авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --


( )


« »





– 2013




« »:

83 VIII « – 2013»:

. –.:, 2013. – 320.:.

ISBN 978-5-317-04659-0, VIII « – 2013»..




60. ©, ISBN 978-5-317-04659- ©.,, The Institutional Crisis in Greece and its Consequences for Social Inequality Dr. William Mallinson Ionian University, Greece The institutional crisis in Greece is very much a social and constitutional one, and closely related to its beginnings as a client state of a group of competing powers, as well as to a mentality of bakshish, cheating and clientilism – the favour culture bequeathed by around four hundred years of Turko-Ottoman occupation. It reflects the negative side of Balkanisation. Some even claim that the phenomenon of cheating goes back to Ancient Greece, where the god Hermes was worshipped by thieves and cheats. The same things return with different colours.

Plutarch wrote: Anacharsis laughed at Solon for supposing that his country men’s injustice and greed could be kept within bounds by means of written laws, which were more like spiders’ webs than anything else;

7 he said that they would hold the weak and the small fry who might get entangled, but would be torn to pieces by the rich and the powerful….the results turned out much more in accordance with Anarcharsis’ forecast than with Solon’s hopes.

There does indeed appear to be an inextricable link between Greece’s cliente listic system, which has served Greece fairly well when money abounded, and plain human corruption. Although it is undoubtedly the selfish foreign interests of govern ments and giant private shareholders, through a banking system that has become wild and unaccountable, which are responsible for having reduced Greece to a near ‘failed state’, the very clientilistic system of the Greeks themselves have aided the process.

The following, written by a British ambassasdor in 1981, could almost have been written today:

First, inefficiency and corruption. The Greek public service is bureaucratic, slow moving, and highly politicised. The administration finds it difficult to respond to the need for reform. Though the Greeks are good at making plans,they are less good at carrying them out, and past masters at changing them for new plans. Where the administration and citizen come face to face, there is also inefficient and some times inhumane bureaucracy.

Much of the ‘corruption’ in Greek public lifeamounts in my view to little more than the working to the limits of the political system, which allows and is indeed based on the principle of rousfeti, of favours done between pa tron and client. This is, as anthropologists can show, deeplyembedded in Greek socie ty, and serves a social purpose so long as the administration does not provide speedy and impartial treatment to its citizens. Accession to the European Community is cer tainly going to bring particular, and acute problems of adaptationin which some parts of Greek industry, unable to compete without protection,will go under. PASOK in power would be a force for instabilityand disintegration, damaging to western inter ests.

The crisis in Greece is certainly of an institutional nature, endemic in Greece, but more institutional internationally, in the sense that non-Greek institutions have contributed to the crisis, the European Central Bank sacrificing Greece to save the Euro. The IMF has even admitted this, a fortiori, of course. But the Greeks them selves, despite hunger, enormous unemployment and misery, have by and large so far accepted a host of unconstitutional measures.

Something will have to give. The consequences have been dreadful: a surge in suicides and huge salary cuts (especially for those with visible salaries). This is lead ing to a ‘them and us’ syndrome.

The hard-working low-paid civil servants versus the tax-avoiding lawyers, private doctors, businessmen, but above all, the members of parliament, who earn around ten times more than an ordinary policeman (c.9,000 and 800 Euros, compared to a about 4000 and 800 in Russia). As so often in a severe eco nomic crisis, extremism is also on the rise. Apathy at the corruption in political life, and despair at the continuing economic decline, are strengthening the possibility of a takeover by forces including the military, police and far-right political parties such as the fascist Golden Dawn (GD). Today, the passivity of citizens, already exhausted by successive waves of austerity and degradation led by Brussels and Berlin, would re duce the likelihood of any meaningful opposition to military rule. In any case, in a sense, there is already a de facto junta in Greece, with parliament passing various measures that can be deemed as unconstitutional, such as the very memoranda signed with the so-called ‘Troika’.

None of the above should single out Greece too much. German corruption has also been enormous, with Siemens even bribing Greek politicians and officials. The Al Yamani scandal in Britain is huge, involving an extremely corrupt state, Saudi Arabia. Nor is Russia free from the odd scandal. But their societies did not live under an alien administration for hundreds of years, and they were not born under foreign pressures, like modern Greece.

The problem for Greece seems to be the merger of internal systemic corrup tion with external selfishness.

Inequality: Imbalanced Society, Imbalanced Economy Jeffrey Sommers University of Wisconsin – Milwaukee The chief problem facing the global economy is a misunderstanding of the current crisis. Economies are delicate and robust rates of economic growth not the historic norm. Prosperity can only be achieved through a proper balance between de mand and supply Such a balance was achieved in the decades after World War II, where busi ness and labor shared in the economy’s productivity gains.

This created a virtuous circle of increasing profits, wages and available tax revenues for investment in infra structure that fueled even more prosperity. This balanced economy came to an end in the 1970s. Massive costs resulting from the beginnings of de-industrialization, global competition, America’s long wars in Indochina and the oil crisis of the 1970s created an economy that was ‘too hot.’ Cascading oil price increases of 1000% that decade, plus wage demands from labor exceeding the underlying economy’s ability to support it, resulted in ‘stagflation’:

slowing growth matched by inflation.

That untenable set of affairs was addressed by policies designed to cool de mand for commodities and restrain wage growth. Both were achieved in the 1980s and stagflation was halted. Unfortunately, the ‘real’ economy (not speculative bub bles) of production has never returned to balance. In fact, it was placed in a perma nent state of imbalance by high levels of inequality advanced by the US ‘freshwater school of economics (e.g., University of Chicago, University of Minnesota). This model spread globally by economists who studied in the United States and came to be implemented under the guise of terms such as the ‘labor market flexibility’ hypothe sis. As the US economy outperformed Europe in the 1980s it was thought this was due to its more ‘flexible’ (insecure and largely non-unionized workforce). In fact, US gains in the 1980s were actually more from its decreased dependence on energy im ports that decade, plus the role of dollar seignorage.

In short, the data shows that flexibility (pauperizing labor) will not return our economies to balance and only increases unemployment.

We should stop ‘fighting the last war’ of wage suppression that was used to deal with the 1970’s economic cri sis resulting from too much economic demand (a supply-side crisis). This strategy represents a veritable ‘Maginot Line’ solution to our current economic fight.

The cur rent economy looks far more like that of the insufficient economic demand of the 1930’s (a demand-side crisis) in structure than that of the 1970’s.

Thus, it requires a totally different set of policies to get in balance. Labor flexibility and austerity in the context of a demand-side crisis can only lead to deeper economic imbalances. What we need is a return to the understanding of labor by the 19 th century classical eco nomic tradition. As the great classical-era economist Alfred Marshall noted, “highly paid labour is generally [more] efficient and therefore not dear [expensive] labour.” We would do well to return to this wisdom we have since forgotten.

Неравенство российского населения в отношении качества жизни и предпочитаемый социальный порядок Аверин Ю.П., Добренькова Е.В.

Социологический факультет МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва В выступление раскрываются методологический подход к исследованию неравенства населения в отношении качества жизни и механизмы его влияния на отношение к существующему социальному порядку в обществе и государст ве, на предпочтения различных общностей по поводу его качественного изме нения в зависимости от состояния данного неравенства.

Показаны возможности синергетического подхода для объяснения данного влияния.

На основе резуль татов социологического исследования объективных и «ощущаемых»

парамет ров качества жизни дан анализ состояния неравенства в отношении качества жизни среди жителей различных видов поселений России – центральных и рай онных городов, сельских поселений.

Выявлен характер предпочтений жителей этих поселений по отношению к качественно различным видам социального порядка в обществе и государстве, которые характерны для демократического социализма, либеральной демократии и «серединного»

по отношению к ним порядка, в зависимости от состояния качества жизни жителей данных поселе ний.

Сделаны вывод о том, как соотношение материальных и духовных пара метров качества жизни влияет на выбор данных предпочтений.

Гендерные аспекты социального неравенства в Кыргызстане Алимова Г.Б.

Факультет «Бизнеса и менеджмента»

Ошского государственного университета, Кыргызстан Проблема социального неравенства в Кыргызстане обостряется в усло виях обнищания существенных слоев населения страны.

От бедности и соци ального неравенства в первую очередь страдают женщины, потому что женское населения изначально имеют слабые позиции на рынке труда, подвергаются скрытой половой дискриминации на производстве.

В структуре безработных преобладают женщины.

