авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |

«независимый институт СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ОБЗОР СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ Начало 2000-х Москва, 2007 УДК ...»

-- [ Страница 7 ] --

Из долгосрочных факторов глобального характера, стоящих практичес ки перед всеми странами, в которых действуют пенсионные системы, на ибольшее влияние оказывают демографические факторы и соотношение различных возрастных когорт. Старение населения на фоне сокращения Подробнее см.: Малева Т.М., Синявская О.В.. Пенсионная реформа в России: история, резуль таты, перспективы. М. 2005.

ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА: КОМПРОМИСС ИЛИ КОНСЕРВАТИЗМ?

Таблица 5. Соответствие результатов пенсионной реформы ее целям Цели Результаты Заявленные в программных документах Правительства, прямые Реформа в принципе заложила страховые механизмы в пенсионной системе. Однако после 2005 г. доля страховой 1. Усиление страховых части в общем размере трудовой пенсии имеет тенденцию к принципов сокращению, в то время как базовой — в пенсионном обеспе к росту, что означает возврат к системе социального обес чении печения и снижению дифференциации размера пенсий в зависимости от трудового вклада В настоящее время система обеспечивает размер средней 2. Обеспечение до пенсии на уровне 110% от ПМП. В среднесрочной перспек стойного уровня пенсий тиве это соотношение не удастся поднять выше полутора в реальном выражении прожиточных минимумов пенсионера 3. Обеспечение фи- Система сохраняет высокие риски дефицитности нансовой устойчивости при различных экономических и политических сценариях.

и сбалансированности Среднесрочный прогноз показывает высокую вероятность пенсионной системы, хронического дефицита ПФ РФ начиная с 2005 г.

в том числе посредством:

Абсолютно большая часть системы строится на при 3.1. снижения зави- нципе солидарности поколений. Регулярные выплаты симости пенсионной накопительной части пенсии начнутся в 2022 г. Базовая и системы от демографи- страховая часть пенсионной системы по-прежнему сохра ческих факторов няют прямую высокую зависимость от демографических факторов 3.2. реформирования Законопроект «Об обязательных профессиональных пенсионного обеспече- пенсионных системах» до сих пор не принят, реформа ния в связи с особыми отложена, что противоречит действующему закону условиями труда «О трудовых пенсиях»

Заявленные в программных документах Правительства, косвенные Обязательный накопительный элемент адресован ограни ченной по численности группе населения, и реализация данной цели по существу отложена до 2022 г.

4. Вовлечение сбереже- Охват населения дополнительным пенсионным обеспе ний граждан чением остается низким: общее количество участников в инвестиционный про- НПФ составило в 2005 г. 6,1 млн. чел. (6,7% населения цесс через страхование, трудоспособных возрастов;

9,1% занятого населения), включая пенсионное а получателей негосударственных пенсий — 0,7 млн.

чел. (1,8% всех пенсионеров). При этом НПФ работают преимущественно с организациями-работодателями, а не с физическими лицами Глава Таблица 5.16 (окончание) Цели Результаты Имплицитно подразумеваемые, косвенные 5. Увеличение объема Подавляющая часть средств аккумулируется в государс долгосрочного кредито- твенной управляющей компании (ВЭБ) и размещена вания в экономике через в государственных обязательствах. НПФ продолжают оста создание благоприятных ваться слабыми игроками на рынке обязательных пенсион условий ных накоплений. Добровольное пенсионное обеспечение для деятельности част- по-прежнему охватывает незначительную часть населения ных институциональных и составляет очень небольшую инвесторов часть доходов пенсионеров 6. Легализация трудовых Введение новой пенсионной системы вместе со снижением доходов и стимули подоходного налога не сократили, а реструктурировали рование сокращения неформальный сектор на рынке труда. Значительная часть неформального сектора доходов по-прежнему носят теневой и неформальный на рынке труда посредс характер твом:

Данная цель реализована. Вместе с тем на работодателя 6.1. снижения налогово будут возложены новые большие объемы ответственности го бремени на работо в случае развития профессиональных пенсионных систем, дателя необходимость в которых резко возрастает Интерес населения к участию в пенсионной системе 6.2. повышения заинте остается крайне низким: по итогам 2005 г. 95,9% всех ресованности работника средств обязательных пенсионных накоплений находилось в уплате отчислений в государственной управляющей компании (ВЭБ), средства в пенсионную систему в управление которой передаются «по умолчанию»

Сохранена высокая степень монополизма ПФ РФ, кото рый продолжает оставаться единственным экономическим субъектом при выполнении целого ряда функций. Рынок обязательных пенсионных накоплений отличается высокой 7. Обеспечение про степенью концентрации, основным игроком на котором зрачности пенсионной остается государственная управляющая компания — ВЭБ.

системы Правовой статус ПФ РФ и ВЭБ до сих пор не определен.

Увеличивается доля бюджетного финансирования пенси онной системы, источники которого не вполне понятны 8. Всеобщий охват Реально сегодня система исключает (или откладывает населения пенсионной вступление) большие группы (молодежь) из участия в сис системой теме пенсионного страхования 9. Обеспечение незави- В 2005 г. система продемонстрировала высокую степень симости пенсионной зависимости от текущей экономической и политической системы от влияния конъюнктуры. Доля бюджетного финансирования политических факторов пенсионной системы растет ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА: КОМПРОМИСС ИЛИ КОНСЕРВАТИЗМ?

численности трудоспособных возрастов породило системный кризис рос сийской пенсионной системы в 1990-х гг. Новая система должна была ослабить зависимость пенсионного обеспечения от демографических факторов. В той конфигурации, в которой реализуется пенсионная ре форма в настоящее время, эта связь не ослаблена. Две самые мощные подсистемы — базовая и страховая — по-прежнему строятся на принципе солидарности поколений, при котором пенсии нынешнего контингента пенсионеров финансируются поколением трудоспособного возраста.

Новая пенсионная система своей целью имела создание страховых механизмов, которые позволили усилить ответственность самого работ ника за свою будущую пенсию и установить связь между ее размером и реальным трудовым вкладом в течение трудовой жизни. Отсутствие такой связи в прежней системе распределительного типа относилось к числу наиболее выраженных ее изъянов. В ходе пенсионной реформы эта цель во многом была реализована: в 2002–2004 гг. пенсионной систе ме удалось придать страховой характер, когда доля страховой пенсии со ставляла более 60% от общего размера и имела тенденцию к росту. Однако события 2005 г. коренным образом изменили это соотношение. Попытка компенсировать экономические потери пенсионеров в связи с монетиза цией социальных льгот привели к внеплановой масштабной индексации базовой части пенсии. Страховая пенсия утратила свою основную долю и, соответственно, функцию в пенсионной системе. Как показали прогноз ные оценки на среднесрочную перспективу, прецедент 2005 г. имеет дол госрочные последствия и соотношение базового и страхового элементов до 2012 г. не сможет вернуться к состоянию 2004 г. Это означает смещение пенсионной системы от страхового принципа к системе социального обес печения.

Ослабление зависимости от демографических факторов поставили перед будущей пенсионной реформой вопрос о создании накопительной системы, при которой будущая пенсия или ее часть финансируется самим работником из долгосрочных накоплений в период его трудовой актив ности. Пенсионная реформа предусмотрела формирование этой системы, но реальная доля данного элемента с точки зрения финансовых активов, аккумулируемых в подсистеме, и охвата возрастных групп населения, вошедших в нее, очень ограничена. Оценка эффективности системы будет возможна лишь после 2022 г., когда на пенсию начнут выходить первые «накопители». Однако сейчас по долгосрочным актуарным про гнозам ПФ РФ доля накопительной пенсии составит около 15%, что не позволяет говорить о формировании в будущем весомого накопительного элемента. Попытки отказаться от формирования, пусть и не очень большо го, накопительного элемента в пенсионной системе ради восстановления текущей сбалансированности бюджета ПФ РФ, которые предпринимают ся в последнее время, поставят под угрозу будущую финансовую устойчи вость пенсионной системы166.

См., например, http://www.kommersant.ru/doc.html?docId=739166.

Глава Прежняя пенсионная система оказалась не в состоянии обеспечить социально приемлемый уровень пенсий подавляющему большинству рос сийских пенсионеров. Это был главный социальный вызов новой пенсион ной системе. Пенсионная реформа на фоне общего экономического роста российской экономики обеспечила положительную динамику размера пенсий практически для всех категорий получателей, который в 2002– гг. превысил величину ПМП. Среднесрочные прогнозы показывают, что даже при сценарии ускоренных индексаций пенсий этот уровень можно поднять до полутора ПМП. Однако, во-первых, это значение в реальности не может рассматриваться как серьезное социальное достижение системы, во-вторых, ускоренный сценарий может оказаться финансово нереализуе мым, в-третьих, как уже отмечалось, он ведет к перерождению страховой системы в систему пенсионного обеспечения.

Высокая демографическая нагрузка в пенсионной системе на протя жении длительного времени заставляла поддерживать высокий уровень налоговых тарифов на работодателя, что служило объективным тормо зом для экономического роста. Пенсионная реформа ставила своей це лью снижение налогового бремени на работодателя. В значительной мере эту проблему удалось решить. Проблема, однако, в том, что реформа пока не реализована в части создания профессиональных пенсионных систем, где экономические издержки и социальные обязательства работодателя неизбежно резко возрастут. Тем самым, сегодняшний эффект может ока заться лишь временным достижением пенсионной системы.

Достижением дореформенного института пенсионного обеспече ния был широкий охват населения пенсионной системой. Новой наци ональной пенсионной системе предстояло сохранить это достижение.

Однако новое пенсионное законодательство не включает в страховую сис тему значительные по численности группы населения, в первую очередь учащуюся молодежь, не позволяя им приступить к накоплению трудового стажа и суммы страховых отчислений.

