авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ИНСТИТУТ Скоробогатов А.В. ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА Современные концепции правопонимания ...»

-- [ Страница 3 ] --

Рассматривая естественное право как реально существующее и подлин ное право, которому должно соответствовать действующее законодательство, естественно-правовая теория лишает законодателя теоретических критериев оценки правового качества законов.

В результате естественно-правовая доктрина зачастую оказывается не способной дать надлежащую правовую оценку многим ключевым проблемам социальной реальности. Например, естественно-правовая теория не может дать обоснованный ответ на вопрос о том, является ли отмена смертной казни правовым, общезначимым и общеобязательным требованием для всего меж дународного сообщества, или это мера нравственного порядка, применение которой оправдано в условиях соответствующего уровня культурно нравственного развития той или иной нации.

Сказанное может объясняться тем, что выступающие в качестве крите рия оценки закона общепризнанные принципы и нормы международного пра ва зачастую носят весьма общий и расплывчатый характер, основная нагрузка по выработке критериев оценки правового качества закона ложится на нацио нальные правовые системы. И здесь возможности естественно-правового типа правопонимания служить гарантом соблюдения основных права и свобод в значительной мере зависят от уровня национальной правовой культуры.

Естественно-правовой подход, исходящий из того, что люди рождаются равными в своих правах, конечно же, отрицает разного рода дискриминации и привилегии. В этом смысле данный подход при его последовательной реали зации содержит достаточно эффективные механизмы защиты прав человека и гражданина. Однако его теоретическая нечеткость затрудняет реализацию его же правового потенциала. Естественно-правовой подход, не имеющий теоре тически ясной и практически реализуемой правовой позиции по вопросу о том, в чем же состоит существо или содержание права, на которое не может посягать законодатель, оставляет решение этого ключевого вопроса на усмот рение судебной практики, а она, не получая от естественно-правовой доктри ны четких теоретических ориентиров, легко может выйти в своих решениях за рамки правового поля.

Кратко общие недостатки теории естественного права можно перечис лить следующим образом:

1. Онтологический дуализм.

2. Неспособность абстрактного разума обобщить исторический опыт.

3. Логически несостоятельная процедура выведения должного из суще ствующего.

4. Неспособность признать различие между естественным законом и нормативными законами.

5. Освобождение человека от ответственности за принятие этических решений.

6. Безразличие к историческому опыту человека.

7. Неуниверсальность универсалий теории естественного права.

8. Недостаточный интерес к культурному плюрализму.

9. Отсутствие четко обоснованных критериев истинности.

10. Неоправданное доверие к чисто человеческим факторам.

11. Ошибочное смешение метаэтического с нормативным.

Однако, несмотря на это, теорию естественного права, имеющую своей основой нравственность и разум, нельзя недооценивать. Рассматривая под критическим углом зрения их негативную сторону, нельзя в то же время не видеть и их позитивный, рациональный аспект.

На данном этапе развития правовой науки нельзя говорить, что теория естественное право утратила свое значение, что она полностью потеряла свой первоначальный социальный смысл. Несмотря на то, что теория естественно го права прошла огромный путь в своем развитии и претерпела весьма ради кальные изменения, несмотря на то, что в настоящее время к естественному праву в значительной мере утрачен интерес, она, тем не менее, продолжает по-прежнему привлекать к себе достаточно большое внимание, вызывать спо ры, разноречивые суждения и нередко политические и идеологические раздо ры.

Тема 3. Юридически-позитивистское правопонимание 3.1. Понятие юридического позитивизма Юридический позитивизм являлся, да и сейчас остается одним из наи более авторитетных правовых учений. Принято считать, что зарождение юри дического позитивизма произошло в период, когда в обществе устоялись оп ределенные правовые правила, нормы, когда оно достигло определенной ста бильности. В этом случае ученые в меньшей степени должны работать над проблемами справедливого права, вообще над моделями права и могут обра титься к действующему законодательству. Однако корни юридического пози тивизма можно найти уже в учениях древности, в которых право рассматрива ется через закон, то есть через официально установленные нормы.

В конкретно-историческом плане становление и укрепление юридиче ского позитивизма связано с победой буржуазного строя, развитием буржуаз ной политико-правовой системы, с возвышением роли государства и усилени ем в этих условиях удельного веса и значения государственных нормативных актов в системе источников права и т.д.

Термин «юридический позитивизм» в современной юридической лите ратуре используется для обозначения одного или нескольких из утверждений:

1) законы – это команды, отданные людьми;

2) нет необходимой связи между правом и моралью, или правом каким оно должно быть и правом как оно есть на самом деле;

3) анализ смысла правовых понятий важен сам по себе и может быть отделен (но вовсе не обязательно противопоставлен) историческим и со циологическим исследованиям правовых институтов, равно как и критической оценке права с точки зрения морали, социальных целей, функций и др.;

4) правовая система – это «закрытая логическая система», в которой правиль ные решения могут быть выведены на основании предустановленных правил только средствами логики;

5) моральные суждения не могут, в отличие от вы сказываний о фактах, быть установлены на основе рациональных рассужде ний, свидетельств и доказательств.

В мировоззренческом отношении юридический позитивизм отразил из менившуюся правовую идеологию победившего класса буржуазии, уже до бившегося официального признания в законе («позитивации») своих право вых притязаний, консервативно-охранительно ориентированную идеологию освящения и защиты официального, существующего законопорядка против всякого рода критически и оппозиционно («непозитивно») звучащих требова ний и представлений о «должном», «разумном», «идеальном», «естествен ном» и т.д. праве.

В гносеологическом плане юридический позитивизм – в условиях и под влиянием успехов естественных наук – предпринял попытку перейти к есте ственнонаучным, эмпирическим методам освещения права на путях критики старых, традиционных («философских», «спекулятивно-теоретических», «умозрительных», «метафизических» и т.п.) методов познания права. Отверг нув теоретические рассуждения, позитивисты перешли к наблюдению «фак тов». Наконец-то, как полагали позитивисты, на место «спекулятивных» объ яснений «метафизических сущностей» (типа «естественное право» и т.п.) по ставлено строго «научное» описание реальных, «позитивно» данных феноме нов (норм «позитивного права»).

Юридический позитивизм отрицает «естественное право», которое рас сматривается как заблуждение умов, ведущее к нарушению порядка. В соот ветствии с теорией юридического позитивизма, право – факт реальности, по зитивный факт. Всякое позитивное право происходит от власти (государства).

Право – приказ власти, поддержанный санкцией принуждения. Право есть ре зультат только правотворческой функции государства, независимой от эконо мических и классовых отношений.

Позитивистский тип правопонимания акцентирует внимание на источ нике (форме выражения) права, т.е. на внешних качествах, которые позволя ют норме считаться правовой, на способах создания этой нормы. Таким обра зом, только норма, выраженная в определенной форме, является правом.

Внешняя форма придает законность содержанию, то есть закрепленному фор мой стереотипу правомерного поведения.

Право всегда является созданием государства или, по крайней мере, все гда опосредуется государством для того, чтобы получить все свои правовые свойства и стать именно правом. Право в этом случае понимается как сово купность норм (правил поведения), установленных или санкционированных государством в форме закона. Основными признаками права признаются формальная определенность (находит свое наиболее полное воплощение в пи саном законе) и защищенность публичной властью государства. Иными сло вами, право – это внешний порядок, поддерживаемый при помощи физиче ского принуждения со стороны государства.

Это вполне совместимо с представлениями о произвольности права, о возможности навязать его обществу принудительно, хотя бы оно и восприни малось большинством населения как нечто чуждое и неприемлемое. Ценност ная проблематика в праве остается в стороне от исследователя, поскольку она не затрагивает природу права. Поэтому вопрос о справедливости права, его нравственной обоснованности, соответствие существующим нормам право сознания, т.е. вопрос о ценностной легитимации права – исключался сторон никами правового позитивизма из предмета юридической науки, или призвал ся несущественным.

Юридически-позитивистская концепция правопонимания связана с классическим типом научной рациональности, понимавшей окружающий че ловека мир как существующий сам по себе и лишь рационально постигаемый человеком в качестве внешнего объекта. Только при таком подходе возможно «оторвать» право от человека и интерпретировать его как силу, действующую по аналогии с силой природы.

На определенном этапе развития позитивизм перестает в нормативизм, который рассматривает право как иерархиезированную систему норм. Поэто му с этого этапа (позитивизм можно именовать и как нормативизм (норматив ная, нормативистская теория).

