авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |

«независимый институт СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ ОБЗОР СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ Начало 2000-х Москва, 2007 УДК ...»

-- [ Страница 8 ] --

Соотношения в уровне жизни и бедности отдельных демографических групп домохозяйств, которые фиксируются по данным обследования НО БУС, проведенного во II квартале 2003 г., относительно стабильны в пос ледние 10 лет. Таким образом, можно сделать вывод о преимущественно «детском лице» бедности в современной России, как за счет глубокой бед ности традиционных групп риска, так и за счет попадания в число бедных семей, вполне благополучных с точки зрения демографических характе ристик. Объективная реальность такова, что в сложившихся экономи ческих условиях рождение второго ребенка в семье — это ориентация на потребительское поведение бедных. Подчеркнем, что в основе сложивше гося профиля бедности лежит ситуация на рынке труда. Но если по пока зателям занятости российская ситуация не отличается от положения дел ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… в большинстве стран с рыночной экономикой180, очевидно, что решение обозначенных проблем следует искать в области оплаты труда.

Завершая обзор основных тенденций динамики доходной обеспечен ности за истекшие 5 лет, еще раз сформулируем основные выводы, при нципиальные для социальной политики.

Отметим позитивные изменения, проявившиеся прежде всего в том, что, согласно макроэкономическим данным, в анализируемый период времени наблюдались снижение уровня бедности и высокие темпы уве личения доходов населения, опережающие экономический рост. В 2005 г.

практически удалось достичь предреформенного уровня средних доходов, но это произошло на фоне двукратного увеличения их дифференциации.

Следовательно, значительная часть населения еще не восстановила реаль ные доходы дореформенного периода. Самыми медленными темпами вос станавливается уровень средней пенсии, размер которой в 2005 г. составил только 59% от уровня 1991 г. В структуре денежных доходов удельный вес таких рыночных видов доходов населения, как предпринимательский до ход и доходы от собственности, существенно увеличился (в 3,3 раза), по сравнению с периодом начала масштабных экономических трансформа ций. В совокупности в 2004 г. такие доходы стали составлять пятую часть общего объема.

Заработная плата, даже с учетом скрытых от статистического наблюде ния форм оплаты труда, еще не поднялась до уровня 1991 г. В значительной степени это обусловлено широкой распространенностью низкооплачивае мой занятости, масштабы которой, в свою очередь, формируются под вли янием трех групп факторов:

во-первых, вследствие политики сдерживания инфляции за счет роста доходной обеспеченности населения при том, что остальные стимулиру ющие инфляцию факторы «отпущены на свободу». В частности, монети зация экономики, повышение цен на услуги и товары в связи со сменой собственника, рост тарифов на услуги естественных монополий вносят свой немалый вклад в инфляцию;

во-вторых, из-за высокого удельного веса в экономике рабочих мест, требующих низкой квалификации;

в-третьих, вследствие роста доли трудоспособного населения с возрос шими внутрисемейными ограничениями на полную производительную занятость, формирующимися в результате слабого развития сектора соци альных услуг.

Данные ОБДХ фиксируют тенденции динамики доходов, аналогичные макроэкономическим индикаторам, и указывают на то, что реальные до ходы обеспеченных домохозяйств растут более высокими темпами по двум причинам: во-первых, их номинальные доходы растут быстрее;

во-вторых, Полетаев А.В. Эффективность функционирования российского рынка труда. Препринт WP3/2003/06. — М.: ГУ ВШЭ, 2003. С. 52.

Глава реальная структура их потребления такова, что в отношении них действует более низкий индекс инфляции. В значительной степени ускоренный рост доходов самых обеспеченных объясняется природой экономического рос та, в основном формирующегося за счет топливно-энергетического комп лекса и добывающих отраслей.

6.5. Что дали экономический рост и социальные реформы другим социально-доходным группам?

Анализ ситуации в области динамики доходов и благосостояния населения был бы неполным, если остановиться лишь на теме сокращения бедности и оставить в стороне остальные социально-доходные группы. Борьба с бед ностью — декларированная цель, но общая социальная динамика гораздо шире. И в этом контексте вопрос об остальном населении имеет прямое отношение к оценке эффективности политики на том или ином времен ном промежутке.

Обратимся к вопросу об изменении положения крупных социальных страт. Справедливости ради отметим, что крупные социальные страты и доходные группы — не одно и то же.

Вставка 6. Социальные страты характеризуются не одним, а цепочкой при знаков, к которым относятся:

материальные ресурсные признаки (материальная обеспечен ность) — уровень доходов (расходов, потребления);

объем накоп ленных сбережений;

уровень имущественной обеспеченности. Для построения интегрального критерия материальной обеспеченности используются следующие показатели: (1) текущие денежные доходы;

(2) накопленные сбережения;

(3) накопленное движимое имущест во;

(4) наличие сельскохозяйственных животных;

(5) имеющееся в распоряжении домохозяйства накопленное недвижимое имущес тво;

(6) имеющиеся в распоряжении домохозяйства земельные паи, пастбищные и сенокосные угодья;

нематериальные ресурсные признаки (социально-профессиональный статус) — уровень образования, профессионально-квалификацион ная позиция, должностная позиция. Социально-профессиональный статус определяется на основе четырех параметров: (1) наличие/от сутствие высшего образования;

(2) наличие/отсутствие регулярной занятости;

(3) характер труда (физический/нефизический);

(4) на личие/отсутствие управленческих позиций;

признаки социального самочувствия (самоидентификация) — стра тегии успешного экономического поведения — самооценки успеш ности адаптации к новым экономическим условиям — самооценки ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… комфортности нынешней жизни и пр. Самоидентификация опре деляется на основе использования различных идентификационных шкал181.

В соответствии с этими критериями можно выделить высший класс, средний класс182, класс ниже среднего, низший класс.

Согласно стратификационной методологии (Вставка 6.1) при вхож дении в стадию экономического роста российская социальная структура выглядела следующим образом: средние классы составляли около 20% (19,1%) российского населения, низшие слои — немногим более 10% (10,8%), наконец, между средними классами и низшими слоями находи лась группа «ниже среднего», которую можно описать формулой «уже не низшие, еще не средние», и это большинство населения — 70% от обще го числа российских домохозяйств (рис. 6.16)183. Эта группа неоднородна.

Чуть менее ее половины (33%) с точки зрения концентрации перечислен ных признаков (Вставка 6.1) более походят на средний класс и, тем самым, обладают большими шансами на присоединение к нему. Оставшиеся 37% имеют больше общих черт с низшими группами и при неблагоприятных сценариях могут пополнить ряды бедных.

Является ли экономический рост гарантией роста доходов населения?

С одной стороны, положительная экономическая динамика привела к оживлению в ряде экономических секторов и, как следствие, к рос ту оплаты труда и доходов занятых в них работников;

с другой стороны, существенный рост налоговой базы и улучшение налоговой дисциплины позволили консолидированному бюджету активизировать социальную по литику и осуществить ряд социальных мероприятий. В контексте выделен ных выше страт динамика доходов и ее перспективы неодинакова, а иногда разнонаправлена.

Средние классы в своем большинстве включены в относительно эф фективные экономические сектора. Это работники, занятые в основном в так называемом вторичном экономическом секторе — в организациях и компаниях, занимающихся внешнеэкономическими операциями, общей коммерческой деятельностью по обеспечению функционирования рынка, Подробнее описание методологии и результатов ее использования в эмпирических исследо ваниях см.: Средние классы в России: экономические и социальные стратегии. Коллективная монография под ред. Т. Малевой. — М.: Гендальф, 2003.

Поскольку в конечном итоге этот класс крайне неоднороден и представляет собой совокуп ность социальных групп, существенно различающихся между собой, более уместен был бы тер мин «средние классы».

В этой структуре недостает высших классов. Однако в силу причин методического характера сколько-нибудь точно оценить долю этой социальной группы в общей численности населения крайне затруднительно. Различные оценки варьируются от 1 до 3%. В любом случае эта доля столь невелика, что в дальнейшем мы оставляет ее за пределами анализа.

Глава Рисунок 6. Социально-доходная структура российских домохозяйств и направления ее изменения 100% средние классы — 19,1% 90% 80% 70% класс ниже среднего близкий к среднему — 60% 33,1% 50% 40% класс ниже среднего 30% близкий к низшему — 37% 20% 10% низшие классы — 10,8% 0% Источник: рассчитано по данным, приведенным в «Средние классы в России: экономические и социальные стратегии. Коллективная монография под ред. Т. Малевой». — М.: Гендальф, 2003.

в банковской сфере, в области финансов, кредита и страхования. Лидеры по уровню заработной платы в реальном экономическом секторе — отрас ли топливно-энергетического комплекса (главным образом, нефтедобы вающая и газовая промышленность), цветная металлургия, строительство и транспорт. Именно эти сектора ощутили реальные результаты экономи ческого роста и отреагировали, в частности, повышением доходов и оплаты своих работников. Другими словами, экономическое оживление — явле ние не тотальное, а локальное, и фокусируется в отдельно взятых секторах, ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫЙ РОСТ ДОХОДОВ НАСЕЛЕНИЯ… отраслях, регионах. Речь, следовательно, о том, что экономический рост прямо коснулся только этого сегмента рынка вообще и рынка труда в час тности.

Материальное положение низших и бедных в значительной мере зави сит от усилий правительства и социальных программ. В своем большинстве эта группа состоит из традиционно бедных категорий населения (пенси онеры, безработные, многодетные семьи, инвалиды и пр.), материальное положение которых в основном определяется мощностью государствен ных финансов и системы социальной защиты.

