авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 38 |

«Федеральное агентство по образованию Ставропольский государственный университет Дорогие друзья! ...»

-- [ Страница 14 ] --

нализирована, связана с «учительским», ораторским, И слова А.А. Фета, и интерпретация их В.В. Кожино декламативным искусством. Риторическая ситуация вым подтверждают наличие единовременного контра очень свойственна текстам Тютчева. Что же касается ста как принципа культуры в поэтическом тексте Тют великой антиномии «старого и нового», то это тоже чева. Он внутренняя причина того, что не меркнущую характерно для поэзии Тютчева, воплотившего в речи, в веках поэзию Тютчева Фет называет «нашим» (рус тексте архаические посылы в соединении с простой ских) «патентом на благородство». Кристаллизация реалистичностью. образов поэзии Тютчева, связывающая творчество по «Умеренное», или легкое, барокко Тютчева связано эта с культурным пространством стиля барокко, — с «умеренным многоязычием», когда в речи взаимо- свидетельство того, что в общих цивилизационных и действуют реалистические, современные художнику, культурных процессах подлинное искусство не знает и архаические тенденции. Все это связано с некоторой национальных границ, хотя всегда остается глубоко «странностью» его стиля, сложными взаимоотноше- национальным.

ниями микрокосма (человека) и макрокосма (Вселен Источники:

ной). Чрезвычайно важно в эстетике текста Тютчева движение и в тематическом плане, и в плане органи- 1. Тютчев Ф.И. На камень жизни роковой… // Тютчев Ф.И.

зации текста. Иллюзорность бытия, призрачность су- Полн. собр. стихотворений. — Л., 1987. — С. 73—74.

ществования, характерные для барокко, тоже можно 2. Тютчев Ф.И. Ты зрел его в кругу большого света… // отнести к поэзии Тютчева. Спор, словесный конфликт Там же. — С. 117.

также свойственны и стилю барокко и поэзии Тютчева. 3. Тютчев Ф.И. Silentium! // Там же. — С. 105—106.

Ассоциативность, метафоричность, контрасты — осо- 4. Тютчев Ф.И. Фонтан // Там же. — С. 134—135.

бенности барочной эстетики. Соединение искусства и 5. Тютчев Ф.И. О чем ты воешь, ветр ночной?.. // науки, проникновенной лиричности и философского Там же. — С. 119.

отстранения от сиюминутных переживаний — черты 6. Тютчев Ф.И. Живым сочувствием привета… // поэзии Тютчева. Там же. — С. 147.

Вода, струи воздуха, волны, турбулентности, изги- 7. Тютчев Ф.И. Поэзия // Там же. — С. 158.

бы, сложные материальные фактуры в изображении 8. Тютчев Ф.И. На юбилей князя Петра Андреевича Вя небесного (горнего) и материального (дольнего) ми- земского // Там же. — С. 204—205.

ров — все это также из набора ярких барочных манер 9. Тютчев Ф.И. А.А. Фету // Там же. — С. 208.

Ф.И. Тютчева. 10. Тютчев Ф.И. Нам не дано предугадать… // Там же. — Эмблематичность явно не отмечена в стиле Тютче- С. 242.

ва. (Вспомним, например, Семеона Полоцкого с его фи- 11. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис гурными стихами — в виде звезды, сердца, креста и т.д.) курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — Хотя в системе знаков препинания, активно использу- С. 501—503.

Литература:

емых Тютчевым, есть репрезентанты, которые внешне выражают внутренние особенности текста. Это не- 12. Айхенвальд Ю.И. Тютчев // Силуэты русских писа обычные скопления знаков препинания, их сложные телей. — М., 1994.

комбинации. 13. Делез Ж. Складка. Лейбниц и барокко. — М., 1998.

Особыми репрезентантами стиля барокко в твор- 14. Кожинов В.В. Книга о русской лирической поэзии честве Тютчева являются множественные уплотне- XIX века. Развитие стиля и жанра. — М., 1978.

ния текста, его рельефность и разряжение, ведущие 15. Кожинов В.В. Тютчев. — М., 1988.

к указанной складчатости как основе стиля барокко. 16. Лобанова М.Н. Западноевропейское музыкальное «Понятие «барокко», — отмечает Ж. Делез, — отсылает барокко: проблемы эстетики и поэтики. — М., 1994.

не к какой-либо сущности, а скорее к некоей опера- 17. Пигарев К.В. Жизнь и творчество Тютчева. — М., 1962.

тивной функции, к характерной черте. Барокко не- 18. Поляков М.Я. Вопросы поэтики и художественной престанно производит складки. Открытие это ему семантики. — М., 1978.

не принадлежит: существуют разнообразные склад- 19. Пумпянский Л.В. Классическая традиция. Собрание ки, пришедшие с Востока, а также древнегреческие, трудов по истории русской литературы. — М., 2000.

римские, романские, готические, классические… Но 20. Тургенев И.С. Несколько слов о стихотворениях барокко их искривляет и загибает, устремляя к беско- Ф.И. Тютчева // Тургенев И.С. Полное собрание сочи нечности, складку за складкой, одну к другой. Основ- нений и писем. — М.—Л., 1963. — Т. 5.

ная черта барокко — направленная к бесконечности 21. Тынянов Ю.Н. Вопрос о Тютчеве // Поэтика. Исто складка» (13, с. 7). рия литературы. Кино. — М., 1977.

Тютчев воплотил в лирике высокие принципы че- 22. Чичерин А.В. Очерки по истории русского литера ловеческой культуры. А.А. Фет, пишет В.В. Кожинов, турного стиля. — М., 1977.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ Плещеев Источники:

1. Плещеев А.Н. На память // Плещеев А.Н. Полн. собр.

Алексей стихотворений. — М.—Л., 1964. — С. 61—62.

Николаевич 2. Плещеев А.Н. Поэту «Кто не страдал святым страда ньем…» // Там же. — С. 76—78.

[22.XI(4.XII).1825, Кострома — 3. Плещеев А.Н. Поэту («Пускай заманчив гладкий 26.IX(8.X).1893, Париж, похо путь…») // Там же. — С. 152.

ронен в Москве] — поэт, про 4. Плещеев А.Н. Памяти Пушкина // Там же. — С. 245—246.

заик, критик.

5. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис Метапоэтика А.Н. Плещее курса. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — С. 504—505.

ва представлена в рецензиях и Литература:

стихотворных произведениях.

6. Айхенвальд Ю.И. Плещеев // Силуэты русских писа На метапоэтические воз телей. — М., 1999.

зрения А.Н. Плещеева оказала 7. Кузин Н. Плещеев. — М., 1988.

влияние дружба с Н.А. Некрасовым, Н.Г. Чернышев ским, Н.А. Добролюбовым.

А.Н. Плещеев пропагандировал демократическую эстетику, советовал искать в народной среде героев, Майков готовых принести свою жизнь в жертву общему благу.

Аполлон В стихотворениях А.Н. Плещеева поэт является Николаевич в образе библейского пророка, который призван быть провозвестником истины и справедливости («Любовь [23.V(4.V I ).1821, Мо с к в а — певца», «Сон», «Поэту» и др.). 8(20).III.1897, Санкт-Пе тер Будучи сторонником гражданской поэзии, А.Н. Пле- бург] — поэт, сотрудник жур щеев не отрицал и «чистого искусства»: он рассматри- нала «Москвитянин».

вал его как и «противоядие против буржуазного чисто- Метапоэтика А.Н. Майко гана» (рецензия «Очерки Рима» А. Майкова» — 1847). ва представлена в основном «Плещеев часто в своих стихах называет себя стихотворными произведени странником, — пишет Ю.И. Айхенвальд. — Это вер- ями. В них заметно как влия но прежде всего в том отношении, что у него не было ние славянофильства, теории своего поэтического дома. Как художник, он не ориги- панславянизма, так и эстетики русского шеллинги нален и не высок;

в его бледных строфах много про анства («Октава» — 1841) с его идеями рационалисти зы и мало образов;

лишь изредка звучат они певучей ческой направленности искусства и проникнутости мелодией, лишь изредка вспыхивают искорками на природы художественным началом, которое воплоща стоящей красоты. У него — темперамент спокойный и ется в его творчестве. На метапоэтику Майкова также чуждый пафоса;

немного крылатых слов и незабыва оказали влияние поэты Греции и Рима.

емых стихов завещал он потомству. Он сам называет Для метапоэтического дискурса А.Н. Майкова ха свой стих плохим. Но в словах невыразительных ска рактерно отрицание общественного служения искус зывается поэтическая и кроткая душа, которая жаждет ства и стремление к выражению в нем абсолютного говорить на возвышенном языке стихов;

но и в речи, идеала «вечной красоты». Аффектированной страст не богатой красками, чуется беззвучная песнь чистого ности эпигонского романтизма поэт противопостав сердца. В саду его не было прекрасных лилий, «горде ляет гармонически уравновешенную созерцатель ливых георгин»;

но садик его все-таки был «свеж и зе ность, рационалистически холодноватый «пластиче лен». … Плещеев отождествлял поэта и пророка и хо ский» стиль.

тел «провозглашать любви ученье» и нищим и богачам.

Он завещал хранить «чистые химеры»…» (6, с. 278).

Октава Гармонии стиха божественные тайны Поэту Не думай разгадать по книгам мудрецов:

Пускай заманчив гладкий путь, У брега сонных вод, один бродя, случайно, Но ты своей высокой цели, Прислушайся душой к шептанью тростников, Поэт, и в песнях и на деле Дубравы говору;

их звук необычайный Неколебимо верен будь.

Прочувствуй и пойми… В созвучии стихов Иди, послушный до конца Невольно с уст твоих размерные октавы Призывам истины могучим;

Польются, звучные, как музыка дубравы.

Иди по терниям колючим, Без ободренья и венца.

И будь бестрепетным бойцом, Обосновывая свои идеи, А.Н. Майков, как и дру Бойцом за право человека;

гие сторонники «чистого искусства», опирался на Не дай заснуть в пороках века А.С. Пушкина, отвлекаясь от социально-исторической Твоей душе постыдным сном. конкретности его взглядов.

Поэзия для А.Н. Майкова — тайна. Поэт сам заво И будет песнь твоя сильна, рожен тем, что происходит в процессе творчества.

Как божий меч, как гром небесный;

Он один из тех поэтов, которые погружают читателя И не умрет в сердцах она, в этот процесс, делают свидетелями конструирования Хотя бы смолк твой голос честный.

