авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«ИНСТИТУТ Скоробогатов А.В. ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА Современные концепции правопонимания ...»

-- [ Страница 6 ] --

Более удачно в свете «широкого» правопонимания применяет систем ный подход Г.В. Мальцев. Также рассматривая право как нормативно регулятивную систему общественных отношений, он включает его в единую социо-нормативную культуру общества, состоящую из всех нормативных ре гуляторов (морали, обычаев, религии и др.), причем упорядочивание общест венных отношений осуществляется при тесном взаимодействии и взаимо влиянии этих равных по значимости систем. Каждая из них состоит из струк турных элементов – норм, отношений и идей. Их взаимодействие в системе права в понимании Мальцева в целом сходно с вышеприведенным вариантом, хотя механизм влияния правовых идей на правовые нормы он понимает шире, чем просто добровольное государственное опосредование – по его мнению, правовые идеи действуют непосредственно через «механизмы институциали зации». Иначе говоря, государство в этой концепции перестает быть единст венным источником правовых норм, а нормы – единственной субстанцией права. Но, тем не менее, как уже отмечалось выше, Мальцев считает нужным рассматривать нормы как центральное звено правовой системы, так как этати стский нормативизм он считает, как уже отмечалось выше, наиболее органич ным для российского правового менталитета вариантом правопонимания.

Одним из современных сторонников широкого понимания права как со вокупности норм, идей и отношений является также В.В. Лазарев. Однако, в отличие от Г.В. Мальцева, он видит эти элементы скорее не как целостную систему, а как различные формы проявления права. Тем не менее, он тоже де лает аналогичный вывод о том, что сторонники классических типов правопо нимания, абсолютизируя одну из этих форм, не могут адекватно отразить природу права. Поэтому в своей теории В.В. Лазарев просто сводит основные положения различных подходов к праву в относительно непротиворечивом его определении, отмечая, что абсолютно неприемлемых или, наоборот, абсо лютно необходимых признаков права вообще не существует. Основываясь на этих посылках, он дает дефиницию, согласно которой право есть совокуп ность признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защи той нормативов равенства и справедливости, регулирующих борьбу и согла сование свободных воль в их взаимоотношении друг с другом. По сути, фор мальные признаки права (обеспеченные официальной защитой нормы) здесь взяты из позитивистского варианта правопонимания, а содержательные (мера свободы и справедливость) – из естественно-правового в его современном «либертарно-юридическом» истолковании. Сущность же права, по В.В. Лаза реву, выражается в общей воле, понимаемой как компромисс, отражающий единую коллективно-сознательную направленность общества, признаваемый государством и потому выступающий общеобязательным критерием правово го поведения (категория, аналогичная «государственной воле общества» в нормативной теории М.И. Байтина).

Более гибкий вариант широкого правопонимания разрабатывает Д.А. Керимов. По его мнению, «право – исторически сложившаяся волевая система принципов, норм и действий, обусловленных общественными отно шениями и регулирующих эти отношения в целях установления правопоряд ка, обеспечиваемого различными средствами, в том числе силой государст венного принуждения». Делаа упор на действенность права как форму его существования, на его триединую природу и прямую зависимость от условий жизни общества, в качестве сущности права он выделяет волю. Однако при этом главным он считает не компромиссное ее содержание, а то, что она во площает собой сам механизм перехода от позитивного права к праву субъек тивному, от правовой статики к его динамике. При таком объяснении система права выглядит более органично.

Кроме того, по иному в этой концепции предстает и разделение права на «должное» и «сущее». Как видно из определения права, на уровне «должного»

оказываются и такие ненормативные в традиционном понимании феномены, как правовые принципы (правосознание и направления правовой политики) и правовые индивидуальные предписания. Это положение твердо устанавливает автономию права и отсутствие его непосредственной зависимости от государ ства. Можно сказать, что этот подход свободен от этатистско нормативистского видения права, однако следует отметить, что он не дает возможности четко отграничить право от других социальных регуляторов.

Обоснование именно социальной сущности права поставил своей целью и Р.З. Лившиц. Согласно его определению, «право – это система обществен ного порядка, основанная на учете интересов различных слоев общества, их согласии и компромиссах». Однако это понимание права оказывается далеким от социологического варианта при его последующем уточнении: «понимание права как общественного согласия, социального компромисса обуславливает понимание государства как его институциональной основы». Конечно, Р.З. Лившиц признает, что не все законы являются правовыми, однако без го сударственного обеспечения право, с его точки зрения, не сможет существо вать, так как потеряет необходимые качества нормативности и общеобяза тельности. Критерии же правового содержания законов правовед обосновыва ет через «широкое» определение права: «право – это определенная гумани стическая идея, нормативно закрепленная и реализованная в жизни». При этом такую идею, имманентную праву, он усматривает в справедливости, вы раженной в таком соответствии прав и обязанностей правовых субъектов, ко торое порождает удовлетворенность большинства членов социума найденным таким образом компромиссом, а общественные отношения Р.З. Лившиц пред ставляет как среду, где рождаются правовые идеи и нормы, и как показатель их действенности. Однако введение в данную теорию этих гуманистических идей, как и в большинство вышеописанных концепций, оказывается доста точно искусственнным, поскольку бытие права и здесь оказывается неразрыв но связанным с государством.

