авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 |

«Федеральное агентство по образованию Ставропольский государственный университет Дорогие друзья! ...»

-- [ Страница 37 ] --

573 МЕТАПОЭТИКА ДЕКОНСТРУКЦИИ самоиронию искусства. И это понятно: оптимизму не Был или нет я здесь по случаю, свойственен суицид. Рифмуя на живую нитку?

Резюмируем: постмодерну присущи оптимизм и И вот доселе сердце мучаю, самоирония» (4, с. 683—684). Все пригодилось недобитку.

В.Я. Строчков и А.Ш. Левин в статье «В реальности И разом вспомнишь, как там дышится, иного мира» изучают язык как осознание «особой, от- Какая слышится там гамма.

дельной реальности, обладающей огромными и мало И синий с предисловьем Дымшица используемыми возможностями;

подвижностью, измен- Выходит томик Мандельштама.

чивостью и избыточностью;

и как сложной системы с ее Как раз и молодость кончается, каноническими атрибутами: целостностью, неаддитив- Гербарный василек в тетради.

ностью и способностью к саморазвитию» (3, с. 667). Кто в США, кто в Коми мается, Обратим внимание на то, что язык нового ис- Как некогда сказал Саади.

кусства определяется В.Я. Строчковым как «некий А ты живешь свою подробную, метаязык, свободно оперирующий всем комплексом Теряешь совесть, ждешь трамвая предыдущих языков, используя их в качестве слов в И речи слушаешь надгробные, своих метавысказываниях». «…при достаточном уров- Шарф подбородком уминая.

не семантической сложности и насыщенности текст … Когда задаром — тем и дорого — перестает бытовать как зависимое вторичное отраже- С экзальтированным протестом ние какой-либо части реального мира. Он обращается Трубит саксофонист из города внутрь себя, превращается в самостоятельную и само- Неаполя. Видать проездом.

достаточную реальность иного мира» (3, с. 674).

В статье «Метафизика поэтической кухни» (1996) Источники: С.М. Гандлевский рассуждает о гармонии — понятии, 1. Строчков В.Я. Медленно, тяжко… // Индекс: Альманах которое в искусстве постмодерна часто отводят на по материалам рукописных журналов. — М., 1990. — второй план. Для него искусство, и в частности стихо С. 360—362. творение, — это вещь, хорошо сделанная, «устрой 2. Строчков В.Я. По ту сторону речи // Строчков В.Я. ство». Тайна этого устройства такова, что устройство Глаголы несовершенного времени: Избранные стихо- стихотворения не произвольно, поэт в нем угадывает творения 1981—1992 годов. — М., 1994. — С.371—404. «мироустройство» и согласует два эти коррелирую 3. Левин А.Ш., Строчков В.Я. В реальности иного мира // щие «устройства».

Три века русской метапоэтики: Легитимация дискур- С.М. Гандлевский определяет поэзию как реаль са. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — ность иного измерения, продолжая разработку тради С. 667—674. ции «очищения» искусства и «очищения» искусством.

4. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис- Замечательно рассуждение С.М. Гандлевского курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — о значимости искусства в жизни в статье «Метафизика С. 679—691. поэтической кухни» (1996): «…шедевры искусства по Литература: зволяют нам бросить на жизнь творческий взгляд, при 5. Кулаков В.Г. Поэзия как факт. — М., 1999. общиться к полноте бытия. В этом метафизический 6. Эпштейн М.Н. Постмодерн в русской литературе. — смысл и прок искусства, независимо от благочестиво М., 2005. сти или нечестивости его содержания. Освободившись на час-полтора от уз обихода, мы попадаем в области истины, где сама постановка вопроса не верна, где ин Гандлевский вентарь нашего мышления неприменим, где способ бытования иной — и это дает надежду» (8, с. 697).

Сергей Высказывание парадоксально, но оно — в парадиг Маркович ме идей о том, что искусство — один из способов по [1952, Москва] — поэт, участ- знания действительности, иной, чем наука.

ник поэтической группы Известны давние споры, хорошо выраженные в ме «Московское время». тапоэтических текстах, начиная с XVIII века, о пользе Метапоэтика С.М. Гандлев- поэзии, иначе — вопрос ставится о насущных зада ского представлена в сборни- чах, которые должна выражать поэзия — то, что мы ке статей «Поэтическая кухня» называем утилитаризмом творчества. Этот вопрос (1998), интервью, выступле- в постмодернистском ключе полемично рассматрива ниях, а также в стихотворных ет С.М. Гандлевский в статье «О пользе поэзии» (1997):

произведениях. «…последние двести лет многих (и, вероятно, лучших) Метапоэтические воззрения С.М. Гандлевского русских поэтов с души воротит от слова «польза». Как близки к интуитивистскому пониманию творчества. малые дети, поэты требуют, чтобы их любили даром, Поэтическое произведение осмысляется им в инде- уже за то, что они есть.

терминистском ключе: «Создание стихотворения — Право общество, относящееся к поэзии всерьез, парад авторского безволия, стечение случайных рече- но и поэзия права, отстаивая оплот собственной бес вых обстоятельств». полезности. … …есть ли у стихов какие-нибудь земные задачи? Ни Элегия на чем особенно не настаивая, предлагаю свои сооб Мне холодно. Прозрачная весна... ражения.

О. Мандельштам Первое. Занятый по преимуществу словами и са Апреля цирковая музыка— мим собой поэт изо дня в день пишет идеальный авто Трамваи, саксофон, вороны— портрет, воплощает на бумаге мечту о себе. Тактичное Накроет кладбище Миусское иносказание «лирический герой» мы вольны пони Запанибрата с похоронной. мать и в изначальном смысле — поэт героизирует себя, ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ проявляет самые яркие свойства своей личности, при- 6. Гандлевский С.М. Сочинения Тимура Кибирова // глушенные в быту житейским трением. Постоянное Там же. — С. 18—22.

общение с идеальным двойником дисциплинирует 7. Гандлевский С.М. Разрешение от скорби // Личное автора, помогает ему не опуститься и выстоять. Автор дело №. Литературно-художественный альманах. — М., чувствует, что слишком большой разрыв между ним 1991. — С. 226—231.

и лирическим героем пагубен для обоих: опустошен- 8. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис ность отзовется в лучшем случае немотой, в худшем — курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — пустословием. С. 692—700.

Литература:

Но нравственная отдача от творчества знакома не только пишущему, она ощущается и читателем. 9. Кулаков В.Г. Поэзия как факт. — М., 1999.

Поэзия относится к реальности, как беловая руко- 10. Скоропанова И.С. Русская постмодернистская лите пись к черновику. Драматизм жизни не выдумка искус- ратура: Учебное пособие. — М., 2002.

ства. Драма в природе вещей, но вещи ее застят. Поэзия 11. Эпштейн М.Н. Постмодерн в русской литературе. — наводит жизнь на резкость, и главная праздничная осно- М., 2005.

ва существования проступает из повседневной невня тицы. Поэзия — это сослагательное наклонение жизни, память о том, какими мы были бы, если бы не... Короче Кибиров говоря, поэзия в состоянии улучшать нравы.

Тимур Второе. Жизнь, как известно, не сахар. Одиночество, [наст. имя Тимур Юрьевич может быть, самая горькая из всех напастей. Человеку Запоев;

1955, с. Шепетовка часто не с кем поделиться унынием, внезапной мыслью, Хмельницкой области] — поэт, хорошим настроением, но он открывает книгу и он — представитель соц-арта.

«уже не один». Оказывается, совсем чужие люди — «уже Метапоэтика Т. Кибирова были здесь», думали, радовались, огорчались примерно представлена стихотворными так же, как он, и из-за того же самого, что и он. Теперь произведениями.

эти люди ему не чужие. Обнаружившееся духовное По словам С.М. Гандлевско сходство мешает подростковому чувству собственной го, «для беспокойных азарт исключительности, но все мы рано или поздно ста ных художников — Кибиров новимся взрослыми и по горло сытыми собственной из их числа — литература не заповедник, а полигон исключительностью людьми. Значит, искусство — это для сведения счетов с обществом, искусством, судь еще и общение. И поэзия — лучший способ обще бою. И к этим потешным боям автор относится более ния, потому что самый эмоциональный.

И третье. Кофе на огне набухает, точно силится чем серьезно. Прочтите его «Литературную секцию»

снять через голову свитер;

в слове «поезд» уже нагото- и — понравятся вам эти стихи или нет, — но вас ско ве опоздание;

после двадцатилетнего перерыва ста- рее всего тронет и простодушная вера поэта в слово, рый опальный поэт выступает на публике в пиджаке, и жертвенность, с которой жизнь раз и навсегда была застегнутом от воодушевления не на ту пуговицу... Это отдана в распоряжение литературе» (6, с. 694).

все дорогостоящие мелочи мира, в котором мы по- Е.А. Евтушенко считает, что поэзия Т. Кибирова — чему-то очутились на время в первый и в последний это самозащита иронией от прошлого. Кибиров раз. Стыдно быть тугим на ухо и подслеповатым. Если осмеивает прошлое на всякий случай, чтобы оно нас больше ругани обижает невнимание к нашему ма- не стало настоящим или будущим. Но, как счи ленькому творчеству, то что говорить о равнодушии тает Е.А. Евтушенко, порой это переходит в пре к Творению, о недуге машинального существования! зрение к настоящему и даже в презрение к жизни.

Поэзия помогает ценить жизнь. Даже когда поэт кля- Он считает так же, что Кибиров несколько застрял нет мироздание, он его все-таки заметил, оно его не в собственном ёрничестве, пародируя действи на шутку взволновало. «Наблюдательность — добро тельность, и пародия превратилась в самопародию.

детель лирического поэта», — сказал Мандельштам.

Цинизм общества исторически породил цинизм по Осмелюсь добавить, что наблюдательность — род отношению к обществу, но если во времена жесто признательности. Поэзия всегда в конце концов — кой цензуры «пересмешничанье» было протестом, бесхитростная благодарность миру за то, что он то сейчас оно походит на «безопасное зубоскаль создан» (8, с. 699).