поэтического мира.

Июль Есть мысли тайные в душевной глубине;

В метапоэтике А.Н. Плещеев ориентировался на Поэт уж в первую минуту их рожденья принципы, выработанные А.С. Пушкиным. Это «до В них чует семена грядущего творенья.

бро» и «красота», «стремление к идеалу», завет «добру и Они как будто спят и зреют в тихом сне, истине служить».

2 М Е Т А П О Э Т И К А П Р Е О Б РА З О В А Н И Я ( П Р Е О Б РА Ж Е Н И Я ) И УС Т А Н О В Л Е Н И Я И ждут мгновения, чьего-то ждут лишь знака, Музей как знак (гр. museion — храм муз) — внутрен Удара молнии, чтоб вырваться из мрака… няя основа метахудожественного мышления А.Н. Май И сходишь к ним порой украдкой и тайком, кова, реализующего в тексте стилевые черты ампира.

Стоишь, любуешься таинственным их сном, Он поэт, но и мыслитель, историк, культуролог, фило Как мать, стоящая с заботою безмолвной соф, оперирует метакультурными представлениями Над спящими детьми, в светлице, тайны полной… в духе М. Вебера, А.Дж. Тойнби, О. Шпенглера. Опери 1868 рование целостными культурными концептами, сим волами, когнитивными артефактами и реалиями, Обращаясь к проблеме народности литературы, имеющими у Майкова знаковый характер, дает допол А.Н. Майков опирается на поэтическое и теорети- нительность объективного и субъективного образов ческое наследие А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, мира, который предстает в гармонической уравнове И.А. Крылова, А.В. Кольцова, отвергая интерпрета- шенности. Думается, что претензии литературоведов цию народности, предложенную в конце пятидеся- и критиков, называвших А.Н. Майкова «поэтом вторич тых годов в эстетике революционных демократов ного» (Ю.И. Айхенвальд), оказываются необоснован (Н.А. Добролюбов, Н.Г. Чернышевский). В понимании ными. Художник «с душой, преломившейся о книгу»

поэтом народности русской литературы отразилась (Ю.И. Айхенвальд), в поэзии оказался провозвестни его вера в то, что религиозное смирение составляет ком нового знания и нового стиля художественного мышления, которое в XX веке стало одним из опреде главную особенность духовного склада простого ляющих — мы имеем в виду оперирование целостны русского человека.

Интересна интерпретация творчества и метапо- ми культурными системами: «идеальные типы» М. Ве сылок А.Н. Майкова, данная Д.С. Мережковским: «…от- бера, «культурные круги» О. Шпенглера, «цивилиза личием взгляда на природу определяется и отличие ции» А.Дж. Тойнби.

Майкова от Фета и Полонского в самой форме. … Ю.И. Айхенвальд так определил основы метапо Стих Майкова — точный снимок с впечатления;

он этики А.Н. Майкова: «…Майков классическую душу дает ни больше ни меньше, а ровно столько же, как и только узнал, вычитал из книг, с их ветхих листов.

природа. Когда Майков передает звук, Фет и Полон- … Он был знаток древности;

его дар, как он сам ский передают трепетное эхо звука;

когда Майков выражается, «креп в огне науки» (хотя его знания, изображает ясный свет, Фет и Полонский изобра- достаточные для искусства, были бы неудовлетво жают отражение света на поверхности волны. … рительными именно для последней). На его поэзии Солнце Майкова — это вечное солнце Эллады и Ри- лежит печать книги, потому что поэзия его не так ма, оно сияет в сухом и прозрачном воздухе камени- сильна, чтобы она могла книгу преодолеть и заглу стой южной страны;

резкие тени и ослепительные шить. … …хотя античному он и предан был душою, пятна света, контуры всех предметов определены и но душа эта была не так глубока и наивна, чтобы он точны до последних мелочей, краски без оттенков и мог вместить в нее широту языческого мировоспри ятия и в XIX веке повторить Древний Рим, древний полутонов достигают крайнего напряжения, звуки мир. … Поэт вторичного, с душой, преломившейся раздаются звонко и отрывисто, ни гипербол, ни му зыкальной неопределенности, ни эха, ни колебаний о книгу, Майков, быть может, был бы иным, если бы света, ни сумерек. Стих Майкова изумительной точ- до своих нравственных путешествий в Рим жил он ностью, чувством меры и неподражаемой пласти- «дома», «на воле» (7, с. 158).

кой напоминает античных поэтов. Впрочем, Май- Ампир и ориентированность его на античность ков — истинный к лассик, не только по форме, но и способствовали реализации особенностей метакуль по содержанию» (8, с. 146). турного сознания А.Н. Майкова, гармонизации мира Картины реальности преобразу ются у Майко- реального и мира воображаемого, постоянно обле ва в формы к ульт урных артефактов: производятся кающегося в культурные артефакты. В потоке време живописи, ск ульпт уры, музыки, архитект урные со- ни оживают целые культурные пласты (античность), ору жения. Он часто так и называет свои произве- а реальные события и предметы становятся все новы дения: «Картина вечера», «Барельеф», «Мраморный ми и новыми объектами художественного познания.

Фавн», «Пейзаж», «Народная песня», цик лы «Кар Источники:

тины», «Новогреческие песни», «Менуэт», «Из ис панской антологии». И, наоборот, текст строится 1. Майков А.Н. Октава // Майков А.Н. Сочинения: В 2 т. — так, что перед нашим умственным взором ожива- М., 1984. — Т. 1. — С. 43.

ют древние сюжеты, картины как бы раздвигают 2. Майков А.Н. Есть мысли тайные в душевной глубине… // оковы рам и начинают жить собственной жизнью: Там же. — С. 250.

«Мерцает по стене заката отблеск рдяный // Как 3. Майков А.Н. Чужой для всех… // Там же. — С. 245—246.

уголь искряся на раме золотой... // Мне дорог этот 4. Майков А.Н. Мысль поэтическая — нет!.. // Там же. — час. Соседка за стеной // Садится в сумерки по- С. 255.

рой за фортепьяно, // И я слеж у за ней вниматель- 5. Майков А.Н. Поэзия — венец познанья… // Там же. — ной мечтой» (Импровизация, 1856). В результате С. 284.

поэтический мир и поэтический текст А.Н. Майко- 6. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис ва предстают как гигантский музей (может быть, курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — музей под открытым небом). Его лирический герой С. 506—507.

Литература:

в мире настоящем постоянно живет и взаимодей ствует с «экспонатами» прошлого, которые откры- 7. Айхенвальд Ю.И. Майков // Силуэты русских писате ты во времени к реалиям настоящего, последние же лей. — М., 1994.

на наших глазах «мумиефициру ются», становятся 8. Мережковский Д.С. Майков // Акрополь: Избранные литерат урно-критические статьи. — М., 1991. — стат уарными, приобретают приметы экспоната в глобальном «музее» А.Н. Майкова. С. 143—158.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ Фет «Но для художника недостаточно бессознательно находиться под влиянием красоты или даже млеть в ее Афанасий лучах, — пишет А.А. Фет в статье «О стихотворениях Афанасьевич Ф. Тютчева». — Пока глаз его не видит ее ясных, хотя и тонко звучащих, форм там, где мы ее не видим, или [нас т. фами ли я Шеншин;

только смутно ощущаем — он еще не поэт. Китайский 23.XI(5.XII).1820, с. Новоселки живописец не видит в природе теней;

кто из не посвя Орловской губернии, ныне щенных в тайну живописи видит на молодом лице все Мценского района Орлов радужные цвета и их тончайшие соединения? А между ской области — 21.XI(3.XII). 1892, тем разве они не существуют и разве Ван-Дик или Рем Москва]. — поэт, переводчик.

брандт их не видят? Итак, поэтическая деятельность, Ме т а по э т и к а А. А. Ф е т а очевидно, слагается из двух элементов: объективного, представлена в статье «О сти представляемого миром внешним, и субъективного, хотворениях Ф.И. Тютчева», зоркости поэта — этого шестого чувства, не зависяще а также в стихотворных произведениях.

го ни от каких других качеств художника» (16, с. 511).

На метапоэтические воззрения А.А. Фета большое В метапоэтике А.А. Фета содержатся предпосылки влияние оказала философия А. Шопенгауэра, особен обоснования импрессионистичности художествен но идея самоценности и иррациональной сущности ного образа. Поэт часто использует термин «впечатле искусства. Поэт декларировал неестественность сли ние», характерный для концептуального понимания яния искусства с действительностью. Поэзия пред импрессионизма.

ставлялась ему совершенно особой духовной сферой, «Пусть предметом песни будут личные впечатле областью возвышенной красоты, которая доступна ния (выделено нами. — К.Ш., Д.П.): ненависть, грусть, лишь избранным. Понятия о добре и зле, считал он, любовь и пр., но чем дальше поэт отодвинет их от себя необходимы в жизни людей, но чужды искусству. Тво как объект, чем с большей зоркостью провидит он от римый художником мир красоты является абсолют тенки собственного чувства, тем чище выступит его но самоценным: «Поэзия, или вообще художество, идеал. С другой стороны, чем сильнее самое чувство есть чистое воспроизведение не предмета, а только будет разъедать созерцательную силу, тем слабее, одностороннего его идеала;

воспроизведение самого смутнее идеал и бренней его выражение. Я не говорю, предмета было бы не только ненужным, но и невоз чтобы творения (дети) могучих художников не име можным его повторением. У всякого предмета тысячи ли с ними и между собой кровного сходства: возьми сторон — и не только одно, данное искусство, с свои те нашего Пушкина, вы по двум стихам узнаете, чьи ми строго ограниченными средствами, но и все они они;

но строгий резец художника перерезал всякую, в совокупности не в силах воссоздать всего предме так сказать, внешнюю связь их с ним самим, и вос та. Какими, например, средствами повторят они его создатель собственных чувств совладал с ними как вкус, запах и стихийную жизнь? Но в том-то и дело, с предметами, вне его находившимися. Каким обра что художнику дорога только одна сторона предме зом происходит подобное раздвоение чувства и зор тов: их красота, точно так же, как математику дороги кого созерцания? — тайна жизни, как и самая жизнь»

их очертания или численность. Красота разлита по (там же, с. 512).

