авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«ИНСТИТУТ Скоробогатов А.В. ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА Современные концепции правопонимания ...»

-- [ Страница 4 ] --

Нормативный поход на данный момент подвергается наиболее серьез ной и безжалостной критике, в первую очередь – со стороны представителей либертарного правопонимания. При этом одним из основных упреков в адрес нормативизма остается перекос от сущего в пользу должного. Тем не менее, как нам кажется, многие нормативисты пытаются ответить на этот вопрос та ким образом, что право отражает сложившиеся общественные закономерно сти. Государство не сочиняет право, а учитывает реально сложившиеся отно шения, соотношение интересов. Естественно, что процесс учета этих момен тов далеко не идеален, но развитие демократических институтов предполагает его развитие. Поэтому норма права выступает не как нечто абстрактно данное.

Кроме того, существует целый ряд средств правоприменительного и право разъяснительного характера, которые позволяют на практике гибко подходить к трактовке той или иной нормы.

Нормативизм критикуется, конечно, за то, что понятие права выводится из понятия государства. На нынешнем этапе это тоже является некоторым пе редергиванием. Право и государство находятся в очень сложной взаимозави симости. Можно говорить о взаимодействии, когда оказание воздействия на один из феноменов обязательно влечет за собой изменения в другом. Что ка сается такого признака права, как принудительность, то действительно имеет ся в виду организованное принуждение, осуществляемое специально создан ными органами государства. Монополия государства на принуждение – условие прочности общественного порядка. Однако государственное прину ждение регулируется правом и осуществляется в рамках правопорядка.

Многие правовые предписания лишь отдаленно связаны с государст венным принуждением. Это нормы, устанавливающие субъектов права, их статусы, состояния, юридические факты, условия действительности сделок, порядок совершения действий, имеющих юридические последствия и пр.

Связь некоторых правовых норм и отраслей с принуждением для массового правосознания почти неощутима (семейное право). Многие нормы права, как отмечают современные нормативисты, соблюдаются не по причине страха пе ред принуждением, а исходя из авторитета права. Поэтому видеть во всем ис ключительно государственное принуждение – это преувеличение, логическое допущение, которое далеко не всегда находит подтверждение на практике.

Вряд ли обоснованным можно считать упрек в том, что современный нормативный подход является продолжателем марксистского учения, господ ствовавшего в советскую эпоху. Как говорилось выше, нормативисты не ут верждают, что право выражает волю только господствующего класса. Вопре ки учению марксизма о том, что производственные отношения, образующие экономический базис общества, складываются независимо от воли и сознания людей, история и современность знают много ситуаций, когда государства произвольно меняли законы о собственности и производственные отношения общества. Государство порой защищает в интересах поддержания порядка ин тересы трудящихся масс от произвола и эгоизма господствующего класса, ставя правовые границы эксплуатации. В этом случае государственная воля может противоречить воле господствующего класса. Правотворческую дея тельность государства направляют наиболее влиятельные социальные силы, непосредственным источником права является государственная воля, выра женная в строго определенной форме.

В работах представителей либертарно-юридической теории довольно безапелляционно утверждается: только позитивисты считают, что сущность государства – это насилие, просто власть, сила, и поэтому допускают, что го сударственная власть может быть не ограничена правами подвластных.

Создается такое впечатление, что либертаристы продолжают дискути ровать с позитивистами и неопозитивистами прошлых веков – Д. Остиным, К.

Бергбомом, Г. Кельзеным и пр. Как будто научные исследования последних десятилетий с участием отечественных нормативистов не внесли ничего ново го в науку, в нормативный подход к праву. Современные ученые нормативисты не отрицают ни теорию правового государства, ни права чело века, ни приоритет последних;

осуждают авторитаризм и тоталитаризм. Госу дарство давно не рассматривается как машина для подавления воли, как меха низм принуждения. Говорится о необходимости создания системы средств, с помощью которых можно ограничить произвол госаппарата и учитывать волю разных слоев населения. Но, тем не менее, либертаристы, по-видимому, очень хотят читать между строк и делать выводы там, где основания к тому отсутст вуют: продолжаются утверждения, что раз нормативисты исходят из тезиса о государственном правотворчестве, то они оправдывают произвол.

Нормативисты активно критикуются за то, что для них характерна убе жденность в том, что власть и закон могут решить любые общественные про блемы. Они якобы отрывают закон от социальной почвы, на которой он вы растает, и полагают, что не общественная жизнь определяет содержание зако нов, а, наоборот, законодатель устанавливает отношения и формирует поря док этих общественных отношений. Однако мы уже приводили точки зрения нормативистов, которые нисколько не отрицают роли общественной жизни в формировании содержания законов. Указанная же либертаристами модель по стулировалась в работах позитивистов прошлых веков.

Тема 4. Социологическое правопонимание 4.1. Общее понятие социологического правопонимания Социологическое правопонимание связано с развитием такой науки, как социология права. Последняя выделяется из общей социологии, будучи на правленной на исследование динамики права, социальных аспектов правового бытия.

Социология права возникла и развивается на стыке социологии и право ведения, на базе взаимодействия этих наук, в чем и проявляется ее междисци плинарный характер. Но это вовсе не означает, что она занимает какое-то промежуточное место вне этих наук. Она часть социологии и как таковая, на ряду с другими частными социологиями, соотносится с общей социологией как часть и целое. Тот факт, что в правоведении более или менее широко ис пользуются социологические методы исследования права, сам по себе не оз начает ни то, что социология права становится из-за этого юридической нау кой, ни то, что соответствующие правовые исследования становятся частью социологии. Расширение применения социологических методов исследования в правоведении отражает процесс углубления взаимосвязи социологии и пра воведения при сохранении их предметной специфики. В этой связи можно го ворить о социологизации правовой науки и даже вести речь о становлении «социологической юриспруденции» в рамках этой науки.

Нельзя отождествлять социологию права и социологическую юриспру денцию при всей их взаимосвязи. Первая – часть социологии, изучающая пра вовую сферу как одну из социальных подсистем сквозь призму взаимоотно шений личности, социальных групп и общества в целом. Вторая – часть пра воведения, изучающая право как юридический институт с использованием со циологических средств и методов исследования. И именно в рамках такой ка чественной, предметной определенности можно вести речь о широком взаи мопроникновении этих отраслей разных наук. Это, понятно, не означает, что социологическая юриспруденция ни в коей мере и никоим образом не занима ется взаимосвязью социума и права. Она, будучи отраслью юриспруденции, занимается этим только тогда и постольку, когда и поскольку это необходимо для познания внутренних свойств и закономерностей права, его создания, функционирования и развития.

Объектом социологии права является не правовое и социальное, взятые сами по себе, а именно их непосредственная взаимосвязь и взаимодействие.

Нет социологии права ни там, где нормы права и правоотношения рассматри ваются вне органичной, сущностной прямой и обратной связи с социумом, социальным;

ни там, где социальные явления и процессы не опосредуются правовыми нормами и отношениями. В этом смысле можно сказать, что со циология права изучает социальное в праве и социальную роль права как со ставной части социума. Предметом же социологии права выступают, прежде всего, социальные законы и закономерности утверждения, функционирования и развития права, пути, формы и методы (механизм) их реализации в поведе нии и деятельности личности, социальных групп, институтов, организаций и общества в целом.

Социология права имеет свою внутреннюю структуру, которая может быть построена по различным основаниям. Как и социология в целом, она может быть подразделена на макро-, мезо-, микротеории по уровню исследо вания;

на теоретическую и эмпирическую – по характеру исследования;

на фундаментальную и прикладную – по целям и задачам исследования. Но наи более дифференцированной и распространенной структурой социологии пра ва можно считать ту, которая связана с многообразием объекта познания и системой права: например, социология уголовного права, социология семей ного права, социология государственного (конституционного) права, социоло гия административного права и т.д. Важно отметить, что социология государ ства должна быть непосредственно отнесена не к социологии права, а к со циологии политики. Учитывая особо важное значение и место закона в праве, нередко особо выделяется в социологии права законодательная социология, которая, в свою очередь, подразделяется на: предзаконодательную, связанную с социологическим исследованием процесса подготовки законопроекта;

соб ственно законодательную, занимающуюся социологическим исследованием самого процесса принятия закона законодателем;

и постзаконодательную, изучающую социальные последствия принятия закона, его роль и социальную эффективность действия.