Условно далее мы отождествляем юридический позитивизм с нормати визмом. Это связано с тем, что нормативная теория исторически появляется на базе позитивистских установок. Кроме того, в настоящий момент именно нормативная теория, развивающая классические позитивистские идеи, высту пает по существу главным выражением юридического позитивизма, в т.ч. в России.

Одним из предтеч юридического позитивизма принято считать Огюста Конта, представителя философии позитивизма. В то же время следует иметь в виду, что позитивизм Конта в большей степени носит социологический харак тер. Более того, именно Конт считается одним из основателей общей социоло гии и социолого-правового направления исследования. Социолого-правовые моменты в исследованиях Конта будут рассмотрены нами в главе 4. В то же время некоторые положения его научных изысканий можно рассмотреть как базу для юридического позитивизма.

Суть позитивной философии Конт видел в том, что все явления рас сматриваются как подчиненные неизменным естественным законам;

при этом необходимо свести их до минимума и объяснить все явления природного и общественного характера. Собственно недостатки общества происходят из-за разногласия умов и отсутствия общих идей. Поэтому и нужно выявить такие научные истины, которые приведут человеческое общество к миру и счастью.

Право рассматривается Контом как регулятор поведения, который дол жен быть основан на неизменных законах, сконструированных положитель ной философией, которые представляют собой «всеобщие факты» или «впол не подтвержденные наблюдением гипотезы». Эти неизменные законы обра зуют неизменную иерархию, при этом каждая категория законов основывает ся на предшествующей, согласно степени обобщения и сложности. Творцом права должны выступать представители политической науки, публицисты и правители. Роли распределяются следующим образом: ученые-«политологи»

должны выработать цели и задачи общества и придать им привлекательный вид. Общественное мнение высказывает пожелания по этому поводу, публи цисты формулируют средства достижения, а задача исполнения ложится на правителей. В итоге конкретные меры по приведению в жизнь общественных идей применяются правителями.

При этом Конт пишет, что подчиненность человеческой жизни неиз менным законам не противоречит свободе человека. Истинная свобода заклю чается в беспрепятственном следовании познанным естественным законам.

Однако такого рода представления нисколько не меняют общей позитивист ской направленности политико-правовой теории Конта. Право так или иначе выступает как законы, которые преподносятся большей части общества со стороны мудрецов и правителей. Право – это сфера должного;

оно обеспечи вается в первую очередь принудительной силой, хотя и говорится о большой роли позитивной морали.

С другой стороны юридический позитивизм можно рассматривать как развитие так называемой командной теории права, которая принцип полезно сти берет в качестве фундамента морали. Концепция полезности разрабатыва лась главным образом английскими учеными Иеремией Бентамом и Джоном Стюартом Миллем.

Бентам считал, что целью законодателя должно быть общественное бла го и что общая польза должна служить основанием для принятия тех или иных законов. С этой точки зрения, наука законодательства состоит в том, чтобы знать истинное благо сообщества, а его искусство в том, чтобы найти необходимые средства для реализации этого блага.

Природа поставила человека под власть удовольствия и страдания, с ко торыми люди соотносят все свои установки и суждения. Полезность выступа ет как свойство какой-либо вещи предотвращать зло или предоставлять неко торое благо. То, что соответствует пользе индивида, является тем, что способ ствует увеличению общего объема его счастья. То, что соответствует пользе сообщества, является тем, что способствует увеличению общего объема сча стья всех его членов, составляющих это сообщество. Благо – это удовольст вие, зло – это несчастье. Целью права является достижение блага и избежание зла или, другими словами, служение полезности.

Бентам употребляет термины «несчастье» и «удовольствие» в их повсе дневном значении. Он исключает всякую метафизику при их рассмотрении.

Моральное благо и моральное зло являются таковыми из-за тенденции произ водить соответственно физическое благо и физическое зло, хотя под терми ном «физическое» Бентам понимает как органы чувств, так и человеческую душу.

Утилитаризм Бентама носит явно индивидуалистический и эгалитарный характер. Однако это ведет его не к анархизму, а к праву. Право должно слу жить всей совокупности индивидов в сообществе. В результате он видит цель законодательства в достижении наибольшего блага для наибольшего числа людей. Логическим результатом этого является подчинение прав индивида потребностям сообщества. Соответственно, он выступает против любой тео рии неотчуждаемых прав личности.

Право рассматривается при этом как собрание символов, провозгла шающих суверенную волю государства относительно правил поведения, обя зательных для выполнения со стороны его граждан, причем это соблюдение правил достигается благодаря ожиданиям определенных событий, которые должны произойти, с намерением сделать возможным, чтобы такое событие стало мотивом этого поведения. Таким образом, можно отметить восемь раз личных аспектов, присущих праву: 1) источник (личность, чью волю оно вы ражает);

2) субъекты (люди или вещи, к которым оно применяется);

3) объем (универсальность его применения);

4) методы (разные способы, которыми оно применяется к субъектам, действиям и обстоятельствам);

5) сила (мотивы, на которые оно опирается для достижения желательного результата);

6) способы (укрепляющие меры, на которые оно полагается, чтобы задействовать эти мо тивы);

7) выражение (природа символов, которыми выражена воля суверена) и 8) исправительные меры, которые могут быть изредка использованы для пре дотвращения нарушения.

Джон Стюарт Милль, не только последователь Бентама, но и его критик, признавал наивность веры последнего, что не существует конфликта между индивидуальной полезностью и общей полезностью, и сделал попытку соот нести полезность с понятием справедливости.

Он утверждал, что значение понятия «справедливость» крайне изменчи во и противоречиво. Более того, представление о вечной справедливости не совместимо с постоянно изменяющимися понятиями полезности и интереса.

Поэтому понятие «чувства справедливости» выступает как средство согласо вания справедливости и полезности. Чувство справедливости является ощу щением «правильности» в душе индивида, которое само по себе заставляет его противиться всему неприятному и которое смягчается под влиянием соци ального чувства.

Теория юридического позитивизма институализировалась в середине XIX в., прежде всего, в творчестве английского ученого Джона Остина и была развита во второй половине столетия немецкими юристами Карлом Бергбо мом и Паулем Лабандом.

Теория Джона Остина является наиболее полным изложением совре менной системы аналитического позитивизма в праве, хотя его определение права по существу аналогично бентамовскому (в связи с чем Остина зачастую относят к представителям командной теории права).

Остин объяснял, что закон – это правило, установленное для руково дства мыслящего существа другим мыслящим существом, обладающим вла стью над первым. Таким образом, определение права дано совершенно вне связи с понятием справедливости. По теории Остина, существуют законы, на зываемые так должным образом и называемые так неправильно. Есть четыре вида законов: 1) небесные законы, или законы Бога;

2) позитивные, или дей ствующие, законы;

3) позитивная, или действующая мораль и 4) законы в ме тафорическом, или фигуративном, смысле слова. Вообще говоря, есть законы божественные и законы человеческие. Божественные не имеют юридического значения и лишены принципа полезности. Человеческие законы делятся на позитивные законы, названные так правильно, и позитивную мораль, являю щуюся собранием законов, названных так неправильно.

Законы, названные так должным образом, устанавливаются или полити ческими руководителями для политических подчиненных, или самими граж данами в осуществление своих юридических прав, которые им предоставле ны. Законы, называемые так неправильно, или правила позитивной морали, или моральные законы, не устанавливаются высшим политическим руково дством для своих подчиненных и включают такие правила, как устав клуба, законы моды, международное право и т.д.

Таким образом, закон – это определенная команда. Он означает некото рое пожелание. От других пожеланий его отличает то, что сторона, которой адресовано это пожелание, в случае неподчинения подлежит наказанию со стороны, издавшей закон власти. Быть подлежащим наказанию – означает быть обязанным выполнить команду, или быть связанным этой командой, или рассматривать выполнение этой команды в качестве своего долга. Наказание или ущерб, который будет нанесен за неподчинение закону, является санкци ей за нарушение закона или принуждением к его выполнению. Поощрение не является санкцией, поскольку оно не налагает обязательств выполнять дейст вия, предусмотренные командой. Таким образом, обязанность, долг и санкция неразрывно связаны между собой.

Остин отличает закон от команды, даваемой по какому-либо определен ному случаю или касающейся какого-либо конкретного лица или события. За кон является командой, обязывающей лицо или лица действовать всегда оп ределенным образом или воздерживаться от определенного класса действий.