всему мирозданию и, как все дары природы, влияет В статье о Тютчеве Фет проводит своеобразный даже на тех, которые ее не сознают, как воздух пита эксперимент. Он анализирует стихотворения «Сож ет и того, кто, быть может, и не подозревает его суще женное письмо» Пушкина и «Как над горячею золой…»

ствования» (16, с. 511).

Тютчева. Фет считает, что в стихотворении Пушкина Решительно отделяя друг от друга искусство и происходит примирение мысли и чувства. Вот как действительность, А.А. Фет не признавал в поэзии ни тонко интерпретирует Фет стихотворение Тютчева.

рациональных, ни сугубо утилитарных элементов, по Хотя это краткая интерпретация, но можно сказать, рой категорично выражая свою позицию: «Придайте образцовая.

поэтической мысли резкость и незыблемость акси омы, — она сейчас станет в ряду великих истин, вос «Как над горячею золой прещающих казно-, коно- и платкокрадство;

вдайтесь Дымится свиток и сгорает в подробности, или окружите поэтическое явление И огнь, сокрытый и глухой, равносильными ему другими, и оно побледнеет до ни Слова и строки пожирает, чтожества» (там же, с. 513).

Поверьте мне: с надеждой тайной Так грустно тлится жизнь моя Стиху я верю своему;

И с каждым днем уходит дымом;

Быть может, прихотью случайной Так постепенно гасну я Дано значение ему. В однообразьи нестерпимом.

Так точно, в час осенней тучи, Когда гроза деревья гнет, О небо! если бы хоть раз Сей пламень развился по воле, Листок бесцветный и летучий И, не томясь, не мучась доле, Вас грустным лепетом займет.

Я просиял бы и погас.

Первое слово: «как», управляющее всем куплетом, А.А. Фет признавал экстатический характер твор доказывает, что процесс горения, так мощно и тонко чества. Настоящие стихи для него — «божественный обрисованный, один предлог высказать задушевную вздор», «бред неясный». Они пишутся «наперекор уму».

мысль. Недаром огонь, пожирающий слова и строки, «Мне жизни мировой святыня дорога», — утверждал «скрытый и глухой»;

чувствуешь, что он единовре поэт. «Святыня» для него — это жизнь души челове менно ходит и по извивам свитка, и по изгибам души ческой и природы, слитые воедино, женская красота и образы искусства. поэта. Наше ожидание сбывается вполне: поэтиче 2 М Е Т А П О Э Т И К А П Р Е О Б РА З О В А Н И Я ( П Р Е О Б РА Ж Е Н И Я ) И УС Т А Н О В Л Е Н И Я ская мысль уже ясно выступает во втором куплете, стихотворение Фета, Тютчева. Что в них за вымысел?

а в третьем вспыхивает так ярко, что самый образ Для нас важно в них не отражение жизни, момент, если пылающего письма бледнеет перед ее си янием. его отдельно взять, ничтожный … нас настраивает не В этом стихотворении чувство на заднем плане, хотя содержание, а форма таким образом, что мы видим не и не на такой глубине, на какой мысль в стихотворе- изображение частных случаев, а знак неопределенно нии Пушкина. го ряда других подобных восприятий и чувств. Доста Говоря о мысли, мы везде будем подразумевать — точно разрушить форму любого из небольших лири поэтическую;

до других нам дела нет, и в отношении ческих стихотворений, оставив в тех же чертах содер к ней г. Тютчев постоянно является полным, само- жание, чтобы убедиться в том, что только форма, ритм бытным, а потому нередко причудливым и даже ка- настраивают нас так. Из этого, конечно, не следует, что призным ее властелином. Поэтическая сила, то есть чистый перебой звуков и рифм, в который обличен зоркость, г. Тютчева — изумительна. Он не только ви- набор слов и фраз пьяной пифии, достигает такой же дит предмет с самобытной точки зрения, — он видит цели» (19, с. 102, 103).

его тончайшие фибры и оттенки. Уж если кого-либо Метапоэтика А.А. Фета формировалась в диалоге нельзя упрекнуть в рутинности, так это нашего по- с произведениями Ф.И. Тютчева. Именно Фет утвердил эта» (там же, с. 515). в метапоэтике поэзию Тютчева как эталон творчества, В своем анализе Фет предпочитает оперировать не соответствующий цвету европейской лирики.

отдельными фрагментами произведений Пушкина, На книжке стихотворений Тютчева Тютчева, а анализировать стихотворение как единое целое, как единый знак. Эти опыты можно представить Вот наш патент на благородство, — как метапоэтический жанр анализа одного стихотво- Его вручает нам поэт;

рения. Этот жанр впоследствии был развит в метапо- Здесь духа мощного господство, этике символистов: вспомним анализ стихотворения Здесь утонченной жизни цвет.

Пушкина «Не пой, красавица, при мне…» А. Белого, стихотворения Пушкина «Пророк» В.Я. Брюсова. В сыртах не встретишь Геликона, Принципиальная краткость (разработка жанра На льдинах лавр не расцветет, «фрагмента», как указывал Ю.Н. Тынянов) поэтиче- У чукчей нет Анакреона, ских текстов А.А. Фета нашла отражение в его мета- К зырянам Тютчев не придет.

поэтике: «Лирическое стихотворение подобно розо вому шипку: чем туже свернут, тем более носит в себе Но муза, правду соблюдая, красоты и аромата. Главное я стараюсь не переходить Глядит — а на весах у ней трех, много — четырех куплетов, уверенный, что если Вот эта книжка небольшая не удалось ударить по надлежащей струне, то надо ис- Томов премногих тяжелей.

кать другого момента вдохновения, а не исправлять Декабрь промахи новыми усилиями» (17, с. 184). Краткость дик товалась принятой установкой на выражение одной В процессе анализа таких сложных поэтических мысли, одной эмоции (эмоционального состояния), систем, как поэтические системы Баратынского, которой подчинялись все образы текста. Тютчева и т.д., следует обращаться к опытам самих поэтов. «Школа» Фета — одна из самых надежных.

Музе Вот, например, как Фет рассматривает такую слож Пришла и села. Счастлив и тревожен, ную категорию, как чувство меры Тютчева: «Все Ласкательный твой повторяю стих;

живое состоит из противоположностей;

момент их И если дар мой пред тобой ничтожен, гармонического соединения неуловим, и лиризм, То ревностью не ниже я других. этот цвет и вершина жизни, по своей сущности, на всегда останется тайной. Лирическая деятельность Заботливо храня твою свободу, тоже требует крайне противоположных качеств, Непосвященных я к тебе не звал, как, напр., безумной, слепой отваги и величайшей И рабскому их буйству я в угоду осторожности (тончайшего чувства меры). Кто не Твоих речей не осквернял. в состоянии броситься с седьмого этажа вниз голо вой, с непоколебимой верой в то, что он воспарит по Всё та же ты, заветная святыня, воздуху, тот не лирик. Но рядом с подобной дерзос На облаке, незримая земле, тью в душе поэта должно неугасимо гореть чувство В венце из звезд, нетленная богиня, меры. Как ни громадна лирическая смелость, — ска С задумчивой улыбкой на челе. жу более, — дерзновенная отвага г. Тютчева — не ме 1882 нее сильно в нем и чувство меры. До какой бы сте пени ни поразили вас сразу смелый, неожиданный Установка на музыкальность поэтического текста эпитет или бойкая метафора нашего поэта, не верьте так комментируется А.А. Фетом: «Чайковский как под- первому впечатлению и знайте наперед, что это яр смотрел художественное направление, по которому кие краски живых цветов;

они блестящи, но никогда меня постоянно тянуло и про которое покойный Турге- между собой не враждуют. Присмотритесь попри нев говаривал, что ждет от меня стихотворения, в кото- стальнее к поразившей вас метафоре, и она в глазах ром окончательный куплет надо будет передавать без- ваших начнет таять и сливаться с окружающей кар молвным шевелением губ. Чайковский тысячу раз был тиной, придавая ей новую прелесть. И пусть в следу прав, так как меня всегда из определенной области слов ющей пьесе:

тянуло в неопределенную область музыки, в которую Сияет солнце, воды блещут, я уходил, насколько хватало сил моих» (цит. по: 18) На всем улыбка, жизнь во всем, На основании анализа метапоэтических посылок Деревья радостно трепещут, Фета А.А. Потебня делал выводы о воздействии формы, Купаясь в небе голубом...» (16, с. 516).

гармонических средств на читателя: «Возьмите любое ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ «Школа» Фета основывается на метапоэтических и музыкальной стороны» (1860) и др., а также в стихо штудиях Пушкина и Лермонтова, в которых антино- творных произведениях.

мия определяется как инструмент создания и анали- Особенности метапоэтики А.А. Григорьева точно за поэтического текста. Важно обратить внимание на определены А.И. Журавлевой: «…Григорьев — не только то, что Фет здесь указывает третий этап соединения критик, то есть человек, через которого выразилось противоположностей — момент «гармонического со- сознание литературы о самой себе. Он был поэтом, единения», который, хоть и является неуловимым, но практиком искусства, и потому он одновременно и по определен тем, что противоположности «между собой ту, и по эту сторону черты, разделяющей две сферы не враждуют». идеологического познания жизни. Органическая критика и есть попытка соединить эти два типа по Источники: знания, разных по природе, но соединить именно на 1. Фет А.А. Друг мой, бессильны слова, — одни поцелуи почве искусства, ограничив претензии логического, всесильны… // Фет А.А. Стихотворения и поэмы. — Л., рационального познания на универсальность. От 1986. — С. 188. сюда принципиальная незавершенность органиче 2. Фет А.А. Стихом моим незвучным и упорным… // ской критики как системы, принципиальная (отча Там же. — С. 369. сти даже плодотворная) противоречивость крити 3. Фет А.А. Поверьте мне: с на деж дой тайной… // ки Григорьева, которая стремится быть абсолютно Там же. — С. 384. адекватной своему предмету — искусству живому и 4. Фет А.А. Я пришел к тебе с приветом… // Там же. — движущемуся» (7, с. 13).

С. 236. Учение А.А. Григорьева противостояло как сто 5. Фет А.А. Муза («Не в сумрачный чертог наяды говор- ронникам «чистого искусства», так и революцион ливой…») // Там же. — С. 248—249. ным демократам. Искусство, по Григорьеву, — это 6. Фет А.А. Музе («Надолго ли опять…») // Там же. — идеальное выражение жизни, оно улавливает вечно С. 257—258. текущую жизнь, отливая моменты ее в вековечные 7. Фет А.А. Кому венец: богине ль красоты… // Там же. — формы. Вслед за Ф. Шеллингом в творческом про С. 275. цессе А.А. Григорьев был склонен преувеличивать 8. Фет А.А. Псевдопоэту // Там же. — С. 279. значение интуитивного бессознательного начала.

