авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |

«Содержание ДИВЕРСИФИКАЦИЯ СОЦИОГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ: СМЫСЛЫ СОЦИАЛЬНОГО И АНАЛОГИЯ ...»

-- [ Страница 7 ] --

стр. В условиях неразвитости опросных методик распространение получило обращение к работе с документальным материалом, содержавшим информацию о состоянии и динамике массового политического сознания. Мы имеем в виду петиционное движение, охватившее города и села Российской империи в первые годы русской революции. Начало было положено царским указом от 18 февраля 1905 г. правительствующему Сенату о предоставлении населению "права петиций". На имя Николая II стали поступать многочисленные "приговоры" крестьянских обществ, в которых излагались взгляды их представителей на проблемы села и видение возможных социальных и политических преобразований российского общества начала XX в.

Одним из тех, кто обратил внимание на эти документы как источниковую базу для изучения политического сознания крестьянства в преддумский период, был публицист К.

Сивков. Он собрал, систематизировал и проанализировал 49 сельских приговоров, появившихся в прессе в период от публикации указа до появления закона о Булыгинской Думе (6 августа 1905 г.) [Сивков: 24 - 48].

Знакомство с исследованием К. Сивкова указывает на достаточно высокий методический уровень работы с документами. Обосновываются выбранные временные и пространственные параметры источниковой базы. Автора интересует время, когда еще не были определены основные контуры будущего органа народного представительства и избирательной системы, на основе которой он должен был формироваться. Весной - летом 1905 г. российское общество обсуждало эти вопросы. Не стало исключением и российское крестьянство, выражавшее свои взгляды на происходящее в петиционных посланиях в высшие государственные органы Российской империи. К. Сивков стремится определить степень участия сельского населения различных регионов страны в этом движении.

География собранных документов включала территории от прибалтийских губерний до Сибири. При установлении территориального распределения собранного документального материала автор использовал статистическую обработку. Определялись губернии, в которых было распространено составление крестьянских приговоров, подсчитывалось количество поданных петиций. Тот факт, что составление крестьянских приговоров нашло широкое распространение лишь в ряде районов, автор обосновывает разной степенью активности уездных земств и местных общественных организаций.

Предварительная стадия исследования включала в себя анализ социально-политической ситуации, в которой создавались деревенские приговоры.

Определенное внимание уделялось авторству приговоров. Опираясь на стилистику текстов, автор выделяет несколько групп разработчиков. Среди них представители местной администрации, под диктовку которых составлялись шаблонные "верноподданнические" послания (абсолютное меньшинство). Стилистика "приговоров" критического плана (абсолютное большинство) позволила выделить случаи, когда инициаторами и исполнителями идеи подачи петиции являлись сами крестьяне того или иного общества. Ссылаясь на газетные публикации, автор пишет: "многие приговоры отличаются такой непосредственностью в изложении крестьянской нужды, что исключают всякую возможность предположения о вмешательстве в их составление лиц "посторонних" [Сивков: 30]. Однако ряд документов явно составлен с участием интеллигенции, земских служащих, не преследовавших партийных целей. К. Сивков ссылается на опубликованные в прессе циркуляры губернаторов земским начальникам, запрещавшие такого рода деятельность на местах и вводившее санкции по отношению к лицам, нарушившим данный запрет.

Значительно сложнее было определить петиции, составленные в результате партийной пропаганды, занесенной извне. Косвенно, по мнению автора, на это указывало количество подписей, поставленных под посланиями. В случае если их число достигало нескольких десятков тысяч, а подписанты проживали в сотнях сел и деревень, влияние общественных, в том числе партийных организаций, считает К. Сивков, было неизбежным. Важную роль в петиционном движении сыграл Крестьянский Союз, действовавший с середины лета 1905 г. В одном из приговоров автор нашел приписку: "Для стр. осуществления изложенных нами требований в законодательном порядке мы вступаем в общероссийский крестьянский союз" [Сивков: 29].

С позиций широты представленных требований автор выделял две группы документов.

Первая включала в себя несколько петиционных посланий, связывающих улучшение положения заявителей с решением местных проблем: уменьшением гнета земских начальников, налоговыми послаблениями и т.д. География "приговоров" охватывала национальные окраины Российской Империи от северо-западного края до Средней Азии и Сибири. Документы свидетельствовали о широте взглядов их представителей. "Эти приговоры, - считает К. Сивков, - наглядно показывают, что наши крестьяне уже почти два года тому назад могли не только разобраться в причинах того гнета, от которого они страдают, но и понять, что недостаточно упразднить "земского", уменьшить кое-какие налоги, а необходимо изменить весь правовой строй государства, заново переделать всю податную систему;

наконец, они могли даже сказать, хотя бы в общих чертах, как сделать и то, и другое" [Сивков: 35].

Основная часть исследования К. Сивкова связана с анализом содержания крестьянских приговоров. Сравнительное изучение текстов конкретных документов позволило выявить их структурную идентичность. Каждый документ включал в себя две части: в первой с разных сторон описывалось сложившееся в российской деревне положение, во второй излагалась программа изменений государственного и общественного строя, которые, по мнению крестьян, являлись неотложными. Знакомство с содержанием первой части посланий позволяет автору выделить проблемы, волнующие крестьян. "Вот таким образом, по мнению крестьян, три главные причины всех невзгод русской деревни:

малоземелье, бесправие и невежество" [Сивков: 38]. Работа с документами, заменяя опросную методику, также давала возможность публицисту ранжировать выделенные проблемы по степени общественной значимости. Статистический подсчет упоминаний выдвигает на первое место земельный вопрос, на второе - бесправие крестьян, на третье невежество.

Соответственно строилась программная часть крестьянских приговоров. Из общего числа желаемых реформ выделялись ряд основных, тесно связанных с актуальными социальными проблемами. К. Сивков описывает три основных направления предлагаемых преобразований: экономическое, правовое, социально-культурное. В первом случае, большинство крестьянских приговоров содержало требование аграрной и налоговой реформ, во втором - изменений в установленном законом неравенстве прав и свобод различных сословий, в третьем - кардинального решения вопроса об образовании.

Сравнительный анализ предложений в рамках выделенных направлений позволяет исследователю решить ряд задач: выявить степень осознания сущности предлагаемых мероприятий, определить общее и особенное в подходах составителей к их решению, конкретизировать специфику вносимых предложений.

Сравнение содержания первой и второй части приговоров убеждает автора в логической цельности документа. Исходя из взглядов составителей на причины крестьянских бед, формировались предложения по их разрешению. Соответственным был и порядок изложения программных заявлений: как отмечает Сивков, "... в тех приговорах, в которых эта причина усматривается в малоземельи, и программа реформ начинается с вопросов экономических;

те приговоры, в которых на первый план выдвигается крестьянское бесправие, и программу реформ обыкновенно начинают с вопросов политических" [Сивков: 38 - 39].

К. Сивкова интересует и форма изложения петиций. Автор отмечает господство умеренного тона прошений в обращениях к самодержавной власти. Приводимые им выдержки из конкретных приговоров свидетельствуют о распространенности таких выражений и фраз как "Облегчи, Государь, нам эту нужду...", "Повели, Государь, увеличить..." или "Слезно умилились мы, когда узнали, что Царь пожелал облегчить подданным возможность быть услышанными...". Лишь в одном документе крестьяне просят Царя "приказать немедленно" ответственным лицам осуществить необходимые мероприятия [там же: 39]. По мнению К. Сивкова, это тон не революционеров, а лояльных подданных. Тот факт, что российское крестьянство ориентировано на диалог с властью, подтвержда стр. ется содержательным анализом предлагаемых реформ: изложение аграрного вопроса в большинстве документов свидетельствовало о том, что масса крестьянства слабо представляла себе пути его решения, признавая необходимость мирного, законодательного вмешательства государства в систему сложившихся аграрных отношений, используя в реформе не только казенные, удельные, но и частновладельческие земли. Большая определенность формулировок (отмена частной собственности на землю и передача всего земельного фонда в руки народа, установление минимума и максимума землевладения и т.д.), присущая ряду приговоров, свидетельствует, по мнению автора, о более или менее определенном влиянии партийной пропаганды.

Тот факт, что составители петиций хорошо разбирались в экономико-правовой сущности предлагаемых реформ, К. Сивков иллюстрирует изложением в крестьянских приговорах вопроса о налогах. Достаточно грамотно, с профессиональной точки зрения, критикуется положение, сложившееся в этой сфере. Обосновывается необходимость отмены косвенных налогов, выкупных платежей. Не менее интересны предложения крестьян по введению новой системы налогообложения. Знакомство с текстами документов убеждает К. Сивкова в том, что речь идет о введении подоходного прогрессивного налога, причем этот термин не был для них расхожей фразой. Свой вывод автор иллюстрирует показательными выдержками, в которых отражалось сущностное понимание предлагаемой реформы. "По справедливости, по правде нужно сделать так, - указывается в приговоре крестьян с. Ратислова Владимирской губернии, - чтобы налоги брались прямо с прибытка;

кто богаче, у кого прибытков больше, тот и платит больше, а кто беден, тот или мало или ничего не платит" [Сивков: 43].

