авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«.. ( ) VIII « » 10- 25-.. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Результаты исследования ценностно-нормативных ориентаций показали, что разделяемые ценности современного студенчества являются адекватной ре акцией на окружающую социальную атмосферу и отражают попытки адаптиро ваться к запросам современного общества.

Социальные ценности и смыслы Восточно-христианской православной цивилизации Васецкий Н.А., Жириновский В.В.

Социологический факультет МГУ им.

М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва Социальные ценности и смыслы в контексте их неравенства (равенства) приобретают в стремительно глобализирующемся мире новое измерение – ци вилизационное. Оно особенно актуально для стран, входящих в ареал Восточ но-христианской православной цивилизации (ВХПЦ) как одной из мировых го ризонтальных (локальных) цивилизаций.

Ценности и смыслы – это базисные, формируемые в течении длительно го периода (столетий и даже тысячелетий), а потому устойчивые и трудноизме няемые компоненты, определяющие поведение людей.

П.Сорокин показал, что каждая социокультурная суперсистема (цивили зация) отличается собственным набором ценностей и смыслов.

В их числе он выделил следующие категории:

1) менталитет людей (собственно ценности);

7 2) систему знаний (смыслов);

7 3) философию и мировоззрение;

7 4) религию;

7 5) искусство;

7 6) нравы;

7 7) законы;

7 8) социальные организации и отношения.

Методология и терминология Восточно-христианской православной ци вилизации прочно обосновалась в научной среде.

Ими пользуются не только социологи, но и представители других отраслей обществоведения, политики, религиозные деятели.

Восточно-христианская православная цивилизация – одна из наиболее крупных по территории цивилизаций.

Сформировалась на пространствах Вос точной Европы и Северной Азии.

Самобытность обусловлена взаимодействи ем географических, климатических, этнических, конфессиональных, политиче ских, исторических факторов.

Через пространственно-климатические характе ристики выделяется Евразийский контекст Восточно-христианской православ ной цивилизации.

Славянский сегмент является базовым цивилизационно цементирующим элементом ВХПЦ.

Геодуховно находится под юрисдикцией Московской патри архии.

Экономически неразрывно связан в единый узел.

Имеет однотипный культурный геофонд.

Языковую общность.

Русский язык является основным средством межцивилизационного общения.

Исторически ВХПЦ представляет особый тип горизонтальной цивили зации, неразрывно связывающий тысячелетнюю традицию Киевской Руси с на стоящим временем (1150 лет).

Мировоззренчески она является выразителем религиозной, культурной и нравственной традиции, основополагающие ценно сти и смыслы которой – это ценности и смыслы трудового человека.

Геополи тически – стержень и главная опора евразийского континента.

Евразийский союз для ВХПЦ – проект XXI века.

Его цивилизационны ми особенностями для сегмента ВХПЦ были и по-прежнему остаются:

1) соборность;

7 2) общинность;

7 3) коллективизм.

Они прочно вошли в историче скую память и сознание славянских народов, в традиции их дохристианской и христианской культуры.

Четвёртая особенность – духовность.

Если её не со хранить, остальные рухнут сами собой.

Смысл ВХПЦ – это Вера и Отечество, симфония властей, самоуправле ние в сочетании с сильным центром, обострённое чувство справедливости, не стяжательство, национальная и религиозная толерантность, сострадание и жертвенность.

Темпы развития вертикальной и горизонтальной (локальной) мировых цивилизаций ускоряются.

В мирополитические процессы втянуты все страны и народы.

Поэтому динамика цивилизаций полна нравомерных ритмов, взлётов и упадков.

Здесь невозможно (прав П.

Сорокин) выявить строгую количественно поределенную закономерность, периодичность, ритмичность.

В этом сложность исследования цивилизаций.

Литература 1. Жириновский В.В., Добреньков В.И., Васецкий Н.А.

Социология миро вых цивилизаций.

М.

2013.

2. Жириновский В.В., Васецкий Н.А.

Восточно-христианская православная цивилизация.

М.

3. Муза Д.Е.

Восточно-христианская цивилизация:

социокультурное уст роение и идентичность.

Донецк, 2009.

4. Мчедлов М.П.

Российская цивилизация.

М.

2001.

5. Платонов О.А.

Русская цивилизация.

М.

1992.

Макро регулирование социальной стратификации Васильев В.П.

Социологический факультет МГУ имени М.В Ломоносова, Россия, г.

Москва Динамика социально-экономических процессов во многом определяется целенаправленными действиями государства, масштабы экономического воз действия которого на общество с 60-х гг.

прошлого века существенно возросли.

В настоящее время на социальные цели развития общества развитые государ ства выделяют 50-70% средств консолидированного бюджета на основе пере распределения ВВП, а развитые европейские страны до 45% бюджета направ ляют на помощь уязвимым слоям населения, что непосредственно оказывает влияние на их социальную динамику.

Выравнивание уровня дифференциации населения по экономическому критерию находится не в плоскости саморегулирования рыночных сил, а в от лаживании перераспределительных отношений.

При этом необходимо опреде лить границы «старого»

и «нового»

среднего класса с тем, чтобы не ухудшить его материальное положение, не закрыть окно возможностей для формирова ния.

Центральным в оптимизации налоговой системы должны стать налоги не на собственность вообще, а на сверхбогатых собственников их доходы, вклю чая налоги на наследство и доходы от финансовых инвестиций.

Прямое распределение доходов осуществляется через налоговую систе му.

Общим местом предложений в этой сфере является предложение возврата к прогрессивной шкале подоходного налога.

Однако увеличение налоговых ста вок не должно затронуть средние слои общества, прогрессивность должна на чинаться со сверхбогатых слоев.

В противном случае идея увеличения налога на роскошь превращается в законопроект о налоге на недвижимость с фискаль ной направленностью на все населения.

А льготная ставка налога на дивиден ды (9% вместо 13%), продолжает увеличивать доходы серьезных собственни ков.

Проблема налоговых инноваций требует нового подхода к организации этого социального института.

Официальная статистика и эмпирические социологические исследова ния не дают точного значения величины доходов различных слоев общества.

Статистика, так же как и социология, осуществляют дооценку доходов на осно ве субъективных данных.

Вряд ли в опросах участвуют обеспеченные люди и раскрывают свои реальные доходы.

Поэтому, как и во всех цивилизованных, странах необходимо введение декларирование всех доходов, от всех источни ков, что усилит финансовую дисциплину и даст реальную базу расчета доходов различных слоев общества.

При этом необходим переход к представлению дек лараций домохозяйствами, что даст более точные данные о нуждающемся на селении и величине реального богатства обеспеченных граждан, не только по доходу, но и по наличию в собственности всех видов имущества.

Глобализация современного мира ведет не только к интенсивному взаи модействию экономик, финансовых рынков, но и к противоречивым переплете нием культур и ценностей.

Открытость границ, интенсивное трансграничное перемещение людей, информация по каналам телекоммуникаций усиливает сравнительное восприятие социальных практик гражданами разных стран.

Ме тоды макро регулирования становятся универсальными, однако, с учетом ре альных возможностей государств.

Тенденцией посткризисного развития стано вится сближение моделей социального государств в условиях его кризиса.

Сравнительно не большой масштаб экономики, нарастающий государст венный долг и дефицит государственного бюджета вызвали в ряде стран рест руктуризацию государственных социальных обязательств.

В России обремененность государства внешним долгом не высока, фрагментарный дефицит бюджета восполняется из Резервного фонда, что вы ступает финансовой основой решения социальных задач Следует учитывать, что социальные расходы и их объем потенциально зависят от общего объема производимых товаров и услуг, т.е.

от величины ВВП, по которому Россия отстает от развитых стран.

Социальная динамика во многом находится в зависимости от собственно производства, а не распределе ния.

Поэтому факторы экономического роста выступают не только свойством экономического развития, но и аргументом социальной политики.

В современ ной глобальной экономике экономический рост определяется уровнем развития человеческого капитала, уровнем развития интеллекта и здоровья.

Из-за ограниченности государственных финансовых ресурсов уровень бедности в России определяется расчетным показателем прожиточного мини мума, который соответствует минимальным физиологическим потребностям человека.

По европейскому критерию уровень бедности измеряется примерно половиной средней оплаты труда.

Пороговое значение бедности определяет участие в социальных программах помощи.

По европейскому критерию прожи точный минимум, и соответственно число бедных в России должно повысится в два раза.

Необходимо стратегически начать переход от прожиточного миниму ма к потребительскому восстановительному бюджету, который хотя бы в ми нимальной форме будет базироваться на потребностях расширенного воспроиз водства.

Майские 2012 г.

Указы Президента РФ определили базовые тренды дол госрочной социально-экономической стратегии России до 2030года.

