авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 38 |

«Федеральное агентство по образованию Ставропольский государственный университет Дорогие друзья! ...»

-- [ Страница 6 ] --

первое творение есть из числа лучших его од. Пере Просветительская деятель вод, который г. Ломоносов из стихов Г. Ф. В. Юнкера на ность М.М. Хераскова связана коронование императрицы Елисаветы в 1742 г. учи с работой в Московском уни нил, научил нас сочинению подлинных ямбических верситете сначала в должности стихов александринских. Засим разные его труды, асессора, а затем директора и попечителя.

величайшей похвалы достойные, и первее всего оды Основным метапоэтическим произведением его, исполненные огня божественного и высоких М.М. Хераскова является «Рассуждение о российском мыслей, его надписи, его героическая поэма «Петр стихотворстве» (1772), предпосланное французскому Великий», которую смерть помешала ему завершить, переводу его поэмы «Чесменский бой». Статья имеет ин к сожалению его единоземцев, обогатили язык наш, формационный характер, знакомит зарубежного чита ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ представили нам высокие образцы и имя Ломоносова В метапоэтических работах М.М. Хераскова креп соделали бессмертным. нет мнение о больших возможностях русского языка, В то время как сей великий муж начертывал путь, что говорит о его национальном самосознании, кото к обиталищу Муз ведущий, и закладывал камень крае- рое крепло в ходе усвоения западной культуры и ста угольный нашего Парнаса, начал процветать г. Су- новления русской поэзии и метапоэтики.

мароков. Сей показал сперва приятность языка на Источники:

шего в творениях нежных и страстью исполненных;

засим, не имея иного руководителя, как природные 1. Херасков М.М. О важности стихотворства // Хера дарования, он заставил Мельпомену явиться на Севе- сков М.М. Избранные произведения. — Л., 1961. — ре и был первый, кто своими трагическими драмами С. 79—82.

тронул сердца и исторг у нас слезы. Трагедии его яв- 2. Херасков М.М. К своей лире // Там же. — С. 74—75.

ляют мощь, сладость, изобилие и величественность 3. Херасков М.М. Иные строят лиру… // Там же. — С. 86.

наречия нашего: они писаны ямбическими алексан- 4. Херасков М.М. Заключение // Там же. — С. 88—89.

дринскими стихами и составляют честь Парнаса Рос- 5. Херасков М.М. Письмо // Там же. — С. 101—103.

сийского и славу своего сочинителя. Оставляя иногда 6. Херасков М.М. К сатирической музе // Там же. — кинжал Мельпомены, сей славный сочинитель на- С. 103—105.

игрывал на нежной свирели и показывал чистоту на- 7. Херасков М.М. Рассуждения о российском стихо шего языка в своих эклогах. Иногда, без иных каких творстве // Западов В.А. Русская литература XVIII века, украшений, нежели простота приятного слога, забав- 1700—1775: Хрестоматия. — М., 1979. — С. 267—270.

ный и острый, сочинял басни, равные Лафонтеновым. 8. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис Иногда пленял он сердца чарами Анакреонтовыми курса. — Антология. В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — и во всех родах являл свойственную ему способность С. 168—174.

Литература:

и гибкость языка нашего. Словом, творения г. Сума рокова снискали ему похвалы и признательность его 9. Гуковский Г.А. Русская литература XVIII века. — М., 1999.

единоземцев. 10. Кулакова Л.И. Очерки истории русской эстетиче С тех пор, как были заложены основы вкуса изящ- ской мысли XVIII века. — Л., 1968.

ного в российской словесности, любимцы Муз развер- 11. Западов В.А. Поэты XVIII века: Литературные очер нули свои различные дарования, которые Парнас наш ки. — М., 1984.

обогатили. Г. Ржевский отличился жалобливыми эле гиями, трогал чувствительные сердца, чистым слогом Дмитриев движения страстей рисовал и оплакивал страдания любви несчастливой.

Иван Когда лира покойного г. Ломоносова возносилась Иванович в небеса, восхищая души наши;

когда г. Сумароков за ставлял на сцене российской стенать Мельпомену [10(21).IX.1760, с. Богородское и с неподражаемой приятностью пел полевых нимф, Казанской (позднее Симбирской) покойный г. Поповский слогом чистым и высоким г уб. — 3(15).X.1837, Моск ва] — переводил в стихах оды Горация и «Опыт о человеке» поэт, сатирик, баснописец.

Попа. Сей последний труд наипаче заслужил ему ис- На метапоэтику И.И. Дмитри тинное титло и славу изрядного пиита, и ежели бы ева оказали влияние произведе оный аглицкий философ мог видеть сей перевод, он ния А.П. Сумарокова, М.В. Ломо не признал бы его. В то же время г. Майков сочинил за- носова, М.М. Хераскова, В.И. Май бавную поэму под титлом «Игрока ломбера» и показал, кова, Н.М. Карамзина, Г.Р. Державина.

что язык наш и к творениям шуточным применяет- Поэзия И.И. Дмитриева — типичный пример рус ся. Засим дал поэму «Раздраженный Вакх» и явил нам ского дворянского сентиментализма. На его эстети Скаррона своими чертами находчивыми, живыми, за- ческие воззрения повлияло знакомство в 1783 году нимательными и своими забавными выдумками. с Н.М. Карамзиным.

Итак, сказать можно, что язык наш равно удобен Основными метапоэтическими произведениями для слога важного, возвышенного, нежного, печально- являются стихотворная сатира «Чужой толк» (1794) го, забавного и шутливого. Покойный г. Барков наипа- и ряд стихотворных произведений.

че в сем последнем роде отличался. Наши ямбические В стихотворении «Чужой толк» он продолжает тра стихи разнятся, быть может, от ямба, изобретенного дицию критического обсуждения принципов русской Архилохом;

но в них есть сила, падение и мера, муза- поэтики. Он сторонник «громкой лиры», «дерзостно ми германскими в их песнопениях соблюдаемые. Наш го» русского языка:

хорей и дактиль таковы же суть, как у древних поэтов латинских» (8, с. 173—174). Желал бы я, чтоб Феб хотя во сне им рек:

М.М. Херасков в метапоэтике делает установку «Кто в громкий славою Екатеринин век на доказательство того, что отечественная поэзия Хвалой ему сердец других не восхищает «имеет начала, всем народам общие». Истоки рус- И лиры сладкою слезой не орошает, ской поэзии усматриваются им в «Песнях об Илье Тот брось ее, разбей, и знай: он не поэт!»

Муромце, о пирах Владимировых и им подобных».

Поэт считает, что на русский язык оказала значи- Да ведает же всяк по одам мой клеврет, тельное влияние переводная церковная проза, ведь Как дерзостный язык бесславил нас, ничтожил, «язык наш к переводу книг важных и глубокомыс- Как лирикой ценил! Воспрянем! Марсий ожил!

ленных удобен» (8, с. 173). Товарищи! к столу, за перья! отомстим, Резко критикуя стихотворцев-силлабиков, М.М. Хе- Надуемся, напрем, ударим, поразим!

расков выдвигает в качестве примера поэтику Ломоно- Напишем на него предлинную сатиру сова и Сумарокова, считая, что Ломоносовым заложен И оправдаем тем российску громку лиру.

«камень краеугольный нашего Парнаса» (8, с. 174). 1 МЕТАПОЭТИКА РЕЦЕПЦИИ (ПРИНЯТИЯ) Отвергая присущую классицизму иерархию жан- стулаты ее связаны с эмоциональной сферой искус ства, «чувствованием», сопереживанием. Диалогиче ров и стилей, И.И. Дмитриев стремился выработать ская направленность творчества поэта находит вы единый для различных жанров литературный язык на ражение в понятии «соучаствования». Соучаствование основе светской разговорной речи. Поэт поддержал стимулирует к подражанию поступкам героев произ Н.М. Карамзина в его языковой реформе и разработке ведений, в результате чего реализуется воспитатель принципов «нового слога». Стихотворная сатира «Чу ная роль искусства. Логическое мышление, рациональ жой толк», направленная против приверженцев лите ное в искусстве, сопряженность его с мыслью — другая ратурной старины и эпигонов классицизма, стала ма сторона этого двуединства. Посылка об относитель нифестом карамзинистов.

ности эстетического вкуса, о национальной самобыт Метапоэтические воззрения Дмитриева связаны ности народного искусства подкрепляется понятием с его взглядами на жанр басни. Поэт отказывается от зависимости искусства от «обстоятельств». В сферу канонизированного классицизмом противопоставле этих обстоятельств включаются занятия трудом, речь, ния басни высоким жанрам, от нарочитой грубости ее географическая среда, нравы и обычаи народов. Вкус, языка, от натуралистически-бытовых зарисовок, хотя в понимании А.Н. Радищева, социально обусловлен. Он и избегает прямой социальной критики. Цели Дми противопоставлял искусство для народа искусству для триева-баснописца — пропаганда нравственного иде верхушки общества.

ала, его герой «добрый человек», который выше всего В «Очерках по истории русского литературного ценит благородство чувств.

языка XVII—XIX веков» В.В. Виноградов анализирует Особенность метапоэтики Дмитриева — ее диа высказывания А.Н. Радищева о русской речи: «Речь, — логический, открытый характер, постоянное участие писал Радищев, — есть, кажется, средство к собиранию в литературной полемике, особенно в период работы мыслей воедино». «Она есть наилучший и, может быть, в «Московском журнале», где и была опубликована са единственный устроитель нашея мысленности». И по тира «Чужой толк».

тому велик тот писатель, который создал литератур ный язык, учтя национальные качества языка народа, и Источники:

«не оставил его при тощем без мыслей источнике сло 1. Дмитриев И.И. Чужой толк // Дмитриев И.И. Полн.

весности». Он считал, что литература должна быть «гла собр. стихотворений. — Л., 1967. — С. 113—116.

голом истины», видел ее достоинство в глубине мысли, 2. Дмитриев И.И. Сонет // Там же. — С. 318.

ставил перед ней задачу воспитания «добродетелей об 3. Дмитриев И.И. К Г.Р. Державину // Там же. — С. 117—118.

щественных». Радищев, Фонвизин, Державин, Новиков 4. Дмитриев И.И. Заключение (Отрывок из «Взгляда на с разных сторон и в разных направлениях открывают мою жизнь») // Дмитриев И.И. Сочинения. — М., 1986. — литературе новые средства выражения и новые сокро С. 324—326.