В отраслях экономики, в случае сокращения работни ков, женщины чаще подвергаются сокращению и переводу к условиям труда с неполной занятостью.

Размер средней заработной платы женщин ниже, чем средняя заработная плата мужчин.

В «карьерном марафоне»

женщины также отстают сильно;

7 доля женщин среди руководителей высшего и среднего звена катастрофически мала.

Многие женщины занимаются челночным бизнесом в целях обеспече ния своих семей.

Очевидно, что женщины, занимающиеся частным предприни мательством, подвергают свое здоровье к различным опасностям, меняются ре продуктивные установки этих женщин.

Удаленность женщин от своих семей отрицательно сказывается в воспитании детей, растет детская беспризорность, повышается риск распада семей. Государство не способно эффективно поддер жать рождение детей, что также деформирует репродуктивные мотивы жен щин.

Многие молодые женщины из Кыргызстана находятся в сексуальном рабстве на территории иностранных государств.

Коррумпированность всех ветвей власти делает невозможным эффективную борьбу против лиц, зани мающихся вывозом этих девушек за границу обманным путем.

В условиях системного социально-экономического кризиса в обществе и безработицы на блюдается распространение проституции среди женщин практически во всех регионах республики.

Женщин стали чаще употреблять алкогольные напитки на фоне того, что цены на алкогольную продукцию в Кыргызстане всегда росли умеренно, чем цены на другую продукцию широкого потребления.

Образ жизни женщин также претерпевает изменения на фоне заметного усиления исламской демагогии, которая усиливается в условиях слабости госу дарственных и общественных институтов.

Начали наблюдаться случаи массо вого вовлечения женщин в орбиту деятельности сетевых религиозных сект раз личной направленности. Это приводит к эрозии института брака в обществе, разрушению семей и деформации устоявшихся основ здоровой семейной жиз ни.

Влияние фактора этнической толерантности на стабильность межнациональных семей Ананьина В.Т.

Уральский Федеральный Университет имени первого Президента России Б.Н.Ельцина, Россия, г. Екатеринбург Россия страна со сложным этническим составом населения, по итогам переписи 2010 года, кроме русских, которые составляют 80,9 %, живут более 170 этнических единиц 1.

Проблемы в области этнической толерантности усилились после распада СССР, во-первых по причине того, что данное собы тие было воспринято, как «историческая травма»

2, во-вторых данные пере писи населения 1989 года свидетельствуют, что в СССР русские составляли 51% от всего населения 3, соответственно национальные движения в респуб ликах обострили межэтнические отношения, способствовали увеличению на пряженности, показав проблемы социального неравенства.

На сегодняшний день исследования этнической толерантности обуслов лены всеобщей интеграцией и унификацией.

Вследствие этого глобального процесса происходит трансформация всех сфер жизни российского общества, в том числе, и изменений брачно-семейных отношений.

Процесс глобализации оказывает колоссальное влияние на увеличение миграционных потоков, что способствует росту числа межнациональных семей.

Данные трансформации создали это уникальное социальное образова ние, которое обладает системой ценностей, эффективными способами социали зации и адаптации в условиях повышенной социальной напряженности, нера венства.

Наибольший интерес приобретает изучение факторов оказывающих влияние на стабильность межнациональных семей, с учетом специфики ее по требностей в сохранении этнической идентичности, и необходимости принятия этнического многообразия.

Стабильность таких семей определяется не только традиционными факторами, но и толерантностью ее членов к особенностям и обычаям «других».

Этническая толерантность внутри межнациональной семьи влияет на межэтнические установки и за ее пределами, способствуя уменьше нию межэтнической напряженности.

Литература 1. Всероссийская перепись населения 2010 г.

URL:http://www.gks.ru/free_doc/new_site/perepis2010/croc/perepis_itogi htm (дата обращения 10.01.2013).

2. Социология межэтнической толерантности / Отв.




— М.:

Изд-во Института социологии РАН, 2003.

— 222 с.

3. В.А.

Болдырева Итоги переписи населения СССР [Электронный ресурс] / Москва: Финансы и статистика, 1990 г. – Режим доступа:

http://istmat.info/files/uploads/17594/naselenie_sssr._po_dannym_vsesoyuznoy _perepisi_naseleniya_1989g.pdf (дата обращения:


Местные сообщества, муниципальная власть и миграция Антипьев К.А.

Пермский национальный исследовательский политехнический университет, Россия, г.

Пермь Проблема миграции населения на сегодняшний момент становится всё более актуальной.

Об этом свидетельствует и тот факт, что политики всё чаще высказываются по теме миграции, она становится всё более востребованной и в публицистике и в научных исследованиях.

Россия занимает второе место в ми ре (после США) по числу мигрантов.

По многочисленным данным, сегодня в нашей стране не менее 10 миллионов мигрантов [1].

Из них менее миллиона находится на легальном положении.

Но если США как суверенное государство изначально созданная мигрантами, а американская нация состоит из разных эт носов, то в России многие этносы компактно проживают на протяжении столе тий на определённой территории.

Отсюда и большая болезненность восприятия «чужаков»

местными сообществами, как в городах, так и в сёлах и посёлках.

Тем более в условиях высокого уровня безработицы, неравенства и низкого ка чества жизни большого числа россиян.

Проникновение этнических диаспор в местный бизнес и структуры власти, низкая адаптация приезжих при постоян ном росте их численности, высокий уровень преступности среди мигрантов, вызывают недовольство местного сообщества.

Поводом к перерастанию межэтнической напряжённости в конфликт может быть любой случай, в том числе бытового характера между «своими»

и «чужими».

Такие конфликты вспыхивают с достаточно высокой регулярностью и информация о них быстро расходиться по СМИ.

Предшествует появлению открытого конфликта возрастание социальной напряжённости, которая так или иначе игнорируется властями, часто придерживающейся позиции - «само обой дётся».

Сюда можно отнести достаточно недавние конфликты в :


Кондопога (Карелия);

7 г.

Москва (Манежная площадь, Бирюлёво), с.

Карагай (Пермский край), п.Демьяново (Кировская область), п.

Сагра (Свердловская область), г.

Пугачёв (Самарская область), и в целом ряде других, особенно южных регио нах.

При возникновении конфликта между местным населением и «приез жими», как показывает современная российская практика, усиленно замалчива ется природа конфликта, категорически отвергается «национальная»

состав ляющая конфликта.

Зачастую отвергается и само наличие конфликта.

Это свя зано с тем, что федеральная власть упорно отрицает наличие у нас в стране серьёзных межэтнических проблем, отвергает формулировку «межэтнический конфликт», списывая всё на «бытовой конфликт»

или «криминальные разбор ки».

Между тем, подобные конфликты серьёзно подрывают авторитет местной власти, не готовой к регулированию конфликтов подобного рода.

Как правило, подобное замалчивание конфликта или изменение его природы, выгодно мест ной или региональной власти, опасающейся негативной реакции власти феде ральной.

Тем самым истинные причины не устраняются, а временно сглажива ются.

Практика показывает, что, к сожалению, органы местного самоуправле ния не владеют методами и технологиями урегулирования возникающих кон фликтов.

Более того, нередко своими непрофессиональными действиями ини циируют их возникновение.

Литература 1. В России самое большое количество нелегальных мигрантов [Электрон ный ресурс] // Русский обозреватель.


29 июня. URL: http://www.rus obr.ru/days/ Институциональный кризис семьи и семейно-демографических структур в контексте социальных изменений и социального неравенства Антонов А.И.

Социологический факультет МГУ им.



Ломоносова, Россия, г.

Москва Базовые институты общества - семья, церковь и государство изначально были полифункциональными и обеспечивали не только выживание, но сохра нение общностей на основе разделения труда и семейных ролей, социокультур ной солидарности и также обеспечивали демографическое воспроизводство.

Исторические изменения социальной структуры в ходе социальной дифферен циации ведут к трансформации социальных институтов, их взаимосвязей.

Превращение общества из объединения семей в объединения индивидов ведет к рассогласованию и противоречию между социальной структурой и вос производством демографических структур.

В доиндустриальную эру стабиль ность института семьи достигалась за счет неразделимости семьи и экономики в преобладающем – земельном – типе крестьянской семьи, где имела место со вместная деятельность родителей и детей и взаимная дополнительность семей ных и производственных ролей, что вело к приоритету старших поколений и многодетности.