В рамках этой стратегии принимаются трехлетние прогнозы развития, являющиеся, по существу, индикативным среднесрочным планом.

Принципиальной особенностью долгосрочного прогноза является выде ление наряду с традиционным и инновационным вариантами развития форми рование форсированного варианты, доминантой которого выступает развитие человеческого капитала, а ускорение темпов экономического роста ассоцииру ется с социальными отраслями образования, здравоохранения, науки, создани ем высокотехнологичных рабочих мест.

Однако целевой показатель в 25 млн.

человек к 2020 г., занятых в отраслях высоких технологий не стоит переоцени вать.

Как следует из правительственного документа, более 17 млн.

таких мест уже существовало в 2011 г., причем четверть из них в сфере торговли.

В перспективе до 2030года России необходимо совершить серьезный маневр в структуре государственных ресурсов, направляемых на социальные цели.

Сравнение с развитыми странами показывает, что расходы на формиро вание человеческого капитала следует увеличить, снижая финансирование на такие статьи расходов консолидированного бюджета, как услуги органов госу дарственного управления, оборона, общественный правопорядок, безопасность, по которым Россия в 1,5-2 раза опережает развитые страны.

Это не сиюминут ный, а эволюционный маневр, синхронизированный с реформами в государст венном управлении в целом, направленный на обеспечение доступности к ин ститутам развития человеческого капитала, нового качества жизни, т.е.

прин ципов современного социального государства.

Стратификация массовой потребительской культуры в условиях современного рыночного общества Верховин В.И Социологический факультет МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва В статье речь идет о стратификации массовой потребительской культу ры, доминирующей в условиях современного рыночного общества.

Автор, рас сматривая особенности массовой потребительской культуры, исходит из пред положения о том, что массовая потребительская культура является основой функционирования большинства других потребительских культур (субкуль тур), которые ответвляются (за некоторым исключением) от массовой потреби тельской культуры.

К этим потребительским субкультурам он относит:

• возрастную потребительскую субкультуру;

• гендерную потребительскую субкультуру;

• семейную потребительскую субкультуру;

• элитарную потребительскую субкультуру;

• рациональную потребительскую субкультуру;

• хаотичную потребительскую субкультуру;

• аутичную потребительскую субкультуру;

• фанатичную потребительскую субкультуру;

• иррациональную (аддиктивную) потребительскую субкультуру и це лый ряд других.

Вводя термин «стратификация потребительской культуры», автор счита ет, что этот термин является прямым или косвенным отражением:

а) разнообразия потребительских практик в современном рыночном обществе;

7 б) многообразия базовых ценностей и стереотипов потребительского выбора;

7 в) классических критериев социальной дифференциации.

Неравенство в современных городах Вершинина И.А.

МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва В стремлении вызвать симпатии международного сообщества и повы сить репутацию своего города в мире власти зачастую идут на нарушение об щепризнанных прав человека при помощи дискриминационных мер, которые они проводят в жизнь в законодательном порядке.

Например, в Лондоне, чтобы не допустить пребыванию большого количества лиц без определенного места жительства в парках и зонах отдыха скамейки, предназначенные в дневное вре мя для отдыха граждан, ночью обливают водой или же убирают.

В Швейцарии с апреля 2008 года полиция наделена правом на месте налагать штраф на вы ручку нищего [1, с.

18].

Подобные законы принимаются с целью снизить уро вень преступности и улучшить имидж города.

Хотя такие меры, как прямой за прет на копание в мусорных баках (принятые, например, в законодательном по рядке во многих городах Северной Америки) и блокирование мусорных свалок, фактически лишают бездомных горожан возможности доступа к тому, что слу жит для них, как бы дико это ни звучало, основным источником существова ния.

Таким образом, «“облагораживание” города и связанная с этим культура сегрегации, а также жилые кварталы за глухими заборами, способствующие развитию этого процесса, приводят к разрушению разнообразия культур и кварталов совместного проживания людей с разными доходами»

[1, с.

17].

По добная политика находит свое выражение в различных формах дискриминации наименее социально защищенных категорий граждан, что служит показателем неспособности общества обеспечить интересы неимущего населения.

Города, приукрашенные путем косметического ремонта, превращаются в привилегиро ванные зоны, в городские кварталы, где процветают дискриминация, неравен ство и неприязнь.

Как и во многих других мегаполисах мира, одна из основных проблем Москвы – социальное неравенство.

В СССР бедность, по оценкам Всемирного банка, была характерна для 6-10% населения, в России – примерно для 60% [14, с.

166].

Децильный коэффициент, то есть соотношение доходов 10% наи более и наименее обеспеченных, в Советском Союзе был одним из самых низ ких в мире.

В России, по официальным данным Росстата, ситуация значительно сложнее.

Децильный коэффициент составлял к началу 2012 года 16,2 для Рос сии и 27,3 для Москвы [3].

Согласно официальной статистике, ситуация в по следние годы значительно улучшилась, пик социальной дифференциации ос тался позади.

Говорить о кардинальном сокращении уровня неравенства в Москве, ви димо, преждевременно.

Скорее всего, речь идет о выводе части средств в тене вой сектор экономики и развитии технологий оптимизации налогообложения.

Но даже если согласиться с данными официальной статистики, необходимо констатировать тот факт, что децильный коэффициент, равный в Москве 27,3, свидетельствует о наличии серьезнейших проблем в социальной экономической области.

Глобализация экономики и проведение неолиберальной политики при вели к еще большему углублению неравенства в доходах и возможностях как между городами, так и между городскими жителями.

Однако, по мнению Э. Пеналосы, бывшего мэра столицы Колумбии Боготы, несмотря на то, что в условиях рыночной экономики невозможно достичь равенства доходов, вполне реально добиваться равенства качества жизни, в особенности для детей [2, с. 11].

Литература 1. Котхари М., Чоудхри Ш.

Неравенство в городах обозначает неравенство жизни // Мир городов.

Декабрь 2009 – Январь 2010.

№ 5.

2. Пеналоса Э.

Почему в городах необходимо добиваться равенства // Мир городов.

Декабрь 2009 – Январь 2010.

№ 5.

3. База данных Федеральной службы государственной статистики [Элек тронный ресурс] // URL:http://cbsd.gks.ru/ Социальное неравенство как новая область научного знания Викторов А.Ш.

Социологический факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, Россия, г.

Москва Учитывая тот факт, что социальное неравенство выступает одной из важнейших проблем глобальной социологии, то возникает необходимость вы деления социологии неравенства в отдельную дисциплинарную область и раз работки ее как специальной социальной теории.

Социология неравенства как самостоятельная дисциплина и специальная социологическая теория может базироваться на следующих положениях:

Ее появление есть выражение глобальных изменений в мире, трансфор мацией современных обществ, усложнением социальных процессов и недостаточностью имеющихся знаний в решении проблемы социального неравенства.

Ее объектом является сфера структурных взаимодействий людей и соци альная дифференциация их отношений, связанных с появлением новых и воспроизводством прежних форм социального неравенства.

Предметное поле социологии неравенства включает в себя анализ изме нения функционирования социальных институтов семьи, частной собст венности, государства, образования и др., а также выявление основных субъектов неравенства и социальных механизмов (мобильность, мигра ция, коммуникация), которые определяют характер отношений неравен ства на разных уровнях социальной системы.

Целевая задача социологии неравенства – это решение теоретических и практических задач, связанных с формированием целостного знания о феноме не неравенства в современном обществе, разработкой общей и специальной теоретико-методологической основы изучения неравенства (категории, поня тия, принципы и методы познания и др.) и определенных качественных и коли чественных критериев социального неравенства общих и специфических.

Социология неравенства есть базовый элемент общесоциологического знания о социальной структуре, социальной дифференциации и социальных процессах в современном обществе.

Социология неравенства как специальная социологическая теория изучает особые формы, сферы проявления социального неравенства и закономерности его развития и функционирования.

Она рассмат ривает их не только на уровне реального общественного бытия и общественно го сознания, но и на уровне конкретных социальных институтов (государство, частная собственность, образование и др.) и разных систем с их общими и спе цифическими связями неравенства.

Место креативного класса в стратификационной структуре российского общества Волков Ю.Г.

Институт по переподготовке и повышению квалификации Южного федерального университета, Россия, г.

Ростов-на-Дону Как нам представляется, для анализа состояния и перспектив креативно го класса в российском обществе социально-стратификационная модель пред ставляется ограниченной.

При том, что отечественными исследователями дос тигнуты ценные результаты, связанные с выявлением принципов и механизмов социального расслоения общества, формированием субъектов социально стратификационных процессов, использование стратификационных критериев, объективных в контексте возникновения социальных неравенств, не приближа ет к осознанию и оценке перспектив креативного класса.