Близкую позитивизму правовую концепцию предлагает также Л.И. Спиридонов. По его мнению, главной функцией права является «закреп ление или запрет тех или иных поведенческих образцов в сфере обменных от ношений», которые, в свою очередь, представляют собой основные связи, по зволяющие существовать обществу. Отсюда вытекает уже известный тезис о том, что право есть нормативное средство самоорганизации и самосохранения общества, а государство – механизм, созданный обществом для поддержания собственной жизнеспособности через обеспечение реализации права. Таким образом, право как порождение синергетической системы общества обладает признаками нормативности, общеобязательности и обеспечения возможно стью государственного принуждения. От классичесского нормативизма этот подход отличается тем, что система норм здесь является исключительно функциональным, а не самодовлеющим образованием.

Как и Р.З. Лившиц, Л.И. Спиридонов считает, что право не существует вне государственной обеспеченности, а следовательно, и вне его установле ний. В связи с этим он тоже предъявляет функциональное и содержательное требование к закону: во-первых, закон должен «правильно отражать законо мерности и тенднции социальной эволюции», а, во-вторых, определять «рав ную меру свободы правовых субъектов» (критерии либертарно-юридической теории). В целом эту теорию можно охарактеризовать как социолого нормативистскую.

Тема 6. Особенности постмодернистского правопонимания 6.1. Общие тенденции постмодернизма в правовой науке Сегодня классическая наука, основанная на классическом рационализме и детерминизме европейского метафизического типа, характеризуется струк турным кризисом. Как следствие, возникает постмодернисткая научная про блематика. Постмодернистсткое мышление оказывает значительное воздейст вие на правопонимание и оценку его современного кризиса. Для целей проек ции в правовую науку его компоненты могут быть представлены как: методо логически – деконструкция классических научных моделей и децентрация субъекта в этих моделях, предметно – отказ от центрирующего моделирова ния по метафизическому принципу, переход к сложным самоорганизующимся системам;

политически – привлечение внимания к меньшинствам (расовым, тендерным, культурным);

репрезентативно – отказ от абстрактности научного мышления и его отчужденности от человека, придание практического смысла научным разработкам.

Полями воздействия постмодернистской парадигмы на правопонимание являются: 1) методологическое критическое основание – деконструкция и де центрация, разрушающие классические представления о структурах и сущно стях феноменов;

полагающие переход к изучению «слоев», частных сторон вещей;

категории ризомы, диспозитива, дискурса, эпистемы, власти, генеало гии, текста, субъекта, нарратива;

2) новые предметности, для исследования которых формируются позитивные методологические дисциплины – синергетика, семиотика, эпистемология, герменевтика, феноменология.

Частью общенаучного методологического кризиса является кризис юридической науки и юридического мышления. Юридические науки в силу использования метафизической методологии не способны осуществить теоре тический «прорыв» за множественность эмпирически наблюдаемых граней исследуемых явлений, вовлечь в классические модели и объяснить новые факты. Самое яркое на сегодняшний день проявление этого кризиса – неопределенность понимания юридической наукой своего предмета – права, и невозможность сформировать и репрезентовать на современном научном языке качественное теоретическое понятие права. В XX в. становится очевид но, что таким образом понимаемые сущности являются ничем иным, как по рождением центрирующего сознания европейской культуры, и в действитель ности они глубоко отчуждены от реальных процессов функционирования и развития права как реального явления.

На этом фоне формируется постмодернистская проблематика правового мышления. Она характеризуется отказом от познания сущности права, сосре доточением внимания на его «слоях» (частных явлениях права), включением права в контекст аналогий с иными знаковыми системами (литературой, му зыкой, театром), деконструкцией классической либеральной юриспруденции, децентрацией законодателя и правоприменителя в правовом процессе, указа нием на правовой процесс прежде всего как на процесс взаимодействия и диа лога разных культур, а не познание всеобщих универсальных закономерно стей права.

Предпосылками формирования постмодернистского правопонимания можно назвать: 1) изменение технологических, культурных и этических со ставляющих современной социальной реальности, 2) общий кризис европей ской рациональности и моделей классической европейской науки;

3) левую традицию социально-политического дискурса, развивающуюся по марксист скому и неомарксистскому направлению;

4) теоретические положения право вого реализма и прагматизма, 5) философию постструктурализма и постмо дерна, 6) методологию феноменологии, синергетики, герменевтики и семио тики.