Возникновение протоиндустриальной семьи обусловлено наличием майората (и тем самым, социальным неравенством), а также тенденцией парных семей к отделению от расширенной семьи, т.е.

к нуклеаризации.

Протоиндуст риальная семья, практикуя фабричные (коллективные) методы организации сельскохозяйственного и ремесленного производства и продолжая базироваться на семейной сплоченности, сглаживающей конфликтность индивидуальных различий членов семьи, способствует распространению индустриального капи тализма, в свою очередь, разрушающего новый тип городской нуклеарной се мьи.

Современная семья появляется на исторической сцене функционально и структурно ослабленной, лишившейся свойственных ей функций в пользу ин ститутов образования, воспитания, религии, работы, правительства.

Становясь сугубо потребительской ячейкой самообслуживания и самогигиены, сжатой в своих циклических и структурных размерах (семейный цикл из пожизненного становится временным - сужается до сроков совершеннолетия и отделения пер вого ребенка, а репродуктивный цикл редуцируется к сексуально контрацептивному метаболизму) нынешняя семья лишается своей опоры – со циокультурных норм многодетности семьи.

Крах слитности брачного, сексуального и репродуктивного поведения разрушает регуляционный механизм рождаемости и семейной стабильности, ведя к допустимости добрачных отношений, контрацепции и абортов, разводов и внебрачного материнства, и др.

Ослабление роли семьи как посредника во взаимодействии личности и общества усиливает внесемейные ценностные ори ентации членов семьи на личные достижения, ведет к перевесу их над ценно стью семейного образа жизни и ценностью детей.

Распад единства семейного МЫ на изолированные Я перестает компенсировать семейное неравенство по родству, возрасту, полу, семейному статусу и внутрисемейным ролям.

Крах сплоченности устраняет действие взаимной дополнительности и обостряет раз деление и отдаление друг от друга.

Члены семьи, стремясь уменьшить кон фликтность, начинают искать подобия семейной сплоченности во внесемейных отношениях, способствуя функционированию эгоцентрической семьи.

Таким образом, ценностно-институциональный кризис семьи обнажает на внутрисемейном уровне индивидуальные различия, ведя к разводам, а на ин ституциональном уровне демонстрирует неравенство семьи среди других ин ститутов, подвергаясь в известном смысле дискриминации и эксплуатации.

Заметнее всего это на примере многодетных семей – нового социального мень шинства, выполняющего относительно общества и государства значимые функции демографического воспроизводства, и подвергающегося со стороны микроокружения негативным санкциям.

В связи с этим возникает социальная необходимость в устранении не благоприятных демографических тенденций и в нейтрализации семейно демографических факторов социального неравенства.

Задача активизации се мейно-демографической политики, связанная с выравниванием положения ин ститута семьи среди государственных институтов будет при своей реализации в предстоящие десятилетия способствовать устранению депопуляции и нормали зации социальной структуры, в том числе минимизации негативных трендов социального неравенства.

Система медицинского обслуживания как механизм воспроизводства социального неравенства Антонова Н.Л.

Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б.Н.

Ельцина Россия, г.

Екатеринбург Современная система медицинского обслуживания населения в России базируется на принципах обязательного медицинского страхования и регламен тирована Законом РФ "Об обязательном медицинском страховании в РФ" (2010 г.).

Декларация равенства, закрепленная в законодательной базе, на практике выражается в ограничении доступа к медицинским услугам и воспроизводстве социального неравенства.

Опираясь на результаты наших социологических исследования (2004 2010), проведенных в Свердловской области, обозначим две наиболее уязвимые группы населения в сфере оказания медицинской помощи.

К первой группе следует отнести население, проживающее на террито риях, удаленных от крупных городов.

Результаты исследования (2008) показа ли, что более половины опрошенных жителей сел испытывают дефицит узких специалистов и медицинского оборудования, необходимого для диагностики заболеваний, т.е.

качественную медицинскую помощь селянин может получить только в крупном городе.

Ко второй группе следует отнести трудоспособное население, в том чис ле и высокодоходные группы.

Квоты на лабораторные исследования и диагно стику, как отмечает специалист страховой медицинской организации, заканчи ваются, и население вынуждено оплачивать услуги из собственных средств.

Врач определяет в такой ситуации кто получит талон или направление на полу чение бесплатных медицинских услуг, и это, как правило, оказывается пожилое и старое население, для которого потребность в медицинской помощи выше, а материальное положение ниже, чем у трудоспособных групп.

Особо необходимо отметить и социальное дно, для которого медицин ские услуги становятся практически недоступны.

Это бездомные, мигранты (иностранная рабочая сила), которые, с одной стороны, не имеют полиса обяза тельного медицинского страхования, наличие которого обеспечивает получение медицинского обслуживания, и, с другой стороны, становятся источником воз никновение и распространение социально опасных заболеваний (туберкулез, кожные заболевания, заболевания, передающиеся половым путем, и др.), что представляет собой реальную угрозу потенциалу здоровья общества.

Социальное неравенство и коррупция в современном мире Ардельянова Я.А.

МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва Социальное неравенство и коррупция сегодня являются ключевыми эко номическими и социальными проблемами российского общества, а также мира в целом.

Чаще всего коррупцию изучают в контексте экономического развития, а социальное неравенство рассматривается во взаимосвязи с социальной струк турой общества.

Предлагаем обратить внимание на такую проблему как взаи мосвязь коррупции и неравенства в современных обществах.

Будем исходить из позиций, что неравенство присуще любому обществу, вопрос в его масштабах и коэффициенте разницы между обеспеченным слоем и малообеспеченным.

Су ществуют разные точки зрения современных исследователей на взаимосвязь коррупции и социального неравенства и степень этой взаимосвязи.

Рассмотрим эту взаимосвязь и проинтерпретируем ее исходя из современной социальной обстановки.

Существует подход, согласно которому коррупция увеличивает неравен ство доходов (Sanjeev Gupta, Hamid Davoodi, Rosa Alonso-Terme).

Между уров нем коррупции и неравенства существует прямая взаимосвязь.

Это происходит из-за неравного распределения собственности и доступа к образованию.

Кор рупция приводит к уклонению от уплаты налогов, неполучению адресатами со циальных программ, на них направленных, в итоге социальная политика приво дит к увеличению неравенства.

Согласно данному подходу, если мы добьемся сокращения объемов коррупции, то и уровень неравенства автоматически сни зится.

Этот подход развивается в рассуждениях о том, что неравенство доходов увеличивает уровень коррупции через материальные и нематериальные меха низмы (You Jong-Sung, Sankeev Khagram).

Что касается обратной зависимости, то высокий уровень коррупции обычно ассоциируется с высоким уровнем неравенства, но гипотеза о сильной прямой зависимости – спорна.

Неравенство порождает коррупцию и ведет к за висимости бедных от политических лидеров.

Неравенство ведет к клиентелиз му.

Социальная группа, находящаяся наверху социальной лестницы, одобряет коррупцию и может без нее обходиться, а те, кто внизу этой лестницы не одоб ряют, но не могут обходиться без коррупции.

Она необходима им для выжива ния в сложной социальной и экономической обстановке.

Но не все так одно значно.

Если изучить межстрановые исследования, то корреляция между нера венством и коррупцией слабая.

Можно привести в качестве примера ряд стран, где наблюдается высокое неравенство и низкий уровень коррупции (Сингапур, Великобритания, Новая Зеландия).

Таким образом, коррупция и неравенство не связаны напрямую.

Данные отклонения можно объяснить через категорию до верия.

Социальный потенциал населения в социально-политической сфере региона Арсланова С.К.

Набережночелнинский государственный торгово-технологический институт, Россия, г. Набережные Челны Российские регионы являются экономически неоднородными, что связа но с межрегиональной асимметрией темпов рыночного реформирования и раз нообразием осуществления реформ.

Функционирование экономики в значи тельной степени определяется устройством управления на территории, форми рующим экономические законы, обеспечивающим и создающим эффективные права собственности, оказывающим влияние на политику развития.

Изучение направлений совершенствования социального потенциала населения региона обуславливает рассмотрение социального потенциала политической сферы.

Социальный потенциал населения Республики Татарстан в политической сфе ре региона изучен в авторском исследовании на материалах Республики Татар стан.

Политическая сфера региона является наиболее динамичной и реактив ной.

С социологической точки зрения, политическое заключает в себе целый мир, не обязательно проявляющийся политическими действиями и процессами.

Потенциал политической сферы характеризуется не только политической ак тивностью, но и готовностью к ее проявлению.