Проблема заключается в том, что, ясно представляя трудности теоретического и практического харак тера, исследователь «вынужден идти на поводу установки на изучение дезин тегрирующих, а не интегрирующих тенденций».

Определенную направлен ность исследованию задает принцип «неизбежного неравенства», что скорее имеет идеологический смысл, связанный с либеральной идеологемой свободы.

Действительно, в условиях перехода российского общества к внедрению рыночных институтов, социальная структура формировалась под влиянием пе редела собственности, властного ресурса, ухода государства из социальной сферы.

Когда исследователь пытается выйти из узости стратификационной мо дели, у него сама стратификация превращается в систему социальных измене ний, понимаемую, скорее всего, с точки зрения безальтернативности социаль ных неравенств, чем с точки зрения роста социальной интеграции общества.

Представляется, что без включения субъектного измерения, верифика ции социально-деятельностных и социально ценностных установок, самоиден тификации, исследование креативного класса содержит предопределенный вы вод об его отсутствии в российском обществе.

Тем более что доминирующая в общественном сознании ориентация на материальную обеспеченность не пред вещает высокой готовности «присоединиться»

к креативному классу.

Так как индивид действует не иначе, как влияя на поведение другого индивида, существующая система межличностных взаимодействий способст вует выявлению не только мотивов действия, но и оценки их результатов, что является важным в понимании социальной креативности.

Нацеленность на «выявление»

креативного класса определяет, что важным можно считать оцен ку личностью результатов деятельности, как приносящих удовлетворе ние/неудовлетворение в соответствии с запросом на творчество, самореализа цию личностного и социально-профессионального потенциала.

Россия между западом и востоком:

организация, культура, практики управления и отношения неравенства Гавриленко О.В.

МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва Глобализация и интернационализация бизнеса радикально умножают количество объектов управленческих технологий.

Связь управления и культу ры, по крайней мере, двоякая:

1) культурные «объекты», характеристики, «свойства»

являются точками приложения управленческих технологий, мани пуляций;

7 2) культурные порядки являются неустранимым контекстом техноло гий управления.

На уровне технологий управления это ставит вопрос о различных, гово ря словами Б.Латура, сборках, которые должны содержать и координировать разнородные компоненты (в том числе, и так называемые «культурные»), де лающие возможным само существование организаций.

Ведение бизнеса пред полагает на управленческом уровне работу с неоднородными элементами, сво димыми в единые системы, где сама неоднородность (социальная, историче ская, культурная) является одной из основных проблем, требующих разработки и применения весьма нетривиальных управленческих технологий.

Это управле ние представлениями и верованиями, управление карьерными траекториями, управление организацией пространства и времени и др.

Нас здесь будут инте ресовать не сами технологии управления, а те характеристики и свойства куль туры, которые контекстуализируют управление.

Современные концепции менеджмента исходят из того, что националь ная культура, формируя деловую культуру, определяет поведение работников компании и оказывает серьезное влияние на организационную культуру, а так же на технологии управления.

Концепция организационной культуры исполь зуется для анализа проблем функционирования международных компаний, где мы сталкиваемся с носителями различающихся верований, ценностей, норм, образцов поведения, различного понимания степени допустимого неравенства.

Для социологии, с ее базовым понятием социальной структуры, тема со циального неравенства является неустранимой, т.к.

социальная структура, с точки зрения абстрактного определения, увязана с порядком социальных раз личий, которые в свою очередь отсылают к неравномерному распределению тех или иных социальных ресурсов.

Редко признается, хотя это и достаточно оче видно, что исследовать практики управления – это значит исследовать практи ки, учреждающие и поддерживающие отношения неравенства.

Концепции де ловых культур имеют, по меньшей мере, двойной статус.

С одной стороны, это множество описательных и объяснительных моделей специфических социаль ных отношений, с другой стороны, эти концепции претендуют на то, чтобы служить одним из практических инструментов различных технологий управле ния, внося свой вклад в воспроизводство и трансформацию соответствующих отношений, в том числе, отношений неравенства, характеризующие различные бизнес-организации.

Указанные аспекты приобретают особую актуальность в России, стране стремящейся импортировать социальные технологии (включая практики кор поративного управления) и при этом остающейся «местом»

производства и воспроизводства наиболее радикальных форм социального неравенства.

Уровень жизни в России:

некоторые факты социального неравенства в Ульяновской области (2003-2011гг.) Галкина Е.П., Кадничанская М.И.

Ульяновский государственный университет, Россия, г. Ульяновск Экономические и социально-политические события последних лет в России привели к высокой маргинализации населения со всеми связанными с этим последствиями.

Социальное неравенство проявляется как конкретный ре зультат сложных процессов социальной стратификации и в еще большей степе ни как следствие процессов социального расслоения, которые ведут к кристал лизации ряда социальных, культурных и жизненных преимуществ с одной сто роны, и депривации – с другой.

Всестороннее изучение региона, как мезоуро вень и мезоячейку социокультурного пространства страны, способно дать важ ную информацию для принятия решений на различных уровнях власти.

Мате риальная дифференциация населения Ульяновской области за период 2003 2011 гг.

продолжала углубляться, но более низкими темпами, чем во многих других регионах России.

С 2003 года по 2010 в регионе можно отметить ее воз растание, что наглядно подтверждает коэффициент Джинни, который увели чился с 0,363 в 2003 году до 0,394 в 2010 году.

В 2011 году коэффициент Джинни уменьшается (0,387). Таким образом, наблюдается стабильный рост коэффициента Джинни в Ульяновской области с незначительными колебания ми.

По данным статистики реальные денежные доходы населения в послед ние годы увеличились во всех субъектах РФ.

Среднедушевые доходы населения Ульяновской области выросли с 1277 рублей в 2000 году до 14312 рублей в 2011 году.

Среднедушевые доходы населения по РФ выросли с 2281 рубля в 2000 году до 20755 рублей в 2011 году.

Таким образом, по Российской Федера ции доходы растут быстрее, чем в Ульяновской области.

На 2011 год эта разни ца составила 6443 рубля.

По данным Госкомстата РФ по России в 2011 год доля населения со среднедушевыми денежными доходами свыше 15000 рублей составляет 48,6%.

Однако по Ульяновской области сохраняется бедность и необеспеченность большого слоя людей:

66,4% населения имеют доход в пределах от 2000 рублей до 15000 рублей, а доля населения с доходами свыше 15000 рублей составляет всего 33,6%, из них с доходами более 35000 рублей – 5,3%.

Доля населения Ульяновской области с доходами ниже прожиточного минимума составляет 13,2%. Среднемесячная заработная плата работников организаций Ульяновской области на 2011 год составляет 15008,6 рубля, по Российской Федерации – 23369,2 рублей, что на 8360,6 рублей больше.

Наблюдается устойчивая тен денция увеличения разницы между этими двумя показателями.

Структура денежных доходов населения Ульяновской области изменя ется.

В 2000 году доходы от предпринимательской деятельности составляли 19,6%, оплата труда 42,1%, социальные выплаты – 18,1%, доходы от собствен ности – 3,7%, другие доходы – 16,6%.

К 2011 году доходы от предприниматель ской деятельности снизились до 8,7%, оплата труда – до 35,1%, доходы от соб ственности - до 2,3%, социальные выплаты повысились до 25,6%, другие до ходы возросли до 28,3%.

По структуре потребительских расходов домашних хозяйств Ульянов ской области можно отметить снижение расходов на покупку продуктов пита ния с 38,2% в 2009 года до 37,0% в 2011 году, алкогольных напитков (с 1,5% в 2009 году до 1,2% в 2011 году), оплату услуг (с 25,7% в 2009 году до 23,2% в 2011 году), но увеличение расходов на покупку непродовольственных товаров (с 33% в 2009 году до 38,6% в 2011 году), Таким образом, материальная дифференциация населения Ульяновской области за 2003-2011 гг.

продолжает углубляться, но темпы ее несколько сни жены.

Реальные денежные доходы у населения выросли, и это изменило структуру потребительских расходов.

В структуре денежных доходов населе ния Ульяновской области так же видны изменения:

выросла доля доходов от социальных выплат и других доходов (включая «скрытые»).

Интеграция инвалидов в социум как процесс преодоления их социальной инклюзии Гембаренко В.И.

Министерство социальной защиты населения Московской области Социальное неравенство представляет собой многоаспектное и много мерное явление.

Рассматривая и анализируя, по различным параметрам, соци альные страты и социальные группы, в различного типа общностях, можно с уверенностью утверждать, что многие из них содержат в себе специфические виды социальных инклюзий.

Причем данные социальные инклюзии требуют также специфической социологической интерпретации.