Интересует исследователя и отношение крестьянства к запросам и нуждам фабрично заводских рабочих, тесно связанных с земледельческим слоем. Как показал анализ документов, связь такого рода рассматривалась как исключение: из 49 петиций лишь две содержали предложения по изменению фабричных законов в пользу рабочих, уравнению их прав с правами хозяев и т.д.

Особое внимание К. Сивков уделяет заключительной части приговоров, в которых составители указывали на политические условия проведения предлагаемых реформ.

Сравнительный анализ документов позволяет исследователю вывести общий содержательный шаблон такого рода: "Все указанные реформы могут быть проведены в жизнь только с созывом народных представителей;

чиновничество своими силами провести их не может" [Сивков: 46].

Наряду с распространенным требованием скорейшего созыва народного представительства тексты приговоров содержали в себе ценную информацию о взглядах крестьян на условия формирования общенационального органа представительной власти в стране. Господствовала точка зрения: выборы должны проводиться на основании всеобщей, равной, прямой и тайной подачи голосов. В ряде текстов выделялась приписка:

"Без различия вероисповеданий и национальностей". Относительно пола избирателей такая оговорка отмечена исследователем лишь в одном приговоре (Область Войска Донского);

в остальных документах либо вообще ничего не сообщалось относительно пола избирателей или прямо указывалось, что выборным правом пользуются мужчины. В ряде петиций К. Сивков фиксирует опасение крестьян относительно введения куриальной системы выборов, при которой их представители будут иметь меньше прав, чем представители других сословий. В ряде приговоров устанавливается возрастной ценз для избирателей. По мнению составителей, право избирать должно быть предоставлено россиянам, начиная с 21 года.

Чтобы подтвердить прогрессивность крестьянских электоральных представлений, К.

Сивков анализирует их мнение относительно устройства народного представительства.

Содержание приговоров позволяет исследователю утверждать: земледельцы хотят не совещательного, а законодательного представительного собрания. В трех из них даже вводится термин "учредительное собрание", хотя, как показал исследователь, в стр. одном из документов он был использован по недоразумению1. Изучение представлений крестьян о народном представительстве подтверждает их желание иметь в стране полноценный парламент. Свой вывод К. Сивков иллюстрирует выдержками из ряда приговоров, которые с разной степенью полноты отражают это желание, пытается найти документ, наиболее полно выражающий предложения различных крестьянских сообществ. Наконец, ряд приговоров содержат просьбу об амнистии пострадавшим за политические и религиозные убеждения, за участие в беспорядках, на которые людей толкнула крайняя нужда. Форма изложения такого рода просьб варьирует от краткого упоминания об освобождении провинившихся крестьян до речей в их защиту.

Подводя итоги, К. Сивков оговаривается, что малочисленность документальной базы неизбежно ограничивает широту сделанных выводов. В то же время это ценный материал, позволяющий понять специфику настроений русской деревни накануне публикации Положения о Думе 6 августа 1905 г. и разобраться в экономических и политических идеях, циркулировавших в сознании массы крестьян. Реальные политические представления крестьянства, складывавшиеся весной-летом 1905 г., отличались от стереотипов народного "консерватизма", которые господствовали в сознании власти, предложившей обществу следующую, Булыгинскую Думу. "... Положение 6 августа, все построенное на расчетах о патриархальности воззрений русского мужика, - констатировал К. Сивков, - не могло удовлетворить и этого последнего, как не удовлетворило и другие слои народа. "Енъ" оказался далеко не так прост, как это воображали правители - да, кажется, воображают еще и теперь" [Сивков: 48].

Выборы в I Государственную Думу и краткосрочный период ее функционирования стимулировали очередной всплеск петиционной активности крестьянства. Теперь надежды, чаяния и требования деревни были обращены к выборщикам и депутатам нового представительного органа в стране. Появляются новые исследования, в которых на основе анализа документов исследуются особенности политической ментальности российского крестьянства. Объектом внимания становилось отношение крестьян к разным аспектам политической реформы в стране: предлагаемой структуре народного представительства, избирательной системе, на основе которой формировалась нижняя палата парламента, месту и роли Государственной Думы в управлении государством и т.д.

Так, А. Смирнов пытается понять восприятие деревней многостепенности куриальных выборов, заложенных булыгинско-виттевской избирательной системой, введение властями Государственного Совета [Смирнов]. Источниковую базу составили письма крестьян, журналистские корреспонденции с мест, а также материалы наказов и приговоров сельских сообществ, опубликованные в прессе и содержащие информацию по данному вопросу. Как и К. Сивков, А. Смирнов выделяет временные и территориальные параметры своего исследования. Он анализирует документацию, собранную за три месяца первой думской избирательной кампании (февраль-апрель 1906 г.), и характеризующую, в основном, представления и настроения крестьян центральной промышленной полосы России. Чтобы показать временную и территориальную динамику формирования электоральных представлений аграриев, А. Смирнов применяет метод сравнительного анализа. В первом случае его интересует сопоставление специфики политического сознания крестьянства середины 1905 г., когда стране была предложена законосовещательная Булыгинская Дума, и периода формирования первого народного представительства. Во втором случае - корреляция политических представлений крестьянства различных регионов Европейской России.

Работа с собранным материалом позволяет А. Смирнову отметить интенсивность процесса развития политического сознания народных масс. "Если прежде, даже после закона 6 августа, - отмечает Смирнов, - деревня относилась безучастно к представительству, не осознавая ясно его смысла и значения, то теперь трудно отыскать В приговоре крестьян села Гашина Одесского уезда утверждалось, что царский рескрипт от 18 февраля 1905 г.

официально объявлял учредительное собрание формой будущего народного представительства [Сивков: 46].

стр. уголок в нашей провинции, где бы крестьяне не толковали о государственной думе, долженствующей сократить чиновников, дать народу свободу и землю" [Смирнов: 433].

Автор отмечает стремление крестьян разобраться в сущности инноваций. Оценка содержания посланий свидетельствовала о возросшей политической грамотности избирателей: большинство документов единодушно порицает действовавшую многоступенчатую систему выборов. Исследователь приводит выдержки из них, свидетельствовавшие о понимании крестьянами неравенства избирательных прав, заложенных в электоральное законодательство.

Сложные терминологические понятия индуцировались обыденным сознанием малограмотного или неграмотного в своей массе крестьянского населения. Поиск сходных черт между избирательными процессами и особенностями сельскохозяйственного производства, известными работающему на земле, позволяли сельским жителям нагляднее представлять себе плюсы и минусы происходящего в политической жизни. В крестьянской среде, отмечает А. Смирнов, получило распространение сравнение четырехстепенных выборов с четырехситной веялкой, используемой в зерноводстве. "Все население, - цитирует он отрывок письма одного из волостных писарей, -очень недовольно четырехстепенными выборами, что мне приходилось слышать на всех крестьянских сходах и собраниях, и они крепко убеждены, что административное сито истинного радетеля их интересов в думу не пропустит. Везде слышится желание прямых выборов" [Смирнов: 433]. Отмеченное сравнение характерно для большинства крестьянских корреспонденции из губерний: Нижегородской, Смоленской, Костромской и Вологодской. Предположение о том, что представление о сходстве выборов с устройством сельскохозяйственной машины имело авторство и было широко распропагандировано, кажется А. Смирнову необъективным, "...не подлежит сомнению, - отмечает он, - что столь широкое и одновременное распространение этого сравнения обязано своим происхождением исключительно удивительному сходству этих двух явлений. И крестьяне, склонные к сравнениям, одновременно, в совершенно обособленных губерниях, сразу подхватили это сравнение и широко разнесли его" [Смирнов: 434]. По его мнению, индуцированные политические представления быстро усваиваются в народе и формируют устойчивую негативную оценку действующей избирательной системы.

Неоднозначны взгляды крестьян на соотношение представительства местных и общегрупповых интересов на политическом уровне. Наряду с требованием всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, встречались и более наивные предложения, в основе которых лежало представление о депутатах как "послах" к Царю, призванных изложить ему нужды конкретной сельской общины. "Кое-где, - отмечает А.

Смирнов, - крестьяне выражают желание, чтобы такая прямая система выборов была применена к представительству по одному человеку от каждой волости прямо в думу" [Смирнов: 435].

Взгляд на Думу как "коллективного ходока" проявляется и в крестьянской оценке учреждения Государственного Совета. Как отмечает А. Смирнов, тревога охватила русского мужика в связи с принятым правительственным решением. В массовом сознании верхняя палата парламента ассоциировалась с задерживающим центром народной воли, призванным воспрепятствовать работе Государственной Думы. А. Смирнов приводит отрывок из письма, в котором автор связывает отказ местных помещиков продать землю сельским общинам с надеждами на поддержку Государственного совета. "Многие общества, - указывалось в корреспонденции, - в том числе и мы, обращались к владельцам о покупке земли, но получаем отказ: "что решит Государственная Дума". Значит, они надеются на свою силу там, где будут заседать их уполномоченные члены в верхней палате с министрами и сообща стать против требований крестьян в отчуждении их земель" [Смирнов: 436]. Вектор крестьянских настроений относительно правовых возможностей Государственной Думы, считает А. Смирнов, в связи с учреждением Государственного Совета смещается в сторону пессимизма. Анализ провинциальной прессы указывал на схожесть выявленных воззрений в разных регионах Европейской России.