Вместе с тем имеет место и междисциплинарное проникновение раз личных отраслей социологии, в том числе и социологии права, при котором последняя частично присутствует в иных отраслях социологии, не входя в них как таковая, особенно если объект данной отрасли социологии имеет значи тельный правовой аспект. Так, социология права и социологии преступности, управления, личности – это разные отрасли социологии, не входящие в целом друг в друга. Но это не значит, что социология преступности может обойтись без той части социологии права, где рассматривается, например, роль права в борьбе с преступностью, а социология управления и социология личности – соответственно без какого-либо отражения правовых основ управления и правового статуса личности. Но и при этом, подчеркнем вновь, в предмет со циологии права должны быть включены не преступность, управление и лич ность в целом, а правовые стороны, грани, аспекты этих явлений и их законо мерности.

Можно выделить ряд методологических моментов, определяющих спе цифику социологии права как науки:

1. Социология права направлена на то, чтобы познать реальную соци альную действительность в контексте функционирования правовых факторов, механизмы воздействия права на социальные отношения и влияния социаль ных отношений на формирование права.

2. Социология права ставит своей задачей познание права в его дейст вии, выяснение условий эффективности последнего;

она стремится устано вить, какие правовые инструменты являются наиболее эффективными для осуществления изменений в политическом мышлении, в экономической сис теме и в межсубъектных отношениях. Она исследует возможные побочные негативные последствия действия права;

вскрывает корни различных соци альных мифов, связанных с правом;

изучает генезис таких мифов.

3. Социология права занимается проблемами действия права, прежде всего, для того, чтобы давать социо-технические рекомендации, которые по зволили бы осуществлять рациональные и эффективные преобразования со циальной действительности.

4. Социология права стремится придать своим положениям такую фор му, чтобы они могли найти применение в социальной практике.

5. Социология права непосредственно обращается к действительности, пытается дать ей эмпирическое описание, создать наиболее полный и вырази тельный образ ее.

Конкретные социологические исследования в праве ориентированы, с одной стороны, на анализ социальной обусловленности, а с другой, – на соци альное действие, эффективность права и его институтов;

воздействие нрава на общественные отношения, на практику, а также и обратное влияние социаль ных факторов на право. Социологические исследования права имеют своим предметом общественные отношения в области генезиса и функционирования правовой системы, включая ее нормы и учреждения. Характер таких исследо ваний нацелен на анализ социальной обусловленности и социальной эффек тивности права, выявление в ней взаимозависимости правовых норм, право вых и фактических отношений между людьми.

Для социолога право – это, прежде всего, социальный феномен. С точки зрения социологии, право можно определить следующим образом: право – это совокупность обязательных для исполнения норм, определяющих социальные отношения, установленные группой для принадлежащих к ней индивидов в любой данный момент времени.

В этом определении мы выделяем три элемента, требующие пояснения:

1. Речь идет об общеобязательных нормах.

2. Эти нормы устанавливаются социальной группой.

3. Эти нормы изменчивы.

Характерной особенностью социологического правопонимания является то, что оно основывается на различении права и закона. Сторонники этой концепции (Е. Эрлих, Л. Дюги) полагают, что именно общество определяет содержание права, а не наоборот. Право не порождается государством, но за крепляется им. В то же время право не признается существующим полностью независимым от человека. Право результат динамичного функционирования социума. В зависимости от изменения общественных отношений меняется и право, т.к. представляет собой отражение общественных отношений.

Право возникает помимо воли членов общества, кристаллизуясь из тра диций, авторитетных обычаев. Делом законодателя и государства является только лишь нормативное закрепление сложившихся обычаев или выведение норм из существующих принципов, если обычай не регулирует соответст вующую область правоотношений. Таким образом, признается наличие пра вового и неправового закона. Правовой закон соответствует интересам обще ства и является их отражением. Неправовой закон – это произвол законодате ля.

Становление социологии права происходит во второй половине XIX – начале XX вв. В этом процессе можно выделить два периода: ранний (до классический), приходящийся на 40 – 70-е годы XIX в. и классический, кото рый можно хронологически определить временем с 80-х гг. XIX в. до 10-х гг.

XX в. Ранний период становления социологии права характеризуется сле дующими особенностями: а) становление социолого-правовых идей стимули ровалось, в первую очередь, потребностью в развитии общесоциологической теории, а также пониманием права «социологами-правоведами» социальным феноменом, его изучением в контексте функционирования и развития обще ства;

б) становление правовой социологии осуществлялось в виде совокупно сти идей и теорий различных авторов;

в) шло развитие социолого-правовой мысли «вширь» и «вглубь».

Черты классического этапа формирования социологии права составля ют: а) наличие преемственности в понимании права как особого социального феномена с предыдущим этапом формирования правопознания в социологии;

б) Э. Дюркгейм и М. Вебер, как классики правовой социологии, рассматрива ли социологию права важной частью социологической теории;

в) выделение общего и особенного в подходах Э. Дюркгейма и М. Вебера в изучении права.

Становление социологической теории права связано с именем основате ля социологии французского философа Огюста Конта. Хотя О. Конт не внес вклада непосредственно в развитие социологии права, но его творчество, тем не менее, косвенно сыграло большую роль в ее становлении. Многие авторы указывают на негативное отношение О. Конта к праву как таковому, имея в виду субъективное право. Однако идея объективного права занимает важное место в философии О. Конта, выражаясь в понятии «гражданского порядка».

О. Конт не скрывает, что предмет его исследований, общество, неразрывно связан с послереволюционной ситуацией в социальных отношениях, в сфере порядка и прогресса. Это напряжение, которое тогдашняя общественность воспринимала как антагонизм и противоречие, О. Конт пытается объединить оба полюса: порядок и прогресс. Прогресс без порядка – это анархия, порядок без прогресса превращается в реакцию. В позитивной политике порядок и прогресс – две неразрывные стороны одного и того же принципа. Порядок и прогресс он воспринимает, прежде всего, не как принципы, отвечающие опре деленным интересам, а как два вида закономерностей «естественной» систе мы общества, представленные как две части социологии – социальная статика и социальная динамика.

Социальная статика имеет дело с порядком, который понимается как гармония элементов, основывающихся на отношениях общности. Социальная статика выделяет «структуру коллективного существа» и исследует условия существования, присущие всем человеческим обществам, и соответствующие законы гармонии. Эти условия касаются индивида, семьи и общества. Семей ные отношения и разделение труда – это основные отношения общественного порядка. Семья есть живое воплощение социальной статики. Статика, в сущ ности, сводится к изучению общественного консенсуса. Социальная статика предполагает, таким образом, с одной стороны, анатомический анализ струк туры общества на конкретный момент, а с другой – анализ элемента или эле ментов, определяющих консенсус, то есть превращающих совокупность ин дивидов или семейств в коллектив. Консенсус в теории О. Конта – «основная идея социальной статики».

Классические теории, которые рассматривают право в его социологиче ских аспектах, в числе наиболее видных представителей включают Рудольфа Иеринга (право в категориях социальных целей), Евгения Эрлиха (право в терминах внутреннего порядка человеческих ассоциаций) и Леона Дюги (пра во в объективных условиях общественной солидарности).

Право, по теории Р. Иеринга, является суммой условий социальной жизни в самом широком смысле этого слова, обеспеченной мощью государст ва с помощью средств внешнего принуждения. Именно в связи с акцентиро ванием на внешнем принуждении концепцию Иеринга порой относят к пози тивистским. Таким образом, в нем содержатся три главнейших элемента: его зависимость от принуждения, его норма и его цель (или условия обществен ной жизни).

Право состоит из тех установленных обществом правил, которые обла дают принудительной силой. Поскольку единственным орудием принуждения в обществе является государство, оно служит единственным источником пра ва. Другие ассоциации, имеющие право устанавливать свои собственные пра вила или законы, такие, как церковь, обладают этим правом или благодаря точно выраженному разрешению, или молчаливому согласию со стороны го сударства. Критерием, благодаря которому мы отличаем право от этики и мо рали, является его признание государством и осуществление с помощью госу дарственной власти.

Так же как принуждение является внешней стороной права, его внут ренним элементом является норма. Это – абстрактный императив человече ского поведения. В этом смысле норма является предложением практического рода постольку, поскольку указывает на направление человеческого поведе ния. Норма является правилом, но отличается от всех других правил благода ря своей направленности на человеческое поведение. Она отличается от мо ральных максим своим обязывающим и императивным характером. Абст рактные императивы в этическом миропорядке являются общественными им перативами, поскольку субъектом их цели является общество. Эти императи вы действуют в сферах права, морали и этики. В праве они периодически ус танавливаются государствами и реализуются исключительно органами госу дарственной власти. Правовые императивы направлены на государственные органы, которым поручено осуществление принуждения. Таким образом, норма, как и принуждение, является чисто формальным элементом.