Например, если людей с ограниченными возможностями здоровья определять в качестве специфиче ской социальной инклюзивной группы, то целый ряд индикаторов, определяю щих степень социального неравенства, не действует, или, о всяком случае, не является определяющим.

Согласно статистическим данным на 2013 год, количество людей, кото рым присвоена инвалидность той или иной степени, в России составляет 2 мил лиона 800 тысяч человек и эта величина имеет устойчивую тенденцию к росту.

Это 9,2 % всего населения страны.

Трудоспособны из них (то есть могут тру диться по состоянию здоровья и возрасту) немногим более 20%, однако посто янную работу имеют значительно меньшее число инвалидов.

Оставшиеся 80% инвалидов являются клиентами социальных служб.

Органы медико-социальной экспертизы намеренно ужесточают требова ния к инвалидам при прохождении ими комиссии, тем самым наличествует тенденция намеренного занижения числа инвалидов в стране.

Не удивительно, и социологические замеры это показывают, что каждый десятый человек, при знанный врачебной комиссией здоровым, требует пересмотра решения.

По сути дела весь набор социальных индикаторов, характеризующих па раметры социального неравенства, может быть применен к инвалидам, без рис ка ошибиться.

Преодоление социального неравенства инвалидов в современном рос сийском обществе возможно лишь при решении проблемы интеграции инвали дов в социум.

На эту тему существует немало научной литературы, как моно графий, так и публикаций в научной периодике, успешно защищены кандидат ские и докторские диссертации.

Тем не менее, до сих пор не получен ясный от вет на два простых вопроса:

является современное состояние инвалидизации в нашей стране специфической формой социального неравенства и что можно и нужно сделать, чтобы это неравенство устранить?

Разработка еще одной госу дарственной программы или создание безбарьерной среды жизнедеятельности инвалидов?

Все это хорошо, но начать нужно, думается, с устранения «барье ров»

в головах тех должностных лиц, которые принимают решения на всех уровнях государственного и муниципального управления.

Соотношение ветвей власти:

проблема равенства и неравенства Глебова А.Н.

МГУ имени М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва В рамках организации управления отношений в любой социальной сис теме можно выделить два противоположных принципа – принцип единонача лия и принцип разделения властей. Первый исходит из желательности концен трации власти наверху управленческой иерархии для достижения организаци онного синергетического эффекта.

Второй принцип разделение властей делит вершину управления между различными органами, не выстроенными по иерар хическому принципу.

На протяжении тысячелетий принцип единоначалия являлся главным и системообразующим для организаций самого разного толка.

Традиционные ав торитарные режимы доиндустриальной эпохи всегда почти полностью исходи ли в своем функционировании из принципа единоначалия.

Теория разделения властей появилась более 300 лет назад.

Основатели Джон Локк и Шарль Мон тескье впервые попытались определить пределы власти, найти гарантии против концентрации власти представительного органа.

Принцип разделения властей стал базовым для формирования крупных социальных систем современности.

В действующей российской Конституции принцип разделения властей является определяющим.

И все же в современной системе государственного управления остались рудименты единоличной вла сти, с одной стороны, характерные для прошлых эпох, а, с другой стороны, со ставляющие известную своеобычность системы социального управления в Рос сии.

Президентская власть как бы символизирует собой принцип единоначалия, а три другие ветви власти – исполнительная (правительство), законодательная и судебная – реализуют принцип разделения властей.

Само место Президента и президентской администрации в системе разделения властей вызывает дискус сии.

Ряд исследователей считают, что фактически Президент не входит ни в одну из ветвей власти, но его функции связаны с исполнительной властью.

Особое положение Президента в системе разделения властей выделяют сторон ники самостоятельной президентской власти.

Противоположной точки зрения придерживается группа ученых, считающих, что необходимо объединить Пре зидента и исполнительную власть в единую структуру.

Есть мнение, что для эффективного функционирования принципа разделения властей требуется уча стие Президента в работе каждой ветви власти.

Обозначенные аспекты определяют актуальность основ теории разделе ния властей, как базового принципа социального управления в условиях модер низации российского общества.

П.А.

Сорокин о социальном неравенстве как атрибуте социальной стратификации Глотов М.Б.

Российский государственный педагогический университет им.

А.И.

Герцена, г.

Санкт-Петербург С точки зрения П.А.

Сорокина, реальное социальное равенство людей – это миф, который за всю историю человечества так и не стал реальностью.

Ат рибутивным свойством и законом развития общества он признавал социальное неравенство, которое определяет наличие в обществе социального расслоения на страты.

Рассмотрение проблемы социального неравенства было представле но социологом в его фундаментальной работе русского периода научного творчества «Система социологии»

(1920).

П.А.

Сорокин первым из отечественных социологов предложил кон цепцию социальной стратификации.

Ему принадлежит заслуга введения в со циологический лексикон понятия «социальная стратификация». Он определил социальную стратификацию как дифференциацию «некой данной совокупности людей на иерархически соподчиненные классы», что «проявляется в наличии высших и низших слоев».

В понимании П.А.

Сорокина страты – это большие группы людей, раз личающиеся по своему положению в общественной иерархии, обусловленному неравномерным распределением «прав и привилегий, обязанностей и ответст венности, социальных благ и лишений, социальной власти и влияния среди членов того или иного сообщества».

Особенность стратификационного подхода П.А.

Сорокина состояла в том, что социальная структура была представлена им двумя координатами.

Первая – как множество одномерных социальных страт в горизонтальном соци альном пространстве по одному из признаков социального неравенства.

Вхо дящие в состав одномерных социальных страт группы он определял как «эле ментарные».

Вторая – как ранжированные многомерные социальные страты в вертикальном социальном пространстве по нескольким определенным призна кам социального неравенства.

В качестве основных многомерных стратифика ционных показателей им были выделены неравенства экономических, полити ческих и профессиональных социальных статусов личности.

Входящие в состав многомерных социальных страт группы он обозначил как «кумулятивные».

Личность, с точки зрения П.А.

Сорокина, является одновременно членом нескольких «элементарных»

и «кумулятивных»

групп.

Эти группы бывают ли бо закрытыми (пол, возраст, нация), либо открытыми (партия, научные, религи озные группы), либо полузакрытыми (класс, сословие).

Российский прекариат:

формирование новой социальной общности Голенкова З.Т., Голиусова Ю.В.

Институт социологии РАН, Россия, г.

Москва В последние годы, в условиях глобализации и перманентного экономи ческого кризиса, встал вопрос о новом и не менее важном основании для стра тификации современных постиндустриальных экономически развитых об ществ, а именно делении общества на основании экономической стабильно сти/нестабильности, безопасности/небезопасности.

Такой подход снискал мно жество приверженцев в странах ЕС и США.

Речь идет о возникновении новой стратификационной группы, которую в странах Западной Европы и США на зывают «опасным классом»

- прекариате [Standing, 2011].

Итак, прекариат – понятие, этимологически связанное с двумя английскими корнями «precarious»

(нестабильный) и «proletariat»

(пролетариат) [1]. Однако оно трактуется гораздо шире, чем нестабильный пролетариат.

В прекариат входят группы индивидов, которые независимо от размера их дохода, образования, самоидентификации и других характеристик, не имеют стабильной формальной занятости, т.е.

эта группа занята неформально, не имеет стабильного положения на рынке труда, не имеет гарантий занятости.

Иными словами, сегодня они имеют место работы и доход, а завтра в них перестанут нуждаться.

Причем разброс в размере дохо дов внутри этой группы измеряется в разах, от дохода фрилансера до дохода поденного неквалифицированного рабочего.

И тот, и другой не имеют стабиль ной формальной занятости.

Следует отметить, что данная группа не может быть встроена ни в одну из имеющихся социо-структурных систем.

Она стоит особняком, но имеет двухсторонние связи с любой стратификационной систе мой.

Внутренняя неоднородность этой группы дает повод для вполне обосно ванной критики, однако, отрицать наличие проблемы, по нашему мнению, не стоит.

В России вопрос о зарождающемся прекариате встал совсем недавно.

В апреле 2013 года на XIV Международной научной конференции «Модернизация экономики и общества» вице-премьер РФ Ольга Голодец заявила, что 38 миллионов трудоспособных россиян «непонятно где заняты, чем заняты, как заняты». Это сразу же подтолкнуло российских ученых «провести ревизию»

российского общества, особенно трудоспособной его части на предмет какой-либо занятости. Некоторые эксперты считают, что порядка 30% трудоспособных россиян находятся в условиях «неустойчивой занятости», то есть их трудовые отношения не оформлены, и они находятся в теневом или, как выразилась Ольга Голодец, «нелегитимизированном» сек торе рынка труда [2].