ство». «Может быть, я слишком жесток? — вопро Поэзия, по Гандлевскому, — один из лучших спо шает Е.А. Евтушенко. — Но, когда я читаю поэта, мне собов общения людей и совершенствования человека.

хочется знать не только, что он презирает, но и что В контексте осмысления значения поэзии, данного, он любит. Если, конечно, способен на это… Так я на например, М.Ю. Лермонтовым, С.М. Гандлевским от писал о Кибирове до того, как прочел его «Русскую мечена только одна ступень в посредничестве поэзии песню» в гранках так и не вышедшего второго вы между «низом» и «верхом», земным и небесным.

пуска альманаха «Зеркала». И вдруг мне показалось, что я нашел к лючик к поэзии Кибирова. Этот к лю Источники:

чик — его мучительность, с которой он, казалось бы, 1. Гандлевский С.М. Самосуд неожиданной зрелости // насмехается надо всем святым — в том числе и над Личное дело №. Литературно-художественный альма Родиной. Может быть, такая мучительность — стра нах. — М., 1991. — С. 21—22.

дальческий вид любви?» (9, с. 956).

2. Гандлевский С.М. Элегия // Там же. — С. 22—23.

Произведение Кибирова «Русская песня» можно 3. Гандлевский С.М. Есть в растительной жизни по отнести к метапоэтическим, так как русская песня в эта... // Там же. — С. 28—29.

широком смысле сочетает в себе многие тексты песен, 4. Гандлевский С.М. Польза поэзии // Поэтическая кух ня. — СПб., 1998. — С. 61—63. отсюда точечное цитирование других текстов, упо 5. Гандлевский С.М. Метафизика поэтической кухни // минание имен, в том числе имен поэтов, писателей и Там же. — С. 103—108. художников:

5,6 М Е Т А П О Э Т И К А О Т О Б РА Ж Е Н И Я РЕАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И «ОТРЕШЕНИЯ» ОТ НЕЕ.

575 МЕТАПОЭТИКА ДЕКОНСТРУКЦИИ Нелепо ли, братья? — Конечно! вается, что из них все же можно составить некую впол Еще как нелепо, мой свет! не функциональную конструкцию. Части когда-то Нет слаще тебя и кромешней, устойчивых речевых блоков, остатки всем известных тебя несуразнее нет! цитат не только напоминают об общем прошлом, о... коллективных предрассудках и откровениях, но и по Позируй Илье Глазунову, буждают каждого заняться своим делом — произвести Белову рассказ закажи! собственную ревизию багажа: кому дороже пионер И слушай с улыбкой фартовой, ские песни, кому строки Державина… … на нарах казенных лежи! Одним из важных понятий постмодерниз... ма, и в частности для Кибирова, является прин Ведь в городе Глупове детство цип деконструкции. «Как явствует из самого слова, и юность прошли, и теперь Деконструкция сочетает негативное и разруши мне тополь достался в наследство, тельное «де» с подчеркивающим преемственность, асфальт, черепица, фланель, непрерывность, «генеалогическую деривацию» «кон»

... (Т.Х. Керимов). Такая деконструкция вполне может и шарик от старой кровати, быть признана свойством поэзии Кибирова, но с неко и Блок, и Васек Трубачев, торой поправкой: Кибиров не разрушает, а фиксирует крахмальная тещина скатерть, разрушения, понимает его неизбежность и необходи убитый тобой Башлачев! мость, но пытается спасти то, что ценно … Он строит из обломков новую конструкцию, способную к выпол Досталась Борисова Лена нению главной функции культуры — осуществлять и песня про Ванинский порт, бытие сущностей в текстах» (7, с. 24, 27).

мешочек от обуви сменной, Источники:

антоновка, шпанка, апорт…... 1. Кибиров Т. Из книги «Сквозь прощальные слезы» // и версты твои полосаты, Личное дело №. Литературно-художественный альма жена Хаз-Булата в крови, нах. — М., 1991. — С. 50—54.

и зеки твои, и солдаты, 2. Кибиров Т. Из поэмы «Песни стиляги» // Там же. — начальники злые твои! С. 55—56.

... 3. Кибиров Т. Русская песня // Строфы века. Антология русской поэзии / Сост. Е.А. Евтушенко. — Минск — М., Как и у других художников, представителей пост- 1995. — С. 956—958.

модерна, в метапоэтике Т. Кибирова наблюдается кор- 4. Кибиров Т. Правила игры // Вопросы литературы. — реляция с постструктуральной рефлексией — вни- 1996. — № 4.

мание к маргиналиям, цитатности (интертекстуаль- 5. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис ность), неструктурному в структуре. М.Н. Айзенберг курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — так пишет о творческих установках поэта: «Под пря- С. 701—709.

Литература:

мым языком мерещится совсем другой, непрямой, и, не показываясь, дает о себе знать, делает своего рода 6. Гандлевский С.М. Сочинения Тимура Кибирова // метафорой всю стилистику автора. Лексическая пря- Три века русской метапоэтики: Легитимация дискур мизна как бы удваивает естественность его вещей, са. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — и та, переливаясь через край, обращается в свою про- С. 694—695.

тивоположность. Это кокой-то эзопов язык наоборот. 7. Зубова Л. Прошлое, настоящее и будущее в поэти Автор имеет в виду, конечно, не «лисице где-то Бог…», ке Тимура Кибирова // Литературное обозрение. — а что-то вроде «широкошумные дубровы…», но пишет: 1988. — № 1.

«у-у, суки, мать вашу, ща всех урою!» (8, с. 197). 8. Личное дело №. Литературно-художественный аль Основным объектом творческой рефлексиии поэта манах. — М., 1991.

является идеологизированный язык социалистической 9. Строфы века. Антология русской поэзии / Сост.

государственности во всем диапазоне его реализации: Е.А. Евтушенко. — Минск — М., 1995.

от официальных документов до детских стихов. 10. Эпштейн М.Н. Постмодерн в русской литературе. — Т. Кибиров относит себя к традиционным по- М., 2005.

этам. Критики и исследователи возражают. «Все же Кибирова можно назвать концептуалистом и по суще Пригов ству, если иметь в виду, что концепт — это не только фикция («симулякр») в постмодернизме, но и также Дмитрий важнейший инструмент познания действительности, Александрович как «понятие», «умственный образ» — в традиционной философии. Тогда Кибиров оказывается концептуа- [5.XI.1940, Москва] — поэт, ху листом скорее в старом смысле слова, чем в новом: его дожник, скульптор, участник образы — вполне реальные, хорошо знакомые всему объединения «Альманах».

взрослому населению страны элементы сознания и Метапоэтика Д.А. Пригова языка. Но проявляют они себя в момент исчезновения, представлена в «Сборнике т.е. в ситуации максимальной экзистенциональной на- пред у ведом лений к разно пряженности, обнажения сути. Концепты Кибирова — образным вещам» (1996), образы, отрывающиеся от своих идей, застигнутые в статьях «Как вернуться в ли ужасном беспорядке и потому заметные. Кибирову все тературу, оставаясь в ней, но время хочется пристроить обрывки обессмысленной выйдя из нее сухим» (1990), «Что надо знать о кон речи к делу — как болтающиеся на виду веревки, ло- цептуализме» (1998) и др., а также стихотворных скутки и обломки, которые жалко выбросить. И оказы- произведениях.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ На формирование метапоэтического дискурса Так вот, может быть, самое ценное из всего моего Д.А. Пригова оказало влияние творчество обэриутов, поэтобытия — это как раз и есть то самое, вышеупо в особенности Д. Хармса, а также поэтов лианозовской мянутое, физиологическое понимание и пережи группировки. вание поэзии. Что-то подобное в изобразительном Метапоэтические работы Д.А. Пригова представля- искусстве было, очевидно, у Пикассо, за что он за ют корпус текстов, написанных в определенных, хоро- служил немало попреков в беспринципности, лег шо разработанных им жанрах предуведомлений, ре- ковесности и неумении держать (как в боксе удар) чей, обращений, писем и др. В них реализуется идея до- твердость и несворачиваемость одной четкой линии полнительности комментария к поэтическим текстам, творчества» (18, с. 714).

который является в современной постмодернистской Метапоэтические произведения Д.А. Пригова ча традиции непременной составляющей творчества. сто помещены в сложный интертекст и имеют паро Подчас объяснения, толкование превышают по про- дийный характер.

тяженности поэтические тексты. Сам поэт объясняет это увлеченностью теорией поэзии, структурализмом, В буфете Дома Литераторов структуралистскими приемами и терминами. В мета- Пьет пиво Милиционер поэтике Д.А. Пригова ощущается влияние постструкту- Пьет на обычный свой манер, ралистских теорий (Ж. Деррида и др.) в установке на не Не видя даже литераторов.

только линейное (горизонтальное), но и вертикальное прочтение текста. Одна из основных тенденций в ме- Они же смотрят на него.

тапоэтике Д.А. Пригова — оперирование различными Вокруг него светло и пусто.

художественными системами в их конкретной пред- И все их разные искусства ставимости через цитату, репрезентирующую текст. При нем не значат ничего Наибольшей объяснительной силой в интерпретации его творчества обладает теория интертекста и интер- Он представляет собой жизнь, текстуальности. Активное взаимодействие между со- Явившуюся в форме Долга.

временными теориями постструктурализма и практи- Жизнь кратка, а Искусство долго.

кой постмодерна до сих пор не потеряло актуальности. И в схватке побеждает жизнь.