9. Фет А.А. Музе («Пришла и села…») // Там же. — С. 283. Позднее он признает «дикой» мысль о бессознатель 10. Фет А.А. На книжке стихотворений Тютчева // ности творчества, считая, что творческая сила всег Там же. — С. 331. да сознательна.

11. Фет А.А. Муза («Ты хочешь проклинать, рыдая и Понимание поэта и его назначения выражено стеня…») // Там же. — С. 288—289. в стихах А.А. Григорьева, где развиваются мысли Пуш 12. Фет А.А. Как беден наш язык!.. // Там же. — С. 290—291. кина о назначении поэзии.

13. Фет А.А. Е.Д. Дункер // Там же. — С. 326.

Автору «Лидии» и «Маркизы Луиджи»

14. Фет А.А. Поэтам // Там же. — С. 100—101.

15. Фет А.А. О стихотворениях Ф. Тютчева // Фет А.А. Кто б ни был ты, иль кто б ты ни была, Стихотворения. Проза. Письма. — М., 1988. — С. 281—299. Привет тебе, мечтатель вдохновенный, 16. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис- Хотя привет безвестный и смиренный курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — Не обовьет венцом тебе чела.

С. 508—520. Вперед, вперед без страха и сомнений;

17. Фет А.А. Письмо к К.Р. от 27 декабря 1866 // Из исто- Темна стезя, но твой вожатый — гений!

рии фетовского текста. Поэтика III. — Л., 1927.

Литература: Ты не пошел избитою тропой.

18. Бухштаб Б. Я. Фет // Фет А.А. Стихотворения. — М., 1956. Не послужил ты прихоти печальной 19. Потебня А.А. Эстетика и поэтика. — М., 1976. Толпы пустой и мелочной, 20. Скатов Н.Н. Лирика Афанасия Фета. (Истоки, метод, Новейшей школы натуральной, эволюция) // Скатов Н.Н. Далекое и близкое. — М., 1981. До пресыщенья не ласкал 21. Чичерин А.В. Движение мысли в лирике Фета // Чи- Голядкина любезный идеал.

черин А.В. Сила поэтического слова. — М., 1985.

Но прожил ты, иль прожила ты много, И много бездн душа твоя прошла, Григорьев И смутная живет в тебе тревога;

Величие добра и обаянье зла Аполлон Равно изведаны душой твоей широкой.

Александрович И образ Лидии, мятежной и высокой, Не из себя ль самой она взяла?

[ок. 20.VII (1.VIII).1822, Мо сква — 25.IX (7.X).1864, Петер Есть души предызбранные судьбою:

бург] — поэт, литературный В добре и зле пределов нет для них;

критик.

Отмечен помысл каждый их Ме тапоэтика А. А. Григо Какой-то силой роковою.

рьева представлена в литера И им покоя нет, пока не изольют турно-критических статьях Они иль в образы, иль в звуки «О правде и искренности в ис Свои таинственные муки.

кусстве» (1856), «Критический взгляд на основы, зада чи и приемы современной критики искусства» (1858), Но их немногие поймут.

«Несколько слов о законах и терминах органической Толпе неясны их желанья, критики» (1859), «Искусство и нравственность» (1861), Тоска их — слишком тяжела, «Взгляд на русскую литературу со смерти Пушкина»

И слишком смутны ожиданья.

(1859), «Русские народные песни с их поэтической 2 М Е Т А П О Э Т И К А П Р Е О Б РА З О В А Н И Я ( П Р Е О Б РА Ж Е Н И Я ) И УС Т А Н О В Л Е Н И Я Пусть так! Кто б ни был ты, иль кто б ты ни была, народности», об отражении миросозерцания патриар Вперед, вперед, хоть по пути сомнений, хального пласта нации, в других — о народности, пони Кто б ни был твой вожатый, дух ли зла, маемой как выражение общенационального духа.

Или любви и мира гений! В концепции «органической критики» А.А. Григо Декабрь 1848 рьева интересно обращение не только к типам народ ных песен, но и их исполнителям, которых А.А. Гри Наиболее действенными были его выступления горьев изображает в «живой органике» — в соотно против теории и практики «чистого искусства». В «Ор- шении образа жизни, характера жизнедеятельности, ганической критике» А.А. Григорьев как теоретик лите- этнических особенностей. Вот один из образов (ти ратуры стремился охватить два аспекта художествен- пов) русского народного певца: «Один самородок му ного творчества: отражение объективной действитель- зыкальный, которого я знал и знаю, происхождением ности и субъективного идеала. Идеал объявлялся им ярославец, был сперва приказчиком в одном заведе «вечным», независимым от личности. Оригинальность нии в глухой стороне Москвы. Голос у него объема же художника усматривалась в том, что каждый по-сво- необычайного: верхнее si берет он грудью;

ухо такое, ему соотносил идеал с действительностью. Высшим в что раз-два прослушает романс, и, если романс ему искусстве для него является сочетание изображения ре- пришелся по душе, он его поет совершенно верно, из альной жизни народа с изображением личности, народ- меняя только по-своему некоторые украшения, весьма ного идеала с идеальными устремлениями личности. часто не ко вреду, а к пользе романса. Песня его сво А.А. Григорьев ввел термин «органическая критика», бодна;

она не продается, а дарится приятелям, и целые вслед за понятиями «органичности жизни», которая долгие вечера готов он петь, когда видит, что слушате ли чувствуют (выделено автором. — К.Ш., Д.П.), и чем для него представляла суть «идеи народности». «Орга ничность жизни» надо понимать как «органическую больше поет он, тем больше входит в лирическое со связь явлений», осознание в жизни «бытия разумных, стояние. Те немногие народные песни, которые встре ей присущих и в ней постоянно повторяющихся зако- тятся промежду романсов и споются только для охот нов». А.А. Григорьев один из первых в России провозгла- ников до этого дела, как-то: «Вспомни», «Не одна-то во сил кантианский императив «необходимость учиться поле дороженька», «Улетает мой соколик» и некоторые у жизни». Он утверждает, что «сейчас мы явным обра- другие, доведены уже до той художественности, до той зом перешли в правильный момент сознания органич- типичности мотива, в которой исчезают и сливаются ности существующего и собственной нашей органиче- различные местные разнообразия, так что музыканту ской связи с сущим». Этим вызвано его внимание к на- остается лишь записывать, очищая ее только от неко родным песням, их собиранию и интерпретации. торой вкравшейся случайно примеси цыганщины. Мне В статье «Русские народные песни с их поэтической случилось раз слышать этот необыкновенно сильный и музыкальной стороны» А.А. Григорьев писал: «Говорить и вместе сладкий тенор в соединении с сильнейшим о великом значении народной песни во всякой литера- женским контральто такого же самородка, с контраль туре, о еще большем значении ее в литературе нашей, ко- то, развитым частым упражнением;

вероятно, никакие торая, долго находившаяся в некотором насильственном ученые диссертации не разъяснили бы мне характе разрыве с своим первобытным источником, с народным ра великорусской песни, как одна ночь этого пения, сознанием, ныне так положительно явно возвращается широкого, могучего, переливающегося тихим огнем к этому ничем не заглушимому источнику, в литературе, по жилам. Песни лились, лились, одна другой шире, для которой только в теснейшем союзе с органическою, одна другой переливистее. Душа расширялась вместе народною жизнию, поколику эта органическая жизнь с песнью, которая так и дышала свежим воздухом ве проявляется в прошедшем и в настоящем, заключаются ликорусского края... И многими такими освежающими основы прямого, правильного развития, — словом, брать душу ночами обязан я, как обязаны многие, нашему са на себя право защищать, отстаивать нашу песню перед мородку» (4, с. 540).

судом условных и узких воззрений было бы, как я уже Цыганские песни А.А. Григорьев анализирует, сказал, бесполезно в настоящую, сознательную минуту. исходя из идеи «растительной гармонии» — также Скажу более: это значило бы мало уважать наше народ- в единстве образа жизни, социофизического и этни ное сокровище и мало оказывать ему уважения. Сама за ческого контекстов: «Цыгане — племя с врожденною себя пусть говорит наша песня, говорит даже тем, кото- музыкально-гармоническою, заметьте, гармониче рые ее чуждаются и которых, к чести истинного нашего скою, а не мелодическою, способностью;

и я думаю, времени, осталось очень немного. что роль их в отношении к племенам славянским за Высшее и главное значение нашей песни заключа- ключается в инструментовке славянских мелодий, что ется прежде всего в том, что она одна только вместе со они и делают или по крайней мере делали до сих пор.

всеми славянскими сестрами живет и доселе растет в на- Всякий мотив они особенным образом гармонизиру роде, тогда как песни других европейских народов более ют, и у них, кроме удивительно оригинальных, иногда или менее стали для этих народов предметом археоло- удивительно прекрасных ходов голосов и особенно гического любопытства и, стало быть, изучения... У нас сти в движении или ходах голосов, также ничего нет, хотя именно эти ходы и это особенное движение, ко же постоянно совершается явление, которое глубоко верно и вместе поэтически обозначил А.С. Хомяков в торое можно уподобить явно слышному биению пуль предисловии своем к некоторым песням, напечатанным са, то задержанному, то лихорадочно-тревожному, но в «Московском сборнике» 1852 года: «Сказывается старо- всегда удивительно правильному в своей тревоге, со ставляют для многих обаяние цыганской раститель русская сказка (говорит он), и мы чувствуем в ней нечто ной гармонии. Цыгане как племя дикое обладают живое, нечто близкое нам. Песня наша доселе еще живет, доселе еще творится старым органическим законом, непосредственностью восприимчивости и бросают хотя нечего и скрывать того, что, по всей вероятности, некоторый свет на самый вопрос о непосредственной мы переживаем (то есть не мы, а народ) последнюю эпо- воспримчивости. Многие, не хорошо знакомые с осо ху такого непосредственного творчества» (4, с. 524) бенностью натуры этого племени, заподозревают не Концепция народности поэзии А.А. Григорьева про- что искусственное в их вспышках и бесновании, неко тиворечива: в одних случаях речь идет о «растительной торую аффектацию и говорят, что если есть что-либо ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ Литература:

оригинальное в цыганстве, то только в цыганстве ди ком. Кто говорил это, тот, как я могу утверждать навер- 5. Блок А.А. Судьба Аполлона Григорьева // Блок А.А.