Кроме того, в то время как законы и другие команды исходят от выше стоящего лица подчиненному в том смысле, что тот, кто может обязать друго го к выполнению своих пожеланий, является вышестоящим, а тот, кто должен понести неминуемое наказание, является подчиненным, отличие закона со стоит в том, что он установлен сувереном. Этим сувереном может быть как определенное лицо, так и группа лиц. Закон адресован членам независимого политического сообщества, в котором это лицо или группа лиц является суве реном. Обычаи становятся правовыми нормами только путем включения их в законодательные акты, т.е. трансформации их в приказы суверена.

Определенное развитие и обоснование позитивизм получает в трудах К.

Бергбома. Юридический позитивизм связан с философским позитивизмом.

Сущность права провозглашается непознаваемой. Оно не нуждается в иных обоснованиях кроме факта своего существования. Право является основой любого строя. Истоки права оторваны от экономики и классовых отношений.

Поэтому главная задача юридической науки в описании права, в формально логическом исследовании его догмы. Основным методом исследования при этом становится формально-догматический.

Право, функционирующее как право является основой отношений меж ду людьми при любом строе. Сущность права состоит в том, что оно действу ет, т.е. его действенность - по существу один из сущностных признаков. Иде альное право не может в итоге не оставаться позади самого жалкого позитив ного права.

Таким образом, первоначально юридический позитивизм исходил из то го, что основным правообразующим фактором выступает государство, причем последнее, как правило, рассматривается как абсолютная власть. Отрицаются идеи естественного права как феномена, заданного изначально. Формула пра вового регулирования выглядит следующим образом: государство принимает правовые нормы (законы), которые воздействуют на общественные отноше ния. В итоге правоотношения выступают производным по отношению к праву явлением.

Соотношение права и государства видится исключительно как приори тет государства над правом, поскольку государство, в лице суверенной вла сти, является при таком подходе единственной правотворческой силой. Право может рассматриваться как функция государства, т.е. направление его дея тельности. Основные усилия юристов в пределах правотворческой деятельно сти должны быть направлены на совершенствование законодательного масси ва. Что касается определения права, то оно свободно от моральных оценок.

Право – это система норм, исходящих от государства, т.е. некое единое целое, которое не нуждается в объяснениях морально-нравственного и социально философского порядка.

3.2. «Чистая теория права» Ганса Кельзена На основе методологии юридического позитивизма в XX в.

сформировалось правовое учение нормативизма, которое представляет собой негативную реакцию на распространение в современном западном правоведении социологических, психологических и этико-философских концепций.

Родоначальником и крупнейшим представителем нормативистской школы был австрийский юрист Ганс Кельзен, разработавший «чистую теорию права» («чистое учение о праве»). В 1920-е гг. вокруг Кельзена сложилась группа последователей, которую в литературе нередко именуют Венской школой права. К ней принадлежали Адольф Меркль (1890-1970), Альфред Фердросс (1890- 1980) и др. Под чистой теорией права Кельзен понимал доктрину, из которой устранены все элементы, чуждые юридической науке.

Кельзен был убежден, что юридическая наука призвана заниматься не социальными предпосылками или нравственными основаниями правовых установлении, как доказывают приверженцы соответствующих концепций, а специфически юридическим (нормативным) содержанием права.

В то время как философским фундаментом теории Дж. Остина является утилитаризм, философской основой взглядов Кельзена и венской школы слу жит кантианство. Однако, в отличие от неокантианца Штаммлера, Кельзен в своей «чистой» теорией права полностью порывает с какой-либо теории спра ведливости.

Целью его «чистой» теории является знание того, что есть наиболее су щественное в праве. Поэтому она не занимается тем, что является изменяю щимся и случайным, как, например, идеалы справедливости. В соответствии с этим Кельзен совершенно отвергает правовой идеализм неокантианцев Р. Штаммлера и Дж. Дель Веккио и подчеркивает, что теория права должна полностью носить чисто формальный характер.

Отправным пунктом его «чистой» теории права является кантовское различие между сферой познания и сферой волеизъявления, или сущим и должным. Наука является знанием, а не проявлением воли. Однако теория права для него является наукой, а не проявлением воли. Она означает знание того, что есть право, а не того, чем оно должно быть.

При обосновании своей позиции Кельзен, таким образом, опирался на философию неокантианства, сторонники которой разграничили две области теоретических знаний – науки о сущем (каузальные) и науки о должном (нормативные). К первой группе наук, согласно Кельзену, относятся естественные науки, история, социология и другие дисциплины, изучающие явления природы и общественной жизни с точки зрения причинно следственных связей. Вторую группу – науки о должном – образуют этика и юриспруденция, которые исследуют нормативно обусловленные отношения в обществе, механизмы и способы социальной регламентации поведения людей.

В науках о сущем главным постулатом выступает принцип объективной причинности, в науках о должном – принцип вменения.

Право является нормативной наукой. Однако это означает знание норм, а не их конструирование: будучи нормативной, теория права изучает не мате риальный мир событий (сущее), а нормы (должное). Поскольку области суще го и должного логически разделены, исследование оснований чего-либо должного может привести только к другому должному. Содержание опреде ленного сущего может совпадать или не совпадать с содержанием соответст вующего должного, но совпадение содержания не меняет логической разъе диненности двух этих областей знания.

В соответствии со своим учением нормативисты призывали освободить юриспруденцию от исследовательских приемов, заимствованных из других областей познания. Кельзен подчеркивал, что чистая теория права не отрицает того, что содержание любого позитивного юридического порядка, будь то право международное или национальное, обусловленных историческими, экономическими, моральными и политическими факторами. Однако она стремится познать право с внутренней стороны, в его специфически нормативном значении.

Чистая теория права Кельзена является формальной и универсальной.

Поэтому она имеет дело с самыми фундаментальными аспектами права как такового, любой формы, в любое время и при любых обстоятельствах, без ка кой-либо примеси чуждых элементов морали и этики.

Чистота теории права предполагает исключение из нее идеологических оценок. Кельзен одним из первых поставил задачу деидеологизации правоведения, создания строго объективной науки о праве. Согласно его воззрениям, подлинная наука носит релятивистский характер, так как признает возможность существования в обществе множества систем идеологии и отрицает превосходство какой-либо одной из них над другими.

Кельзен определяет право как совокупность норм, осуществляемых в принудительном порядке. Данное определение используется им для дифференциации права от других нормативных систем, таких, как религия и мораль.

По учению Кельзена, право старше государства. Оно возникло еще в первобытную эпоху, когда общество, разрешив индивидам совершать акты принуждения (например, акты мести) в одних случаях и запретив – в других, установило монополию на применение силы для обеспечения коллективной безопасности. Впоследствии правовое сообщество перерастает в государство, где функции принуждения осуществляются централизованным путем, т.е.

специально созданными государственными органами. С образованием таких органов децентрализованные способы принуждения сохраняются лишь за рамками государства – в области международных отношений. Современное право Кельзен рассматривает как совокупность государственных правопорядков и децентрализованного международного права.

В национальных системах права нормы согласованы между собой и располагаются степенчато, образуя строгую иерархию в виде пирамиды. На вершине этой пирамиды находится основная (базисная) норма (Grundnorm).

Далее следуют «общие нормы», установленные в законодательном порядке или путем обычая. Последнюю ступень составляют индивидуальные нормы, создаваемые судебными и административными органами при решении конкретных дел. В изображении Кельзена внутригосударственное право выступает замкнутой регулятивной системой, где каждая норма приобретает обязательность благодаря тому, что она соответствует норме более высокой ступени.

Право не зависит от морали. Задачей правовой теории является лишь исследование отношений между базисной нормой и другими юридическими нормами, а не оценка справедливости или несправедливости базисной нормы.

Для чистой теории права не имеет значения, какая именно норма принята в качестве основной той или иной правовой системой. Важно лишь, что такая базисная норма обладает минимумом эффективности, т.е. что она обеспечива ет некоторый уровень послушания, поскольку эффективность всей юридиче ской системы необходима для действенности ее отдельных норм.

Основная норма непосредственно связана с конституцией, принятой в государстве, и может быть представлена в виде следующего высказывания:

«Должно вести себя так, как предписывает конституция». Такое высказывание не содержит нормативных предписаний в собственном смысле слова. Его на значение лишь в том, чтобы придать представлениям о легитимности сущест вующего правопорядка логически завершенную форму. Согласно основной норме, эффективное правительство, которое на основании действенной кон ституции создает действенные общие и индивидуальные нормы, есть леги тимное правительство этого государства. Таким образом, какая-либо норма является действительной только благодаря тому факту, что она была принята в соответствии с определенным правилом, причем базисной нормой правового порядка является постулированное высшее правило, исходя из которого юри дические нормы создаются или отменяются.