стр. В целом, исследование А. Смирнова выявляло роль внешних факторов в становлении массового политического сознания. Социальные кризисы интенсифицировали ломку традиционных властных представлений крестьянства. На это указывает автор, обобщая результаты проведенной работы. "Так выросла деревня, и так она будет расти и впредь:

ведь в исторические революционные периоды рост народных масс совершается не годами, а днями. Надо иметь много непредусмотрительности и самонадеянности, чтобы не видеть этого" [Смирнов: 437].

Крестьянские наказы, составленные в период выборов I Государственной Думы, стали объектом исследования М. Кроля. Обращенные к уполномоченным, выборщикам и избираемым депутатам, эти послания отражали взгляд основной крестьянской массы на задачи, которые должен был решать новый российский парламент. Наблюдалась определенная историческая преемственность в крестьянских приговорах начала 1905 и крестьянских наказах начала 1906 г. Как и К. Сивков, М. Кроль отмечает определяющую роль аграрного вопроса, который, по мнению подписантов, должен быть решен в первую очередь. Несмотря на различия в понимании отдельных аспектов проведения земельной реформы, общая ее направленность трактуется в большинстве анализируемых документов примерно одинаково. "Если в одном месте, - пишет М. Кроль, - крестьяне признают возможность выкупать частновладельческие земли, где по справедливой оценке, а где за счет государства, а в другом они требуют безвозмездного отчуждения помещичьих земель, то относительно того, что все казенные, монастырские и церковные земли должны перейти в пользование к крестьянам, не существует никаких разногласий" [Кроль: 44].

Как и горожане, крестьяне начинают осознавать значимость политических свобод, без обретения которых невозможно решить аграрные проблемы села. Требования свобод и всех гарантий свободной жизни звучат так же властно в крестьянских наказах, как и требования земли. В отличие от смиренных петиций годичной давности, отмечает исследователь, крестьянские наказы народным избранникам носят императивный характер. "Крестьяне научились требовать, - пишет М. Кроль, - а это значит, что они решились добиться во чтобы то ни стало того, что они считают принадлежащим им по праву" [Кроль: 44 - 45]. Исследователь одним из первых обращает внимание на мистифицированное восприятие крестьянами требований, изложенных в наказах.

Последние, в отличие от резолюций горожан, носили характер заветов, которые необходимо было исполнить, несмотря ни на какие препятствия. Некоторые сельские общества писали свои наказы на пергаменте, а депутаты-крестьяне рассматривали свою миссию в Государственной Думе как возложенное на них великое, святое дело.

Представленные в документах программные заявления настолько ясно выражают общие чаяния крестьянской массы, что основная задача М. Кроля сводится к знакомству читателя с их содержанием. Приводятся выдержки из газет, в которых интересующий публициста материал представлен неоднозначно, что варьирует презентацию от упоминаний о существовании наказа до представления полного текста, позволяющего в деталях разобраться в содержании написанного. Иллюстративный подход сделал работу М. Кроля ценным источником анализа политического сознания крестьянства другими публицистическими аналитиками [Марев: 107 - 108].

Методически наиболее интересно исследование в 1906 г. наказов крестьян Самарской губернии В. Кудрявцевым и А. Васильевым. Публицисты одними из первых систематизировали фактологический материал, собранный в одном из районов Европейской России, осуществили попытку ретроспективного страново компаративистского анализа источниковой базы. Объектом сравнения Кудрявцева и Васильева стали наказы французских крестьян избирательным собраниям Франции в г. и петиции самарской деревни, присланные в адрес I Государственной Думы, парламентских фракций и отдельных депутатов в 1906 г. Выбранные для изучения материалы создавались в эпоху буржуазно-демократических революций, в эпоху пробуждения интереса народных масс к политике, становления массового политического сознания. Сопоставление выводов строилось на обращении к работам французских ученых XIX в.

стр. о крестьянском петиционном движении в предреволюционной Франции конца XVIII в.

[Шампьон;

Токвиль].

Неокантианским предстает утверждение А. Васильева, что "...только то, в конце концов, существует, что я сознаю, что я чувствую" [Васильев: 17]. С такой позиции автор осмысливает процессы в политической сфере общества: состояние общественного сознания задает императивы политической деятельности. Идеи, овладевшие массами, способны кардинально менять властную действительность, даже если объективных предпосылок этих изменений нет.

Формирование массового политического сознания в революционной России, считает А.

Васильев, - важная задача и самодержавной власти, и оппозиции. Пропаганда тех или иных идей предполагает наличие методов и средств фиксации сложившегося состояния общественных настроений, позволяющих разобраться в результатах проведенной работы.

В отличие от правительства, обладающего разнообразными возможностями изучения "народного духа", оппозиция имеет лишь два способа знакомства с мыслями страны:

выборы в Государственную Думу и наказы. Соответственно, наиболее распространенным методом сбора и анализа фактологического материала может стать в дополнение методу массовых наблюдений метод анализа документов.

Отслеживая состояние и динамику политического сознания российского крестьянства, В.

Кудрявцев и А. Васильев использовали популярный у историков того времени сравнительно-исторический метод, который, отмечал К. Тахтарев, являлся разновидностью сравнительно-эволюционного метода, применявшегося для исследования явлений общественной жизни [Социология в России...: 220]. Российских исследователей интересуют тенденции формирования политического сознания народных низов в разных странах, "...тождество актов духа двух совершенно различных народов, - писал А.

Васильев, - поразительно, несмотря на слишком столетнюю разницу во времени ее проявления;

документы, написанные где-то во Франции, в совершенно иную, казалось бы, эпоху и при совершенно иных условиях политического быта, ни чем, по существу, от документов Новоузенского или Бугурусланского уездов не отличаются" [Васильев, Кудрявцев: 20]. Французские и российские документы о крестьянских требованиях имели много схожего в структуре, стиле, в содержании, авторы касались и социально экономических проблем. Для источниковой базы двух эпох характерен развитый литературный язык, насыщенный терминологией, что явно не соответствовало низкому образовательному уровню деревни как конца XVIII столетия во Франции, так и начала XX в. в России. Проблему подлинности крестьянских наказов В. Кудрявцев и А. Васильев пытаются решать, опираясь на исследования французских ученых XIX в. Последние, анализируя книжный стиль изложения содержания и особенности используемой риторики, не видели причин сомневаться в достоверности исследуемых документов. Так, А. Токвиль, осторожность и деликатность заключений которого, замечает Васильев, хорошо известна в научных кругах, в свою очередь, высказывает мысль о быстром проникновении литературного языка в различные классы общества и легкости его усвоения представителями низов в период острых политических трансформаций. Тот факт, что проблема достоверности крестьянских петиций исследована и подтверждена научной мыслью на примере Франции, снимает, по мнению А. Васильева, потребность в такого рода работе по отношению к отечественному документальному материалу 1906 г.

Содержательный анализ крестьянских наказов указывал на схожесть выводов французских и российских исследователей. Отдельные документы содержали пожелания изменения или корректировки тех или иных политико-юридических актов. Но обобщение этих пожеланий указывало на растущий правовой нигилизм, сводящийся к требованию "немедленной и систематической отмены всех законов и всех обычаев, действующих в стране". В петиционных посланиях, как указывал А. Токвиль, тоже кодировалась установка народных масс на коренное насильственное переустройство существующих несправедливых общественных отношений. Этого не понимали французские реформаторы 1789 г.: "...они думали, что всестороннее и внезапное пробуж стр. дение может быть произведено без толка, с помощью разума и силой его одного" [Токвиль: 21].

Сравнивая содержание посланий самарских крестьян I Государственной Думе, исследователь фиксирует доминирование "царистских" надежд среди составителей и подписантов. А. Васильев приводит выдержку из наказа жителей Березово-Лукской волости депутатам. "Идите прямо все к царю, устраните лежащее между ним и вами (чиновничье) средостение. Мы убеждены, что царь, давши манифест 17-го октября, желает добра своему народу (проверьте наши убеждения). Неужели кучка чужеядцев, дороже ему и он 130-ти миллионное население сменяет на нее? Нет! Этому нам не хочется верить и прискорбно будет, если действительность убедит в положительности (горькой истины)" [Васильев: 27]. В этом плане петиции самарской деревни идентичны посланиям французских крестьян, связавших реализацию своих интересов с Людовиком XVI.

Последний рассматривался как надсословный суверен, проникнутый благожелательством к обездоленным классам. И лишь злая воля дворянства и духовенства мешала монарху творить добро. Борьба с представителями привилегированных сословий была призвана устранить препятствия на пути королевской доброжелательности и рассматривалась низами как государственное дело. Столкновение реалий действительности со стереотипами мифосознания неизбежно порождало "борьбу надежды с отчаянием". Такое воззрение, по мнению А. Васильева, помимо того, что оно свойственно всем народам в определенные эпохи развития их политического сознания, консервативно по существу и наивно-ребячески по содержанию [Васильев: 27].