Хотя норма и принуждение, будучи чисто формальными элементами, ничего не говорят нам о содержании права, именно благодаря содержанию права, по мнению Р. Иеринга, мы узнаем о той цели, которой служит право в обществе. Это содержание – бесконечно разнообразно. В нем нет ничего уни версального. Право не может осуществлять одни и те же нормы регулирова ния жизни для всех времен и всех народов. Оно должно адаптировать их к ус ловиям жизни того или иного народа, уровню его цивилизации и к потребно стям времени. Мерилом права служит не истина, являющаяся абсолютной, а цель, являющаяся относительной. Некоторые правовые принципы, встречаю щиеся во всех странах, имеют некоторое сходство с истиной, но называть эти принципы истиной было бы так же абсурдно, как называть истиной фунда ментальные условия человеческой цивилизации (дома, улицы, одежду, ис пользование огня и освещения и т.д.). Эти принципы являются результатом опыта, обеспечивающего достижение определенных целей. Научные исследо вания могут отделить те институты, которые выдержали историческую про верку, от тех, которые имели только временное значение, но институты, вы державшие эту проверку, являются ни чем иным, как институтами, полезность которых не вызывает никаких сомнений.

Право существует для осуществления определенной цели. Она заключа ется в обеспечении условий общественной жизни. Эти условия включают ус ловия физического существования так же, как и те вещи и удовольствия, ко торые придают жизни человека ее истинную ценность, как он ее понимает.

Все юридические принципы любого рода, в любом месте могут, по мнению Р. Иеринга, быть сведены к обеспечению условий общественной жизни.

Условия общественной жизни, или необходимые требования для суще ствования общества в его взаимоотношениях с правом, делятся на три вида:

а) внеправовые, б) смешанно-правовые и в) чисто правовые. Внеправовые ус ловия жизни относятся к природе и предоставляются человеку благодаря его усилиям или без всяких усилий с его стороны. Закон к ним не имеет никакого отношения. Смешанно-правовые условия принадлежат исключительно к сфе ре человеческой деятельности и включают сохранение жизни, воспроизводст во, труд и торговлю в соответствии с человеческим инстинктом самосохране ния, сексуальным инстинктом и инстинктом приобретательства. Обеспечение этих условий зависит не от права, а от природы, и закон приходит на помощь этим трем инстинктам только в исключительных случаях, когда существует угроза их действию. Чисто правовые условия зависят исключительно от юри дических предписаний, например требование уплаты долга или налогов. В итоге право есть защищенный государством интерес.

Р. Иеринг считает, что осуществление действия закона государством способствует возникновению в индивиде стремления к реализации общего интереса в обществе наряду с его личным интересом. Таким образом, он дела ет личный интерес частью общественной цели путем соединения личной цели с интересами других.

Согласование интересов индивида с интересами общества достигается посредством рычагов общественного движения. Общество воздействует на индивида, используя два основных стимула человеческого поведения – эгоизм и альтруизм. Соответственно, существует два типа рычагов общественного движения: эгоистический и альтруистический. Эгоистические рычаги состоят из поощрения и наказания. Альтруистические представляют собой чувство долга и любви.

Для Е. Эрлиха центр притяжения правового развития лежит не в зако нодательстве, не в правовой науке, не в судебных решениях, а в самом обще стве. Именно внутренний порядок человеческих ассоциаций, а не юридиче ские установления, определяет человеческую судьбу. Объяснение социальных явлений следует искать не в юридических конструкциях, а выводя основные положения научной мысли из объективных фактов. Соответствующим обра зом люди рассматривают свои права как нечто, исходящее из взаимоотноше ний людей, а не из юридических положений, регулирующих эти отношения.

Так, существование государства предшествует принятию конституции, семья предшествует семейному праву, владение предшествует праву собственности, контракт предшествует контрактному праву, оставление имущества в наслед ство предшествует завещательному закону и т.д. Внутренний строй человече ских ассоциаций не только предшествует по времени юридическим положе ниям, но представляет собой также базисную форму права, из которой исхо дят конкретные юридические положения.

Е. Эрлих показывает, что в общественных ассоциациях люди общаются и признают некоторые правила поведения как обязательные для исполнения.

Вообще говоря, они регулируют свое поведение в соответствии с этими пра вилами, являющимися социальными фактами, которые появились в результа те действия сил, существующих в обществе. Эти правила очень разнообразны.

Они включают нормы права, трудовой деятельности, этики, этикета, такта, внешнего поведения, моды и т.д. Природа юридической нормы та же, что и природа всех других норм поведения. Самый важный компонент, компонент принуждения, стоящий за юридической нормой, так же как и за любой другой нормой поведения, является формой общественного принуждения вне госу дарственной власти.

Государство – это лишь одна из многих юридических ассоциаций, су ществующих в обществе. Другие ассоциации включают семью, церковь и корпоративные организации. Следовательно, существует множество правовых норм, которые не находят выражения в юридических установлениях государ ства. Функцией государственных принудительных норм является защита пра вил поведения, сложившихся в обществе, а также защита различных государ ственных институтов.

Существуют объективные общественные факты, относящиеся к праву, которые наличествуют в убеждениях людей, объединенных в ассоциации.

Этими фактами являются использование, господство, владение и проявление воли. Из этих фактов и ведут свое происхождение нормы права. В этом про цессе государственное принуждение совсем необязательно.

Эти факты права оказывают влияние на правовые отношения тремя спо собами: а) они придают принудительный характер этим отношениям, б) они контролируют, затрудняют или лишают законной силы эти отношения и в) они приписывают юридические последствия тем отношениям, которые не происходят непосредственно из этих фактов. Только один тип юридических норм, а именно норма судебного приговора, является государственным по происхождению.

Превращение государственных норм в основополагающие правовые нормы происходит тогда, если это вообще происходит, когда эти нормы ста новятся частью живого права. Живое право, или право, которое на самом деле действует в обществе, всегда находится в состоянии эволюции и всегда идет впереди права, исходящего от государства. Задача юриспруденции – попытаться смягчить эту напряженность, существующую между этими двумя видами права. Право, таким образом, является продуктом социального разви тия и одновременно его стимулом.

Нормы права регулируют взаимоотношения между законом, государст вом и фактами права. Эти взаимоотношения проявляются в трех формах: а) могут существовать правовые нормы, базирующиеся исключительно на фак тах права (например, контракты, уставные нормы корпоративных ассоциаций и т.п.);

или они могут вести происхождение от других факторов (компенсация за ущерб, незаконное обогащение);

б) могут существовать государственные повеления, создающие или отвергающие социальные факты, например экс проприация или аннулирование контрактов;

в) могут существовать нормы, которые не связаны с социальными фактами, т.е. налогообложение, торговые концессии и т.д. Там, где социальные факты права совершенно ясно видны, задача юриста в основном чисто техническая. Однако там, где социальные факты права не являются такими очевидными, Е. Эрлих советует юристам ис кать руководящую нить в общих принципах правосудия и справедливости.

Статическая справедливость идеальных форм, которая способствует укрепле нию существующих условий, смягчается динамической справедливостью, ко торая характеризуется конкурирующими силами индивидуалистических и коллективистских идеалов.

Совершенно по иному к социальным основаниям права подошел Гер берт Спенсер. Законодательные нормы произрастают из реальных социальных отношений, из потребности людей. Устойчивые, упорядоченные отношения в обществе возможны лишь при определенных условиях, соответствующих «за конам полной жизни». Если они не соблюдаются, то естественные начала об щественных отношений в той или мере деформируются, а затем разрушаются.

По Спенсеру, происхождение правовых норм базируется на наблюдении, опыте. Нормы права проверены множеством фактов повседневной жизни ин дивидов и имеют основу a posteriori. Вместе с тем, он подчеркивал, что право установления должны быть не только функционально-полезными условиями, обеспечивать совместную жизнедеятельность индивидов, но также отвечать требованиям «абсолютной этики». Ее каноны обязывают всех уважать приня тые юридические правила, настаивают на добровольном отказе от посяга тельств на чужие права, ориентируют нормы права на «идеал жизни», кото рый в реальной действительности не достижим, но должен быть отражен в за конодательстве настолько, насколько это возможно. Правовые рамки, как не обходимые условия полноты общественной жизни, не могут устанавливать ограничения деятельностной активности индивидов произвольным образом.