Нормативистское учение существенно отличалось от предшествующих концепций формально-догматической юриспруденции. В теории Кельзена понятие права охватывает не только общеобязательные нормы, установленные государственной властью, но и процесс их реализации на практике. Весьма показательно, что применение общих норм судебными и административными органами было истолковано им как продолжение правотворческой деятельности государства, как создание индивидуальных нормативных предписаний. В этой части его доктрины методы юридического позитивизма сочетаются с принципами функционального подхода к исследованию нормативных систем.

Правовое учение Кельзена построено на отождествлении государства и права. Как организация принуждения государство идентично правопорядку, считал родоначальник нормативизма. Аргументируя свою позицию, он доказывал, что любое государство, включая авторитарное, является правовым.

Этот вывод резко контрастировал с доктринами либеральной демократии середины XX в., в которых правовое государство рассматривалось как альтернатива тоталитарным политическим режимам.

Исходя из этого, государственный и правовой порядок рассматриваются как это одно и то же, поскольку принудительное указание государства являет ся тем же самым, что и юридическое указание, и только единственное прину дительное указание может быть действенным в данный период времени в пределах одного сообщества.

В своих работах по международному праву Кельзен выдвинул проект установления мирового правопорядка на основе добровольного подчинения суверенных государств органам международной юрисдикции. Однако он различал предписания международного права и его основную норму и утверждал, что основные нормы и конституции государств необходимо привести в соответствие с демократическими принципами (основной нормой) международного правопорядка.

Учение Кельзена оказало глубокое воздействие на теоретические представления и юридическую практику в западных странах. Под влиянием нормативизма правоведы стали больше уделять внимания противоречиям в праве, формированию стройной системы законодательства. С теорией нормативизма также связано широкое распространение в современном мире идей верховенства международного права над законодательством государств, учреждение институтов конституционного контроля (создание специального органа конституционной юстиции впервые было предусмотрено в Конституции Австрии 1920 г., которую редактировал Кельзен).

Нормативизм шел навстречу запросам современной юридической науки, отвечал потребности в формализации права, вызванной развитием автоматизированных способов обработки нормативного материала.

3.3. Теория правил: Х.Л.А. Харт (аналитическая юриспруденция) Другим современным направлением развития юридического позитивиз ма стала аналитическая юриспруденция. Аналитическая юриспруденция пред ставляет собой реализацию в правовой сфере так называемой третьей волны позитивизма, именуемой также неопозитивизмом. Теоретические корни юри дического неопозитивизма можно подразделить на логико-философские и собственно юридические. Логико-философские корни берут начало в филосо фии неопозитивизма, и, прежде всего, в направлении логического позитивиз ма (Венская школа), возникшем в начале XX в. Главными представителями современного неопозитивизма являются Мориц Шлик, Рудольф Карнап, Люд виг Витгенштейн и Ханс Рейхенбах. Вместе с тем, хотя современная аналити ческая юриспруденция является модификацией новейшего юридического по зитивизма, в своих методологических и концептуальных характеристиках она восходит к работам Дж. Остина. С историко-философской точки зрения она представляет собой разновидность юридико-методологического позитивизма, во многом сближающегося с юридическим позитивизмом Г. Кельзена.

Наиболее крупным представителем этой теории является английский юрист Герберт Харт, который аргументирует свою теорию, изображая обще ство, аналогичное примитивным сообществам, структура которых основыва ется на первичных правилах исполнения обязанностей. Эти правила содержат ограничения на свободное использование силы, не поощряют воровства и об мана. В то время как в таком обществе существует напряженность между те ми, кто соблюдает правила, и теми, кто их отвергает, эти последние должны составлять меньшинство, поскольку в противном случае общество не могло бы выжить.

Такая простая форма социального контроля, указывает Харт, страдает тремя недостатками: неопределенностью социальной структуры, статическим характером правил и неэффективностью и расплывчатостью характера соци ального давления, обеспечивающего выполнение правил. Исправление этих недостатков достигается добавлением к первичным правилам трех вторичных:

правило признания, правило изменения и правило правосудия. Неопределен ность социальной структуры преодолевается введением правила признания, благодаря которому правила поведения признаются имеющими обязательный характер. Это правило дает надежный способ рассеять какие-либо сомнения относительно существования первичных правил. Статический характер пра вил исправляется введением правила изменения, которое разрешает опреде ленному человеку или группе лиц вводить новые первичные правила жизни сообщества. Неэффективность и расплывчатый характер социального давле ния преодолевается правилами правосудия, которые позволяют отдельным лицам принимать властные решения по поводу нарушения первичных правил в той или иной конкретной ситуации.

Аналитическая позитивистская теория права решает важнейшую задачу, а именно: объединяет проблемы признания и социального повиновения, кото рые считаются существенными элементами права исторической и социологи ческой теорий. Далее в связи с проблемами власти, команды и санкции, счи тающимися важнейшими аспектами права, в теориях других аналитических позитивистов.

Таким образом, аналитический позитивизм основывается на следующих постулатах:

1. Следует строго отличать положительное право от идеального права (этика) («право есть то, что повелевает суверен»), причем объем научного по знания может стать только первое;

2. Положительное право составляет единую логически целостную сис тему, выводимую дедуктивно из правового положения суверена;

3. Природа права заключается в текстуальном выражении санкций, на ступающих при определенных условиях;

4. Международное право является единственной «положительной мора лью», ибо оно фиксирует лишь определенные желаемые состояния, но не спо собно применяться и не исходит от суверена;

5. Суверен не ограничен ни в чем, и его положение является «пре юридическим», т.е. это положение не выводимо из других, но является обще принятым фактом;

Основной метод науки права есть изучение правового языка, его внут ренней логики.

3.4. Современный западный нормативизм Взгляды Кельзена оказали большое влияние на развитие западной юри дической науки, особенно в странах принадлежащих к Романо-германской правовой семье, где «чистая теория права» наиболее соответствует иерархи ческой системе национального права и построению правопорядка только на основе нормативных правовых актов, исходящих от государства. Концепция «иерархического правопорядка» Кельзена во многом отразила правовую ре альность современных конституционных государств. «Чистая теория права»

не осталось незамеченным среди французских правоведов (например, Карре де Мальбер). Нормативистская теория Кельзена получила широкое распро странение и в Латинской Америке, где нашла многочисленных сторонников (например, боливийский правовед Р. Гарсиа Роскельяс). Весомым является влияние Кельзена на австрийских правоведов (А. Меркль, А. Фердросс), по следователей Венской школы права, основанной Кельзеном.

В современном нормативизме универсальным объяснительным принци пом выступает норма права. Только через понятие «норма права» можно объ яснить и понять все иные правовые явления. В центре внимания правовой теории находятся не человек и его деятельность в социально-правовых отно шениях, не правовая природа общественных отношений, а система правовых норм. Соответственно общественные отношения приобретают правовую при роду не в силу естественноисторической необходимости, а в результате воз действия на них правовых норм: правоотношение вытекает из нормы права.

Среди широко признанных признаков и черт национального права пред ставители нормативистской теории выделяются следующие:

1) системность и упорядоченность;

2) нормативность;

3) связь с государством, государственно-волевой, властный характер;

4) общеобязательность;

5) формальная определенность;

6) регулятивный характер.

Остановимся подробнее на содержании этих признаков.

Право – это, прежде всего, совокупность, а точнее – система норм или правил поведения. Это не случайный набор норм, не просто совокупность, не упорядоченное множество правил поведения, а строго выверенная, упорядо ченная совокупность вполне определенных правил поведения, это – система.

Как и любая иная система, она складывается из однопорядковых, взаимосвя занных между собой и взаимодействующих друг с другом элементов.

Системность права отражает понимание сущности, социального назна чения и связи правовых установлений с практикой. Внутренняя согласован ность заключается в целостности права, подчинении единым принципам;

внешняя согласованность выражается в непротиворечивости, системности форм права. Согласованность права отражает и закрепляет важнейшие инте ресы общества, которые формулируются в системе правовых норм, являю щихся основой принципа законности.

Право выступает не просто системой правил поведения, а системой норм, подавляющее большинство которых установлено или санкционировано государством. В мире существует множество систем различных социальных норм, но только система правовых норм в большинстве своем исходит от го сударства. Все остальные социальные нормы создаются и развиваются раз личными негосударственными организациями – общественными, партийными и иными.