вища живого слова. Они производят сложную пере 5. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис группировку языковых элементов. Их творчество не курса. — Антология. В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — умещается в рамки теории трех стилей. Возникает раз С. 175—179.

рыв между формально-языковыми схемами литерату Литература:

ры и между живой семантикой «языка народного, языка 6. Благой Д.Д. Поэзия Дмитриева // История русской общественного, языка российского», как выражался Ра литературы XVIII в. — М., 1960.

дищев. К концу XVII — началу XVIII в. все острее ощу 7. Макогоненко Г.П. Пушкин и Дмитриев // Русская ли щалась потребность в реорганизации русского лите тература. — 1964. — № 4.

ратурного языка, в отмене или ослаблении жанровых ограничений, в создании средней литературной нор Радищев мы, близкой разговорному языку, свободной от устаре лых славянизмов, от простонародных вульгаризмов и Александр диалектизмов, способной удовлетворить вкус образо Николаевич ванного русского человека. Обоснование новой лите [20(31).VIII.1749, Москва — 12(24). ратурно-языковой нормы связано с именем Карамзина, IX.1802, Санкт-Петербург] — про- который окончательно разрушил старокнижный сла заик, поэт, философ, революци- вянский фундамент теории трех стилей» (5, с. 163).

онер-просветитель. В.К. Тредиаковский перевел популярный в Европе Основные метапоэтические роман — философскую утопию Фенелона «Похожде данные содержатся в «Слове о ния Телемака». Описание странствий героя в поисках Ломоносове», первая редакция — своего отца Одиссея изобиловало образами и мотива 1780 г. (впоследствии включено ми античной литературы. В.К. Тредиаковский перевел в «Путешествие из Петербурга в Москву»), в аллегориче- прозаический французский роман стихами, русским ской оратории «Творение мира» (ок. 1779—1782) и в сти- гекзаметром, имитировавшим стиховой строй поэм ховедческом трактате «Памятник дактилохореическому Гомера. На этой основе он и создал «Тилемахиду».

витязю или драматикоповествовательные беседы юно- А.Н. Радищев принимал активное участие в полеми ши с пестуном его, описанные составом нестихослов- ке, посвященной стихосложению. Сделав разбор гек ныя речи отрывками, из ироическия пиимы славного заметров «Тилемахиды» В.К. Тредиаковского в работе в ученом свете мужа N.N. поборником его знаменитого «Памятник дактилохореическому витязю», он пришел творения» (1801), посвященном В.К. Тредиаковскому. к выводу, что «поелику Тредьяковский отвечает толь Особую роль в истории А.Н. Радищев придавал ак- ко за стихи, то надлежит сказать во-первых что по не тивной, преобразующей, творящей силе слова (в широ- счастью его он писал Русским языком прежде, неже ком смысле — литературе, поэзии, ораторскому искус- ли Ломоносов впечатлел Россиянам примером своим ству). Так, в «Слове о Ломоносове» поэт обосновывает вкус и разборчивость в выражении и в сочетании слов необходимость развития «витийства гражданского». и речей сам понесся путем непроложенным, где ему Метапоэтика А.Н. Радищева строится на основах вождало остроумие;

словом: прежде, нежели он пока эстетических идей века Просвещения. Основные по- зал истинное свойство языка Российского, нашед оное ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ забыто в книгах церковных;

потому Тредьяковскому руются стихи, приводятся «нелепые стихи», «стихи и невозможно было переучиваться. Тредьяковский очень слабые» или, наоборот, «очень удачные стихи».

разумел очень хорошо, что такое Стихосложение и, по- Это живой, эмоциональный разбор, то «внимательное няв нестройность стихов Симеона Полоцкого и Кан- чтение», к которому всегда призывали нас поэты:

темира, писал стихами такими, какими писали Греки и Римляне, то-есть для Российского слуха совсем но- «Превознесется | слава до самых светил, | выми;

но знав лучше язык Виргилиев, нежели свой, он думал, что и преношения в Российском языке можно до звезд поднебесных».

делать такие, как в Латинском. Несчастие его было то, что он, будучи муж ученой, вкуса не имел. Он столь Какой стих! я уверен, что и сам Ломоносов его бы упитан был чтением правил стихосложных, употре- похвалил. Не только в нем числительная красота, кра бляемых древними, и столь знал красоты их благогла- сота мерная времени, но и самая изразительная гар мония, происходящая от повторения букв е и h с д и п сия, что явственно тому подражал…» (4, с. 189).

сперва в запинательной стопе слова превознесется Здесь важно учитывать замечания А.Н. Радищева о постоянной корректировке русского стихосложе- краткодолгими, потом ямб с анапестом в окончатель ния путем усвоения античных образцов, сложности ном отделении. Я знаю, что кто бы более имел вкуса, не согласования этих данных с возможностями русского сказал бы: звезды поднебесные» (4, с. 191).

языка. Рефлексия А.Н. Радищева дает актуальный для Следует отметить, что метрико-ритмическому ана того времени срез развития русской поэзии и метапо- лизу сопутствует анализ звуковой инструментовки. Ана этики. Он показывает внутренние процессы становле- лиз звукописи близок фоносемантическим наблюдени ния русского стихосложения, сложности, острые края, ям: «Раздробите второй стих и найдете, что его красота которые возникали в трудоемких опытах российских происходит от длинного первого отделения, где гласные а, о, о, ый льются, так сказать, в слове благовонный, стихотворцев.

Работа написана в форме диалога «юноши с песту- преломляемые мягкими только согласными, и препина ном его». Предшествует ему «Предисловие, предуведом- ются плавно на слове дух;

потом, прешед тихо дрожание ление, предъизъяснение, пред... и все тому подобное». второго отделения, окончавают точно так, что изража В нем объясняется структура работы, определяются ют. В третьем стихе посмотрите, сколь изразительны три задачи, и все это выполнено в несколько иронической, первые отделения, а в четвертом два первые отделения, где посредством слогов: журч. чис. руч., которые одно теплой по отношению к анализируемому тексту и ав тору манере: «Для дополнения стихотворного отде- за одним следуют, не слышится ли то, что Автор описы ления моей библиотеки, вивлиофики, книгохра- вает? а в последнем отделении в слогах, звучностию по нилища, книгоамбара (выделено нами. — К.Ш., Д.П.), хожих, и с ними гласное одинаковое па, да, ща, ка, мня, я недавно купил Тилимахиду*;

развернул ее (некогда изражают будто падающие воды на камень» (4, с. 192).

для отдохновения от чтения торжественных песней), Один из самых частотных терминов в «Памятнике перебирал я в ней листы, и нашел, к удивлению моему, дактилохореическому витязю» — «гармония»: «Кажет ся, все чародейство изразительной гармонии (выде нашел в ней несколько стихов посредственных, мно жество великое стихов нестерпимо дурных... нашел, лено нами. — К.Ш., Д.П.) состоит в повторении единоз подивитесь теперь и вы, нашел стихи хорошие, но вучной гласной, но с разными согласными» (там же).

мало, очень мало. В сию минуту вошел ко мне знакомой Как видим, гармонию А.Н. Радищев определяет, опи мой N... Он держал в руках Жизнь моего отца, сочине- раясь на идею вариативной повторяемости, то есть на ния Коцебу. Мысль сверкнула в уме моем и я предпри- идею симметрии. Таким образом, анализ текста «Тиле нял, наподобие сказанной книги или несколько на нее махиды» в конечном счете восходит к анализу его гар похожее, начертать что либо в честь впадшего в столь монической организации.

уничижительное презрение Творца Тилимахиды… … Заканчивается этот трактат весьма иронично, но Вместив все сии слова в VI номеров или отделений, по- мягкая ирония и глубокий анализ, которые положены вествованием, из Тилимахиды извлеченным, дав все- в основу рассмотрения текста, по-видимому, не приво му некоторую связь и сделав несколько примечаний о дили к обидам: «Сказанного мною кажется уже доволь шестистопных стихах Российских, большим поэмам но для доказательства, что в Тилимахиде находятся приличных, я составил следующую диссертацию, раз- несколько стихов превосходных, несколько хороших, ыскание, разглагольствие, или... нечто, дрянь... или па- много посредственных и слабых, а нелепых столько, мятник. — Читатель! если ты раз хотя один улыбнешь- что счесть хотя их можно, но никто не возьмется оное ся, то цели моей я уже достиг» (4, с. 182). сделать. Итак, скажем: Тилимахида есть творение че С языковой точки зрения, интересно обратить ловека ученого в Стихотворстве, но не имевшего о вку внимание на синонимические ряды, которые А.Н. Ра- се нималого понятия» (там же).

дищев использует в иронических целях, давая различ- Таким образом, путь становления метапоэтики ные регистры понятий, с помощью которых он харак- связан с рациональным критическим обсуждением.

теризует предмет: «предисловие, предуведомление, У А.Н. Радищева оно принимает философский харак предъизъяснение, пред... и все тому подобное», «для тер. В поэзии А.Н. Радищев много занимался языко дополнения стихотворного отделения моей библио- выми новациями: «Найдя новые слова для выражения теки, вивлиофики, книгохранилища, книгоамбара…», своих революционных идей, создавая новые термины «я составил следующую диссертацию, разыскание, и понятия, придавая новые оттенки и значения ста разглагольствие, или... нечто, дрянь... или памятник». рым словам, широко и смело используя славянизмы, В период «языковой пестроты», которую демонстри- древнеруссизмы и библеизмы, Радищев надолго опре рует текст А.Н. Радищева, интересно зафиксировать делил терминологию русской вольнолюбивой поэзии, блуждание художника среди слов, жонглирование ее стиль, — пишет Г.П. Макогоненко. — Карамзин и дру ими, демонстрацию разнобоя, царившего в языке. гие сентименталисты выработали поэтический язык Далее А.Н. Радищев предпринимает довольно под- для выражения чувств частного человека, «жизни его робное исследование «Тилемахиды» Тредиаковского сердца». … Радищев как основоположник революци с точки зрения стиховедения. Внимательно анализи- онной поэзии создал и во многом определил поэтиче * Правописание источника.

1 МЕТАПОЭТИКА РЕЦЕПЦИИ (ПРИНЯТИЯ) скую терминологию для выражения революционных тешествие из Петербурга в Москву. Вольность. — СПб., 1992. — С. 115—123.