Постмодернистская теория права формируется в рамках западного пра вопонимания как комплекс представлений о праве и понимании права. Она развивается по линии: правовой реализм – правовой прагматизм – критические исследования права – постмодернистская теория права. На дан ный момент, это – теория описательно-критического характера, направленная на познание и включение в предмет правовой теории новых социальных и технологических процессов. Ее деконструктивный импульс направлен на кри тику и децентрацию традиционной западной «либеральной» юриспруденции, отказ от ее понимания сущности права. Вместе с тем, критическое постмодер нистское правопонимание, как находящееся в процессе становления, еще не оформлено методологически, в качестве завершенного теоретического ком плекса. Скорее можно говорить о стадии оформления новых предметностей.

Основными достижениями западной постмодернистской юриспруден ции можно считать следующие: 1) критика абстрагированной от реальности действия права «либеральной» юриспруденции;

2) защита прав всех мень шинств (расовых, тендерных, культурных) и несостоятельных слоев, «марги нальных» в традиционном правопонимании;

3) реорганизация принципов правосудия в сторону «креативного» правосудия, основанного на новом по нимании истины, новом понимании сторон, новых ценностях (принятие ре шения в пользу ущемленных меньшинств при прочих равных условиях);

но вом способе формирования решений;

4) придание формальным юридическим категориям практического смысла, отказ от отчужденных и абстрактных «амебоподобных» категорий, 5) понимание социально-экономических проти воречий общества как подлинного, антиномичного источника развития права;

6) «децентрация» сознания законодателей и применителей права как заданно го установками господствующего общественного строя и его воспроизводства (власть имущих);

7) понимание новой роли юридического мышления как по средника в диалоге множества различных культурных групп, составляющих современное общество;

8) понимание общества и права как сложных самоор ганизующихся систем, тем не менее связанных жесткими линиями взаимодей ствия;

9) переход от традиционного формально-юридического типа рацио нальности права, основанного на единственном суверенитете государственной власти, к перспективистской рациональности, основанной на понимании ста туса и прав каждой культурной группы в составе общества, наделении всех их некими частицами суверенитета.

6.2. Феноменология права Феноменология права, как направление правовой мысли, опирающееся на философскую феноменологию, сформировалось во второй половине XX в.

Она претендовала на преодоление неокантианского идеализма, господство вавшего в западной науке права в первой трети XX в. С позиции этой школы право имеет свою онтологическую основу - независимое от законодателя бы тие. Идеальная основа – «эйдос» права – не реальные общественные отноше ния, социально-экономический и политический строй общества, а особый мир «бытия правовых понятий и норм». Сложный процесс отражения социальных отношений, интересов, целей в правовых нормах в результате сознательной целенаправленной деятельности правотворческих органов изображается пред ставителями феноменологии права как «угадывание» законодателем или судь ей уже готовых, сложившихся правовых моделей.

Феноменология права включает в себя два относительно самостоятель ных направления: трансцендентальную (или философскую) феноменологию и социологическую феноменологию.

Исходным положением философской, или трансцендентальной, фено менологии права является поиск аподиктических оснований социального бы тия. Выступая против вульгарного натурализма (статичности, стабильности и объективизма парадигмы Нового времени) и еще более против зарождавшего ся релятивизма, Э. Гуссерль видел такое основание в трансцендентальном «Я», выступающем аксиомой для социального мира и его априорной онтоло гической основой. В самодостаточном субъекте, его интенции на внешний мир последний приобретает модус существования;

в нем же раскрывается «природа вещей», поиск которой – суть феноменологической и экзистенциа листской программы, осуществляющейся под лозунгом «заставить говорить сами вещи». При этом внешний мир – мир феноменов – конституируется (хо тя и не произвольно) сознанием, наделяя его соответствующими значениями.

Поэтому мы имеем дело не с предметами объективной реальности как тако выми, а с их смыслами. В то же время сознание, конституирующее внешний мир, находится в перманентном становлении, постоянно «перешагивая»

(трансцендируя) свои границы, и не является тождественным самому себе в каждый данный момент.

В конце 1960-х гг. У. Луйжпен утверждал, что человеку как носителю дорефлексивного сознания изначально присуще чувство справедливости, ко торое представляет собой основание права. Реализация этого чувства (внут ренней экзистенции) и есть существование права. Из субъекта, принимающего государственно-властные решения, пытается вывести становление вечно из меняющегося права Э. Фехнер. Разум порождает норму поведения (индивиду альную норму) в конкретной жизненной ситуации, предназначенной для оп ределенной типизированной роли у В. Майхофера.