Право всегда выражает государственную волю, которая, в свою очередь, согласно различным существующим в отечественной и зарубежной юридиче ской науке нормативистским теориям, воплощает в себе волю класса, правя щей группы, народа, общества или нации.

Мировой опыт существования и функционирования государства и права говорит о том, что в праве выражается, прежде всего, воля властвующих.

Вместе с тем неопровержимым фактом является и то, что она, опасаясь соци альных взрывов и утраты своего привилегированного положения, зачастую вынуждена считаться с волей и интересами подвластных.

Право представляет собой систему норм (правил поведения), имеющих общеобязательный характер. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права. Она возникает вместе с нормой права, вместе с ней развивается и изме няется, и одновременно с отменой акта, содержащего нормы права, прекраща ется.

Право охраняется и обеспечивается, прежде всего, государством, а в случае нарушения требований, содержащихся в нормах права, применяется государственное принуждение. Государство не может безразлично относиться к актам, им издаваемым или санкционируемым. Оно прилагает огромные уси лия для их реализации, охраняет их от нарушений и их гарантирует. Одним из широко используемых методов при этом является государственное принуж дение. Оно должно применяться только уполномоченными на то организа циями, действующими строго в рамках закона, на основе закона, а также в со ответствии с предусмотренными законом процессуальными правилами.

Общеобязательность права означает распространение его норм на всех субъектов, находящихся на территории конкретного государства либо в поли тико-правовой связи с ним, как правило, без исключений, то есть право не персонифицировано, адресовано неопределенному количеству лиц, обладаю щих некими абстрактными признаками.

Нормативность – самое существенное свойство права – указывает на существование права в виде системы формальных правил поведения, регули рующих конкретные отношения посредством перевода на юридический мета язык (норма есть масштаб, мера свободы, модель определенного поведения).

Это обуславливает конкретность прав и обязанностей, субъектов и объектов правоотношений, четкую формулировку предписаний. Признак нормативно сти обуславливает государственное принуждение при реализации права.

Формальная определенность права указывает на внешние способы вы ражения нормативности, то есть право всегда связано с его выражением вовне (в определенном источнике). Несоблюдение формы ведет к утрате правом своих свойств.

Право приобретает качество нормативности и формальной определен ности посредством правотворческой деятельности, то есть определенной про цедурной деятельности государства по приданию некому правилу поведения, наиболее отражающему потребности в социальном регулировании, правовых свойств.

Право как социальный регулятор в силу своей специфики не распро страняется на все социальные отношения. Оно охватывает только те отноше ния, которые в силу своей социальной значимости нуждаются в формально единообразном регулировании (политика, экономика, социальное управление и др.). В этой сфере правового регулирования право взаимодействует с иными социальными регуляторами с позиции своего верховенства, то есть в случаях конфликта в данной сфере применяется исключительно правовая норма.

Право регулирует только внешние поступки индивида, то есть право из множества внешних моделей социального регулирования избирает одну мо дель и считает ее правильной и эталонной (правомерной). При этом мотивы и цели данного внешнего поступка, как правило, не квалифицируются, хотя для морали и религии зачастую важно не внешнее деяние индивида, а намерения, с которыми было совершено это деяние.

В качестве признака права можно выделить также оценочность, которая заключается в том, что право сравнивает (оценивает) реальное внешнее пове дение индивида с некоторым признанным эталоном (моделью) поведения (нормой), квалифицируя реальное поведение как соответствующее либо несо ответствующее норме, то есть как правомерное либо неправомерное. Право (равно как иные социальные регуляторы) характеризует реальные события по отношению к идеальным (формальным) конструкциям. В ряде случаев оно выполняет субсидиарную функцию по отношению к иным социальным регу ляторам. Право всегда представляет собой отражение определенных ценно стей и формально закрепляет доминирующие в обществе ценностные харак теристики.

Проявления качества нормативности права характеризуют неперсони фицированность (абстрактность), многократность применения, дихотомия прав и обязанностей. Право действует применительно не к конкретному чело веку, а к его правовому «образу», распространяемому на неопределенное ко личество реальных субъектов, обладающими названными правом признаками.

Право, моделируя реальные ситуации, направлено на многократное регулиро вание неограниченного количества тождественных ситуаций. Дихотомия прав и обязанностей предполагает, что реальное субъективное право всегда кор респондируется юридической обязанностью. В противном случае следует го ворить о привилегиях (повинностях) либо отнесении нормы к иным регулято рам.

Для квалификации деяний как правомерных (неправомерных), призна ния за субъектом наличия определенных прав и обязанностей, принуждения субъектов к единообразному исполнению предписаний, содержащихся в пра вовых нормах, государство создает определенный аппарат принуждения.

Современный нормативизм не является застывшей теорией. Он транс формируется с учетом множества факторов, влияющих на содержание норм права.

Нормативное определение права по содержанию пытаются сформули ровать через понимание права как справедливости, свободы и критерия раз граничения интересов. Акцент на справедливость позволяет рассматривать право как инструмент поддержания должного уровня политически выражен ной модели соотношения уравнивающей и распределяющей справедливости в обществе. При этом объем справедливости изменяется в ходе политических и иных процессов. Справедливость – это неотъемлемое качество права, предъ являемое к социальным регуляторам и закрепляемое во всех социальных ре гуляторах.

Однако отождествление права со справедливостью вызывает ряд серь езных затруднений. Справедливость в праве и справедливость как категория – это взаимодействующие, но при этом различные категории. Абсолют спра ведливости может придаваться только религией в определенной иерархии ценностей. Если источник справедливости не является абсолютным, значит, такая справедливость не может претендовать на абсолютность.

Определение права как меры свободы очерчивает границы должного или рекомендуемого поведения индивида. Свобода как одна из ключевых ха рактеристик права предусматривает возможность выбора вариантов различно го поведения (свобода для чего) либо предполагает определенную автоном ность от активных действий других индивидов (свобода от чего);

установле ние масштаба внешней формальной свободы социально и мировоззренчески допустимого поведения для обеспечения социальной безопасности, справед ливости и надлежащего правового регулирования. Право как критерий раз граничения интересов в этом случае определяет разграничение и согласование всей совокупности частных и публичных интересов на основе формализован ной иерархии ценностей.

На нормативное понимание права оказывают влияние некоторые совре менные политические процессы, в частности, проблемы глобализации, сни жение роли национальных государств, усиление наднациональных и между народных организаций (зачастую выводящих свою компетенцию не из суве ренитета государства). В качестве особенности следует признать, с одной сто роны, навязывание требования правового плюрализма, то есть возможность применения различных правовых систем на одной территории;

с дру гой - наличие конфликта либеральных и традиционных ценностей. Правовой плюрализм во многом вызван кризисом суверенитета государства как единого источника формирования норм, обладающих общеобязательностью и появле нием иных субъектов, навязывающих свое видение и толкование признака общеобязательности нормы. При этом международное право также не пред ставляет собой единой системы, в его рамках существует значительное коли чество межнациональных систем, трансформирующих общепризнанные нор мы международного права применительно к своим цивилизационным особен ностям. В качестве тенденции можно отметить формирование крупных над национальных образований, стремящихся навязать иному миру свое видение права и признание собственных ценностей. Это позволяет утверждать о суще ствовании нескольких конкурирующих правовых систем, не сводимых к тра диционной структуре «национальная правовая система – правовая семья – международное право». Это обуславливает проблемы: роли государства в формулировании общеобязательных норм и правоприменении;

форм выраже ния права.

Правовой плюрализм предполагает изменение внешних форм выраже ния права. При сохранении существующих видов источников права изменяет ся их содержание и роль. Возникает проблема, когда государство и народ должны выполнять предписания, общеобязательность которых была признана без их участия, при игнорировании их базовых принципов. Это изменяет взаимоотношение права и политики, сводит право на уровне международных и межнациональных норм к выражению политических и экономических уст ремлений неких субъектов, а также приводит к закреплению в нормативных актах отдельных государств норм, направленных на изменение правовой, по литической и иных систем других государств. То есть право тем самым пре вращается в инструмент глобальной политики и экономики.

Плюрализм правопонимания в современной юридической науке обу славливает необходимость проанализировать те недостатки нормативистской теории права, которые выдвигают представители других типов правопонима ния.

Нормативизм критикуется представителями многих концепций право понимания. При этом критика далеко не всегда сохраняется в рамках коррек ции. Прежде всего, утверждается, что для юридического позитивизма (норма тивизма) характерно отношение к правовой норме как к догме, ибо она при знается правильной и истинной до тех пор, пока она действительна;

вешается ярлык, согласно которому юридический позитивизм характерен для тоталита ристских, диктаторских, этатистских подходов к праву, он нормативно выра жает авторитаризм.