Они тоже должны иметь свои границы, выход за которые подрывает естест венный характер отношений в общественной системе. Для этого Г. Спенсер ввел в свою методологию познания права критерий естественной обоснован ности правовых рамок (юридических норм, законов) применительно к обще ству-организму. Таким критерием служит принцип, согласно которому инди видам «должна быть предоставлена настолько полная жизнь, насколько это совместимо с безопасностью общества», поскольку всеобщее процветание обеспечивается надежнее тогда, когда каждый заботится о собственном благе.

Велики заслуги в развитии современной западной социологии права Эмиля Дюркгейма. В историю социологии права он вошел, во-первых, кон цепцией объяснения социального «социальным», во-вторых, идеей так назы ваемой «аномии». Согласно его взглядам, предметом социологии права вы ступает изучение права в его общественном контексте, связи между правом и моралью, а также феномен аномии как причины социальной патологии и час то преступности.

По мысли Э. Дюркгейма, главная особенность объяснения социального социальным заключается в том, что ценности и идеи воплощаются в общест венные нормы и становятся рычагами регуляции поведения индивида. Нормы и ценности (политические, правовые, нравственные и др.) выступают сторо нами социального явления, эмпирической жизни вообще.

Социальные нормы имеют принудительный характер (особенно право вые), ибо заставляют человека действовать в соответствии с их содержанием.

При этом важно, подчеркивает исследователь, что социальные нормы эффек тивны лишь тогда, когда они опираются не на внешнее принуждение, в том числе права, а на нравственное совершенство личности, моральный авторитет общества. Раскрывая структуру общества, Э. Дюркгейм обратил внимание на два его компонента, находящихся во взаимодействии: а) материальные и ду ховные ценности, прежде всего, право, искусство, нравы, не представляющие собой «двигательной силы истории»;

б) люди как коллективная среда. Изу чать взаимовлияние этих компонентов необходимо конкретно-исторически.

Э. Дюркгейм дал обоснование понятию «аномия» (отсутствие нормы, отсутствие права). Данным понятием он обозначал состояние ценностно нормативного вакуума и кризисных периодов развития общества. Это значит, что старые социальные нормы и ценности уже не работают, а новые отсутст вуют. Объясняя «аномию», ученый выделил в качестве главного такое обще ственное состояние, при котором отсутствует регуляция поведения индивида, прежде всего моральная и правовая. Выход из «аномии» он видел в развитии экономики, в ее нормативной регуляции, учитывающей право.

Научный позитивизм О. Конта и различие в теории Э. Дюркгейма меж ду коллективным и индивидуальным сознанием послужили отправной точкой теории солидаризма Леона Дюги, в которой немало места уделено правовым вопросам.

Л. Дюги рассматривал общественную солидарность как основопола гающий факт социальной жизни. Этот факт для него является непреложным, вне-идеологическим и не-метафизическим. Он считает, что социальные нор мы, так же как биологические законы организма, основываются на факте, ко торым является общество. Солидарность представляет собой закон общест венного организма, в соответствии с которым этот организм функционирует.

Право также является фактом, поскольку оно представляет собой один из аспектов общественной солидарности. Право существует благодаря фак там, а не из-за какого-либо высшего принципа добра, всеобщего интереса или счастья, и эти факты состоят в том, что люди живут и могут жить только в обществе.

Обязанность поддерживать общественную солидарность является неос поримым фактом. Это помогает ему установить норму объективного права, свободного от произвольного характера человеческой воли. Поэтому он разо блачает государственный суверенитет как миф. Государство – это не лицо, от личное от индивидов, но всего лишь проявление индивидуальной воли прави телей. Правители – лишь индивиды, которые осуществляют применение пре восходящей силы. Они обязаны выполнять социальную функцию, а именно:

организовать определенные службы, обеспечить непрерывную их деятель ность и контролировать их действия. Правительство и государство являются частью общественного организма и играют собственную роль в разделении труда, благодаря которому достигается общественная солидарность.

Л. Дюги делает весьма интересные выводы из этого принципа социаль ной солидарности. Защищает строгие принципы государственной ответствен ности за контроль над злоупотреблением государственной властью. Рекомен дует децентрализацию и самоуправление. Отвергает государственное вмеша тельство в процесс превращения социальных норм в правовые нормы. Отвер гает всякое разделение между публичным и частным правом, поскольку обе эти отрасли права являются частями общественного организма, исполняющи ми определенные функции.

4.2. Социологически ориентированные теории права Исходя из особенностей мировоззрения социологических концепций права, мы вводим понятие «социологически ориентированные теории права», под которыми понимаются теории, предполагающие, что основным источни ком права является деятельность локальных социальных сообществ: народов, классов и т.д. Государство при этом играет лишь вторичную роль, фиксируя те нормы, которые уже сформировались и действуют в рамках определенного социального сообщества, распространяя их на все общество в интересах пра вотворческого сообщества. К социологически ориентированным теориям пра ва, возникшим в XIX в., мы относим психологическую теорию права, классо вую (марксистскую) теорию права и немецкую историческую школу права.

4.2.1. Психологическая теория права.

Становление психологической теории права связано с именами Л.И. Петражицкого и Г. Тарда.

По мнению Л.И. Петражицкого, право есть порождение индивидуально го сознания, человеческой психики, продукт психологических переживаний, эмоций, установок, инстинктов. Существует два вида эмоций: моральные (императивные) и правовые (императивно-атрибутивные). Моральные эмо ции – это односторонние эмоции. Они связаны с внутренним осознанием, пе реживанием индивидом своей обязанности, чувством долга. Правовые же эмоции двусторонние: они не только императивно возлагают обязанности на одного индивида, но и дают другому индивиду право требовать исполнения данных обязанностей. Все правовые переживания делятся на два вида: пере живания позитивного, исходящего от государства права, и интуитивного, личного права. Причем, интуитивному праву принадлежит первенство в регу лировании общественных отношений, поэтому именно оно есть абсолютное, реальное, действительное право.

Л.И. Петражицкий утверждал, что право состоит из множества интуи тивных прав, которых столько же, сколько и самих индивидов. Источником правовых эмоций являются нормативные факты. Под правовыми нормами он понимает лишь проекцию субъективных переживаний индивида на других лиц, представление об обладании ими правами и обязанностями.

Разграничивая право и закон, Л.И. Петражицкий убежден, что критери ем для критики позитивного права выступает не естественное, а интуитивное право, не совокупность нравственных требований, а психологические пережи вания. Он убежден, что право может формироваться помимо государства и не быть связанным с ним. Однако в целом государство существует для того, что бы обеспечивать защиту права, в том числе путем применения принудитель ных мер.

Г. Тард принадлежал к психологической школе криминологии. Соци альные явления и, в частности, преступность он объяснял действием психоло гической потребности индивида в подражании. Социальные отношения и свя зи определяют поведение индивида через механизм подражания. Как говорил Г. Тард, «обшество – это подражание, а подражание – своего рода гипно тизм». Преступники, как и все остальные люди, подражают в своем поведении тем, кто их окружает. Преступность имеет социальную природу и представле ния о том, что является преступным деянием, а что – дозволенным, определя ются спецификой общества и исторической эпохой. «Система преступлений и порока, – писал Г. Тард, – меняется вместе с ходом истории». Для того чтобы изучить и понять преступление, необходимо обратиться к его социальным причинам. Чтобы предотвратить преступление, необходимо устранить его причины. Г. Тард, хотя и признавал существование «преступного типа лично сти», обладающего врожденными физическими и психическими чертами пре ступника, не считал наличие таких черт у индивида фатальной обреченностью его на совершение преступлений уже хотя бы потому, что понятие нормы и отклонения от нее относительно и в другом обществе или в другую эпоху та кой тип человека не считался бы преступным.

Тард утверждал, что преступник, несмотря на то, что его поступки и об раз мыслей антисоциальны по своему характеру, представляет собой вполне социальное существо, порожденное данным конкретным обществом и погру женное в специфическую социальную среду. Эта преступная социальная сре да отличается от какой-либо другой принятыми в ней обычаями, нравами, не писаными правилами, специфическим языком – преступным жаргоном. Пре ступники, как и все другие категории людей, тяготеют к объединению в со общества и организации – банды, группировки, мафию, имеющие собствен ную организационную структуру, лидеров, дисциплину. Существует преступ ная субкультура – татуировки, песни, литература. Таким образом, по мнению Г. Тарда, мир преступников – это часть социального мира.

4.2.2. Классовое (марксистское) правопонимание.