Очевидна умозрительность всех этих конструкций. Доказать норматив ное чувство справедливости исходя из априори данного субъекта невозможно, ибо априорное «не нуждается» в доказательствах по определению. Вместе с тем соединить единичную жизненную ситуацию с постулируемым универ сальным исходным началом социального бытия сторонникам этого направле ния также не удалось. Возможно, в связи с этим самому родоначальнику фе номенологии – Гуссерлю в конце жизни стало очевидно, что субъект сам обу словлен жизненным миром (по терминологии М. Хайдеггера – Dasein, в кото ром экзистирует человек) – абсолютной онтологической данностью, предше ствующей сознанию. Этот поворот к интерсубъективности, намеченный уже в «Картезианских размышлениях», привел к возникновению социологической феноменологии, чему в немалой степени способствовали идеи Хайдеггера об открытости Dasein, нетождественности человеческого бытия в каждый дан ный момент своей эволюции.

Социологическая феноменология права представлена, прежде всего, теорией институализации, разработанной А. Щюцом, П. Бергером и Т. Лук маном. Наиболее важное положение учения А. Щюца и его последователей, как представляется, состоит в том, что социальный мир представляет собой одновременно объективную и субъективную реальность. В качестве первой он представлен социальными институтами, обеспечивающими социализацию индивида и воспроизводство в форме традиций общества. Мир как субъек тивная реальность – это уникальная субъективность человека и его возмож ность изменять (конструировать) объективную реальность. Так обеспечивает ся инновационное воспроизводство социума.

Теория институализации доказывает, что существующая социальная и правовая реальность существует не объективно, а создана индивидами и со циальными группами. Щюц утверждает, что привычные действия при их мно го кратном повторении становятся правилами, т.е. нормами. Социальный мир представляет собой одновременно объективную и субъективную реальность.

Объективная реальность представлена социальными институтами, обеспечи вающими социализацию индивида и воспроизводства в форме традиций об щества.

Мир как субъективная реальность, по утверждению сторонников теории институализации, – это уникальная субъективность человека и его возмож ность изменять объективную реальность. Так обеспечивается инновационная воспроизводство социума. Т. Лукман и П. Бергер анализируя правовые инсти туты, утверждали, что они образуются необъективно, а из обыденных знаний индивидов о правильных действий в конкретных ситуациях. Чтобы обеспе чить соблюдение всеми правовых норм, необходимо их минимизировать, придав им письменный характер и обеспечив их издания от имени государст ва. Право – это совокупность правовых феноменов, т.е. конкретных реализа ций правил.

Необходимо отметить, что, несмотря на плодотворность этих положе ний (они распространяются и на статус личности, и на социальные институты, и на механизм изменения социальной реальности и т.д.), социолого феноменологической школы права не просто не сложилось, но даже не видно каких-либо попыток использовать эти идеи в правоведении. Между тем глав ным постулатом такой «не существующей» феноменологии права могла бы стать теория источника права (или формирования права). При этом основное внимание должно быть сосредоточено на разработке правовой инновации и, что еще более важно, – на ее принятии населением (легитимации нововведе ния). Отсюда (из анализа представителями социологической феноменологии воспроизводства социальных институтов) можно вывести общее определение:

право – это то, что принимается населением в качестве общеобязательных правил поведения.

Очевидно, что трансцендентальной феноменологии права не хватает конкретики имманентного, тогда как социологической феноменологии права не достает априорного основания, свойственного всем правовым явлениям.

6.3. Герменевтика права Похожая ситуация складывается и в другом влиятельном философском направлении – герменевтике. в самом широком плане герменевтика права представляет собой науку о толковании и применении норм права и происте кает из философской герменевтики. Вместе с тем, герменевтика является по нятием, открытым для нескольких возможных интерпретаций. Герменевтика права не предполагает какой-либо единой или догматической концепции гер меневтики и представляет собой попытку выявления не редуцируемых усло вий человеческого понимания. Согласно Гадамеру, главная задача герменев тики заключается не столько в разработке совокупности правил или процедур в целях интерпретации текста, сколько в идентификации того, что в действи тельности происходит с интерпретатором помимо и вне его желаний и дейст вий в самом процессе интерпретации. Применительно к анализу права герме невтика представлена двумя течениями: трансцедентальная и имманентная.

Трансцендентальное направление в герменевтике отстаивается Г.-Г. Га дамером. Задача герменевтики (понимания), по его мнению, – заставить гово рить сами предметы, поступки, общее интерсубъективное поле участников коммуникации. На такую роль может претендовать не язык, а разговор как разновидность опыта, включающего как неявное знание (наши предрассуд ки – то, что «перед рассудком», ему предшествует), так и имманентную ин терсубъективность, открытость по отношению к другому и возможность из менять самого себя. Из этого постулируется объективное существование ин терсубъективного (разделяемого всеми) смысла, запечатленного в предметах, поступках, окружающем мире.

