный порядок мыслей, предпочтений. Именное институциональные взаимодействия составляют ядро институциональной практики людей.

Как отмечает В. Иванов, «справедливо считается, что абсолютным приоритетом, безусловно, является профилактика наркотизма как первооснова предупреждения наркозависимости и наркопреступности;

ее осуществляют, как правило, различные институты общества: семья, школа, группа сверстников, армия, трудовой коллектив, вуз, профессиональное сообщество, правоохранительные органы, институты гражданского общества»2. К институтам социального контроля в сфере профилактики наркотизма относятся система здравоохранения, судебные органы, правоохранительные органы и пенитенциарная система, которые осуществляют пресечение девиантных проявлений и наказание за их совершение. К неспецифическим формальным институтам, т.е. не имеющим своей основной целью, но влияющим на уровень наркотизма, можно отнести систему образования и систему организации внеучебной и досуговой деятельности подростков (спортивные организации, клубы по интересам и пр.). Кроме названных институтов, на уровень наркотизации влияют и неформальные институты – семья, благотворительность, осуществляемая различными социальными организациями, молодежные объединения, общественное мнение, шоу-бизнес, искусство, религия.

Согласно Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года субъектами антинаркотической деятельности являются3:

а) Государственный антинаркотический комитет, осуществляющий координацию деятельности федеральных органов исполнительной власти и антинаркотических комиссий в субъектах Российской Федерации, а также организацию их взаимодействия с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, общественными объединениями и организациями по реализации государственной антинаркотической политики;

б) антинаркотические комиссии в субъектах Российской Федерации и в муниципальных образованиях, обеспечивающие координацию деятельности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного                                                              Общая социология / Под общ. ред. проф. А.Г. Эфендиева. – М.: ИНФРА-М, 2008. – С. 242.

Иванов В. В борьбе с наркоугрозой необходимо объединить усилия всего мирового сообщества // Информационный бюллетень «Президентский контроль» Февраль, 2010 / http://www.fskn.gov.ru/fskn/index/news.htm?id=10297694@cmsArticle Стратегия государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года. Утверждена Указом Президента Российской Федерации от 9 июня 2010 г. № 690.

самоуправления, а также организующие их взаимодействие с общественными объединениями по профилактике немедицинского потребления наркотиков и противодействию их незаконному обороту в рамках своих полномочий;

в) Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков, обеспечивающая выполнение функций по реализации государственной антинаркотической политики, нормативно-правовому регулированию, контролю и надзору в сфере оборота наркотиков и их прекурсоров, а также в области противодействия их незаконному обороту;

г) Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации, осуществляющее функции по выработке государственной политики и нормативно правовому регулированию в сфере организации медицинской профилактики, медицинской помощи и медицинской реабилитации для лиц, потребляющих наркотики, и больных наркоманией, а также в сфере фармацевтической деятельности, включая вопросы оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров;

д) другие федеральные органы исполнительной власти, обеспечивающие реализацию функций по противодействию незаконному обороту наркотиков и их прекурсоров, а также меры профилактики немедицинского потребления наркотиков в пределах предоставленных им Президентом Российской Федерации и Правительством Российской Федерации полномочий;

е) высшие должностные лица (руководители высших исполнительных органов государственной власти) субъектов Российской Федерации, осуществляющие в рамках своих полномочий руководство антинаркотической деятельностью на территории субъектов Российской Федерации;

ж) органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, обеспечивающие реализацию государственной антинаркотической политики в субъектах Российской Федерации;

з) органы местного самоуправления, в пределах своей компетенции организующие исполнение законодательства Российской Федерации о наркотических средствах, психотропных веществах и об их прекурсорах.

Также отмечается, что общественные объединения и религиозные организации вправе участвовать в профилактике немедицинского потребления наркотиков и реабилитации лиц, потребляющих наркотики, ведь, несмотря на возрастающую активность институтов государства, наркоситуация практически не меняется к лучшему.

Главная причина такого положения состоит в том, что наркомания – это, прежде всего, уровень индивидуальной психологии. Поэтому центральной задачей противодействия наркоугрозе должна быть активизация сопротивления наркотической пандемии самого общественного организма. Однако стоит четко осознавать, что многие общественные объединения носят деструктивный характер и в качестве основной цели имеют получение прибыли.

Конечной идеальной целью социальных институтов является благополучие популяции – наличие максимально благоприятных при имеющемся технологическом и экономическом уровне развития общества предпосылок жизнедеятельности, способствующих достижению и поддержанию оптимальной для данной территории численности популяции1. Как писал К. Манхейм, «правильно организованное массовое общество в самом деле заботится о всех возможностях формирования влечений. Оно ведь должно именно потому дать выход влечениям, что в каждодневной жизни необходимо их длительное вытеснение посредством всеохватывающей рационализации. В этом функция «спорта», «празднеств» в массовом обществе, да и других каналов реализации культурных                                                              Хлопушин Р. Социальный контроль наркотизма в общности / http://www.narcom.ru/publ/info/584.