Группа «ниже среднего» долгое время оказывалась за пределами воз действия экономической и социальной политики. До этой группы им пульсы, исходящие и от положительной экономической динамики, и от попыток правительства поднять уровень жизни российского населения, либо не доходили вообще, либо доходили в ослабленном и усеченном виде.

Следовательно, каждая политическая парадигма «работала» лишь на сво ем полюсном участке: политика прямого регулирования доходов достига ла своего результата в зоне бедности, экономический рост способствовал укреплению материального положения наиболее обеспеченных доходных групп. «Середина» оказывалась наиболее уязвимым звеном.

Свидетельство сказанному — рост доходной дифференциации в 2000– 2005 гг., измеренной по индексу Джини, с 13,9 до 14,8 г.

Между тем, есть основания считать, что начиная с 2006 г. ситуация ме няется благодаря политике повышения оплаты труда в бюджетном секторе экономики и, в частности, старту национальных проектов в здравоохране нии и образовании, предусматривающих повышение оплаты работников этих секторов, численность которых составляет более 15% от общего числа «бюджетников». Эти группы, входившие в класс «ниже среднего», полу чают рост доходов и, следовательно, их шансы на перемещение в средний класс увеличиваются. В то же время рост оплаты труда коснулся отнюдь не всех представителей группы «ниже среднего». Большое число низкоопла чиваемых рабочих мест сосредоточено в частнопредпринимательском сек торе экономики, которого выше упомянутые мероприятия не коснулись.

Доходы этих работников либо не изменились, либо, скорее, имеют тен денцию к снижению. Эта группа, следовательно, приближается к бедным, хотя, возможно, и не опускается ниже черты бедности, во всяком случае официальной.

Доходы низших, как следует из предыдущего анализа, по-прежнему растут.

Что касается материально-имущественного положения среднего клас са, то существуют некоторые основания для тревоги. В отличие от прочих социальных групп средний класс — активный потребитель услуг (подроб нее см. главу 7), в первую очередь системы образования, здравоохранения, жилья. Между тем именно в этих сферах рост цен значительно опережа ет рост доходов населения и общий индекс потребительских цен. Следует Глава также помнить, что значительная часть расходов среднего класса по оплате этих услуг имеет неформальный характер, следовательно, реальный рост цен превышает уровень, фиксируемый официальной статистикой. В ито ге средний класс в лучшем случае сохраняет свои позиции, но не исклю чено, что некоторые его группы чувствуют ухудшение своего положения или невозможность удовлетворения потребностей на некоторых сегментах рынка184.

Сказанное, с одной стороны, подтверждает успехи, достигнутые в пос ледние годы в борьбе за сокращение бедности, но с другой — ставит под сомнение вопрос о том, насколько в российской экономике удалось сфор мировать механизм восходящей мобильности, в котором все социальные группы, пусть с разной скоростью, но демонстрируют поступательное дви жение к более высоким позициям — по вертикали вверх (рис. 6.16).

Такие свидетельства, в частности, содержатся в: «Городской средний класс в современной Рос сии. Аналитический доклад. Институт социологии РАН. Доклад подготовлен в сотрудничестве с представительством Фонда им. Ф. Эберта в РФ.» — М., 2006.

Глава 7. РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ:

ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР Потребительские расходы относятся к числу важнейших характеристик экономики страны, уровня и качества жизни ее населения. В современных рыночных экономиках потребители играют чрезвычайно важную роль, поскольку осуществляемые ими расходы составляют свыше половины ва лового внутреннего продукта ВВП (табл. 7.1), например, в США в 2004 г.

они достигали 70% ВВП. Динамика потребительских расходов в целом от ражает макроэкономические изменения в стране и долгосрочную полити ку государства. И хотя потребительское поведение населения не является в прямом смысле объектом регулирования со стороны ни экономической, ни социальной политики, по их динамике и структуре можно судить о ре зультативности последних.

7.1. Общие тенденции и динамика расходов населения В России за последние 15 лет потребительские расходы были минимальны ми в 1992 г. (38% ВВП), затем они неуклонно росли вплоть до 1998 г., до стигнув рекордной отметки в 56,2%, и, преодолев спад, вызванный финан совым кризисом 1998 г., с 2001 г. вновь начали возрастать, составив в 2004 г.

50% ВВП страны.

Таблица 7. Доля расходов домашних хозяйств на конечное потребление в ВВП, % Страны 1970 1980 1990 2000 США 63,3 63,5 66,7 69,0 70, Великобритания 59,3 57,5 60,6 63,5 62, Польша 75,9 64,4 47,0 62,9 64, Венгрия 48,3 49,5 48,2 50,9 53, Италия 57,0 57,7 57,1 60,1 59, Япония 47,9 54,0 52,4 54,7 55, Германия 57,0 59,5 56,2 57,2 57, Франция 55,7 56,5 56,0 54,4 54, Чехия – 47,9 48,2 51,6 49, Китай 64,9 51,3 49,7 47,9 – Россия – – 47,5 45,9 50, Источники: ООН, Economic Report of the President, Росстат.

Глава Стимулирует ли политика государства внутренний спрос? Влияет ли она, и если да, то как, на изменение структуры потребления российских семей? Какова в условиях экономического роста дифференциация россий ского населения по потреблению? Какие группы населения являются вы игравшими и проигравшими? Какова роль субъективно-психологических факторов в формировании и изменении потребительского и финансового поведения российских семей? Эти вопросы рассматриваются в настоящей главе Обзора.

7.1.1. Динамика уровня расходов населения Поскольку расходы и потребление домашних хозяйств не могут быть оха рактеризованы каким-то одним показателем, прежде чем перейти к собс твенно анализу, дадим краткое описание используемых терминов (Вставка 7.1).

Вставка 7. Денежные расходы и сбережения включают расходы на покупку то варов и оплату услуг, обязательные платежи и разнообразные взносы (налоги и сборы, платежи по страхованию, взносы в общественные и кооперативные организации, проценты за кредиты и др.), расходы на приобретение недвижимости, прирост финансовых активов.

Потребительские расходы являются частью денежных расходов, которые направляются на приобретение потребительских товаров и услуг. Потребительские расходы состоят из расходов на покупку продуктов питания (включая расходы на питание вне дома), алко гольных напитков, непродовольственных товаров и оплату услуг.

в их составе не учитывают расходы на покупку антиквариата, произ ведений искусства и ювелирных изделий, приобретенных в качестве капиталовложений, оплату материалов и работ по строительству и капитальному ремонту жилых или подсобных помещений, являю щихся инвестициями в основной капитал.

Расходы на конечное потребление состоят из потребительских расходов, стоимости натуральных поступлений продуктов пита ния и стоимости предоставленных в натуральном выражении льгот.

При этом в составе льгот с 2001 г. учитывают только льготы, предо ставленные работодателем. В расходы на конечное потребление не включают стоимость продуктов питания, купленных не для потреб ления внутри обследуемого домохозяйства.

Располагаемые ресурсы домашних хозяйств представляют собой сумму денежных средств, которыми располагало домохозяйство для обеспечения своих расходов и создания сбережений, а также стои мости натуральных поступлений продуктов питания и предостав ленных в натуральном выражении льгот.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР Согласно макроэкономическим оценкам, с 2000 г. по 2005 г.

денежные расходы и сбережения населения страны возросли на 106,5%, а согласно данным ОБДХ — на 128,7% (1999 г. = 100%). Та кая динамика расходов населения является безусловным следствием роста доходов, который на протяжении последних 5 лет привел поч ти к двукратному увеличению денежных расходов населения. При этом наиболее успешными предстают 2003 г. и 2005 г. В 2003 г. денеж ные расходы по макроэкономическим оценкам возросли на 16,3% (в % к предыдущему году), тогда как в 2000–2002 гг. этот рост со ставлял 11–14% (наибольшее снижение пришлось на 2002 г.).

В 2004 г. прирост расходов сократился, что соответствует динамике доходов (см. об этом подробнее в главе 6). В 2005 г. денежные расхо ды возросли по данным ОБДХ на 18,3% (по макроэкономическим оценкам он выглядит скромнее), что связано как с ростом доходов, так и с монетизацией льгот (рис. 7.1).

Рисунок 7. Темпы роста денежных расходов населения (в ценах 1999 г.) 120 в % к предыдущему году 118, 116, 114, 115, 113, 114 114, 113, 112,7 112, 112, 111, 109, 2000 2001 2002 2003 реальные денежные расходы и сбережения реальные среднедушевые расходы и сбережения (ОБХД) Источник: рассчитано на основе данных Росстата, представленных в сб.: Социальное положе ние и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

Обратившись к показателю реальных среднедушевых располагаемых ресурсов, можно увидеть, что к концу 2005 г. они возросли относительно 1999 г. на 115,7% (табл. 7.2), а расходы на конечное потребление — на 99% (напомним, что сюда не включается часть денежных расходов, в частности Глава на недвижимость, и сбережения)185. При этом расходы на питание возрос ли в 1,5 раза, а расходы на покупку непродовольственных товаров — в 3, раза. Если учесть, что цены на непродовольственные товары за тот же пе риод возросли в 2,6 раза, то такое увеличение впечатляет. Оно является следствием роста доходов населения и развития потребительского креди тования, особенно заметного в последние годы. Расходы домохозяйств же на оплату услуг за 2000–2005 гг. возросли на 102,5% (1999 = 100%), что мож но рассматривать как выражение общей тенденции монетизации экономи ки в целом и расширения сферы платных услуг в частности (в особенности ЖКУ, здравоохранения, образования).