Значительное влияние на финансовое положение в пенсионной сфере оказывает существование значительного по масштабу неформального эко номического сектора и широкое распространение неформальных и тене вых отношений на рынке труда. Создание стимулов к легализации оплаты труда как основы для формирования будущей страховой пенсии состав ляло одну из целей пенсионной реформы. Эта задача казалась еще более реалистичной на фоне изменения шкалы подоходного налога и либерали зации порядка его взимания. Однако на практике эта связь оказалась не столь очевидной. Репрезентативные обследования населения показывают, что две эти весомые меры не сократили, а лишь слегка реструктурировали неформальный сектор рынка труда. Значительная часть трудовых доходов по-прежнему носит теневой и неформальный характер.

Прежняя пенсионная система оказалась неэффективной в значитель ной мере по причине государственного монополизма в управлении систе ПЕНСИОННАЯ РЕФОРМА: КОМПРОМИСС ИЛИ КОНСЕРВАТИЗМ?

мой. Реформа была направлена на устранение этого монополизма, создание конкуренции, эффективное включение в пенсионную систему институтов частного сектора. Сегодня реальных шагов в этом направлении не сдела но. Более того, созданы все возможности для дальнейшей монополизации ПФ РФ всех важнейших функций в системе пенсионного обеспечения и, шире, в системе государственного социального страхования.

Интегральной целью реформы являлась выработка механизмов обес печения финансовой устойчивости национальной пенсионной системы.

Текущее финансовое состояние ПФ РФ и среднесрочный прогноз показы вают высокие риски финансового дефицита при различных экономичес ких и политических сценариях. Среднесрочный прогноз показывает вы сокую вероятность хронического дефицита ПФ начиная с 2005 г. до 2012 г.

В последующем эта тенденция, вероятнее всего, сохранится. Тем самым, реформа не смогла обеспечить долгосрочную финансовую устойчивость новой пенсионной системы.

События в пенсионной сфере в течение первых десяти лет с начала эко номических реформ показали опасность ее высокой степени зависимости от текущих экономических кризисов и политических приоритетов. На протя жении длительного времени пенсионная система выполняла несвойствен ную ей функцию: вместо материального обеспечения населения пенсион ных возрастов система использовалась как инструмент в борьбе с бедностью, масштаб и глубина которой резко возросли в 1990-х гг. Цель пенсионной реформы заключалась в создании независимых институтов пенсионной сис темы, в том числе системы пенсионного страхования, которая не должна зависеть от политических событий и приоритетов. События 2005 г. со всей очевидностью показали высокую степень зависимости современной пен сионной системы от текущей экономической и политической конъюнкту ры. Идея выстраивания независимых институтов вновь принесена в жертву текущей задаче компенсации материальных потерь пожилого населения.

Итак, пенсионная реформа не смогла решить основных проблем, ко торые стояли и стоят перед пенсионной системой. Очевидно, что в пер спективе эти проблемы будут только нарастать. Обострившиеся в начале 2007 г. дискуссии вокруг вопроса о дефиците Пенсионного фонда и «нера ботоспособности» накопительного компонента равносильны признанию неуспеха пенсионной реформы. Тему пенсионного кризиса уже нельзя умолчать, и в ближайшие годы она неизбежно вновь выдвинется в полити ческой повестке на первый план. Вопрос лишь в том, по какому сценарию будут разворачиваться события: выработка тактики погашения текущего дефицита Пенсионного фонда или же новый виток поиска стратегии ре формирования самой пенсионной системы.

Глава 6. ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ: ЭФФЕКТЫ ЭКОНОМИЧЕС КОГО РОСТА И СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ 6.1. Динамика доходов в макроэкономическом измерении Доходы населения — основная интегральная характеристика уровня и ка чества жизни населения. Их динамика весьма чувствительна к масштабным социально-экономическим реформам, поэтому рассмотрение эффектов социальной политики в контексте влияния на доходную обеспеченность начнем с обзора макроэкономических тенденций уровня, структуры и дифференциации денежных доходов населения.

6.1.1. Среднедушевые доходы населения Чтобы понять общие тенденции происходящих перемен, обратимся к рет роспективе, охватывающей период экономических реформ, начиная с г. (рис. 6.1). 2005 г. стал годом восстановления предреформенного уровня среднедушевых доходов, которые в реальном исчислении167 составили 96,9% от уровня 1991 г. Это некоторый знаковый порог как с точки зрения достижения результатов, так и с точки зрения цены реформ. Россия, нако нец, вышла на предкризисные показатели уровня жизни, но для этого ей потребовалось 15 лет, и все другие страны, динамично развивавшиеся в это время, ушли далеко вперед.

Важно подчеркнуть, что по среднему размеру пенсии и оплаты труда (с учетом и без учета скрытой заработной платы), согласно официальным данным Росстата, еще не удалось достичь предреформенного уровня. Это значит, что восстановление доходов происходило в том числе и за счет по явления новых источников доходов. При сравнении двух крайних точек рассматриваемого периода очевидно отставание роста реального размера пенсии, в 2005 г. составившей только 59% от уровня 1991 г. Что касается оплаты труда, то, согласно данным ее мониторинга на крупных и средних предприятиях, поддающаяся статистическому учету зарплата восстано вилась до уровня 65,6%. С учетом скрытых трудовых доходов и дополни тельной занятости в 2005 г. средняя зарплата одного работающего достигла 85,3% от сопоставимого заработка в 1991 г.

Отношение декабря 2005 г. к декабрю 1991 г.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Рисунок 6. Динамика показателей доходов, заработной платы и пенсий в 1991–2005 гг.

(данные за декабрь), в % к 1991 г.

1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Реальные денежные доходы Реальная з/п без учета скрытой оплаты труда Реальная з/п с учетом скрытой оплаты труда Реальные пенсии Источник: рассчитано на основе официальных данных Росстата о динамике доходов и индексе потребительских цен.

Если оперировать данными, отображающими динамику основных ви дов доходов за 2000–2005 гг., то фиксируется факт их реального увеличения в 2 и более раза (рис. 6.2), при этом темпы роста пенсии и официальной заработной платы были самыми высокими. Применительно к заработной плате это свидетельствует и о процессе ее легализации.

В целом за годы реформ можно отметить две точки падения доходов (рис. 6.1): в первом случае это связано с либерализацией цен в январе 1992 г., во втором — с финансово-экономическим кризисом в августе 1998 г. После каждого резкого падения реальных денежных доходов про исходил процесс рыночной адаптации и, как следствие, их восстанови тельный рост. В первый восстановительный период, длившийся до августа 1998 г., рост доходов не был устойчивым и носил скорее периодический характер. Тем не менее к началу 1998 г. средние доходы достигли почти 60% от уровня 1991 г. Однако в результате кризиса это отношение вновь упало ниже уровня декабря 1992 г.

Глава Рисунок 6. Динамика показателей доходов, заработной платы и пенсий в 1999–2005 гг.

(данные за декабрь), в % к 1999 г.

1999 2000 2001 2002 2003 2004 Реальные денежные доходы Реальная з/п без учета скрытой оплаты труда Реальная з/п с учетом скрытой оплаты труда Реальные пенсии Источник: рассчитано по данным Росстата.

Финансово-экономический кризис 1998 г. дал определенный импульс для расширения занятости и общего роста заработной платы и доходов на селения, в том числе его социально незащищенных слоев. Так, во втором восстановительном периоде, начавшемся с середины 1999 г., в стране на блюдается устойчивый экономический рост. К концу 2004 г. относительно декабря 2000 г. ВВП увеличился почти на 30%, а средние уровни реальной заработной платы и доходов населения выросли более чем в 2 раза (соот ветственно, на 73,5 и 70,5%)168.

Благодаря росту по итогам 2002 г. средние доходы населения практи чески достигли уровня конца 1997 г. При этом на треть сократился уровень Многих независимых аналитиков настораживает такой высокий темп роста заработной пла ты и доходов, превосходящий рост ВВП и производительность труда. Они полагают, что в не которой мере это происходит из-за методики расчета доходов, по которой доходы считаются по расходам, включающим расходование населением накопленных ранее сбережений. В то же время нельзя отрицать тот факт, что в последние годы реализуется политика восстанавливающе го роста доходов, в рамках которой общее повышение реальной зарплаты стало опережающим в сравнении с ростом производительности труда.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… безработицы и значительно уменьшилась численность населения, имею щего доходы ниже величины прожиточного минимума (до 34,6 млн. чел.), что составило 25% от общей численности населения РФ.

2003 г. был наиболее успешным за весь 12-летний период рыночного ре формирования в России. Рост ВВП составил 107,3%, инфляция снизилась до уровня 12% (преддефолтовский уровень 1997 г.), темп роста реальных денежных доходов населения относительно декабря 2002 г. составил 126,5% (это наибольший прирост реальных денежных доходов за весь период ре форм), доля бедного населения сократилась до 21,9% (29,6 млн. чел.).

Некоторое замедление экономического роста в 2004 г., составившего около 7%, заметно сказалось на темпах роста реальных доходов населения.

По сравнению с декабрем 2003 г. в декабре 2004 г. реальная заработная пла та выросла на 7,8%, денежные доходы — на 12 % (т.е. реальный прирост до ходов снизился практически в 2 раза). Как результат, замедлилось и сниже ние доли бедных: по итогам 2004 г. она составила 20,8%, или 25,5 млн. чел.

В 2005 г. отмечается снижение темпов экономического роста и его стаг нация. В итоге по данным за 8 месяцев 2005 г. при уровне инфляции в 7,6% реальный рост располагаемых денежных доходов в сравнении с соответс твующим периодом 2004 г. снизился и составил 108,1%, заработной платы — 109,3% (для сравнения соответствующие показатели за 8 месяцев 2004 г.