ное, не слыхал диких цыган и не вник в характер цы- Собрание сочинений: В 8 т. — М.—Л., 1962. — Т. 5. — ганства. Опять повторю, что оригинальных мелодий С. 487—519.

Бог не дал цыганам;

он дал им чувство инструментив- 6. Егоров Б.Ф. Поэзия Аполлона Григорьева // Григо ное, наклонность к странным, оригинальным ходам рьев А. Стихотворения и поэмы. — М., 1978.

голосов, гармоническую способность;

и нечего удив- 7. Журавлева А.И. Органическая критика Аполлона ляться, что они с цыганским чувством поют какой- Григорьева // Григорьев А. Эстетика и критика. — М., нибудь пошлый романс, нечего заподозревать в их 1980.

порывах аффектацию. Ни одного романса, хорошего 8. Маневич Г.И. Друзьям издалека, или Письма стран или пошлого, будет ли это «Скажи, зачем», «Не отходи ствующего Гамлета. — М., 1993.

от меня» Варламова, или безобразие вроде романса 9. Носов С.Н. Аполлон Григорьев. Судьба и творче «Ножка», не поют они таким, каким создал его автор: ство. — М., 1990.

сохраняя мотив, они гармонизируют его по-своему, придадут самой пошлости аккордами, вариациями голосов или особым биением пульса свой знойный, Полонский страстный характер, и на эти-то аккорды отзывается Яков всегда (выделено автором. — К.Ш., Д.П.) их одушевле Петрович ние, этой вибрацией дрожат их груди и плечи, это би ение пульса переходит в целый хор. Эта отзывчивость [6(18).XII.1819, Рязань — 18 (30).

не есть личная, а типовая, невольная, обязательная X.1898, Санкт-Петербург, похо для всех, всегда повторяющаяся, ибо она всегда про- ронен в Рязани] — поэт, проза буждает в натуре их известные струны. Натура всег- ик, драматург, один из редакто да отзывается на впечатления, которые увлекают ее ров журнала «Русское слово».

в мир ей родственный, сколько бы раз впечатления Метапоэтика Я.П. Полонского эти ни повторялись...» (4, с. 541). «Органическая кри- представлена стихотворными тика» А.А. Григорьева близка современным идеям коэ- текстами.

волюции — единству в развитии природы и человека. Аналитическая мысль Я.П. По Б.Ф. Егоров отмечает, что литературная критика лонского проникнута поэтическим историзмом, не и поэзия Григорьева оказали значительное воздей- отделима от горького скепсиса человека XIX века, сви ствие на А.А. Блока: «…для Блока наиболее важными детеля сложнейших событий отечественной истории.

оказались тема непредсказуемой «кометы», энергия В метапоэтическом дискурсе 1860-х годов Я.П. По «борьбы», стихия, народ и народность. В стихах Бло- лонский не имел определенной и четкой позиции, со ка, в его критических и литературоведческих статьях, прикасаясь в основных положениях и с демократами, и в дневниковых записях постоянно присутствует па- с представителями «чистого искусства». М.Е. Салтыков мять о Григорьеве» (6, с. 30). Щедрин называл поэта «литературным эклектиком», В статье «Судьба Аполлона Григорьева» (1915) который «берет дань со всех литературных школ».

А.А. Блок так характеризует поэта: «Человек, который, Мечты о покое и гармонии, выраженные в поэтиче через любовь свою, слышал, хотя и смутно, далекий ских текстах, соседствуют с пониманием утопической зов;

который был действительно одолеваем бесами;

иллюзорности, стремлением поэта укрыться от «злой который говорил о каких-то чудесах, хотя бы и «за- современности».

молкших»;

тоска и восторги которого были связаны не с одною (выделено автором. — К.Ш., Д.П.) его ма- Муза ленькой, пьяной, человеческой душой, — этот человек В туман и холод, внемля стуку мог бы обладать иной властию. Колес по мерзлой мостовой, Он мог бы слышать «гад морских подводный ход и Тревоги духа, а не скуку дольней лозы прозябанье». Его голос был бы подобен Делил я с музой молодой.

шуму «грозных сосен Сарова». Он побеждал бы еди ным манием «костяного перста». Я с ней делил неволи бремя — Но разве обладали такою властью и более могучие, Наследье мрачной старины, чем он: Достоевский и Толстой? — Нет, не обладали. И жажду пересилить время — Григорьев — с ними. Он — единственный мост, пере- Уйти в пророческие сны.

кинутый к нам от Грибоедова и Пушкина: шаткий, ви- Ее нервического плача сящий над страшной пропастью интеллигентского Я был свидетелем не раз — безвременья, но единственный мост» (5, с. 513—514). Так тяжела была для нас Нам жизнью данная задача!

Источники: Бессилья крик, иль неудача 1. Григорьев А.А. Автору «Лидии» и «Маркизы Луид- Людей, сочувствующих нам, жи» // Григорьев А.А. Стихотворения и поэмы. — М., По девственным ее чертам 1978. — С. 110—111. Унылой тенью пробегала, 2. Григорьев А.А. Отрывок из неоконченного собрания Дрожала бледная рука сатир // Григорьев А.А. Стихотворения и поэмы. — И олимпийского венка М.—Л., 1966. — С. 177. С досадой листья обрывала.

3. Григорьев А.А. Русские народные песни с их поэти- Зато печаль моя порой ческой и музыкальной стороны // Григорьев А.А. Эсте- Ее безжалостно смешила, тика и критика. — М., 1980. — С. 312—358. Она в венок лавровый свой 4. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис- Меня, как мальчика, рядила.

курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — Без веры в ясный идеал С. 521—550. Смешно ей было вдохновенье, 2 М Е Т А П О Э Т И К А П Р Е О Б РА З О В А Н И Я ( П Р Е О Б РА Ж Е Н И Я ) И УС Т А Н О В Л Е Н И Я И звонкий голос заглушал Мы все, лишенные даров и благ земли...

Мое рифмованное пенье. Перед дверями гроба он Смешон ей был весь наш Парнас, Был бодр, невозмутим — был тем, чем сотворен;

И нами пойманная кляча — С своим поникнувшим челом Давно измученный Пегас;

Над рифмой — он глядел бойцом, а не рабом, Но этот смех — предвестник плача — И верил я ему тогда, Ни разу не поссорил нас. Как вещему певцу страданий и труда....

И до сего дня муза эта Приходит тайно разделять Мысль о поэтах наполнена цитатами из их текстов, Тревоги бедного поэта, аллюзиями, что говорит о восприимчивости Полон Бодрит и учит презирать ского к искусству, глубинном осмыслении творчества Смех гаера и холод света. художников, прекрасном знании литературы его вре 1867 мени. Ф.И. Тютчев, в его понимании, — поэт красоты, «вечной весны», «Выше всех земных кумиров // Ставил Я.П. Полонский был единомышленником А.А. Фета, идеал…».

когда утверждалось право художника на музыкальное Памяти Ф.И. Тютчева восприятие мира, на чувственно-зрительное миро ощущение, которое можно сравнить с импрессио- Оттого ль, что в божьем мире нистическим. Поэт не примыкал открыто ни к какой Красота вечна, общественно-литературной группировке. В 1855 году У него в душе витала Н.А. Некрасов в журнале «Современник» писал о такой Вечная весна;

черте Я.П. Полонского, как «неизменное сочувствие Освежала зной грозою благородным стремлениям времени». И, сквозь капли слез, Ю.И. Айхенвальд отмечал: «…художественное вы- В тучах радугой мелькала — растает для него прямо из прозы — на глазах у чита- Отраженьем грез!..

теля. Он смело и уверенно касается предметов самых Оттого ль, что от бездушья, реальных и житейских, и этим прикосновением, этой Иль от злобы дня, властью таланта, дает им непосредственно осущест- Ярче в нем сверкали искры вляемые права на поэтичность» (9, с. 176—177). Божьего огня, — Б.М. Эйхенбаум так определил характер и осо- С ранних лет и до преклонных, бенности метапоэтики Полонского: «…Полонский Безотрадных лет не мог перейти «с почвы психологической на почву Был к нему неравнодушен общественную», как это гениально сделал Некрасов. Равнодушный свет!...

И произошло это, разумеется, не только потому, что Полонский не был поэтом гениальным, но прежде всего потому, что у него не было той жизненной опо- Ушедший рано из жизни С.Я. Надсон осмысляется ры для творчества, которой в полной мере овладел Полонским как поэт, которого любила и «пылкая мо Некрасов: опоры на народ, на крестьянство — на его лодежь», и «чуткая женская душа». Полонский умеет социальное сознание, быт, искусство, язык, нравы, создать одним штрихом портрет художника, раскрыть на его прошлое и будущее. Без этой опоры в шести- особенности его поэтического состояния через тон десятых годах не могло быть подлинной идейной кие намеки, связанные с подробностями жизни.

и творческой силы, подлинного творческого разви тия и настоящего художественного воздействия. По- Без веры в плод своих стремлений, лонский сам понимал эту свою социальную и поэти- Любя, страдая, чуть дыша, ческую неполноценность;

его «Жалобы Музы» — оче- Он жаждал светлых откровений, редной «нервический плач», кончающийся воплем И темных недоразумений музы к поэту: Была полна его душа.

Памяти С.Я. Надсона. 19 января Куда я поутру теперь — темен мой путь… Кличь музу иную — меня позабудь! «Юноша-поэт» С.Я. Надсон изображается так много сторонне, так живо всего лишь в нескольких строках.

… …его поэтическим делом было создание ли- Секрет — в «тесноте стихового ряда». Несколько точно рики сердечных тревог и гражданских жалоб, лири- схваченных деталей находятся в тексте в таких отноше ки постоянных опасений и тяжелых ночных дум…» ниях, что освящают и биографические данные («блуж (10, с. 273—274). дая, он искал спасенья», «томил недуг»), и психологиче Метапоэтика Полонского интересна тем, что он ское состояние поэта («…вдохновенья // Томило до изне оставил стихотворения, посвященные поэтам-совре- моженья») содержат характеристику творчества: «Поэт менникам: Н.А. Некрасову, Ф.И. Тютчеву, С.Я. Надсону и тревожных упований // И сокрушительных идей».