В «Предуведомлении к сборнику «Преобразование»

Д.А. Пригов пишет: «Относительно стихов, предлагае- Л.С. Рубинштейн считает, что одним из ключевых мых в данном сборнике, хочу заметить, что единицей слов, определяющих приговскую стратегию, являет традиционной поэзии является слово в его интенции ся слово «после». Условная ситуация «искусство после стать предложением, речевым смыслом. В моих стихах искусства», «литературы после литературы», «стиха единицей, опять-таки, остается слово, но оно берется после стиха», «автора после автора» и т.д. — эта ситу не как данное, а как становящееся, развертывающе- ация в разных формах переживается и отыгрывается еся из слогов и букв, в свою очередь, имеющих свою целым кругом авторов (художников и литераторов) интенцию стать словом. То есть, если не раздвигается поставангардистской ориентации, к которому при положительное (с точки зрения канонической, а может, надлежит и сам Дмитрий Александрович. В то же вре и абсолютной, если откроется, что стих не разложим мя, по мнению Л.С. Рубинштейна, Д.А. Пригов «поме до уровня ниже слова без потери своей сути как стиха, щает себя» после тех, кто «после». Творчество Пригова обращаясь уже в нечто иное — возможно, и ценное, но Рубинштейн называет «сверхпроектом», «персональ уже не стих) пространство, то хотя бы отрицательное, ной утопией». Таким образом, «пред» и «после» состав где слово, в таком случае, есть некий нуль (0) отсчета. ляют особый континуум метапоэтики Д.А. Пригова.

Если стремление слова стать предложением оправдано Говоря о становлении постмодерна, В.Г. Кулаков и гарантировано законами и смыслом cущеcтвoвaния отмечает: «Исчезает произведение, остается одна си речи и языка, то, собственно, для слогов и букв стрем- туация. Где-то близко к этому пределу сложилась и ху ление и возможность стать словом (с последующей и дожественная система Л. Рубинштейна, Д.А. Пригова.

конечной целью — стать смысловым предложением) на Предлагается как бы не произведение, а некий инстру пространстве стиха гарантированы в той же мере само- ментарий для создания произведений, аналитический стоятельными законами ритмического развертывания аппарат. Художественное высказывание формируется смысла. Кстати, в современном языке подобная тен- самой динамикой возникновения высказывания, ди денция давно начала выказываться не только в стихо- намикой речи … Постмодернистская рефлексия творных построениях, но и в бесчисленных, порою привносится в сам процесс их писания;

автор как бы причудливых и странных, как нездешние существа, со- непрерывно иронизирует по поводу своего занятия, кращениях и аббревиатурах типа: НИИчермет, МОССХ, анализирует, пытается увидеть себя со стороны. … МХАТ, Интермаш, Мосжилстрой, ООН, Минздрав и т.д. Прямая ирония, кстати, совершенно необязательна:

Они порой настолько странны, что какое-то чувство важна дистанция, диалог с текстом» (19, с. 70—71).

равновесия и гармонии внутри нас не может найти себе Источники:

места, пока не расшифрует их без видимой на то прак тической надобности. Но это и есть начатки надобности 1. Пригов Д.А. И самый мало-мальский Гете... // При поэтическо-языковой, это еще не чувство поэзии, это ее гов Д.А. Написанное с 1975 по 1989. — М., 1997. — С. 89.

предчувствие, самое преддверие, вплотную придвинув- 2. Пригов Д.А. Когда я размышляю о поэзии... // Там же. — шееся к стиху, в отличие от того общеартистического С. 96.

восприятия всего хлама этого мира: домов, плодов, де- 3. Пригов Д.А. Премудрость Божия пред Божиим ли ревьев, мусора, капель, звуков, запахов и т.д. — которые цом... // Там же. — С. 101.

многие поэты описывают как непосредственных поро- 4. Пригов Д.А. Когда бы жил я как герои... // Там же. — дителей поэзии, опуская, как само собой разумеющу- С. 113.

юся, стадию их языкового преломления и инертного 5. Пригов Д.А. Банальное рассуждение на тему: Поэзия затвердения, через которую не очень-то пробьешься к и Закон // Пригов Д.А. Советские тектсы. 1979—84. — этим самым камням и деревьям. … СПб, 1997.— С. 131.

5,6 М Е Т А П О Э Т И К А О Т О Б РА Ж Е Н И Я РЕАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И «ОТРЕШЕНИЯ» ОТ НЕЕ.

577 МЕТАПОЭТИКА ДЕКОНСТРУКЦИИ 6. Пригов Д.А. Склонясь у гробового входа... // Там же. — Я был одно с народом русским.

С. 79. Я с ним ютился по баракам, 7. Пригов Д.А. В буфете Дома Литераторов… // Личное леса валил, подсолнух лускал, дело №. Литературно-художественный альманах. — М., каналы рыл и правду брякал.

1991. — С. 40. На брюхе ползал по-пластунски 8. Пригов Д.А. В Японии я б был Катулл… // Там же. — С. 45. солдатом части минометной.

9. Пригов Д.А. Как вернуться в литературу, оставаясь И в мире не было простушки в ней, но выйдя из нее сухим // Индекс: альманах по в меня влюбиться мимолетно.

материалам рукописных журналов. — М., 1990. — С. 206—212. И все-таки я был поэтом.

10. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Первенец грамматики» // Пригов Д.А. Сборник предуведомлений Мне жизнь дарила жар и кашель, к различным вещам. — М., 1996. — С. 60—63. а чаще сам я был нешелков, 11. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Картинки когда давился пшенной кашей из частной и общественной жизни» // Там же. — С. 88—89. или махал пустой кошелкой.

12. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Неодно- Поэты прославляли вольность, значные стихи» // Там же. — С. 236. а я с неволей не расстанусь, 13. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Обрати- а у меня вылазит волос мые метаморфозы» // Там же. — С. 237. и пять зубов во рту осталось.

14. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Одно стихотворение» // Там же. — С. 28—32. И все-таки я был поэтом, 15. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Преобра- и все-таки я есмь поэт.

зование» // Там же. — С. 33—37.

16. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Четыре Влюбленный в черные деревья элегии» // Там же. — С. 26—27. да в свет восторгов незаконных, 17. Пригов Д.А. Предуведомление к сборнику «Демоны я не внушал к себе доверья и ангелы...» // Там же. — С. 191. издателей и незнакомок.

18. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис- Я был простой конторской крысой, курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — знакомой всем грехам и бедам, С. 710—719. водяру дул, с вождями грызся, Литература: тишком за девочками бегал.

19. Кулаков В.Г. Поэзия как факт. — М., 1999.

20. Эпштейн М.Н. Постмодерн в русской литературе. — И все-таки я был поэтом, М., 2005. сто тысяч раз я был поэтом, я был взаправдашним поэтом и подыхаю как поэт.

Чичибабин Борис «Гражданственность, суд над своим временем, над Алексеевич окружающим злом, беспощадные требования нести ответственность за все происходящее, бескомпро [9.I.1923, Кременчуг Полтав миссность этических позиций — стержень творчества ской области — 15.XII.1994, Чичибабина, то, что поэт воспринял как свой твор Харьков] — поэт.

ческий и человеческий долг. Незадолго до кончины Метапоэтика Б.А. Чичиба Чичибабина сама жизнь с особенной остротой вы бина представлена в статьях и двинула гражданскую тему в его творчестве на первый стихотворных произведени план. В конце 1991 года распалась страна, которую он ях. Она сложилась под влия и десятки миллионов его соотечественников считали нием творчества А.С. Пушкина, своей родиной. Эту трагедию поэт глубоко осознал и М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского, болью поведал о ней в своих стихах. Написанный им А.Т. Твардовского, Б.Л. Пастернака, А.А. Галича, Б.Ш.

вскоре после заключения Беловежских соглашений Окуджавы.

«Плач об утраченной родине» многократно перепеча Воззрения Б.А. Чичибабина строятся как резко оп тывался разными газетами и журналами. … Родина позиционные официальной социалистической иде погибла, «исчезла вдруг с лица земли», и ее гибель ологии, что отразилось в его судьбе (был арестован, естественно сопоставляется в мыслях и стихах по подвергался репрессиям). Понимание поэзии, поэти эта со смертью его матери: «Теперь я круглый сиро ческого долга художника связано с честностью, с лич та — // по маме и по ней». Здесь, как и везде, Чичибабин ной ответственностью гражданина и человека за свое не снимает ни с себя, ни со своих современников-со время, за все происходящее в стране.

отечественников ответственности за произошедшее:

«При нас космический костер // беспомощно потух. // До гроба страсти не избуду.

Мы просвистали свой простор, // проматерили дух».

В края чужие не поеду.

… Глубинной подосновой этих чувств была искрен Я не был сроду и не буду, няя, выстраданная религиозность. Упустив из виду каким пристало быть поэту.

или недооценивая эту сторону его миросозерцания, Не в игрищах литературных, нельзя правильно понять ни его личность, ни творче не на пирах, не в дачных рощах — ство. Чичибабин не раз говорил, что не верит в «цер мой дух возращивался в тюрьмах ковного Бога»: «Мой Бог начинается не «над», а «в», вну этапных, следственных и прочих.

три меня, в глубине моей». Острота социальных ситу аций, насилие, ложь, инфляция нравственных норм, И все-таки я был поэтом.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ кровавые межнациональные конфликты углубляли ан и иудаистов, у мусульман и буддистов, у верующих осознание того, что служение Богу — это исполнение и неверующих. И пребывает Он в Вечности. Вечность, долга. Отдаться воле Бога для Чичибабина не означало вечная жизнь в моем представлении и понимании — отказа от внутренней свободы, но означало стремле- это не то, что будет когда-то, не то, что, скажем, ожида ние возвысить то лучшее, разумное, благородное, что ет нас после смерти, а то, что в отличие от проходяще есть в нем самом, над преходящим, второстепенным, го времени не проходит, а есть — есть всегда и сейчас.

мнимым» (12, с. 746—747). … Думаю, что было время (сужу по книгам, по пре В антологии «Строфы века» (1995) Е.А. Евтушенко даниям, по памятникам культуры, по самой культуре, так характеризует позицию Чичибабина-поэта: «В 1990 в конце концов), когда большинство живущих людей году случилось небывалое: Государственную премию знало про это Главное и в жизни своей руководствова СССР получила книга стихов, изданная автором за соб- лось этим знанием» (7, с. 723).