составляли, соответственно 109,2 и 113,5%). Это означает, что продолжи лась тенденция замедления роста реальных денежных доходов и заработ ной платы.

6.1.2. Структура доходов Происходившие позитивные изменения в динамике доходов населения в 2000–2005 гг. сопровождались трансформацией их структуры по источ никам поступления (табл. 6.1). Более высокие темпы роста средней зара ботной платы способствовали увеличению ее доли в структуре доходов:

с 62,8% в 2000 г. до 64,8% в 2005 г. Вместе с тем, доля заработной платы продолжает оставаться ниже предреформенного уровня. В значительной степени это связано с замещением данного вида денежных поступлений населения новой формой трудовых доходов — доходами от предпринима тельской деятельности. В совокупности с фондом оплаты труда наемных работников в 2005 г. они составили 76,2% от всех денежных доходов.

Важно подчеркнуть, что после кризиса 1998 г. восстановление реально го размера пенсий шло медленно, и поэтому пик роста пришелся на 2001 г., когда происходило скачкообразное увеличение социальных трансфертов в общем объеме доходов. Далее наблюдается тенденция отставания тем пов роста социальных трансфертов от остальных источников денежных Глава Таблица 6. Динамика структуры денежных доходов населения РФ, в 1990–2005 гг., % Показатели 1990 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Денежные доходы, 100 100 100 100 100 100 100 всего Оплата труда 76,4 66,5 62,8 64,6 65,8 63,9 64,9 64, Социальные 14,7 13,1 13,8 15,2 15,2 14,1 12,9 12, трансферты Доходы от собствен- 2,5 7,1 6,8 5,7 5,2 7,8 8,3 8, ности Доходы от предприни 3,7 12,4 15,4 12,6 11,9 12,0 11,7 11, мательской деятельности Другие 2,7 0,9 1,2 1,9 1,9 2,2 2,2 2, доходы Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005. Стат. сб. — М.: Росстат, 2005. С. 124;

Россия в цифрах. 2006. Крат. стат. сб. — М.: Росстат, 2006. С. 108.

поступлений (в первую очередь пенсий), что привело к сокращению их доли в общей структуре доходов: с 15,2% в 2001 г. до 12,9% в 2005 г.

Удельный вес таких рыночных видов доходов населения, как предпри нимательский доход и доходы от собственности, существенно увеличился (в 3,3 раза) по сравнению с периодом начала масштабных экономических трансформаций. В совокупности в 2005 г. такие доходы стали составлять пятую часть общего объема.

6.1.3. Дифференциация доходов Двукратное падение реальных доходов населения в самом начале рыноч ных реформ сопровождалось аналогичными масштабами роста их диффе ренциации (табл. 6.2). Последующий рост доходов также сопровождался увеличением неравенства в их распределении. Следовательно, повышение доходной обеспеченности происходило за счет адаптации к рыночным условиям наиболее успешных. Эта тенденция продолжалась до 1994 г., и в последующем восстановительный рост доходов распространился на бо лее широкие слои населения.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Таблица 6. Распределение общего объема денежных доходов населения РФ, коэффициенты дифференциации доходов за 1991–2004 гг., % Квинтильные 1991 1992 1994 1995 1998 2000 2001 2002 2003 группы Денежные дохо 100 100 100 100 100 100 100 100 100 ды, всего Первая (с наименьшими 11,9 6,0 5,5 5,5 6,1 6,1 5,9 5,6 5,6 5, доходами) Вторая 15,8 11,6 10,2 10,2 10,4 10,6 10,4 10,4 10,3 10, Третья 18,8 17,6 15,2 15,0 14,8 14,9 15,0 15,4 15,3 15, Четвертая 22,8 26,5 23,0 22,4 21,1 21,2 21,7 22,8 22,7 22, Пятая (с наибольшими 30,7 38,3 46,3 46,9 47,6 47,2 47,0 45,8 46,1 46, доходами) Фондовый коэф фициент диффе- 4,5 8,0 15,1 13,0 13,8 13,8 13,9 14,0 14,3 15, ренциации Коэффициент 0,260 0,289 0,409 0,375 0,398 0,395 0,398 0,398 0,400 0, Джини Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005. Стат. сб. — М.: Рос стат, 2005. С. 150;

Россия в цифрах. 2006. Крат. Стат. сб. — М.: Росстат, 2006. С. 108;

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2000. Стат. сб. — М.: Госкомстат, 2000. С. 159.

Кризис 1998 г. в большей степени обесценил доходы третьей и четвертой квинтильных доходных групп, т.е. нанес удар именно по тем, кто составлял массовую группу адаптировавшихся к рыночным реформам. Большинство исследователей относят данную группу населения к потенциальной базе роста формирующегося российского среднего класса169. Тем самым, кризис впервые коснулся не бедных, а представителей среднего класса.

Несмотря на позитивную динамику средних показателей денежных до ходов и сокращение масштабов бедности в 2000–2005 гг., в сфере распре делительных отношений наблюдались сложные и неоднозначные тенден ции: социальная поляризация и концентрация доходов не уменьшались, а продолжали нарастать. Коэффициент Джини, показывающий степень неравномерности распределения населения по уровню денежных доходов, Средний класс в России: количественные и качественные оценки // Е.М. Авраамова, Л.М. Григорьев, Т.П. Космарская, Т.М. Малева (руководитель), М.В. Михайлюк, Л.Н. Овчарова, В.В. Радаев, М.Ю. Урнов. БЭА. — М.: ТЕИС, 2000;

Средние классы в России: экономические и со циальные стратегии // Коллективная монография под ред. Т. Малевой. — М.: Гендальф, 2003.

Глава вырос за этот период с 0,395 до 0,407. Фондовый коэффициент дифферен циации, отражающий масштабы расслоения российского населения, так же увеличился.

В 2000–2002 гг. по первоначальным отчетным данным официальной статистики наметилась тенденция к сокращению социальной поляриза ции. Однако впоследствии скорректированные официальные значения оценок неравенства денежных доходов в 2001–2002 гг. остались на уровне 1999 г., а в 2003 г. коэффициент фондов увеличился до 14,5 раз. В 2004 г. его рост продолжился, а дифференциация составила 15 раз. Этот рост нера венства в последние годы вызван более низкими темпами роста денежных доходов бедного населения по сравнению с высокодоходными группами.

Здесь необходимо сделать важное замечание. Официальная методо логия измерения макроэкономических индикаторов доходной обеспе ченности спровоцировала в экспертном сообществе дискуссию по поводу их достоверности. Оценки дифференциации до сих пор вызывают много вопросов. В основном сомнения связаны с тем, что межрегиональные раз личия, как в доходах, так и в стоимости жизни, остаются за рамками ста тистического наблюдения. Это снижает достоверность данных, особенно в России, для которой высокое региональное неравенство является отли чительной особенностью. Реальное значение коэффициента дифферен циации лежит, по различным оценкам, в пределах 16–20 раз170. Методика, игнорирующая региональные различия, была внедрена в практику статис тического наблюдения в 1995 г., и возможно, именно этим объясняется снижение неравенства в данный период (табл. 6.2). В дальнейшем Рос стат придерживался сопоставимой методологии измерения неравенства, и можно говорить о большем неравенстве только в том случае, если имеет место увеличение межрегиональных различий в уровне жизни.

6.1.4. Доходы населения и минимальные социальные гарантии Ориентированная на социальное развитие рыночная экономика предпо лагает определенную систему минимальных социальных гарантий, функ ционирующую в следующих логических рамках:

·минимальная оплата труда и трудовая пенсия формируются на уровне, превышающем размер национальной линии бедности;

·страховые пособия также защищают от бедности на период страхо вания;

·для отдельных нетрудоспособных категорий населения существуют адресные пособия, повышающие их индивидуальный доход до националь ной линии бедности;

·для всех бедных семей устанавливается адресное пособие, повыша ющее их доход до некоторого гарантированного минимума, устанавливае мого на уровне ниже национальной линии бедности.

Подробнее см.: Доходы и социальные услуги: неравенство, уязвимость, бедность. Под ред.

Л.Н. Овчаровой // НИСП. — М.: Издательский дом ГУ ВШЭ, 2005. С. 348.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Именно такие инструменты составляют каркас социальной системы гарантий для обеспечения принятых в обществе стандартов потребления в условиях рынка.

Данные о размерах минимальных социальных гарантий в соотношении с величиной прожиточного минимума за 1993–2005 гг., приведенные на рисунке 6.3, показывают сложные процессы их формирования. Проанали зируем три вида основных гарантий, призванных обеспечить минималь ный уровень потребления работающего населения, пенсионеров и детей.

Очевиден тот факт, что в 2005 г. все они не достигали ни дореформенного уровня, ни прожиточного минимума.

Очень низким остается размер тарифной ставки 1-го разряда ЕТС по оплате труда работников бюджетной сферы, который в 1993 г. упал до 39% от прожиточного минимума, а в 2000 г. — до 10%. Интенсивное повышение этого минимума в последние годы (до 300 руб. в 2002 г., 450 руб. в 2003 г., 600 руб. в 2004 г., двойное повышение — до 720 руб. и 800 руб. в 2005 г.) поз волило довести его всего лишь до 24% прожиточного минимума.

Базовая часть трудовой пенсии максимально приблизилась к прожи точному минимуму в начале 1998 г., но августовский кризис обесценил достигнутые успехи, и в 2004 г. она оказалась в 3 раза ниже прожиточного минимума и в 2 раза ниже уровня 1993 г. Меньше всех похожа на гарантии система ежемесячных пособий на ребенка — трудно объяснить, что данное пособие гарантирует при размере 3% от величины прожиточного мини мума. В условиях, когда минимальная оплата труда не включает элемент, направленный на содержание детей, эти функции в бедных семьях должно было взять на себя пособие на ребенка. Как показывает рисунок 6.3, с этой задачей оно не справляется. С 2005 г. согласно Федеральному закону № этот вид гарантий в системе федеральной социальной политики перестал существовать, а установление его размера и правил предоставления деле гированы на региональный уровень.