Марксизм возник в 40-х гг. XIX в. Карл Маркс и Фридрих Энгельс пы тались выяснить условия и указать пути реального освобождения трудящихся от любой эксплуатации, от всяких форм социального угнетения, бесправия, неравенства. Они поставили перед собой задачу наметить контуры строя, ко торый сможет преодолеть отчуждение труженика от собственности и власти, наиболее разумно организует общественную жизнь, обеспечит свободное гармоничное развитие личности. Увлеченные, прежде всего, и главным обра зом этой проблематикой, они, естественно, обратились к широкому кругу прямо связанных с нею вопросов государства, права, законодательства, поли тики. Плодом такого обращения и явилась марксистская историко материалистическая теория права.

В советский период марксистская теория рассматривалась как единст венно верная в отечественном правоведении. Вполне естественно, что в это время марксистская теория права позиционировалась как совершенно само стоятельная. Однако, исходя из того, что классики марксизма строят свою теорию на экономических и социально-классовых закономерностях, мы пола гаем возможным анализ марксистской теории права в рамках социологическо го направления правопонимания.

Специфика марксистского подхода к изучению права – анализ явлений политической и правовой жизни в первую очередь как органических состав ных частей (моментов) классовой общественно-исторической формации, от каз от усмотрения в политико-юридических институтах феноменов религиоз ного, психологического, этнического и тому подобного порядка. Упомянутый подход зиждется на идее зависимости права, прежде всего, от уровня общест венного разделения труда, классовой структуры и соотношения классовых сил в обществе.

Суть историко-материалистического подхода к праву состоит в его по нимании в качестве надстроечного явления по отношению к экономической структуре общества. Уподобление права надстройке – исследовательский прием, призванный доказать наличие того факта, что данное явление коренит ся в «материальных жизненных отношениях», опирается на «реальный базис»

и в своем бытии зависят от него. «Реальный базис», производственные отно шения не только лежат в основании юридической надстройки, но и образуют ее условие, определяют ее саму: «Способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вооб ще». К праву от экономической структуры идет и линия причинно следственной зависимости. Конечную причину и решающую движущую силу всех важных исторических событий марксизм находит в экономическом раз витии общества. Идея детерминации надстроечных учреждений экономиче ским базисом неразрывно связана с идеей относительной самостоятельности и постоянной активности надстройки (государства и права в особенности).

Марксистский взгляд на классовый характер права производен от исто рико-материалистического понимания природы социальных классов и их взаимодействия. Благодаря этому пониманию делается очевиднее укоренен ность права в «материальных жизненных отношениях», нагляднее проступает объективная общественная потребность в нем на некоторых этапах истории, яснее становятся закономерности происходящих в нем изменений и т.д. Клас совая общественно-экономическая формация, согласно марксизму, непремен но передает юридической надстройке качество классовости, в котором заклю чено два ряда свойств: а) абстрактные, общие моменты, характеризующие всякое право, к которым относятся обусловленность факта существования по литической и юридической надстройки наличием социальных классов, опре деляемость формы права процессами взаимодействия классов, зависимость способов реализации права от соотношения классовых сил и т.д.;

б) свойства, порождаемые конкретно-исторической спецификой определенной классовой формации, в числе которых тип связи законодательной, исполнительной и су дебной властей (если таковые как-то разграничены), порядок нормотворчест ва, средства обеспечения соблюдения официальных предписаний и т.п.

В марксизме классовая борьба выступает одной из важнейших законо мерностей бытия общества, расколотого на антагонистические классы. Ничто сколько-нибудь существенное в социальной жизни такого общества (тем бо лее линия поведения господствующего класса, природа права и т. п.) не может быть объяснено и понято вне контекста классовой борьбы. В значительной мере из-за нее аппарат государства оказывается учреждением, легитимно осуществляющим целенаправленное насилие в обществе.

К сильным сторонам марксистского учения можно, отнести, следующие положения: а) экономика является важным фактором в развитии общества в целом и играет важную роль в процессе происхождения права;

б) возникновение и существование права вызвано необходимостью норматив ного регулирования общественных отношений в неоднородном обществе;

в) право тесно связано с классовыми интересами, состоянием классовой борь бы в тот или иной период развития общества;

г) окружающий человека мир является порождением его практической деятельности, поэтому возможно не только познание закономерностей возникновения и развития тех или иных яв лений, но и целенаправленное воздействие на них.

Спорными выступают следующие положения марксистской теории пра ва: а) необоснованное преувеличение значимости экономических факторов развития общества, игнорирование других факторов;

б) преувеличение клас совых начал в сущности права в ущерб общечеловеческим принципам;

в) преувеличение значимости принуждения и насилия в праве;

г) отсутствие в марксизме цельной правовой теории;

д) правовой нигилизм, тезис о неизбеж ном отмирании права вместе с государством;

е) позитивизм марксистских взглядов.

Марксисткая классовая теория получила развитие в трудах представите лей большевизма. Наиболее значительными и типичными выразителями идеологии большевизма были В.И. Ленин, Н.И. Бухарин, И.В. Сталин.

Владимир Ильич Ленин (Ульянов) опубликовал множество работ самого разного жанра по вопросам политики, власти, государства, наиболее важные среди «Что делать?», «Империализм как высшая стадия капитализма», «Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции», «Пролетарская революция и ренегат Каутский», «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

Положение марксизма о классово-волевом содержании права было пе ренесено Лениным на формирующееся советское право. Утверждалось, что в обществе, где отсутствуют антагонистические классы, в праве выражается во ля всех дружественных классов и слоев общества, руководимых рабочим классом. Тем самым подтверждалась идея, что классовость права есть его по стоянный объективный признак.

Конкретизируя положения Маркса, Ленин писал, что на первой фазе коммунистического общества буржуазное право отменяется не вполне, а лишь отчасти, в меру уже достигнутого экономического переворота, т.е. лишь по отношению к средствам производства. Буржуазное право признает их частной собственностью отдельных лиц;

а социализм делает их общей собственно стью, и только в этой части буржуазное право отпадает. Но оно остается в своей другой части: в качестве регулятора распределения труда и распределе ния продуктов между членами общества.

Такой недостаток В.И. Ленин считает неизбежным в первой фазе ком мунизма (после свержения капитализма), ибо люди сразу не научатся работать на общество без всяких норм права, поскольку для этого нет необходимых экономических условий. Других же норм, кроме буржуазного права, нет. Пра во отмирает полностью тогда, когда общество осуществит правило: «от каж дого по способностям, каждому по потребностям», то есть когда люди на столько привыкнут к соблюдению основных правил общежития и когда их труд будет настолько, производителен, что они добровольно будут трудиться по способностям.

Таким образом, в соответствии с марксистско-ленинской концепцией в основе возникновения права, его функционирования и неизбежного отмира ния лежат классово-экономические причины.

Классовая теория ограничивает жизнь права (как и государства) истори ческими рамками классового общества. Она считает, что право – исторически преходящее явление, которое необходимо обществу лишь на определенном этапе его развития. С исчезновением классов оно полностью утратит свою со циальную ценность.

Марксистско-ленинская теория утверждает, что право – явление, произ водное от государства, в полной мере определяемое его волей. Провозглашая примат государства над правом, марксизм вступает в противоречие с теорией правового государства, которая не отрицает ведущей роли в правотворчестве, однако считает, что само государство должно подчиняться законам, а не сто ять над ними.

Несомненной заслугой марксистской теории является вывод о том, что право не может быть выше, чем экономический и культурный строй общест ва. Тем не менее, ее понимание права ограничено классовым обществом, в ко тором государство является единственным творцом права, отвергающим есте ственные права человека и его активное участие в формировании правовой жизни общества.

Постулат марксизма о праве как «равном масштабе по отношению к не равным людям» в условиях частной собственности «неравном масштабе к различным людям» в условиях общественной собственности подтвердился только в своей первой части. Отношения, возникающие на основе всеохваты вающей общественной (обезличенной) собственности, превращаются в то тальное нивелирование человеческих интересов, регулирование которых не возможно посредством правовых законов. Право при таких экономических условиях превращается в свой антипод. Оно становится главным препятстви ем на пути удовлетворения индивидуальных интересов личности.

Из представлений о ненаучном характере юридических идей и самого права вытекала задача свертывания права. Применением марксистско ленинского положения о существенном изменении характера права в пере ходный период и логическим распространением на область права существен но важных положений теории диктатуры пролетариата был вывод об установ лении в Советской России пролетарского права. Однако, считалось, что про летарское право есть лишь отмирающее буржуазное право, что социалистиче ская революция берет курс на свертывание правовой формы.