установок. Каждому большому культурному обществу до сих пор удавалось придавать иррациональным силам души определенный образ в формах культуры и сублимации»1.

Как отмечает Е. Есенгараев, «институты всегда связаны с другими институтами, с общесоциальными и культурными ценностями и символами»2. Каждый социальный институт характеризуется наличием цели своей деятельности, конкретными функциями, обеспечивающими достижение такой цели, набором социальных позиций и ролей, типичных для данного института. Для социальных институтов характерны: 1) четкое распределение функций, прав и обязанностей участников институционализированного взаимодействия;

2) разделение труда и профессионализация выполнения функций;

3) особый тип регламентации;

4) более четкий, жесткий и обязывающий характер механизмов регуляции;

5) наличие учреждений.

Существуют очевидные и скрытые проявления взаимосвязи институтов, целостности их системы. Взаимосвязь предусматривает решение сложнейшей фундаментальной задачи – совместимости норм, регуляторов, правил игры в разных социальных институтах.

Одна и та же личность в одно и то же время включена и в институты семьи, и в политические, и в экономические институты. Совместимость главных, исходных идей, принципов, представлений, которыми руководствуются люди в различных сферах жизни общества, является главным условием духовно-моральной целостности личности.

В результате рассогласования, несовместимости исходных принципов, норм регуляции основных социальных институтов они начинают блокировать развитие друг друга. Одним из обязательных условий функционирования институтов являются общие для всех его членов ценности и смыслы, разделяемые всеми участниками социального взаимодействия. С точки зрения институциональной динамики статичные, крайне медленно меняющиеся своды ценностей представляют собой серьезное препятствие на пути институциональных изменений3.

Стоит отметить, что у института профилактики наркотизма имеются свои латентные функции, в частности рост интереса населения к наркотикам после проведения профилактических мероприятий и пр.

Анализ института – это, прежде всего анализ норм, которыми регулируются взаимоотношения его субъектов, тех ценностей, которые эти нормы обосновывают. Если мы хотим понять причины действенности института (или его распада), необходимо изучить, в том числе эффективность (или неэффективность) санкций, их неотвратимость.

Соответственно, как бы банально это ни звучало, реформированию подлежит большая часть современных российских институтов в целях преодоления коррупции, правового нигилизма, безынициативности и пр. Иначе преодоление наркотизма, а также модернизация и развитие страны просто не возможны.

Заметим, что в любом социальном институте (и в обществе в целом) тяга к устойчивости превалирует над тягой и способностью к переменам. Зачастую старые социальные институты могут продолжать свое существование наряду с новыми, хотя они уже не выполняют своих прежних функций и не только бесполезны, но порой и вредны для общества, ибо могут вносить дестабилизацию, мешать ориентации в действительности. Эта ситуация называется «институциональной ловушкой» и означает, что однажды принятое решение трудно отменить. В терминах неоинституциональной теории «институциональная ловушка – это неэффективная устойчивая норма                                                              Манхейм К. Духовный регресс / Кризис сознания. – М.: Алгоритм, 2009. – С. 20.

Есенгараев Е.Ж. Переходное общество: институциональный анализ / http://www.soc.pu.ru/publications/pts/esengaraev_3.shtml Даутова С.С. Анализ социальных и политических систем в западной социологии во второй половине ХХ века. – М.: Наука, 2007. – С. 170-171.

(неэффективный институт), имеющая самоподдерживающийся характер»1. Ее устойчивость означает, что если в системе превалировала неэффективная норма, то после сильного возмущения система может попасть в «институциональную ловушку», и тогда уже останется в ней даже при снятии внешнего воздействия. Одно из наиболее серьезных последствий «институциональных ловушек» заключается в том, что хотя они и смягчают отрицательные краткосрочные последствия неподготовленных, слишком быстрых преобразований, в то же время они препятствуют долгосрочному развитию.

Государственные институты, как более громоздкие и инертные гораздо чаще попадают в институциональные ловушки, нежели общественные.

Чтобы пробить «непробиваемую стену» институализированных взаимодействий, необходимо использовать как минимум две самые мощные силы социального преобразования (или разрушения). Первая (и главная сила) – это сила заинтересованности людей, признания ими необходимости изменения социального института и согласия на утверждение новых норм. Вторая сила – это сила власти. Именно власть обладает функцией нормотворчества, помноженной на невиданную силу, обязывающую людей делать то, что не хочется, включая ресурсы принуждения. Речь идет не только о государственной власти, но и о власти родителей, власти начальника и т.д.

Важно отметить также, что изменение института приходится производить не прекращая процесса его функционирования, что, несомненно, усложняет изменения и делает их более трудоемкими.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.