идей, и вслед ему пошли Гнедич, Пушкин, декабри 4. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис сты — Рылеев, Раевский и другие» (6, с. 48).

курса. — Антология. В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — В метапоэтических текстах А.Н. Радищев продол С. 180—198.

жает развивать традиции многопланового становле Литература:

ния метапоэтики, ее энциклопедичности. Проблемы 5. Виноградов В.В. Очерки по истории русского лите языка находятся в центре внимания А.Н. Радищева.

ратурного языка XVII—XIX веков. — М., 1982.

В «Слове о Ломоносове» он восторженно говорит 6. Макогоненко Г.П. Русская поэзия XVIII века // Рус о возможностях русского языка в поэзии М.В. Ломо ская поэзия XVIII века. — М., 1972.

носова, который сумел воспользоваться его красотой:

7. Старцев А.И. Радищев. Годы испытаний. — 2-е изд., «Слово твое, живущее присно и вовеки в творениях доп. — М., 1990.

твоих, слово российского племени, тобою в языке на 8. Томашевский Б.В. Стилистика и стихосложение. — шем обновленное, прелетит во устах народных за не Л., 1959.

обозримый горизонт столетий. Пускай стихии, сви репствуя сложенно, разверзнут земную хлябь и по глотят великолепный сей град, откуда громкое твое пение раздавалося во все концы обширныя России;

Карамзин пускай яростный некий завоеватель истребит даже Николай имя любезного твоего отечества, — но доколе слово российское ударять будет слух, ты жив будешь и не Михайлович умрешь» (4, с. 193).

[1(12).X II.1776, с. Ми хай ловк а Заслугу М.В. Ломоносова А.Н. Радищев видит в созда Бузулукского уезда Самарской нии грамматики, ее связи с риторикой, которая, в свою губ. — 22.V(3.VI).1826, Санкт-Пе очередь, взаимодействует со стихосложением. А.Н. Ра тербург] — критик, историк, жур дищев несколько раз подчеркивает мысль о деятельно налист, издатель, писатель, возгла стном характере творчества М.В. Ломоносова, о «жаре, вивший школу сентиментализма, душу его исполнявшего». И хотя М.В. Ломоносов энци реформатор русского языка.

клопедически обобщил, по мнению А.Н. Радищева, то, что Н.М. Карамзин издавал жур уже было в европейской традиции, он привнес в русскую налы «Московский журналист», «Вестник Европы», науку, русскую поэзию много индивидуального, свой в которых сотрудничали Г.Р. Державин, М.М. Хера ственного ему как гению русской культуры: «Предпослав сков, И.И. Дмитриев, В.А. Жуковский и другие извест такое философическое рассуждение о слове вообще, на ные литераторы.

самом естестве телесного нашего сложения основан Мировоззрение Н.М. Карамзина отличалось про ном, Ломоносов преподает правила российского слова.

тиворечивостью: он разделял просветительские И могут ли быть они посредственны, когда начертавший взгляды, но подчас выступал противником просве их разум водим был в грамматических терниях светиль тительской идеологии. Эта двойственность прояв ником остроумия? Не гнушайся, великой муж, сея хвалы.

ляется в его эстетической теории.

Между согражданами твоими не грамматика твоя одна со Метапоэтика Н.М. Карамзина представлена работа орудила тебе славу. Заслуги твои о российском слове суть ми «Нечто о науках, искусствах и просвещении» (1794), многообразны;

и ты почитаешися в малопритяжатель «Что нужно автору?» (1794), «О богатстве языка» (1795), ном сем своем труде яко первым основателем истинных «Несколько слов о русской литературе» (1797), «О срав правил языка нашего и яко разыскателем естественного нении древней, а особливо греческой, с немецкою расположения всяческого слова. Твоя грамматика есть и новейшею литературою» (1791) и стихотворными преддверие чтения твоея риторики, а та и другая — руко произведениями.

водительницы для осязания красот изречения творений В метапоэтике Карамзин приходит к выводу о един твоих. Поступая в преподавании правил, Ломоносов воз стве целей науки и искусства: суть наук — в «познании намерился руководствовать согражданам своим в стезях науки и человека», цель искусства в «подражании нату тернистых Геликона, показав им путь к красноречию, на ре». Эти цели мотивированы природным стремлением чертавав правила риторики и поэзии. Но краткость его человека «к улучшению бытия своего, к умножению жизни допустила его из подъятого труда совершить одну жизненных приятностей» (8, с. 209 и посл.): «Что суть только половину» (4, с. 195—196).

искусства? — Подражание натуре. Густые, сросшие Метапоэтические трактаты А.Н. Радищева свиде ся ветви были образцом первой хижины и основанием тельствуют о внимании не только к вопросам науки архитектуры;

ветер, веявший в отверстие сломленной и искусства, поэзии, но и к авторам, творениями кото трости или на струны лука, и поющие птички научили рых он мог восторженно и бескорыстно восхищать нас музыке, тень предметов — рисованью и живописи.

ся и в то же время подходить к творчеству с глубоким Горлица, сетующая на ветви об умершем дружке своем, критическим анализом.

была наставницею первого элегического поэта;

подоб но ей, хотел он выражать горесть свою, лишась милой Источники:

подруги, — и все песни младенчественных народов на 1. Радищев А.Н. Творение мира // Радищев А.Н. Избран чинаются сравнением с предметами или действиями ные сочинения. — М., 1952. — С. 248—251.

натуры. Но что же заставило нас подражать натуре, то 2. Радищев А.Н. Памятник дактилохореическому витя есть что произвело искусство? Природное человеку зю или драматикоповествовательные беседы юноши стремление к улучшению бытия своего, к умножению с пестуном его, описанные составом нестихословныя речи отрывками, из ироическия пиимы славного в уче- жизненных приятностей. От первого шалаша до Лувр ном свете мужа N.N. поборником его знаменитого тво- ской колоннады, от первых звуков простой свирели до рения // Радищев А.Н. Полн. собр. соч.: В 2 т. — М.—Л., симфоний Гайдена, от первого начертания дерев до 1941. — Т. 2. — С. 199—221. картин Рафаэлевых, от первой песни дикого до поэмы 3. Радищев А.Н. Слово о Ломоносове // Радищев А.Н. Пу- Клопштоковой человек следовал сему стремлению.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ Он хочет жить покойно: рождаются так называемые Вопросы языка находятся в центре метапоэтики полезные искусства;

возносятся здания, которые Н.М. Карамзина. «Создание «нового слога» русской ли защищают его от свирепости стихий. Он хочет жить тературной речи, который должен был органически приятно: являются так называемые изящные искус- сочетать национально-русские и общеевропейские ства (выделено автором. — К.Ш., Д.П.), которые усыпа- формы выражения и решительно порвать с архаи ют цветами жизненный путь его» (8, с. 209—210). ческой традицией церковнославянской письменно Карамзин разделяет искусства на два рода: «полез- сти, было связано с именем Н.М. Карамзина, — пишет ные» (архитектура) и «приятные» («изящные искус- В.В. Виноградов в «Очерках по истории русского ли ства»). Но оба рода искусств так же необходимы, как тературного языка XVII—XIX веков» (1982). — Карам и науки, они способствуют совершенству человека. зин стремился во всех литературных жанрах сбли Определяется тенденция развития национальных зить письменный язык с живой разговорной речью особенностей искусства, связь национальных тради- образованного общества. Однако, считая русский ций культуры с понятиями нравственной («любовь общественно-бытовой язык недостаточно обрабо к согражданам») и физической («природное чувство») танным, Карамзин надеялся поднять его идеологи любви к отечеству. В то же время в «Письмах русско- ческий уровень и усилить его художественно-выра го путешественника» Карамзин определяет предмет зительные средства с помощью западноевропейской эстетики как науку о чувственном познании, эстети- культуры литературного слова. Он призывал писате ческий вкус относит к чувственному удовольствию, лей к заимствованию иностранных слов и оборотов считая рациональное познание второстепенным. или к образованию соответствующих русских для Реформаторская направленность метапоэтики Ка- выражения новых идей и в своей литературной дея рамзина связана с критикой эстетики классицизма, тельности дал яркие и чаще всего удачные образцы с доминированием субъективного восприятия при- словотворчества (ср., например, такие образования, как влюбленность, промышленность, будущ роды. Величественной героике противопоставляется ность, общественность, человечный, обще обыденное, мир чувств простого человека, утвержда полезный, достижимый, усовершенствовать ется самоценная красота в искусстве.

Результативность метапоэтики Карамзина выра- и др.). Стараясь привить русскому языку отвлечен жается в создании «нового слога», органически соче- ные понятия и тонкие оттенки выражения мысли и тающего национально-русские и общеевропейские чувства, выработанные западно-европейской куль языковые особенности. Наблюдается решительный турой, Карамзин расширил круг значений соответ разрыв с архаической традицией церковнославян- ствующих русских или обрусевших церковносла вянских слов (например, образ — в применении к ской письменности, основа письменного языка — жи поэтическому творчеству;

потребность, развитие, вая разговорная речь образованного общества. Худо тонкости, отношения, положения и мн. др.).

жественно-выразительные средства языка, по мне нию Карамзина, должны быть обогащены с помощью Освобождая русский литературный язык от излиш западноевропейской культуры литературного слова: него груза церковнославянизмов и канцеляризмов (вроде: учинить, изрядство и т.п.), Карамзин ста заимствование иностранных слов, лексические и фра зеологические кальки. Характерна работа Карамзина вил своей задачей образовать доступный широко в области синтаксиса предложения и текста: сокра- му читательскому кругу один язык «для книг и для щение объема и протяженности предложения, преоб- общества, чтобы писать, как говорят, и говорить, как разование периода, перевес сочинения над формами пишут» (9, с. 197).