Внедрение в науку категории пролетарского права явилось заметным явлением в марксистско-ленинской правовой науке. Эта категория отразила революционный переворот в праве, выразила новое качество и классовую сущность советского права, ориентировала на научную разработку специфи ческих свойств нового права и познания закономерностей развития права по сле социалистической революции.

Учение марксизма-ленинизма о пролетарской государственности и пер спективах развития права после социалистической революции для разработки категории пролетарского права применил М.Ю. Козловский, раскрывший по нятие пролетарского права аналогично данной В.И. Лениным характеристике нарождающегося пролетарского государства как государства не в собствен ном смысле слова.


Отсутствие в марксистском учении о государстве и праве цельной пра вовой теории, что принято обычно относить к его недостаткам, в конечном итоге обернулось благом для советской юридической науки, поскольку это обстоятельство предоставляло известную свободу, позволяло произвольно толковать отдельные высказывания классиков о праве и тем самым обосновы вать совершенно разные концепции правопонимания. Марксистское учение в этой своей части порождало идеологический плюрализм, благоприятствовало разработке проблемы правопонимания и способствовало в целом становлению советской теории права. Советской юридической науке удалось успешно пре одолеть один из наиболее значительных тормозов на пути ее развития – марксистский тезис об отмирании права вместе с государством. Фактически марксистская теория была скорректирована, дополнена учением о новом типе права – социалистическом.

Победа социализма, официально провозглашенная Конституцией СССР 1936 г., потребовала нового осмысления проблем государства и права с учетом постулатов доктрины и реалий практики.

В этих условиях Пашуканисом в 1936 г. была выдвинута концепция «социалистического права». Открещиваясь от своей прежней позиции, от концепции «буржуазности» всякого права и т.д. как «антимарксистской путаницы», он начал толковать советское право как право социалистическое с самого начала его возникновения.

Концепция «социалистического права» в условиях победы социализма (на путях насильственной коллективизации, ликвидации кулачества и вообще «капиталистических элементов» в городе и деревне и в конечном счете полной социализации средств производства в стране) была естественным продолжением представлений о наличии какого-то небуржуазного (пролетарского, советского) права.

В истории советской юридической науки и формирования официального советского правопонимания особое место занимает Первое Совещание по вопросам науки советского государства и права (16 – 19 июля 1938 г.), где была предпринята следующая попытка усиления позиций юридического позитивизма. Его организатором был подручный Сталина на «правовом фронте» А.Я. Вышинский, тогдашний директор Института права и одновременно Генеральный прокурор СССР.

Цели и задачи совещания состояли в том, чтобы утвердить общеобяза тельную единственно верную марксистско-ленинскую сталинско большевистскую генеральную линию в юридической науке, с этих позиций переоценить и отвергнуть все направления, подходы и концепции советских юристов предшествующего периода в качестве враждебных, антисоветских, антимарксистских, антиленинских и т.д., дать решающие установки и офици альное правопонимание на будущее.

В докладе А.Я. Вышинского и была дана формулировка общего опреде ления права: «Право – совокупность правил поведения, выражающих волю господствующего класса, установленных в законодательном порядке, а также обычаев и правил общежития, санкционированных государственной властью, применение которых обеспечивается принудительной силой государства в це лях охраны, закрепления и развития общественных отношений и порядков, выгодных и угодных господствующему классу».

Стремясь к не промедлительному и однозначному решению самого фундаментального, сложного и глубокого вопроса юридической науки – «Что есть право?» – А.Я. Вышинский указал на «бессилие буржуазной правовой науки» не выработавшей «единства в понимании самого содержания права».

Причину этого он видел в неверных способах и приемах познания, а именно, в превалировании сугубо юридического метода, который, по своей сути, носит чисто логическое свойство, ориентирован на абстрактный, умозрительный анализ явлений и отвлечен от действительного бытия последних. В результате негативной оценки буржуазных правовых воззрений на дефиницию права А.Я. Вышинский предлагает свое определение указанного явления. В данном контексте обращает на себя внимание тот факт, что понятие права, данное К. Марксом, не было «взято на вооружение» советскими специалистами.

Можно предположить, что подобная ситуация обусловлена в том числе и тем, что К. Маркс определял именно буржуазное, а не коммунистическое право.

Право государства диктатуры пролетариата для него, по своей сути есть лишь несколько модифицированная вариация права капиталистического типа.

Одобренное Совещанием 1938 г. определение права жестко предопре деляло характер, цели, задачи и направления последующего развития не толь ко теории права и государства, но и всех отраслевых юридических дисциплин.

На базе и в рамках унифицированного правопонимания должна была быть в соответствии с новыми политико-идеологическими установками построена приведенная в состояние единомыслия подлинная марксистско-ленинская наука о государстве и праве. Однако определение права, данное А.Я. Вышин ским не принадлежало в полном смысле к марксистской теории. В действи тельности его можно считать классовым вариантом нормативной теории, в чем позже его неоднократно упрекали.

Определение права 1938 г. и соответствующее правопонимание стало на все последующие годы официальной и общеобязательной позицией и пара дигмой для всей советской юридической науки, а все отклонения от нее счи тались представителями официальной науки до конца 1980-х гг. отходом от канонизированного марксистско-ленинского учения о государстве и праве.

Однако, при всех недостатках предложенного А.Я. Вышинским опреде ления понятия права нельзя не признать, что придание позитивистскому под ходу к правопониманию статуса официального в целом способствовало пре сечению царивших в советском обществе нигилистических настроений в от ношении права как реально существующего и, главное, необходимого явления окружающей действительности, символизировало собой успешное заверше ние «битвы за право».

Таким образом, формирование официального советского правопонима ния обладает рядом особенностей. Во-первых, на его доктринальное обосно вание оказала решающее влияние официальная марксистско-ленинская идео логия. Во-вторых, интерпретация А.Я. Вышинского марксистского положения о буржуазном «равном праве» при социализме полностью игнорирует своеоб разие и специфику права. В-третьих, сложившееся правопонимание после Со вещания 1938 г. приобрело официальное значение для развития как теорети ческой мысли в советской юридической науке, так и юридической практики.

Идеологически-конвенционно установленное определение права А.Я.

Вышинского стало основой советского типа правопонимания, «монотеизм»

которого обусловлен публично-политическими, а не специально мировоззренческими мотивами. Отнесение данного определения к сугубо нормативной области представляется ошибочным, так как в интерпретации его создателей из сферы права не исключались и внестатутные юридические источники, в частности, признавалось специально-регламентационное воздей ствие на общественное взаимодействие неписанных форм. Вопрос о системе права также изначально был предложен к разработке в нескольких направле ниях («горизонтальном» и «вертикальном») и в контекстных рамках конкрет но-исторической правовой среды, что свидетельствует об отсутствии универ сализма в данном направлении В это время официальная теория исходила из следующих принципиаль ных моментов: а) право есть воля господствующего класса;

б) содержание этой воли предопределяется экономическими факторами, материальными ус ловиями существования данного класса;

в) выраженная в праве классовая во ля возведена в закон, т. е. определенным образом оформлена, объективирова на в системе норм или правил поведения;

г) право трактуется не просто как совокупность норм, а как их система;

д) право неразрывно связано с государ ством, исходит от государства и обеспечивается его принудительной силой, только государство устанавливает или санкционирует юридические нормы;

е) право отождествляется с законом, законодательством;

ж) правоотношение понимается как общественное отношение, урегулированное правовой нормой, оно представляет собой внешнее по отношению к правовым нормам и, следо вательно, самому праву, не совпадающее с ним явление, ту основную форму, в которой реализуются, осуществляются, претворяются в жизнь правовые нормы;

з) субъективное право возникает на основе объективного права, про изводно от него.

Следует признать, что официальная правовая теория сыграла важную историческую роль в деле противостояния нигилистическому отношению к праву, характерному для постреволюционного периода, а значит, в опреде ленной степени (насколько возможно было в данных историко-политических обстоятельствах) способствовал наведению порядка в стране, обеспечению законности. Возможно, если бы он не навязывался столь искусственно, не предлагался как единственно верный, он не воспринимался бы многими уче ными так критично впоследствии.

Официальная правовая теория дает наиболее четкое представление о праве, позволяя отграничивать его, с одной стороны, от других нормативных регуляторов в обществе – морали, религии и пр., а с другой стороны – от про цесса его реализации, осуществления. Он служит серьезной теоретической основой в деле обеспечения законности и правопорядка в стране, задает опре деленные ориентиры для законодателя и правоприменительных органов.