Источники 1. http://en.wikipedia.org/wiki/Precariat 2. http://ria.ru/analytics/20130404/930910280.htm Инвалиды в условиях социального неравенства Горина Т.

И., Кефели В.

Б.

Институт социологии РАН, Россия, г.

Москва Реформы начала 90-х годов привели к резкому расслоению общества.

В создавшихся условиях сильно осложнились возможности самостоятельного по вышения социального статуса для людей с ограниченными возможностями.

Проблема социального неравенства нашла отражение в реализации инвалидами своего права на труд.

Как показали результаты эмпирического исследования, проводимого в 2012 году Службой занятости Нижнего Новгорода с целью изучения проблем трудоустройства, лица с ограниченными возможностями здоровья при устрой стве на работу часто сталкиваются с различными проявлениями дискримина ции.

Треть опрошенных ищет работу более 8 месяцев.

Большинство (64%) респондентов считают, что их физические недостатки - основная причина отка за при приеме на работу.

В большей части, являясь работниками неквалифици рованного и малоквалифицированного труда, имея льготы и право на щадящие условия труда, они не являются привлекательной для работодателей рабочей силой.

Наниматели зачастую считают, что человек с физическими недостатка ми качественно исполнять свою работу не может.

Как показали результаты опроса, более половины опрошенных, не взи рая на проблемы со здоровьем, сохраняют желание работать.

Однако в создав шихся условиях, эти люди оказываются беззащитными на рынке труда.

Практически половина опрошенных инвалидов (45%) считают, что са мостоятельно, без помощи государства, найти подходящее вакантное место очень сложно.

Методологические и методические аспекты исследования социально стратификационных процессов в России Грабельных Т.И., Багрий Е.И.

Иркутский государственный университет, Россия, г.

Иркутск Современный этап в развитии теории и методологии социально стратификационных процессов характеризуется полипарадигмальностью и сложным построением структурно-логических взаимосвязей ключевых катего рий и понятий.

Изучение основных векторов процесса реализации государст венных инициатив в контексте социально-стратификационной динамики в Рос сии показало, что на данном этапе развития науки указанная область знания не видится достаточно оформленной.

По результатам проведенного исследования разработана социально-стратификационная концепция реализации государст венных инициатив в России, согласно которой настоящий этап в реализации го сударственных инициатив определяется как начало эпохи «инновационного де терминизма», отличительным признаком которого выступает смена самого ти па системы социальной стратификации, когда «вектор»

в реализации государ ственных инициатив направлен в инновационное русло.

Динамика социально стратификационных изменений на современном этапе социально экономического развития России охарактеризована через их эволюционно радикальный характер, инновационную направленность, типы управленческих технологий и технологии социального партнерства.

Теоретический синтез при использовании социологических методов в процессе изучения мнений и оценок представителей экспертного сообщества региона и разных целевых групп в условиях формирующегося «инновационно стратификационно-управленческого дискурса»

(ИСУ-дискурс) позволил разра ботать оригинальную методику, ориентированную на выявление качественно новых тенденций и закономерностей в динамике взаимосвязей социально стратификационных процессов с реализацией государственных инициатив в России.

Обнаружилось, что практическая применимость методик и техник ис следования исходных социальных условий и ведущих факторов реализации го сударственных инициатив обусловливается открытостью «инновационно стратификационно-управленческого дискурса»

в социальном пространстве ре гиона, профессионализацией субъекта научного творчества и субъекта реализа ции государственных инициатив, сформированностью исследовательской и ин новационной инфраструктур в их взаимосвязи, технологиями накопления и ис пользования ресурсного потенциала.

Социальные сети как инструмент преодоления информационного неравенства Гримов О.А.

Юго-Западный государственный университет, Россия, г.

Курск Социальное неравенство является одной из актуальнейших проблем со временности, для решения которой необходим комплексный подход, всесто роннее рассмотрение сущности предмета.

При этом изучаемая проблема крайне сложна и многоаспектна, что определяет многообразие форм её проявления.

Современный этап развития общества, характеризуемый, в том числе, экспо ненциальным ростом информационно-коммуникативных технологий и их по всеместным распространением, по-новому ставит вопрос об информационном неравенстве.

Именно информационное неравенство, обусловленное отсутстви ем равных возможностей доступа к информационным продуктам, на наш взгляд, является одним из важнейших аспектов социального неравенства.

Ин формационное неравенство имеет широкое распространение на уровне отдель ных индивидов, социальных групп, общностей, крупных организаций и даже государств.

Неравноценный доступ к информации, отсутствие единых инфор мационных баз данных, отсутствие чётких каналов циркуляции информации, «запаздывание»

традиционных информационных средств (СМИ), опасность ут раты информационного суверенитета на государственном уровне – все эти про блемы актуализируют поиск адекватного инструмента преодоления социально го неравенства в информационной сфере.

Одним из таких инструментов явля ются социальные сети как одно из наиболее распространённых средств Интер нет-коммуникации.

Социальные сети формируют уникальное социокультурное пространст во, обеспечивающее широкие возможности осуществления разнообразной со циокультурной деятельности.

Социальные сети имеют важнейшие социальные характеристики, из ко торых мы выделим следующие:

- свободное осуществление коммуникативных практик, обусловливаю щее самостоятельный выбор коммуникативных стратегий и целей, а также средств их достижения;

- свободный равный доступ к различным информационным ресурсам и продуктам;

- значительный потенциал социальной самоорганизации общества, ве дущий на практике к формированию структур гражданского общества и демо кратических институтов, что позволяет рассматривать социальные сети как важную социальную технологию преодоления социального неравенства в ин формационной сфере.

Механизмы преодоления социального неравенства в информационной сфере основаны на развитии в социальных сетях форм сетевого взаимодейст вия, свободном и равном доступе к различным информационным и социокуль турным артефактам, частичной девальвации социальных конструктов и разви тии новых форм накопления символического капитала.

Анализ социального партнерства в системе профессионального обучения сферы культуры Гричаникова И.А., Посохова Н.В.

Белгородский государственный институт искусств и культуры, Россия, г.

Белгород Анализ социального партнерства в системе профессионального обуче ния граждан сферы культуры является приоритетным в данной системе.

Общность безработных граждан сферы культуры является одним из субъектов социального партнерства.

Критерий уровня субъектности определял ся вопросом «Кто должен, прежде всего, оказывать влияние на процесс пере обучения безработных».

Ответы распределились следующим образом:

62% считали, что сами безработные должны контролировать процесс переобучения;

7 21% - государство;

7 8% - работодатели;

7 9% - все.

Таким образом, большая часть безработных, участвующих в программе переобучения по направлению Центра занятости населения является активным и осознанным участником партнерст ва.

Социальный срез интересов безработных характеризуется важностью направлений жизнедеятельности.

Самым актуальным вопросом в жизни на мо мент опроса является «обеспечение материального благополучия», далее по убыванию следуют «уверенность в себе», «порядочность и честность», «обра зование», «душевный покой», «любимое дело, работа», «здоровье»

и другие показатели.

Основной проблемой безработных является их материальное поло жение.

И это не декларирование проблемы, а результат условий, в которые по падают они.

Выбранная специальность для обучения позволяет не только удовлетво рять материальные потребности и повысить уверенность в себе, она еще и спо собствует раскрытию и реализации личностного потенциала безработных.

Это отметили 19% опрошенных.

В целом, опрошенные адекватно воспринимают назначение переобучения, которое проводит для них учреждения культуры.

После окончания профессионального обучения 65,5% собираются заниматься поиском подходящей работы.

Продолжить образование хотели бы 16,4%, а 12,5% желали бы опробовать себя в качестве бизнесмена.

У большинства опрошенных неадекватно завышена оценка своих дело вых способностей.

Проводя самооценку своих качеств, 11% респондентов от метили, что у них высокий уровень предприимчивости, но при этом они обра щаются в службу занятости за помощью в трудоустройстве.

Предприимчивыми себя считают 8%опрошенных, сниженный уровень предприимчивости отмети ли у себя 23%, очень низкий уровень выбрали как вариант ответа 28%.

Сопос тавляя самооценки предприимчивости и работоспособности, приходим к выво ду, что среди безработных преобладают люди, ориентированные на исполни тельскую деятельность и избегающие деятельности, требующей проявление инициативы.


Власть и общество:

дихотомия процессов Грошев И.Л.

Тюменский государственный нефтегазовый университет, Россия, г.

Тюмень Демонстративная дифференциация общества на богатых и нищих и по следующее стремление закрепления наличного статуса – обязательный компо нент коррумпированного общества.

Чем больше нищих и обездоленных, тем выше уникальность и социальная значимость состоятельного субъекта – боль шая зависимость общественных слоёв от воли и желания промышленных маг натов.