особенно много произведений А.А. Фету. В его пони мании Н.А. Некрасов —«боец рифмы», светоч в поэзии, Рассудку не хватало слов...


«вещий певец страданий и труда»: И сердце жаждало стихов, Унылых и однообразных, О Н.А. Некрасове Как у пустынных берегов Я помню, был я с ним знаком Немолчный шум морских валов, В те дни, когда, больной, он говорил с трудом, Томил недуг и — вдохновенье Когда, гражданству нас уча, Томило до изнеможенья:

Он словно вспыхивал и таял как свеча, Недаром, из страны в страну Когда любить его могли Блуждая, он искал спасенья, ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ И, как эмблему возрожденья, 7. Полонский Я.П. В гостях у А.А. Фета // Там же. — С. 396.

Любил цветущую весну.

8. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис Но паче всех благоуханий курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — И чужеземных алтарей С. 551—553.

Поэт тревожных упований Литература:

И сокрушительных идей 9. Айхенвальд Ю.И. Полонский // Силуэты русских пи Любил, среди своих блужданий, сателей. — М., 1994. — С. 176—183.

Отчизну бедную свою:

10. Эйхенбаум Б.М. Полонский Я.П. // Эйхенбаум Б.М.

Ее метелями обвеян, О лирике. — Л., 1969.

Ее пигмеями осмеян, Он жить хотел в ее краю, И там, под шум родного моря, Толстой В горах, среди цветущих вилл, Чтоб отдохнуть от зол и горя, Алексей Прилег — и в Боге опочил.

Константинович Памяти С.Я. Надсона. 19 января [24.VIII(5.IX).1817, Санкт-Пе т ербу рг — 28. I X(10. X ).1875, Поэтический диалог с А.А. Фетом привлекает такой Красный Рог Мглинского уезда интерпретацией творчества, которую может дать только Черниговской губернии, ныне другой, не менее блистательный, чем А.А. Фет, поэт. Фет, по Почепского района Брянской Полонскому, «соловей-поэт». В понимании Полонского, области] — поэт, писатель, Фет проник своим творчеством во вселенские космиче драматург.

ские тайны («Игру эту боги затеяли;

// В их мировую игру Метапоэтика А.К. Толстого Фет замешался и пел). Интенциональность стихов о твор представлена поэтическими честве поэтов, в том числе и Фета, такова, что в языковых и текстами и отражает эстетические взгляды поэта, ро неязыковых слоях текста поэтические системы, которые мантические настроения его лирики.

осмысляет Полонский, функционируют как когнитив ные артефакты, что придает тексту Полонского много- А.К. Толстой любил искусство как «ступень к лучше мерность, дает простор для осмысления творчества. В его му миру», как путь обретения гармонии — уже в самом интерпретации оживают образы творчества Фета, взаи- творчестве. В метапоэтике А.К. Толстой отвергал тенден модействуя с художественной структурой текста самого циозность в искусстве, считая целью и содержанием его Я.П. Полонского. собственно эстетическое начало. «Сохрани Бог от вся кой задачи в искусстве, кроме задачи сделать хорошо, — И вот, мне чудится, наш соловей-поэт. писал поэт. — Задавать себе задачи — это значит делать Любимец роз, пахучими листами из искусства орудие и, стало быть, от него отказаться».

Прикрыт, и — вечной той весне поет привет. Дело художника — выразить в произведении свою душу, Он славит красоту и чары, как влюбленный себя, а не заранее сформулированный тезис. Средото И в звезды и в грозу, что будит воздух сонный, чием творчества А.К. Толстой считал свободную лич И в тучки сизые, и в ту немую даль, ность, что соответствует эстетике Шиллера и немец Куда уносятся и грезы, и печаль, ких романтиков.

И стаи призраков причудливых и странных, В исторических произведениях поэт ценит не вос И вздохи роз благоуханных, создание конкретных деталей, а непреходящее, неиз Волшебные мечты не знают наших бед: менность законов душевного мира, моральных крите Ни злобы дня, ни думы омраченной, риев. «Он верит в предсуществование искусства. Мир Ни ропота, ни лжи, на все ожесточенной, предстоял ему как художественное произведение, ко Ни поражений, ни побед. торое чуткие поэты и музыканты выявляют подобно Все тот же огонек, что мы зажгли когда-то, тому, как «над пламенем грамоты тайной бесцветные Не гаснет для него и в сумерках заката, строки вдруг выступают». Мир талантлив. Он звучит Он видит призраки ночные, что ведут музыкой, переливается красками, в нем реют слова, Свой шепотливый спор в лесу у перевала, и это он нашептывает темы для зеленых творцов. … Там мириады звезд плывут без покрывала, Если так, то в искусстве — истина, и красота не укра И те же соловьи рыдают и поют.

шение, а сама сущность бытия, его имманентная при А.А. Фет. 1 февраля рода: если так, икона, образ — это благодатная необхо димость, которой всякий раз и поклоняется «наш мир Таким образом, метапоэтика Я.П. Полонского диа удивленный». Толстой больше всего привлекателен логична. В процессе «собеседования» с творчеством этой способностью удивления перед миром и челове любимых поэтов Полонский создает свое представле ческой иконой, в особенности если она — старинная, ние о русской поэзии.

издавна чтимая. Если она напоминает изысканные, вы цветшие тона гобелена, как прекрасные терцины его Источники:

«Дракона», — такова импровизация Ю.И. Айхенвальда 1. Полонский Я.П. Муза // Полонский Я.П. Стихотворе на тему метапоэтики А.К. Толстого (7, с. 194).

ния. — Л., 1954. — С. 280—281.

2. Полонский Я.П. О Н.А. Некрасове // Там же. — С. 302.

Тщетно, художник, ты мнишь, что творений своих ты 3. Полонский Я.П. Памяти Ф.И. Тютчева // Там же. — создатель!

С. 332—333.

Вечно носились они над землею, незримые оку.

4. Полонский Я.П. Памяти С.Я. Надсона // Там же. — Нет, то не Фидий воздвиг олимпийского славного Зевса!

С. 371—372.

Фидий ли выдумал это чело, эту львиную гриву, 5. Полонский Я.П. А.А. Фет // Там же. — С. 377—378.

Ласковый, царственный взор из-под мрака бровей 6. Полонский Я.П. В день пятидесятилетнего юбилея громоносных?

А.А. Фета // Там же. — С. 391.

2 М Е Т А П О Э Т И К А П Р Е О Б РА З О В А Н И Я ( П Р Е О Б РА Ж Е Н И Я ) И УС Т А Н О В Л Е Н И Я Мей Нет, то не Гёте великого Фауста создал, который, В древнегерманской одежде, но в правде глубокой, Лев вселенской, Александрович С образом сходен предвечным своим от слова до слова.

Или Бетховен, когда находил он свой марш похоронный, [13(25).II.1822, Москва — 16(28).

V.18 62, Са н к т -Пе т ер бу рг] — Брал из себя этот ряд раздирающих сердце аккордов, поэт, драматург.

Плач неутешной души над погибшей великою мыслью, Метапоэтика Л.А. Мея пред Рушенье светлых миров в безнадежную бездну хаоса?

ставлена стихотворными тек Нет, эти звуки рыдали всегда в беспредельном стами. В понимании Л.А. Мея пространстве, поэт выражает себя в «песнях Он же, глухой для земли, неземные подслушал рыданья.

красоте свободного певца».

Много в пространстве невидимых форм и неслышимых С другой стороны, поэт — труженик, причисляющий звуков, себя к «чернорабочей братии». Л.А. Мей — сторонник Много чудесных в нем есть сочетаний и слова и света, чистого живого русского языка, легкого, свободного Но передаст их лишь тот, кто умеет и видеть и слышать, стиха, для которого характерны достоверные бытовые Кто, уловив лишь рисунка черту, лишь созвучье, лишь подробности. Л.А. Мей — приверженец использования слово, в поэзии античных и библейских тем. Характерна Целое с ним вовлекает созданье в наш мир удивленный.

установка на живописность, связь с музыкой, изобра О, окружи себя мраком, поэт, окружися молчаньем, зительными искусствами.

Будь одинок и слеп, как Гомер, и глух, как Бетховен, В импрессионистическом подходе исследований Слух же душевный сильней напрягай и душевное зренье, Ю.И. Айхенвальда есть моменты точного «схватыва И как над пламенем грамоты тайной бесцветные строки ния» особенностей метапоэтики Л.А. Мея: «И кажется, Вдруг выступают, так выступят вдруг пред тобою картины, что ключом к поэзии Мея может служить отрывок из Выйдут из мрака всё ярче цвета, осязательней формы, фантазии «Мысли и звуки»: там встречает нас свое Стройные слов сочетания в ясном сплетутся значенье...

образная космогония, и мы узнаем, что для нашего Ты ж в этот миг и внимай, и гляди, притаивши дыханье, писателя в начале было не Слово, а в начале был Звук.

И, созидая потом, мимолетное помни виденье! Когда в мировых пространствах царил изначальный Октябрь 1856 хаос, его пустыню прихотливой игрой огласили «зву ки быстры, звуки вольны», но в них еще не было мысли.

Это стихотворение А.К. Толстого является одно- а здесь же, но отдельно от звуков носились мысли, их временно и формулой поэтического творчества, «эфирный рой»;

только эти мысли были немые, нагие, и репрезентацией индивидуального стиля, и опи- еще не одетые в звук, и одинокие хоры их летали не санием интенционального процесса «приведения зримою толпой и «лишь с Творцом немые разговоры к ясности» сознания, что так ценили в поэтах фило- вели порой». Значит, Мей отделяет мысль от звука, он софы-феноменологи. Опорой для поэта являются их не сочетает неразрывно в мудрое Слово, в Логос, лучшие образцы мирового искусства (музыкального, и они у него не рождаются вместе как единый духов пластического, поэтического) — Гомер, Фидий, Гете, ный организм, как одно глубокое целое. Он допускает Бетховен… Его поэтический рассказ о приведении немую мысль;

он связывает ее со звуком лишь в поряд ке времени. Такая теория и отразилась на характере в движение, может быть, и неведомыми силами в вос его произведений» (7, с. 190).