Применительно к правовой проблематике это конкретизируется, в част ности, в провозглашении объективного существования смысла справедливо сти. По мнению П. Рикера, он воплощается в признании и уважении личности другого как сути социальности. Право у французского философа – это отно шение к другому, опосредованное институтами. Именно в публичной сфере человек превращается в субъекта права: из «Я» или «Ты» в «Любого» (Всяко го, Каждого), т.е. становится носителем безличностных (надличностных) свойств – прав и обязанностей. Именно в этом и состоит суть справедливо сти – признание «Я» в качестве «Любого», другими словами, признание за каждым формального равенства. Тем самым только и возможно совместное проживание или общество как единое целое (основанное на сотрудничестве, т.е. политическое общество).

Известный немецкий юрист А. Кауфман выводит право из объективно существующего смысла (исходящего не от субъекта, а от объекта). При этом право у него существует исключительно в акте понимания и артикулируется в языке. Однако как обеспечить всеобщее признание и уважение любого друго го (могущего, как известно, причинить вред тебе самому), как эксплицировать этот объективно существующий смысл окружающего мира (всех предметов и поступков)? Можем ли мы быть уверены в том, что интуитивным методом эмпатии (вчувствования) разгадали его? Постулируемая предрасположенность (предпонимание) субъекта к пониманию социального мира не может гаранти ровать от ошибочного истолкования окружающей реальности. Эти обвинения в адрес трансцендентальной герменевтики были высказаны в 1960-е гг. италь янским философом и юристом Э. Бетти – одним из столпов имманентной (ин струментальной) герменевтики. По его мнению, последовательное проведение программы Гадамера приводит к тому, что смысл не выводится из поступков, а вносится в них самим интерпретатором. Поэтому задача герменевтики го раздо скромнее: выявить каноны толкования текста. Сегодня инструментарий герменевтики предлагает следующие методы: толкование с позиций автора текста (изучение его биографии);

интерпретация с точки зрения контекста – кружения автора;

толкование с позиции интерпретатора (рефлексия над са мим собой) и толкование с точки зрения сегодняшнего дня – контекста интер претатора.

6.4. Антропология права В 1960-е гг. происходит антропологический «переворот» в науковеде нии, в связи с чем одним из ведущих направлений в философии становится антропология. Условно в ней можно выделить два подхода: 1) философская или биологическая антропология, акцентирующая внимание на человеке;

2) этнография, изучающий народы, находящиеся на стадии родоплеменного строя.

В рамках философско-антропологического направления особый интерес представляет постулат А. Гелена о том, что все социальные институты (в том числе и право) вытекают из несовершенства природы человека в качестве компенсации этой биологической ущербности. Именно социальные институ ты обеспечивают распределение прав и обязанностей, социокультурную иден тичность и гарантируют тем самым стабильность общества. Единственным критерием их оптимальности является самосохранение социума.

Здесь достаточно последовательно эксплицируется трансцендентальный критерий права. Однако при этом вне научного анализа остается механизм функционирования социальных (и правовых) институтов. Складывается впе чатление, что для сторонников Гелена это происходит само по себе.

Подвергая критике умозрительность прежних учений о человеке, Гелен подчеркивал эмпирический характер своих исследований: философская ан тропология должна выдвигать лишь такие гипотезы, которые можно прове рить посредством сопоставления с фактами, а их дают только конкретные науки о человеке. Гипотезы такой философской антропологии отличаются от гипотез конкретных наук более общим характером, поскольку в них синтези руются данные множества научных дисциплин, занятых теми или иными ас пектами человеческой реальности. Возможность такой науки – это единствен ная метафизическая предпосылка, которая далее не обсуждается. Из нее выте кают два следствия: 1) существует единство человеческого рода, поверх всех расовых, национальных, племенных и т.п.;

2) имеется целостное единство че ловеческого индивида.

Первое следствие, по мнению Гелена, легко подтверждается опытом ря да наук, тогда как второе сталкивается с долгой традицией дуалистического видения человека. С метафизическим дуализмом нет смысла вести полемику, поскольку на уровне научных понятий она и невозможна. Но имеется и эмпи рико-методологический дуализм, говорящий о существовании, как минимум, двух методов и двух групп наук о человеке. Гелен считает, что своим учением он преодолевает и такого рода дуализм, поскольку в своем учении использует исключительно «психофизически нейтральные» понятия. Главным среди них является понятие действия: в действии совпадают «внешнее» «внутреннее», «физическое» и «психическое», «телесное» и «душевное». Человек определя ется Геленом как «действующее существо», т.е. «так физически устроенное, что оно способно выживать только действуя». Природа человека уже на уров не морфологии принципиально отличается от организации всех прочих жи вотных. Биология помогает нам понять условия человеческого существования и иной, чем у животных, принцип организации. Именно особая биологическая форма делает необходимыми интеллект, труд, язык и прочие свойства челове ка.