Можно выделить положительные черты нормативного подхода. В пер вую очередь, следует подчеркнуть, что нормативное определение права не связано с некими умозрительными идеями, фиксируясь на нормативной эмпи рике. Оно вполне реально, носит работающий характер и не устаревает.

Именно позитивному праву в первую очередь обучают юристов. Именно им должны руководствоваться судьи, адвокаты, юрисконсульты, должностные лица и граждане. Нормативизму принадлежит заслуга демистификации права.

Реальность, четкость и применимость – это неоспоримые достоинства позитивизма.

В странах романо-германской правовой семьи нормативизм стал осо бенно востребован в период кодификации законодательства. В связи с этим следует отметить большую роль легистского позитивизма в разработке право вой доктрины и догмы, а также в упорядочении государственно-нормативного регулирования общественных отношений.

Нормативное понимание права очерчивает его инструментальную роль.

Определение права как совокупности охраняемых государством норм позво ляет гражданам и другим исполнителям правовых предписаний знакомиться с содержанием последних по тексту нормативных актов и соответственно соз нательно избирать вариант своего поведения. Уже по одной этой причине вряд ли стоит отвергать данный подход. Нельзя связывать его с одиозными именами (например, того же Вышинского), забывая о других, или с одним временем (например, фашистская Германия или сталинский СССР), не при нимая во внимание позитивную роль нормативистских воззрений и нормати вистской практики.

С точки зрения профессора Лазарева В.В., нормативный подход подчер кивает нормативность права, его формальную определенность, фиксирован ность средств государственного принуждения в случаях нарушения права.

Именно нормативизм обеспечивает противостояние режиму произвола и без законию, косвенно ориентируя на необходимость возведения в закон надле жащей (справедливой, моральной, прогрессивной и т. п.) воли;

на подзакон ное нормативное регулирование общественных отношений в ходе юридиче ской практики. Наконец, нормативный подход признает широкие возможно сти государства влиять на общественное развитие. Если государство служит интересам общества, то оно ориентируется на такие ценности, как справедли вость, свобода, гуманность. Нормативное понимание права хорошо служит в те исторические периоды, которые отличаются стабильностью. Оно не вызы вает нареканий с точки зрения практики, если законодательство обновилось, если при этом соблюдены все демократические процедуры, если в нормах от разились передовые настроения широких масс.

3.5. Современное отечественное нормативное правопонимание Отечественный нормативизм имеет достаточно глубокие корни. В част ности, еще известный русский позитивист Г.Ф. Шершеневич считал государ ство источником права. Право, по его мнению, представляет собой нормы (правила), определяющие отношения человека к человеку угрозою на случай нарушения известным страданием, которое будет причинено установленными для этой цели органами государственной власти. Основной признак права – наличие организованной защиты..

Для России, как страны, для которой характерны многие черты романо германской правовой семьи, где закон утвердился в качестве доминирующего источника права, нормативное правопонимание до сих пор остается весьма авторитетным. Многие современные российские правоведы продолжают при держиваться нормативистских взглядов.

Современное российское нормативное понимание права можно рас сматривать с учетом нескольких основных моментов: во-первых, оно зачас тую трактуется как последовательное развитие идей нормативизма на отече ственной почве;

во-вторых, эта теория зачастую позиционируется как своего рода «продолжение» марксистской теории права в современном прочтении;

в третьих, такое правопонимание может заявлять о себе как об относительно новом, не похожем на традиционный позитивизм и нормативизм, правовом учении. Нам представляется, что наиболее близка к истине третья точка зре ния. Однако, необходимо учитывать, что современный нормативизм не вы ступает как нечто абсолютно новое. Он, безусловно, развивает целый ряд идей и принципов классического нормативизма с учетом современных тенденций развития российского и международного права, а также отечественной и зару бежной правовой теории.

Современный нормативное понимание права не отрицает, что процесс правообразования и правотворчества как составной части последнего основы вается на реальном осмыслении происходящих в обществе процессов;

нормы права не являются чем-то изначально заданным, на их формирование влияют множество факторов, при этом имеет место обратная связь между правовыми нормами и правоотношениями, складывающимися в практической жизни;

поддерживается идея о правотворчестве не только государственных органов, но и общественных организаций. Защищается концепция правового государ ства;

подчеркивается необходимость последовательного связывания государ ственной власти, ее произвола с помощью правовых средств;

защищается идея приоритета прав человека во всех сферах общественной жизни.

В качестве апологетов современного нормативного понимания права можно назвать целый ряд видных отечественных теоретиков права. При этом сложно утверждать, кто из них является наиболее ортодоксальным сторонни ком концепции. Нам, прежде всего, хотелось бы отметить вклад профессора М.И. Байтина в разработку указанной правовой теории. Именно он наиболее последовательно и настойчиво отмечал, что современное нормативное пони мание права претерпевает существенные изменения и нуждается в осмысле нии несколько новых для него моментов. Его монография, посвященная сущ ности права, вызвала достаточно широкий отклик среди правоведов, поддер живающих нормативизм, и сейчас во многом служит ориентиром для даль нейшего развития этого направления. Это связано, прежде всего, с тем, что он, по мнению согласных с ним нормативистов, «стремится тесно связать теорию права с жизнью, с задачами создания новой России», т.е. он, с одной стороны, адаптирует нормативизм к современным условиям, пытаясь отойти и от его понимания как системы самодовлеющих норм, и от его советской трактовки, а, с другой – обосновывает правопонимание, направленное на решение совре менной правовой политики и практики.

М.И. Байтин дает следующее определение праву: «Право – это система общеобязательных, формально-определенных норм, которые выражают госу дарственную волю общества, ее классовый и общечеловеческий характер, из даются и санкционируются государством, охраняются возможностью госу дарственного принуждения и являются властно-официальным регулятором общественных отношений». Стоя на позициях классического нормативизма и этатизма, он считает, что единственной формой существования права являют ся государственно организованные нормы. Этот тезис обоснован тем, что го сударство – единственный представитель общества в целом, поэтому только оно может быть источником общеобязательных правил поведения. Корректи ровка такого традиционного типа правопонимания, вносимая для теоретиче ского обоснования концепции правового государства, а также смягчения про тиворечий с естественно-правовым типом правопонимания, основывается на нескольких аргументах. Во-первых, характерную для марксизма трактовку сущности права как выражения воли господствующего класса, он заменяет понятием «государственной воли общества». Этим подчеркивается не только классовая, но и общечеловеческая ее сущность, ведь государство как гарант общественного порядка объективно заинтересованно в достижении компро мисса между социальными слоями. К тому же, как отмечал М.И. Байтин, го сударственная воля определяется «не только экономическим строем общества, но и политикой, моралью, правосознанием, наукой, культурой, религией, а также достигнутым уровнем цивилизации». По его мнению, влияние право сознания на государственную волю, в частности, проявляется в том, что в со временном демократическом государстве идейной предпосылкой «юридиче ского права» является естественные и неотчуждаемые права и свободы чело века. Во-вторых, идя по пути сближения позитивизма и естественнно правовых взглядов, ученый обосновывает положения, лежащие в основе ли бертарной теории: М.И. Байтин видит специфику норм права не только в их предоставительно-обязывающем характере, но и в том, что она выступает равной мерой свободы для всех субъектов права. Кроме того, он обращает внимание на то, что государство не гарантирует действие права (обычно пра вовые нормы применяются добровольно), а лишь обеспечивают его возмож ностью принуждения.

В качестве существенных признаков права М.И. Байтин называет, во первых, государственно-волевой характер права. Этот признак выражается в том, что право выражает государственную волю общества, которая обуслов лена экономическими и духовными, а также национальными, религиозными, демографическими, природными и другими условиями его жизни. Право не может мыслиться без осознанной, волевой деятельности человека. При этом отмечается, что государственная воля собирает в себе разнообразные интере сы и притязания классов, слоев, групп населения, не зависит от воли отдель ных лиц и их объединений, находит свою объективацию в издаваемых госу дарством общеобязательных установлениях, которые и являются правовыми нормами.