Исследование В. Кудрявцева и А. Васильева было проведено в период роспуска I Государственной Думы. Оценивая провал попыток правительства создать "послушное" народное представительство в стране, исследователи отмечают закономерный характер такого исхода, опираясь на тенденцию, выявленную А. Токвилем при изучении Великой Французской революции. Попытки реакции манипулировать идеей народного представительства в начале и на исходе революции заканчиваются по-разному. На завершающем этапе утомленный волнениями народ часто соглашается на формализацию института парламентаризма с превращением его в придаток авторитарной власти. Однако на начальном этапе подобные попытки всегда оканчиваются неудачей и только возбуждают народ, не удовлетворяя его [Васильев: 28].

Сравнительно-эволюционный метод исследования позволил Васильеву показать, что в исторической перспективе крах старого политического порядка и победа освободительного движения в России неизбежны. Законы развития являются общими для всех европейских народов;

опыт Великой Французской революции актуален и для начала XX в. Самодержавной власти вряд ли удастся "... выключить Россию из семьи цивилизованных народов, беспрерывно идущих в направлении почти бесконечного развития демократизации их социально-политической жизни и отношений. Мы стали на ту же дорогу, нас толкают те же силы и, конечно, результаты будут одни и те же" [Васильев: 30]. Региональный характер анализируемого документального материала не мешает исследователям делать универсальные выводы. "Наказы Самарской губернии, указывают В. Кудрявцев и А. Васильев, - не исключение;

если кто-нибудь последует нашему примеру и соберет наказы других областей и генерал-губернаторств России, можно будет убедиться во всеобщности указанных нами жалоб, надежд и требований..."

[там же: 30].

В исследованиях настроений крестьянства периода выборов в I Государственную Думу наряду с качественным анализом применялись и количественные замеры. К рейтинговой группировке программных требований, изложенных в крестьянских наказах уполномоченным, выборщикам и депутатам нижней палаты российского парламента, обратился один из исследователей крестьянского движения в период первой русской революции П. Марев, используя тексты петиционных посланий, собранных в работе А.

Васильева и В. Кудрявцева "Крестьянские наказы Самарской губернии". Из документов, представленных в работе, 68 имели программный характер. Подсчет частоты упоминаний конкретных социальных и политических требований сельских низов стр. вносил большую объективность в обоснование выводов, позволял выявить корреляцию с результатами традиционного способа анализа петиций. На основе рейтинговой группировки программных заявлений наказов одного из регионов Европейской России П.

Марев пытается оценить реальное состояние политического сознания крестьянства на момент проведения первой думской избирательной кампании. Статистические выкладки свидетельствовали о равнозначной популярности требований "земли" и "воли", упоминавшихся в абсолютном большинстве проанализированных документов. В общем числе наказов программного характера 61 содержал требование земельной реформы, а 60 "осуществление свобод, обещанных манифестом 17-го октября". В то же время рейтинговые замеры свидетельствовали об умеренности политических настроений. В документах встречается требование созыва Учредительного Собрания, в 14 - реформы избирательного права [Марев: 111].

Отмечу, что методика анализа крестьянских наказов и приговоров, применявшаяся в русской публицистике начала XX века, мало отличалась от способов изучения, к которым прибегали исследователи последующих эпох: необходимость сочетания качественных и количественных подходов работы с текстами для получения объективных результатов.

"Анализ требований крестьян, - писал Б. Трехбратов, - убеждает в том, что приговоры и наказы... не могут быть научно освоены традиционным методом иллюстрирования наиболее ярких мест из текста. Для более досконального изучения этих документов представляется необходимым применить метод формализации сведений, содержащихся в них, с последующей их организацией в таблицы" [Трехбратов: 186].

Таким образом, политическое сознание крестьянства развивалось под сильным влиянием первой русской революции, стимулировало интерес современников к этой проблеме.

Анализ приговоров и наказов, обращенных к органам власти, и в первую очередь, к Государственной Думе, указывал, с одной стороны, на трансформацию традиционных властных воззрений основной части населения Российской империи, с другой - на сохранение патерналистской основы восприятия процессов политической модернизации, проводимых в стране. Публицисты начала XX в. понимали, что их исследования начальный этап изучения политического сознания. "Будущему историку, - писал один из них, - предстоит благодарная задача выяснить на основании многих тысяч крестьянских наказов, - какие интересы русское крестьянство считало наиболее близкими и дорогими, и какие меры и пути предлагало оно для удовлетворения его насущных нужд" [Кроль: 34].

Предвидение сбылось. В современной историографии и исторической социологии складывается традиция крестьяноведения, нашедшая отражение в трудах отечественных и зарубежных исследователей.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Дмитриенко А. Отношение предреволюционного крестьянства к Государственной Думе (на примере Вятской губернии) // Политические исследования. 2007. N 5.

Петергофские совещания о проекте Государственной Думы. Какую Думу хотели дать народу Николай II и его министры. Петроград: Государственная Типография, 1917.

Сивков К. Крестьянские приговоры 1905 года // Русская мысль. 1906. Кн. IV.

Смирнов А. Деревня о многостепенных выборах и Государственном Совете // Свобода и культура. 1906. N6.

Кроль М. Крестьянские настроения по составленным для Государственной Думы "наказам" // Народный вестник. 1906. N 6.

Марев П. Политическая борьба крестьянства в России // Вл. Горн, В. Меч;

Череванин.

Борьба общественных сил в русской революции. Вып. III. Крестьянство и революция. М., 1907.

Васильев А., Кудрявцев В. Крестьянские наказы Самарской губернии. Самара: Типография А. Н. Хардина, 1906.

Шампьон Э. Франция накануне революции по наказам 1789 г. СПб., 1906.

Токвиль А. Старый порядок и революция. М., 1905.

Социология в России XIX - начала XX веков. Социология как наука. Тексты / Под ред.

Добренькова В. И. М.: Международный Университет Бизнеса и Управления, 1997.

Трехбратов Б. О статистическом изучении приговоров и наказов крестьян в I Государственную Думу (на примере степного Предкавказья) // Источниковедение отечественной истории. Сборник статей. 1981. Москва: "Наука", 1982.

стр. АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ РАБОТЫ ПРОФЕССОРСКО Заглавие статьи ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА Автор(ы) К. В. РОЧЕВ Источник Социологические исследования, № 11, Ноябрь 2012, C. 134- Кафедра. Консультации Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 26.5 Kbytes Количество слов Постоянный адрес http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ статьи АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ РАБОТЫ ПРОФЕССОРСКО ПРЕПОДАВАТЕЛЬСКОГО СОСТАВА Автор: К. В. РОЧЕВ РОЧЕВ Константин Васильевич - аспирант кафедры менеджмента Ухтинского государственного технического университета (УГТУ) (E-mail: krochev@ugtu.net).

Аннотация. Анализируются результаты работы профессорско-преподавательского состава с применением индексной системы по шести основным направлениям:

учебно-воспитательная и методическая работа, научно-исследовательская и организационно-управленческая деятельность, подготовка научных кадров и повышение квалификации.

Ключевые слова: индексная система • профессорско-преподавательский состав университет В Ухтинском государственном техническом университете (УГТУ) с 2006 г. успешно функционирует автоматизированная информационная "Система материального стимулирования профессорско-преподавательского состава вуза" (АИС "CMC ППС") [Данилов, 2008], являющаяся мощным катализатором конкурентной среды в вузе [Рочев и др., 2011а]. Она основана на Индексной системе (ИС) оценки деятельности преподавателей, вычисляющей результативность работы преподавателя за год по 124-м показателям, сгруппированным в шесть крупных разделов: 1. Учебно-воспитательная работа;

2. Методическая работа;

3. Воспитание и подготовка научных кадров;

4. Научно исследовательская и инновационная деятельность;

5. Повышение квалификации и творческого потенциала;

6. Организационно-управленческая и коммуникационная деятельность.

Все разделы содержат показатели, разделенные на 4 категории: потенциал, активность, результат и результат экстра-класса. Каждому преподавателю по каждому показателю ставится его частный индекс, представляющий собой количественное значение (объем) показателя (с учетом градаций и их весов), нормированное его максимальным значением среди всех преподавателей. Таким образом, по смыслу частный индекс преподавателя по данному показателю - это место преподавателя, которое он занял по этому показателю среди всего профессорско-преподавательского состава (ППС). Такой же смысл имеют и частные индексы преподавателя по подразделам и категориям. Частный индекс преподавателя по каждому разделу вычисляется как линейная свертка его частных индексов по всем показателям данного раздела. Итоговый индекс преподавателя есть линейная свертка его частных индексов по всем разделам, нормированная максимальным итоговым индексом среди всех ППС. Подробный алгоритм расчета индексов приведен в Приложении 3 к Положению о системе материального стимулирования ППС [Положение..., 2012].

стр. Рис. 1. Средние индексы по разделам за 2007 - 2011 г.

На основании данных за 2010/11 уч. г. по итогам работы 290 штатных сотрудников вуза, занятых в учебном процессе, было проведено исследование результативности работы преподавательского коллектива.

Анализ распределения результатов работы ППС по разделам индексной системы.

Как видно на рис. 1, средние индексы по разделам: 4 - "Научно-исследовательская и инновационная деятельность", 5 - "Повышение квалификации и творческого потенциала" неуклонно снижаются, а за последние 3 года и по разделу 2 - "Методическая работа". Это свидетельствует об усилении лидеров в данных направлениях, по сравнению с остальной массой ППС.