приимчивом поэте «слуха душевного» и «душевного зрения», переживание предметности через активи Лунатик зацию модусов зрения, осязания, слуха — это насто Поэт! Ты лунатик. Чрез суетный свет ящее откровение художника. В своем переживании Тебя, как луна, вдохновенье ведет, «мимолетного видения» он посвящает нас в тайны Ведет, — и повсюду открыта дорога переживания поэтом вдохновения. Эти свидетель Любимцу природы, посланнику бога;

ства о внутренних процессах творчества художни Ты ходишь над бездной по темени скал, ка, тайнах мастерства особенно ценны для тех, кто Ты скачешь, как серна, с горы на обвал, исследует поэзию.


Орлом на утесы взлетаешь с размаха, В тебе есть все чувства, — и нет только страха!

Источники:

Ты громко привольную песню поешь, 1. Толстой А.К. Б.М. Маркевичу // Толстой А.К. Полн.

Ты, очи открывши, по миру идешь;

собр. стихотворений: В 2 т. — М., 1984. — Т. 1. — С. 70.

Глядишь — и не видишь ты мир, — но высоко 2. Толстой А.К. Тщетно, художник, ты мнишь, что тво Тогда созерцает духовное око.

рений своих ты создатель!.. // Там же. — С. 71—72.

И громко взывает испуганный свет:

3. Толстой А.К. Как селянин, когда грозят… // Там же. — «Сойди ко мне ближе, поэт мой, поэт!»

С. 309.

Ты слышишь призванье, ты внемлешь прошенью, 4. Толстой А.К. И.С. Аксакову // Там же. — С. 105—106.

И вмиг покидает тебя вдохновенье;

5. Толстой А.К. Вновь растворилась дверь на влажное Очнувшись, боишься ты сам высоты, крыльцо… // Там же. — С. 109—110.

И сходишь скорее — и падаешь ты!

6. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис Смеется безжалостно свет над тобою;

курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — А ты — ты страдаешь могучей душою:

С. 554—556.

И звуком еще как струна ты дрожишь, Литература:

Но, тяжко страдая, упорно молчишь, 7. Айхенвальд Ю.И. Алексей Толстой // Айхенвальд Ю.И.

Пока не сомкнет сон орлиные очи Силуэты русских писателей. — М., 1994. — С. 194—199.

До новой твоей вдохновительной ночи.

8. Жуков А.Д. Алексей Константинович Толстой. — М., 1982.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ Л.А. Мей — сторонник возвышения поэзии над красовское влияние проявляется более опосредован жизнью. Его ощущение поэта имеет вселенский раз- но, через включение в процесс прозаизации поэзии мах. Он «любимец природы», «посланник Бога». В сти- (усиление повествовательного начала, изменение хотворении «Лунатик» поэт, многопланово цитируя фактуры стиха за счет использования лексического и произведения А.С. Пушкина о призвании поэта, акти- фразеологического просторечия, разговорно-быто визирует понимание духовного зрения художника, вая интонация). В его стихотворениях пятидесятых которое позволяет видеть то, чего не видят окружаю- годов появляются многочисленные персонажи — му щие. В этом, в понимании Мея, конфликт художника жики-крестьяне, социально-униженные, отмечен и «безжалостного света», а шире — художественного, ные «перстом неудачливости» люди: «бесталанный»

поэтического и обыденного сознания. пахарь, бобыль, ямщик, портной, кулак, обездолен ные женщины. Излюбленный круг его тем связан Источники: с драмой повседневности (насильственный брак, де 1. Мей Л.А. Лунатик // Мей Л.А. Избранные произведе- леж имущества, измена жены, потеря кормильца или ния. — Л., 1972. — С. 51—52. детей и т.п.). Новый материал наиболее адекватно во 2. Мей Л.А. О господи, пошли долготерпенье!.. // Там площается в форме стихотворного рассказа («Рассказ же. — С. 65. крестьянки», 1854;

«Рассказ моего знакомого», 1856).

3. Мей Л.А. Не верю, господи, чтоб ты меня забыл… // «Чужая» речь широко включается и в рассказ-моно Там же. — С. 73. лог, драматизируя его. Никитин не отказывается со 4. Мей Л.А. Он весел, он поет и песня так вольна… // Там всем от жанра песни…» (6, с. 307).

же. — С. 89. «Лучшим его стихам, — пишет Ю.И. Айхенвальд, — 5. Мей Л.А. Пустынный ключ моисеевых книг — ис- свойственны музыкальность и сила, проза его даже ход // Там же. — С. 259. изящна в своей сжатости и нерасплывчатом рисунке;

6. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис- но бесспорно, что в общем его страницы — больше курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — человеческий, нежели художественный документ.

С. 557—558. Была в Никитине несомненная потенция художни Литература: ка, но редко она осуществлялась. Герой «Дневника 7. Айхенвальд Ю.И. Мей // Айхенвальд Ю.И. Силуэты семинариста», обращаясь к своей рукописи, говорит русских писателей. — М., 1994. — С. 190—193. ей: «А ты, мой бессвязный и прерывчатый дневник, 8. Лотман Л.М. Лирическая и историческая поэзия бедная отрада моей скуки, покойся впредь до усмо 50—70-х годов // История русской поэзии. — Л., трения»;

бедною отрадой скуки и скорби была для 1969. — С. 167—178. самого Никитина и вся его поэзия, неверный, мерца ющий, но приветливый огонек в его жизненной сте пи, недолгая победа часов уединения над сутолокой Никитин грубого дня» (5, с. 138).

Иван Живая речь, живые звуки, — Саввич Зачем вам чужды плоть и кровь?

[21. I X(3. X ).1824, В ор оне ж — Я в вас облек бы сердца муки, 16(28).X.1861, там же] — поэт, Мою печаль, мою любовь.

прозаик.

Метапоэтика И.С. Никитина В груди огонь, в душе смятенье представлена стихотворными И подавленной страсти стон, произведениями. А ваше мерное теченье Находясь в начальном пери- Наводит скуку или сон...

оде творчества под влиянием эстетики «чистого искусства», И.С. Никитин в дальней- Так, недоступно и незримо, шем обращался к народной жизни, что потребовало от В нас зреет чувство иногда, поэта выработки соответствующей художественной И остается навсегда платформы. На метапоэтические воззрения И.С. Ни- Загадкою неразрешимой, китина оказала воздействие революционно-демокра- Как мученик, проживший век, тическая критика 60-х годов (Н.Г. Чернышевский, Н.А. Нам с детства близкий человек.

Добролюбов, Н.А. Некрасов). Поэт понял, что надо на- учиться говорить с народом, а для этого нужен талант и родство с народным духом. В этом стихотворении передано индивидуальное Е.Г. Николаева отмечает: «Далекий от непосред- понимание художником процесса творчества, кото ственного, стихийного (в «кольцовском духе») вос- рое одновременно «живая речь, живые звуки» и «загад приятия и отражения народной жизни, склонный ка неразрешимая».

к рефлексии, Никитин пытается теоретически обо Источники:

сновать свои предпочтения, убеждает Майкова в воз можности включения в сферу поэзии повседневного 1. Никитин И.С. Поэту («Не говори, что жизнь ничтож быта и нравов народа («непоэтичность» этого матери- на…») // Никитин И.С. Полн. собр. стихотворений. — ала — проблема, особенно остро вставшая перед пи- М.—Л., 1965. — С. 106—107.

сателями-самоучками, выходцами из низших и сред- 2. Никитин И.С. Поэту («Нет, ты фигляр, а не певец…») // них сословий), рассуждает о языковых особенностях Там же. — С. 77.

и форме «простонародных» стихотворений. Важным 3. Никитин И.С. Живая речь, живые звуки… // Там же — для Никитина было обращение к опыту Н.А. Некра- С. 305—306.

сова. … Первоначально реализуясь в форме под- 4. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис ражания отдельным темам, характерам, сюжетным курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — ситуациям, в последующем творчестве Никитина не- С. 559—560.

2 М Е Т А П О Э Т И К А П Р Е О Б РА З О В А Н И Я ( П Р Е О Б РА Ж Е Н И Я ) И УС Т А Н О В Л Е Н И Я Литература: литературы прошлого, причины слабого воздействия 5. Айхенвальд Ю.И. Никитин // Айхенвальд Ю.И. Силу- творчества даже выдающихся писателей-дворян на эты русских писателей. — М., 1994. — С. 134—138. общественное мнение критик усматривает в крайней 6. Николаева Е.Г. Никитин // Русские писатели. ограниченности круга действия литературы, мало 1800—1917. Биобиблиографический словарь. — М., численности читательской аудитории, а главное — 1999. — С. 306—310. в классовой узости точки зрения художников прошло 7. Скатов Н.Н. Некрасов и поэты некрасовского направ- го на жизнь. Взгляд литературы на действительность ления // Скатов Н.Н. Некрасов. Современники и про- большей частью был узок, а стремления, ею выражае должатели. — М., 1986. — С. 23—39. мые, — мелки, потому что жизнь рассматривалась не с «общесправедливой» точки зрения, каковой является народная точка зрения, а с позиций «той или другой Добролюбов партии, того или другого класса» (II, 228). Добролюбов готов признать плодотворным отражение в литера Николай туре мнений разных партий и классов. «Но дурно вот Александрович что: между десятками различных партий почти ни [24.I(5.II).1836, Нижний Нов- когда нет партии народа в литературе» (там же). Исто город — 17(29).XI.1861, Санкт- рическое значение деятельности Добролюбова для Петербург] — критик, публи- мировой эстетической мысли в первую очередь в том цист, поэт. и заключается, что он подошел к литературно-художе Метапоэтика Н.А. Добро- ственному процессу, последовательно руководствуясь любова представлена ста- принципом народности» (5, с. 20—21).

тьями «Замечания о слоге и Интересны замечания Н.А. Добролюбова о языке, мерности народного языка» и в частности языке поэтическом. Его интересы свя (1854—1855), «О степени уча- заны с развитием народной речи и народного слога, стия народности в развитии русской литературы» которые он противопоставляет и книжному языку, (1858), «Александр Сергеевич Пушкин» (1858), «Лаоко- и «простому слогу», и слогу поэтическому. Такой под он», или о границах живописи и поэзии» (1859) и др., ход мы отмечаем как лингвистический. Поэт исполь а также в стихотворных произведениях. зует лингвистические термины «период», «союзы», Метапоэтические работы Н.А. Добролюбова опи- «предложения», «деепричастия», «глаголы», «местои рались на материалистические философские убеж- мения». Это подход грамматический, но в то же самое дения. Будучи просветителем, поэт был склонен преу- время Добролюбов обращает внимание на целостные величивать воздействие умственного начала на объек- структуры народной речи, представление в ней образа:

тивный ход истории, исходя при этом из антропологи- «В простом слоге язык отличается своею простотою и ческих взглядов. В основу его эстетических воззрений непринужденностью, в противоположность книжной легло убеждение о том, что главная роль в жизни и раз- искусственности.