ственный счет! Ее автор, поэт из Харькова всего лишь Поэт в России всегда болеет душой, когда видит, что три года тому назад оставался исключенным из Союза в стране непорядок, что люди отходят от вечных ис писателей. За что его исключили? Он был мирнейшим тин, когда жизнь лишается «значения и смысла, цель человеком и политикой не занимался. Но обладание ности и подлинности». В своей статье Б.А. Чичибабин совестью среди морального разложения невольно ста- продолжает разрабатывать пушкинскую традицию — новилось политикой. Чичибабин и в сталинское вре- императив «Глаголом жги сердца людей!». Не раз ука мя сидел, а в хрущевское был исключен потому, что, зывалось, что этот императив Пушкина — не только когда затравили до смерти Твардовского в 1971 году, высокая ответственность для поэта, но и его трагедия:

Чичибабин «осмелился» написать поминальные сти- люди любят покой, легко уходят в «суету» и не любят, хи о нем и откровенно сказать о тех, кто его загнал в когда их тревожат напоминанием о долге, о высоких могилу. После этого пятнадцать лет Чичибабина не пе- человеческих истинах. И все-таки Б.А. Чичибабин чатали, он работал в бухгалтерии трамвайного парка. произносит эти горькие слова: «В человеческих душах, Но чем больше проходило времени, тем больше вырас- невежественных, непросвещенных, жило представле тала его фигура. … Он любит Родину, но прежде всего ние о добре и зле, понятие греха и покаяния. Совершая служит совести как родине нравственной. Резолюции, преступление, дурной поступок, люди знали, что они которым он подчиняется, написаны украинским фи- совершают грех перед Богом (или, если они не вери лософом-правдоискателем Григорием Сковородой, ли в Бога, против совести, справедливости, неписа Толстым, Пастернаком. У Чичибабина такое лицо, ко- ных нравственных мировых законов, против смысла торое могло быть у Андрея Рублева» (11, с.

667). и лада жизни), в конечном итоге, против жизни, и что Метапоэтическая статья «Просто, как на исповеди» грех этот влечет за собой «Божье наказание», требует (1992) является одной из главных не только в твор- искупления. С этим знанием жили десятки поколений честве Б.А. Чичибабина, но и в метапоэтических людей — я убежден в этом: я не могу не верить люби работах конца XX века. Литература, в понимании мым книгам, истории, мировой духовности, которая Чичибабина, — это то высшее, значимое, что может вся на этом зиждется. И вся беда и весь ужас нашей создать человек, чтобы отвечать замыслам и в какой- сегодняшней жизни, вся ее тьма и тяжесть и состоят в то степени соответствовать Главному, Абсолюту, Богу. том, что из жизни ушло Главное, и сама жизнь поэтому Литература, в частности поэзия, для Чичибабина лишилась значения и смысла, цельности и подлинно концентрирует нравственное содержание жизни на- сти» (там же, с. 723).

ции, и во многом в земной жизни она для Чичибабина В пору расцвета идей антропоцентризма в гума подтверждает правоту общечеловеческих нравствен- нитарном знании, особенно в девяностые годы, когда ных установок. Для художника, который является в внимание к человеку, его говорению, поведению ста традиции русской поэзии посредником между зем- новится главным объектом исследования, забывается ным и небесным, пророком, очень важно установить о том, что существует природа, а значит, можно гово свои отношения с Богом. В исповедальной статье он рить не только об эволюции знания человека, но и ко действительно просто, а значит с осознанием главно- эволюции человека и природы. Но все равно и в этом го и с приближением к истине, говорит о проблемах случае главное оказывается упущенным, и об этом му человека конца XX века, потерявшего, как считает дро напоминает Чичибабин: «Я с величайшим уваже Чичибабин, связь с традиционными религиозными и нием отношусь к вере или неверию любого мыслящего нравственными устоями. Б.А. Чичибабин не говорит существа. Для меня дело не в слове «Бог». «Да будет воля об этом прямо, но его статья показывает и доказывает, Твоя, а не моя» — это должно быть, по-моему, и атеисту что русская литература, и в частности поэзия, являет- понятно, если он посмотрит вокруг себя, а заодно и в себя заглянет и задумается. … «Твоя, а не моя» — это ся духовным и нравственным прибежищем человека признание той неоспоримо-очевидной истины, в нашей стране, что высокая нравственность, в кото что в мире есть нечто более правильное и верное, рой выкристаллизовывается душа человека, лежит в чем воля, хотение, произвол отдельной лично ее основе: «Просто, как на исповеди, хочу признаться, сти или группы людей, общества, государства, что для меня Бог начинается не «над», а «в», то есть вну что мир в своем существовании, вся наша жизнь три меня, в глубине моей, но в такой непостижимо подчинены высшим нравственным законам, дальней, в такой невообразимо-сокровенной глубине, более естественным, могущественным и посто когда она, не переставая оставаться моей личностной янным, чем все экономические, политические, глубиной, моим невозможно-идеальным, никогда в правовые, государственные и прочие законы, реальности неосуществимым, совершеннейшим «я», придуманные человеческим своеволием (выде Божьим замыслом меня, свободным от искажений жизни и судьбы, становится уже и глубиной другого лено нами. — К.Ш., Д.П.)» (там же, с. 724).

человека, и всех людей, живущих и живших на земле, и При этом Б.А. Чичибабин не упускает из виду того, не только людей, но и животных и растений, тополя за что человек живет в мире повседневности, связан с окном, березки, посаженной Лилей четверть века на- нею, общается с разными людьми, попадает в слож зад и растущей перед нашим балконом. И еще я знаю, нейшие житейские ситуации: «Конечно, пока человек что Бог один — у православных и католиков, у христи- живет на земле, он не может быть свободен от земных, 5,6 М Е Т А П О Э Т И К А О Т О Б РА Ж Е Н И Я РЕАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И «ОТРЕШЕНИЯ» ОТ НЕЕ.

579 МЕТАПОЭТИКА ДЕКОНСТРУКЦИИ повседневных, житейских забот. … Но, живя сегод- на них рассчитаны. Рожденные безбожным человече няшним, люди должны помнить о Вечном. У них долж- ским своеволием, они враждебны и разрушительны ны быть непреходящие ценности и святыни, которы- для души и духа, но, по счастию, недолговечны и вли ми они и будут мерить свою жизнь» (там же, с. 724). яние их легковесно-поверхностно и несерьезно» (там По Чичибабину, человечество наработало много же, с. 725).

того, что может служить каждому человеку утешени- «Культуру мы и сейчас сплошь и рядом подменяем ем — «нетленные сокровища человеческой духовно- идеологией, к тому же тоталитарной, упрощенно-во сти»: «…во всем этом абсурде и хаосе вдруг видишь пре- инствующей, все богатство, всю сложность духовной красный храм, слышишь музыку Моцарта или стихи жизни со всеми противоречиями, оттенками, версия Пушкина, — и душа получает утешение, обретает на- ми сводящей к двум полюсам: богатые и бедные, белые дежду и веру: не может быть бессмысленным мир, в ко- и красные, а «кто не с нами, тот против нас», — пишет тором есть такие нетленные сокровища человеческой Б.А. Чичибабин (там же, с. 726).

духовности» (там же, с. 725). Б.А. Чичибабин далек только от констатации пе Культура как концентрация лучшего в человече- чальных фактов, которые у нас перед глазами. Он ви стве, его духовности должна сопутствовать человеку дит пути «преображения» человека и опирается здесь в жизни. Это константа, в культуре, по-видимому, нет тоже на опыт литературы, поэзии, в данном случае на прогресса (в том смысле, что античные произведения творчество И.А. Бродского: «Я довольно равнодушен по своему уровню не хуже, а возможно и не лучше того, к поэту Бродскому, какие-то его стихи, почти все ран что делалось в разные времена), и в то же время она ние, я очень люблю, какие-то активно не люблю, но, развивается, обогащается новыми открытиями, но- в общем, он — не мой поэт, поэт, по-моему, не русской вым содержанием: «Культура принадлежит вечности и литературной традиции, не пушкинскими заветами каждого из нас приобщает к Вечной жизни. Поэтому, живущий. Но вот он сказал в нобелевской речи, что че когда я слышу, — и, мало того, сам повторяю, — слова ловечество спасти уже нельзя, поздно, но отдельного о кризисе культуры, об упадке культуры, я чувствую их человека — никогда не поздно, еще можно и должно неточность и то, что они основаны на недоразумении. спасти, — и мне это очень близко и дорого: это и моя Конечно, в нашем сознании существует понятие куль- мысль, и мои слова. Только с отдельного человека и на туры того или иного народа, общества, региона, той чинается пробуждение, воскресение, спасение, только или иной эпохи, но ведь существует понятие единой так и начинается всякий путь. И если мир спасется, то мировой культуры, в которой ничто не отмирает и не только так — через личность. Не представляю, чтобы к отменяется. Кризис или упадок может переживать че- истине можно было прийти «соборно» (там же, с. 726).