В то же время официальная правовая теория не была свободна и от не которых недостатков. Внимание ее сторонников было сосредоточено пре имущественно на исследовании имеющихся правовых норм, законодательст ва, право изучалось само по себе, в отрыве от иных элементов правовой над стройки общества. Кроме того, не уделялось должного внимания механизму действия правовых норм, проблеме их практического воплощения, реализа ции, достижения целей, поставленных законодателем. Слабо исследовалась проблема факторов, влияющих на процесс формирования права, игнорирова лось так называемое неюридическое, дозаконодательное, донормативное пра во. Далее, акцентировалось внимание только на одной стороне права – его нормативности, что, безусловно, не могло дать полного представления о праве как сложном, многогранном, многоаспектном, развивающемся явлении. На конец, в качестве недостатка официального правопонимания можно выделить, что в ряде случаев он может фактически служить оправданием произвола, по скольку правом охватываются любые законодательные установления, даже несправедливые по своей сути.


Таким образом, можно сделать вывод, что в советской юридической науке произошла существенная трансформация классовой теории права, кото рая в значительной степени была соединена с нормативизмом. Поэтому при менительно к советскому правопониманию следует говорить о нормативном варианте классовой теории права.

4.2.3. Историческая школа права Историческая школа права зародилась и получила развитие в Германии на рубеже XVIII – XIX вв. Она явилась негативной реакцией на распростране ние теории естественного права как идеологического оружия революционной буржуазии. Историческая школа права выступала в защиту феодальных по рядков, против преобразования существующих отношений с помощью нового законодательства, объясняя это тем, что право, складываясь исторически, оп ределяется «народным духом». «Народный дух» - это особенности правосоз нания нации. Главный фактор, влияющий на него - это исторические условия, в которых народ возникает и формируется. «Народный дух» не способен к са моразвитию. Отсюда следовало, что важнейшим источником права являлся обычай.

Основателем исторической школы права был профессор права в Геттин гене Густав Гуго (1764 - 1844 гг.), подвергший острой критике теорию естест венного права и договорного происхождения государства по ряду оснований:

- договора о создании государства никогда не было - все государства и учреждения возникали и изменялись другими путями.

- общественный договор практически невозможен - миллионы незнако мых людей не могут вступить в соглашение и договориться о вечном подчи нении учреждениям, о которых они судить еще не могут, а также о повинове нии еще не известным людям.

- теория общественного договора вредна - никакая власть не будет прочной, если обязанность повиновения зависит от исследования ее историче ского происхождения из договора.

- власть и право возникли по-разному. Они не соответствует разуму, признаются не безусловно, а только временно правомерными. Однако то, что признано или признавалось множеством людей, не может быть совершенно неразумно.

- право возникает из потребности разрешения споров.

Гуго сравнивал право с языком и нравами, которые развиваются сами по себе, без договоров и предписаний, от случая к случаю, потому что другие го ворят или делают так, и к обстоятельствам подходит именно это слово, прави ло. Право развивается так, как правила игры (шахматы, бильярд, карты), где на практике часто встречаются ситуации, не предусмотренные поначалу уста новленными правилами. Право складывается из обычаев, возникших и полу чивших признание в среде народа. Обычаи имеют преимущество перед зако ном тем, что они общеизвестны и привычны. В отличие от обычаев существу ет множество законов и договоров, которые никогда не выполняется.

Взгляды Г. Гуго были развиты Фридрихом-Карлом фон Савиньи (1779 – 1861). Именно Савиньи сформулировал понятие «народный дух». Он писал о несвоевременности кодификации права в Германии.

Через призму понятия «народный дух» Савиньи выделил этапы истори ческого развития права:

- Младенчество. На этом этапе право только формируется. На этом эта пе у человека отсутствуют представления об абстрактной норме и восприятие права носит характер веры.

- Юность. Для развития права это время творческого порыва. В особую группу выделяются юристы, которые действуют в союзе с народом. Право создается разумным, целесообразным.

- Зрелость. Усложнение политической и экономической жизни и разви тие культуры приводит к усложнению права. Возникает необходимость про фессиональной квалификации. Окончательно формируется правовая наука и правовая система. Право становится более искусственным, но не утрачивает связь с народной жизнью. Юристы превращаются в особую замкнутую касту.

- Старость. Творческие порывы народа угасают, в праве господствует закон, не создаётся уже ничего нового. Право живёт за счет старых норм, нет нового. Народный дух умирает и на его месте возникает новый народ и новая правовая система. Преемственности между разными народами быть не может.

Историческая школа поставила вопрос о возможности преемственности современного права и права предшествующих эпох, что необходимо учиты вать в практической деятельности. Под влиянием исторической школы права естественное право перестало восприниматься как универсальный образец, как основа формирования позитивного права. В значительной степени это обусловило переход от разработки новой правовой доктрины к систематиза ции имеющихся нормативных правовых актов и правовых норм.

4.3. Социология права в XX веке В западных социологических теориях XX в. изучению правовой сферы нередко отводится значительное место. Приведем лишь ряд правовых про блем, которые рассматривались в рамках общесоциологической теории: исто рическая эволюция форм права, взаимоотношения права и других сфер обще ственной жизни, социальные предпосылки автономии правовой сферы. В тео ретической разработке всех этих проблем принимали участие М. Вебер, П. Бурдье, Р. Паунд, Т. Парсонс, представляющие немецкую, французскую и американскую социологические школы. Обращение к их идеям представляет ся необходимым условием любого обсуждения теоретической проблематики социологии права.

4.3.1. М. Вебер и немецкая социология права Согласно представлениям Вебера, предметом социологии права являют ся социальные действия, рациональный смысл которых обусловлен содержа нием правовых норм. В отличие от юриспруденции, исследующей объектив ный смысл норм права, социология права изучает их субъективный смысл, тот, который индивиды кладут в основу своих действий. Для Вебера правовое явление принципиально отлично от нравственного и морального. Оно связано с феноменом господства и образует особое явление – «легитимный порядок»

общества. Легитимный порядок организует относительное единообразие со циального поведения людей благодаря тому, что обладает «значимостью», смыслом, доступным пониманию. Такая значимость порядка, согласно Вебе ру, может быть эмпирической и нормативной. Нормативная значимость – это объективный смысл порядка, выраженный в нормах права. Объективность нормативной значимости подразумевает общеобязательность правовых норм для всех людей. Эмпирическая значимость порядка гораздо шире, поскольку включает в себя все субъективные смыслы, вкладываемые в него индивидами.

Именно эмпирическая значимость порядка составляет предмет понимающей социологии права.

Легитимный порядок, согласно Веберу, сохраняется и поддерживается внешними и внутренними гарантиями. К внутренним гарантиям он относит эмоциональную приверженность порядку, рациональная убежденность в необ ходимости нравственных ценностей, религиозную вера в священность именно такого порядка. Внешнюю гарантию составляют условность и право. Услов ность – это угроза санкций общественного мнения в случае нарушения поряд ка. Право является гарантией сохранения порядка благодаря системе прину ждения и наличию специального контингента людей, профессионально занятых охраной порядка. Реальность права, представленная в отношениях господ ства, развивается исторически в направлении от иррационального к рацио нальному. Об этом говорит тот факт, что правовой персонал архаических об ществ принадлежал к иррациональному типу (фараон, шаман), а правовой пер сонал современного общества – к типу рациональному (юрист, менеджер, обра зованный политик).

Современная немецкая социология права под влиянием взглядов Франкфуртской школы перешла на постмодернистские позиции. Как отмечает современный исследователь западной социологии права Е.В. Масловская, с 1970-х гг. до конца ХХ в. ситуация в немецкой теоретической социологии в значительной степени определялась противостоянием теорий Ю. Хабермаса и Н. Лумана. Характерно, что оба этих ученых разработали получившие широ кое признание социально-правовые теории. Однако теория Лумана, основан ная на синергийной парадигме, в большей степени относится к постмодерни стскому правопониманию и будет рассмотрена в соответствующей теме. Здесь же мы обратимся к анализу взглядов Юргена Хабермаса.

Хабермас, анализируя историческое развитие правовой системы запад ных обществ, отмечает, что в ходе него сфера действия права постоянно рас ширяется, правовое регулирование социальных отношений становится все бо лее детальным. Этот процесс, по его мнению, проходит несколько стадий.

Первоначально в европейских абсолютных монархиях возникает монополия государственной власти на легитимное физическое насилие и формируется законодательство, благоприятствующее развитию рыночной экономики. Затем буржуазное конституционное государство XIX в. обеспечивает защиту инди видуальных прав и свобод своих граждан. С распространением демократиче ских институтов граждане получают возможность участия в политической жизни. Наконец, в ХХ в. государство всеобщего благосостояния дает гарантии социальных прав. Согласно Хабермасу, указанные тенденции свидетельству ют о противодействии жизненного мира автономному функционированию политических и экономических институтов.