Таблица 7. Динамика показателей расходов и потребления домохозяйств в % к 1999 г. (по данным ОБДХ) Показатели 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Реальные среднеду шевые располагаемые 100,0 113,6 130,1 146,1 166,8 185,1 215, ресурсы Реальные среднедуше вые расходы на конечное 100,0 109,6 129,9 145,9 164,1 176,1 199, потребление В том числе:

стоимость питания 100,0 103,6 122,4 130,2 138,0 140,4 147, расходы на покупку непродовольственных 100,0 125,3 160,1 198,4 238,0 268,2 331, товаров расходы на покупку 100,0 107,3 134,1 148,2 167,8 178,9 193, алкогольных напитков расходы на оплату услуг 100,0 105,2 118,5 134,3 158,1 175,4 202, стоимость предостав 110,5 1) ленных в натуральном 100,0 132,1 185,8 195,8 219,3 203, выражении льгот 1) С 2005 г. это стоимость натуральных поступлений непродовольственных товаров и услуг.

Источник: рассчитано на основе данных Росстата, представленных в сб.: Социальное положе ние и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

В качестве дефлятора использовался официальный сводный индекс потребительских цен (ИПЦ), а по статьям расходов — соответствующие индексы потребительских цен на продукты питания, алкогольные напитки, непродовольственные товары и платные услуги. Для пересчета в реальном выражении стоимости натуральных льгот использовался индекс потребительских цен на услуги населению, поскольку льготы большей частью затрагивают именно эту сферу потреб ления.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР 7.1.2. Динамика структуры расходов населения Изменения в динамике расходов населения сопровождались и трансфор мациями в их структуре. Обратимся, прежде всего, к общей структуре де нежных расходов и сбережений, оцененных на основе Баланса доходов и расходов (табл. 7.3).

Начиная с 1999 г. и вплоть до 2003 г. доля потребительских расходов (каковыми являются покупка товаров и оплата услуг) в доходах населения непрерывно снижалась. Переломным в потребительской активности насе ления стал конец 2003–2004 гг., главным событием которого стало ускоре ние роста потребительского спроса, превысившее все предыдущие дости жения периода «потребительского бума», который можно было наблюдать в 2001 г. на основе статистики оборота розничной торговли. Более высокие темпы роста потребительских расходов в 2004–2005 гг. увеличили и их долю в структуре денежных расходов. Этому способствовали рост доходов насе ления и банковский кризис 2004 г., вызвавший некоторое снижение склон ности к сбережениям, и «бум» потребительского кредитования (а точнее его продолжение, начавшееся во второй половине 2003 г.).

Таблица 7. Структура денежных расходов домашних хозяйств, 1999–2005, % Показатели 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Денежные расходы 100 100 100 100 100 100 и сбережения — всего В том числе:

Покупка товаров 78,5 75,5 74,6 73,2 69,1 69,9 70, и оплата услуг Обязательные платежи и 6,6 7,8 8,9 8,6 8,3 9,1 9, взносы Приобретение 1,3 1,2 1,4 1,8 2,0 2,3 2, недвижимости Прирост финансовых 13,6 15,5 15,1 16,4 20,6 18,7 18, активов Из него прирост/уменьшение (–) 1,8 2,8 2,0 1,8 2,7 1,8 1, денег на руках у населения Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

Обращает на себя внимание и увеличение, особенно в последние 3 года, доли обязательных платежей и взносов в общей структуре расходов. По сравнению с 1999 г. эта доля возросла в 1,5 раза, что, несомненно, связа Глава но с развитием кредитования, поскольку данная статья расходов, помимо налогов и сборов, включает в себя платежи по страхованию и проценты по кредитам.

Рост удельного веса финансовых активов и приобретения недвижимос ти активно продолжался до конца 2003 г., когда они составили, согласно официальным данным, почти 23% всех денежных расходов, после чего их доля начала снижаться, в основном за счет замедления темпов роста фи нансовых активов (в частности, наличных денег на руках у населения).

Необходимо отметить, что многих экспертов настораживает такая вы сокая норма сбережений — доля финансовых активов в доходах населения, согласно официальным данным, составляет в последние годы 16–18%. Как известно, прирост финансовых активов состоит из прироста (уменьшения) вкладов на счетах граждан, денег на руках у населения, расходов на приобре тение ценных бумаг, иностранной валюты, изменения средств на счетах инди видуальных предпринимателей, задолженности по кредитам. Все дело в том, что расходы на приобретение иностранной валюты, а следовательно, и объем сбережений в валюте, рассчитываются Росстатом на основании данных о ва ловой продаже валюты в обменных пунктах, т.е. об общем объеме покупки валюты населением. Однако при этом не учитывается, что часть покупаемой валюты меняется обратно на рубли (по разным оценкам, это может дости гать до 30–40% купленной за год валюты), часть вывозится за рубеж «чел ноками», часть вывозится туристами. При соответствующей корректировке данных (т.е. вычитании из общего объема купленной населением валюты той части, что была людьми продана) прирост наличной валюты по сравнению с официальными данными в разные годы сокращается в 2–4 раза. Недостатки в оценке сбережений наличной валюты вызывают необходимость коррек тировки официальных оценок общей величины денежных расходов, а сле довательно, и личных доходов (поскольку доходы дооцениваются на основе данных о расходах методом баланса). Из общей покупки населением валюты в расходах необходимо учитывать только чистый прирост наличной валюты на руках у населения и расходы российских туристов за рубежом. Продажа валюты населением должна быть исключена из сбережений (и из дохода), поскольку она представляет собой сокращение валовых сбережений. Валюта, вывезенная челноками, также должна быть исключена из оценки сбереже ний. Эту сумму можно было бы включить в сумму потребительских расходов (и следовательно, в сумму доходов), если бы Госкомстат не включал оценку неорганизованного импорта в сумму розничного товарооборота. Таким обра зом, с учетом всего вышесказанного, норма сбережений (т.е. доля финансо вых активов в доходах) может составлять в разные годы от 7 до 12%186.

Методология корректировки подробно разработана С. Николаенко в БЭА. Подробнее об этом см.: Николаенко С.А. Личные сбережения населения: парадоксы официальной статистики //Уро вень жизни. Сбережения населения. Индекс потребительских настроений. Финансовые отно шения федерального центра с регионами. (Материалы международной конференции. СПб., 1998. Май ). — М.: Фонд ИПН, 1998. С. 184–190.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР Рассмотрим расходы домохозяйств только на конечное потребление (сюда не включаются сбережения, но расходы объединяют как денежные, так и неденежные траты) (табл. 7.4). До 2001 г. расходы на питание состав ляли более 50% от общей суммы, что может свидетельствовать о низких стандартах уровня жизни и неразвитом потребительском рынке. Однако за 3 последующих года стоимость питания в относительном выражении до вольно существенно снизилась (на 13 п.п.), что является косвенным дока зательством повышения доходной обеспеченности. Среди других тенден ций — довольно заметный рост расходов на оплату услуг (с 12,2% в 2000 г.

до 22,2% в 2005 г.);

сокращение стоимости предоставленных в натуральном выражении дотаций и льгот;

рост расходов на покупку непродовольствен ных товаров.

Таблица 7. Структура расходов домохозяйств на конечное потребление, 1998–2005 гг., % Расходы 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Расходы на конечное 100 100 100 100 100 100 100 потребление Из них:

Стоимость питания 57,9 57,8 53,2 52,7 48,3 44,7 42,9 39, Расходы на покупку непродовольственных 26,2 27,0 30,4 31,1 33,1 34,4 34,7 36, товаров Расходы на покупку 2,2 2,2 2,2 2,2 2,0 2,0 2,0 1, алкогольных напитков Расходы на оплату 12,0 11,4 12,2 13,4 16,0 18,2 19,9 22, услуг Стоимость предостав ленных в натуральном 1,6 1,7 2,0 0,6 0,6 0,6 0,5 0, выражении льгот Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

Сравнение структуры расходов жителей городов и сельской местнос ти свидетельствует о том, что, как и в целом по стране, наибольшую долю занимают расходы на питание, но они ежегодно сокращаются. У сельско го населения эти расходы сократились с 67,3% в 1999 г. до 50,9% в 2005 г., а у городского за этот же период — с 55,3 до 36,9%. Иными словами, сель ское население тратит гораздо больше на питание и меньше на непро довольственные товары, чем городское. И хотя соотношение этих видов расходов постепенно меняется в сторону уменьшения стоимости питания, Глава сельское население в 2004 г. только достигло уровня расходов городского населения 1999 г. При этом натуральные поступления продуктов питания для городского населения играют гораздо меньшую роль, чем для сельско го (соответственно, 3,1% против 17,7% в 2005 г.).

Наибольшие расхождения в структуре расходов наблюдаются при со поставлении данных о расходах на оплату услуг: на долю городского на селения приходится в 1,7–1,8 раза больше расходов этого вида, чем на долю сельского. Это, прежде всего, связано с тем, что сельское население в гораздо меньшей степени обеспечено благоустроенным жильем и быто вой техникой, поэтому и расходы на оплату ЖКУ, составляющие большую часть расходов на услуги, у сельского населения меньше. Кроме того, сель ское население более ограничено в доступе к медицинским и образова тельным услугам, чем городское, и расходы на эти услуги также невелики.

В целом доля оплаты услуг с каждым годом увеличивается, с 1999 по 2005 гг.

она выросла с 12,6% до 23,9% для городских жителей и с 7,1% до 14,2% для сельских. Итак, потребительское поведение городских и сельских жителей различается, но наблюдающееся сближение характеристик структуры рас ходов свидетельствует о начале процессе «подтягивания» сельского населе ния к городским, более высоким стандартам качества жизни.