Около трети респондентов не удовлетворены деятельностью власти (32,1% – в РТ и 37,3% – в пунктах проживания).

Анализ самооценки предпола гаемой активности респондентов позволяет сделать вывод, что из числа полно стью удовлетворенных деятельностью властных структур в Татарстане треть (32,2%) сделали бы все, чтобы власть стала сильнее.

Среди тех респондентов, которые удовлетворены частично, либо совсем не удовлетворены деятельно стью властных структур примерно половина считают какие-либо попытки вли ять на власть бесполезными (соответственно, 42,1% и 52,8%).

Удовлетворен ность деятельностью властных структур является фактором, оказывающим влияние на потенциальную активность населения региона.

Более 40% респон дентов считают бесполезным пытаться оказывать влияние на характер власти.

По данным наших исследований социальный потенциал политической сферы региона изменяется в направлении демократической модели, которая в свою очередь, способствует развитию потенциала населения в экономической сфере.

Социальное неравенство в системе высшего профессионального образования Асадуллина Г.Р.

Башкирский государственный университет, Россия, г.

Уфа Сегодня социальное неравенство в системе высшего образования прояв ляется в лишении возможности большинства молодых людей в приобретении качественного профессионального образования и, следовательно, оно становит ся основой для формирования новых экономических классов, страт и слоев.

На всем протяжении истории человечество создавало миф об образовании как о самом лучшем средстве преодоления ограниченности человеческой природы и социального неравенства между людьми.

Но в то же время история свидетель ствовала о том, что как только образовательный уровень социальных низов возрастал, а само образование охватывало все более широкие социальные слои, то параллельно с этими процессами инициировались процессы порождения но вых форм образовательного неравенства, которое закрепляло существующее в обществе социальное неравенство.

С одной стороны, статистика показывает, что за последние десять лет численность студентов в России постоянно растет, что свидетельствует о дос тупности высшего образования.

С другой стороны, этот прирост во многом яв ляется результатом инвестиций в образовательную сферу не столько государст ва, сколько самого населения, возрастает численность студентов, обучающихся за плату.

Развитие коммерческой основы высшего образования, ее жизнеспо собность во многом определяются растущим уровнем доходов отдельных групп населения, которое происходит на общем фоне снижающегося материального достатка большинства граждан России.

Очевидно, что платность образования повышает его доступность для обеспеченных, но снижает для бедных семей.

Помимо доходов, на доступность высшего образования влияют другие факто ры — это место жительства, школьная успеваемость, качество школьной подго товки, образование родителей, неформальные связи и т.д.

Сегодня в системе высшего образования очевидна тенденция, продол жающаяся на протяжении не одного десятилетия, в проявляющейся изоляции от высшего образования достаточно значительных групп населения.

Таким образом, образование и сегодня продолжает оставаться неотъем лемой социальной необходимостью для каждого члена общества.

В обществе, в котором формируется определенная система распределения социальных благ, получение образования, особенно качественного высшего образования, стано вится социальной проблемой, которая в итоге сводится к проблеме социального неравенства.

Политическая структура мира Афанасьев В.В.

Социологический факультет МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва С 11 сентября 2001 мы имеем дело с американской мировой империй, ко торая борется со старыми национальными государствами - основной формой политического единства на предшествующей стадии исторического развития, соответствующей эпохе политического господства буржуазии.

Если рассмот реть историю Европы как поочередное господство следующих четырех классов или сословий (духовенства, дворянства, буржуазии и городской массы), то можно говорить и о смене четырех исторических форм политических единств.

Религиозные империи распадаются на части - отдельные национальные государства, которые в своем развитии проходят две стадии:

монархию и рес публику, что можно условно считать господством военной аристократии и бур жуазии.

Эпохе цивилизации, т.е.

эпохе господства городских масс, соответству ет формирование на развалинах бывших национальных государств мировой им перии.

Сегодня в Америке власть захватили «массы», то есть так называемое «четвертое сословие».

Но сказать «массы», значит, ничего не сказать.

На самом деле речь идет о политическом господстве городского пролетариата, который не склонен больше работать, а хочет наслаждаться за чужой счет и для этого, как говорится, «все средства хороши», в том числе и терроризм.

Для мирового сообщества, интересы которого представляет сегодня США, принцип территориального суверенитета национального государства ус тупает место принципу прав человека.

Поскольку старые национальные госу дарства по сравнению с «одинокой сверхдержавой»

несравненно малы и асси метричны по всему военному потенциалу, то Америка прибегает к тактике ор ганизации «гражданской войны»

для свержения любой неугодной политиче ской элиты.

Во многих современных государствах интересы политической элиты не согласуются с интересами народа.

Они финансируются международными кре дитами и без них не могут существовать.

Осознавая свою зависимость от Запа да национальные элиты всегда готовы служить интересам западных стран, и действуют порой против интересов своего народа.

В определенный момент элиты не находят поддержки внутри страны и вынуждены бежать туда, куда они уже перевезли свои сбережения и свои семьи.

Однако современные СМИ способны укрепить их позиции вопреки мнению избирателей.

Вопрос состоит только в том, насколько хватит денег для финансирования дорогостоящих де мократических элит и современных электронных СМИ?

К вопросу об устойчивом развитии общества Ахмедова М.Г.

Российский государственный социальный университет, Россия, г. Москва В применении к пониманию социальной жизни идея устойчивого разви тия имеет некоторые особенности, заставляющие выделить этот вопрос для от дельного рассмотрения.

Исследование целесообразной социальной деятельно сти на основе научно-философских представлений о закономерностях развития общества остается одной из важных в социально-философском знании.

Перед учеными и политическими деятелями стоит проблема выработки научно обос нованных подходов к изучению устойчивого развития общества и последствий ее проявлений в истории.

«Эволюционный процесс всегда есть единство и взаимодействие друг друга уравновешивающихся тенденций – устойчивости и неустойчивости.

Обе группы связей в их противоречивом единстве необходимы для развития систе мы.

При этом существуют разнообразные формы разрешения противоречий между указанными тенденциями, одной из форм является достижения равнове сия.

Но если одна тенденция будет доминировать над другой, то развитие при останавливается.

Даже в том случае, когда стабильность преобладает над не стабильностью, развитию системы наносится неповторимый урон [1, с.


«Устойчивость, доведенная до своего предела,- прекращает любое развитие.

Оно противоречит принципу изменчивости.

Чересчур стабильные формы – это тупиковые формы, эволюция которых прекращается» [2, с.

43]. Но возможны и другие варианты, когда чрезмерная интенсивность может привести систему к разрушению, а при относительно малой, напротив, стимулирует развития.

Сле довательно, для относительно благоприятного устойчивого развития общества необходимо, единство противоположных тенденций, эволюции и инволюции чтобы оба вида связей находились в органическом единстве, чтобы тяготения к устойчивости дополнялось стремлением к ограничением стабильности.

К тому же необходимо учитывать, что развитие осуществляется в рамках существую щего порядка, а это последний на пути движения общества воздвигает разного рода барьеры, контролирует, и если надо, ограничивает развитие в том или дру гом направлении. Изменения могут происходить как стихийно, так и целена правленно, повлечь за собой разрушение соответствующих структур, обеспечи вающих стабильность, устойчивость общества.

И одной из задач общества должно стать всемерно оберегать социальные контакты и таким образом под держивать необходимый темп и ритм развития, которое имеет многообразные формы проявления и поэтому не может выступать в какой-то универсальной форме.

Социальная история человечества на протяжении веков демонстрирует противостояние двух типов социальной динамики.

В одном из них присутству ет сильнейшее направляющее действие социал-дарвинистских идей борьбы за существование, выживание сильнейшего как двигателей естественного процес са.

Дальнейшее восхождение человечество видится на путях борьбы и вытес нения слабых и неприспособленных форм.

Цель «вытеснять», а не развиваться не сможет в перспективе обеспечить и выживание.

Это – динамика техниче ская, паразитарно- коммерческая, ведущая к установлению жесткой однопо люсной системы мира.

На достижение гармоничного развития человечества, в концепции ус тойчивого развития говориться о необходимости сократить разрыв между бога тыми и бедными странами и приложить больше усилий для охраны окружаю щей среды.

Идеологи устойчивого развития общества призывали страны мира перед лицом надвигающих экологических и социальных катастроф стать скромнее в отношении требований развития, ощутить единство перед грядущей опасностью.