ловеческое общество, но не культура. Сменяются эко- Именно литература помогает нам разобраться, слу номические системы, гибнут империи, культура оста- чайно или не случайно произошла Октябрьская рево ется. Люди могут отказаться от Бога, но Бог не может люция, кто такие Ленин, Сталин. Она все запечатлевает отказаться от людей. Можно закрыть глаза и уши, души и фиксирует, если это подлинная литература: «Вели и сердца, можно не слышать зова, но он-то все равно кая русская революция вовсе не начинается, и не кон звучит, пусть для немногих, пусть для никого: кто-то чается, и не исчерпывается октябрьским переворотом, да услышит, откликнется, отзовется. Мы все повторя- который, может быть, и был осуществлением заговора, ем слова Достоевского о красоте, которая спасет мир. кстати, довольно бескровным. Но не могла кучка зло Культура и есть эта спасительная красота, включаю- умышленников всю Россию всколыхнуть от брошен щая в себя и добро, и истину. Ведь она — не только кни- ных солдатами окопов на Западе до самых глухих и ги, храмы, музеи, философия, музыка, живопись, она, отдаленных окраин, до самого Тихого океана. Значит, в еще большей мере, тот свет, который все это остав- накапливались непростимые народные обиды, чтобы ляет в наших душах. Культура — это и наше поведе- разом прорваться в великую и страшную четырехлет ние в жизни, и наши отношения друг с другом, нюю братоубийственную войну. Тому и свидетель есть наша дружба, любовь, терпимость, способность непогрешимый и неподкупный, которому невозмож к созиданию и милосердию, наше чувство ответ- но не верить: великая русская литература. Или уже не ственности. Если нас не спасет культура, нас больше слышим Некрасова? Не слышим Щедрина? А если, по ничто не спасет. винуясь времени и моде, мы этих «смутьянов» уже от Попутно не могу не отметить, что, в противопо- лучили от русского гражданства, изъяли из наследия ложность культуре, являющейся в моих глазах нашего, то что ж, и великого Толстого не слышим, кого чем-то близким тому, что верующий определил слышал весь мир? И Достоевского не слышим, которо бы как проявление Божьей воли, — то, что мы го сейчас сами на каждом шагу поминаем? Вспомним, называем цивилизацией, есть, по-моему, как раз перечитаем в «Карамазовых» разговор в трактире Ива уклонение от этой воли, ее искажение или нару- на с Алешей, историю про то, как крепостного ребенка шение, основанное на человеческом своеволии. помещик собаками затравил. Вот они — причины и ис Если культура — это воистину смысл, свет, гар- токи революции нашей. Перечитаем Александра Бло мония жизни, то цивилизация — ее бессмысли- ка, самого чуткого, самого искреннего, самого прозор ца, суета, разлад и разложение (выделено нами. — ливого русского поэта XX века, стихи его из третьего К.Ш., Д.П.)» (там же, с. 725). тома — о «Страшном мире», о «Возмездии» (ведь не Как видим, Б.А. Чичибабин противопоставляет случайно же у поэта «бесстрашной искренности» это культуру и цивилизацию. По-видимому, в этом про- название) — и его статьи того времени. Или и Блоку не тивопоставлении лежит критерий соотношения ду- верим? Тогда перечитаем Бунина, ненавидевшего ре ховного и материального: «По-моему, не нужно дока- волюцию,— знаменитую «Деревню». Ведь очевидно же, зывать, что в таких понятиях, как «массовая культура», что все в России шло и вело к революции, и не только «рок-культура», «молодежная», «постмодернистская» и с начала века, но и гораздо раньше, что не могла она всякая «другая культура» слово «культура» совершен- не разразиться, не свершиться в этой стране, в нашей но ошибочно и излишне и что к культуре эти понятия многогрешной России, и именно такой — великой, никакого отношения не имеют. Хотя бы потому, что грозной, кровавой, стократным «бессмысленным и они зависят от обстоятельств, от времени, от моды и беспощадным» повторением разинщины и пугачев ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ щины. Сегодня уже невозможно славить революцию, 3. Чичибабин Б.А. Защита поэта // Там же. — С. 199.

прощать ей ее преступления не в человеческих силах. 4. Чичибабин Б.А. Стихи о русской словесности // Там … Но ведь и великая же трагедия, великая кара, вели- же. — С. 200—201.

кое возмездие тем, против кого она была направлена 5. Чичибабин Б.А. До гроба страсти не избуду… // и кто в ней повинен, как предсказывала и предупреж- Трезвость и культура. — 1989. — № 6. — С. 32.

дала русская литература, как понимал все тот же Бер- 6. Чичибабин Б.А. Пастернаку // Там же. — С. 32.

дяев, по крайней мере, ничуть не меньше тех, кто ее 7. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис осуществлял. И недаром же Пушкин во всей русской курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — истории, наряду со всегда привлекавшим его Петром, С. 720—728.

Литература:

больше всего как раз и интересовался Разиным да Пу гачевым» (там же, с. 727). 8. Аннинский Л.А. «За полчаса до взмаха…» // Дружба Статья Б.А. Чичибабина доказывает, что метапоэти- народов. — 1996. — № 8.

ка — это особая область знания, которая осуществляет 9. Аннинский Л.А. «Как выбрать мед тоски из сатанин посредничество между наукой, философией, искус- ских сот?» // Новый мир. — 1991. — № 6.

ством и с ними же идет к людям, чтобы разъяснить им 10. Померанц Г.С. Одиночная школа любви // Дружба главное и в творчестве поэта, и в жизни. Чичибабин не народов. — 1996. — № 8.

просто говорит о сегодняшнем дне, он как подлинный 11. Строфы века. Антология русской поэзии / Сост.

художник, который всегда впереди, раньше всех «схва- Е.А. Евтушенко. — Минск — М., 1995.

тывает» истину, говорит нам о сегодняшних заблуж- 12. Фризман Л.Г. Чичибабин // Русские писатели XX века.

дениях, которые ведут к все новым и новым ошибкам: Биографический словарь. — М., 2000. — С. 745—747.

«Политико-экономические преобразования, начав- 13. Шкловский Е.А. «Слепого века строгий поводырь» // шиеся шесть лет назад в нашей стране, я, как и боль- Октябрь. — 1997. — № 1.

шинство ее населения, встретил с надеждой, радос- 14. Шкловский Е.А. Школа любви // Знамя. — 1995. — № 7.

тью и восторгом, тем более, что начались-то они для меня с безусловно хорошего и доброго: вернулись из лагерей и тюрем мои друзья и знакомые, был возвра- Тарковский щен из ссылки академик Сахаров. 25 лет, по сути всю Арсений мою творческую жизнь, я был отлучен от литературы, Александрович от читателя и слушателя, а тут мои стихи стали печа тать, — это ли не радость для поэта? Но беда не в том [12(25).VI.1907, Елизаветград — даже, что эти преобразования осуществляются не так, 27.V.1989, Моск ва] — поэт, как о них мечталось, как они задумывались, а в том, что переводчик.

и задумывались-то они без мыслей о Главном, без той Метапоэтика А.А. Тарков молитвы, о которой я так много говорил в этих раз- ского представлена статьями мышлениях» (там же, с. 727). «На самой вершине пламени»

Важно, что Б.А. Чичибабин не только указывает на (1964), «Традиционен ли ямб?»

ошибки, но и говорит о возможности их исправления. (1967), «Язык поэзии и поэзия И все это также, по Чичибабину, выверено русской ли- языка» (1967) и др., а также тературой, русской поэзией: «Ведь если есть Главное в стихотворных произведениях.

в жизни, то оно Главное у всех и для всех: и для еврея, Метапоэтические воззрения А.А. Тарковского и для немца, и для американца, и для русского. Конеч- формировались под влиянием русской к лассиче но, у каждого к этому Главному свой путь личностный, ской поэзии (А.С. Пушкин, А.А. Фет), акмеистов, отдельный, свой — у каждой личности, у каждой на- Б.Л. Пастернака, поэтов Востока, произведения ции, у каждого народа, но, в то же время и в конце-то которых он переводил (А ль-Маари, Г. Ошерович, концов, если правда, что есть Главное, есть Истина, В. Пшавела, С. Чиковани и др.).

есть Вечность, есть Бог, это — и единый, и общий, и Полемизируя с авангардистами, конструктиви всечеловеческий, и всемирный путь. Об этом говорят, стами, соцреалистами, поэт утверждает в метапоэти к этому ведут все религии мира, вся мировая исто- ке пантеистическую органику: единение поэта с ми рия, вся мировая культура, и, может быть, лучше всех ром. В двадцатые годы материалистическая доктри наш Пушкин: «Веленью Божию, о Муза, будь послуш- на, господствовавшая в советском обществе, наряду на», «Восстань, пророк, и виждь, и внемли, Исполнись с техницизмом, формировала атмосферу пантеи волею Моей». Ведь веленье это — одно для всех, воля стического упоения миром. Утопия покорения при эта — одна для всех, для всего мира, для всего чело- роды в мироощущении многих художников транс вечества. Но услышать это дано только каждому в от- формировалась: вместо агрессивной воли к поко дельности, только каждому самому по себе, услышать рению возникало желание единения (А.А. Платонов, и исполнить — личности — всемирное. Только в этом, Н.А. Заболоцкий и др.), А.А. Тарковский наследовал наверное, и спасение: «Да будет воля Твоя, а не моя, Го- эту традицию.

споди!» (там же, с. 728).

Убежденность Б.А. Чичибабина основана на хоро- Я учился траве, раскрывая тетрадь, шем знании той страны, в которой он пребывает. Это И трава начинала как флейта звучать.

страна, где жизнь «преображается» волей художника, — Я ловил соответствия звука и цвета, творчество, где личность исполняет «всемирное». И когда запевала свой гимн стрекоза, Меж зеленых ладов проходя, как комета, Источники: Я-то знал, что любая росинка — слеза.

1. Чичибабин Б.А. Просто, как на исповеди // Дружба Знал, что в каждой фасетке огромного ока, народов. — 1993. — № 1. — С. 3—11. В каждой радуге яркострекочущих крыл 2. Чичибабин Б.А. Памяти Александра Трифоновича Обитает горящее слово пророка, Твардовского // Дружба народов. — 1988. — № 4. — И Адамову тайну я чудом открыл.

С. 197—198. Я любил свой мучительный труд, эту кладку 5,6 М Е Т А П О Э Т И К А О Т О Б РА Ж Е Н И Я РЕАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И «ОТРЕШЕНИЯ» ОТ НЕЕ.

581 МЕТАПОЭТИКА ДЕКОНСТРУКЦИИ Слов, скрепленных их собственным светом, загадку ной с глубокими философскими идеями ономатопо Смутных чувств и простую разгадку ума, этической школы (В. фон Гумбольдт, Г. Штейнталь, В слове правда мне виделась правда сама, А.А. Потебня): «Русский словарь сохранял в своем со Был язык мой правдив, как спектральный анализ, ставе осколки мертвых языков — санскрита, греческо А слова у меня под ногами валялись. го, латыни. Теперь эти осколки — корни обиходных слов, не менее живые для нашего слуха, чем природ И еще я скажу: собеседник мой прав, ные или те, что мы приняли от соседей или чужезем В четверть шума я слышал, в полсвета я видел, ных гостей — желанных и нежеланных. Словарь каж Но зато не унизил ни близких, ни трав, дого народа исполнен своей поэзии, выражает душу Равнодушием отчей земли не обидел, своего народа и даже более: словарь — душа народа»

И пока на земле я работал, приняв (20, с. 735—736).