7.1.3. Динамика дифференциации по потреблению В целом общий объем средств, расходуемых домохозяйствами на конеч ное потребление, распределяется весьма неравномерно между различ ными группами. Доля расходов 20% наименее обеспеченного населения колеблется около 7%, тогда как расходы верхней 20-процентной группы составляют порядка 40%. Расходы трех средних групп, объединяющих 60% домохозяйств, чуть превышают половину (52–53%) общих расходов на потребление. Как показывает анализ, существенных изменений в динами ке распределения расходов на потребление за последние 6 лет не наблюда лось. Это означает, что, несмотря на общее увеличение расходов в услови ях экономического роста, никаких более-менее значительных сдвигов в их перераспределении не произошло.

В 2004 г. наметилась тенденция к сокращению дифференциации по потреблению (рис. 7.2), хотя до этого времени поляризация понемногу, но росла. По оценкам Росстата, значение коэффициента фондов в 2004 г.

составило 6, а в 2003 г. было 8,5 раз187. Сравнение официальных данных с динамикой коэффициента фондов, рассчитанной на основе данных Рос сийского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ), показывает следующее.

Отметим, что это значения коэффициента фондов по конечному потреблению, официально публикуемые Росстатом, рассчитаны по 20% группам населения. Если считать коэффициент фондов по децилям, то дифференциация будет выше.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР Рисунок 7. Динамика дифференциации (коэффициентов фондов) домохозяйств по потреблению1) 1) Коэффициент фондов равен соотношению суммарных расходов 10-го дециля (с самыми вы сокими располагаемыми ресурсами) и 1-го дециля (с самыми низкими располагаемыми ресур сами).

Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006;

Расчеты по базе данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ).

Во-первых, уровень поляризации по РМЭЗ немного выше, чем по офи циальным данным, колеблясь в диапазоне 9-12 раз. При этом необходимо учитывать, что дифференциация по РМЭЗ рассчитана на основе только потребительских расходов188. Учитывая, что дифференциация «по льготам»

является наибольшей189, а сами льготы распределяются очень неравномер но между доходными группами, логично предположить, что общий уро вень коэффициента фондов по расходам на конечное потребление может быть еще чуть ниже. Вместе с тем известно, что за рамками выборочных обследований (как ОБДХ, так и РМЭЗ, хотя и в меньшей степени) остают То есть в них не включаются стоимость предоставленных работодателем в натуральном выра жении льгот и натуральных поступлений продуктов питания, в отличие от расходов на конечное потребление, по которым публикуются официальные данные о дифференциации расходов.

Коэффициент фондов по льготам, рассчитанный как соотношение стоимости предоставлен ных работодателем в натуральном выражении льгот 5-го квентиля (с наибольшими располага емыми ресурсами) и 1-го квентиля (с наименьшими ресурсами), в 2002 г., по данным Росстата, составил 29,2, в 2003 г. — 22,4, а в 2004 г. — 16 раз.

Глава ся доходы и расходы наиболее обеспеченных групп населения, вследствие чего в целом показатели дифференциации могут быть заниженными.

Во-вторых, тенденции в динамике официальной дифференциации и рассчитанной по данным РМЭЗ отличаются. Согласно РМЭЗ, в 2001– 2003 гг. наблюдалось снижение неравенства по потреблению, а в 2004 г., напротив, его рост. На наш взгляд, это не так уж далеко от истины, если учесть, что поляризация населения по доходам за последние 5 лет эконо мического роста нисколько не уменьшилась, а более того, продолжала воз растать (подробнее об этом см. в главе 6), а также то, что дифференциация населения по доходам наряду с другими характеристиками значимо влияет на потребление как продовольственных, так и непродовольственных това ров190.

Однако показатели неравенства являются совершенно иными, если рассматривать не конечное потребление в целом, а расходы на отдельные группы товаров (рис. 7.2). При схожей динамике значения коэффициента фондов по непродовольственным товарам достигают 22 (!) раз, услуг — 8, (по данным РМЭЗ — 12) и только по стоимости питания они колеблятся в пределах около 4–5 раз. Это означает, что по потреблению непродоволь ственных товаров поляризация населения является наибольшей, в среднем в 4,5 раза превышая уровень расслоения общества по расходам на питание.

Именно этим вопросам, а именно специфике потребительского поведения домохозяйств, различающихся уровнем своей доходной обеспеченности и социальным статусом, посвящена вторая часть данной главы.

7.2. Потребительские предпочтения и поведение домохозяйств с различными социальным статусом и уровнем материальной обеспеченности 7.2.1. Потребление продуктов питания Если рассматривать только денежные расходы на питание (без учета сто имости натуральных поступлений), то их доля в общих потребительских расходах с 2000 г. по 2005 г. для всего населения сократилась. При этом расходы на питание вне дома возросли — по данным Росстата в 1,9 раза, по данным РМЭЗ — в 1,5 раза, что свидетельствует об общем повышении уровня благосостояния населения в целом и формировании более высоких стандартов жизни (рис. 7.3).

Во всех децильных группах наблюдается увеличение расходов по данной статье в период экономического роста. Однако если для верхней дециль В частности, у потребителей, принадлежащих к разным доходным группам, различаются эластичности спроса по доходу и по цене. Основная часть населения имеет относительно высокие эластичности спроса по доходу и по цене, что свидетельствует о готовности увеличить потребление при падении цены или росте дохода. При этом значимо отличаются только наиболее обеспеченные (по доходу) группы населения.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР ной группы удельный вес общественного питания (кафе, рестораны и т.д.) за 5 лет вырос, согласно официальным данным, в 2,3 раза, то для нижней децильной группы данный показатель увеличился только в 1,2 раза. Отме тим, что по данному показателю среднедоходные группы скорее похожи на бедных, чем на богатых, хотя у западного среднего класса, демонстрирую щего высокую трудовую активность, на эту статью расходов (питание вне дома) приходятся объемы, соизмеримые с богатыми. Это свидетельствует о наличии барьеров, тормозящих развитие среднего класса в стране.

Рисунок 7. Динамика доли расходов на питание, % от потребительских расходов 50 расходы на покупку продуктов для домашнего питания ГКС 40 (левая шкала) расходы на покупку продуктов для домашнего 30 питания, РМЭЗ 25 (левая шкала) расходы на питание 20 вне дома, ГКС (правая шкала) расходы на питание 10 3 вне дома, РМЭЗ (правая шкала) 0 2000 2001 2002 2003 2004 Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006;

Расчеты по базе данных Российского мониторинга экономического положения и здоро вья населения (РМЭЗ).

Динамика расходов непосредственно на покупку продуктов для до машнего питания свидетельствует, что их доля в общих потребительских расходах представителей 7–10-го доходных децилей ощутимо сокращалась ежегодно с 2000 по 2005 гг., тогда как для более бедных групп данный вывод не столь однозначен (табл. 7.5). Согласно данным ОБДХ, относительные расходы на покупку продовольствия в двух верхних децильных группах за 5 лет сократились почти на четверть, составив в 2005 г. около 30% общих потребительских расходов. Для трети же наименее обеспеченного населе ния (1–3-й децили) доля этих расходов снизилась только на 11–13%, по прежнему составляя свыше половины общих потребительских расходов, что свидетельствует о низком стандарте уровня жизни. Это означает, что самые высокодоходные группы улучшили свое экономическое положение быстрее и больше выиграли от экономического роста.

Глава Таблица 7. Динамика доли расходов на покупку продуктов для домашнего питания по децильным группам, % от потребительских расходов данной группы (ОБДХ) Децильная 2000 2001 2002 2003 2004 группа 1 62,8 61,3 59,0 56,8 55,6 53, 2 61,3 59,6 56,9 54,1 53,4 51, 3 59,7 58,4 55,3 52,7 51,1 48, 4 57,7 57,0 53,9 50,7 49,0 45, 5 55,9 55,5 51,5 48,2 47,0 42, 6 53,1 51,3 48,5 43,3 43,3 39, 7 48,8 47,7 43,7 39,5 38,1 34, 8 46,1 44,2 40,3 35,7 33,5 32, 9 44,9 42,0 37,4 32,6 30,7 28, 10 36,3 34,4 29,2 25,7 23,6 21, Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

Обратимся к анализу потребления продуктов питания в разрезе по груп пам населения, различающихся своим социальным статусом. Поскольку прожиточный минимум, устанавливаемый государством и закладывающий определенные стандарты потребления, дифференцируется для трех различ ных групп — пенсионеров, трудоспособного населения и детей, мы сочли целесообразным использовать именно этот принцип для классификации домохозяйств. Публикуемые данные Росстата не позволяют провести такой анализ191, поэтому мы использовали данные РМЭЗ (Вставка 7.2).

Вставка 7. Были выделены 9 типов домохозяйств, различающихся наличи ем/отсутствием пенсионеров и детей.

Домохозяйства трудоспособных с детьми:

1. Домохозяйства трудоспособных с одним ребенком.

2. Домохозяйства трудоспособных с двумя детьми.

3. Домохозяйства трудоспособных с тремя и более детьми.

Домохозяйства трудоспособных с детьми и пенсионерами:

4. Домохозяйства трудоспособных с пенсионерами и одним ребенком.

Данные ОБДХ представляют структуру потребления домохозяйств, различающихся количест вом человек и числом детей.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР 5. Домохозяйства трудоспособных с пенсионерами и двумя детьми.

6. Домохозяйства трудоспособных с пенсионерами и тремя и более детьми.

Домохозяйства без детей:

7. Домохозяйства пенсионеров (без детей и трудоспособных).

8. Домохозяйства трудоспособных (без детей и пенсионеров).

9. Смешанные домохозяйства без детей (т.е. состоящие из трудоспо собных и пенсионеров).