В разделах: 1 - "Учебно-воспитательная работа", 3 - "Воспитание и подготовка научных кадров" и 6 - "Организационно-управленческая и коммуникационная деятельность" наблюдаются колебания относительно одного достаточно стабильного значения, причем средние показатели выше, чем по разделам 2 и 4. Это вызвано тем, что в данных областях результаты в меньшей степени зависят от личной активности преподавателя. Первый раздел стабильно показывает высокие значения средних индексов, поскольку включает в себя показатели, обязательно учитываемые у всех преподавателей, такие, как нагрузка или оценка студентами и руководителями.

В соответствии с общей стратегией выравнивания степени активности преподавателей по всем направлениям [Положение..., 2012], на 2007 - 2008 и 2008 - 2009 уч. гг. приняты значения весовых коэффициентов: 1 = 0,133, 2 = 3 = 4 = 6 = 0,175, 5= 0,167. А в 2009 2010 уч. г. было принято решение уменьшить вес 1 раздела еще на 10%, а веса 3 и разделов поднять на 5%. В результате, веса разделов индексной системы на 2009 - 2010 и 2010 - 2011 уч. гг. имеют вид: 1 = 0,113;

2 = 0,175;

3 = 4 = = 0,185;

5 = 0,167;

6 = 0,175.

Результаты умножения индексов по разделам на вектор весовых коэффициентов представлены на рис. 2.

Анализ распределения результатов работы ППС по факультетам. Рассмотрим итоговые индексы, поскольку это наиболее значимый показатель [Данилов, 2007а]. Как видно на рис. 3, по всем факультетам УГТУ получены достаточно похожие стр. Рис. 2. Средние индексы по разделам за 2007 - 2011 гг. после умножения на вектор весовых коэффициентов.

результаты, что означает полноту охвата учета деятельности ППС системой, активность конкурентной борьбы, а, следовательно, и эффективность функционирования системы.

Тем не менее, существует отрыв геологоразведочного факультета (ГРФ) от факультета гуманитарного образования (ФГО) и архитектурно-строительного факультета (АСФ) практически в 2 раза. Выдвинем гипотезу, что это обусловлено наличием ученых степеней. Оговоримся, что в данном исследовании будем учитывать только влияние занимаемой должности, а влияние ученых званий и степеней рассмотрим косвенно, поскольку занимаемая должность должна достаточно сильно зависеть от них. Интересно также, что на институт физкультуры и спорта (ИФК) приходятся самые высокие индексы лидерства и самые низкие индексы гармонии - это вызвано тем, что представители данного факультета сосредоточены на физическом воспитании (раздел 1.2.2), где практически не имеют конкурентов (см. рис. 3).

Анализ распределения результатов работы ППС по кафедрам. Минимальные итоговые индексы: на кафедре иностранных языков (ИнЯз), имеющей подавляющую численность на факультете гуманитарного образования, из 17 человек только 2 доцента (чем, вероятно, и обусловлен низкий итоговый индекс ФГО);

что касается кафедры начертательной геометрии и графики (НГиГ) (штатный коллектив из 7 человек, 5 из которых доценты), то здесь, вероятно, присутствует искажение данных, поскольку даже данные по нагрузке были введены почти в последний день.

Максимальные итоговые индексы "расположены" на кафедрах геологии нефти и газа (ГНГ), водоснабжения и водоотведения (ВВ), технологий и машин лесозаготовок и прикладной геодезии (ТМЛиПГ), бурения скважин (БС), геофизических методов, геоинформационных технологий и системы (ГМиС), финансов кредита и бухгалтерского учета (ФКиБУ) - все они не очень большие: 4 - 9 штатных ППС (ГМиС - 12) и достаточно остепененные - ППС с должностями доцент и профессор (проф.) составляют не менее 50% штатного состава.

стр. Рис. 3. Распределение индексов в 2011 г. по факультетам (1 столбец - итоговые индексы, столбец - индексы лидерства, 3 столбец - индексы гармонии) Рис. 4. Распределение индексов в 2011 г. по кафедрам (1 столбец - итоговые индексы, столбец - индексы лидерства, 3 столбец - индексы гармонии) Анализ распределения результатов работы ППС по должностям. Профессора выполняют наибольший объем работ (см. рис. 5) - их средний итоговый индекс составляет 320, что практически в 2,5 раза превосходит аналогичный показатель доцентов и в 4,5 раз больше, чем у преподавателей и ассистентов. Ассистенты же при наименьшем среднем индексе лидерства показывают наибольшую гармоничность развития и тем самым приближаются по среднему итоговому индексу к преподавателям. На первый взгляд все достаточно закономерно, однако если посмотреть на данную картину более внимательно, проявляются некоторые особенности.

По итогам работы системы за 2010 - 2011 уч. г. был проведен анализ ППС, занимающих разные должности, на принадлежность к одной совокупности по двухвыборочному критерию Вилкоксона [Ермолаев, 2011]. Поскольку табличные критические значения объемов выборки недостаточны для исследуемой совокупности, было проведено преобразование результатов вычисления сдвига с помощью формулы:

стр. Рис. 5. Распределение индексов в 2011 г. по должностям (1 столбец - итоговые индексы, столбец - индексы лидерства, 3 столбец - индексы гармонии) где Vх - статистика, приведенная к стандартному нормальному закону;

Vx- наблюдаемое значение критерия Вилкоксона для ряда х (берется не минимальное значения для сохранения знака);

nх- количество элементов ряда x;

ny- количество элементов ряда y.

Все должности были попарно сравнены, при этом за всю совокупность принимались представители этих двух должностей. Например, при проверке на принадлежность профессоров (40 человек) и доцентов (147 человек) к 1 совокупности, за всю совокупность принимались именно профессора и доценты (187 человек). Знак расхождения сохранен и представлен в таблице, поскольку он показывает, в какую сторону отличаются достижения одной категории ППС относительно другой. Если число положительно, то обладатели должности, указанной в столбце, стоят выше в итоговом индекс-листе.

Результаты расчетов по итоговому индексу представлены в табл. 1. В случае, если значение в ячейке больше 1.65 - со значимостью 5% обладатели должности по столбцу в 2010/11 г. превосходят по итоговому индексу обладателей должности по строке (например, профессора, как и должно быть, находятся вверху индекс-листа). Из данной таблицы можно сделать парадоксальный (хотя вполне очевидный) вывод, что в среднем ассистенты обгоняют преподавателей (преп.) и старших преподавателей (ст. пр.), выполняя примерно столько же работы, сколько и доценты.

В области учебно-воспитательной работы ассистенты превосходят преподавателей, а различие со старшими преподавателями не является статистически значимым. Доценты и профессора находятся на первом месте, причем выполняют близкий объем работ (различия не значимы при а = 5%). По методической работе картина аналогична Таблица Сопоставление итоговых индексов по должностям (критерий Вилкоксона, приведенный к стандартному нормальному закону) Должность Количество Проф. Доцент Ст. пр. Пр. Ассист.

(чел.) Профессор 40 0 -5,16 -5,85 -4,29 -4, Доцент 147 5,16 0 -3,24 -3,86 0, Ст. преп. 30 5,86 3,25 0 -2,44 2, Преподаватель 10 4,33 3,86 2,46 0 3, Ассистент 63 4,59 -0,3 -2,82 -3,64 стр. (только ассистенты, преподаватели и старшие преподаватели сопоставимы). Так же обстоят дела и с подготовкой научных кадров, не считая, конечно, явного выхода профессоров на 1 место. В организационно-управленческой деятельности все ожидаемо:

есть значимое превосходство профессоров, на втором месте доценты.

В области научной деятельности и повышения квалификации картина резко меняется. В науке профессора все еще лидируют, но их отрыв от ассистентов не обладает статистической значимостью. Если же рассматривать повышение квалификации и творческого потенциала, то здесь ассистенты выходят на первый план - статистически значимо превосходя обладателей других должностей (что, в принципе, нормально в связи с их активным обучением), среди которых расхождений практически нет (разве что преподаватели несколько обходят доцентов). Ни по одному из направлений деятельности нет превосходства преподавателей и даже старших преподавателей над ассистентами, а вот обратное встречается практически по половине направлений деятельности.

В табл. 2 показан "сравнительный балл", полученный представителями разных должностей по разделам ИС в соответствии с суммой приведенных результатов оценки по критерию Вилкоксона:

где Sd- "сравнительный балл", полученный представителями должности d;

Р - количество должностей (у нас рассмотрено 5).

Таблица "Сравнительные баллы" результатов деятельности представителей должностей по разделам ИС Ст.

Раздел ИС Проф. Доцент Преп. Ассист.

пр.