Дар студеной воды и пахучего хлеба, А.А. Тарковский — сторонник понимания языка Надо мною стояло бездонное небо, как воплощения в нем всего сущего. Если музыкант ис Звезды падали мне на рукав. пользует звук, художник — краску, карандаш, то поэт 1956 имеет дело с языком — структурированной образ ной системой, особым материалом художественного С.И. Чупринин отмечает: «Чертами «классичности» творчества. Тарковский из тех поэтов, для которых в лирическом строе стиха и — шире — ориентирован- язык — уже поэзия, кладезь образов. Только вслушива ностью исключительно на высокий поэтический ка- ясь и вглядываясь во внешнюю и внутреннюю форму нон, заставляющий вспомнить традиции ломоносов- слова, можно привести это сложное явление — чело ско-державинской эпохи, отмечены не только зрелые, веческий язык, сам по себе являющийся искусством, — но и самые ранние из дошедших до нас произведений к новому состоянию — поэтическому: «Все, и малое и Тарковского. Поэт-пророк, поэт-демиург, безусловно большое, живет или будет жить в нашем — человече убежденный в том, что «служение поэзии родственно ском — языке, — пишет А.А. Тарковский в статье «Язык подвигу или есть подвиг», будто бы не изведал ни мук поэзии и поэзия языка». — Вот каким материалом ученичества, ни тягостных сомнений в верности раз пользуется поэт. Вот что такое слово! … Поэзия в со и навсегда избранной им для себя авторской манеры. ответствии с жизненной идеей, с замыслом приводит Не будь под стихотворениями дат, зачастую было бы, к единству ряд разрозненных образов, притаившихся пожалуй, даже невозможно определить, когда они соз- в отбираемом словесном материале.


даны: в тридцатые или в семидесятые годы, — и это не Повторим: «Кровь». «Хлеб». «Звезда». Стихотворение позволяет ни говорить о творческой эволюции в при- создает не только его автор, но и народ — создатель сло вычном смысле слова, ни расчленять путь поэта на варя, вдохнувший в каждое слово по образу, по частице этапы и периоды» (23, с. 676—677). своих художественных представлений. Почва, пита В основе метапоэтики А.А. Тарковского лежит упо- ющая подлинную поэзию, — жизнь и язык. Примером добление поэтического творчества творчеству приро- единства жизни, языка и творческой личности, нерас ды. «Горящее слово пророка» звучит из уст растений, торжимого их сплава служит нам наследие Пушкина.

животных, вещей, окружающих поэта. Обучение по- Гармония его созданий, ощущаемая столь определенно этическому языку состоит в «мучительном труде» вни- при чтении, и есть выражение наилучшего соотноше мательного «слушания» того, что говорит ему природа, ния этих трех элементов, составляющих предмет ис «собирания» «валяющихся под ногами» слов. Цель по- кусства поэзии: мира, языка и художника» (20, с. 736).

этического творчества, по мнению А.А. Тарковского, — Метапоэтические воззрения А.А. Тарковского вдохнуть в стихотворение «весь этот мир, меняющий основаны на знании классических метапоэтик. В уче обличье». Поэты — «уста пространства и времени». В то нии поэтов о поэзии он выделяет «школу» В.Я. Брюсова.

же время А.А. Тарковский в метапоэтике рассматрива- В статье «Язык поэзии и поэзия языка» А.А. Тарковский ет поэтическое творчество как создание памятника: пишет: «Русская поэзия двадцатого века — создание не в стихе, в звуке, в «каждой запятой» поэт воплощает Блока, а Брюсова. У Брюсова можно было научиться себя, свою судьбу. Судьба и Природа «набалтывают» чувству культурной преемственности, технике стихо поэту стихотворение. писания, работоспособности... Тут школа (во всех смыс «Поразительно, как удалось Тарковскому, — пишет лах слова — школа) осуществима, необходима и полез Ю. Кублановский, — сохранить свое творческое созна- на. Сам Блок был у Брюсова в учениках. А где ученики ние не поврежденным, свободным… Речь идет, разуме- Блока? Чему учит Блок? Душевной чуткости? Умению ется, не о свободе от пропаганды, а о свободе главной, слышать время? Трепету сердца в кануны мировых по внутренней, по определению Блока, — тайной. Кажется, трясений? Способности к слиянию души поэта с ду ни разу не поддался он соблазну угождения — но и бо- шой народа («...И военною славой заплакал рожок...»)?

лее тонкому обольщению: нравиться читающей публи- Но этому ни у кого научиться нельзя» (20, с. 736).

ке и при создании стихотворения полубессознательно Исходя из образных возможностей родного языка, ориентироваться на ее спрос (22, с. 11). А.А. Тарковский вывел важнейший закон, в основе ко Метапоэтика А.А. Тарковского связана с размышле- торого лежит изоморфизм языка природного и языка ниями поэта над проблемами художественной формы поэтического, что означает полную гармонизацию и содержания, при этом язык, в котором выражается триады «мир — словарь — поэт», так как метафора, поэтическая сущность народной души, является осно- являющаяся основой этого закона, отображает и кон вой единства художественной формы и содержания, фигурацию, и закономерности той части мира, кото поэтому трудно сказать, где кончается содержание и рую обозначает: «В поэзии существует закон наилуч начинается форма: «Ни бесформенного содержания, шего соотношения метафоры, заключенной в слове, и ни бессодержательной формы представить себе нель- «большой» метафоры, замышленной поэтом. … зя…» (20, с. 734). В поэзии идет непрекращающаяся борьба идей — Проблемам языка поэзии посвящена специаль- как в жизни. Нет слова в поэзии, не связанного с этой ная статья «Язык поэзии и поэзия языка» (1967). Она борьбой, с жизнью, со всем миром, со стихией языка написана в традициях русской метапоэтики, связан- как зеркала и души народа, с эпохой и мгновением.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ Быть новатором в поэзии — значит с предельной си- Молланепеса. В подлиннике, между прочим, излага лой, до конца высказать свое исключительное соот- ется роман соловья и розы. Вся звуковая инструмен ношение «мир — словарь — поэт», потому что каждый товка стихотворного отрывка проистекает из сход живущий неповторим, потому что человек (в идеа- ства слов «гюль» (роза) и «бюль-бюль» (соловей).

ле) — мастер жизни» (20, с. 736). Быть может, это словесное сходство и есть причи Часто для поэта язык — поле его безусловного дей- на возникновения традиционного сюжета? Ясно, ствия, наподобие того, как действует человек в мире — что «перевести», то есть полностью перевоплотить произвольно и безнаказанно. А.А. Тарковский в поэзии стихотворение со всеми его особенностями, сделать исходит из подлинной природы языка, из согласия из туркменского стихотворения русское не удалось всех его зон с миром. При этом поэт — действующий и не могло удаться. Можно перевести понятие (все же субъект, но его действия предельно деликатны по от- хлеб и у нас, и у немцев, и кровь, и звезды — одни и те ношению и к миру, и к языку, хотя поэт говорит о борь- же!), но «метафорическая душа» слова непереводима, бе с жизнью, миром, стихией языка. Это борьба за при- как непереводима и звуковая оснастка слова, которая, ведение названной триады «мир — словарь — поэт» как мы уже говорили, тоже присуща ему не случайно.

в такое состояние, когда возникает подлинная «син- Чудо есть нечто, противоречащее мировым законам.

тетика поэзии», то есть гармонизация всех элементов И все же подлинное стихотворение, и оригинальное, творчества. Мы употребили термин «синтетика по- и переводное, отличается от ремесленной подделки, эзии», которому В.Я. Брюсов придал новое значение, как чудо от фокуса» (20, с. 737).

опираясь на труды лингвистов ономатопоэтического Здесь высказывается важная мысль большого прак направления. Назвав статью «Язык поэзии и поэзия тика перевода о принципиальной непереводимости языка», А.А. Тарковский верен своему слову: теорети- поэзии — черте, различающей поэзию и прозу.

ческую «школу» он прошел у В.Я. Брюсова. На основе В метапоэтике А.А. Тарковский не обошел сторо идей той же самой «школы», в основе корреляции на- ной тему читателя, характерную для символистов, званной триады лежит закон соответствия языка по- и в частности для метапоэтических исследований эзии и того языка, на котором мы говорим. В.Я. Брюсова: «Читатель — соавтор поэта. Понимание А.А. Тарковского следует причислить к поэтам, ко- предмета поэзии, чувство культурной преемствен торые изучают творчество на основе языка как источ- ности надо бы воспитывать еще со школьной ска ника творчества. Здесь Тарковский — предшественник мьи. Это было бы полезно и для будущих поэтов, и И.А. Бродского, который считал, что «человек, находя- для будущих читателей» (20, с. 738). В.Я. Брюсов го щийся в… зависимости от языка, и называется поэтом» ворил о «сотворчестве» поэта и читателя. Чувство (см.: 21). А.А. Тарковскому принадлежат и мысли о язы- культурной преемственности, о котором говорит ковой относительности в поэзии, чему Бродский так- А.А. Тарковский, — одна из главных черт большого же придавал большое значение (там же). поэта.

Своеволие поэта над языком, по мнению Тарков ского, недопустимо. В этом он наследует традиции Источники:

символистов: «ИНОГДА случается так, что материал 1. Тарковский А.А. Дождь // Тарковский А.А. Благосло выходит из подчинения художнику. Слово захватыва венный свет: Избранные статьи — СПб., 1993. — С. 36.


ет поэта. Так случилось с Хлебниковым.

2. Тарковский А.А. Слово // Там же. — С. 78.

Что же делал со словами Хлебников, совершая 3. Тарковский А.А. Надпись на книге // Там же. — С. 91.

свои опыты? Он брал слова, обрывал у них крылыш 4. Тарковский А.А. Порой по улице бредешь... // Там ки — все эти суффиксы, префиксы, не трогал только же. — С. 93—94.