Во-вторых, в качестве сущностного признака права назван нормативный характер права, который выражается как раз в том, что вовне государственная воля общества проявляется, выражается как система признаваемых и дейст вующих в данном государстве юридических норм в их материалистическом понимании. Исходя из данного тезиса, выводится соотношение сущности и содержания права. Так, если сущность права выражается в государственной воле, то содержание права – это нормативный способ выражения этой воли, то есть те самые правовые нормы, которые издаются государством. В свою оче редь, указанные сущностные признаки права позволяют говорить об отличиях права от других социальных регуляторов. К таковым отличиям М.И. Байтин относит в первую очередь неразрывную связь права и государства, которая является взаимной и двусторонней: нормы права исходят от государства или им санкционируются, воплощают в себе его волю, охраняются от нарушений с помощью мер государственного принуждения наряду с применением мер убеждения и воспитания. С другой стороны, нормы права являются основным нормативным, регулятивным способом упорядочения отношений в обществе, в том числе и с участием самого государства.


Право также отличается от иных социальных регуляторов общеобяза тельностью: остальные социальные регуляторы могут быть обязательны толь ко для определенной части населения. Другая характерная для права черта – формальная определенность, которая выражается в стабильности, четкости содержания правовых предписаний. Формальная определенность – точное обозначение обстоятельств, порождающих правовые последствия, обозначе ние этих последствий, качеств, присущих участникам правоотношений.

Здесь становится очевидным, что такая стабильность достигается не всегда, что вызывает ряд проблем при применении норм на практике. На дан ный момент можно выделить несколько постановлений Конституционного Суда РФ по поводу определенности норм, в частности, из налогового законо дательства. С формальной определенностью теснейшим образом связана и ин ституционность права. Дело в том, что нормы права создаются и проявляются не в каких-то произвольных, а во вполне устоявшихся формах институцио нального характера, что помогает точно «определять» содержание правил по ведения.

Государственно-волевой и нормативный характер права также выводят на проблему соотношения сущности, содержания и формы права. Форма пра ва – сложное и многоаспектное понятие;

в рассматриваемом контексте имеет ся в виду, что государственная воля находит определенные формы выраже ния. Складывается следующая система: сущность права, то есть государст венная и общественная воля, проявляется в содержании, а именно конкретных правилах поведения, или нормах;

нормы, в свою очередь, включаются в структуру соответствующих форм права, которые также порой трактуются и как источники права.

Третьим существенным признаком права М.И. Байтин называет власт но-регулятивный характер права. При этом следует подчеркнуть, что право есть не просто социальный регулятор, а регулятор государственный. Таким образом, властность право приобретает благодаря тому, что нормы права при нимаются компетентными государственными органами либо санкционируют ся ими, и, что еще более важно, нормы права защищаются от нарушений воз можностью применения государственного принуждения. Сказанное означает, что нарушение норм права влечет за собой особые последствия, предусмот ренные в санкциях норм права.

Регулятивная природа права выражается в том, что с помощью норм права организуются, упорядочиваются общественные отношения. При этом используются различные средства, и государственное принуждение в данном случае нельзя считать единственно возможным.

Важно подчеркнуть, что М.И. Байтин совсем не исключал рассмотрение права как равной меры, одинакового масштаба поведения для всех людей. Бо лее того, такая характеристика права выводится им трех существенных при знаков права. Право как государственный регулятор общественных отноше ний выступает как единственный официальный определитель, критерий пра вомерного и неправомерного, законного и противозаконного поведения, то есть меры свободы. Как нам кажется, с этим вполне можно согласиться с той точки зрения, что нормы права, хоть они и устанавливаются государством, тем не менее призваны быть равными для всех субъектов. Конечно, тут нужно учитывать, что существуют определенные исключения из общего правила, причем законодательство современных стран представляет собой своего рода собрание таких исключений. Подчеркнем, что М.И. Байтин не называет дан ный признак (право как равная мера свободы) существенным. Это тоже, как нам кажется, можно считать обоснованным с точки зрения учета как совре менных реалий, так и истории развития права у разных народов и в разные ис торические периоды.

Почти идентичный подход к праву использует А.Ф. Черданцев. По его мнению, «позитивное право – система общеобязательных, формально определенных норм, генетически и функционально связанных с государством, выражающих согласованные интересы и волю общества, содержание которых вытекает из природы и характера господствующей в обществе системы эко номических, политических и иных отношений». Очевидно, что такое опреде ление отличается от определения, данного М.И. Байтиным, только введением понятия «общественный интерес» и отсутствием функционального описания права как официально-властного регулятора общественнвх отношений. Это связано с тем, что в теории А.Ф. Черданцева несколько смещены акценты в трактовке регулятивной сущности права: по его мнению, право – средство са моорганизации общества, поддержания его гомеостаза, а государство – его неотъемлемая часть, обеспечивающая функционирование права. Таким обра зом, исходя из этой точки зрения, право оказывается более органичным для общества. Однако это проявляется скорее на формальном уровне и не меняет сути данного варианта правопонимания.

Несколько иные средства использует В.Н. Хропанюк в попытке прибли зить позитивное право к обществу. Для этого он предъявляет соответствую щие либеральным и даже индивидуалистическим ценностям «требования» к праву, то есть обосновывает позитивизм средствами естественного права. Так, по его мнению, «право в нормативной форме должно отражать требования общечеловеческой справедливости, служить интересам общества в целом, а не отдельным его классам или социальным группам, учитывать индивидуальные интересы и потребности личности как первоосновы общества». Кроме того, он также признает требования к правовому закону, обоснованные В.С. Нерсе сянцем. Однако конечным результатом этого эклектичного теоретического построения является определение права, тождественное первым двум.

А.Б. Венгеров, еще один сторонник нормативистско-этатистской кон цепции права, более последовательно (в рамках подобной концепции) считает, что право может иметь как объективное (обусловленное потребностями обще ства и направленное на упорядочение общественных отношений), так и субъ ективное (формирующееся под влиянием сиюминутных интересов) содержа ние. Тем не менее, он признает, что «опора на нравственные начала при под готовке законов, при решении имущественных споров, рассмотрении уголов ных дел – непременное условие действия права». Признание положительной оценки права правовыми субъектами необходимым для реализации права можно назвать существенным сдвигом с сугубо этатистских позиций.

Интересно, что подход А.Б. Венгерова к праву во многом также основан на синергетике: он понимает право как динамическую, постоянно становя щуюся и приспосабливающуюся к внешним условиям систему. Однако, по мнению ученого, синергетические свойства у права гораздо слабее, чем у мо рали: «если нормы права – это результат организации и самоорганизации ре гулятивной системы, то мораль – это итог главным образом самоорганиза ции». Таким образом, и он отдает дань нормативистскому подходу.

Специфический способ соединения объективного права и действитель ности обосновывает О.Э. Лейст. Он определяет право в его сущности как «нормативную форму упорядочения и стабилизации общественных отноше ний, охраняемую государственным принуждением». Центральной категорией здесь выступает «упорядоченность». По мнению ученого, преодолеть проти воречия теории солидаризма и классовой теории по отношению к определе нию сущности права можно только признав, что право как нормативный регу лятор является средством поддержания упорядоченности общественных от ношений. Этот тезис присутствует и в вышеприведенных правовых концеп циях, но О.Э. Лейст идет дальше, отождествляя право и правопорядок: «дей ствующее право представляет собой систему юридически оформленных от ношений и норм, определяющих перспективы существования, воспроизводст ва и развития этих отношений». Таким образом, право предстает здесь уже не только в виде норм, но и в виде отношений. Кроме того, О.Э. Лейст, как и А.Б.

Венгеров, считает авторитетность права, то есть его приятие общественным правосознанием, необходимой для его действенности, при этом «авторитет ность права более всего зависит от его способности воплощаться в систему общественных отношений, создания правопорядка». Однако в качестве осно вы действующего права (правопорядка) О.Э. Лейст однозначно рассматривает право в его классическом этатистско-нормативистском понимании.

Если О.Э. Лейст в центр своей теории правопонимания ставит общество как самоценную целостность, как смысл существования права, то С.С. Алек сеев обосновывает нормативистскую теорию, призванную в соответствии с достижениями мировой гуманитарной мысли стать философской базой кон цепции прав человека как главного проявления естественного права. Необхо димость нормативистского определения права он, как и вышеперечисленные теоретики, объясняет потребностью юридический практики в четком инстру ментальном определении. Однако ученый пытается «либерализовать» и рас ширить этатистско-нормативистский подход, делая акцент на том, что стерж нем позитивного права является не государственное обязывание, а дозволение (так он показывает, что государство не определяет, а лишь направляет дейст вия субъектов права). Более того, С.С. Алексеев признает правомерность «широкого» определения права, выявляющего его общие свойства в ряду дру гих социальных явлений (однако, по его мнению, оно имеет сугубо этико философское, а не юридическое значение): с этой точки зрения, право есть «социально обоснованная мера свободы».