Учебно-воспитательная работа 10,83 8,22 -1,31 -13,82 -3, Методическая работа 7,52 5,15 -4,1 -2,49 -5, Воспитание и подготовка 18,11 5,51 -6,8 -9,65 -6, научных кадров Научно-исследовательская и 13,53 0,71 -8,95 -11,56 6, инновационная деятельность Повышение квалификации и -0,61 -9,82 -5,84 1,74 14, творческого потенциала Организационно-управленческая 13,88 5,01 -5,12 -13,46 -0, деятельность Итого 63,26 14,78 -32,12 -49,24 4, Таким образом, получен некоторый интегральный показатель места представителей определенной должности в преподавательском коллективе по каждому разделу и в целом (см. табл. 2). Учитывая успешность применения АИС "CMC ППС" в течение пяти лет, на данный момент начато расширение области ее действия на все категории коллектива университета [Рочев, 2011b].


Сейчас осуществлен экспериментальный ввод в действие стимулирующей системы для докторов наук - для распределения между ними уже существующего специального фонда.

Данный фонд до 2011 г. распределялся между ними равномерно - независимо от вклада в деятельность вуза, что не способствовало вовлечению докторов наук в более активную деятельность. Однако доктора наук должны являть собой пример для остального коллектива вуза в областях научной деятельности. Поэтому было решено поставить данную надбавку в зависимость от результатов их деятельности: "...Возникает необходимость, используя стимулирующий фонд, специально предназначенный для докторов наук и применяя показатели и критерии научной работы... разработать механизм стимулирующих выплат докторам наук, по возмож стр. Рис. 6. Распределение докторов наук в 2011 г. по результатам деятельности. По осям отложены индексы лидерства по разделам: РЗ - Воспитание и подготовка научных кадров, Р4 - Научно-исследовательская и инновационная деятельность.

ности адекватно отражающий уровень их научно-исследовательской и инновационной деятельности" [Положение..., 2010: 4].

Данный механизм был разработан и применен [Рочев, 2011], результаты его работы в графическом виде представлены на рис. 6. На графике видно распределение докторов наук в 2010 - 2011 уч. г. в соответствии с их индексами лидерства по третьему ("Воспитание и подготовка научных кадров") и четвертому ("Научно-исследовательская и инновационная деятельность") разделам. В первую категорию вошло 6 докторов, набравших по одному из разделов индексы более 500, во вторую попали только двое, а все остальные оказались в третьей - набрав менее 250 пунктов по обоим из разделов. Примечательно то, что в личной научной и инновационной деятельности наблюдается значительно больший отрыв лидеров по сравнению с результатами по подготовке научных кадров.

Всего в 2011 г. системой было охвачено 290 преподавателей и 19 докторов наук. По результатам анализа собранных в системе данных можно предположить, что в 2010 - уч. г., в среднем, результаты работы ассистентов не уступают результатам работы старших преподавателей, что прослеживается также и при исследовании данных за предыдущие годы. Возможно, это следствие большей сосредоточенности старших преподавателей на выполнении аудиторной нагрузки.

Значение индексной системы для вуза. Индексная система - это информационная система для расчета стимулирующих вознаграждений, позволяющая поставить размер вознаграждения в зависимость от результатов работы ППС, повысить заинтересованность преподавателей в гармоничном развитии по всем направлениям. Одной из важных сторон системы является то, что она позволяет проследить траекторию движения каждого преподавателя в многофакторном пространстве за весь период его работы в вузе. Она предоставляет картину тенденций развития вуза и его историю в цифрах и фактах.

В статье приведен один из вариантов анализа данных по университету, который выявляет некоторые, порой скрытые, закономерности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Данилов Г. В. Применение обобщенных характеристик деятельности преподавателя для формирования конкурентной среды в университете //Университетское управление:

практика и анализ. 2007а. N 1.

Данилов Г. В., Цхадая Н. Д., Эмексузян А. Р. Материальное стимулирование профессорско-преподавательского состава на основе университетской индексной системы // Университетское управление: практика и анализ. 2007b. N 3. С. 49 - 52.

Данилов Г. В. Индексная система стимулирования сотрудников // Высшее образование в России. 2008. N 5.

Ермолаев О. Ю. Математическая статистика для психологов. М.: Флинта, 2011.

стр. Положение "Об оценке деятельности и материальном стимулировании ППС по итогам работы за учебный год". Ухта: УГТУ, 2012.

Положение "Об оценке научно-исследовательской и инновационной деятельности и материальном стимулировании докторов наук в Ухтинском государственном техническом университете". Ухта: УГТУ, 2010.

Рочев К. В., Цхадая Н. Д., Данилов Г. В. Эффективная система материального стимулирования профессорско-преподавательского состава вуза как катализатор формирования конкурентной среды в преподавательском коллективе. "Key instruments of human co-existence organization: economics and law": materials digest of the Xllth International Scientific and Practical Conference (Kiev, London, October 27 - November 1, 2011). Odessa:

InPress, 2011 a.

Рочев К. В. Расширение области применения информационной системы материального стимулирования - общий и программный аспекты. Всероссийский конкурс научно исследовательских работ студентов и аспирантов "Инновационные технологии в образовательном процессе" (или "Технологии электронного обучения в образовательном процессе"). Ноябрь 2011 г. Сборник научных работ. Том 1. Белгород 2011b. С. 455 - 457.

стр. К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ Заглавие статьи ОБЩЕКУЛЬТУРНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ СОЦИОЛОГОВ Автор(ы) С. Н. МАЙОРОВА-ЩЕГЛОВА Источник Социологические исследования, № 11, Ноябрь 2012, C. 141- Кафедра. Консультации Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 18.7 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ОБЩЕКУЛЬТУРНЫХ КОМПЕТЕНЦИЙ СОЦИОЛОГОВ Автор: С. Н.

МАЙОРОВА-ЩЕГЛОВА МАЙОРОВА-ЩЕГЛОВА Светлана Николаевна - доктор социологических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета (E-mail: sheglova s@yandex.ru) Аннотация. Обосновываются авторские подходы к определению, содержанию и основным сущностным характеристикам общекультурной компетенции "Осознание социальной значимости своей будущей профессии, обладание высокой мотивацией к выполнению профессиональной деятельности". Описываются структура компетенции - знания, умения, навыки, индикаторы стандартного и повышенного уровня освоения компетенции, предлагаются некоторые конкретные формы образовательных заданий.

Ключевые слова: высшее образование • компетенции • мотивация • образовательный процесс • студенты • профессия • профессиональные роли • знания, умения, навыки В научных публикациях последних лет уже поднимались вопросы о реализации компетентностного подхода в образовательном процессе социологов [Майкова, Блохина, Григорьев, 2009: 136 - 144;

Нарбут, Подвойский, Пузанова, Цвык, 2008: 129 138;

Осадчая, 2009:105;

Сорокина, 2010:123 - 128;

Шаронова, 2008:134]. Определения двух типов компетенций, необходимых современному профессионалу любого уровня:

"предметный" и "надпредметный", были сформулированы в государственных стандартах нового поколения подготовки специалистов - социологов, как совокупность 17-ти общекультурных и 12-ти общепрофессиональных.

Этот подход ориентирует и преподавателей, и студентов на иной результат обучения бакалавров: не просто передача/усвоение знаний, а формирование умений, навыков специалиста для решения конкретных прикладных, практических, реальных задач описания, понимания, прогнозирования развития общества. Не менее важным результатом сегодня считается владение методами разъяснения стр. полученного знания социуму: его властным представителям или гражданскому обществу.

Но решение этой задачи - "выдать иной результат обучения" - требует пересмотра методологии образования и иных технологий-приемов учебных занятий. Мы хотим показать на примере одной из общекультурных компетенций ОК-8 "осознание социальной значимости своей будущей профессии, обладание высокой мотивацией к выполнению профессиональной деятельности", как это возможно продумать преподавателю. Мы трактуем эту компетенцию ОК-8 как два взаимосвязанных компонента: 1) сформированность личностных интересов и мотивов занятия социологией как практической деятельностью;

2) понимание выпускником определенных социальных ролей социолога в обществе, возможностей опосредованного влияния социолога на прогрессивное развитие общества.

Какова может быть методология формирования этой компетенции? Механизмы формирования компетенций можно классифицировать по разным основаниям. По формам их принятия субъектом - студентами - выделим добровольный и вынужденный.

Добровольный механизм представляет собой ситуацию, при которой новые условия жизнедеятельности, предлагаемые субъекту средой - вузом, не противоречат его системе ценностных ориентации, убеждений и идеалов и открывают перед студентом новые перспективы и возможности и поэтому принимаются без сопротивления, если даже для этого необходимо предпринять определенные усилия. В отличие от добровольного механизма вынужденный жестко заставляет человека принять новые условия жизнедеятельности;

в нашем рассматриваемом случае преподаватели факультета сразу обязывают студента включиться в прямую деятельность социолога, например, привлекая первокурсников к анкетированию, компьютерной обработке данных и пр. Мы полагаем:

чтобы процесс формирования компентенции пошел, требования, которые предъявляются субъекту социальной средой, в определенной степени должны быть скорректированы до уровня понятного и доступного новому "адепту социологии". Невозможно ожидать от первокурсника сразу мотивации к поиску инновационных прогностических решений для разрешения животрепещущих проблем России. Нельзя принижать естественные желания молодежного возраста: получения удовольствия от любой деятельности, лидерства, соревновательности, а не кооперации и т.п.