Что касается адресных пособий для бедных, гарантирующих насе лению некоторый минимальный уровень потребления, то такие формы поддержки доходов беднейших групп населения в системе федеральных минимальных гарантий населению не представлены. Адресные пособия для бедных — это мандат региональной социальной политики, но струк тура доходов указывает на то, что эффекты от функционирования данных программ не заметны на макроэкономическом уровне. Следовательно, эти программы не оказывают существенного влияния на доходы населе ния в целом и бедного населения, в частности. Большинство регионов ис пользуют такие программы как способ снятия социального напряжения в обществе или в случае попадания семей в кризисную ситуацию, кото рая трактуется достаточно широко. Ни масштаб ресурсов, ни процедуры реализации этих программ не позволяют говорить о том, что в России Глава Рисунок 6. Размеры минимальных социальных гарантий в соотношении с величиной прожиточного минимума, % по состоянию на 1 января 1993 1994 1995 996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Минимальный размер оплаты труда Тарифная ставка 1 го разряда ЕТС по оплате труда работников бюджетной сферы Минимальный размер трудовой пенсии по старости Ежемесячное пособие на ребенка (в 1993 г. — только для детей до 6 лет) Источник: Российский стат. ежегодник, 2001. С. 196;

Социальное положение и уровень жизни населения России. — М.: Росстат, 2004. С. 220.

функционирует система денежных социальных трансфертов для бедных, адекватная современной рыночной экономике.

Завершая обзор основных макроэкономических тенденций изменения показателей доходной обеспеченности населения, подведем некоторые итоги.

Во-первых, удалось восстановить предреформенный уровень доходов населения. Этому способствовали как рост оплаты труда и социальных трансфертов, так и расширение рыночных видов денежных доходов, ос новными среди которых являются доходы от собственности и предприни мательский доход. При этом около 30% общего фонда оплаты труда скрыто от статистического наблюдения.

Во-вторых, доходное неравенство стабилизировалось на достаточно высоком уровне, который уже может рассматриваться как барьер на пути устойчивого развития экономики в целом и повышения уровня жизни большинства российских домохозяйств. Анализ структуры неравенства свидетельствует о том, что с 2000 г. экономический рост в основном обес печивал повышение доходов наиболее успешных слоев населения.

В-третьих, неадекватно низкий уровень минимальных социальных гарантий способствовал тому, что в последние годы доля бедных в общем объеме доходов населения сократилась.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… 6.2. Государственная политика оплаты труда и ее влияние на динамику и дифференциацию трудовых доходов Трудовые доходы являются определяющим фактором благосостояния российского населения, поскольку представляют собой самый массовый и значимый источник доходов. Как на рост заработной платы в 2000-х гг.

повлияла государственная политика в области регулирования оплаты тру да? Поскольку ряд вопросов, связанных с оплатой труда, уже был рассмот рен в главе 4, здесь остановимся преимущественно на анализе динамики и дифференциации трудовых доходов, определяющих неравенство в рас пределении доходов в целом.

Характерной чертой рецессии 1992–1998 гг. стали значительные поте ри реального содержания зарплаты, которые привели к ее обесцениванию в 2,5 раза (рис. 6.4). Снижение реального содержания оплаты труда опере жало спад ВВП и реальных душевых доходов населения, которые за этот же период сократились вдвое. Устойчивый восстановительный рост оплаты труда начался в 1999 г. после выхода экономики на траекторию роста. По данным Росстата, его темпы опережали динамику ВВП, но лишь незна чительно превышали темпы роста доходов. Если среднегодовой прирост реальных доходов в 2000–2005 гг. составлял около 13%, то заработная плата в реальном выражении увеличивалась в среднем на 15% в год. Совокупный рост доходов за 2000–2005 гг. составил 183%, а средняя заработная плата увеличилась в 2 раза.

В данном случае речь идет только о фактически учитываемой части оп латы труда. Проведенные в 1999 г. Госкомстатом РФ исследования по ко личественной оценке скрытой заработной платы позволили существенно скорректировать структуру доходов в части доли оплаты труда в сторону ее значительного увеличения. Корректировка осуществляется следующим образом: изначально собираются данные из всех источников, ведущих на блюдение за доходами населения (предприятия, внебюджетные фонды, банки и пр.). Далее данные о доходах балансируются с данными о расходах и таким образом оценивается доля «других доходов». Переход к «полным»

данным об оплате труда выполняется за счет процедур оценки заработной платы, скрытой от наблюдения, и эта сумма вычитается из статьи «другие доходы». Доля скрытой оплаты труда в 2000–2005 гг. колебалась в пределах 30–40% от общего фонда оплаты труда. Без корректировки на скрытую оп лату труда доля заработной платы в доходах в 2004 г. составляла 40,5% по России (а, например, в г. Москве — только 25,6%)171.

Социальное положение и уровень жизни населения России. 2005. Стат. сб. — М.: Росстат, 2005. С. 139.

Глава Рисунок 6. Динамика реальных размеров средней и минимальной зарплаты в 2000–2005 гг., % к предыдущему году 2000 2001 2002 2003 2004 Средняя реальная начисленная зарплата Реальный размер минимальной оплаты труда Реальный размер тарифной ставки (оклада) 1 го разряда ЕТС Источник: авторские оценки на основе данных Росстата.

На основе данных системы национальных счетов о фонде оплаты тру да наемных работников, в который включается скрытая заработная плата, и численности занятых в экономике авторами были рассчитаны среднеду шевые показатели заработной платы с учетом ее скрытой от наблюдения части. Согласно этим данным, в 2000–2005 гг. темпы роста реальной опла ты труда превышали темпы роста денежных доходов в среднем на 20%.

Как следует из рисунка 6.4, 2000 г. был годом наибольшего роста зарпла ты (120,9%). В 2001–2005 гг. средняя реальная зарплата172 продолжала расти, но темпы ее роста с каждым годом падали: в 2001 г. рост составил 119,9%, в 2002 г. — 116,2%, в 2003 г. — 110,9%, в 2004 г. — 110,6%, в 2005 г. — 108,2%.

В целом, на данный момент по отношению к 2000 г. средняя заработная плата увеличилась в 2 раза, т.е. она росла быстрее, чем ВВП и производи тельность труда.

Обратимся к отраслевому срезу динамики роста средней заработной платы, и начнем с бюджетного сектора. В результате повышения ставки 1-го разряда ЕТС (Единая тарифная сетка) по оплате труда работников бюджетной сферы в 2001–2002 гг. темпы роста среднего уровня оплаты труда в отраслях с высокой долей бюджетных организаций были выше, чем в среднем по экономике (рис. 6.5). Но если реальный минимальный уро В данном случае и далее по тексту речь идет о статистике заработной платы по крупным и средним предприятиям, без учета скрытой оплаты труда.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… вень оплаты труда (по отношению к 2000 г.) демонстрирует самые высокие темпы роста в 2001 г. (174%), то средняя зарплата в бюджетных отраслях быстрее всего росла в 2002 г. Именно в этот год такие отрасли, как образо вание, здравоохранение и культура вышли в число абсолютных лидеров по приросту средней заработной платы. В 2003 г. реальная ставка 1-го разряда снизилась, но средняя заработная плата продолжала расти. Это объясняет ся двумя обстоятельствами: (1) при росте ставки 1-го разряда происходило сжатие тарифной сетки, что способствовало снижению дифференциации в оплате труда работников бюджетного сектора и (2) росла нетарифная часть оплаты труда, что, наоборот, работало на рост дифференциации.

Рисунок 6. Динамика роста реальной средней заработной платы (2001–2004 гг.) в разрезе отраслей, в 2000 г. — 100% В % к 2000 г.

Всего по экономике Промышленность в целом Электроэнергетика Топливная промышленность Черная металлургия Цветная металлургия Химическая и нефтехимическая Машиностроение и металлообработка Лесная и деревообрабатывающая Промышленность стройматериалов Легкая промышленность Пищевая промышленность Сельское хозяйство Строительство Транспорт Связь Торговля и общественное питание ЖКХ, бытовое обслуживание населения Финансы, кредит страхование Здравоохранение и соцобеспечение Образование Культура и искусство Наука и научное обслуживание Управление Отрасли с высокой долей бюджетных организаций Источник: рассчитано по данным Росстата.

В 2004 г. по сравнению с 2000 г. средняя заработная плата работников сферы здравоохранения, образования и культуры выросла в 2 раза, в со поставимых масштабах возросла и средняя оплата труда в науке — в 1, раза. Рост заработков наблюдался и во внебюджетном секторе, хотя его темпы были ниже. Наиболее заметно за этот период выросла зарплата в машиностроении (на 85%) и промышленности стройматериалов (на 78%), в сельском хозяйстве (на 83%) и отраслях связи (на 82%), торговле и общественном питании (на 78%). Важно подчеркнуть, что большинство Глава этих секторов экономики относятся к низкооплачиваемым, и именно они конкурируют с бюджетным сектором за работников, поэтому рост трудо вых доходов в бюджетном секторе в первую очередь подстегнул заработки в низкооплачиваемом небюджетном.

За средними показателями заработной платы скрывается высокая диф ференциация (рис. 6.6), превышающая аналогичный показатель для дохо дов практически в 2 раза. Начало экономических реформ в стране сопро вождалось скачкообразным нарастанием масштабов неравенства в оплате труда, и этот процесс был предсказуем, поскольку советская распредели тельная система искусственно сдерживала дифференциацию по зарплате и доходам, частично компенсировав ее неравным доступом к неденежным материальным активам (жилье, здравоохранение, санаторное обслужива ние и др.). Восстановительный рост после августовского кризиса 1998 г.