Пенсионеров определяли по возрасту (55/60 лет), а не по факти ческому статусу. Дети — до 18 лет.

Предварительный анализ структуры потребительских расходов показал, что различия между 1-м, 2-м, 3-м, с одной стороны, и 4-м, 5-м, 6-м типами домохозяйств, с другой, не слишком существен ны — во всяком случае, эти различия гораздо меньше, чем между другими типами семей. Поэтому мы сочли возможным укрупнить классификацию, в результате чего образовались 4 типа домохо зяйств, специфику потребления которых и будем дальше рассматри вать. Распределение всех семей по четырем основным типам пред ставлено в таблице 7.6.

Таблица 7. Типология домохозяйств, % Типы домохозяйств 2000 2001 2002 2003 Домохозяйства с детьми 44,3 41,8 42,1 41,0 39, Домохозяйства 26,1 26,2 25,8 25,9 25, пенсионеров (без детей) Домохозяйства трудос 19,1 20,8 20,6 21,2 22, пособных (без детей) Смешанные 10,5 11,1 11,5 11,9 12, домохозяйства без детей Все домохозяйства 100,0 100,0 100,0 100,0 100, Источник: рассчитано по данным РМЭЗ.

Больше всех в относительном выражении тратят денежных средств на покупку продовольствия пенсионеры — свыше половины их общих потре бительских расходов уходит на питание (рис. 7.4). Однако за 5 лет эконо мического роста относительные расходы этой группы домохозяйств сни зились на 15%. Вместе с тем расходы домохозяйств с детьми уменьшились лишь на 8,8% — это минимальные темпы снижения затрат на питание сре ди всех групп. Более всех выиграли от экономического роста семьи трудос пособных без детей — доля их расходов на питание сократилась на 22%, составив в 2004 г. 33% общих потребительских расходов. Одновременно эта Глава группа населения тратит больше, чем другие, на питание вне дома, причем с 2000 г. по 2004 г. эта доля расходов увеличилась в 1,5 раза (с 6,5% до 9,8%).

Таким образом, плюсы от экономического роста более всех ощутили те домохозяйства, где нет социально уязвимых групп населения — в первую очередь, детей и пенсионеров.

Рисунок 7. Динамика доли расходов на покупку продуктов питания по различным социальным группам, % от потребительских расходов данной группы Все домохозяйства д ва с детьми д ва трудоспособных без детей д ва пенсионеров смешанные д ва без детей 2000 2001 2002 2003 Источник: рассчитано по базе данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения (РМЭЗ).

Для развития экономики страны, одним из важнейших источ ников которого является внутренний спрос, актуален вопрос: на какие товары при выборе между отечественными и импортными устремлены взоры и действия потребителей? Согласно опросным данным192, принимая во внимание цену и качество товаров, при покупке продуктов питания подавляющее большинство россиян в настоящее время отдают предпочтение отечественным товарам и только 4–5% — импортным. В 1996 г. это соотношение выглядело как 78,4% и 12,3% (табл. 7.7). Иными словами, за 9 лет доля люби телей импорта сократилась в 3 раза.

Какие факторы способствуют этому? Во-первых, сокращение объемов импорта продовольствия. Если в 1998 г. доля импорта в розничном обо Здесь и далее (если не оговорено иное) под опросными данными подразумевается база дан ных, сформированная и постоянно пополняемая в ходе реализации мониторингового проекта «Индекс потребительских настроений», выполняемого в рамках НИСП, Фонда ИПН и Анали тического центра Ю. Левады.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР роте продовольствия составляла 26,9%, в 1999 г. — 19,1%, в 2000 г. — уже 14,6%193, что меньше уровня 1996 г. Во-вторых, реальное повышение кон курентноспособности продукции пищевой промышленности.

Но кто же все-таки составляет то меньшинство, делающее выбор в пользу импортных продовольственных товаров? Среди них 74% — моло дежь в возрасте до 30 лет;

73,7% — проживающие в больших и малых горо дах;

57,4% — холостых (незамужних) и, наконец, больше 50% — мужчины.

Таблица 7. Предпочтения населения в покупке продовольствия, % Сентябрь 1994 Сентябрь 1996 Март 2001 Март Отечественные 71,0 78,4 91,3 89, товары Импортные 15,0 12,3 4,0 3, товары Затруднились с 14,0 9,3 4,7 6, ответом Источник: данные Левада-Центра.

В заключение несколько слов о расходах на покупку алкогольных на питков. В целом, доля этих расходов за 2000–2005 гг. в общих потребитель ских расходах снизилась (с 2,5% до 1,9%). При этом представители пер вых пяти децильных групп стали тратить на алкоголь даже чуть больше (во всяком случае, не меньше) от своих расходов, а расходы 6–10-го децилей сократились на 12–20%. Хотя по-прежнему наименее обеспеченные тра тят меньше всех, а самые обеспеченные — больше всех. Но подчеркнем, что снижение относительных расходов на покупку алкогольных напитков не находится в прямой зависимости с реальным потреблением алкоголя.

Напротив, за тот же самый период, увеличились и продажи алкоголя на душу населения, и его потребление194. И эти процессы представляют собой реальную демографическую угрозу для страны, требующую проведения последовательной осознанной государственной политики.

7.2.2. Потребление непродовольственных товаров Как уже говорилось, расходы населения на покупку непродовольствен ных товаров за 6 лет экономического подъема возросли. По отношению к 1999 г., согласно данным ОБДХ, среднедушевые расходы сельского насе Оценка Центра развития (по данным таможенной статистики и Росстата).

См.: Халтурина Д.А., Коротаев А.В. Алкоголизация и наркотизация как важнейшие факторы демографического кризиса в России. http://www.demoscope.ru/weekly/2005/0227/analit03.php.

Глава ления на непродовольственные товары возросли на 201%, а городских жи телей — на 238%, при этом годовые темпы роста были примерно одинако вы. Что касается доли этих расходов в общей структуре расходов, то здесь наблюдается тенденция к сближению этих показателей для города и села, хотя по-прежнему в абсолютном выражении горожане расходуют гораздо больше средств, чем жители села.

Похожая ситуация наблюдается и по домохозяйствам с разным уров нем доходной обеспеченности. Для всех децильных групп характерна тен денция устойчивого роста доли расходов на покупку непродовольственных товаров (табл. 7.8), что свидетельствует о позитивных изменениях в потре бительском поведении, вызванных политикой роста доходов, причем что немаловажно, данный вывод относится ко всем децильным группам.

Вместе с тем темпы роста этих относительных расходов у представи телей разных доходных групп неодинаковы. За 6 лет доля расходов на не продовольственные покупки у первых шести децилей возросла на 10–15%, а у верхних четырех децилей — на 18–25%. И если наиболее обеспеченные слои населения (10-я децильная группа) до половины своих расходов тра тят на непродовольственные товары, то менее обеспеченные (1–4 дециль ные группы) — вдвое меньше, лишь 20–25%.

Таблица 7. Динамика доли расходов на непродовольственные товары по децильным группам, % от потребительских расходов данной группы (ОБДХ, Росстат) Децильная 1999 2000 2001 2002 2003 группа 1 17,8 19,5 19,7 20,0 19,9 19, 2 19,3 21,6 21,6 22,0 22,5 21, 3 20,1 23,1 22,9 23,6 23,8 23, 4 21,6 25,1 24,3 25,1 25,9 25, 5 24,0 26,6 25,8 27,3 28,1 27, 6 27,3 29,8 29,2 29,6 33,4 30, 7 29,8 34,2 32,4 33,8 35,0 35, 8 32,3 35,1 36,3 37,1 39,5 38, 9 31,4 37,1 37,4 39,0 41,4 40, 10 39,7 44,5 45,2 48,8 48,2 50, Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

Закономерно, что и дифференциация общества по потреблению не продовольственных товаров является наибольшей — она выше показа РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР телей неравенства и по потреблению продуктов питания, и по денежным доходам, и сравнима лишь с потреблением платных услуг (рис. 7.5). Вместе с тем в последние годы, согласно данным РМЭЗ, наметилась тенденция к некоторому сокращению расслоения населения по потреблению непро довольственных товаров.

Рисунок 7. Динамика индексов неравенства по статьям расходов и денежным доходам 0, 0, 0,656 Коэффициент Джини по расходам на питание 0, 0, 0,608 Коэффициент Джини 0, 0,590 по расходам на непродовольственные 0, товары Коэффициент Джини 0,5 по расходам на услуги Коэффициент Джини 0, по денежным доходам 0, 2000 2001 2002 2003 Источник: рассчитано по базе данных РМЭЗ.

С 2000 по 2004 г. в наибольшей степени — почти в 1,5 раза — выросли относительные расходы семей пенсионеров и трудоспособных без детей, хотя по-прежнему первые тратят на непродовольственные покупки мень ше всех (лишь четверть своих расходов), а вторые — больше всех. Непродо вольственные расходы домохозяйств с детьми в относительном выражении за 5 лет практически не изменились, составляя чуть более трети всех пот ребительских расходов. Таким образом, как и с продуктами питания, так и по потреблению непродовольственных товаров, за период экономического роста в большей степени и быстрее улучшилось качество жизни наименее уязвимых групп населения.

За 6 лет в наибольшей степени — в 1,9 раза — увеличились расходы на покупку товаров длительного пользования (предметов домашнего обихода, бытовой техники, транспорта), что явно свидетельствует о происходившем «потребительском буме», который в свою очередь стимулирован ростом личных доходов и активным развитием потребительского кредитования.