В зависимости от используемых средств выделяются 3 группы механизмов формирования компетенции: социально-психологические, социально-педагогические и социальные. На занятиях могут быть задействованы когнитивные, эмоциональные, рефлексивные, подражательные приемы. В качестве социально-педагогических наряду с традиционно институциональными (лекции, семинары, промежуточные и итоговые аттестации, производственная практика) должны активно применяться дискуссии, деловая игра, проблемное обучение, практические выездные занятия. Под социальными механизмами мы понимаем внешние факторы, конкретные ситуации, возникающие в период обучения, которые преподавателями могут учитываться, но от позиции профессорско преподавательского состава ничего не зависит. Например, к таким социальным ситуациям можно отнести отсутствие в период обучения сегодняшних первокурсников активных электоральных опросов федерального уровня. Выборы будущего президента теперь ожидаются лишь в 2018 г., и, значит, у нас будет отсутствовать обширный оперативный материал, конкретные примеры метода "exit pull" и пр.

Рассмотрим каждую из позиций компетенции. Итак, сформированность личностных интересов и мотивов занятия социологией как практической деятельностью. Уже в первый год работы по новым стандартам мы убедились, что нынешняя система школьного образования, семейное воспитание и технологии поступления в высшее учебное заведение приводят к нам студентов, у которых минимальная, если не сказать нулевая, мотивация именно на деятельность социолога. Четкий главный мотив большинства - получение высшего образования не в технической и не стр. в естественнонаучной сферах. Учитывая это обстоятельство, мы предполагаем формировать эту компетенцию через традиционную триаду ЗУН - знания, умения, навыки. Итак, студенты должны: знать механизмы появления потребностей, интересов, мотивов деятельности у социализированной личности;

уметь анализировать собственные потребности, интересы в повседневной, образовательной, профессиональной деятельности;

владеть навыками определения приоритетов деятельности, в том числе профессиональной, на разных этапах жизненного пути для решения срочных и перспективных потребностей.

На конструирование знаний по данной компетенции должны "работать" совместно преподаватели дисциплин "Введение в социологию" и "Основы социологии" и, несомненно, курса "Психология" и "Философия". Помимо прослушивания лекции и проработки на семинарах тем "Потребности - Интересы - Мотивы", в результате дискуссий студентами может быть составлен список основных мотивов работы социологом, проведено самообследование мотивации на обучение и будущую работу:

достойная оплата труда;

благоприятные условия работы;

востребованность на рынке труда;

престиж профессии в обществе;

возможность стать известным человеком;

возможности интеллектуального роста;

общение с образованными культурными людьми;

возможности профессиональной мобильности;

возможности работать за рубежом или в иностранных компаниях;

работа с информационными технологиями;

связь с инновациями;

возможность самореализации;

возможность влияния на деятельность групп людей, компаний, государства;

поиск нового знания;

приобретение опыта, полезного для повседневной жизни в семье, общении с родителями, друзьями и т.п.

Вероятно, полезными могут быть чтение и обсуждения интервью, биографических описаний и автобиографий социологов прошлого и современников именно с точки зрения выделения их жизненных приоритетов [Каторгин, Черной, 2009: 3 - 10;

Кукушкина, 2011:

126 - 134;

Осипов, Тощенко, 2009: 10 - 15;

Руткевич, 2011: 123 - 137].

Вторая позиция компетенции ОК-8 - понимание выпускником определенных социальных ролей социолога в обществе, возможностей влияния социолога опосредованно на прогрессивное развитие общества. По нашему мнению, ЗУН по этой позиции следующие: знать основные принципы и международные стандарты профессиональной деятельности социолога, требования к профессиональным ролям социолога (исследователь, прогнозист, проектировщик, менеджер исследования, публичный деятель, преподаватель общественных дисциплин);

уметь пользоваться источниками и методами самообразовательной, информационной и просветительской деятельности социолога, организовать внутреннюю и внешнюю экспертизу социологического знания;

владеть этикой социолога, этическими нормами организации социологического исследования во взаимодействии исследователей, методистов, интервьюеров, респондентов и экспертов, процедурными приемами проведения опроса, интерпретации результатов, представления ее общественности.

Работа по формированию этой компетенции должна вестись не только на первом курсе, имеет смысл обязательно возвращаться к закреплению усвоенных ЗУН на старших курсах, именно так должен конструироваться повышенный уровень освоения компетенции.

Знания по данной позиции начинают усваиваться на учебных курсах "Основы социологии", "История социологии", но приоритет имеют все-таки курсы на третьем и четвертом годах обучения: "Теория и практика социальной работы", "Социология управления", "Социология маркетинга и рекламы", "Деловое общение", "Прогнозирование и проектирование". Важно показывать студентам, что социология не может быть закрытой - знанием экспертов, предназначенным только для экспертов, ее достижения должны быть доступны обществу. На примерах из истории развития прикладной социологии объяснить, какие решения принимались государством в России и в иных странах с опорой на данные социологов (например, в социологии труда, образования, в градостроительном планировании).

стр. Работа с заказчиком является одной из областей научного менеджмента, в которых современный бакалавр должен хорошо разбираться и постоянно совершенствовать свои практические навыки. Прежде мы стимулировали студентов в большей степени на проявление творческой мысли, воображения, учили проводить инициативные исследования, сегодня стоит задача обучить принять на себя функцию изучения важной социальной проблемы именно по заказу. В ходе освоения ОК-8 студенты должны получить представление о всех этапах работы с заказчиком (коммерческими организациями, бизнес-структурами, государственными и муниципальными органами): 1.

Маркетинговая деятельность. Обеспечение возможности получения заказа;

2.

Взаимодействие социолога с заказчиком на этапе заключения договора;

3. Работа с заказчиков во время проведения исследования;

4. Завершающая стадия работы с заказчиком: подписание итоговых документов, окончательные финансовые расчеты и обсуждение возможных перспективных проектов. Для взаимодействия с заказчиком студент должен обладать коммуникативной компетентностью и иметь хорошую социально-психологическую практическую подготовку в области делового общения.

Важно показать свои профессиональные знания и опыт работы социолога, а также заинтересованность в предлагаемой работе и проблеме, наличие необходимого ресурса для ее решения, то, что сегодня называют "портфолио" [Зеленко, Могилевская, 2009: 61 63;

Голуб, Чуракова, 2005: 181 - 195]. Научить собирать такие портфолио должны преподаватели на первом курсе. Назначение портфолио - продемонстрировать наиболее значимые результаты деятельности, самоценка студентом своих достижений и возможностей (перечень реализованных проектов, участие в олимпиадах и конкурсах, проведенные исследования, наличие опыта работы в команде, владение техническим оборудованием, программным обеспечением). Обращение к портфолио каждый год позволит студентам спланировать действия по преодолению трудностей и достижению более высоких результатов. В некоторых случаях потрфолио может выступить альтернативной формой оценки сформированности компетенций. Например, низкая оценка по курсу "Методология и методика социологического исследования" в портфолио может быть в некоторой степени компенсирована, если на старших курсах студент во время практики докажет, что смог освоить необоходимые навыки, получил знания путем самообразования и обучаясь у практиков.

На всех этапах взаимодействия в отношениях с заказчиками социолог должен обеспечивать профессиональное решение проблем, строго соблюдать условия, предусмотренные договорными отношениями или обязательствами, принятыми на себя в любой иной форме. Поэтому мы включаем в данную компетенцию владение этическими нормами организации социологического исследования. По нашему мнению, к элементам этой компетенции относятся не только профессиональные навыки, общий интеллект, но и социально значимые качества, которые позволяют социологу действовать эффективно в достижении определенной цели. Это - социальная ответственность, толерантность к депривированным группам, эмпатия. Мы считаем важным пояснить, что "социальная значимость профессии" предполагает не только оказание влияния на макроуровнях социума, но и роль нашей профессии для разных особых групп людей. Например, что изучение детей - это один из механизмов реализации прав ребенка (таким образом признается и демонстрируется самим респондентам интерес общества, взрослого мира к детскому общественному мнению). Пожилые люди часто в начале интервью проявляют агрессивность потому, что видят в социологе представителя власти, к которой у них имеются многочисленные претензии, довольно часто ждут от социолога разъяснений, пояснений по острым проблемам жизни.

Еще один из аспектов формирования компетенции - разъяснение информационной и просветительской деятельности социологов. Вот почему нужно учить готовить не только научные материалы для профессиональной среды, но и материалы, доступные всем слоям общества. Студенту также нужно дать возможность готовить откры стр. тые, яркие, эмоциональные публикации для массовых молодежных, студенческих, вузовских изданий и на сайтах в Интернете. В качестве полноправных письменных заданий могут выступать научные рефераты, эссе, электронные презентации, серии графиков, диаграмм, схем, пресс-релизы.

Пороговый уровень ОК-8 (обязательный для всех студентов-выпускников вуза по завершении освоения ООП ВПО), по нашему мнению, проверяется по наличию следующих индикаторов: получения оценки не ниже D по дисциплинам, входящим в группу формирующих данную компетенцию;

знания основного содержания Кодекса социологов, материалов российских и международных конференций;

умения подготовить аналитический отчет, аннотацию, рецензию социологических исследований;

апробации роли социолога по организации и проведению социологического исследования в рамках учебного процесса и во время практики;

соблюдения при проведении учебных социологических исследований этических норм во взаимодействии с различными группами респондентов;

знания и пользования материалами научных библиотек, архивами социологических данных, Интернет-источниками.