также подстегнул увеличение неравенства трудовых доходов наемных ра ботников, но начиная с 2002 г. наблюдается противоположная тенденция.

Хотя не все отрасли следуют данной динамике: связь и торговля демонс трируют модель развития, основанную на наращивании неравенства за счет развития наиболее инновационных и конкурентоспособных сегмен тов отрасли. Супермаркеты вытесняют рынки, а сотовые телефоны — про водную связь. В целом для экономики — это позитивный сигнал.

Рисунок 6. Динамика показателей дифференциации оплаты труда в 1991–2005 гг.

0. 0. 0. 20 0. 10 0. 1991 1994 1995 1996 1997 1999 2000 2001 2002 2003 2004 IV Коэффициент фондов по заработной плате, раз (левая шкала) Коэффициент Джини по заработной плате, доли ед. (правая шкала) Источник: рассчитано по данным Росстата.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… В настоящее время самую высокую неоднородность, с коэффициентом фондов более 30 раз, демонстрируют две отрасли: банковская сфера и тор говля и общественное питание (рис. 6.7). При этом данные отрасли нахо дятся на разных полюсах межотраслевого неравенства. Сельское хозяйство в отдельные годы характеризовалось максимальными значениями фондо вого коэффициента дифференциации оплаты труда, но к 2004 г. ситуация изменилась, чему способствовало проводившееся в этот период повыше ние минимальной зарплаты, повлекшее за собой рост зарплаты в среднем по отрасли и способствующее сокращению дифференциации (в 1,7 раза).

Заметно (на 1/3) снизился уровень неравенства в некоторых отраслях бюд жетного сектора (образовании, науке и культуре), в химической промыш ленности, на транспорте и в строительстве. Наряду с ростом минимальной оплаты труда этому способствует сокращение должностей, занимаемых малоквалифицированными работниками.

Рисунок 6. Динамика фондового коэффициента дифференциации зарплаты по отраслям экономики в 2000–2004 гг., раз Промышленность, в т.ч.:

Электроэнергетика Топливная Черная и цветная металлургия Химическая и нефтехимическая Машиностроение и металлообработка Лесная, деревообрабатывающая Промышленность стройматериалов Легкая Пищевая Сельское хозяйство Строительство Транспорт Связь Торговля и общественное питание ЖКХ, бытовое обслуживание населения Банковская деятельность Здравоохранение и соцобеспечение Образование Культура и искусство Наука и научное обслуживание Отрасли с высокой долей бюджетных организаций 2000 Источник: рассчитано по данным Росстата.

Существенный вклад в нарастание дифференциации внесло отставание минимальных стандартов оплаты труда от роста средней заработной платы, что способствовало растягиванию ряда распределения по доходам. Как уже отмечалось, в 2001 г. государственная политика оплаты труда в бюджетном секторе была направлена на преодоление именно этого противоречия, но, выдвинув вперед бюджетный сектор, именно в этом году она привела к росту дифференциации, поскольку природа неравенства достаточно слож на. И только когда другие низкооплачиваемые сектора, в первую очередь Глава сельское хозяйство, потянулись за бюджетным сектором, а наиболее высо кооплачиваемые отрасли стали демонстрировать более низкие, чем в бюд жетном секторе, темпы роста средней зарплаты, дифференциация пошла на снижение.

Экономическая природа неравенства в оплате труда связана не только с внутриотраслевой дифференциацией, не в меньшей мере она продуци руется межотраслевыми различиями. По мнению экспертов, в современ ной России в основе межотраслевой дифференциации лежат как различия в экономическом положении отраслей, имеющих разную экономическую значимость для национальной экономики, так и конкурентоспособность производимой продукции на мировом рынке173. На протяжении рассмат риваемого периода времени (рис. 6.8) сельское хозяйство, образование, здравоохранение и культура сохранялись в числе отраслей, отличающихся минимальным уровнем оплаты труда. К ним примыкают легкая промыш ленность, торговля и общественное питание. Подчеркнем, что в число низкооплачиваемых секторов попадают как рыночно ориентированные, так и бюджетные отрасли экономики, поэтому форма собственности пред приятия пока не увеличивает шансы более высоких заработков. У работ ников топливной промышленности, цветной металлургии и финансовой сферы — самая высокая зарплата. Первые две из обозначенных отраслей обеспечивают высокие доходы работникам за счет повышенной конкурен тоспособности производимой продукции на мировом рынке. Рост зара ботков в финансовом секторе обусловлен его особой ролью и функциями в рыночной системе. Однако данные, представленные на рисунке 6.8, сви детельствуют о снижении межотраслевой дифференциации в оплате труда в 2000–2004 гг., произошедшей на фоне высоких темпов роста средних за работков. Свою роль здесь сыграло повышение зарплаты в отраслях соци альной инфраструктуры, преимущественно финансируемых из бюджета.

Вследствие высокой дифференциации и падения реальных заработков в период кризиса широкое распространение получили низкооплачивае мость и, следовательно, бедность среди работающего населения. В период экономического спада большинство работодателей предпочитали снижать оплату труда, а не сокращать численность работников, в результате чего численность занятых с оплатой труда до прожиточного минимума, которая в преддверии реформ не превышала 8%, в рассматриваемый период колеба лась от 25 до 45%. В 2000–2001 гг. зарплату ниже прожиточного минимума имели более 40% работников (рис. 6.9). В результате повышения минималь ных стандартов оплаты труда в 2002 г. доля работников с заработной платой ниже прожиточного минимума сократилась до 33%, а обозначенная тен денция сохранилась и в последующем. В наибольшей степени малооплачи ваемость воспроизводят отрасли, отличающиеся, с одной стороны, низким уровнем средней оплаты труда, с другой — высокой дифференциацией.

Токсанбаева М.С. Социальные интересы работников и использование трудового потенциа ла. —М.: Наука, 2006. С. 85.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Рисунок 6. Динамика соотношения среднеотраслевой заработной платы и средней по экономике в 2000–2004 гг., в % Промышленность, в т.ч.:

Электроэнергетика Топливная промышленность Черная металлургия Цветная металлургия Химическая и нефтехимическая Машиностроение и металлообработка Лесная, деревообрабатывающая Промышленность стройматериалов Сельское хозяйство Строительство Транспорт Связь Торговля и общественное питание ЖКХ, бытовое обслуживание населения Финансы, кредит, страхование физкультура Культура и искусство Наука и научное Управление Легкая промышленность Пищевая промышленность Здравоохранение, Образование В целом по экономике обслуживание Отрасли с высокой долей бюджетных организаций 2000 Источник: рассчитано по данным Росстата.

Этому процессу способствовал тот факт, что предприятия перешли к высвобождению малоквалифицированного персонала174, что позитивно сказалось на доле малооплачиваемых работников175. В 2004 г. удельный вес работников с заработной платой ниже прожиточного минимума умень шился уже до четверти персонала, а, по последним данным Росстата, в ап реле 2005 г. составил 24%. Тем не менее этого все еще недостаточно, чтобы говорить о политике занятости, исключающей работающее население из числа бедных. В итоге в настоящее время половина российских бедных — работающие люди.

Особенно существенное снижение малооплачиваемости в 2000–2004 гг.

произошло в металлургии и ряде обрабатывающих отраслей (химическая промышленность, машиностроение, промышленность стройматериалов).

В этих отраслях численность работников с зарплатой ниже прожиточного Овчарова Л.Н, Попова Д.О., Токсанбаева М.С. Основные направления и механизмы сокраще ния бедности: анализ и прогноз структуры доходов и расходов по отдельным децильным груп пам населения. Отчет о Научно-исследовательские работе. НИСП. 2004. С. 129–171.

С точки зрения благосостояния экономически активных слоев избранная тактика имеет дво якие последствия. Она позитивно сказалась на уровне малооплачиваемости, но оказала негатив ное влияние на рост численности безработных. См.: Белоусов А.Р. Российская экономика в сред несрочной перспективе: сценарии развития. // Проблемы прогнозирования. 2004. № 4. С. 14.

Глава минимума сократилась в 2,5–3 раза. Такое же снижение малооплачивае мости имело место и в науке (2,5 раза), благодаря масштабному сокраще нию занятых и росту минимальных ставок. В других отраслях преимущест венно бюджетного финансирования снижение малооплачиваемости было менее заметно.

Рисунок 6. Динамика численности работников с зарплатой ниже прожиточного миниму ма по отраслям экономики в 2000–2004 гг., % Промышленность Электроэнергетика Топливная Черная и цветная металлургия Химическая и нефтехимическая Машиностроение и металлообработка Лесная, деревообрабатывающая Промышленность стройматериалов Легкая промышленность Пищевая промышленность Сельское хозяйство Строительство Транспорт Связь ЖКХ, бытовое обслуживание Здравоохранение и соцобеспечение Образование Культура и искусство Наука и научное обслуживание Отрасли с высокой 2000 2004 долей бюджетных организаций Источник: рассчитано по данным Росстата.

Повторим, что за рамками наблюдения остается примерно треть фон да оплаты труда, эффекты воздействия которого на дифференциацию до настоящего времени не известны. Можно предположить, что преимущес твенно он концентрируется в отраслях, оказывающих услуги (торговля и общественное питание, транспорт, ЖКХ, бытовое обслуживание, образо вание, здравоохранение, культура и искусство). К отраслям с высокой до лей теневого бизнеса большинство экспертов относят также строительство и пищевую промышленность.