подчинения. Выдвигается лозунг борьбы с громоздки- Вот как рассуждает Н.М. Карамзин «о богатстве ми, запутанными, патетически-ораторскими, тяжело- языка»: «Истинное богатство языка состоит не во весными конструкциями;

наблюдается преодоление множестве звуков, не во множестве слов, но в числе нормативности теории «о трех штилях». мыслей, выражаемых оным. Богатый язык тот, в ко В стихотворении «Протей, или несогласия стихо- тором вы найдете слова не только для означения творца» Н.М. Карамзин так рассуждает о поэзии: главных идей, но и для изъяснения их различий, их оттенок, большей или меньшей силы, простоты Предметы разный вид имеют здесь для нас: и сложности. Иначе он беден;

беден со всеми милли С которой стороны они явятся взору, онами слов своих. Какая польза, что в арабском язы И чувству таковы. — Поди в весенний сад, ке некоторые телесные вещи, например меч и лев, Где ветреный Зефир, резвясь, целует Флору имеют пятьсот имен, когда он не выражает никаких В прелестных цветниках — там зрение пленят тонких нравственных понятий и чувств? В языке, И роза и ясмин, и ландыш и лилея: обогащенном умными авторами, в языке вырабо Сорви что выберешь по вкусу своему. танном не может быть синонимов;

всегда имеют они Так точно, нежный вкус к Поэзии имея, между собою некоторое тонкое различие, известное Читай стихи — и верь единственно тому, тем писателям, которые владеют духом языка, сами Что нравится тебе, что сказано прекрасно размышляют, сами чувствуют, а не попугаями дру И что с потребностью души твоей согласно;

гих бывают» (8, с. 206).

Читай, тверди, хвали: хвала стихам венец. Интересно отметить, что в 1802 году Платон Бекетов Поэзия — цветник чувствительных сердец. предпринял издание гравированных портретов, соста 1798 вивших «Пантеон российских авторов». Тексты к нему были написаны Н.М. Карамзиным. Карамзин восполь По словам В.Г. Белинского, «Карамзин имел огром- зовался здесь данными метапоэтики. Так, например, о ное влияние на русскую литературу: он преобразовал Бояне и о его поэзии мы узнаем из метапосылок автора русский язык, совлекши его с ходуль латинской кон- «Слова о полку Игореве». «Мы не знаем, когда жил Боян струкции и тяжелой славянщины и приблизив к жи- и что было содержанием его сладких гимнов, — пишет вой, естественной, разговорной устной речи» («Сочи- Н.М. Карамзин, — но желание сохранить имя и память нения Александра Пушкина»). древнейшего русского поэта заставило изобразить его 1 МЕТАПОЭТИКА РЕЦЕПЦИИ (ПРИНЯТИЯ) в начале сего издания». В «Слове о полку Игореве» Боян Так! — весь я не умру, но часть меня большая, От тлена убежав, по смерти станет жить, назван «соловьем старого времени», а на приложенной И слава возрастет моя, не увядая, к «Пантеону» гравюре он изображен слушающим соло Доколь славянов род вселенна будет чтить.

вья и подражающим ему на лире (10, с. 225—226).

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных, Источники:

Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;

1. Карамзин Н.М. Поэзия // Карамзин Н.М. Полн. собр.

Всяк будет помнить то в народах неисчетных, стихотворений. — М.—Л., 1996. — С. 58—63.

Как из безвестности я тем известен стал, 2. Карамзин Н.М. К Д(митриеву) // Там же. — С. 64—65.

3. Карамзин Н.М. Протей, или несогласия стихотворца // Что первый я дерзнул в забавном русском слоге Там же.— С. 242—251.

О добродетелях Фелицы возгласить, 4. Карамзин Н.М. О богатстве языка // Карамзин Н.М.

В сердечной простоте беседовать о Боге Избранные статьи и письма. — М., 1982. — С. 55.

И истину царям с улыбкой говорить.

5. Карамзин Н.М. О сравнении древней, а особливо греческой, с немецкою и новейшею литературою // О Муза! возгордись заслугой справедливой, Там же. — С. 30—33.

И презрит кто тебя, сама тех презирай;

6. Карамзин Н.М. Что нужно автору? // Там же. — С. 38—39.

Непринужденною рукой неторопливой, 7. Карамзин Н.М. Нечто о науках, искусствах и просве Чело твое зарей бессмертия венчай.

щении // Там же. — С. 40—55.

8. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис курса. — Антология. В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — Поэтике Г.Р. Державина свойствен поиск объек С. 199—215.

тивной меры эстетического вкуса;

в качестве крите Литература:

рия здесь выступает верность природе, на весах вкуса 9. Виноградов В.В. Очерки по истории русского лите «лежит соображение всех обстоятельств до человека ратурного языка XVII—XIX веков. — М., 1982.

касающихся, времени, обычаев, религии…», без вкуса 10. Возникновение русской науки о литературе. — М., в поэзии «нет жизни» (5, с. 249).

1975.

Эстетический вкус рассматривается как относи 11. Успенский Б.А. Языковая программа Карамзина и ее тельное понятие, зависимое от исторической эпохи исторические корни. — М., 1985.

и представлений народа, в то же время это объектив 12. Эйдельман Н.Я. Последний летописец. — М., 1983.

ная мера изображения жизни, совокупности реаль ных вещей и обстоятельств, «до человека касающихся».

Краеугольный камень поэтики Г.Р. Державина — живое Державин созерцание картин реального мира и представление Гаврила их в конкретно-чувственных образах. Соединение Романович субъективного и объективного — существо самобыт ной поэзии.

[3(14).V II.1743, с. Кармачи и ли Вот как Г.Р. Державин характеризует лирическую Сокуры Казанской губернии — поэзию и оду, которую он относит к лирике: «По лире, 8(20).VII.1816, с. Званка Новго или по составу, к музыке способному, называется Ода родской губернии, похоронен лирическою поэзиею. Лирическая поэзия показыва в Санкт-Петербурге] — поэт, пе ется от самых пелен мира. Она есть самая древняя у реводчик, общественный и по всех народов;

это отлив разгоряченнаго духа;

от литический деятель.

голосок растроганных чувств;

упоение, или из Г.Р. Державин был вырази лияние восторженнаго сердца. Человек, из праха телем консервативных взглядов в политике, но чутко возникший и восхищенный чудесами мироздания, воспринимал новые прогрессивные идеи, в том чис первый глас радости своей, удивления и благодарно ле просветительские. С восьмидесятых годов XVIII сти должен был произнести лирическим воскликно века он возглавлял литературный кружок, в который вением. Все его окружающее: луна, звезды, моря, горы, входили его друзья-писатели Н.А. Львов, В.В. Капнист, леса и реки напояли живым чувством и исторгали его И.И. Хемницер. С 1811 года Г.Р. Державин состоял в об гласы. Вот истинный и начальный источник Оды;

ществе «Беседы любителей русского слова».

а потому она не есть, как некоторые думают, одно под Метапоэтические данные содержатся в «Рассуж ражание природе, но и вдохновение оной, чем и от дении о лирической поэзии или об оде» (1811—1815), личается от прочей поэзии. Она не наука, но огнь, жар, а также в стихотворных произведениях.

чувство.

Эстетика просветительского классицизма в ме Кто первый ввел ее в употребление, определить тапоэтике Г.Р. Державина получает новое истолкова трудно. Некоторые по Священному Писанию присвоя ние. Критерий субъективного начала в поэзии связан ют то Иувалу, сыну Ламехову, показателю гуслей и пев с защитой прав поэта на новизну мыслей и чувств, ницы;

язычники Аполлону, научившему пастырей требованиями не переходить границ объективных играть на свирели и сочинившему, после поражения представлений о реальном мире. Поэтический об Тифона, хор, называемый Номос. Иные же Меркурию, раз должен создаваться «по сходству с употребитель сделавшему из черепахи лиру. Новейшие писатели ными, известными картинами, или самою правдою»

полагают корень вообще поэзии в совокупном соста (5, с. 234).

ве человека духовнаго и телеснаго, снабженнаго творческою силою воображения и гармонии. В са Памятник мом деле, человек, а особливо ума пылкаго, наполнен Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный, ный мыслями, будучи в уединении и в полной свободе, Металлов тверже он и выше пирамид;

обыкновенно в задумчивости своей предавшись меч Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный, танию, говорит с собою, насвистывает или напевает И времени полет его не сокрушит.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ что-нибудь. Самые грубые народы, во всех временах А разве кое-как вельможи, и во всех странах света, даже не знавшие употребления И так и сяк, нахмуря рожи, огня, в Мексике, в Перу, в Бразилии, в Канаде, в Камчат- Тузят инова иногда.

ке, в Якутске и в других почти необитаемых местах, На счастие» (8, с. 156).

носили и носят на себе сие отражение лучей Прему драго Создателя. Они самую дикость свою оставили и Ставя во главу угла творчества вдохновение, Держа начали собираться в общества не чрез что другое, как вин сопрягает его с мыслью, которая является двигате чрез пение и лиру, под которою разумею всякое музы- лем и «регулятором» эмоционального в поэзии: «Вдох кальное орудие. Впрочем, как бы то ни было, но поели- новение не что иное есть, как живое ощущение, дар ку не знаем мы старее лирической поэзии еврейской, Неба, луч Божества. Поэт, в полном упоении чувств сво видимой нами в боговдохновенных песнях Пророков, их разгораяся свышним оным пламенем или, простее то и должно отдать в изобретении Оды преимущество сказать, воображением, приходит в восторг, схватывает сему народу, не токмо по древности его сочинения, но и лиру и поет, чту ему велит его сердце. Не разгорячась по высокому образу мыслей, каковых в самых древ- и не чувствуя себя восхищенным, и приниматься он за нейших и славнейших языческих лириках не встре- лиру не должен. Вдохновение рождается прикоснове чаем. Но положим, что всякаго другаго низшаго рода нием случая к страсти поэта, как искра в пепле, ожив песнопения могут источником своим иметь страсти, ляясь дуновением ветра;

воспламеняется помыслами, обстоятельства, природу;

однако высокие, священ- усугубляется ободрением, поддерживается окружными ные псалмы, не что иное суть, как вдохновение Бо- видами, согласными со страстью, которая его трогает, и жие (выделено нами. — К.Ш., Д.П.)» (5, с. 218). обнаруживается впечатлением, или излиянием мыслей В определении лирики доминируют метафоры: о той страсти, или ея предметах, которые воспевают «излияние восторженнаго сердца», «высокий образ ся. В прямом вдохновении нет ни связи, ни холоднаго мыслей», «вдохновение Божие», — которые выражают разсуждения;

оно даже их убегает и в высоком парении способность поэта видеть и изображать мир, «человека своем ищет только живых, чрезвычайных, заниматель ных представлений. От того-то в превосходных духовного и телесного» через «вдохновение», «вообра лириках всякое слово есть мысль, всякая мысль жение», «гармонию». Как видим, данные термины свя картина, всякая картина чувство, всякое чувство заны с изображением природы и человека в единстве выражение, то высокое, то пламенное, то силь рационального и эмоционального, мысли и чувств.