Задачей философской антропологии является строгое описание этой ор ганизации, которая представляет собой систему, а не набор отдельных харак теристик, одни из которых произвольно выбираются в качестве причины дру гих. Гелен вообще отрицает возможность применения понятий «причина» и «следствие» к человеку за пределами лабораторных экспериментов, разла гающих поведение на стимулы и реакции. Целостная реальность характеризу ется функциональными взаимосвязями всех элементов системы. Морфологи ческие, психологические и социально-культурные стороны существования че ловека рассматриваются Геленом как подсистемы или различные аспекты единого целого.

Эта целостность человеческой природы определяется, прежде всего, че рез ее биологическую недостаточность. Гелен говорит о человеке как «недос таточном существе», отличающимся от всех млекопитающих уже на уровне морфологии и физиологии. Человек рождается с органами, которые остаются на уровне эмбриона обезьяны. Отсутствует специализация органов, они не приспособлены для выполнения жизненно важных функций нападения или защиты – у человека нет ни когтей, ни быстрых ног, ни волосяного покрова, способного защищать от холода, ни остроты чувств других млекопитающих.

Если бы он жил только с этой «оснасткой» среди опаснейших хищников, то давно бы исчез с лица Земли. Поэтому Гелен отвергает тот вариант дарвиниз ма, который видит в человеке результат естественного отбора. Нехватка спе циальных органов защиты требует замещения инстинктов интеллектом и ру кой, способной с орудийной деятельности. Долгое детство предполагает вос питание, социализацию, передачу навыков и умений по традиции, а не биоло гическим путем. Иначе говоря, эта «недостаточность» предполагает общество и культуру. «Второй природой» человека оказывается система орудийной деятельности и коммуникации, а это и есть культура;

«мир культуры и есть человеческий мир». Без нее у человека нет ни малейших шансов выжить, а потому не существует «естественного человека» – он изначально является со циальным существом, и всякое общество предполагает язык, свою технику, формы общения, кооперации и т.д. Потому и нет смысла говорить о «среде»

применительно к человеку, ибо он живет в мире культуры, опосредующей его приспособление к практически любой земной среде, независимо от климата или биогеоценоза.

Упорядочение человеческого опыта достигается как за счет языка и по нятийного мышления, так и с помощью социальных институтов, в т.ч. права.

Стоит им ослабеть, и человеческое поведение становится примитивным, он начинает следовать непосредственным стимулам и впечатлениям. Различные группы потребностей автономизируются и вступают в противоречие с други ми, завладевая сознанием человека как некое слепое влечение. У человека нет врожденных «сдержек и противовесов», он не знает предела в проявлении своих стремлений. В обществе, где рушатся институты, сразу же заявляет о себе «атомарная арессивность», приобретающая характер «борьбы всех про тив всех». Социальные институты, прежде всего, право, дают стабильность человеческой психике. Они необходимы уже для того, чтобы у человека име лась идентичность.

Исходный постулат во взглядах всех представителей социально культурной антропологии (М. Мид, Н. Рулан и др.) – внимание к самобытной культуре, не столько к общему, сколько к особенному в правовых явлениях, к особенностям правовых систем и явлений в традиционных и современных обществах с позиций плюрализма культурных традиций.

Социально-культурной антропологией выделяются всеобщие антропо логические константы, определяющие культурные универсалии (представле ния о добродетели и пороке, о смысле жизни, неприкосновенности человече ской жизни в определенных обстоятельствах, запрет кровосмешения, права индивидов на определенные предметы хозяйственного и культурного обихо да), на основе которых возникают минимальные стандарты, структуры внеш него поведения, знания, дающие возможность выживать членам общества.

Так формируется определенный конформизм в поведении и возникает мораль, включающая общие механизмы согласия, а с ними и право, конкретизирую щее мораль. Особое внимание обращается на содержание права как на систе му взаимных обязательств, пронизывающих структуру всех обществ – семейных, территориальных, трудовых, спортивных и т.д. Право определяет ся функцией, а не внешней формой проявления. Главная функция права – функция взаимности, которая связывает между собой индивидов и группы.

Это определяет плюрализм в отношении источников права. Не только госу дарство, но и различные большие и малые коллективы участвуют в процессе формирования права и в нормотворчестве.

Необходимо исследование права не только как нормы, но и как процес са. Правовой процесс должен анализироваться как в плане разрешения кон фликта, определения вины, санкции, так и как процесс общения, поведения, движения интересов, взаимных обязательств, договоров, обмена, управления, воспитания, правового сознания.