В этом случае президент страны советуется с крупными предпринимате лями о «замораживании цен»

на основные продукты питания, на автомобиль ное топливо и т.д.

О какой форме конкуренции и обоснованных ценах на това ры и услуги можно в этой ситуации говорить.

Признаком современной системы власти является её антисоциальный, антиобщественный характер целеполагания и соответствующий набор средств достижения поставленных целей.

Ущерб общественному развитию наносится не только за счёт увода значительной части финансовых средств в «теневую экономику», но и бесконтрольным расходованием ресурсов (природных, мате риальных, человеческих), т.е.

очевидное снижение ресурсного потенциала для будущих поколений.

Активная эксплуатация экономики страны в интересах ог раниченного круга лиц – приближенных к высшему руководству.

Ключевым фактором, определяющим эффективность деятельности вла сти и конкретно первого лица государства являются имеющиеся тенденции и динамика изменений, происходящих в обществе перемен, а также отношение конкретного индивида и малых социальных групп к происходящим трансфор мациям.

Сложившаяся доктрина о «благе для всех за счёт несчастий каждого», реализованная в дореволюционной России и в период строительства развитого социализма, продолжает своё губительное шествие и в настоящее время, а так же, по всей видимости, сохранит тенденции и в ближайшей перспективе.

Противопоставление власти народу выражается в двух неблагоприятных аспектах:

1) снижение общей численности коренного населения в российских городах и сёлах (при значительном уменьшении числа последних) приводит к ощутимому падению трудового потенциала общества, отсутствию перспектив для интенсивного сценария развития государства – продолжающееся техниче ское и технологическое отставание от передовых стран Европы и Америки;

7 2) нивелирование мотивации для молодёжи в связи со значительным отставанием уровня доходов в России от аналогичных показателей зарубежных стран, сле довательно, отток высокообразованных кадров в иностранные компании.

Социальное неравенство как детерминирующий фактор социальной мобильности российской молодежи Гуляев И.И.

Белгородский государственный университет, г.

Белгород, Россия Актуальным вопросом современной социологии молодежи является проблема социального неравенства.

В настоящее время в обществе обострилась дискуссия на тему социальной мобильности и социальной активности молодого поколения страны.

В условиях социально-экономического кризиса большинст во молодых людей оказалось в сложной ситуации.

Процесс ускоренного соци ального расслоения охватывает российское общество неравномерно.

Верхние слои (около 6-8% населения) все резче отдаляются от массовых слоев, концен трируя в своих руках экономическую и политическую власть.

По такой же схе ме происходит усиление различий жизненных позиций молодежи, наследую щих определенный социальный статус.

Процесс углубления социальной и имущественной дифференциации, происходящий в современном российском обществе, оказывает определяющее влияние на динамические характеристики процесса социальной мобильности современной молодежи.

С одной стороны, усиленная дифференциация по иму щественному и социальному признаку усиливает субъективный фактор процес са социальной мобильности, когда большая часть современных молодых людей сознательно стремится различными путями улучшить свое положение;

7 с другой стороны, сложившаяся за последние годы стратификационная модель совре менного российского общества объективно не позволяет подавляющему боль шинству молодых людей совершить желаемый акт социального перехода из страты в страту.

Современная молодежь оказывается в центре противоречия между системой своих возрастающих потребностей и существующими спосо бами их удовлетворения.

Таким образом, в условиях возрастания степени социального неравен ства в существующей общественной системе можно определить некоторые пу ти вертикальной социальной мобильности молодежи:

первый - связан с дости жением желаемых статусов социально-одобряемыми путями;

7 второй - связан с достижением желаемых статусов социально-одобряемыми действиями, но не неправомерными путями;

7 третий - социальные действия ориентированы на из мененные желательные статусы, достижение которых может происходить с по мощью различных комбинаций путей - социально-одобряемых, социально не одобряемых, правомерных и противоправных.

Любой из указанных путей свя зан с пониманием в обществе и в частности политической элитой необходимо сти предоставления молодежи социально-одобряемых путей социальной мо бильности.

Цвет социального неравенства и альтерглобализация Даллакян К.А.

Уфимский юридический институт МВД России, г. Уфа Социально-политические феномены, обладая не только этическим, но и эстетическим содержанием могут быть восприняты в цветовой гамме.

Так, вро де приятные на цвет «оранжевые»

революции продолжают уносить жизни ни в чем не повинных людей.

Мрачный черный цвет социального неравенства, от дающий порой желтизной, обволакивает расизм и дискриминации на нацио нально-этнической почве.

В зеленый цвет окрашен религиозный экстремизм, своеобразно протестующий против неравенства и экспансии.

О голубом оттен ке неравенства в последнее время говорят и пишут много, вплоть до проблемы однополых браков.

Красный цвет социального неравенства нам хорошо извес тен на протяжении долгих десятилетий.

Палитра социального неравенства раз нообразна, но общим для всех «цветных»

идеологий является, с одной стороны, их близорукая убежденность в правоте и справедливости своей политики, а с другой – неисчислимые невинные жертвы.

Политика глобализма, нацеленная на «освоение»

все новых пространств и экономик, облачаясь в различные цвета, догматично имеет всегда лишь один определенный цвет, в то время как в природе любое явление содержит в себе оттенки многоцветья.

Бесперспективной одноцветной политике глобализма должна быть противопоставлена стратегия альтерглобализации, которую сего дня может предложить Россия.

Российская модель альтерглобализации ориен тирована на уменьшение пропасти, созданной социальным неравенством, пред ставляя многоцветье поликультурного энвайронментализма.

Исторически более близкая природе и поликультурализму Россия может предложить дружеским народам способ адаптации к сложившимся непростым социокультурным и при родным условиям.

Лишь под радугой поликультурного энвайронментализма как российской модели альтерглобализации возможно благополучное развитие стран не только постсоветского, но и более широкого евразийского пространст ва.

Социальное неравенство как проблема мультикультурного общества Динисламова С.Р.

Башкирский Государственный Университет, Россия, г.

Уфа Сегодня большинство государств хотя бы в некоторой степени отлича ется культурным многообразием.

Торговля, туризм, международный диалог ученых и деятелей искусства, мобильность квалифицированных специалистов и миграция приводят к тому, что в большинстве стран проживает значительное число людей, принадлежащих к другим культурам.

Практически везде можно встретить представителей хотя бы одного культурного меньшинства — ино странных туристов и бизнесменов.

Многие страны сегодня можно назвать мно гообразными в культурном плане уже потому, что они открыты внешнему миру — представители любых народов могут туда свободно приезжать, уезжать, а иногда и оставаться.

Чем быстрее общество выходит на новый этап, тем быстрее развивается проблема социального неравенства.

Так за последние десять лет можно наблю дать данную проблему во всех отраслях жизни общества.

Особенно остро сто ит вопрос национального неравенства.

С вхождением в новое тысячелетие гра ницы стали открываться, что в свою очередь привело к образованию мульти культурного общества.

Появление мультикультурного общества – это реакция на экономиче ское неравенство, господство стран «золотого миллиарда»

над развивающимися государствами и странами «третьего мира».

В образование такого типа общества есть как плюсы, так и минусы, и минусы - это стирание культурно-национальных границ, потеря национальных ценностей и традиций.

Конечно, необходимо, чем-то жертвовать для общего блага, но утрата собственной индивидуальности, национальной и религиозной самоидентифи кации приводит к разрушению личности и возникновению межнационального конфликта.

Так в октябре 2010 года канцлер Германии Ангела Меркель высказалась о несостоятельности мультикультурного общества, а чуть позже ее поддержал премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон. В феврале 2011 тогда еще президент Франции Николя Саркози так же высказался о провале политики мультикультурализма.

Лидеры «могучей тройки»

правы, что стремятся защитить свою культу ру, но, тем не менее, принимать такие радикальные меры по её защите нельзя назвать гуманными.

Человек вправе приехать в другую страну и следовать сво им традициям, но и обязан чтить культурные ценности принимающей страны.

Толерантность и компетентность залог успешной политики мультикуль турализма и первый шаг к социальному равенству!

Российская версия «капитализма для своих»:

есть ли выход из тупика?

Добреньков В.И., Исправникова Н.Р.

Социологический факультет МГУ имени М.В.


Ломоносова, Россия, г.

Москва «Капитализм для своих»

сформировался вне рамок рыночных механиз мов.

Конклав олигархов был создан на основании субъективных решений Кремля, принимавшихся в 1993–1999 гг.

Основой формирования олигархиче ского конклава был процесс приватизации:

президентская власть почти безвоз мездно передала субъектам этого конклава наиболее привлекательные объекты собственности (в первую очередь промышленные и инфраструктурные) на тер ритории России.