В словосочинении и особенно в сло витии общества принадлежит народу, поэтому искус- ворасположении здесь гораздо более свободы, нет того ство должно отвечать его интересам и потребностям. старания втиснуть речь в длинный, связный период, Народность литературы в понимании Н.А. Добролюбо- как было в книжной литературе. Повествование идет ва предполагает общенародный литературный язык, стройно, спокойно, связь поддерживается союзами, но художественную и правдивую форму, гуманность по- везде мысль выражается полными предложениями: все эта и его неосознанную или сознательную, но совер- сокращения, вроде деепричастий, самостоятельных шенно органичную для него защиту народных интере- падежей и т.п., избегаются. Даже причастия большею сов в данной исторической обстановке. частию заменяются глаголами с местоимением или союзом. В построении речи замечаем более естествен Не буду я петь нашу славу, ности и ясности: редки вводные предложения, встав Победы наши величать;

ляемые для пояснения, — редко отделение определя Не буду в этот миг кровавый ющих слов от определяемых и зависящих от управля Царя обманом потешать. ющих. В речи философской господствует тоже про Пусть воскуряет шут чиновный стота и краткость предложений. Народная мудрость Земному богу фимиам, — высказывается обыкновенно афористически и никог Мой подвиг — чистый и духовный: да не прибегает к форме силлогизма, столь любимой Русь за царя я не предам... книжниками. В ее речи замечаем также более живости и образности, нередко она выражает свою мысль на Не льстивый бард, не громкий лирик, меком или удачным приноровлением. Самые отвле Не оды сладеньких певцов, ченные понятия обрисовываются нередко по впечат А вдохновенный, злой сатирик, лению и представляются в образе. Заимствование слов Поток правдивых, горьких слов из других языков весьма слабое, и почти невозможно Нужны России. Пусть увидят встретить в народном языке бессмысленный перевод иностранных слов буквально (вроде, например, меж Ее чужие и свои, дометие, отвлеченный)» (4, с. 562).

И пусть, оставив ненавидеть, Жалеют с горестью любви. В системе оппозиций рассматривается им народ Не гром войны, не бой кровавый… 1855? ная и книжная поэтическая речь. Лексика книжного языка, по Добролюбову, нацелена на абстрагирование, У.А. Гуральник пишет: «Говоря о «служебной» роли философичность. Здесь используются термины, свя литературы и искусства, Добролюбов утверждал, что занные с выражением «высших понятий» — религиоз их судьбы зависят от того, насколько активно и це- ных и общественных. В народной речи, по Добролю леустремленно они будут своими специфическими бову, господствует лексика, обозначающая обыденную средствами служить для выражения народной жиз- жизнь — «предметы общежития», для нее «все слова ни, народных стремлений. В частности, недостаток были хороши, только бы они точно и ясно обозначали ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ предмет». Он обращает внимание на ономатопы («зву- гоговейной любовью: для нее этот стих, эти образы коизобразительные слова»): «конские копыта», «кожу- были светлым воспоминанием того, о чем до сих пор хи», «рев», «гнев». Особенно отмечает он уменьшитель- она не смела и думать иначе, как о пошлой прозе, как ные формы в народной поэзии, полногласие, живость о житейских дрязгах, от которых надобно стараться изображения. Вот как он анализирует постоянные держать себя подальше. И в этом-то заключается ве эпитеты: «В числе особенностей народного слога нуж- ликое значение поэзии Пушкина: она обратила мысль но отметить еще постоянные эпитеты. Между ними народа на те предметы, которые именно должны зани особенное внимание нужно обратить на те, которы- мать его, и отвлекла от всего туманного, призрачного, ми характеризуются предметы природы. Например, болезненно-мечтательного, в чем прежде поэты нахо постоянно читаем мы: море синее, сад зеленый, мать дили идеал красоты и всякого совершенства. Поэтому сыра земля, темный лес, чисто поле, также — красна не должно казаться странным, что очарование нашим девица, добрый молодец, буйная голова, белы руки, бедным миром так сильно у Пушкина, что он так мало резвы ноги,— лютый зверь, ясный сокол, белый кречет, смущается его несовершенствами. В то время нужно гнедой тур, добрый конь и пр. Замечательно, что народ было еще показать то, что есть хорошего на земле, что в этих определениях никогда не смешивает понятий бы заставить людей спуститься на землю из их воздуш даже синонимически и с неизменной верностью гово- ных замков» (там же, с. 564—565).

рит, например: красно солнце, светел месяц, ярки звез- Добролюбов говорит об историческом значении ды, или зелено вино, брага хмельная, пиво крепкое» А.С. Пушкина, о том, что философы называют «схватыва (там же, с. 563). нием истины» в поэзии: «…он умел схватить в своих тво Важно обращение его к тем формам народной рениях не одни видимые отличия предмета, но и самый речи, которые запечатлевают народный быт, житей- его внутренний характер. Вследствие этих требований ские понятия, описания одежды, жилья, так как они явился новый период литературы, которого полнейшее говорят «о миросозерцании народа»: «Кроме этих отражение находим в Гоголе, но которого начало скры эпитетов, показывающих воззрение народа на при- вается уже в поэзии Пушкина» (там же, с. 567) роду, нельзя оставить без внимания и других, в кото- Талант художника поэт понимал как способ рых отразились понятия его об отношениях житей- ность чувствовать и изображать жизненную правду ских и общественных. Таковы, например, описания явлений. Но «натуральный смысл» жизненных фак разных хором с их принадлежностями — воротами тов определяется тем значением, которое они имеют вальящатыми, вереями хрустальными, тыном желез- в народной жизни. Чем шире круг общественно-важ ным, окошечками косящатыми;

столами белодубо- ных явлений, охваченных художником, тем глубже выми и пр. Описания одежды — кафтанов хрущатой проникает художник в смысл этих явлений;

и чем камки, одеял соболиных, шуб барсовых, сапожков живее изображены они им, тем полнее и ярче выра сафьянных;

описания вооружения — тугих луков, жаются в его творчестве «естественные стремления шелковых тетив, булатных мечей, острых копий, ка- народа». Соответствие идей, объективно содержа леных стрел, златых шеломов и пр. Повторяясь по- щихся в художественном произведении, «естествен стоянно, эти названия должны занять наше любо- ное стремление народа» и является для Н.А. Добро пытство, тем еще более, что подобные постоянные любова «мерою достоинства» писателя или отдель эпитеты суть общая принадлежность всякой народ- ного произведения.

ной поэзии и, следовательно, могут служить безоши- Поэт считал, что сила реалистического искусства бочным указанием на особенности миросозерцания состоит в том, что верность его принципам приво народа» (там же). дит к победе жизненной правды над отвлеченными В его метапоэтических текстах — стихах и ста- идеями, даже самые дикие литературные фантазии тьях отмечается большой интерес к творчеству и ме- являются лишь произвольным сочетанием элементов тапоэтическим воззрениям А.С. Пушкина. Он пишет действительности.

о А.С. Пушкине как о первооткрывателе не толь- Развивая мысль Н.Г. Чернышевского о разумной ко мира языка, но и мира русской жизни в целом: и ложной тенденции в искусстве, Н.А. Добролюбов «И Пушкин откликнулся на все, в чем проявлялась видел идеал в органическом слиянии рационального русская жизнь;

он обозрел все ее стороны, проследил и эмоционального элементов, в их синтезе, способном ее во всех степенях, во всех частях, ничему не отда- обеспечить наивысший уровень художественности.

ваясь исключительно. Мы не считаем этой разноха Источники:

рактерности, этого отсутствия резко обозначенного направления особенным достоинством поэта, как 1. Добролюбов Н.А. Не гром войны, не бой кровавый… // хотели некоторые;

но мы убеждены, что это было не- Добролюбов Н.А. Избранное. — М., 1984. — С. 499—500.

обходимым явлением, принадлежащим самому вре- 2. Добролюбов Н.А. Замечания о слоге и мерности на мени. Так было у нас с наукой, когда первый русский родного языка // Добролюбов Н.А. Избранное. — М., ученый, открывший нам, что есть науки, должен 1975. — С. 393—405.

был сам сделаться и химиком, и физиком, и истори- 3. Добролюбов Н.А. Александр Сергеевич Пушкин ком, и политико-экономом, и оратором, и вдобавок (Отрывок) // Там же. — С. 354—361.

еще — пиитом. Так было при начале нашей поэзии, 4. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис когда в одном лице мог совмещаться одописец, бас- курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — нописец, сатирик, элегист, трагик, комик и пр. Так С. 561—567.

Литература:

было и теперь при открытии действительности: это был еще новый, неизведанный мир;

трудно было ре- 5. Гуральник У.А. Эстетические взгляды Н.А. Добро шиться избрать в нем что-нибудь одно. Нужно было любова // Н.А. Добролюбов. Избранное. — М., 1975. — попробовать много разных дорог, прежде чем оста- С. 7—32.

новиться на какой-нибудь из них. Все привлекало 6. Егоров Б.Ф. О мастерстве литературной критики.

к себе, все казалось столь прекрасным, что неволь- Жанры. Композиция. Стиль. — Л., 1980.

но вырывало сладкие звуки восторга и очарования 7. Елизаветина Г.Г. Н.А. Добролюбов и литературный из молодой груди поэта. И толпа внимала ему с бла- процесс его времени. — М., 1989.

2 М Е Т А П О Э Т И К А П Р Е О Б РА З О В А Н И Я ( П Р Е О Б РА Ж Е Н И Я ) И УС Т А Н О В Л Е Н И Я Некрасов поэтического искусства. … Верная принципам реа лизма… поэзия Некрасова явилась огромным событием Николай не только в истории русской литературы, но и в исто Алексеевич рии развития национального самосознания», — писал Ф.Я. Прийма (17, с. 35, 77).

[28.XI(10.XII).1821, местечко Одна из тем Некрасова — «самая профессия поэта — Немиров Винницкого уезда она приобретает характер позы, маски, роли. Указание Подольской губернии — 27.XII.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 38 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.