ное, то особую краску и приятность в себе имею Как считает Г. А. Гуковский, Державин выдвинул щее (выделено нами. — К.Ш., Д.П.)» (5, с. 220).

новый принцип искусства, новые критерии отбора его средств, «принцип» индивидуальной выразитель- В выделенном фрагменте, в котором Г. Р. Державин ности: «Он берет те слова, те образы, которые соот- афористично дефинирует понятие лирики, выражая ветствуют его личному, человеческому, конкретному сущность поэзии, деятельностная система мышления намерению воздействия. «Высокое» и «низкое» у него художника ограничена рамками «слово… выражение».

сливаются. Он отменяет жанровую классификацию. Именно с помощью языка, в понимании Державина, Его стихи — не проявление жанрового закона, а доку- поэт способен выразить и «высокое», «пламенное», менты его жизни» (9, с. 355). Понятно, почему, рассуж- и «приятность»;

«мысль» и «чувство». Следует обратить дая о лирике, он не говорит о разных жанрах, а назы- внимание на ход мысли Державина, когда идет такая очередность терминов: «слово» «мысль» «картина»

вает всю лирику одой. Он идет не от принятой заранее жанровой классификации, а от «индивидуального об- «чувство». Это схема, с помощью которой расшифро разно-тематического задания автора» (там же). вывается интенциональность поэзии. Если ее (схему) Опора метапоэтики Г. Р. Державина — древнерус- интерпретировать в терминах феноменологии, то ская литература, эстетика поэзии трубадуров, бардов, она раскрывает феноменологическое «сознание о»: от скальдов, русское народное творчество. звуковых оболочек слов к предметности, ее пережива В трактате «Рассуждение о лирической поэзии нию, к актуализации картин, видов, сцен, проходящих или об оде» Г. Р. Державин декларирует отказ от тор- перед умственным взором, а далее адеквация с соб жественной оды и обращение к интимной лирике, ственным жизненным опытом, с миром. Отсюда чув тем самым полемизируя с принципами героической ства воспринимающего, «сотворчество» (В.Я. Брюсов) поэзии, провозглашенными М.В. Ломоносовым. Мета- поэта и читателя. Не случайно, как мы уже отмечали, поэтическое новаторство Г.Р. Державина проявилось феноменологи учились у поэтов.

в разрушении классицистических жанров: в пределах В повести «Державин» В. Ф. Ходасевич пишет:

одного произведения соединяется тематика оды и са- «Он любил историю и поэзию, потому что в них видел тиры, что приводит к сочетанию «высокого» и «низко- победу над временем. В поэзии сам был отчасти исто го» «штилей». «Очень красочно характеризует эту дер- риком. … Бог было первое слово, произнесенное жавинскую тенденцию к смешению высокого слова с им в младенчестве — еще без мысли, без разумения.

низким Гоголь: «Слог у него [Державина] так крупен, О Боге была последняя мысль, для которой он уже не как ни у кого из наших поэтов;

разъяв анатомическим успел найти слов» (10, с. 288).

ножом, увидишь, что это происходит от необыкно- В статье «Державин (к столетию со дня смерти)»

венного соединения самых высоких слов с самыми В. Ф. Ходасевич отмечает, что «Державин был одним низкими и простыми. из сподвижников Екатерины не только в насаждении просвещения, но и в области устроения государствен И смерть как гостью ожидает, ного. Во дни Екатерины эти две области были связаны Крутя задумавшись усы. между собою теснее, чем когда бы то ни было. Всякая культурная деятельность, в том числе поэтическая, яв Кто, кроме Державина, осмелился бы соединить лялась прямым участием в создании государства. Не такое дело, как ожидание смерти, с таким ничтожным обходимо было не только вылепить внешние формы действием, каково кручение усов?» России, но и вдохнуть в них живой дух культуры. Дер Просторечие у Державина выступает со всей своей жавин-поэт был таким же непосредственным строите фамильярно-бытовой беззастенчивостью. лем России, как и Державин-администратор. Поэтому 1 МЕТАПОЭТИКА РЕЦЕПЦИИ (ПРИНЯТИЯ) можно сказать, что его стихи суть вовсе не документ бенностях языка Г.Р. Державина, который был в сфе эпохи, не отражение ее, а некая реальная часть ее со- ре его постоянного внимания: «Замечательно яркую держания;

не время Державина отразилось в его сти- и острую характеристику поэзии Державина дает хах, а сами они, в числе иных факторов, создали это Белинский: «Ломоносов был предтечею Державина;

время. В те дни победные пушки согласно переклика- а Державин — отец русских поэтов… Державин имел лись с победными стихами» (там же, с. 312). сильное влияние на Пушкина…» «В поэзии Держави Анализируя творчество Г.Р. Державина, а также на уже слышатся и чуются звуки и картины русской книгу В. Ф. Ходасевича о нем («Мне она представляется природы, но перемешанные с какою-то искаженною одной из самых содержательных, полезных и нужных на французский манер греческою мифологиею». … книг по русской литературе, какие только были изданы Живая народная речь до Пушкина непосредственно за последнее время» (7, с. 371)), П.М. Бицилли останав- не поддавалась органическому слиянию с книжным ливается на одной из особенностей поэтики, косвенно языком. Она была неорганизованна, не приспособле связанной с метапоэтикой Г. Р. Державина — его «без- на к выражению отвлеченных понятий и в необрабо грамотности»: «…он был безграмотен (известен отзыв танном виде не могла стать семантическим центром Пушкина о нем, как о «варваре», не знавшем родного сложной системы разнообразных стилей националь языка). Опять напрашивается сравнение с Бенвенуто но-литературного языка. Кроме того, бытовое про Челлини. Знаменитый филолог Росслер говорит, что сторечие с его непринужденной и фамильярной про бесчисленные и грубейшие «ошибки» Челлини про- стотой выражения не соответствовало требованиям тив грамматики составляют секрет неподражаемой салонно-дворянской цивилизации, казалось слишком силы, выразительности, индивидуальности его про- «низким» и «грубым» и не могло удовлетворить разбор зы. В сущности, то же самое говорит Ходасевич о по- чивого вкуса «просвещенного» и «галантного» дворя нина. Высшие слои русского общества, усваивая (вы этическом языке Державина. Пушкин утверждал, что Державина следовало бы перевести на какой-нибудь делено нами. — К.Ш., Д.П.) европейскую цивилизацию, иностранный язык: тогда бы выяснилось его истинное к концу XVIII в. пришли к убеждению, что той цемен достоинство как поэта. В этом Пушкин был неправ. тирующей массой, которая сольет в единство свет Благодаря своей безграмотности, Державин и создал ского литературного языка русскую народную речь свой собственный (выделено автором. — К.Ш., Д.П.), и необходимые церковно-книжные формы, является единственный, неподражаемый по дикости, но и могу- система французского языка, передового языка запад чей выразительности поэтический стиль. Во времена ноевропейской цивилизации» (8, с. 157—158).

Державина уже существовала русская литература, как Державин не был так радикально настроен по особая организованная сфера культурной деятель- отношению к французскому языку как способу объ ности, слагался общий литературный язык, уже суще- единения разнородных элементов русского языка.

ствовали литераторы, для которых литература если не В его понимании, гармония поэтического текста за была профессией, то была главным жизненным делом. ключалась во взаимодействии разнородного, в том Существовали литературные школы и направления. числе и разнородных жанров, стилей. Г.А. Гуковскому Державин был «дикий». Если односторонне и пре- принадлежит мысль о том, что «поэтическая систе увеличенно мнение Пушкина, что он не знал родного ма классицизма оказалась радикально разрушенной языка (к простонародной языковой стихии он был, во Державиным. Он стоит в преддверии искусства ро всяком случае, столь же близок, как Челлини), то он мантического, а затем и реалистического» (9, с. 357).

не знал того языка, под воздействием которого тогда Мы добавили бы еще и черты стиля барокко, к кото формировался русский литературный, — француз- рому приводит соединение разнородных элементов ского. Он грубо и дерзко ломал слагавшиеся каноны в творчестве Державина, их гармонизация. Такие эле литературной речи. Он был признан современниками менты барокко, как эвфуизм (соединение различных как величайший поэт, но его поэзия оставалась как-то «языков» в составе поэтического текста — литератур вне литературы» (там же, с. 374). Следует обратить вни- ных элементов, просторечия, «грубых» выражений), мание, что впоследствии в метапоэтике авангарда де- аффективность в выражении чувств, панорамность лаются сознательные установки на поиски «ошибок», в изображении природы, репрезентативность, или нарушений языка в классической литературе (А.Е. Кру- картинность (не случайно Державин считал поэзию ченых, Д. Д. Бурлюк), а также декларируется важность «сестрой музыки» и вместе с тем называл ее «говоря такого рода маргиналий, вплоть до опечатки. щей живописью»), сложный барочный синтаксис, С. С. Аверинцев характеризует предпосылки мета- приводящий к рельефности текста, его складчато поэтики Г. Р. Державина: «Невероятная крупность, раз- сти — все это свидетельство метапоэтических дан машистость державинских образов возможна только у ных, говорящих о барочных чертах в творчестве него и только в его время. Для следующих поколений Державина, сочетавшихся с классицизмом, роман перестает быть понятным его монументальное виде- тизмом, реализмом. Большой художник всегда шире ние России, в котором еще живет вдохновение реформ стиля, направления.


Петра. Его положение между эпохами дает ему одно Источники:

временно свободу от риторики, которой не было у его предшественников, и свободу пользоваться риториче- 1. Державин Г. Р. Памятник // Державин Г. Р. Сочине ской техникой самого традиционного образца, кото- ния: Стихотворения. Записки. Письма. — Л., 1987. — рой уже не будет у наследников. Первозданная энергия С. 144—145.

древних витийств и новая, свежая свобода в пользова- 2. Державин Г. Р. Дар // Там же. — С. 226—227.

нии лексическими и образными контрастами взаимно 3. Державин Г. Р. Арфа // Там же. — С. 222—223.