Повышенный уровень ОК-8 для бакалавров вуза по завершении освоения ООП ВПО фиксируется, если выпускник показал искреннюю заинтересованность в освоении специальности, имеет к окончанию бакалавриата большое практическое порт-фолио (апробировал возможности каждой из ролей социолога (исследователь, прогнозист, проектировщик, менеджер исследования), успешно участвовал в подготовке и проведении прогнозного исследования, прикладного исследования, готовил рекомендации по материалам, участвовал в популяризаторской, просветительской деятельности, в специализированных научных мероприятиях (конференциях, семинарах и пр.), опубликовал несколько статей, тезисов или иных материалов, оформил членство в профессиональных социологических сообществах, активно пользуется научными библиотеками, архивами социологических данных, Интернет-источниками на иностранных языках и пр.).

Наши разработки, конечно, нуждаются в перепроверке, уточнении, спецификации для различных вузов. Но мы надеемся, что эти идеи будут восприняты коллегами и что предложенные в данной статье подходы и некоторые аргументированные приемы приведут к становлению у будущих социологов высокой мотивации к выполнению профессиональной деятельности и к пониманию необходимости повышать роль социологической науки и практики в общественных процессах.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Голуб Г. Б., Чуракова О. В. Портфолио в системе педагогической диагностики // Школьные технологии. 2005. N 1.

Зеленко Н. В., Могилевская А. Г. Портфолио будущего педагога // Стандарты и мониторинг в образовании. 2009. N 1.

Каторгин Б. И., Черной Л. С. Россия не может обойтись без больших проектов (к 80 летию академика Г. В. Осипова) // Социол. исслед. 2009. N 12.

Кукушкина Е. И. Социологи и публицистика // Социол. исслед. 2011. N 3.

Майкова Э. Ю., Блохина М. В., Григорьев Л. Г. Проблемы активного обучения социологии // Социол. исслед. 2009. N10.

Нарбут Н. П., Подвойский Д. Г., Пузанова Ж. В., Цвык В. А. Опыт применения принципов Болонско-го процесса в социологическом образовании // Социол. исслед. 2008. N 9.

Осадчая Г. И. Заметки о социологическом образовании в России: рефлексия новых требований общества // Социол. исслед. 2009. N 2.

Осипов Г. В., Тощенко Ж. Т. В. А. Ядов в истории возрождения социологии в России (к 80 летию со дня рождения) // Социол. исслед. 2009. N 12.

Руткевич Е. Д. Питер Бергер - полвека творческого пути // Социол. исслед. 2011. N 1.

Сорокина Н. Д. О компетентностном подходе и проективном обучении (На примере курса "Конфликтология") // Социол. исслед. 2010. N 5.

Тощенко Ж. Т. Чему учить социолога и с чего начинать // Социол. исслед. 2008. N 7.

Шаронова С. А. Компетентностный подход и стандарты в образовании (сравнительный анализ стран ЕС и России) // Социол. исслед. 2008. N 1.

стр. СТУДЕНТЫ ГУМАНИТАРНОГО ВУЗА НА РЫНКЕ ТРУДА: ОПЫТ Заглавие статьи ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛУЖБЫ СОДЕЙСТВИЯ ЗАНЯТОСТИ Автор(ы) Д. А. ШЕВЧЕНКО, Д. А. КАПЛАН Источник Социологические исследования, № 11, Ноябрь 2012, C. 146- Кафедра. Консультации Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 52.6 Kbytes Количество слов Постоянный http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ адрес статьи СТУДЕНТЫ ГУМАНИТАРНОГО ВУЗА НА РЫНКЕ ТРУДА: ОПЫТ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СЛУЖБЫ СОДЕЙСТВИЯ ЗАНЯТОСТИ Автор: Д. А.

ШЕВЧЕНКО, Д. А. КАПЛАН ШЕВЧЕНКО Дмитрий Анатольевич -доктор экономических наук, профессор, заведующий кафедрой маркетинга и рекламы, начальник Управления маркетинговой и рекламной деятельности, службы содействия занятости Российского государственного гуманитарного университета (E-mail: shevm@rggu.ru);

КАПЛАН Дмитрий Александрович -аспирант кафедры маркетинга и рекламы РГГУ (E-mail: d.kaplan@list.ru).

Аннотация. Анализируется деятельность службы занятости в высшем учебном заведении, ее взаимодействие с работодателями, ее роль в продвижении студентов гуманитарных вузов на рынке труда.

Ключевые слова: гуманитарный вуз • занятость студентов • работодатель' рынок труда Взаимодействие вуза и работодателей становится важным показателем качества и надежности вуза, одним из критериев его конкурентоспособности на рынке образования и рынке труда. Этот показатель рассматривается в качестве приоритетного при оценке деятельности вуза, определения его финансирования и перспектив развития. Для решения проблемы трудоустройства студентов и эффективного взаимодействия с потенциальными работодателями в вузах создаются службы содействия занятости студентов и выпускников.

Технология работы Службы содействия занятости (ССЗ) студентов и выпускников.

Среди основных задач Службы: информирование студентов о вакансиях, стажировках и ситуации на рынке труда;

советы по поиску работы и трудоустройству, помощь в составлении резюме и подготовке к собеседованию;

рекламирование качества образования потенциальным работодателям с целью увеличения вакансий;

налаживание связей с компаниями-работодателями и знакомство студентов с ними в рамках различных мероприятий;

взаимодействие с аналогичными центрами других вузов, Ассоциацией центров трудоустройства вузов Москвы, содействующими трудоустройству молодых специалистов;

формирование информационных и материально-технических ресурсов для улучшения качества оказываемых услуг.

Работа служб занятости в вузах имеет свои уникальные черты и особенности. Работа Службы РГГУ учитывает объективные факторы, к которым относится тендерный показатель1. За 10 лет накоплен опыт и эффективные технологии работы. Служба имеет базу данных на 6248 выпускника.

С 2003 - 2004 учебного года в Службе организован постоянный контроль и учет вакансий со стороны работодателей2. За этот период предложено более 3000 вакан Троекратное превышение женского пола над мужским - соответственно, 77% и 23%. В РГГУ набор образовательных программ имеет гуманитарный уклон. Может быть, этим объясняется тот факт, что среди выпускников женщины чаще, чем мужчины, работают по специальности (соответственно, 55% и 47%, данные исследования 2011 г.) Мониторинг рынка труда, классификация вакансий и резюме ведется сотрудниками ССЗ РГГУ Климовой О. Ю., Фроловой Л. Н.

стр. Рис. 1. Распределение студентов, обратившихся за содействием в трудоустройстве (в % к числу опрошенных) сий от 2250 компаний. Интерес к вузу со стороны работодателей измеряется в среднем новыми вакансиями в месяц, что требует обработки и контроля по выполнению заявки со стороны специалистов Службы. Эта работа требует проведения специальной классификации вакансий, с одной стороны, резюме студентов, с другой стороны. При посредничестве Службы происходит "встреча" студентов с их будущей трудовой деятельностью. Стоит отметить, что за этот период вакансии для студентов с неполным высшим образованием составили 79% от общего числа вакансий;

для имеющих высшее образование - 22%;

вакансии на полный рабочий день - 70% от общего числа заявок;

с частичной занятостью - 30% вакансий;

в требованиях указано знание иностранного языка - 28%;

вакансий, где нужен опыт работы - 42%.

На рис. 1 приведена статистика обратившихся в Службу содействия занятости студентов за оказанием помощи в трудоустройстве. Студенты и выпускники узнают о предложениях работодателей из различных источников информации: интернет-страница Службы;

информационные стенды;

специальные встречи с представителями бизнеса;

выставки ярмарки;

специальные брошюры и информационные объявления. Для того чтобы обеспечить необходимой информацией студентов и выпускников, готовятся и размещаются специальные методические материалы;

объявления и листовки;

информация в периодических изданиях;

буклеты о составлении резюме, подготовке к собеседованию, поиске работы и т.п.;

журналы по трудоустройству: "Справочник карьериста", "Путеводитель по компаниям", "Энциклопедия Карьера";

газеты "The Career Forum", "Работа для вас", "Элитный персонал", "Вакансия от А до Я". Наиболее интересные статьи и материалы представляются в электронном виде на сайте в разделе "Соискателям".

Служба организует взаимодействие студентов и работодателей в формате ярмарок карьеры. Ярмарки получили свое развитие с середины 2000-х гг., в них приняли участие более 100 компаний3.

Служба предоставляет информационно-консультационные услуги, которые пользуются спросом со стороны студентов с первых лет обучения. С 2004 по 2011 г. в Службу за консультацией обратилось более 2900 студентов, аспирантов, выпускников. Известность Службы среди студентов растет. Проводя постоянный мониторинг источников получения информации, служба выяснила, что студенты преимущественно пользуются Интернетом.

Об услугах Службы узнают на сайте (46%), через друзей (26%), из информационных стендов (26%), из гида первокурсника, через ярмарки вакансий и от преподавателей и сотрудников университета.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.