корень слова, самую его «кочерыжку», и пытался при 5. Тарковский А.А. Я учился траве, раскрывая тетрадь… // живить к нему крылышки, ранее оторванные от дру Там же. — С. 125.

гого слова. Такая вивисекция производила уродов, го 6. Тарковский А.А. Рифма // Там же. — С. 136—137.

мункулов... Все эти «смеюнчики» и «летобы» умирали 7. Тарковский А.А. Стихи из детской тетради // Там тут же, на хирургическом столе. Но это не относится же. — С. 156—157.

к настоящему Х лебникову, автору «Ночи в окопе»

8. Тарковский А.А. Я долго добивался... // Там же. — и «Уструга Разина», подарившего нам целый мешок С. 166—167.

чудес, поэзию, столь родную языку, что кажется, буд 9. Тарковский А.А. К стихам // Там же. — С. 230.

то сам язык, минуя поэта, породил ее — таково его 10. Тарковский А.А. Рукопись // Там же. — С. 232.

словарное богатство:

11. Тарковский А.А. Поэт // Там же. — С. 250—251.

12. Тарковский А.А. Словарь // Там же. — С. 252.

Так девушка времен Мамая, 13. Тарковский А.А. Явь и речь // Там же. — С. 268.

С укором к небу подымая 14. Тарковский А.А. Когда вступают в спор природа и Свои глаза большой воды, словарь // Там же. — С. 273.

Вдруг спросит нараспев отца:

15. Тарковский А.А. Стихи попадают в печать // Там На что изволит гневаться?

же. — С. 288.

«Ужель она тому причина...» (20, с. 737).

16. Тарковский А.А. Мне другие мерещатся тени // Там же. — С. 305.

Интересные мысли в А.А. Тарковский высказывает 17. Тарковский А.А. Пушкинские эпиграфы (III, «Разо о переводе: «Автор этих заметок много лет с увлече брал головоломку...») // Там же. — С. 320.

нием занимался стихотворным переводом. В самом 18. Тарковский А.А. Традиционен ли ямб? // Вопросы деле, какая радость открыть для читателя новое пре литературы. — 1967. — № 5. — С.132—135.

красное произведение поэзии! Воспроизвести его 19. Тарковский А.А. Язык поэзии и поэзия языка // Ли на своем языке с возможной верностью подлиннику!

Перевод — искусство в высоком смысле этого слова. тературная газета. — 1967. — 5 августа.

И все же с годами все более отдаленным от подлин- 20. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис ника кажется нам наилучший перевод. Я однажды курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — переводил стихи из романа туркменского классика С. 729—738.

5,6 М Е Т А П О Э Т И К А О Т О Б РА Ж Е Н И Я РЕАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И «ОТРЕШЕНИЯ» ОТ НЕЕ.

583 МЕТАПОЭТИКА ДЕКОНСТРУКЦИИ Литература: го дома, без своего материала, а Россия отдалилась, то 21. Бродский И.А. Лица необщим выраженьем. Но- необходимо было найти какую-то ей замену, может белевская лекция // Сочинения Иосифа Бродского: быть, даже лучшую, чем она сама, та реальная прагма В 6 т. — СПб. — Т. 6. — С. 44—52. тическая Россия, среди которой вот живу, например, 22. Кублановский Ю. Предисловие // Тарковский А.А. я. Заменой этой России и выступил язык — как наибо Благословенный свет: Избранные стихотворения. — лее концентрированная, очищенная и избавленная от СПб., 1993. иногда гнетущей реальности вещь, как лучшая маска 23. Чупринин С.И. Тарковский // Русские писатели XX России» (10, с. 746).

века. Биографический словарь. — М., 2000. — С. 676—677. В статье «Трагический элегик» И.А. Бродский так же обращает внимание на языковые достижения Е.Б. Рейна: «Рейн не только радикально расширил по этический словарь и звуковую палитру русской поэ Рейн зии — причем сделал это гораздо раньше тех, кому рас Евгений ширение это официально приписывается;

он расширил Борисович также и психологическую амплитуду русской лирики.

Уместнее, наверное, сказать «раскачал». (13, с. 181).

[20.XII.1935, Ленинград] — «Поэтика Рейна ведет свою генеалогию как от на поэт, переводчик, сценарист.

следия русского акмеизма, так и от вновь возрожден Метапоэтика Е.Б. Рейна ной в 80-х годах урбанистической поэзии, во многом представлена в статьях, ин опиравшейся не только на развившиеся в эти годы тра тервью, поэтических текстах.

диции городского быта, но и связанные с ним интел Комментируя истоки сво лектуализм и филологическую культуру, — отмечает его творчества, он указыва Е.И. Трофимова. — В предисловии к сборнику «Против ет, что опирался в основном часовой стрелки» Бродский вспоминает, что когда-то не только на опыт А.А. Блока, назвал поэта «элегическим урбанистом». Определение И.Ф. Анненского, О.Э. Мандельштама, Б.Л. Пастернака, оказалось достаточно устойчивым. «Это объясня но и советских поэтов двадцатых годов В.А. Луговского, лось, — пишет Бродский, — как положением в отече И.Л. Сельвинского.

ственной литературной критике — плачевным всегда, Художественное мышление поэта характеризуется а в те годы в особенности, так и общим состоянием высокой поэтической культурой, погруженностью в умов, то есть полной атрофией способности называть традиции классической русской поэзии. Метапоэтика вещи своими именами. Словосочетание «элегический Е.Б. Рейна освящена большим мастерством художника, урбанист» было продуктом этого климата и очерчива благородством тона, внутренней энергией. Некоторые ло некую мысленную территорию, дотоле неисследо установки его эстетики обнаруживают увлеченность ванную, но, в принципе, умопостигаемую: знакомый новейшей французской живописью, футуризмом.

эпитет как бы одомашнивал менее известное, пахнув Стихи для него — «условный произвол поэта, кото шее — тогда — «современностью» существительное».

рый хочет из сочетаний слов вывести какой-то единый Эстетика поэзии Рейна вполне вписывается в явле смысл, какую-то догадку, предпосылку некоего намека ние, которое можно обозначить как «петербургскую свыше» (10, с. 750).

поэтическую школу». Это не только особая «культур ность» языка, но и всегда ощущаемая структура поэти Exegi monumentum ческих образов, формируемая архитектурно-художе На пороге старости и жизни ственной средой. Данная среда настолько эстетиче Я хочу вам объявить одно:

ски активна и обладает таким множеством знаковых Я был счастлив, ибо был в Отчизне акцентов, что, конечно, воздействует на формиро Самое последнее звено вание мышления. Характерным примером такого Вервия, что заплетал Державин, «петербургского колорита» может служить поэма То, что Пушкин вывел к небесам, «Дельта» (1973). … Некоторые исследователи твор Никому по совести не равен, чества поэта отмечают наряду с некрасовско-блоков Потому что все придумал сам.

ской традицией влияние на Рейна творческого насле И пройдет еще одна эпоха, дия М. Кузмина. «Тоска по всегда умирающей мировой Выйдет в Ленинграде бедный том, культуре — главное, что роднит нашего современника Верный до единственного вздоха, (Рейна. — Е.Т.) с Кузминым, — пишет А. Пурин, — уди В черном переплете, в голубом.

вительные модуляции белого стиха, его экстраорди Метапоэтика Е.Б. Рейна формировалась в диа- нарная эмоционально-смысловая емкость, словно бы логе с ленинградскими поэтами — И.А. Бродским, подводящая стихи к последней черте, к грани прозы и А.С. Кушнером и др. Одна из наиболее важных про- как бы заставляющая их балансировать на самом краю блем их диалогов — проблема языка как первоосно- поэтически возможного…» (Пурин А. Предсказание из вы творчества. В метапоэтике Е.Б. Рейна есть особен- бранности // Новый мир. 1994. № 12). … ность — объяснять индивидуальность художника на Рейн ориентирован на наследие русской культу основе обращения его с языком. Так, например, была ры начала века, отличавшейся, с одной стороны, ин выделена одна из определяющих основ поэтическо- теллектуальной утонченностью и сложностью об го творчества И.А. Бродского. В интервью, данном 24 разного языка, а с другой стороны — не порывающей апреля 1990 года, на вопрос журналиста о том, почему с общедоступностью смысла. Об этом свидетель Бродский считает нужным выделять язык, превращая ствуют его выступления в печати, где он вступает в его в некую модель мира, Е.Б. Рейн отвечает: «Я думаю, полемику с носителями авангардистских и новаци это и есть одна из его главных идей. И не случайно она, онных тенденций в современной русской литера может быть, я ошибаюсь, возникла именно в эмигра- туре. Связывая эти направления с эстетическим то ционный период, когда он оказался вне России. Так как талитаризмом, с «умственным коллективизмом», он поэзия не может обойтись без своего мира, без свое- видит в них попытку возрождения советских левых ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ экспериментов 20-х годов, что, по мнению Рейна, 4. Рейн Е.Б. Последние // Там же. — С. 86.

бесперспективно и обрекает такое искусство на вто- 5. Рейн Е.Б. Борис Львович и Михаил Алексеевич // Там ростепенность. Залог развития русской поэзии Рейн же. — С. 88.

видит в продолжении гуманистических традиций 6. Рейн Е.Б. Эпитафия // Там же. — С. 96.

отечественной литературы, в поддержке ее созида- 7 Рейн Е.Б. Авангард // Строфы века. Антология рус тельных, а не деструктивных интенций. «…Я выби- ской поэзии / Сост. Е.А. Евтушенко. — Минск — М., раю литературу, связанную с традицией. Я выбираю 1995. — С. 796.

общество, связанное с традицией, не забывающее 8. Рейн Е.Б. Прозаизированный тип дарования // о своих корнях, своей истории…» (Литературная га- Полухина В. «Бродский глазами современников».

зета. 1994. 24 авг.)» (15, с. 585—586). Сборник интервью. — СПб., 1997. — С. 14—29.