Однако на самом деле, именно развивающим странам предлага лось не вступать в непосильную гонку, предпочесть так называемую устойчи вость развитию, которая удовлетворяет Запад, но не удовлетворяет не западные страны.

Право на развитие оказалось в числе неотъемлемых прав.

Одно то, что США не ратифицировали Киотский протокол, направленный на ограничения человеческого вмешательства в природу, лишний раз свидетельствует, что се годня концепция устойчивого развития, имеющая позитивные задачи, работает только на ограничения роста менее развитых стран, не затрагивая «золотой миллиард».

«В двадцать первый век мы вступили, когда противоречие труд – капитал глобализировалось, приобрело вид:

«золотой миллиард»

остальной мир, - и это качественно изменило как масштабы, так и сложность решаемых человечеством проблем» [1, с.


Другая нравственно-гуманистическая, обосновывает самодостаточную и высшую ценность человеческой личности призванного, преобразовать не только внешний мир, но еще несовершенную собственную природу.

Для данно го типа социальной динамики противоестественен эгоцентрический идеал бу дущего, якобы принадлежащего тем, кто, руководствуясь эгоизмом, доводит до крайнего выражения принцип «каждый для себя».

Полная и устойчивая эволю ция невозможна без определенного, пусть даже минимального, продвижения всего мира в целом.

В противном случае нарушается целостность, не только гармония, но и равновесие целого будет нарушено, потому что какая-то часть общества будет не способна продвигаться в этом направлении.

Вход сверхчело вечество открывается не для одного избранного народа – это возможно только под напором всех вместе и в том направлении, в котором все вместе могут со единиться и завершить себя в духовном обновлении Земли.

Литература 1. Ахмедова М.Г. Ноосферные измерения социальной эволюции.

М., 2006.


Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития.

М., 1987.

Социальное неравенство как преграда региональной интеграции Багаева А.В.

Социологический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова, Россия, г.

Москва Процессы интеграции, с разной степенью глубины свойственные всем регионам мира, обнаруживают сохраняющуюся силу традиционных форм жиз ненного уклада, многие из которых отражают и, более того, закрепляют соци альное неравенство.

Там, где новая социальная организация зарождается не в порядке «органического», т.е.

естественно-исторического развития, а в процес се трансформации традиционных форм организации социумов (сословий, каст, племен, общин) под влиянием извне, общество сложно и длительно переживает не только социальное перерождение в социум современного типа, но и процесс вызревания интеграционных предпосылок.

Важнейшей предпосылкой региональной интеграции является установ ление жесткой связи между экономическими, рыночными основаниями обще ства и системой представительной демократии, как условием его развития, с одной стороны, и образованием новых социальных субъектов и их организаций, с другой стороны.

Социальное неравенство провоцирует неустойчивость соци альных ролей субъектов формирующегося гражданского общества, когда со временные социальные группы, одновременно выступающие агентами инте грации (предприниматели, интеллектуалы и др.), стремятся реализовать себя через механизмы патернализма и клиентелы.

В этих условиях основными субъектами рынка являются традиционные общности, которые не заинтересо ваны в формировании общего, открытого соседям рынка, предпочитая контро лировать локальные рынки.

Препятствием зарождению интеграционного процесса оказывается и резкая асимметрия взаимосвязи государства и формируемых институтов граж данского общества.

Она выражается как в том, что отсутствует параллелизм развития одного и другого, исторически свойственный западным странам и усиливающийся по мере их социально-экономического и политического разви тия, так и в том, что многие структуры гражданского общества в условиях со циальной нестабильности, порождаемой критическим уровнем социального не равенства, выбирают даже не популистский, а экстремистский вариант решения наиболее болезненных общественных проблем.

Этот вариант, как правило, свя зан с изолированием национального социума от других.

В большинстве стран, где социальное неравенство является острой проблемой, лишь государство могло бы взять на себя реализацию интеграционной стратегии.

Но у таких го сударств часто имеются и другие проблемы, к которым следует отнести про блемы внутренней безопасности, а это ограничивает их интеграционные уст ремления.

Местное самоуправление как способ решения социальных проблем Баженов А.М., Мартынова Т.М.

Тульский государственный университет, Россия, г.

Тула Самоуправление в России традиционно было связано с земской идеей – идеей народности, власти, исходящей от земли, от народа.

Местное самоуправ ление в форме земства в российских городах и весях было известно еще с XVI века, но наибольшего расцвета оно достигло в период между 1864 и 1917 года ми.

Как известно, 1 января 1864 г.

было утверждено «Положение о губернских и уездных земских учреждениях».

В их компетенцию входило:

заведывание ка питалами, имуществами и деньгами земства;

7 содержание земских зданий и пу тей сообщения;

7 меры по обеспечению «народного продовольствия», мероприя тия по благотворительности, взаимное земское страхование имуществ;

7 попече ние о развитии местной торговли и промышленности;

7 санитарные меры, уча стие в отношениях в области здравоохранения и образования.

Но в то же время следует отметить и другие стороны в организации об щественной жизни.

Власть в России всегда была устроена так, что ресурсы и полномочия стягивались «наверх», а обязанности и ответственность передава лись «вниз».

К сожалению, федеральный центр и сегодня с трудом отступает от этого правила.

Складывается впечатление, что он отдает приоритет в реформе местного самоуправления не росту народовластия, а упорядочению системы управления.

В 131 Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», который был принят в 2003 г.

и вступил в силу с 1 января 2009 г.

на всей территории страны, фиксируется раз деление всех муниципальных образований на три типа:

поселения, муници пальные районы, крупные города.

Логика жизни и здравый смысл побуждают всех граждан России к ра циональным действиям:

не нужно ждать разрешительных законов от центра, а надо приступать к самостоятельным действиям.

Видимо, начинать нам необхо димо с терпеливого решения местных социальных проблем и объединяться для этого по каждому поводу – бытовому, профессиональному, культурному, жи тейскому.

Разумеется, реформирование системы местного самоуправления во многом будет зависеть от активности и поддержки его самими гражданами Рос сии.

А пока реальность выглядит не самым лучшим образом.

Часто в среде на ших соотечественников высказываются сомнения в возможности найти таких людей, которые способны посвятить свои силы и время решению социальных проблем.

Итак, местное самоуправление в России является одним из способов ре шения социальных проблем.

Гендерная дифференциация общества как составляющая социального неравенства Байбурина Д.Г.

Башкирский государственный университет, Республика Башкортостан, г.Уфа Гендерная дифференциация общества имеет глубокие исторические корни, связанные с характером общественного разделения труда, неравномер ным распределением материальных благ и функций власти, а также существо ванием жестких патриархатных и религиозных предписаний, утверждавших главенство мужчин и подчиненность женщин, и в этом контексте гендерное не равенство является, по сути, первой исторической формой общественного не равенства.

В своей работе «Социальное конструирование гендера»

(1994) амери канский социолог и философ Джудит Лорбер рассматривает гендер как соци альный институт, формирующий различные по распределению прав и ответст венности социальные статусы, неравенство которых и является «основным строительным блоком»

системы социальной стратификации.

С переходом России к рыночным отношениям и вовлечением в глобали зационные процессы проблема гендерного неравенства приобретает еще боль шую остроту.

Дискриминация женщин в различных сферах публичной и при ватной жизни находит свое проявление в опережающем росте женской безра ботицы (при более высоком уровне образования женщин) и феминизации бед ности, более низкой оплате труда по сравнению с мужчинами (при равной ква лификации), возрастании семейных обязанностей (контракт работающей мате ри), ограничении доступа к руководящим должностям и во властные структу ры.

Гендерные отношения представляют интерес не только с точки зрения исследований социальной структуры, трансформации социополовых ролей и социального неравенства.

Как известно, в международной практике при оценке социогуманитарных проектов гендерное равенство рассматривается в качестве одного из основных показателей качества жизни.

В заключение необходимо подчеркнуть, что нарастание гендерной асси метрии, кризисное состояние традиционного института семьи и брака, проявле ния демографических рисков и др.

в современном российском обществе требу ют глубокого научного осмысления последствий глобализационных процессов и радикального изменения, гуманизации государственной политики, а также социальной практики, которые должны обеспечиваться соответствующими ад министративно-организационными и финансовыми ресурсами, а не только за конодательными актами и постановлениями, которые зачастую носят деклара тивный характер и сводятся к простому суммированию отдельных, произволь но выбранных задач и мероприятий.

Социальное неравенство, как основной барьер для реализации реформ в современной России Бакланцева Л.А.

МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г. Москва Наша страна в настоящее время переживает такой период в своей исто рии, когда проблема социального неравенства становиться наиболее актуаль ной.

Одной из превалирующих проблем, с которыми столкнулось современное российское общество, является проблема нарастания среди граждан ощущения отсутствия социальной справедливости, которое обуславливается такими фак торами как:

колоссальный разрыв между уровнем доходов беднейших граждан и представителями элитарных групп;

7 различный уровень престижа между представителями различных профессий;

7 региональное неравенство (территори ально-поселенческий фактор) и т.д.

Все вышеперечисленные факторы приводят к тому, что человек, не ощущающий чувства социальной справедливости и защищенности, теряет веру в способность различных социальных проектов и программ, лоббируемых го сударством, улучшить уровень его благосостояния, повысить социальный ста тус и значимость в обществе.

Сегодня россиянин чувствует свою ущемленность и незначительность на фоне усиливающейся пропаганды СМИ, недостижимых для него идеалов и ценностей.

При этом он ежедневно наблюдает наличие данных благ у предста вителей политической и экономической элиты, что приводит к его озлоблению и служит причиной возникновения и нарастания напряженной социальной и политической обстановки.

На сегодняшний день мы можем наблюдать такие проявления аномич ности современного российского общества как:

конформизм, правовой ниги лизм, криминализация общества и силовых структур, а так же рост люмпениза ции беднейших слоев населения.

Происходит рост деградации и апатичности граждан, редуцируется чувство патриотизма, размываются социальные нормы и ценности.

Проблема уменьшения социального неравенства и улучшения благосос тояния среди населения должна стать приоритетной для российского прави тельства и властей.

Только через уменьшение разрыва между богатыми и бед ными, улучшение социально-морального климата, чувства социальной спра ведливости и защищенности, а так же повышение уровня патриотизма и поли тической заинтересованности, власть может рассчитывать на то, что она будет должным образом услышана своими гражданами, а предложенные ею реформы будут восприняты людьми как действительно работающие и способные при нести реальную пользу и качественно преобразить существующую в стране об становку.

Социальные стереотипы как основа дифференциации религиозных конфессий Балич Н.Л.

Институт социологии Национальной академии наук Беларуси, Республика Беларусь, г.

Минск В современных реалиях модернизационные изменения затронули устой чивые элементы культуры – социальные стереотипы.

Это повлекло за собой распад многих существовавших ранее социальных связей, привело к атомиза ции современного общества и породило процесс образования новых социаль ных общностей и групп, в том числе в сфере религии.

Социальные стереотипы возникают на основе исторического опыта, культурного развития, экономических факторов, ментальных особенностей конкретного народа и укрепляются в общественном сознании исходя из рели гиозной предпочтительности, признания одной или нескольких религий на го сударственном уровне.

В результате современные конфессиональные отноше ния институционально дифференцируются:

между людьми устанавливается оп ределенная социальная дистанция, социальные слои в обществе оцениваются по критерию престижа, выражая привлекательность тех или иных позиций.

Коллективные стереотипы выполняют идентификационную, норматив но-регулятивную и интеграционную функции:

определяют положение и соци альную дифференциацию религиозных конфессий, противопоставляют ценно сти одной общности (как истинные и авторитетные) ценностям другой, тем са мым сохраняя традиционные религии на индивидуальном (личностном) и груп повом (коллективном) уровнях.

Социальные стереотипы индивидуального уровня формируются незави симо от взаимодействия с представителями других (чуждых) религий, нередко порождают о них ложные представления.

Человек принимает точку зрения большинства, подчиняя свои суждения коллективному мнению.

Это затрудняет межконфессиональное общение и сотрудничество, порождает отчуждение и не равенство в зависимости от занимаемого в обществе положения.

Данное явле ние – следствие слабой информированности об особенностях других религий.

Избежать подобного можно путем углубления познаний в сфере рели гии, признания единых ценностей в целях духовно-нравственного воспитания подрастающего поколения, формирования этических основ на базе традицион ных ценностей.

Отношение религии к социальному неравенству и стратифика ции должно быть рассмотрено в связи с вопросом легитимации неравенства в важнейших формах его проявления в обществе.

Социальное неравенство и проблема принципала-агента Барков С.А.

Социологический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Россия, г.

Москва Социальное неравенство в имущественной своей форме имеет под собой множество оснований.

Одним из них, может быть, даже самым важным, явля ется управленческое основание.

Почему управленческие обязанности оплачи ваются столь высоко, что создают почву для недовольства не только внутри от дельных организаций, но и целых стран?

Дело в том, что, как и правитель (вместе с чиновниками) в стране, так и директор (со своими заместителями) может проводить политику, выгодную только для них, прежде всего, связанную с личным обогащением, отставляя почти без внимания интересы, в первом случае, народа, во втором случае, ак ционеров.

Моральный императив действовать во благо социальной системы (государственного или корпоративного уровня) и соображения репутации (ос таться в памяти как хороший правитель или гениальный менеджер) легко отхо дят на второй план, когда появляется возможность заработать миллионы и не совершать при этом никаких сверхусилий.

У руководства акционерного общества возникает непреодолимое жела ние хорошо пожить за счет организации, сколотить немалые капиталы, отчиты ваясь перед акционерами до какого-то момента просто хорошими цифрами (ко торые в принципе могли бы быть во много раз лучше), а по окончании процесса разорения корпорации сослаться на неизбежность кризисов в рыночной эконо мике.

Корпорация оказывается как бы бесхозной.

Акционеры присоединялись к ней, чтобы быстро получить прибыль, а менеджеры, чтобы лично обогатиться.

На рынке вроде бы происходит свободный выбор.

Но эту свободу очень легко продавать, а к выбору подтолкнуть.

При этом если директору предлагают большой откат за покупку комплектующих, здесь еще может заключаться серь езная проблема:

комплектующие могут быть настолько плохим, что основная продукция его предприятия станет неконкурентоспособной.

Если же рассмат ривать любую дополнительную деятельность – от ремонта до проведения науч ных исследований – последствия отката не будут столь губительны, и акционе ры вообще ничего не заметят.

Сотни тысяч людей по всему миру в крупных акционерных обществах и государственных структурах обогащаются благодаря специфическим решениям проблемы принципала-агента.

В результате создается высший класс общества, а социальное неравенство становится неотъемлемой частью эффективно функ ционирующей экономики современного типа.

Теория конфликта и проблема социального порядка Батуренко С.А.

МГУ им.


Ломоносова, Россия, г.

Москва В данной работе анализируется проблема социального порядка в истории социологической мысли.

Автор описывает научный спор между представите лями двух фундаментальных направлений социальной мысли:

функционализ мом и теорией конфликта.

В конце 50-х начале 60-х годов появляются и широ ко распространяются современные теории конфликта.

Опираясь на классиче ские концепции, разработанные К.

Марксом, М.

Вебером, Г.

Зиммелем, крити чески оценивая их достижения и выводы, современные теории конфликта вы страиваются в противовес одному из самых влиятельных направлений в социо логии середины ХХ века структурному функционализму.

Отталкиваясь от кри тики структурного функционализма Т.

Парсонса, его специфики исследования проблемы социального порядка, теоретики конфликта фактически не выделяли в качестве обязательного условия обмен нормами и ценностями.

Представители современной теории конфликта скорее исходят из убеждения, что общество всегда содержит в себе фундаментальные конфликты интереса, а социальный порядок достигается балансом силы, в котором интересы сильного успешно со держат и направляют запросы и требования слабого.

Данная модель позволяет увидеть, что социальный порядок по существу неустойчив и вероятно является следствием борьбы, приложения усилий для преодоления напряжения с целью переформировать баланс сил, что в свою очередь приводит к социальным изме нениям.

Такова была точка зрения, предложенная в противовес функционализму в конце 50-х начале 60-х годов группой европейских авторов, которые стали из вестны, как теоретики конфликта.

Наиболее влиятельными среди них и в на стоящее время являются Л.

Козер, А.

Гоулднер, Д.

Локвуд, Р.

Дарендорф, Д.


Одна из характерных особенностей, объединяющих взгляды данных тео ретиков, - обвинение функционалистской социологии в недостаточном внима нии к конфликту ценностей и интересов в обществе или отнесение их ко вто ричным явлениям.

В результате чего был предложен другой подход к рассмот рению проблемы социального порядка, выделяющий роль власти и принужде ния, а также конфликта, связанного с удовлетворением экономических и поли тических интересов в обществе.