Хабермас задается вопросом о том, на чем основывана легитимность правовых норм в современном обществе. По его мнению, в рационализиро ванном «посттрадиционном» обществе социальная интеграция возможна лишь посредством коммуникативного взаимодействия, ориентированного на достижение взаимопонимания между индивидами. Как полагает Хабермас, право играет исключительно важную роль в обеспечении такой интеграции.

С точки зрения Хабермаса, современная правовая система с необходи мостью предполагает демократическое устройство общественной жизни. Он стремится продемонстрировать, что существует «внутренняя взаимосвязь, а не просто случайное историческое совпадение между правлением закона и демократией». Правовые нормы должны быть приняты гражданами как леги тимные, что предполагает возможность влияния граждан на формирование этих норм. Легитимность правовых норм может быть обеспечена лишь демо кратическими процедурами.

4.3.2. Французская социология права Начало современного этапа в развитии французской социологии права приходится на 1960-е гг. При этом значительную роль в институционализации социологии права сыграли работы юристов, обращавшихся к социологиче ской проблематике. Современная французская социология права может быть представлена именами крупнейших французских социологов: Жоржа Гурвича и Пьера Бурдье.

Социология права Гурвича является продолжением его общесоциологи ческих исследований. Он рассматривает ее как часть «социологии человече ского духа». Роль социологии права в его концепции очень велика: она изуча ет всю социальную действительность. Особенностью подхода Гурвича явля ется расширенное понимание как самого феномена права, так и социологии права как науки. Последняя изучает всю совокупность социальных институ тов, норм поведения, принятых обществом символов, ценностей, идеалов, коллективных предрассудков.

Согласно представлениям Гурвича, социология права возникает на поч ве разрыва между правовыми нормами и непосредственной правовой жизнью общества. Гурвич подразделяет социологию права как науку на несколько специализированных отраслей, каждая из которых имеет свой самостоятель ный предмет исследования. Так, систематическая социология права изучает функциональные отношения, сложившиеся между живой социальной реаль ностью и правом, выявляет связи, возникающие между конкретными соци альными союзами, коллективами и ассоциациями, с одной стороны, и кон кретными областями права – с другой. Правовая типология групп исследует правовые предписания, адресованные отдельным социальным группам. Гене тическая социология исследует происхождение и развитие социальных тен денций, определяющих содержание и функционирование правовых норм в обществе. Социальная природа права для Гурвича проявляется в том, что пра во творится непосредственно социальной жизнью. Субъектом правотворчест ва являются все социальные институты. Их функциональное саморегулирова ние в социальном процессе и порождает правовые нормы. Право рождается из нормативного факта. Это важное в правовой концепции Гурвича понятие объ ясняет механизм возникновения права из социального как такового. В пони мании Гурвича эти «спонтанные нормативные факты» выполняют нормотвор ческую функцию. Поскольку нормативных фактов множество, в обществе од новременно сосуществует множество правовых систем. Этот плюрализм слу жит фактором поддержания диалектического состояния равновесия или на пряженности между противоположно ориентированными социально политическими силами, в первую очередь между государством и негосударст венными образованиями. Поскольку происхождение и функционирование права плюралистично, в концепции Гурвича государство не имеет исключи тельной роли как правотворческий институт. Право порождается коллектива ми людей, обществом, а не государством, и может обойтись без государства.

Гурвич считает, что социальное право существует как бы помимо государства и выполняет задачу стихийно сложившегося регулятора социального дейст вия, агента социальной интеграции, стимула к сотрудничеству между людьми.

Наряду с социальным правом, согласно Гурвичу, существует индивидуальное право, основанное на взаимном недоверии и в силу этого выступающее как фактор разъединения людей.

Таким образом, в учении Гурвича понятие права выступает в неизмери мо более широком понимании по сравнению с традиционным. Такое расши рение концептуальных границ права, с одной стороны, приближается к их размыванию, с другой же – позволяет в правовом ракурсе исследовать почти все конкретные социальные явления, что само по себе составляет значитель ный эвристический потенциал социологии права Гурвича.

Значительный интерес для социологии права представляет теория соци ального поля Пьера Бурдье. Согласно Бурдье, юридическое поле, являющееся составной частью социального поля, представляет собой арену борьбы за мо нополию на толкование закона. Эта борьба ведется между агентами, обла дающими профессиональной компетентностью, которая заключается в обще ственно признанной способности интерпретировать свод текстов, закрепляю щих легитимное видение социального мира.

Юридический текст, подобно религиозному, философскому или литера турному, оказывается ставкой в борьбе по причине того, что толкование явля ется одним из способов присвоения потенциально содержащейся в нем сим волической власти. Но при этом существуют объективные ограничения, кото рые накладываются на соперничество между интерпретаторами юридических текстов. Такие ограничения связаны с тем, что судебные решения «должны представать как единственно верный результат правильной интерпретации текстов, чья легитимность не подлежит сомнению».

Бурдье указывает на необходимость выявления связи между позициями агентов в символической борьбе и их положением в системе разделения труда в рамках юридического поля. Вместе с тем он подчеркивает тот факт, что но сители различных форм юридического капитала дополняют друг друга, не смотря на конкуренцию между ними.

Формирование юридического поля, по мнению Бурдье, предполагает установление границы между носителями юридического капитала и непро фессионалами. Последние могут выступать лишь клиентами специалистов, обладающих необходимой квалификацией. Образование юридического поля невозможно без установления монополии профессионалов на производство и коммерциализацию той особой категории товаров, какой являются юридиче ские услуги. Юридическая компетенция представляет собой специфическую власть, позволяющую контролировать доступ в юридическое поле, определяя, какие конфликты заслуживают того, чтобы туда войти, и в какую форму они должны быть облечены, чтобы приобрести статус собственно юридических прений. Согласно Бурдье, профессионалы создают потребность в своих услу гах, «преобразуя проблемы, выраженные на обычном языке, в юридические проблемы посредством их перевода на язык права и заранее предлагая оценку шансов на успех, как и последствий выбора той или иной стратегии. Нет со мнений, что при конструировании конфликтов ими движут финансовые инте ресы, но также их этические или политические диспозиции, т. е. принцип со циальной близости с клиентами». Кроме того, существуют специфические ин тересы представителей юридической профессии, которые определяются через их взаимоотношения с другими специалистами и актуализируются в ходе су дебного заседания.

С одной стороны, Бурдье подчеркивает противоречия, возникающие внутри юридического поля между обладателями различных форм юридиче ского капитала. С другой стороны, он отмечает сходство в социальном поло жении и взглядах обладателей юридического капитала и носителей политиче ской и экономической власти. Как полагает Бурдье, «не слишком велика доля вероятности того, что выбор, который должны поминутно осуществлять спе циалисты права между различными интересами, ценностями и мировоззре ниями, окажется не в пользу власть имущих, поскольку этос юридических агентов, лежащий в его основе, и имманентная логика юридических текстов, цитируемых с целью его обоснования и подкрепления, согласуются с интере сами, ценностями и мировоззрением доминирующих групп».

4.3.4. Социология права США Развитие социологии права в США имеет свои особенности. Это касает ся как методологии и методики применения социологии к праву в целом, так и к изучению его отдельных направлений. Прежде всего, исследователями этой страны предприняты усилия по обновлению методологии науки, решению на копившихся в ней вопросов и стремлению внедрить современный исследова тельский инструментарий. Это привело к значительным успехам в распро странении конкретно-социологических исследований в области криминоло гии, конфликтологии, а также в сфере изучения факторов законодательной, судебной и административной деятельности. Характерно, например, что в границах социологии права в проводимых исследованиях основательно ана лизируется деятельность в стране присяжных заседателей, зависимость судей ского решения от психического состояния судьи, его настроения, влияние со циального происхождения судей на выносимые решения, поведение работни ков полицейских органов, социальное происхождение юристов в США, стиль их деятельности.

Наряду с подобными исследованиями, в США активизируется деятель ность ученых в области внедрения в социально-правовые процессы таких подходов как системно-структурный, структурно-функциональный, логико семантический, социально-психологический и т.п. Данная картина особенно характерна для современного американского общества, в котором научные выкладки в значительной мере носят прикладную направленность. Зачастую они проводятся по заказам государственных структур, а также частных учре ждений и фирм, преследуя цель решения вполне конкретных задач.

Отличительной чертой правовой теории США является ее плюрализм.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.