Юридическая антропология рассматривает право как инструмент, спо собный быть оригинальным в силу содержания и своеобразия его применения в различных обществах. Важно не замыкаться в кругу общих устоявшихся понятий и традиций юридического мышления, но видеть, кроме универсаль ного, и своеобразие.

С конца 1990-х гг. антропология права получила развитие в России как в творчестве этнографов (Н.И. Новикова), так и в работах юристов (А.И. Ковлер). К парадигмам российского антропологического изучения права можно отнести: эволюционную парадигму, неоэволюционную, парадигму функционализма, конфликтологическую парадигму, этнокультурную пара дигму. Предметом исследования антропологии права в России являются этни ческая правовая культура, ее ценности, традиции, нормы, правовые архетипы, этноправовой менталитет, обычаи и правовые традиции.

Одним из главных методологических подходов к праву для антрополо гии права является герменевтика, так как при анализе правовых обычаев, тра диций, норм иных народов и культур используется метод эмпатии - сочувст вия, проникновения во внутреннюю логику правового мышления других лю дей. Благодаря интерпретации правовых обычаев, традиций, обрядов, текстов того или иного народа ученый постигает иерархию правовых ценностей наро да, фиксируя смыслы действий, знаков, символов. Аксиологический анализ этнических правовых культур осуществляется, в первую очередь, относитель но юридических и идеологических текстов, народных представлений о праве и формах разрешения конфликтов, выраженных в «юридическом фольклоре», отражающем накопленный и пережитый народом юридический опыт, а также устойчивых представлений о праве и законе, правосудии и справедливости, способах правового воздействия на общество, разрешения конфликтов.

Для изучения ценностной структуры правовой жизни этнических сооб ществ, правовой культуры и правосознания антропология права также при влекает методы семиотики. Правовой символизм отражает интенциональную направленность коллективного правосознания, смысловую перспективу, явля ясь тем самым базисной опорой правового мировоззрения, юридической орга низации жизненного пространства и политико-правового взаимодействия со циальных субъектов. Архетипы этнического правосознания, выявляемые с помощью этнопсихологических методов юридической антропологии, обу словливают формы и способы конструирования, понимания, восприятия, по знания правовой реальности, а также сложный комплекс правовых установок.

Антропология права концентрирует научный анализ не на позитивном праве, его строении, а на изучении правовых форм и условий жизни человека в обществе, особенно на традиционных формах, т.к. обычное право, являясь органической частью культуры и истории народа, способно обеспечить ста бильность и правопорядок без специальных институтов принуждения со сто роны государства.

Концептуальное развитие антропологии права в России протекает по двум направлениям, основанным на коллективистской и индивидуалистиче ской модели общества: в рамках первой модели научный анализ нацелен на изучение коллективных субъектов правовой культуры (народов, этнических общностей, социальных групп);

в рамках второй - на изучение правового бы тия индивида в современном и традиционном обществах.

Антропология права фиксирует кризис правосознания в современном обществе, основанием которого считаются гипертрофия права, юридический формализм, незащищенность человека от правовых экспериментов, правового бюрократизма, навязывание чуждых моральных идеалов и ценностей посред ством права. Правовая реальность воспринимается все чаще через призму тех носферного управления обществом, и право начинает пониматься членами общества как довлеющая над ними враждебная сила. Наиболее болезненно воспринимаются реформы в морально значимых сферах общественной и лич ной жизни, связанных с семейной жизнью, биоэтической нормативной систе мой, в области биомедицинских технологий.

Негативное влияние на правовое развитие социума, по мнению предста вителей антропологии права, также оказывает процесс глобализации. В пра вовой сфере ими выделяются следующие последствия глобализации: исчезно вение в результате унификации норм и идеалов мировых культур, процесс «усреднения», обезличивания индивидуумов, объединения их в некие жесткие рамки единообразными нормами и правилами, потери этническими группами своей самобытности, делигитимации правовых норм, универсализации, уни фикации правовых укладов, уничтожение границ между правовыми семьями, правовыми системами, подрыв традиционных правовых ценностей и норма тивов. Выходом из этой ситуации они считают проведение культурно антропологической экспертизы законопроектов на предмет соответствия их основным ценностям русской культуры, а также культуры остальных народов, проживающих на территории России;


исследование этнолингвистической, де мографической, этнокультурной, социально-психологической, социально экономической устойчивости населения и составляющих его этнических групп;

оцениваются возможные результаты осуществления государственных реформ или законопроекта.

6.5. Синергетика права Синергетика – одно из наиболее молодых междисциплинарных направ лений научных исследований, включающее как определенную методологию, так и соответствующую картину мира. В самом общем виде синергетика – это нелинейное мышление и вероятностная (стохастическая, недетерминирован ная) картина мира, включающая в качестве основных моментов неравновес ность, неустойчивость и необратимость сложных объектов и процессов.