Сконцентрировав значительные капитальные ресурсы, политическое ру ководство сделало выбор в пользу различных вариантов прямого администра тивного контроля над важнейшими экономическими активами, делегировав из бранному кругу лиц права на управление этими активами и получение значи тельных частных или групповых выгод, создав тем самым основу для становле ния и развития в России «капитализма для своих».

Наиболее могущественными объединениями «своих»

в современной России являются те, которые основываются на фундаменте финансово промышленных групп, обладающих огромными финансовыми ресурсами, кон тролирующими самые важные предприятия и производства, монополизирую щие постепенно рынок средств массовой информации и тем самым способные влиять на процесс принятия решений по правительственным и парламентским каналам.

«Капитализм для своих»

в современной России выработал определен ную систему базовых ценностей.

Эту систему с известной степенью точности можно назвать антинациональной.

Необходимо отметить, что как субъект рос сийской экономики бизнес-элита новой формации выступает в основном в роли иностранных инвесторов.

Нелегитимная собственность на территории России оформлена на иностранные юридические лица, преимущественно оффшорные компании.

Можно сказать, что ключевые субъекты правящего слоя осознанно апеллируют к ресурсу других государств как гарантов их интересов на полити ко-экономическом пространстве России.

Следование курсом «капитализма для своих»

ведет страну в тупик – ли шает ее перспектив государственно-политического и социально экономического развития, порождает отсталость, социально-политическую де градацию и государственный распад.

Церковь и социальные проблемы современной России Доброхотов Л.Н.

Социологический факультет МГУ имени М.В Ломоносова, Россия, г.

Москва Нынешняя Россия – средоточие острейших, кричащих социальных про блем.

Их эскалация при полном отсутствии методов решения ведет Отечество к катастрофе.

Как известно, в советский период ответственной за решение соци альных вопросов была Коммунистическая партия, которая справлялась с ними с разной степенью эффективности.

Тем не менее, даже с учетом недоработок, ошибок, войн и репрессий под ее руководством СССР постоянно и настойчиво продвигался к реальному воплощению народной мечты – построению царства свободного труда, благосостояния и справедливости.

Мечты, несмотря на гос подствовавшую в те десятилетия атеистическую идеологию, полностью отра жавшей главные православные ценности.

На этом пути были достигнуты вы дающиеся результаты во всех сферах жизни, выдвинувшие СССР в социальный авангард человечества.

Горбачевская «перестройка»

и последующие годы рес таврации отсталой и коррумпированной формы капитализма опрокинули Рос сию далеко назад даже по сравнению с тем, что было в СССР четверть века на зад, не говоря уж о передовых странах современного мира.

Понятно, что в сегодняшнем российском обществе роль нравственного компаса и авангарда играет не правящая ныне партия «Единая Россия»

и тем более не оппозиционная и отстраненная от реальных рычагов власти и влияния КПРФ или другие политические институты.

Такой силой, опираясь на свой ав торитет и доверие народа является прежде всего Русская православная церковь, в отношении к этой проблеме руководствующаяся, как в свое время КПСС сво ей программой, «Основами социальной концепции»

РПЦ.

Этот документ был принят Архиерейским собором Русской Православной церкви еще в августе 2000 года и с тех пор ни разу не пересматривался.

В представленной статье автор анализирует фундаментальные основы современной социальной политики Русской православной церкви и ее практи ческое воплощение в жизнь в условиях нынешнего социально-экономического кризиса в России.

Вывод автора сводится к констатации противоречивости позиции церк ви.

С одной стороны, отцы церкви оправдывают личное богатство и обогаще ние, а следовательно капитализм и социальное, классовое расслоение общест ва.

С другой, патриарх Кирилл видит угрозу России в господстве идей потреб ления и даже говорит об угрозе потери Россией своего суверенитета, если к власти в ней придут силы, разделяющие подобные идеи.

Только будущее и Рос сии, и церкви покажет, какая из этих двух тенденций в ней одержит первенство.

Методы исследования on-line сетей Долгоруков А.М.

МГУ им.

М.В.

Ломоносова, Россия, г.

Москва Последние два десятилетия мы наблюдаем быстрое и многообещающее развитие новой кроссдисциплинарной деятельности – social computing.

Под этим собирательным именем осуществляется дизайн и использование компью терных технологий, в интернет и интранет для изучения динамики, прогнози рования и проектирования социальных систем.

В частности, большое внимание уделяется структурным характеристикам сети.

Это сужает исследовательскую перспективу.

Альтернатива предлагается в ниже следующих тезисах.

Для понимания и прогнозирования динамики сложных социальных сис тем любого уровня мы должны изучать и выдвигать правдоподобные гипотезы по трем основаниям:

«человек», «культура», «структуры».

Человек в сети.

В отношении категории «человек», новизна, видимо, со стоит в появлении новых видов «приписанных и достигнутых статусов»

в ин тернет-сообществах.

Надо найти ответ, что такое «территория»

и «социальное время»

в online-сообществах?

то позволят определить понятия:

«приписанный online-статус»;

7 «достигнутый online-статус»;

7 «online-проактивность»;

7 «on line-реактивность»

и содержательно описать новые типы «on-line-акторов».

Сетевые структуры.

Новое обнаруживается в ином качестве социально го морфогенеза – «кристаллизации»

новых (более гибких и видимо менее дол говечных) структур.

Более важными, вероятно, окажутся сложные узлы, состоящие из «пар»

и «троек»

акторов и так называемых клик (террористов, силовиков, экономиче ских игроков и т.п.).

Можно обосновать предположение, что именно такие раз новидности узлов уже в ближайшее десятилетие будут определять скрытую по вестку дня в сети интернет.

Культура.

Один из существенных признаков интернет-культуры, вызре вающий у нас на глазах, позволяет говорить о номадическом культурном типе.

Люди опять становятся кочевниками (мобильные идентичности;

7 случайные связи в сети;

7 прозрачные границы сообществ;

7 ролевая вседозволенность;

7 экспе рименты по конструированию и деконструкции себя и т.д.) – все это создание нового мира, а не описание старого с помощью средств Интернета.

Исследовать «человека», «структуры»

и «культуру»

нужно в е этнометодологической перспективе.

Этнометодология – буквально «методы людей».

Она изучает повседневные знания людей, которые они называют «здравым смыслом».

Неравенство возможностей провинциальных регионов (на примере Волгоградской области) Дроздова Ю.А.

Волгоградский филиал Российской академии народного хозяйства и государст венной службы, Россия, г.

Волгоград Признавая неравенство пространственного развития как объективное свойство различных территорий, Волгоградскую область отнесем к «запазды вающим»

регионам, обладающим определенными конкурентными преимуще ствами, но имеющим проблемы, связанные с ограниченностью возможностей для развития.

Характеризуя ситуацию в Волгоградской области за последние два года, по данным авторского социологического исследования, проведенного в рамках реализации гранта РГНФ 13-13-34009 «Имидж региона как коммуникативная стратегия власти и СМИ»

(июль – август 2013 года, N=1000), опрошенное насе ление выбрало следующие позиции:

«значительно улучшилась»

– 3,7%, «не из менилась»

– 34,7%, «значительно ухудшилась»

– 15,0% респондентов.

Инфор мация в СМИ о положительной динамике и выходе из кризиса не соответствует оценке населения и свидетельствует о преобладании негативных оценок терри ториальных изменений.

О своем желании «переехать на постоянное место жительства в другой регион»

заявило 32,5% опрошенных, 55,8% респондентов ответили:

«Нет», за труднились с ответом 11,7%, участвовавших в опросе.

Среди основных причин возможного отъезда из региона названы:

безработица – 57,5% опрошенных;

7 «желаемую работу нельзя получить в этом регионе»

– 42,6% респондентов;

7 «здесь нет хорошей высокооплачиваемой работы»

– 24,5% участников опроса.

Основные мотивы, определяющие ограниченность самореализации на террито рии Волгоградской области, связаны с невозможностью осуществления соот ветствующей трудовой деятельности и достойной оплаты труда, что свидетель ствует о внутрирегиональном неравенстве объективных и субъективных факто ров, являющемся одной из основных причин инвестиционной непривлекатель ности региона.

Во многом социальное неравенство провинциальных регионов обуслов лено политикой властей, низкой эффективностью продуцируемых властью идей, раскрывающих возможности развития региона, и инерционным сценари ем пространственного развития.

Оптимистичный сценарий будет во многом оп ределяться преодолением кризиса качества и образа жизни в провинциальных регионах и субъектами управления (власть, СМИ, бизнес), способными реали зовать социальные проекты или стать их заказчиками, что обусловит будущее регионов и России.