усиливают друг друга, доводя экспрессию целого до 4. Державин Г. Р. Рассуждения о лирической поэзии или силы поистине стихийной. И кажется, что поэзию Дер- оде // Державин Г. Р. Избранные статьи. — М., 1984. — жавина можно сравнить только с движением природы, С. 273—357.

например, с воспетым им водопадом» (6, с. 175). 5. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис В.В. Виноградов в «Очерках по истории русского курса. — Антология. В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — литературного языка XVII—XIX веков» говорит об осо- С. 216—264.

ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ Литература: нием гармонии мира, воплощением ее в поэтическом 6. Аверинцев С. С. Поэзия Державина // Аверинцев С.С. произведении как гармоническом целом. Поэзия рас Поэты. — М., 1996. сматривается им как откровение, постижение сверх 7. Бицилли П.М. Державин // Ходасевич Вл.Ф. Держа- чувственным путем Божественной истины.

вин. — М., 1988. — С. 371—374.

8. Виноградов В.В. Очерки по истории русского лите- Друг Пушкин, счастлив, кто поэт;

ратурного языка XVII—XIX веков. — М., 1982. Его блаженство прямо с неба;

9. Гуковский Г. А. Русская литература XVIII века. — М., Он им не делится с толпой:

1999. Его судьи лишь чада Феба;

10. Ходасевич В. Ф. Державин. — М., 1988. Ему ли с пламенной душой Плоды святого вдохновенья К ногам холодных повергать Жуковский И на коленах ожидать От недостойных одобренья?

Василий Один, среди песков, Мемнон, Андреевич Седя с возвышенной главою, [29. I(9. I I ).1783, с. М и шенс ко е Молчит — лишь гордою стопою Тульской губернии — 12(24).IV. Касается ко праху он;

1852, Баден-Баден (Германия), Но лишь денницы появленье похоронен в Санк т-Пе тербу р- Вдали восток воспламенит — ге] — поэт, зачинатель романти- В восторге мрамор песнь гласит.

ческого направления в России, Таков поэт, друзья;

презренье переводчик, издатель. В пыли таящимся душам!

В 1817 году В.А. Жуковский Оставим их попрать стопам, вместе с М.Ф. Орловым, М.Н. Муравьевым, Н.И. Тургене- А взоры устремим к востоку.

вым, А.С. Пушкиным стали участниками литературно- Смотрите: не подвластный року го кружка «Арзамас». И находя в себе самом Основы метапоэтики В.А. Жуковского связаны с ра- Покой, и честь, и наслажденья, ботами французских эстетиков Лагарпа и Батте, не- Муж праведный прямым путем мецких ученых, последователей Баумгартена, Зульце- Идет — и терпит ли гоненья, ра, Эшенбурга, Энхеля и других. Знакомство с исследо- Избавлен ли от них судьбой — ваниями Хома, Лессинга, Гердера, влияние теоретиков Он сходен там и тут с собой;

русского классицизма и сентиментализма обусловили Он благ без примеси не просит — энциклопедический склад метапоэтики В.А. Жуков- Нет! в лучший мир он переносит ского. Влияние эстетических идей Канта, восприня- Надежды лучшие свои.

тых через посредство Шиллера, наиболее значимо в Так и поэт, друзья мои;

статье «О поэзии древних и новых» (1811). Период ре- Поэзия есть добродетель… дактирования журнала «Вестник Европы» (1808—1810 К князю Вяземскому и В. Л. Пушкину.

годы) позволяет выработать самостоятельную эстети- Послание. 16 октября ческую платформу и выступить со статьями, носящи ми программный характер: «О нравственной пользе Как, видим, поэзия для Жуковского — «Фебов дар поэзии», «О басне и баснях Крылова». священный», поэт — «певец, от Музы вдохновенный».

Декларируя постулаты романтизма, В.А. Жуков- Основные концепты, которые составляют понимание ский считает, что природа (окружающее) — непо- творчества, — «чувствительность», «свобода», «друж средственный источник искусства, подчеркивает, что ба», «благотворный труд», «ясность души». Жуковский древние поэты были устремлены к предмету, ими изо- защищает постулаты высокого искусства от мнения бражаемому, а новых поэтов интересует психология, утилитаристски настроенной «толпы». Эту тенденцию внутренний мир человека, изображение его менталь- защиты искусства от утилитаризма развивают, как из ного мира. В статье «О поэзии древних и новых» (1811) вестно, А.С. Пушкин, А.А. Блок и другие поэты. «Испы В.А. Жуковский писал: «Рассматривание внешней при- тание сердец гармонией не есть занятие спокойное роды, живое изображение чувственного, всегдашнее и обеспечивающее ровное и желательное для черни устремление внимания на предмет изображаемый — течение событий внешнего мира», — считает А.А. Блок таковы главные черты, составляющие характер древ- (14, с. 162). Дело же поэта, по А.А. Блоку, «совершенно не них;

глубокое проницание во внутреннего человека, соизмеримо с порядком внешнего мира. Задачи поэта… изображение мысленного, соединение обстоятельств общекультурные, его дело — историческое» (там же).

посторонних с предметом изображаемым — таков от- Отсюда категорический императив осмысления при личительный характер поэтов новых» (10, с. 273). звания поэтом — мужество, твердость, высокое твор Процесс отображения природы в искусстве истол- чество, противопоставление обыденным мнениям и ковывался идеалистически, впоследствии в сочетании настроениям. Как показала история, опасения худож с мистическими тенденциями. Это становится осо- ников за судьбу русского искусства были небезосно бенно ясным при рассмотрении взглядов В.А. Жуков- вательными. На протяжении всей русской истории ского на сущность прекрасного, которое поэт считал наблюдаются конфликты художников и власти. Так, не принадлежащим реальной действительности, рас- власть над мыслями художников пытались осуще сматривая его как символ иного, идеального по сво- ствить идеологи социалистической государственно ему характеру мира, как проявление Божественной сти: открыто провозглашалась программа идеологи сущности, определяющей развитие жизни и судьбы ческой ангажированности искусства политической искусства. Общественная роль искусства и, в частно- властью. Мысль о том, что литература должна стать сти, поэзии в позднем творчестве В.А. Жуковского по- «колесиком, винтиком» в деле общего идеологического глощается задачами эстетического плана — постиже- воздействия в процессе построения государства, была 1 МЕТАПОЭТИКА РЕЦЕПЦИИ (ПРИНЯТИЯ) направлена на уничтожение искусства как особого Когда душа смятенная полна вида познания, противопоставленного научному, но Пророчеством великого виденья являющегося дополнительным по отношению к нему. И в беспредельное унесена — Идея понимания поэта как титанической личности, Спирается в груди болезненное чувство, выполняющей свое историческое предназначение во- Хотим прекрасное в полете удержать, преки утилитаристски настроенной толпе, мнениям Ненареченному хотим названье дать — власти, мотив борения с собой, с погруженностью «в за- И обессиленно безмолвствует искусство?

боты суетного света» проходит через всю историю рус- Что видимо очам — сей пламень облаков, ской метапоэтики. И Жуковский одним из первых под- По небу тихому летящих, нимает этот вопрос, хотя в качестве основных особен- Сие дрожанье вод блестящих, ностей его лирики обычно называют «религиозность Сии картины берегов и смирение»: «Пассивная, почти бескровная организа- В пожаре пышного заката — Сии столь яркие черты — ция Жуковского объясняет и то, что его религиозность и смирение иногда трогает, но не заражает, что его Легко их ловит мысль крылата, И есть слова для их блестящей красоты.

оптимизм, не прошедший через искус великих страда ний, неубедителен, — пишет Ю.И. Айхенвальд, — она Но то, что слито с сей блестящей красотою — объясняет и то, что хотя наш незлобивый автор — поэ- Сие столь смутное, волнующее нас, тический дядька «чертей и ведьм», «гробовой прелест- Сей внемлемый одной душою ник» и романтик, однако гробы и привидения не очень Обворожающего глас, его пугают;

в самой фантастике у него — порядок, и Сие к далекому стремленье, больше, чем черти, его привлекают ангелы, которых Сей миновавшего привет он немало насчитывал и среди людей. … …и всегда, (Как прилетевшее незапно дуновенье от Пушкина и до Шевченко, где русский писатель в беде, От луга родины, где был когда-то цвет, Святая молодость, где жило упованье), там около него, помогая и поддерживая, стоит Жуков ский. Это его собственную литературу так достойно Сие шепнувшее душе воспоминанье восполняет, это так хорошо комментирует его мысль О милом радостном и скорбном старины, о «священном добра наслажденьи», и в его негромкой Сия сходящая святыня с вышины, гармоничности не было более обаятельных черт, чем это Сие присутствие создателя в созданье — соответствие доброго слова и доброго дела» (12, с. 525). Какой для них язык?.. Гор душа летит, До сих пор за осмыслением творчества Жуковско- Все необъятное в единый вздох теснится, го тянется инерция таких взглядов. Но внимание к И лишь молчание понятно говорит.


метапоэтике Жуковского, которая в целом представ- Август ляет обширный и многомерный текст, позволяет го ворить о том, что Жуковский в метапоэтике заложил В.А. Жуковский ставит вопрос о перенесении мыс основы философского осмысления поэзии, поставил лей о «поэтической истине» в некое иное измерение, вопросы, которые впоследствии волновали больших о чем впоследствии говорили и поэты, и философы, русских поэтов — А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, и логики, подкрепив свои мнения созданием «вооб Ф.И. Тютчева, поэтов-символистов, современных ху- ражаемой логики» (Н.А. Васильев), вслед за «вообра дожников. Речь идет о понятии «невыразимого», взаимо- жаемой геометрией» Н.И. Лобачевского. Осмысление отношения слова, мысли в процессе онтологического русской метапоэтической парадигмы заставляет постижения мира и метафизического (отвлеченного) отказаться от мнения о В.А. Жуковском только как его осмысления. Вопрос о «невыразимом», «непостижи- о поэте романтического направления с односторон мом» впоследствии ставили русские философы, поэты- ними, вне общественной значимости, суждениями.