6.3. Влияние политики на уровень доходов домохозяйств с различным уровнем материальной обеспеченности Оценка влияния мер социальной политики на доходы домохозяйств с раз ным уровнем материальной обеспеченности возможна только на данных обследования бюджетов домашних хозяйств (ОБДХ). Это совершенно иной источник информации о доходной обеспеченности по сравнению с макро экономической статистикой, основанной на Балансе доходов и расходов ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… населения (БДР). Помимо доходов, он позволяет измерить текущие распо лагаемые ресурсы и расходы на конечное потребление. Специфика этого информационного ресурса заключается и в том, что его выборка смещена в сторону бедных групп населения. В частности, в 2004 г. оцененные в ОБ ДХ душевые денежные расходы (включая прирост сбережений) составляли 4151 руб. на душу, а макроэкономический баланс показывал, что душевые расходы и приравненные к ним доходы составляли 6383 руб., или 154% от денежных расходов, фиксируемых в обследованиях домохозяйств. Разли чия в показателях доходов (расходов), оцененных на основе этих инфор мационных ресурсов, очевидны, и масштаб их таков, что может скрывать важные изменения в уровне, дифференциации и структуре доходов. К со жалению, на основе этих данных нельзя изучать структуру доходов, пос кольку ОБДХ предполагает наблюдение только за расходами.

Итак, макроэкономический анализ показывает, что в последние 5 лет российская экономика характеризуется увеличением реальных доходов населения, и что темпы роста реальных денежных доходов в последние годы были значительно выше, чем экономический рост. Так, по макроэко номической оценке доходов населения в 2000 г. был зафиксирован почти 12-процентный прирост доходов на фоне 10-процентного прироста ВВП.

В 2001 г. вслед за падением темпов экономического роста до 5% доходы на селения выросли на 9%. В следующие два года рост доходов был необычай но быстрым: в 2002 г. при 5-процентном приросте ВВП доходы выросли на 11%, а в 2003 г. — на 15%176, при этом рост экономики составил около 7%.

С другой стороны, в 2004 г. темпы роста доходов и ВВП сблизились: рост доходов составил 8%, а ВВП — 7%.

Первый вывод, который позволяет сделать сравнение двух оценок ди намики доходов: по вектору изменений они подтверждают друг друга. Од нако по данным ОБДХ темпы роста реальных доходов домохозяйств более сглажены: в 2000–2003 гг. они увеличивались на 14–15% (наибольшее сни жение пришлось на 2002 г.), в 2004 г. — на 12%, т.е. рост чуть сократился, что соответствует макроэкономической оценке динамики доходов. Анало гичные тенденции характерны и для динамики располагаемых ресурсов, темпы роста которых колебались в пределах 12–15%, а в 2004 г. упали до 11%177.

Многих независимых аналитиков настораживают такие высокие темпы роста доходов, пре восходящие почти в 2 раза темпы роста экономики. Они полагают, что рост денежных доходов является завышенным, и в частности, из-за методики расчета денежных доходов, используемой Росстатом, по которой доходы домохозяйств определяются по их расходам, включающим так же и расходование населением накопленных ранее сбережений. Кроме того, обороты по счетам предпринимателей без образования юридического лица также рассматриваются как доходы на селения, хотя это в большей степени оборотные средства бизнеса.

Располагаемые ресурсы, помимо всех денежных выплат, учитывают и неденежные поступле ния, такие как натуральные поступления из личного подсобного хозяйства и льготы на оплату товаров и услуг.

Глава Несколько иная ситуация характерна для показателя расходов на ко нечное потребление, оценивающих расходную часть текущего потреби тельского бюджета российских домохозяйств. В 2001 г. они выросли поч ти на 10% от уровня 1999 г., в 2001 г. прирост расходов был максимальным (18,5%). В последующие 2 года (2002–2003 гг.) реальные расходы домохо зяйств выросли на 12 и 12,5%, соответственно. Наконец, в 2004 г. темпы прироста этого показателя снизились до 7%.

Как показывает рисунок 6.10, по макроэкономическим оценкам дохо ды в период с 2000 по 2004 гг. выросли на 68,3%, а по данным ОБДХ — на 92,4% (1999 г. = 100%). Рост располагаемых ресурсов к 1999 г. составил 85%, а потребительские расходы увеличились на 76%.

Рисунок 6. Темпы роста реальных доходов, расходов и располагаемых ресурсов домохозяйств (в ценах 1999 г.), в % к предыдущему году 2000 2001 2002 2003 реальный ВВП реальные среднедушевые располагаемые ресурсы д в (ОБДХ) реальные среднедушевые денежные доходы д в (ОБДХ) реальные денежные доходы населения (макроэкономическая оценка) реальные среднедушевые расходы на конечное потребление д в (ОБДХ) Источник: рассчитано по данным ОБДХ.

Сравнение динамики доходов жителей городов и сельской местности говорит о том, что темпы роста доходов последних были более низкими, и если в 2001–2002 гг. они все-таки сближались с темпами роста доходов населения, проживающего в городах, то в 2003 г. и 2004 г. наметилась об ратная тенденция (рис. 6.11). Так, в 2004 г. при росте доходов горожан на 12,5%, доходы сельских жителей увеличились всего на 7,6%, т.е. прирост доходов сельского населения был на 40% ниже прироста доходов населе ния городов. За 5 лет экономического роста доходы горожан выросли на 96%, а доходы сельских жителей — всего на 72%.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Рисунок 6. Темпы роста доходов, расходов и располагаемых ресурсов городских и сельских домохозяйств (в ценах 1999 г.), в % к предыдущему году 120 116.1 113.9 114. 114. 114. 116 112.5 112. 111. 111. 107. 2000 2001 2002 2003 денежные доходы городских д в денежные доходы сельских д в 124 119. 114.1 113. 113. 110.5 109. 112 108. 107. 106. 108 102. 100 2000 2001 2002 2003 расходы на конечное потребление городских д в расходы на конечное потребление сельских д в 118 115.2 115. 114.5 114. 113. 115 112. 109. 109. 107. 105. 2000 2001 2002 2003 располагаемые ресурсы городских д в располагаемые ресурсы сельских д в Источник: рассчитано по данным ОБДХ.

Если проанализировать динамику потребительских расходов, то на протяжении всего рассматриваемого периода разрыв в темпах роста между городом и селом был еще выше, чем по доходам, а в 2004 г. он составил почти 3 раза, естественно, не в пользу сельского населения. В целом за рас сматриваемый период расходы городских жителей выросли на 83%, а рас ходы сельского населения — лишь на 47,8%.

Хотя по итогам 2004 г. наблюдался 8-процентный (согласно макроэко номическим данным) или 12-процентный (согласно данным ОБДХ) рост реальных доходов, дифференциация населения по уровню доходов по Глава прежнему растет: доходы 10% наиболее обеспеченных в 14,8 раза выше, чем доходы 10% наименее обеспеченных178.

Показатель располагаемых ресурсов, в состав которых входит оцен ка натурального потребления продукции личного подсобного хозяйства (ЛПХ), в принципе должен бы сглаживать разрыв в темпах роста между го родом и селом. Однако в 2000 г. он был даже выше, чем по доходам и расхо дам на конечное потребление, и составлял 50%. Тем не менее в 2001 г. была зафиксирована ситуация, когда темпы роста располагаемых ресурсов были одинаковыми и в городской, и в сельской местности. Затем разрыв вновь начал увеличиваться и в 2004 г. сельские жители отставали от горожан по темпам роста располагаемых ресурсов более чем на 40%. В целом, с 1999 г.

по 2005 г. совокупный рост располагаемых ресурсов жителей городов был равен 192%, а сельских жителей — лишь 156%.

Не секрет, что структура расходов населения в разных доходных груп пах различна, но официальный показатель инфляции — индекс потреби тельских цен (ИПЦ) — эти структурные несовпадения игнорирует. Как видно из рисунка 6.12, с 1999 г. по 2004 г. темпы инфляции снижались (с 120,2% в 2000 г. до 111,7% в 2004 г.). Иная динамика характерна для роста цен на товары из минимального потребительского набора. Если в 2000 г.

рост индекса прожиточного минимума соответствовал росту ИПЦ (около 120%), то в 2001—2003 гг. его темпы роста стали увеличиваться (в 2003 г.

рост индекса ПМ превышал рост потребительских цен на 40%). В 2004 г.

разница между двумя показателями сократилась до 13%. В целом за весь рассматриваемый период потребительские цены в среднем выросли в 2, раза, а цены на предметы из минимального набора — в 2,4 раза.

Рисунок 6. Динамика индекса потребительских цен и индекса стоимости прожиточного минимума в 2000–2004 гг.

2000 2001 2002 2003 ИПЦ ИСПМ Источник: рассчитано на основе данных выборочного обследования Росстатом бюджетов до мохозяйств.

Россия в цифрах. Росстат. 2005. С. 102.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Рисунок 6. Темпы роста доходов, расходов и располагаемых ресурсов в децильных группах, выделенных по уровню среднедушевых располагаемых ресурсов (в ценах 1999 г.), в % к предыдущему году ль ль ль ль ль ль ль ль ль ль ци ци ци ци ци ци ци ци ци ци де де де де де де де де де де денежные доходы 2000 2001 2002 2003 ль ль ль ль ль ль ль ль ль ль ци ци ци ци ци ци ци ци ци ци де де де де де де де де де де расходы на конечное потребление 2000 2001 2002 2003 ль ль ль ль ль ь ль ь ль ль л л ци ци ци ци ци ци ци ци ци ци де де де де де де де де де де располагаемые ресурсы 2000 2001 2002 2003 Источник: рассчитано по данным ОБДХ.