Религиозность как критерий социальной стратификации пациентов (социологический анализ взглядов врачей-специалистов) Дубограй Е.В.

НИИ социологии медицины, экономики здравоохранения и медицинского страхования, Россия, г.

Москва Одним из возможных факторов успешного излечивания больных сего дня всё чаще рассматривается ресурс религиозности пациента.

И некоторые врачи учитывают уровень религиозности и конфессиональную принадлежность пациента при составлении индивидуальной программы лечения.

В настоящей статье, представлены результаты медико-социологического исследования со временной практики учёта и использования врачами-специалистами ресурса религиозности пациентов для повышения эффективности лечебно профилактической работы, проводившееся весной 2013 года.

В качестве экс пертов было опрошено 307 опытных врачей-специалистов г.Москвы.

Более 2/3 опрошенных экспертов (69%) признали себя верующими людьми или скорее верующими, чем наоборот.

При этом 78% идентифицируют себя с православным христианством.

Ислам исповедует 3% врачей, буддизм – 6%, другие религии – 2%.

Атеистов, убеждённых неверующих среди экспертов всего лишь 9%.

Обнаружена сильная корреляционная связь (коэффициент Пир сона) Р=0,7 между собственной конфессиональной принадлежностью врача и вероисповеданием пациента.

То есть, врачу-мусульманину комфортнее прово дить лечение с пациентом-мусульманином, а врачу-атеисту – с пациентом атеистом.

Почти половина врачей (45%) давали советы своим пациентам обра щаться к потенциалу религии, не исключая, при этом, медицинской помощи.

А 7% экспертов признаются, что часто это советовали своим больным.

Что же именно они предлагали?

В основном это такие формы обращения к потенциалу религии как молитва, посещение храма, беседа со священнослужителем.

При этом считают, что к ресурсу религии возможно обращаться на любом из этапов лечения 69% респондентов.

В поисках ответов на необъяснимые явления в своей практике, чудесные факты исцеления, далеко не все врачи позволяют себе отступить от научной картины мира.

61% экспертов никогда не сталкивались со случаями «чудесно го»

выздоровления своих пациентов.

Но остальные имели такой опыт в своей практике, кто реже, кто чаще.

Например, с несколькими такими случаями встречались 27% врачей.

Наблюдается прямая, хотя и слабая корреляционная связь (коэффициент Пирсона) Р=0,34 между частотой «чудесных»

случаев вы здоровления в практике врача и тем, как часто в своей работе ему приходилось иметь дело с пациентами, находящимися на грани жизни и смерти или заболе вание которых предполагает достаточно высокую вероятность смерти.

Не только вера в собственное выздоровление, но вера в Бога и его по мощь в борьбе за здоровье, признаётся многими врачами-экспертами фактором успешного выздоровления.

При этом, чем чаще врач лечит пациентов находя щихся на грани жизни и смерти, тем более весомым он считает этот фактор ве ры, и религиозной веры в частности.

Что привносит «креативный класс»

в Россию?

Ежов С.П.

Санкт-Петербургский государственный технологический институт, Россия, г.

Санкт-Петербург Результатом двадцатилетней деятельности российской «элиты»

явилось формирование новой генерации.

Генерации впитавшей многие положения XIII Всемирного социологического конгресса, проходившего в 1994 г.

в Германии под лозунгом «оспариваемые границы и меняющаяся солидарность».

Самоидентификация этой генерации – «креативный класс»

находящийся в оппозиции к существующей власти.

Среди множества теорий описывающих социальное неравенство отме тим деятельно-активистский подход (Э.Гидденс и др.) Согласно этой теории возбудителями изменений в современном мире выступают субъекты социаль ной деятельности, которых часто именуют агентами (agency – «возбудитель действия»).

Агенты, в свою очередь, различаются по их ресурсности.

Так, на пример, Т.И.

Заславская на основе этой теории создала и описала иерархиче скую модель российского общества, состоящую из десятка таких социальных групп.

Оппозиционной интеллигенции тогда там места не нашлось.

Социально-политические и экономические изменения последующего времени потребовали корректировки этой модели.

Вверх продвинулась относительно немногочисленная социальная груп па, которая и именует себя «креативным классом».

В борьбу за гегемонию над массовым сознанием граждан вмешалось активное и сильно ресурсное… мень шинство.

Сильно ресурсными эту либеральную социальную группу главным образом сделали её позиции в духовно-нравственной (СМИ, Интернет, образо вание) и экономической сферах жизни.

В первую очередь речь идет о хорошо известной технологии «активного меньшинства», которая является одним из витков «спирали молчания»

Элизабет Ноэль-Нойман.

Претензии на гегемонизм в общественном сознании данного агента опасны для России.

Опасны, прежде всего, потерей самоидентификации, то есть потерей общности.

Структурное неравенство как фактор революционной ситуации в современном мире Епархина О.В.

ЯГПУ им.

К.Д.Ушинского, Россия, г. Ярославль В настоящее время при исследовании революций, бунтов, восстаний востребован синтез структурного, структурно-функционального и ряда других подходов.

Однако, все методологические основания изучения этих общест венных трансформаций предполагают в качестве базиса исследования струк турного неравенства как дисбалансирующего элемента в развитии обществен ной системы.

Именно в таком ключе происходит анализ социальных револю ций и иных дисбалансных состояний в рамках подходов Ч.Тилли, Т.Гарра, Дж.

Голдстоуна, Т.Скочпол, и пр.

Согласно этим подходам, возможно и необ ходимо конструирование новой обобщенной теории на структуралистской ос нове:

в частности, революции рассматриваются как форма переструктуриро вания власти определенными группами, использующими факторы структур ного неравенства в своих интересах.

В новых теориях фиксируется не только факт распада государственной власти, но и реконструкции власти по опреде ленным схемам, которые определяются неравенством распределения ресурсов акторов.

Предпосылками такой ситуации являются истощение ресурсов госу дарства, создающее дефицит последних и усугубляющее неравенство в их распределении, отчуждение ресурсов, способствующее расколу элит, мобили зация населения в борьбе за распределение ограниченных ресурсов.

Основ ными дефицитными ресурсами являются земля, доход, доступ к структурам влияния.

Ситуация может осложняться внешнеполитическими или демогра фическими факторами, что усиливает конкуренцию за предпочтительные ста тусные позиции либо делает схемы распределения ресурсов менее прозрач ными для широких слоев населения.

Международные конфликты рассматри ваются как фактор проявления глобального неравенства.

Государство, вступая в международные альянсы и участвуя в международном разделении труда, неизбежно включается в систему глобального неравенства.

В этих условиях поддержка союзников также рассматривается как неравно распределенный ресурс, который способен как интенсифицировать динамику местных элит, так и усилить их отчуждение.

Чем более зависимую позицию занимает госу дарство в системе глобального неравенства, тем более уязвимо оно при раз решении этих проблем с точки зрения интересов внутренних элит и внешних стратегических союзников и противников.

Иллюстрациями подобной ситуа ции могут служить революции в странах Третьего мира, описанные еще Голд стоуном, Гудвином и Скочпол.

В этих условиях решающим фактором, пре дотвращающим нестабильность, является тип политического режима, его ин фраструктурная обеспеченность и активность.

Молодежные общественные движения:

механизм интеграции или соци альной дифференциации?

Железникова К.В.

Волгоградский филиал Российской академии народного хозяйства и государст венной службы при Президенте Российской федерации, Россия, г.

Волгоград В настоящее время в российском обществе социальная стратификация возникает не только из-за распределения доходов и собственности, но и разли чиях в доступе к механизмам власти и самоуправления, культурным и интел лектуальным ресурсам.

Наиболее мобильной и подверженной внешнему влиянию группой явля ется молодежь.

С одной стороны в период становления личности каждый имеет право на выбор пути самоопределения, а с другой стороны существует ряд со циальных и экономических барьеров для достижения целей образовательного, культурного и интеллектуального характера.

Социальное неравенство среди молодежи проявляется уже при получе нии общего образования и прогрессирует с годами.

Согласно действующему законодательству, каждый имеет равный доступ к получению общего образова ния и первого высшего.

На самом деле, доступ к образованию затрудняется ма териальным положением родителей:

способностью обеспечить ребенка учебни ками, канцелярскими товарами, школьной формой и комплексным питанием.

Уже получая общее образование, многие активные ребята стремятся проявить свои таланты и гражданскую позицию за пределами школ и лицеев.

Они ищут соответствующие их интересам общественные организации, вклю чаются в деятельность молодежных организаций, объединений и фондов.

В некоторые из них набор осуществляется по результатам конкурса, ко торый включает:

анализ резюме участников, наличие образования, опыта дея тельности и участия в различных проектах.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.