Вместе с тем на решения о покупке товаров длительного пользования (ТДП) влияют не только объективные факторы (доходы, цены, ставки про цента по кредиту), но и субъективные (мнения, ожидания, настроения), которые, по определению Дж. Катоны, являются опосредующими в том Глава смысле, что всякое воздействие объективных экономических факторов на потребление и сбережение идет только через них. Именно от этих субъек тивных факторов зависит, воплотится или нет объективная покупательная способность человека в реальные покупки.


Важность субъективных факторов при покупке ТДП объясняется еще и тем, что:

1) такая покупка не является неотложным, автоматически выполняе мым действием (а значит движение расходов населения на покупку ТДП может быть неравномерным);

2) покупка ТДП может осуществляться за счет сбережений или в кредит (т.е. за счет прошлых или будущих доходов), а значит она прямолинейно не зависит от величины текущего дохода;

3) сроки службы ТДП определяются не только физическим, но их мо ральным износом, при этом определенную роль играют и соображения престижа.

Все вышесказанное объясняет то особое внимание, которое мы уделя ем анализу мнений, настроений и поведения населения на рынке товаров длительного пользования. Помимо этих «общих» причин, в России все, что связано с потреблением именно товаров длительного пользования и ситуацией на соответствующих потребительских рынках, представляет особый интерес, поскольку именно в этой сфере наиболее значительны изменения, произошедшие в целом за последние годы.

Склонность населения к осуществлению крупных покупок в целом увеличивалась на протяжении 2001–2005 гг. При этом можно выделить не сколько временных периодов, отмеченных особенно интенсивным ростом покупательской активности: вторая половина 1999 г., III квартал 2001 г., вторая половина 2003 г., вторая половина 2005 г. Об этом свидетельствует динамика доли товаров длительного пользования в потребительских рас ходах (по данным ОБДХ) и оценок благоприятности населением условий для покупок таких товаров (так называемого индекса крупных покупок195, рис. 7.6).

Каковы причины позитивных или негативных оценок населением ус ловий для совершения крупных покупок? Индекс крупных покупок измеряется в рамках программы ИПН и рассчитывается на основе ответов респондентов на вопрос: «Если говорить о крупных покупках для дома (таких как ме бель, холодильник, телевизор, бытовая электроника), то как Вы считаете, сейчас в целом хоро шее или плохое время для того, чтобы делать такие покупки?» Из доли положительных ответов вычитается доля отрицательных и к этой разности прибавляется 100, чтобы исключить появле ние негативных величин. Соответственно, значения индекса могут варьироваться в диапазоне от 0 до 200. Индекс равен 200, когда все респонденты оценивают ситуацию на потребительском рынке как благоприятную, индекс равен 100, если доля положительных и отрицательных оценок одинакова. Значения индекса ниже 100 означают преобладание негативных оценок в обществе.

Ответы респондентов о причинах своих позитивных/негативных оценок ситуации на пот ребительском рынке были сгруппированы нами в укрупненные категории («доходы», «цены», «выбор и качество товаров», «кредит» и т.д.).

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР Рисунок 7. Динамика расходов на товары длительного пользования и оценок благоприятности условий для крупных покупок 120 110 100 90 80 70 60 50 40 30 дек. 93 дек. 95 дек. 97 дек. 99 дек. 01 дек. 03 дек. индекс крупных покупок (левая шкала) доля расходов на ТДП во всех расходах, % (правая шкала) Источник: рассчитано по данным Росстата (Социальное положение и уровень жизни населе ния России. 2006. — М.: Росстат, 2006) и базе данных «Индекс потребительских настроений»

(опросные данные — Левада-Центр).

Оптимизм в оценке ситуации на потребительском рынке в первую очередь определяется возможностью широкого потребительского выбора.

Эта возможность является сравнительно новой (после длительной эпо хи дефицита) для отечественных покупателей, чем объясняется высокий удельный вес этого фактора в структуре формирования положительных мне ний. Однако к хорошему люди привыкают быстро, и, как видно из графика (рис. 7.7), значимость данного фактора постепенно снижалась (за 5 лет бо лее чем на 20 процентных пунктов), уступая место другим. Иными словами, платежеспособный потребитель теперь более разносторонне оценивает си туацию на потребительском рынке, учитывая такие факторы, как возмож ность и привлекательность покупок в кредит, изменения ставки процента за кредит и т.д. Если в 2000–2001 гг. эти факторы практически не упомина лись респондентами, то к 2004 г. каждый пятый ответивший указывал на возможность получения потребительского кредита, а каждый десятый — на выгодность покупки в кредит из-за низкой процентной ставки.

Что касается факторов формирования отрицательных оценок, то здесь обращает на себя внимание следующее. На фактор низких доходов при ходится свыше 70% ответов респондентов, т.е. основной причиной отри цательных оценок является отсутствие платежеспособного спроса. С этим же фактором связана и устойчивая доля ответивших (около 9%), указыва Глава ющих на невыгодность покупок в кредит из-за высокой ставки процента, хотя сама возможность получения кредита ими признается. Около 5% от ветивших респондентов указывают на выбор товаров как на причину сво ей отрицательной оценки ситуации на рынке ТДП — очевидно, в данном случае потребители обращают внимание на плохой выбор или отсутствие дешевых товаров.

Рисунок 7. Изменения в структуре факторов формирования положительных мнений о целесообразности крупных покупок (% от числа ответивших респондентов) 100% 80% Ставка процента за потребительский кредит Кредит 60% Цены Доходы 40% Выбор и качество товаров 20% 0% 2000 2001 2002 2003 2004 Источник: рассчитано по базе данных «Индекс потребительских настроений» (опросные дан ные Левада-Центр).

Одним из основных факторов роста потребительского оптимизма после кризиса 1998 г., помимо роста реальных доходов населения, стало увеличение потребительского кредитования, возможности получения которого сущест венно расширились, особенно начиная с 2003 г. Развитие потребительского кредитования создает новую социальную реальность в России, поскольку значительная часть населения до сих пор попросту не могла себе позволить товары, которые теперь может приобрести по кредитной схеме. До 2001 г.

покупательная активность на рынке товаров длительного пользования была характерна только для 18–20% российского населения. Однако в 2002 г. доля покупателей выросла в 1,5 раза (32%), а в 2005 г. достигла уже 44%.

В списке приоритетных потребительских расходов в 2002–2005 гг. фи гурируют такие товары, как СВЧ-печи, стиральные машины-автомат и т.д., т.е. те товары, которые более обеспеченные слои населения уже приобрели или обновили в предшествующие годы, а менее обеспеченные, благодаря ставшему доступным потребительскому кредиту, делают это в последние РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР годы. Получая доступ к кредитам, большая часть населения может быс трее повысить качество жизни. Тем более что в последнее время рынок кредитования становится все более и более благожелателен к заемщику:

снижаются ставки процента, упрощаются схемы выдачи и т.д. Получить кредит на покупку широкой номенклатуры товаров — от бытовой техни ки до автомобиля — достаточно легко. Плюсы очевидны: увеличивается платежеспособный спрос, люди повышают качество жизни, финансовые институты, внимание которых к потребительскому сектору обусловлено как падением доходности альтернативных финансовых инструментов, так и ростом доходов населения, получают привлекательный инструмент для привлечения инвестиций.

В 2004–2005 гг. был принят ряд законов, целью которых является обес печение возможностей по упорядочиванию и дальнейшему развитию дан ного рынка. Первое изменение касается внесения поправок в Налоговый кодекс, вступивших в силу с начала 2005 г. Согласно внесенным поправкам физические лица освобождаются от уплаты подоходного налога с опера ций, связанных с кредитными картами в беспроцентный период. До конца 2004 г. согласно законодательству заимствование у банка денежных средств без уплаты банку процентов в размере меньшем, чем 9% для случая креди тования в иностранной валюте или трех четвертых ставки рефинансирова ния ЦБ, приводило к возникновению материальной выгоды у клиента, с которой он должен был уплатить подоходный налог. Данное ограничение распространялось и на электронные расчетные средства. Введенные с на чала 2005 г. поправки позволили банкам предоставлять льготный беспро центный период в случае использования кредита, через кредитную карту, т.е. банки смогли начать выпуск «полноценных» кредитных карт.

Другим важным изменением стало принятие закона о кредитных исто риях (№ 218-ФЗ, декабрь 2004 г.). Принятие этого закона завершило более чем пятилетнюю историю попыток по созданию кредитных бюро в России.

Закон о кредитных историях был принят в декабре 2004 г., однако в полную силу он должен был вступить с 01.09.2005. За более чем полугодовой «инку бационный» период предполагалось создать инфраструктуру для хранения кредитных историй заемщиков, а банки должны были определиться с вы бором организации, которая будет осуществлять хранение кредитных ис торий их заемщиков. Кредитные бюро смогут предоставлять разного рода отчеты о кредитных операциях в зависимости от наличия информации о потенциальном заемщике, вида предоставляемого кредита и от степени детализации, необходимой кредитору. Предоставление отчетов кредитным организациям должно повысить уровень надежности потенциальных заем щиков и, как следствие, повысить безопасность предоставляемых креди тов. В целом, появление кредитных бюро должно оказать положительное влияние на развитие рынка кредитования, т.к. нацелено на существенное снижение издержек на оценку потенциального заемщика, а следовательно, на снижение стоимости предоставляемых кредитов.

Глава Согласно опросным данным, число людей, покупавших что-либо в кре дит, за 2 года возросло почти в 2 раза, составив в сентябре 2005 г. 33,2% оп рошенных (рис. 7.8). При этом 3/4 из них приобретали/оплачивали в кредит аудио-, видео-, бытовую технику и т.п., 16% — предметы мебели, 10% — ав томобиль (рост за год более чем в 1,5 раза), а недвижимость — только 5% (1,3% в целом по выборке).