Глава Как демонстрирует рисунок 6.13, темпы роста доходов были различны ми для групп населения с разным уровнем доходов:

· в 2000 г. при 14-процентном среднем приросте доходов этот прирост был практически одинаковым во всех децильных группах: несколько боль ший рост ресурсов наблюдался в двух первых группах (с самыми низкими доходами) и двух последних группах (с самыми высокими доходами);

· в 2001 г., когда общий прирост доходов стал еще выше (115,9%), си туация в децильном распределении изменилась: первые 4 группы имели более низкий прирост (9–10%), а в остальных шести группах доходы вы росли на 14–17%;


· на фоне более низкого прироста доходов в среднем по населению (113,7%) в 2002 г. прирост доходов был на уровне 12–15% у 5–10-го дециля, на уровне 7–9% у 1–4-го дециля.

· в 2003 г., когда наблюдали более чем 14-процентный рост распо лагаемых ресурсов (114,4%), опять максимальный прирост фиксировался в шести верхних децильных группах (12–17%), в 1–4-м дециле он состав лял 9–11%. Неожиданно низкий прирост получили 9-й и 10-й дециль — 13,5 и 12,4%.

· тенденция дифференциации прироста доходов по децилям оконча тельно закрепилась в 2004 г.: при росте доходов на 111,9% у 7–10-го деци лей доходы выросли на 6–9%, у 8–9-го — на 11%, зато у 10-го дециля — на 19%. Обращает на себя внимание тот факт, что в 2004 г. прирост доходов 10% самых богатых был выше, чем прирост дохохдов всех остальных 10 процентных групп минимум в 1,7 раза, а при сравнении с 1-м децилем — более чем в 2 раза.

Таким образом, данные ОБДХ в сравнении с макроэкономическими оценками доходной обеспеченности указывают на то, что реальные дохо ды обеспеченных домохозяйств растут более высокими темпами по двум причинам: во-первых, их номинальные доходы растут быстрее;

во-вторых, реальная структура их потребления такова, что в их отношении действует более низкий индекс инфляции.

Для прироста располагаемых ресурсов характерны те же тенденции:

опережающий рост доходов 10-го дециля в 2004 г. (равномерные темпы прироста в 2000 г. у всех групп, с некоторым выигрышем для двух нижних и двух верхних доходных групп). В 2001–2003 гг. наблюдается более низкий прирост у четырех нижних групп, в 2004 г. — равномерное распределение прироста, при этом 10-й дециль еще сильнее, чем по доходам, отрывается от всех остальных. Прирост в 10-м дециле оказался выше, чем прирост во всех остальных 10-процентных группах минимум в 2 раза, а при сравнении с 1-м децилем — в 2,8 раза. Следовательно, натуральные поступления не сглаживают картину доходных различий.

Каковы тенденции по расходам на конечное потребление?

· В 2001 г. они выросли почти на 10% от уровня 1999 г., причем силь нее у трех первых децилей, особенно у 1-го (12–14%), и меньше у более обеспеченных децилей (7–11%).

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… · В 2001 г. прирост расходов был максимальным (18,5%) и тенденция изменилась. Более высокий прирост имели децили начиная с 5-го (16– 23%), и именно с этой точки прирост монотонно увеличивался.

· В 2002 г. прирост реальных расходов домохозяйств сократился до 12,3%. Заметно ниже был прирост доходов у первых четырех децильных групп (5–9%), причем у 3-го и 4-го децилей ниже, чем у 1-го и 2-го, затем он монотонно повышался у остальных шести групп (10–14%).

· В 2003 г. в среднем реальные потребительские расходы увеличились на 12,5%. При этом у первых пяти децильных групп прирост был на уровне — 6–7%, у верхних пяти — 12–15%, при этом максимальный прирост при шелся на 6–7 децили.

· Наконец, в 2004 г. темпы прироста этого показателя в среднем по населению снизились до 7%. Распределение темпов прироста выровня лось, и у всех децилей прирост равен 6–8% (для 6-го дециля он составил всего 3%), только у десятого он был выше — 10%.

Итак, экономический рост и рост средних реальных показателей уровня жизни в основном происходит за счет более высоких темпов роста доходов обеспеченных слоев населения. Такая же гипотеза была высказана выше в ходе анализа макроэкономических показателей неравенства, но теперь ее справедливость еще более очевидна. В значительной степени такие изме нения объясняются природой экономического роста, который в основном формируется за счет топливно-энергетического комплекса и добывающих отраслей.

6.4. Что дали экономический рост и социальные реформы бедным?

В вопросе о динамике доходов населения проблема бедности в России является ключевой. Действительно, реформы 1990-х гг. привели к резко му снижению реальных доходов населения и формированию значитель ной зоны бедности, которая на протяжении длительного периода стала не только социально-экономической, но и политической проблемой, и влия ла практически на все стороны развития страны. В этой связи, когда стало ясно, что экономический рост в России перешел в устойчивую фазу, сокра щение бедности было официально продекларировано как цель социально экономической политики. Был даже сформулирован количественный по рог — при задаче удвоения ВВП зона бедности должна была сократиться в 2 раза. Не столь важно, взаимоувязаны ли эти количественные критерии.

Из этого тезиса следует другое: на этапе экономического роста 2000-х гг.

борьбу с бедностью государство посчитало своей первоочередной задачей.

В общей системе индикаторов благосостояния показатели бедности являются основными характеристиками ограничения доступа к жизненно важным ресурсам. Остановимся на качественных характеристиках уров ня, профиля и глубины бедности, используя макроэкономические данные и первичные материалы обследования НОБУС.

Глава Основу российского мониторинга бедности составляет индекс числен ности бедного населения, определяемый как доля населения с доходами ниже прожиточного минимума. На рисунке 6.14 приведена динамика доли бедного населения за 12 лет.

Рисунок 6. Официальные оценки уровня и глубины бедности на основе макроэкономических данных в 1992–2004 гг., % 45 Дефицит дохода, % 30 Уровень бедности, % 15 0 Уровень бедности, в % от общей численности населения Дефицит денежного дохода, в % от общего объема денежных доходов населения Источник: Россия в цифрах. 2004. Крат. стат. сб. — М.: Федеральная служба государственной статистики, 2004. С. 99–100;

Социальное положение и уровень жизни населения России. Стат.

сб. — М.: Госкомстат России, 2001. С. 24;

Социальное положение и уровень жизни населения России. Стат. сб. — М.: Госкомстат России, 1997. С. 9;

Россия в цифрах. 2005. Крат. стат. сб. — М.: Федеральная служба государственной статистики, 2005. С. 100.

Этот показатель был подвержен значительным колебаниям, и в 1992 г.

после либерализации цен в число бедных попала треть российского на селения. Затем эта доля устойчиво снижалась вплоть до 1995 г. Наиболее существенное сокращение уровня бедности произошло в 1994 г., однако объяснения этому не следует искать в особенностях социально-экономи ческой политики или значимых институциональных изменениях. Причи ны лежат в изменениях, внесенных в методику построения ряда распреде ления по доходам.

В 1995 г. наблюдался некоторый рост масштабов бедности, который связывают с банковским кризисом. Далее имело место снижение зоны бедности, вплоть до кризиса 1998 г. После кризиса, последствия которого ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… наиболее ярко проявились в 1999 г., наблюдается устойчивое сокращение масштабов бедности. Но в 2000 г. это сокращение уже объективно. Имен но в этом году Россия перешла к более дорогому прожиточному миниму му, поэтому рост реальных доходов населения не нашел своего отражения в динамике численности бедного населения. Далее наблюдается устойчи вая тенденция снижения доли бедных.

В 2005 г. официальные оценки бедности по России не были опублико ваны! Из-за задержек, связанных сначала с принятием Федерального зако на № 44 «О потребительской корзине в целом по Российской Федерации»

(одобрен Советом Федерации 24.03.2006), а в дальнейшем соответствую щих нормативных документов по методике расчета минимальной потре бительской корзины (которая не принята до настоящего времени), с 2005 г.

в России на федеральном уровне не ведется мониторинг стоимости мини мальной потребительской корзины и, соответственно, численности бедно го населения. Большинство регионов рассчитывают минимальную потре бительскую корзину исходя из собственных методических наработок, что разрушает единство подходов к измерению бедности на территории всей страны.

Может ли индекс численности бедного населения считаться хорошим показателем бедности? В некоторых случаях — да. Он прост в понимании и использовании на практике. Для общей оценки сокращения бедности это вполне адекватный инструмент. Однако в некоторых случаях, включая анализ влияния на бедных тех или иных политических мер, использова ние показателя доли бедного населения не позволяет оценить получае мые эффекты. Так обстоит дело, например, если программа нацелена на самых бедных и в результате ее действия получатели социальной помощи не покидают группу бедных, но существенно повышают уровень доходной обеспеченности. В таком случае наиболее точные оценки динамики дает показатель дефицита дохода.

Этот индикатор бедности может рассчитываться различными способа ми. Официальная российская статистика исчисляет его как сумму доходов, которую необходимо доплатить всем бедным для того, чтобы они пере стали быть таковыми, в процентном выражении от объема доходов всего населения. Рассчитываемый таким образом дефицит доходов в 2003 г., на пример, составил 2,6% от общего объема доходов. Это означает, что в этом году для ликвидации бедности необходимо было перераспределить в поль зу бедных 231,4 млрд. руб. в год. Если пересчитать данный показатель на душу в месяц, то дефицит дохода каждого бедного составлял 658 руб., или 31% от стоимости прожиточного минимума. В 2004 г. годовой дефицит до ходов снизился до 2,1% и составил 227,9 млрд. руб. в год. В расчете на од ного бедного этот показатель составил 744,7 руб. в месяц, или вновь 31% от прожиточного минимума. Таким образом, согласно макроэкономическим данным на фоне сокращения численности бедного населения не наблюда ется снижение глубины бедности, следовательно, ряды бедных покидают Глава находящиеся рядом с чертой бедности. Подчеркнем, что эти оценки бед ности не подтверждаются многими альтернативными исследованиями, к числу которых относится ОБДХ, ежеквартально проводимое Росстатом (уровень бедности во II квартале 2003 г. составил 39%), и обследование НОБУС, представляющее характеристики уровня жизни по состоянию на II квартал 2003 г. (здесь месячный дефицит доходов составил 30,5 млрд.