символисты, говоря о синтезе, «схватывании» смысла: «Из всего сказанного выше легко определить, что та «Положительный смысл, положительное существо это- кое дело поэта — как в тесном, так и в обширном его го синтеза доступны нам не в какой-либо неподвижной значении. С одной стороны, то есть в тесном смысле фиксации его самого как такового, а, как указано, только художественного произведения, оно состоит в одном в свободном витании (выделено автором. — К.Ш., Д.П.) исполнении, более или менее совершенном, усло над противоречием и противоположностью, то есть вий искусства;

с другой, то есть в обширном смысле над антиномистическим монодуализмом, — в витании, самого художества, оно заключает в себе и действие, которое открывает нам горизонты трансрационально- производимое духом поэта», — пишет В.А. Жуковский го единства», — писал С.Л. Франк (15, с. 316). в статье «О поэте и современном его значении. Пись Вот как говорил об этом же В.А. Жуковский: мо к Н.В. Гоголю» (10, с. 280).

В эту статью Жуковский включает свои заветные Невыразимое мысли о поэзии, оформившиеся в течение почти трид (Отрывок) цати лет творческой деятельности. Исследователи рас Что наш язык земной пред дивною природой? сматривают ее как эстетический манифест позднего С какой небрежною и легкою свободой В.А. Жуковского. Статья раскрывает диалогизм метапо Она рассыпала повсюду красоту этики В.А. Жуковского с метапоэтиками А.С. Пушкина, И разновидное с единством согласила! Н.В. Гоголя. Борьба «…художников за «нравственно-об Но где, какая кисть ее изобразила? разовательное влияние поэзии, следование заветам Едва-едва одну ее черту Пушкина, острота постановки вопроса об идеале в ис С усилием поймать удастся вдохновенью... кусстве, требование свободы творчества придают вы Но лъзя ли в мертвое живое передать? ступлениям Жуковского и Гоголя важный обществен Кто мог создание в словах пересоздать? ный смысл» (17, с. 417).

Невыразимое подвластно ль выраженью?.. «Красота художественного произведения состоит в истине выражения, то есть в ясности идеи и в ее Святые таинства, лишь сердце знает вас.

Не часто ли в величественный час гармоническом согласии с материальным художе Вечернего земли преображенья — ственным ее образом, который с своей стороны должен ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ быть согласен с образцом, заимствованным из созда- В метапоэтике В.А. Жуковского впервые наблюда ния внешнего, — считает В.А. Жуковский. — Художество ется гармонический синтез философских, теоретиче в тесном смысле довольствуется только этою относи- ских, лингвистических аспектов метапоэтики, кото тельною истиною;

но художество в обширном, высшем рые сближают ее с рефлексией философов и эстети значении имеет предметом красоту высшую. Пере- ков XX века.

водя на свое второбытное создание то, что он находит Источники:

вокруг себя в создании первобытном, художник, по вторяю, должен выражать не одну собственную, чело- 1. Жуковский В.А. К князю Вяземскому и В.Л. Пушкину // веческую идею, не одну свою душу, но в ней и идею Жуковский В.А. Сочинения. — М., 1954. — С. 56—57.

Создателя (выделено нами. — К.Ш., Д.П.), дух Божий, 2. Жуковский В.А. Невыразимое // Там же. — С. 85.

все созданное проникающий» (10, с. 278). Эти мысли 3. Жуковский В.А. Цвет завета // Там же. С. 83—84.

В.А. Жуковского, основанные на понятиях красоты и 4. Жуковский В.А. К поэзии // Там же. — С. 10.

поэзии как возможности «схватывания» истины, во- 5. Жуковский В.А. Явление поэзии в виде Лалла Рук // площения в произведении (иногда даже неведомым по- Там же. — С. 92—93.

эту образом) высшего, «идеи Создателя», развивают впо- 6. Жуковский В.А. Я музу юную, бывало… // Там же. — С. 96.

следствии поэты-символисты (А.А. Блок, Вяч.И. Иванов, 7. Жуковский В.А. К Ив. Ив. Дмитриеву // Там же. — С. 102.

А. Белый и др.), протестуя против «обмирщения» слова, 8. Жуковский В.А. О поэзии древних и новых // Жуков которое имело и имеет место, считая, что через слово ский В.А. Эстетика и критика. — М., 1985. — С. 287—298.

поэтическое можно передавать Божественную истину. 9. Жуковский В.А. О поэте и современном его значении.

Отсюда то высокое предназначение, которое должен Письмо к Н.В. Гоголю // Там же. — С. 328—339.

выполнить поэт. 10. Три века русской метапоэтики: Легитимация дис «Оставив все прочие художества в стороне, обра- курса. — Антология. В 4 т. — Ставрополь, 2002. — Т. 1. — тимся теперь к тому, которого материал есть слово и С. 266—281.

Литература:

которое между всеми должно занимать высшую сте пень, ибо оно непосредственнее всех из души истека- 11. Аверинцев С.С. Размышления над переводами Жуков ет — к поэзии;

материалы других заимствуются извне, ского // Аверинцев С.С. Поэты. — М., 1996. — С. 137—165.

материал поэта слово (образ, тело идеи) прямо из души 12. Айхенвальд Ю.И. Жуковский // Айхенвальд Ю.И.

переходит в форму материальную;

прибавлю: все дру- Силуэты русских писателей. — М., 1994. — С. 523—525.

гие художества не иное что, как поэзия в разных видах. 13. Афанасьев В.В. Жуковский. — М., 1987.

Итак, слово. Основываясь на том, что выше ска- 14. Блок А.А. О назначении поэта // Блок А.А. Собрание зано о художнике и художестве, мы должны согла- сочинений: В 8 т. — М.—Л., 1982. — Т. 6. — С. 160—168.

ситься, что выражение Пушкина: слова поэта суть 15. Франк С.Л. Непостижимое // Франк С.Л. Сочине уже его дела, заключает в себе смысл глубокий. Так, ния. — М., 1990. — С. 183—559.

слова поэта — дела поэта. Не принадлежа к разряду 16. Канунова Ф.З., Янушкевич А.С. Своеобразие роман дел, заключающихся в тесном кругу ежедневного, они тической эстетики и критики В.А. Жуковского // Жуков могут быть рассматриваемы и в смысле художествен- ский В.А. Эстетика и критика. — М., 1985. — С. 7—48.

ного произведения (более тесном) и в смысле самого 17. Канунова Ф.З., Лебедева О.Б., Янушкевич А.С. Приме художника (более обширном). В первом отношении, чания // Жуковский В.А. Эстетика и критика. — М., 1985.

если художественные произведения удовлетворяют всем требованиям искусства, то художник прав: он Востоков совершил свое дело, произведя прекрасное, которое одно есть предмет художества. В другом, обширней Александр шем смысле дела художника относятся не к одному Христофорович его произведению, но к его особенному высшему при званию» (10, с. 278). Это эстетическая интерпретация [Остенек Александр Вальдемар;

императива поэта, который был выведен А.С. Пушки- 16(27).III.1781, г. Аренсбург Лиф ным в стихотворении «Пророк» (1826). Утверждая, л ян дской г у б. — 8(20).II.186 4, что художественное произведение представляет Са н к т-Пе т ер бу рг] — русс к и й собой нечто, чего нет в реальной действительности поэт, филолог-славист, член Рос и что поднимает нас над ней, то есть, говоря о вообра- сийской академии (с 1820 года), жаемом мире, который создает поэт, В.А. Жуковский академик (с 1841 года), секретарь рассматривает поэтическое творчество и поэта как Вольного общества любителей посредника между миром земным и небесным, чего словесности, наук и художеств.

еще до сих пор никто не опроверг. Метапоэтика А.Х. Востокова представлена в рабо С.С. Аверинцев подчеркивает, что «Жуковский «по- те «Опыт о русском стихосложении» (1817), а также казал», по гоголевскому выражению, свою личность в стихотворных произведениях.

«больше всех наших поэтов», что его авторская инди- Используя творческий опыт поэта, языковеда, линг видуальность имеет исключительно развитой и ар- виста, А.Х. Востоков подходит к исследованию поэзии тикулированный характер. … Рефлексия эта всегда как ученый-стиховед, разработав особый теоретико может быть эксплицирована — моралистско-фило- методологический подход. Он состоит 1) в рассмотре софские рассуждения, столь характерные для стихов, нии истории двусложных и трехсложных размеров на статей и писем Жуковского, суть документы рефлек- основе опыта предшественников (Тредиаковского, Ло сирующего взгляда на жизнь, а критические разборы моносова, Сумарокова) и современников (Жуковского, чужих стихов, например в стихотворных посланиях, Гнедича и Мерзлякова);

2) стихосложение связывается свидетельствуют, как обдумывал он собственные сти- Востоковым с особенностями национального языка;

хи;

но, с другой стороны, для своей действительности 3) языковой критерий («свойство языка нашего») ста она не нуждается ни в какой экспликации, ибо раство- новится главным при подходе к силлабо-тоническим рена во всем, совпадая с существом творчества Жуков- размерам.

Благодаря этому он смог осуществить срав ского» (11, с. 145). нительный анализ систем стихосложения, свойствен 1 МЕТАПОЭТИКА РЕЦЕПЦИИ (ПРИНЯТИЯ) ных разным языкам и прийти к выводу о том, что «сти- вратилъ отъ онаго публику. Опыты дhланные въ по хосложение каждого языка сохраняет свои особенно- слhдствiи, чтобъ оный возстановить, были слишкомъ сти даже когда подражает чужим размерам» (6, с. 298). неважны и слабы, а потому и безуспhшны. Для сего Полемичной заостренностью определяется отно- нуженъ Генiй, и Генiй Эпопеи, который бы написалъ шение Востокова к деятельности С. Полоцкого, Ф. Про- поэму симъ размhромъ, въ такой же степени занима коповича, В.К. Тредиаковского и особенно М.В. Ло- тельную и превосходную, въ какой степени скучна и моносова: он считал, что эти поэты насильственно груба Тилемахида. Трудная задача! довольно однако европеизировали русское стихосложение. На основе на первой случай и того, что изъ новhйшихъ поэтовъ свойств русского языка Востоков обосновывает воз- нашихъ Бобровъ осмhлился въ дидактическихъ поэ можность использования только определенных раз- махъ по Аглинскимъ образцамъ свергнуть съ себя узы меров (ямба, хорея, дактиля, анапеста и амфибрахия): Александрiйскаго стиха и риfмы, — и имhлъ въ томъ «Ломоносовъ ввелъ стопосложенiе въ Русскую по- удачу;

а Державинъ, Дмитрiевъ, Карамзинъ и другiе, эзiю съ тогдашнихъ Нhмецкихъ образцовъ, — пишет въ творенiяхъ лирическихъ прiучаютъ насъ опять къ А.Х. Востоков в «Опыте о русском стихосложении» бhлымъ стихамъ, къ дактилямъ и ко всhмъ другимъ (1817). — Ямбы четверостопные постановилъ онъ размhрамъ какiе только согласны съ нашею тониче преимущественно лирическимъ размhромъ, а шести- скою прозодiею» (6, с. 291—292).