Рисунок 7. Распределение ответов на вопрос: «Приходилось ли Вам за последние 2 года покупать что-либо в кредит/ брать кредит для приобретения чего-либо?»

(в % от числа покупавших в кредит) 120 Другое 11 100 6 4 Недвижимость (квартиру, дачу) 16 80 Автомобиль 60 Мебель 40 76 Бытовую технику, видеотехнику, компьютер 20 75 ничего не покупали/ не оплачивали в кредит (правая шкала) 0 ноя.03 сен.04 сен. Источник: данные обследования «Индекс потребительских настроений».

Треть лиц, получивших/оплачивавших что-либо в кредит, по уровню доходов относится к малообеспеченным слоям населения (респонденты 1–4-го децилей). Кроме того, было бы ошибочно утверждать, что потреби тельское кредитование развивается лишь в столице. До 20% респондентов, указавших на наличие платежей по кредиту, проживает на селе, а поряд ка 40% — в малых городах. Различие проходит прежде всего в денежных суммах получаемых кредитов (на селе и в малых городах они более мел кие), а также в темпах развития процесса потребительского кредитования и в доступности кредита, что связано с ограниченностью учреждений и ма газинов, предлагающих эту услугу.

Говоря о росте потребления непродовольственных товаров, нельзя обойти вопрос о потребительских предпочтениях при выборе между оте чественными и импортными товарами. Актуальность этого вопроса вы звана и необходимостью понимания путей дальнейшего экономического развития страны (прежде всего промышленности и торговли), и непрекра щающимися дискуссиями о вступлении России в ВТО.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР Относительно товаров длительного пользования предпочтения людей остаются практически стабильными на протяжении последних 9 лет. Более половины людей, как в 1996 г., так и в 2005 г. (соответственно 56 и 55%), при покупке предметов домашнего обихода доверяют импорту. Основная причина такой ситуации заключается в ограниченности предложения оте чественных товаров, которые могут составить действительную конкурен цию европейским и азиатским производителям техники для дома.

В разрезе социально-демографических групп предпочтения распреде ляются следующим образом: подавляющее большинство «богатых» (рес пондентов верхних доходных децилей), а также молодежи и людей сред него возраста купили бы то, что, как уверяет реклама, «сделано с умом».

Уверенное предпочтение отечественным товарам длительного пользова ния отдает только старшее поколение, недоверчивее других относящееся к новинкам рынка. Продукция отечественных производителей предметов домашнего обихода существенно проигрывает импорту в крупных городах, но пользуется чуть большим спросом на периферии.

Что касается предметов одежды и обуви, сразу заметим, что и здесь си туация не слишком благоприятна для отечественного производителя, хотя некоторые позитивные сдвиги имеются. Если в 1996 г. российским товарам отдавали предпочтение 31% потребителей, то в 2005 г. — 38%. Безуслов но, немаловажная роль здесь принадлежит процессу модернизации оте чественной легкой промышленности, в результате которого выпускаются произведенные в соответствии с последними технологиями и на новейшем оборудовании конкурентноспособные изделия. Тем не менее большинс тво людей (в 2005 г. таковых было 49%) остаются приверженцами импорта, когда на повестку дня встает вопрос о покупке одежды и обуви.

Безусловным сторонником импорта выступает молодежь, тогда как по давляющее большинство людей старшего поколения (65%) отдают пред почтение привычным для них российским вещам и только 20% — импорт ным. Отметим, что уровень дохода имеет не столь определяющее значение, как возраст. Если факт преобладания заграничных предметов одежды и обуви в структуре потребительских предпочтений высокообеспеченного населения (респондентов 9–10-го децилей) можно отнести к числу ожи даемых, то факт того, что 47% малоимущих слоев197 «двумя руками за им порт», нельзя назвать заурядным. Очевидно, что различия в данном случае пролегают в мотивации выбора (напомним, в вопросе предлагалось иметь в виду и цену, и качество товара): те, кто побогаче, покупают вещи в фир менных магазинах, а те, у кого денежные средства ограничены, довольс твуются недорогим китайско-корейско-турецким «ширпотребом».

Таким образом, устойчивость потребителей к импорту свидетельствует об одном: никакие запретительные меры, предпринимаемые государством Тех, кто относится к двум нижним доходным децилям.

Глава (повышение таможенных пошлин, ограничения ввоза и т.д.) не являются и не будут являться эффективными. Стимулирование отечественной про мышленности должно происходить за счет поощрения развития новых технологий, развития малого и среднего бизнеса, льготного налогообло жения и т.д. — только таким образом можно рассчитывать на появление действительно конкурентноспособной отечественной продукции198.

7.2.3. Потребление услуг Значительные изменения за годы экономического роста произошли в сфе ре потребления услуг. Главная тенденция заключается в монетизации этой сферы, выражающейся не только в замене с 2005 г. натуральных льгот на услуги ЖКХ и пассажирского транспорта денежными компенсациями, но и в самом росте уровня оплаты услуг населением в целом. За годы эконо мического роста в сфере оплаты услуг постепенно становится актуальной формула: «меньше государства (в виде субсидирования), все больше час тных средств со стороны населения». Если в 1999 г. доля услуг в потреби тельских расходах населения составляла 13%, то в 2005 г. — 23,5%, т.е. за 6 лет расходы на услуги в относительном выражении возросли в 1,8 раза.

При этом для самых обеспеченных слоев населения (респондентов 10-го дециля) эти расходы выросли примерно на треть, составив в 2004 г. 18,7% от всех потребительских расходов, для средне- и малообеспеченных (в дан ном случае эти группы скорее схожи, чем различны) — более чем в 1,5 раза, составляя 22–23% потребительских расходов.

Наибольшими темпами росли затраты на оплату услуг ЖКХ — с 4,5% от всех потребительских расходов населения в 1999 г. до 8,3% в 2005 г.

(рис. 7.9). На втором месте — затраты на оплату услуг транспорта и связи.

Отметим также, что отдельные виды расходов, в частности на образова тельные и медицинские услуги, достаточно слабо учтены в ОБДХ, что свя зано с отсутствием репрезентативных данных о расходах на образование и здравоохранение в связи с широкой распространенностью неформаль ных платежей. Именно этим объясняются сравнительно малые, согласно официальным данным, затраты на эти услуги, хотя в действительности на селением на них тратится гораздо больше денежных средств199.

Обратимся прежде всего к более детальному анализу расходов на услу ги ЖКХ — во-первых, потому, что большей частью населения эти затраты рассматриваются как обязательные платежи (а с введением Жилищного кодекса санкции за неуплату становятся жестче), а, во-вторых, потому, что из всего спектра услуг именно в этой сфере государство раньше всего Может быть, здесь имеет смысл сконцентрировать усилия в каких-то определенных сферах, а не стремиться охватить сразу весь спектр товаров.

Подробнее см. об этом в главах 2 и 3.

РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР Рисунок 7. Динамика доли расходов на отдельные виды услуг, % от потребительских расходов (ОБДХ, Росстат) ЖКУ услуги в сфере образования и медицины услуги транспорта и связи услуги учреждений культуры и отдыха 1999 2000 2001 2002 2003 2004 Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

начало реформу, которая, по мнению властей, должна привести к созда нию конкурентной среды в секторе услуг ЖКХ, к отказу государства от субсидирования в этой сфере, к постепенному переходу на полную оплату услуг ЖКХ населением. Это — приоритеты государства, и они, собственно, не скрываются.

Федеральные стандарты оплаты жилья и коммунальных услуг поя вились в 1997 г., когда Правительство приступило к реализации комму нальной реформы. Тогда Госстрой выпустил свое первое постановление с «ориентирами» для регионов, исходя из которых рассчитывали потреб ности помощи каждой территории из федерального бюджета. Но получить эту помощь регион мог при условии выполнения своей доли обязательств перед коммунальной отраслью. В следующем, 1998 г., этот документ при обрел статус правительственного. На деле, несмотря на то, что федераль ные стандарты из года в год в росли, коммунальная отрасль продолжала стареть. Самое простое в этой ситуации — поднять тарифы. И в ряде ре гионов так и сделали. Практика показала, что если нормы оплаты не пре вышают 70–80% (а остальное доплачивает бюджет), то население платит вполне исправно. Но как только уровень оплаты поднимается до 100%, то уровень собираемости падает. По данным опросов, только 7% населения в 2005 г. отвечало положительно на вопрос «Может ли Ваша семья оплачи вать 100% стоимости жилья и коммунальных услуг?» Для 20% российских домохозяйств это возможно, но создаст некоторые проблемы. Вместе с тем Глава для 60% семей такая ситуация либо абсолютно невозможна, либо приведет к созданию очень больших материальных проблем. К концу же в 2005 г., по оперативным данным Росстроя, доля оплаты ЖКУ населением в сред нем по регионам России составила 94%, собираемость — 90,9%. При этом в 37 регионах уровень оплаты населением составил 100% от себестоимости услуг, в 34 регионах — 90%, и только в 17 он не превышает 65–80% (в Мос кве, к примеру, он составил 72% к концу 2005 г.).

Картина становится еще более объемной, если на нее посмотреть сквозь призму уровня доходов семей. Расходы на оплату ЖКУ с 2000 по 2004 г. в потребительских расходах всех децильных групп выросли пример но в 1,5–2 раза (табл. 7.9).