Территориальные факторы социального неравенства в России и регионах (на примере Саратовской области) Бегинин В.И.

Саратовский государственный аграрный университет, Россия, г.

Саратов Социально-территориальные различия в условиях жизни – проявление разных направлений и темпов экономического и социального развития тех или иных территорий региона, обусловленных уровнем производительных сил, сте пенью хозяйственного освоения территорий.

В частности, они прослеживаются между различными по типу и размерам населенными пунктами.

Подобный сре довой подход, основанный на применении категории социально территориальной общности особенно важен при изучении и анализе стратифи кации общества, поскольку он обеспечивает выявление роли территориального фактора в формировании предпочтений, интересов, поведения членов общест ва.

Место проживания и тип территориальной общности традиционно счи тается значимым фактором социального структурирования общества.

Однако, как показало социологическое исследование общественного мнения населения Саратовской области проведенное методом анкетирования в 2012 году (N= респондентов), эти параметры сегодня приобрели ярко выраженный статусный характер, что позволяет характеризовать место проживания в качестве одного из наиболее значимых критериев социального неравенства в российском со циуме.

Качество и уровень жизни населения региона отличаются не только ввиду различного положения в социальной структуре, но и в зависимости от территориальной дифференциации.

На наш взгляд, это, порождает существова ние трех разнонаправленных векторов динамики социального расслоения.

При чем чем больше город, тем больше в нем начинают доминировать рыночные изменения, а на селе все показатели – статичны или редуцированы.

При этом особый исследовательский интерес вызывают малые города и районные цен тры, которые носят промежуточный характер.

В образе жизни их населения, как в лакмусовой бумаге, наиболее ярко и остро выявляются все основные про блемы и противоречия переходного общества.

Например, чем меньше населенный пункт, тем меньше в нем жителей, считающих себя средним слоем.

Одновременно, чем меньше населенный пункт, тем больше в нем жителей, считающих себя низшим слоем, а также маргина лов. Больше всего себя позиционируют как низший слой жители районных цен тров, где таковым себя считает каждый четвертый рабочий, каждый пятый служащий и почти каждый третий пенсионер.

При этом заняться самостоятель ным предпринимательством хотели бы 34% населения в большом городе, 59% жителей районных центров и малых городов.

Политические факторы социального неравенства в России и регионах (по результатам социологического опроса) Бегинина И.А.

Саратовский государственный университет, Россия, г.

Саратов Наличие социального неравенства в России и в регионах сегодня кон статируется всеми без исключения.

Однако размеры, факторы данного процесса интерпретируется различно.

Поэтому в ходе изучения общественного мнения населения Саратовской области методом анкетирования в 2012 году (N=1350 респондентов) особый акцент был сделан на выявлении субъективных пред ставлений различных категорий сообщества о причинах социального неравен ства в России.

Опрос показал, что на первом месте по значимости оказалась включен ность во властные отношения (индекс значимости 0,41).

На втором – деньги (0,39), на третьем – владение собственностью (0,37), на четвертом – незакон ность действий (0,34), на пятом – образование (0,32), на шестом – профессия (0,31), а далее, соответственно – происхождение (0,28), национальность (0,23), и талант (0,20).

Выдвижение в повседневном мышлении на первое место маркера власти стало отражением усиления роли «административного ресурса»

при ре шении многих злободневных проблем.

В общественном сознании нынешняя система перераспределения богатств видится через практику получения прав доступа к ресурсам, распределения привилегий с помощью власти, «нужных людей»

(от получения хорошо оплачиваемой, престижной работы до получения права на использование земель, природных ресурсов).

Безусловно, все это не столько проявление недостаточного социально – экономического положения, сколько последствия бюрократизации и высокого уровня коррумпированности в стране и в регионе.

В тоже время другие критерии (образование, профессия, способности, происхождение) оказались в поле неопределенности (пункт тре тий шкалы) и видимо напрямую не связываются с достижениями высокого по ложения в обществе.

Проведенный анализ исследования показал, что доминирующим факто ром социального развития регионов выступают стратегии, определяемые вер тикалью власти, особенно центра, т.к.

региональная элита ориентирована на адаптационные стратегии.

Это способствует консервации противоречия между децентрализацией социальной ответственности на уровень регионов и центра лизацией ресурсного обеспечения социальных полномочий.

На региональном уровне фактор политической воли проявляется в степени ее преодоления отчу ждения власти от основной массы населения области, в уровне менеджмента региональный элиты, степени ее цивилизованности, коррумпированности и пр.

Ресурсы и сети поддержки родительства в молодых семьях Безрукова О.Н.

Санкт-Петербургский государственный университет, Россия, г.

Санкт-Петербург В докладе рассматриваются возможности и риски наращивания потен циала ответственного родительства в благополучных и социально уязвимых группах молодых родителей (Безрукова 2011).

Материалы доклада основаны на исследовании, стратегия которого строилась на аналитическом подходе, направ ленном на выяснение механизмов влияния неформальной сети на активизацию жизненных ресурсов молодых родителей.

С использованием качественной ме тодологии кейс-стади проанализирован опыт поддержки 200 молодых петер бургских родителей в неформальном сегменте социальной поддержки:

семейном окружении, общественных организациях и движениях, родительских сообщест вах, в том числе сетевых, группах самоподдержки, а также включает анализ ре сурсов социальной поддержки молодых родителей в формальных структурах — Доклад подготовлен по материалам исследования, проведенного при поддержке гранта Президента Россий ской Федерации от 16 марта 2009 г.

№ 160–рп и гранта Тематического плана СПбГУ на проведение фундамен тальных исследований;

7 шифр темы 1038167.2011. Н.

руководитель – Безрукова О.Н.

учреждениях социальной защиты, репродуктивной и детской медицины, системе образования.

В ходе исследования были описаны модели родительства, струк турные, индивидуальные и семейные ресурсы родителей, сети поддержки.

Вы делены десять типов социальной поддержки, в которых больше всего нуждают ся молодые родители, имеющие детей раннего возраста, которые позволили им стать более компетентными, сильными, уверенными в себе.

Литература 1. Безрукова О. Н. Ресурсы и сети поддержки ответственного родительства в молодых семьях.


Изд-во С.-Петерб.

ун-та, 2011.

Социальное неравенство и инвайронментальные проблемы в глобализирующемся обществе Бондарев В.П.

Социологический факультет МГУ, Москва, Россия Процесс глобализации в современном мире содержит в себе крайне про тиворечивые тенденции.

Резко изменяется характер не только общественных отношений, но взаимоотношений человека с природой.

Эти взаимоотношения все чаще попадают в круг рассмотрения социально-гуманитарных наук как возможный фактор социального неравенства и причина социальной стратифи кации.

В таком случае появляется возможность говорить о инвайронменталь ном неравенстве, под которым можно понимать различия в уровне подвержен ности разных социальных групп риску неблагоприятного воздействия на них окружающей среды.

При том, что наличие инвайронментального неравенства очевидно, тео ретико-методологическая разработанность проблемы все еще крайне недоста точна.

Остается не до конца проясненным вопрос о сущности инвайронмен тального неравенства и формах его проявления;

7 нет четкого представления о пространственно-временной структуре и динамике рассматриваемого неравен ства.

Сложности добавляет крайняя многофакторность стратифицирующих ус ловий и факторов, как природного, так социально-экономического характера (неоднородность среды проживания, разница в уязвимости к факторам риска, возраст, пол, расовая и этническая принадлежность;

7 доход, уровень образова ния, занятость и т.д.).

Кроме того, отсутствуют четкие критерии разграничения инвайронмен тального неравенства и несправедливости, т.к.

довольно большая группа видов рассматриваемого неравенства, в случае если они социально неправомерны и предотвратимы, могут быть квалифицированы именно как несправедливость, где в основе лежит несправедливое распределение инвайронментальных рисков среди различных социальных групп.

Также требуется дополнительный анализ проявлений несправедливости, связанной с неравными возможностями различ ных групп оказывать влияние на решения вопросов, имеющих отношение к нормализации взаимоотношений этих социальных групп с окружающей средой.

Решение поставленных проблем может помочь оценить реальную сте пень инвайронментального неравенства в современном глобализирующемся мире, а также определить допустимый уровень рассматриваемого неравенства, к которому следует стремиться для безопасного функционирования общества.