руб., или 158% от официально публикуемой величины).

Говоря об официальной российской статистике бедности, необходимо упомянуть и о существующих проблемах. Главная заключается в том, что два официальных источника данных — БДР и ОБДХ — дают разные оцен ки масштабов бедности (табл. 6.3). БДР основан на обобщенных данных, полученных от предприятий и организаций, осуществляющих выплаты населению, а также из отчетности банков о движении сбережений и на личных денег в обращении. ОБДХ получает данные о доходах и расходах непосредственно от домашних хозяйств. Переход от показателя масштаба бедности, полученного на основе БДР, к аналогичному показателю, фор мируемому на основе ОБДХ, увеличивает масштабы бедности практически в 2 раза. Причины расхождения следующие. С одной стороны, при расчете макроэкономических показателей БДР с помощью имитационного моде лирования проводится дооценка скрытых доходов населения, что в равной степени приращивает доходы бедных и небедных, хотя известно, что не учтенные доходы в большей степени концентрируются у высокообеспе ченных слоев. Это существенно снижает оценки бедности, полученные на основе макроэкономических данных. С другой стороны, ОБДХ не учиты вает в полном объеме скрытые доходы, что способствует завышению мас штабов бедности.

Таблица 6. Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума, % от общей численности населения Источник данных о бедности: 2002 1) На основе оценок доходов по балансу доходов и расходов 24,2 20, (БДР) На основе оценок доходов по данным обследования бюдже 52,7 47, тов домашних хозяйств (ОБДХ) На основе оценок располагаемых ресурсов по данным обсле 44,2 39, дования бюджетов домашних хозяйств (ОБДХ) 1) Официальная оценка уровня бедности.

Источники: Россия в цифрах 2004 г. Крат. стат. сб. — М.: Федеральная служба государственной статистики, 2004. С. 99;

Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2003 г. — М.: Фе деральная служба государственной статистики, 2004. С. 69–70.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Оба официальных источника информации о бедности имеют свои до стоинства и недостатки, но главная проблема в том, что доля бедного насе ления и дефицит доходов не исчерпывают всех аспектов понимания при роды российской бедности. В этой связи комплексную картину глубины и профиля бедности представим на примере данных НОБУС. Сопоставимые с упомянутыми выше показатели бедности, рассчитанные на основе этих данных, указывают на то, что НОБУС близок к ОБДХ, но в нем доступ ны первичные данные о домохозяйствах, что значительно расширяет воз можности детального анализа. Отметим, что в НОБУС к бедным отнесены 26%179 домашних хозяйств, в которых проживает, соответственно, 32,2% населения. Если единицей анализа является домохозяйство, уровень бед ности выше. Это закономерно, т.к. в больших семьях традиционно боль ший риск бедности. Обратим внимание и на то, что выбор показателя бла госостояния изменяет масштабы бедности практически в 2 раза.

Как говорилось ранее, официальная российская статистика рассчиты вает показатель дефицита доходов, равный сумме доходов, которую нужно перераспределить в пользу бедных, чтобы подтянуть их доходы к величине прожиточного минимума, в процентах от объема доходов всего населения.

Однако в условиях роста доходов средне- и высокообеспеченных слоев этот показатель может сокращаться даже при усугублении проблем бед ности. В частности, если доходы бедных не изменяются на фоне общего роста доходов, то дефицит, выраженный в процентах от объема всех дохо дов, сокращается.

Наиболее информативным показателем в этой ситуации является сред ний дефицит доходов, измеряемый в процентах от величины прожиточного минимума (ПМ). Этот показатель был рассчитан по данным обследования НОБУС и составил от 39,3% до 30,5% от ПМ (рис. 6.15). Принципиальные выводы могут быть получены на основе анализа ряда распределения по уровням дефицита дохода. Этот показатель также не входит в число офи циально публикуемых, поэтому обратимся к данным НОБУС.

Распределение общего объема этих показателей дает основание утверж дать, что российская бедность неглубока. Для большинства бедных дефи цит располагаемых ресурсов не превышает 40% от величины ПМ. И толь ко у 8,6% семей, или у 9,7% населения, его значение превышает 60% ПМ.

Следовательно, значительное число российских бедных сконцентрировано у черты бедности, и только для десятой их части бедность означает прак тически отсутствие средств к существованию. С одной стороны, тот факт, что бедность неглубока, с точки зрения динамики уровня жизни можно Отметим, что в случае использования показателя располагаемых ресурсов наши оценки уров ня бедности ниже по сравнению с аналогичными оценками, вычисляемыми по данным ОБДХ (32,5% в 2003 г.). Это обусловлено тем, что наши оценки базируются на прямых данных о дохо дах, дооцениваемых на основе расходов, в то время как в программе ОБДХ доходы формируются в результате вычета из расходов потраченных сбережений.

Глава Рисунок 6. Распределение бедных домашних хозяйств по уровням дефицита дохода, % от прожиточного минимума (ПМ) менее 20 40% ПМ 40 60% ПМ 60 80% ПМ 80 100% ПМ 20% ПМ бедные по располагаемым ресурсам:

домохозяйства население Источник: рассчитано по данным НОБУС.

рассматривать как позитивный результат. Но с другой стороны, концен трация бедных преимущественно около черты бедности указывает на воз можную высокую временную бедность.

С точки зрения принятия политических решений это позволяет опре делить два принципиально разных направления. Во-первых, за счет про грамм, направленных на поддержку находящихся у черты бедности, можно существенно сократить численность бедного населения при минимальных издержках. Во-вторых, около 9–10% бедных семей будут продолжать оста ваться таковыми, даже если в их пользу перераспределить существенную часть доходов, поэтому для них необходимы специальные программы, на правленные на сокращение глубины бедности.

Меры социально-экономической политики, целью которой является сокращение бедности, во многом определяются тем, какие группы населе ния отличаются повышенным риском и глубиной бедности и составляют большинство бедного населения. В общей системе действий, направлен ных на смягчение бедности, приоритетными будут те, которые, во-пер вых, способствуют выведению из бедности наиболее многочисленных ка тегорий бедных семей и, во-вторых, направлены на поддержку наиболее бедных групп. Для ответа на эти вопросы, вновь воспользуемся данными обследования НОБУС о масштабах, риске и глубине бедности в разрезе от дельных социально-демографических групп семей.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… Если обратиться к социально-демографическому профилю бедности (табл. 6.4), то можно выделить три категории домохозяйств: семьи с де тьми, семьи пенсионеров, семьи трудоспособных без детей.

Таблица 6. Социально-демографический профиль бедности и дефицита доходов,% Бедные домохозяйства Все % % в общем дефиците Типы домохозяйств домохозяйства, в общей численности располагаемых % бедных ресурсов Семьи с детьми: 36,6 61,3 78, Супружеская пара 10,1 11,8 10, с 1 ребенком Супружеская пара с 1 ребенком и др. родс- 6,6 9,9 12, твенниками Супружеская пара 6,4 12,1 16, с 2 детьми Супружеская пара с 2 детьми и др. родствен- 1,5 3,3 5, никами Супружеская пара 1,1 3,2 7, с 3 и более детьми Супружеская пара с 3 и более детьми и др. 0,3 0,8 2, родственниками Матери (отцы) с детьми 4,9 9,2 8, Матери (отцы) с детьми 5,7 11,0 14, и др. родственниками Семьи без детей: 63,4 38,7 22, Домохозяйства 28,7 9,0 1, пенсионеров Домохозяйства трудоспо 34,7 29,8 20, собных и пенсионеров Все семьи: 100,0 100,0 100, Источник: рассчитано по данным НОБУС.

Глава 1. Наиболее массовой группой бедных являются семьи с детьми. Хотя в об щей численности домохозяйств семей с детьми всего 37%, они составляют 60% от общего числа бедных. Если говорить в терминах индивидуальной бедности, то более 50% населения проживают в семьях с детьми, а среди бедных доля выходцев из таких семей достигает 70%. На них приходится 80% дефицита дохода, что свидетельствует о глубокой бедности. Более по ловины этих семей отличаются благоприятной демографической структу рой (супружеские пары с 1–2 детьми и другими родственниками), поэтому их бедность не связана с высокой иждивенческой нагрузкой.

2. На семьи, состоящие только из пенсионеров, приходится 9% от об щей численности бедных семей, хотя в общей структуре домохозяйств их доля составляет более 28%. В населении эти семьи составляют меньшую долю, чем среди домохозяйств (16%) и на их долю приходится всего лишь 4% от общей численности бедных. Средние показатели дефицита доходов данной группы минимальны (18,6% от ПМ по располагаемым ресурсам), а если принять общий дефицит доходов за 100%, на семьи пенсионеров приходится 1,7% от его объема. Данный результат указывает на то, что се мьи пенсионеров, не только не представляют большинство бедных, но и не отличаются высокой глубиной бедности.

3. Семьи трудоспособных и пенсионеров без детей, составляющие около 35% всех российских домохозяйств, в которых проживает 32% населения, среди бедных представлены достаточно широко (их 30% среди бедных до мохозяйств и 24% среди бедного населения). В профиле бедности по де фициту дохода на данную группу приходится 20%. Имея меньшую веро ятность оказаться среди бедных по сравнению с семьями, в которых есть дети, семьи трудоспособных и пенсионеров без детей тем не менее гораздо чаще попадают в группу бедных, чем семьи, в состав которых входят только пенсионеры.

Другой срез профиля бедности указывает на то, что половина российс ких семей — это семьи работающих бедных или неработающих трудоспо собных. Для них главный фактор бедности — не иждивенческая нагрузка, а положение трудоспособных членов семьи на рынке труда.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.