Таблица 7. Динамика доли расходов на оплату ЖКУ по децильным группам, % от потребительских расходов данной группы (ОБДХ, Росстат) Децильная группа 2000 2001 2002 2003 1 9,4 10,1 11,8 13,4 14, 2 8,1 8,8 10,6 12,3 13, 3 7,4 7,9 9,9 11,5 12, 4 6,8 7,3 9,1 10,5 11, 5 5,9 6,7 8,1 9,4 10, 6 5,3 6,0 7,1 8,2 9, 7 4,5 5,2 6,2 7,0 7, 8 4,1 4,5 5,4 6,4 6, 9 3,8 4,2 5,2 5,9 6, 10 3,0 3,4 3,9 4,6 4, Источник: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2006. — М.: Росстат, 2006.

Но, по-прежнему, на плечи менее обеспеченного населения ложит ся основное бремя расходов. В то время как расходы на услуги каждой децильной группы составляют примерно 20% всех расходов, для бедных (респондентов двух нижних децилей) практически две трети от этой суммы (60–66%) уходит на оплату ЖКУ, а богатые (респонденты верхних двух де цилей) платят меньше одной трети (25–27% от расходов на услуги). Важно отметить, что и не самые бедные (так называемые низшие средние слои — респонденты 4–6-го децилей, чья обеспеченность благоустроенным жиль ем выше, чем у самых бедных групп) до половины всех расходов на услуги тратят на оплату ЖКУ. Таким образом, весьма значительную нагрузку по оплате ЖКУ несет население со скромными доходами. Это означает, что РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР кроме неизбежно оплачиваемых ЖКУ малообеспеченное население не имеет возможности широко пользоваться другими услугами.

Неудивительно, что в этой ситуации массовое восприятие населением проводящейся реформы ЖКХ за четыре наблюдаемых года нисколько не меняется к лучшему. В 2005 г., как и в 2001 г. в проведении этой реформы заинтересованы лишь одна 1/5 всех россиян — это те лица, которые ждали и ждут от нее для себя и своей семьи «только хорошего», либо «больше хо рошего, чем плохого». И почти половина всех россиян заинтересована в ее непроведении: 29% ждали и ждут от нее «больше плохого, чем хорошего», а 17–18% — «только плохого». В целом, если говорить о масштабе ожида ний, то реформа ЖКХ волновала и волнует, по меньшей мере, 2/3 россий ских семей. Но положение всех тех, кого она непосредственно затрагивает, чаще всего меняется к худшему. О неготовности населения к этой реформе, ее стойкой дурной репутации в обществе свидетельствует общий баланс ожиданий: доля негативных ожиданий превышает долю позитивных более чем вдвое. Наибольшие опасения в связи с реформой ЖКХ выражают бед ные слои населения, которым не хватает денег даже на продукты питания.

Из их числа ожидают для себя от этой реформы только или по преиму ществу плохого 59%, а хорошего — всего 9%. С ростом потребительского статуса баланс ожиданий постепенно смещается в пользу реформы. Но и относительно обеспеченные слои населения, кому хватает денег на товары длительного пользования, больше ждут от нее плохого, чем хорошего: 38% против 29% соответственно (рис. 7.10).

Рисунок 7. Распределение ответов на вопрос: «Что Вы ожидаете для себя и своей семьи от проводящейся сейчас в России реформы ЖКХ? (2004 г.)»

40 30 “только хорошего”, “больше 29 хорошего, чем плохого” 20 “только плохого”, “больше плохого, чем хорошего” не хватает не хватает не хватает хватает на продукты на одежду на ТДП на ТДП потребительский статус Источник: опрос Левада-Центра, 2004.

Глава В первую очередь это вызвано различиями в понимании приоритетов этой реформы государством, с одной стороны, и населением, с другой.

О приоритетах государства уже было сказано. В представлениях же людей первый приоритет реформы, которая, по их мнению, необходима и долж на проводиться в сфере ЖКХ, заключается в том, что расходы на услуги, предоставляемые этой отраслью должны, по крайней мере, не расти, а второй приоритет — должно повышаться их качество. Как видно, наблю дается определенный диссонанс и вследствие этого напряженность в об ществе, когда речь заходит о реформе ЖКХ. Ясно, что в этой сфере рефор мы нужны, но, по мнению абсолютного большинства россиян, только те, которые пойдут «мне на благо». А так как практика такова, что реформы, которые проводятся, идут «мне не на благо», а во вред или не улучшают личное материальное положение (достаточно вспомнить сценарий прове дения реформы льгот), то абстрактное желание перемен к лучшему так и остается абстрактным. Более того, к любым планам правительства люди склонны относиться скорее с опаской, со страхом, недоверием. Причем, как выясняется из опросов, это относится не только к реформам как та ковым, но и к новым, непривычным для россиян формам деятельности правительства, таким, например, как заявленные национальные проекты.

Во-первых, только 13% населения, согласно опросным данным, хорошо осведомлены об этих проектах. Остальные либо что-то о них слышали, либо вообще ничего не слышали. 60% россиян уверены, что эти проекты не окажут существенного влияния на жизнь их семьи. Казалось бы, нац проекты — это попытка государства вкладывать деньги в жизненно важные для большинства людей сферы, модернизировать оборудование, устанав ливать систему мотиваций и т.д. Но люди ищут какие-то скрытые причины такой «благотворительности» со стороны государства. Почему? Потому что весьма силен стереотип недоверия: даже если власти планируют хорошие цели, то реализация их практике может быть очень плохой (и примеров тому хватает даже в последние годы), и зачастую получается все с точнос тью до наоборот. Здесь проявляется не только стереотип недоверия, но и элемент здорового реализма по отношению к нашей, весьма неэффек тивной государственной системе. Так, например, 75% населения, согласно опросам, считают, что деньги, направленные на «национальные проекты»

будут потрачены малоэффективно/неэффективно или попросту разворо ваны, и только 13% людей уверены, что они будут использованы по на значению. В целом, государству еще предстоит доказать, что оно способно проводить те реформы, которые действительно нужны людям и обществу в целом.

Обратимся к расходам домохозяйств на другие важные виды услуг.

На услуги в системе образования в среднем за 5 лет семьи стали тратить на треть больше. Согласно официальным данным, более ощутимо выросли относительные расходы на образование средне- и чуть более обеспеченных слоев населения (4–9-го децильных групп). Как уже говорилось, расходы домохозяйств на образование в целом продолжают сохраняться на доста точно низком уровне, хотя эти данные требуют уточнения, поскольку дру РОССИЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ: ПОТРЕБИТЕЛЬ, ЗАЕМЩИК, КРЕДИТОР гие обследования (РМЭЗ, НОБУС) фиксируют более высокие издержки на образование.

Что касается доли затрат на медицинские услуги в потребительских расходах, то показатели как в целом для населения, так и для отдельных групп довольно низкие. Если же говорить об объеме ресурсов, затрачи ваемых на услуги в системе здравоохранения, и их распределении между группами, то первые 4 дециля участвуют слабо, их суммарная доля не пре восходит 10% всего объема и от года к году меняется несущественно. Рас ходы среднеобеспеченных и богатых домохозяйств на медицинские услуги более существенны и меняются «скачками»: то резко вырастут, то вернутся обратно. Видимо, это связано с вынужденными крупными одноразовыми тратами, которые имеют место как среди менее, так и среди более обес печенных домохозяйств. Данный вид расходов, как и расходы на образо вание, не находят должного отражения в ОБДХ. Исследования нашего ин ститута по данным вопросам свидетельствуют о том, что население сегодня практически платит вторую заработную плату медицинским работникам, но большинство таких платежей являются неофициальными.

7.2.4. Накопленные сбережения и банковские кредиты Относительно свободными денежными средствами, по данным опросов, в настоящее время располагает небольшая — примерно 1/5 — часть рос сийских семей. Во второй половине 1991 г., незадолго до либерализации цен, около 70% семей имели денежные сбережения. За первый год введе ния свободных цен доля таких семей сократилась более чем вдвое и к концу 1992 г. на вопрос «Есть ли сейчас в Вашей семье сбережения, накопления?»

положительно отвечало около четверти опрошенных (рис. 7.11). В 1993 г.

доля таких ответов еще уменьшилась. Все последующие годы изменения в этом показателе в целом были менее значительными. Точкой минимума явился сентябрь 1999 г., когда доля сберегателей упала практически до 10% (последствия финансового кризиса предыдущего года), но уже к концу 2000 г. этот показатель достиг докризисного уровня и остается практически неизменным на протяжении последних 5 лет200.

Здесь необходимо сделать важное замечание. Вопрос о наличии в семье сбережений представ ляет значительные методические трудности, связанные с неоднозначностью самого понятия «личные сбережения» как в исследовательских кругах, так и в суждениях респондентов. Пер вая проблема связана с размером минимальной суммы, которую сами респонденты восприни мают как сбережения. Вторая проблема связана с тем, что и население, и эксперты обычно не учитывают всех форм сбережений. Представленная на рис. 7.11 динамика построена на основе положительных ответов на вопрос «Есть ли в Вашей семье сейчас сбережения, накопления?»

В случае более развернутых формулировок вопроса о наличии сбережений, содержащих поясне ния респонденту о том, что в сбережения следует включать также и краткосрочные накопления на дорогостоящие покупки, ценные бумаги и т.п., доля семей, имеющих сбережения, возрастает, примерно до 25–30% опрошенных. Поэтому приведенные в тексте данные являются минималь ными оценками доли семей, имеющих сбережения, и представляют интерес главным образом с точки зрения динамики этого показателя в России на протяжении последних 15 лет.

Глава Рисунок 7. Динамика доли семей, имеющих сбережения, % дек. 90 дек. 92 дек. 94 дек. 96 дек. 98 дек.00 дек. 02 дек. Источник: данные обследования «Индекс потребительских настроений».



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 13 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.