стопные или Александрiйскiе стихи учинились подъ Работа о метрической системе стихосложения по перомъ его и Суморокова размhромъ эпическимъ, эле- зволила Востокову выделить три типа стихосложения гическимъ, и драматическимъ, — не потому, чтобы та- (метрическое, силлабическое, тоническое). Особое ковой размhръ былъ въ Русскомъ языкh для всhхъ сихъ внимание он уделяет тоническому стихосложению, считая его русским народным строем стиха: «I. Сти родовъ поэзiи удобнhйшимъ и равно приличнымъ;

хосложенiе метрическое, въ которомъ стихи по а единственно потому, что онъ такъ употреблялся у Французовъ и Нhмцовъ. Спрашивается, зачhмъ Ло- стопамъ слагаются. Оно принадлежитъ собственно моносовъ не избралъ для Петрiады своей вмhсто еди- Грекамъ;

отъ нихъ заимствовано Римлянами, а въ по нообразнаго Александрiйскаго, свободнhйшiй какой слhдствiи также нhкоторыми изъ новhйшихъ Евро нибудь размhръ, напр. анапестоямбическiй или дакти- пейскихъ языковъ, кои нашлись способными къ сто лохореическiй, которые онъ самъ хвалитъ въ письмh посложенiю.

II. Стихосложeнie силлабическое или слого своемъ о правилахъ Россiйскаго стихотворства? Вотъ числительное. Въ ономъ стихи по числу слоговъ со его слова: «за наилучшiе, велелhпнhйшiе и къ сочине нiю легчайшiе, во всhхъ случаяхъ скорость и тихость чиняются. Употребляется оно Италiянцами, Францу дhйствiя и состоянiе всякаго пристрастiя изобразить зами, Поляками и иными, коихъ языки за ограничен наиспособнhйшiе, оные стихи почитаю, которые изъ ностью ихъ прозодiи мало либо вовсе неспособны къ Анапестовъ и Хореевъ (?) состоятъ» (Лом. томъ I. стран. стопосложенiю.

III. Наконецъ стихосложенie тоническое, со 19. изданiя 1803 въ С.П.б. при Ак. Наукъ). Далhе его же чиняющееся по ударенiямъ (выделено автором. — слова: «очень также способны и падающiе, или изъ Хореевъ и Дактилевъ составленные стихи къ изобра- К.Ш., Д.П.). Къ сему-то разряду принадлежатъ наши женiю крhпкихъ и слабыхъ аффектовъ, скорыхъ и ти- русскiя пhсни, и можетъ быть также отчасти народныя хихъ дhйствiй быть видятся». Тутъ онъ приводитъ въ пhсни многихъ другихъ нацiй (Норманскихъ Скаль примhръ «скораго и яраго дhйствiя» два стиха дакти- довъ, Нhмецкихъ Миннезингеровъ, и проч...) Стихос лохореическiе: ложенiе сего роду до сихъ поръ кажется никhмъ еще у насъ не было разсмотрhно съ надлежащимъ вниманi Бревна катайте на верхъ, каменья и горы валите емъ;

хотя оно къ намъ ближайшее и (по крайней мhрh Лhсъ бросайте, живучей выжавъ духъ, задавите. для простолюдимовъ) согласнhйшее со свойствомъ Русскаго языка. Читатель самъ посудитъ о томъ, ког Онъ бы вhрно умhлъ, властiю своего дарованiя, да мы приступимъ къ сему разсмотрhнiю: теперь же ввести между нами сiи размhры, и не мало бы тhмъ просимъ его запастись терпhнiемъ и предваритель разширилъ границы поэзiи нашей. Благодарить ко- но обозрhть съ нами первыя двh формы. Сiе нужно, нечно должно Ломоносова уже и за то что онъ, вве- сколько для общаго сравненiя, а болhе для того, что и денiемъ правильныхъ стопъ, освободилъ Россiйскую сiи обh формы вводимы были нhкогда неограниченно Музу отъ недостойныхъ цhпей прежняго, такъ назы- въ языкъ Русской;

первая же изъ нихъ, т.е. стопослага ваемаго средняго стихотворства, и подчинилъ лири- тельная форма, введена бывъ потомъ съ нhкоторыми ческое ея паренiе законамъ мелодiи равнhйшей и прi- ограниченiями, учинилась господствующею въ поэзiи ятнhйшей;

однако жалhть при всемъ томъ можно, что нашей» (6, с. 287—288).

онъ стhснилъ для нее свободный ходъ Эпопеи еди- Для этого А.Х. Востокову пришлось разработать нообразнhйшимъ изъ всhхъ стиховъ, Александрiй- оригинальный стиховедческий инструментарий, вве скимъ съ риfмами. Но надобно сказать правду: онъ сти понятие «прозодического периода» и поставить былъ только лирикъ. Эпопея, равно какъ и Трагедiя вопрос о градации ударений. Оригинальность мета была не его дhло. Когда уже Петрiада его есть во всемъ поэтики Востокова в том, что он разработал методи подражанiе Генрiадh, то не удивительно, что онъ и въ ку интонационного анализа стиха, хотя применил ее стихосложенiи не посмhлъ удалиться отъ сего образ- только к фактам народного стихосложения. До сих ца своего. Между тhмъ, примhръ Ломоносова, Хера- пор важное теоретическое и методологическое значе скова и Петрова освятилъ между нами шестистопные ние имеют замечания о нерасторжимости стиха и му ямбы въ качествh стиха эпическаго;

а дактилохореи- зыкальной мелодии в песенных стихах, исследования ческiй экзаметръ по несчастiю съ самаго начала по- музыкально-мелодических ходов в них, вопрос о сти пался въ руки Тредiаковскаго, который также имhлъ ховедческих «вольностях и фигурах».

отвагу затhвать новое, только не имhлъ вовсе дарова- «Надhюсь, что сими опять примhрами довольно нiя и вкуса къ учиненiю новаго своего привлекатель- объяснилъ я читателю разность стихосложенiя Рус нымъ;

и потому своею ославленною Тилемахидою скаго, стараго и новаго, — пишет А.Х. Востоков. — Пер ославилъ и размhръ какимъ она писана, и надолго от- вое есть оригинальное Русское, довольствующееся ЧАСТЬ II СТАНОВЛЕНИЕ РУССКОЙ МЕТАПОЭТИКИ одними ударенiями, незнающее употребленiя стопъ «Поэтическое творчество Востокова — особое яв и риfмы. Сiи новыя прикрасы стали извhстны про- ление в русской поэзии начала XIX века, не измеряемое стонароднымъ стихотворцамъ нашимъ со времени параметрами какого-либо литературного направле введенiя и разпространенiя въ Россiи книжной словес- ния. Тяготея к высокой поэзии, имея склад ума преиму ности;

когда и въ ихъ устахъ твердиться стали пhсни щественно абстрагирующий и философский и обра Сумарокова, Попова, Нелединскаго, Дмитрiева, и пр. щаясь непосредственно (минуя в основном традиции съ коихъ они и начали перенимать не только размhръ, классицизма) к античной классике, Востоков впервые но и слогъ и выраженiя свои, кто какъ умhлъ. Такимъ в русской литературе целенаправленно пошел по пути, образомъ составился сей новый складъ простонарод- намеченному В.К. Тредиаковским, и предвосхитил ныхъ пhсенъ» (6, с. 316) опыты В.А. Жуковского и Н.И. Гнедича в гекзаметре.., Метапоэтика А.Х. Востокова венчает направление а также создал русские эквиваленты античным логаэ первого этапа метапоэтики с преобладанием научно- дическим размерам…» (8, с. 492).

го подхода и научных посылок в корреляции с худо- Может быть, штудии В. Хлебникова, связанные с по жественным опытом поэта (Ф. Прокопович, В.К Треди- иском родственных для русского языка корней среди аковский, М.В. Ломоносов). «Желательно, чтобы люди славянских языков, были восприняты им из русской съ талантомъ попытались истребить въ насъ сей пред- поэтической, лингвистической и метапоэтической разсудокъ, естьли только можно, облагородствовавъ традиции, которую развивал А.Х. Востоков. Вспомним и возвысивъ Русской размhръ стихами своими: или его работу «Рассуждения о славянском языке», в кото бы доказали, что стихосложенiе Русское по несовер- рой рассматривается проблема родства славянских шенству своему не заслуживаетъ извлечено быть изъ языков: «Каждый из новославянских языков и диалек праха, въ какомъ оно доселh пресмыкалось», — пишет тов сохранил какие-нибудь особенные, потерянные А.Х. Востоков, утверждая языковой критерий в созда- другими слова, окончания и звуки общего их праро дителя, древнего славянского, как сие можно видеть, нии и осмыслении русского стиха в качестве одного из доминирующих (6, с. 321). сличая их грамматики и словари с памятниками, от Хотя А.Х. Востоков и анализирует античные евро- древнего языка оставшимися» (5, с. 50) пейские образцы, его метапоэтика — это не только метапоэтика усвоения, но и метапоэтика утверждения Источники:

стиховых форм, соответствующих особенностям рус- 1. Востоков А.Х. К фантазии // Востоков А.Х. Поэты-ра ского языка. Как видим, русская метапоэтика склады- дищевцы (А.Х. Востоков, И.П. Пнин, И.М. Борн и др.) — валась в ходе глубоких научных полемик. Важно, что Л., 1979. — С. 58—62.

наиболее авторитетными авторами метапоэтических 2. Востоков А.Х. Парнас, или гора изящности // Там текстов были поэты, которые подходили к языку с на- же. — С. 70—71.

учной точки зрения. Таким образом, в качестве кри- 3. Востоков А.Х. Свидание с музою // Там же. — C. 117—118.

терия создания и исследования поэтических текстов 4. Востоков А.Х. Опыт о русском стихосложении. — вводился не только языковой (в опоре на природный СПб., 1817.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 38 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.