Социальный капитал в процессе общественного разделения труда (к вопросу о социальной несправедливости) Бубнова М.И.

Факультет Государственного Управления МГУ им. М.В.Ломоносова, Россия, г.

Москва Социальный капитал – это способность людей к коммуникации, что имеет важнейшее значение не только для хозяйственной активности, но и для всех других аспектов общественной и личной жизни.

Первый систематический анализ социального капитала, был проведен Пьером Бурдье, который определял социальный капитал как «наращивание действительных или потенциальных ресурсов, связанных с включением в проч ные сетевые или более-менее институциализированные отношения взаимных обязательств или признаний» [1, с.


Социальный капитал можно рассматривать и в качестве атрибута от дельно взятой личности, ее своеобразного богатства, и как достояние какой либо социальной группы или общности, которые предоставляют возможность использовать определенные ресурсы, позволяющие представителям этой груп пы или общности эффективно достигать своих целей.

В этом случае он прояв ляется в качестве составляющей части процесса общественного разделения труда, которое определяет базовые отношения, возникающие между субъекта ми любой трудовой деятельности.


Маркс в «Капитале» внимательно исследовал диалектическое движе ние от простых форм разделения труда на ранних стадиях становления и разви тия производственных отношений, базировавшимся на использовании машин.

Придя к выводу, что необходимость разделения общественного труда в опреде ленных пропорциях ни в коем случае не может быть уничтожена новой формой общественного производства, он доказал универсальность действия этого фак тора экономического развития.

Общественное производство подразделяется на сферы материального и нематериального производства;

7 умственного и физиче ского труда.

В первом случае критерием деления является форма конечного ре зультата производственного процесса.

Если потребительная стоимость, созда ваемая в производственном процессе, воплощается в материальном продукте товаре, то имеет место материальное производство.

Если же результатом про изводства является удовлетворение нематериальных (культурных, образова тельных, духовных и др.) потребностей или определенные услуги-товары, тогда производство имеет нематериальный характер.

Признаком последнего часто является совпадение во времени процесса производства и потребления услуг.

Что же касается сфер умственного и физического труда, то здесь принципиаль но различаются характер труда и использование орудий труда.

Для умственно го труда характерными являются продуцирование идей и новых знаний, пере дача опыта, реализация контролирующих, регулирующих и организационных функций труженика и т.п.

Накопление социального в виде знаний и опыта осу ществляется с раннего возраста на протяжении всего жизненного пути.

Для реализации накопленного капитала требуются соответствующие социальные условия, в большей степени зависящие от формы общественного распределения труда.

Индивид обладает социальным капиталом по отношению к другим лю дям, обществу и это должно являться источником удовлетворения его потреб ностей.

Фрэнсис Фукуям, автор работ по фундаментальным исследованиям со циального капитала связывает его в первую очередь с «доверием», что означает условие успеха и нормального функционирования как экономики, так и соци альных аспектов жизни человеческого общества.

В качестве негативных по следствий социального капитала в связи с «радиусом доверия», Фукуяма пояс няет:

«Чем в большей степени «радиус доверия»

ограничен членами собствен ной группы, тем больше вероятность негативных проявлений социального ка питала.

И наоборот, чем далее от группового членства простирается «радиус доверия», тем благотворнее и позитивнее его проявления» [3, с.



Стиглиц, объясняя особенности динамики социального капитала в России, делает акцент на проблеме «разорванного контракта».

По его мнению, именно в названном феномене кроется причина эрозии социального контакта и как следствие высшая степень социальной несправедливости из-за высокого уровня насилия в обществе и мафиозного бизнеса.

Он показывает, что возник шее резкое расслоение на бедных и богатых ведет к эрозии и распаду социаль ного капитала, а это, в свою очередь, обусловливает плохой инвестиционный климат, соответственно складывается и действует порочный круг.

«Россия была богатой страной, в стране был обеспечен высокий уровень образования, в особенности в технических областях, столь важных для новой экономики.

В конце концов, Россия была первой страной, пославшей человека в космос…»

Произошедшая в России приватизация, обернувшаяся резкой сме ной форм собственности на средства производства повлекли за собой карди нальные изменения в процессе общественного распределения.

Первые ошибки были допущены почти сразу же после начала трансформации.

В 1992 г.

в азарте построения рыночной экономики большинство цен были моментально либера лизованы, что привело к инфляции, уничтожившей сбережения… Только сей час мы задаемся вопросом, кто и почему потерял Россию.

Ответы, как мы на чинаем понимать, неутешительны [2, с.


К этому следует учитывать то, что сегодня в самой активной фазе жиз недеятельности находится то поколение, социальный капитал которого форми ровался в тех условиях, которые так убедительно объяснил Дж.


Именно они испытали на себе всю тяжесть социальной несправедливости, что должно обязывать власть – максимально уделять внимание к процессам обще ственного разделения труда, в основе которого, к тому же, по Дюркгейму, ле жит принцип солидарности.

Литература 1. Bourdieu P. Distinction: A social critique of the judgement of taste. Translated by R. Nice. Cambridge: Harvard University Press, 1984.

2. Стиглиц Дж.

Кто потерял Россию?// Журнал «ЭКОВЕСТ». 2004. Вып.

4, №1.

3. Фукуяма Ф. Доверие:

социальные добродетели и путь к процветанию.

М.: ACT, 2004.

Социально-технологический подход в государственном управлении Бурмыкина И.В.

Липецкий государственный педагогический университет, Россия, г.

Липецк Масштабная нелинейная трансформация российского социума ставит перед управлением социальными процессами цели и задачи, значительно пре вышающие по своим масштабам, сложности и комплексности выполняемые ра нее. Однако уровень управления зачастую не отвечает новым требованиям, «вызовам»


Широко распространенный в системе государственного управления про граммно-целевой подход не решает всего комплекса задач социально экономического развития территорий, практика показывает, что далеко не все программы осуществляются в полном объеме и в установленные сроки.

Причины невыполнения программ можно разделить на методические, связанные с недостаточно проработанными вопросами методологии программ но-целевого подхода и организационно-кадровые, связанные с недостаточной квалификацией государственного и регионального менеджмента.

Среди методических проблем программно-целевого подхода наиболее существенными, на наш взгляд, являются целевая разобщенность проблем тер риториального образования и реализуемых программ его развития;

7 отсутствие эффективных методических подходов к установлению целевых параметров программы и невозможность вследствие этого расчета экономической и соци альной эффективности программных мероприятий;

7 недостаточная оператив ность программно-целевого подхода.

Альтернативой программно-целевому подходу в государственном управлении может стать социально-технологический подход, преодолевающий главные недостатки первого.

В соответствии с этим подходом, предваряет при нятие решений конструирование научно обоснованной социально технологической модели объекта управления.

Такая модель включает анализ внутренней логики функционирования и развития объекта управления;

7 опера ционализацию и выявление связей;

7 диагностику управляемости, социологиче ское изучение объекта технологизации;

7 прогноз возможных путей развития, по тенциала самоорганизации;

7 разработку нормативной (близкой к оптимальной) модели его развития;

7 формулирование конечной цели технологизации.

Это ин теллектуало- и наукоемкий процесс подготовки решений, социальных техноло гий.

Затем осуществляется детальная проработка процедур деятельности, раз рабатываются социальные технологии, осуществляется контроль за их норма тивной реализацией.

Социально - технологический подход позволяет усилить научную базу, социологическую обоснование и легитимацию принимаемых государ ственных решений, позволяет создать системно – мультипликационный эффект в государственном управлении.

«Ценности и смыслы»

современного студенчества Васенина И.В.

Социологический факультет МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва Динамичность развития общества в период его трансформации ставит перед исследователями ряд задач.

Большая значимость и преобразовательная роль в этом процессе по праву принадлежит молодежи, ее наиболее активной части с высоким интеллектуальным потенциалом – студенчеству.

Спектр ис следований этого предметного поля достаточно обширен.

Вместе с тем пред ставляется важным расширить объективированные рамки анализа ценностных ориентаций студенчества.

Актуальность анализа этого вопроса обуславливается существующими сегодня опасениями потери молодыми людьми своей социо культурной идентичности.

Социальные проблемы общества не могут не сказываться на ценностных ориентациях студентов, когда некоторые нравственные нормы утрачивают свою силу, а аморальное поведение становится нормой.

Следовательно нере шенность многих социальных проблем непосредственно влияет на поведение молодых людей, накладывая на их поведении негативный отпечаток.

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |

© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.