Кроме того, как и большинство со временных нормативистов, он предъявляет к позитивному праву абстрактное требование моральной обоснованности, признает его зависимость от легити мации с позиций общепризнанной морали. Однако более глубоко С.С. Алек сеев разрабатывает обоснование идей естественного права через категорию «непосредственно социальных прав». Он рассматривает их как некий пове денческий аспект разнообразных объективных закономерностей, потребно стей, интересов, условий жизнедеятельности людей. Реализуясь в обычных, повторяющихся отношениях, они приобретают объективную нормативность, в этом виде усваиваются в сознании людей и выражаются в их социальных притязаниях, становясь общесоциальным регулятором. К тому же, «в услови ях цивилизации непосредственно социальные притязания могут выражаться в виде требований правосознания и воплощаться в результате правотворчества в действующей юридической системе, а, следовательно, в позитивном праве».

Таким образом, С.С. Алексеев предлагает механизм опосредования условий жизни общества в позитивном праве, что в основном лишь декларируется другими нормативистами, а также обосновывает «неотъемлемость и естест венность» прав человека как самых основных непосредственно социальных притязаний. Однако способы влияния «естественного права» (морали и право сознания как форм существования непосредственно социальных притязаний) на право позитивное остается в теории неопределенным, так как это, по видимому, может разрушить саму логику этатистского подхода к праву.

Большой вклад в развитие современной нормативной теории права внес профессор А.С Пиголкин. Он отмечает то обстоятельство, что право возника ет объективно, на определенном этапе развития общественной жизни, для упорядочения отношений людей и их объединений в сфере, прежде всего, от ношений производства, обмена и потребления, управления обществом, а так же в области семейно-брачных и наследственных отношений. Право есть со вокупность норм, то есть правил поведения;

при этом эти нормы выступают как эталон, образец поведения. Характерной чертой права А.С. Пиголкин счи тает и их системность, взаимосвязанность друг с другом. Регулятивный харак тер права проявляется в установлении, обеспечении и охране существующих в неразрывном единстве прав и обязанностей отдельных лиц, их объединений, хозяйственных подразделений, государственных органов. Нормы права при нимаются или санкционируются государством, не могут возникнуть без соот ветствующей правотворческой деятельности. Право есть единая система норм, которые поддерживаются принудительной силой государства. При этом А.С. Пиголкин подчеркивает авторитетность права как важное его свойство.

Отмечается ценность правовых предписаний для упорядочения общественных отношений.

Используя нормативный подход к праву, С.А. Комаров подчеркивает, что оно исходит от государства, а не от общества. Право – воплощение воли государства, то есть государственной воли политических сил, стоящих у вла сти, а не воли всего общества. Очевидно, что такая трактовка несколько отли чается от государственной воли общества, которая выделяется профессором Байтиным, поскольку здесь в качества источника воли названы политические силы, стоящие у власти. Однако вряд ли это обстоятельство существенно ме няет центральное определение права. Общеобязательность, с точки зрения С.А. Комарова, вытекает из возможности государственного принуждения, по скольку в этом заключается основа механизма обеспечения исполнения пра вил поведения. Кроме того, подчеркивается, что нельзя рассматривать право только как возведенную в закон волю господствующего класса. Право, с точ ки зрения профессора, есть более широкое понятие, чем закон, так как есть и иные нормативные предписания и внутреннего (указы, постановления, реше ния и т.п.), и международного характера. Право должно предшествовать зако ну, оно вытекает из общественных потребностей. В это случае под ним пони мается право в общесоциальном смысле, то есть моральное право, право на родов и пр. Государство само не придумывает право, оно закрепляет сложив шиеся в обществе представления о справедливости. Однако объективно сло жившиеся сложившиеся общественные отношения до санкционирования их законом нельзя рассматривать как право.

Для современного российского нормативизма характерна разработка системы мер по оспариванию и проверке содержания нормативных правовых актов. На данный момент эта система закреплена в нормах разной отраслевой принадлежности. Основную роль здесь играет законодательство, посвященное Конституционному Суду РФ и в гораздо меньшей степени – законодательство о конституционных (уставных) судах субъектов РФ. Кроме того, благодаря кодификационной работе в области гражданского процессуального и арбит ражного процессуального права в начале XXI века в России сформировался институт оспаривания нормативных актов на предмет их соответствия выше стоящему законодательству. Это очень важный момент, поскольку судебная деятельность, в отличие от прокурорского надзора за законностью, предпола гает несравнимо бльшую систему гарантий. За пределами подведомственно сти Конституционного Суда РФ остается возможность оспаривания норма тивных правовых актов в судах общей юрисдикции, а также в арбитражных судах, если это напрямую предусмотрено законодательством. Конечно, встает вопрос об эффективности этой системы. Однако, к примеру, либертаристы ничего подобного не предлагают, используя общие фразы, а по существу от дают ответ на данный вопрос на откуп субъективизму и волюнтаризму от дельных индивидов. Так что система мер по оспариванию и проверке – это все-таки реальное достоинство современного нормативизма.

Итак, право в рамках современного нормативного подхода рассматрива ется как система норм, исходящих от государства, и (или) им санкционируе мых и направленных на регулирование общественных отношений. Эти нормы общеобязательны, формально определены, обеспечены принудительной силой государства. При этом правотворческая воля, которая находит свое отражение в правовых нормах, должна выражаться в демократических формах, учиты вающих интересы разных слоев населения, а также реально сложившиеся от ношения. Более того, практика применения имеющихся норм и сложившиеся объективно отношения, еще не урегулированные правом, оказывают влияние на содержание будущих норм, на внесение изменений в уже действующие.

Предполагается, что право поддерживает и рассматривает как исходные и не отчуждаемые так называемые права человека, которые закреплены в осново полагающих международных актах. Кроме того, право призвано максимально связывать, ограничивать произвол государственной власти путем применения системы соответствующих мер в публичном праве. Международное право от нюдь не отрицается современными нормативистами. Однако оно исходит не от отдельных государств, а выступает результатом согласования воль не скольких государств.

Современные цивилизации признают очевидные преимущества писано го права – его определенность и общеизвестность. Российскими правоведами приветствовались положения Конституции Российской Федерации 1993 г. о том, что «все законы должны быть официально опубликованы, неопублико ванные законы применению не подлежат. Любые нормативные правовые ак ты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если не будут опубликованы официально для всеобщего сведения» (п. 3 ст. 15). Именно формализация права позволяет ему выступать в качестве общего стандарта, масштаба, образца поведения. В правотворче ском процессе официальные органы трансформируют ценностные, познава тельные образы в абстрактные, рациональные формулы – нормы поведения субъектов.

В рамках нормативного подхода нет единства в понимании сущности и содержании права. Сущность видится то в воле государства и общества, то в обеспечении стабильности, упорядочении регулируемых общественных от ношений. Содержание, как правило, трактуется как непосредственно правила поведения, которые и составляют право. К этому, как мы показали, добавля ется и утверждение о праве как равном масштабе поведения для всех. Данный тезис, «прихватизированный» в последние десятилетия либертаристами, озна чает, что принимаемые государством нормы распространяются на всех граж дан, независимо от каких бы то ни было признаков либо на родовую группу, внутри которой также нет индивидуализаций. Однако нормативизм не посту лирует данный признак права как основополагающий. Тем более что многие социальные нормы также построены на основе равной меры для всех (к при меру, корпоративные, обычные нормы).

Наконец, нельзя не обратить внимание на то обстоятельство, что именно в рамках в первую очередь нормативного подхода ученые ставят вопросы ме тодологии преподавания теории права в юридических вузах, формирования правовой культуры будущих работников государственных структур, в том числе государственных органов. Очевидно, что взвешенное истолкование права как иерархии норм, которые обязательны для всех граждан, о конститу ционном приоритете прав и свобод личности, о средствах совершенствования законодательства, корректировки действия норм с помощью судебных проце дур вполне могут способствовать формированию профессиональной правовой культуры. К сожалению, этого нельзя сказать о многих других концепциях правопонимания, принятие которых за основу влечет за собой крайний субъ ективизм и нигилизм. В эпоху низкой общей культуры населения вряд будет лишним напоминание о принудительности права, поскольку реальных спосо бов борьбы с преступностью, правовым нигилизмом нынешние постмодерни стские и либеральные мыслители по существу не предлагают.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.