Е.Б. Рейн говорит о своем творчестве как реализу- 9. Рейн Е.Б. Бродский — последний реальный нова ющем «прозаизированный тип дарования»: он «…видел тор // Книжное обозрение. — 1990. — № 20. — С. 8—16.

какие-то новые возможности в русском стихосложе 10. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис нии: новые возможности влияний, новые возможно курса. — Антология: В 4 т. — Ставрополь, 2006. — Т. 4. — сти тематические, возможности привлечения какого С. 739—750.

то психологического анализа, сближения стиха с про Литература:

зой» (10, с. 742).

11. Бек Т. Неразделимый узел соучастья // Юность. — Наблюдения над особенностями современной по 1985. — № 11.

эзии Е.Б. Рейн часто делает на основе анализа твор 12. Бондаренко Вл. Игра на занижение // Наш совре чества современных ему поэтов, но его основная менник. — 1985. — № 12.

тема — «Бродский — последний реальный новатор».

13. Бродский И.А. Трагический элегик // Новый мир. — Исходя из того, что поэзия — это способ познания 1991. — № 6.

мира, Е.Б. Рейн считает, что И.А. Бродский является 14. Межиров А.П. Непоправимый день // Литературная поэтом-мыслителем, причем очень оригинальным.

газета. — 1990. — № 43.

Несмотря на то, что человечество к настоящему вре 15. Трофимова Е.И. Рейн // Русские писатели XX века.

мени обладает плотным слоем знания, И.А. Бродский, по мнению Рейна, не повторяет, как другие, уже вы- Биографический словарь. — М., 2000. — С. 585—586.

двинутые философией и наукой идеи и положения, а пытается «собственным интеллектуальным усилием постичь то, что пытались понять десятки поколений Кушнер до него»: «На самом деле Бродский, подобно любому Александр значительному поэту, является поэтом-мыслителем, Семенович причем очень оригинальным мыслителем. Дело в том, что наше пространство культуры так заполнено, что, [14.IX.1936, Ленинград] — поэт, в какую точку ни ткнешь, обязательно столкнешь- эссеист, теоретик литературы.

ся с каким-нибудь известным именем или учением. Метапоэтика А.С. Кушнера И Бродский придумал нечто вроде противоядия этой представлена в книге эссе ситуации. Если взять его эссе из книги «Меньше, чем «Аполлон в снегу» (1991), в ста единица» и его интервью, то обнаружишь необык- тьях «Заметки на полях» (1981), новенные догадки, построения, экстравагантности, «Неиссякаемый сюжет поэзии»

некоторые из которых просто поражают своей не- (1986), в интервью «Последний традиционностью. Любой человек с традиционной романтический поэт» (1990) культурной заготовкой идет по выработанному че- и др., а также в стихотворных произведениях.

ловечеством руслу, и его гордость состоит в том, что На метапоэтику А.С. Кушнера оказало влияние твор он повторяет самые последние достижения культуры.

чество К.Н. Батюшкова, Е.А. Баратынского, А.С. Пушки Бродский же, подходя к той или иной теме (при всей на, Ф.И. Тютчева, А.А. Фета, И.Ф. Анненского, А.А. Блока, его образованности), избегает читать то, что явля О.Э. Мандельштама, М.А. Кузмина.

ется наиболее близким и оперативным для данной В метапоэтике А.С. Кушнер разрабатывает пробле темы. Он пытается собственным интеллектуальным му соотношения поэзии и прозы. Он утверждает осо усилием постичь то, что пытались понять десятки по бый характер поэтической мысли: ее музыкальность колений до него. При этом он почти всегда выдает ка и неотделимость от движения стиха, индетермини кое-то оригинальное, часто забавное, а часто и пара рованность поэтической философии: «…поэтическая доксальное решение, например, как в эссе о Византии философия в отличие от научной не занимается све или о тирании. Ему известно общее поле философии, дением концов с концами, поэтический мир не запол главные идеи и учения, но он пытается как бы забе няет пропуски и зияния причинно-следственным рас жать со стороны, увидеть все своими глазами и ска твором» (17, с. 767).

зать что-то свое» (10, с. 749).

Анализируя свойства поэзии, А.С. Кушнер отмеча Реальное новаторство И.А. Бродского Е.Б. Рейн ви ет в качестве изначального ее «способность вызывать дит не в логической, словесной деформации, а в том, в душе человека представление о счастье» (17, с. 782).

что он ввел в поэзию «материки новых понятий, Эта способность обусловлена, по его мнению, проис культур», что он создатель «новой гармонии»: стихи хождением стиха из заклинания, волшебства, загово И.А. Бродского являются «как бы отголосками одной ра, придающих его звучанию, ритмике, интонации за большой музыки мироздания» (10, с. 750).

вораживающую силу.

Источники:

На ночь оставлю стихи на столе, — 1. Рейн Е.Б. Неделя русской поэзии в Бельгии // Рейн Е.Б.

Пусть полежат, наберутся ума.

Балкон. Стихотворения. — М., 1998. — С. 26—27.

2. Рейн Е.Б. Дом Волошина // Там же. — С. 64. Может быть, гнутая строчка во мгле 3. Рейн Е.Б. Exegi monumentum // Там же. — С. 72. Распрямится сама?

5,6 М Е Т А П О Э Т И К А О Т О Б РА Ж Е Н И Я РЕАЛЬНОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ И «ОТРЕШЕНИЯ» ОТ НЕЕ.

585 МЕТАПОЭТИКА ДЕКОНСТРУКЦИИ Ангелы, музы, ночной ветерок, ние к традиции — это существенно активное отноше Тени, которые бродят вокруг, ние, и только активность, даже полемичность, созда Вряд ли до наших спускаются строк. ет возможность равноправного культурного диалога, А все же! А вдруг! который и составляет суть культурного развития, по стоянного расширения эстетической перспективы»

Входит ведь кто-то с улыбкой в наш сон. (там же, с. 270—271).

О как шаги его ночью легки! Д.С. Лихачев, напротив, считает, что А.С. Кушнер И утешает нас. Может быть, он всегда в творческом диалоге с предшественниками и Входит в стихи? будущими читателями. «Кушнер не склонен к деклара ции и патетике. Но его поэзия стоит на страже нрав Суффикс подкрутит, повертит предлог, ственности и добра, она нравственна в своей основе, Слово по сходству заменит другим, ибо демонстрирует прежде всего добросовестнейшее Петельку — хвостиком, в слове «порог» отношение к поэтическому слову.

Звонкий — глухим.

…Но лгать и впрямь нельзя, и кое-как Горько и весело жить на земле. Сказать нельзя — на том конце цепочки К ней, как листок, я ничем не прижат. Нас не простят укутанный во мрак На ночь оставлю стихи на столе. Гомер, Алкей, Катулл, Гораций Флакк, Пусть полежат. Расслышать нас встающий на носочки.

Одно из основных понятий метапоэтики … Подключаясь к высокому напряжению мировой А.С. Кушнера — интонация, высокое интонационное поэзии, он помнит о тех, кто стоит «на том конце це напряжение выступает «непременным условием поэ- почки», стремится соответствовать их представлению зии». Рассматривая процесс обновления поэтического о поэтическом труде и назначении поэта». (22, с. 10).

языка, он утверждает его зависимость от устной речи: Метапоэтика А.С. Кушнера весьма разнообразна.

«Стихи берут свой интонационный рисунок не в ка- Это и эссе, и статьи, близкие к научным и философ кой-то особой поэтической сфере — они заимствуют ским текстам. В теоретических статьях, таких, как лучшие свои строки в живой речи. Устная речь, раз- «Стиховая ткань» (1979), А.С. Кушнер рассматривает говорная интонация — это неиссякаемый арсенал по- важные проблемы, связанные с общеэстетически этической речи», — пишет А.С. Кушнер в статье «Стихи ми категориями поэтического текста. Одна из них — и письма» (1981). «стиховая ткань». Такие общие эстетические понятия, А.С. Кушнеру принадлежит ряд интервью, статей, как «материя», «ткань», «фактура», «склад», «гармония»

в которых он интерпретирует свое творчество и твор- текста в работах по поэтике рассматриваются как ме чество других художников. Так, «консерватизм» соб- тафоры, а текстовые реализации этих трудноулови ственной формы он определяет как сознательный и мых категорий, как правило, не изучаются, особенно вызывающий «в эпоху всеобщей расхлябанности и это касается поэзии. В теории музыки эти понятия, одичания» (17, с. 776): «Вообще новизна может быть вы- например, очень хорошо разработаны. А.С. Кушнер от несена наружу, заявлена броско и выпукло. Такова по- талкивается от научной и метапоэтической традиции этика Маяковского, Цветаевой, раннего Пастернака, (А.А. Блок, О.Э. Мандельштам). Особенностью метапо Бродского. Есть другая новизна, убранная внутрь сти- этики А.С. Кушнера можно считать ее теоретический ха, связанная тонкими волосяными переливами поэ- характер, внимание к общеэстетическим категориям, тического смысла: Пушкин, Анненский, Мандельштам. которые роднят поэзию и живопись, поэзию и музыку.

Такая новизна мне ближе» (там же). Следует обратить внимание на такое практически не «Ничего из попытки вырастить особую, советскую разработанное понятие, как «стиховая ткань».

поэзию не вышло, — пишет А.С. Кушнер, — провали- А.С. Кушнер характеризует ее как метафору, кото лись десятки, сотни таких поэтов и проваливаются до рая для него «живее многих научных определений».

сих пор. Что отличает их, что выдает? — слово, стоя- Это действительно научная метафора, и компонент щее вне поэтического контекста, голое, однозначное, «ткань» имеет терминологическое значение в музы неукорененное в традиции, свободное от культурных ке, живописи, приобретает его и в теории поэзии.

ассоциаций, «одноразовое», мечтающее о прозаиче- Понятие ткани раскрывает этимологическое значение ском повествовании, о газетной заметке, публицисти- термина «текст». Латинское «textus» включает семы:

ческой статье». (цит. по: 21, с. 269). «Ну а если слово ’ткань’, ’связь’, ’слог’, ’стиль’;



Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.