Именно так описываются диссипативные системы (далекие от равновесия), к которым можно отнести и право. Такие системы являются принципиально от крытыми, они находятся в постоянном становлении и эволюционируют в со ответствии с нелинейными законами благодаря механизмам отбора.

Очевидно, что такая методология чрезвычайно перспективна для анали за правовой реальности, в частности, при выявлении механизмов эволюции права, его служебной роли относительно общества и др. Однако эти идеи ну ждаются не только в конкретизации эмпирическим юридическим материалом, но и в формировании теории «среднего уровня», обеспечивающей их адапта цию применительно к специфике конкретной правовой реальности.

По мнению представителей синергетики, любая сложно организованная система (политическая, правовая, экономическая) подвергается различным воздействиям (флуктуациям – отклонениям, возмущениям). Если система на ходится в неравновесном, неустойчивом, кризисном состоянии, то процесс воздействия (флуктуации) достигает критической точки – точки бифуркации, в которой состояние системы становится максимально неопределенным, ин детерминистским, случайностным. В этом состоянии именно случай толкает систему в неожиданном, непредсказуемом направлении. Случайное малое, порой совсем незначительное и даже незамечаемое воздействие может поро ждать во всей структуре системы и для всей системы колоссальные перемены.

Система делает новый выбор и уже только и новом качестве, в новом содер жании подчиняется принципу детерминизма.

Применительно к изучению права в его целостности синергетическая методология представляет собой не конъюнктурное механическое заимство вание, а органическую потребность изучать право в его новых формах суще ствования на рубеже XX – XXI вв., адекватных переходу человечества в об щепланетарном масштабе к рыночным, саморегулирующимся процессам в экономической жизни, к формированию мощной информационной сферы че ловечества, к политическому полицентризму (появлению нескольких мощных центров) и спонтанным началам в современной международной жизни и т.д.

В западной юриспруденции синергетическая теория права, прежде все го, представлена работами немецкого социолога Никласа Лумана.

Луман рассматривает общество в целом как функциональную диффе ренцированную систему, включающую в себя различные подсистемы, выпол няющие разнообразные функции. Они соответствуют различным специализи рованным сферам социальной жизни. Одной из таких подсистем является право.

Каждая подсистема имеет собственный код различения. Например, в правовой подсистеме «базисное различение» (противопоставление, дихото мия) – это «законное – незаконное», в моральной – «уважение – неуважение», в политической – «повиновение – неповиновение», в науке – «истинное – неистинное». Каждое из этих различений позволяет выделить определенные виды коммуникации как свойственные именно этой подсистеме и отличать их от «иных» коммуникаций, не входящих в нее.

Наряду с кодом «законное – незаконное» правовая подсистема характе ризуется специфической программой, включающей в себя законы и другие правовые формы, структурирующие присущие системе социальные ожидания.

Постоянство кода обеспечивает преемственность границ системы в ходе ее исторических изменений.

Согласно Луману, право имеет социальную, коммуникативную природу и порождается операционально складывающимися нормативными ожидания ми. Чем сложнее, комплекснее становится правовая система, тем больше она порождает возможностей и ожиданий. Сообразно с этим возрастает ком плексность права. Отсюда возникает потребность в эффективной селекции ожиданий. Поэтому функция правовой системы состоит в селекции возмож ностей, которые способствовали бы сокращению (редукции) комплексности субъективных правовых ожиданий.

По мнению Лумана, право основывается не на ценностях, которые сами релятивны и в операциональном порядке подвергаются переоценке, а на функциях, которые оно формирует в процессе социальной коммуникации.

Ценности он рассматривает как обобщенные символы, которые удобно ис пользовать в коммуникативных целях. Например, человек использует такие понятия, как истина, собственность, вера, любовь, законность и т.д., которые по своей природе являются ценностными, чтобы легче обрести понимание с другими, поскольку эти понятия универсальны и общезначимы. Луман пишет в этой связи: «Понятие ценности символизирует аутопойесис коммуникации – именно это и не более того. Оно не позволяет сделать никаких выводов о правильном поведении... Нет никакого транзитного порядка ценностей, кото рый мог бы на деле быть применен безотносительно к обстоятельствам как устойчивая иерархия».

Согласно Луману, теория права должна рассматривать свой предмет как аутопойетическую подсистему общества. В отличие от правоведа, который изучает право, находясь внутри системы, Луман предлагает исследовать его извне. С точки зрения функционального подхода он выделяет следующие функции, которые выполняет в обществе правовая система: функции соци ального самовоспроизводства, стабилизации ожиданий, коммуникативная, когнитивная и мотивационная. Специфику права как социальной подсистемы определяет стабилизирующая функция, состоящая в том, что право просеива ет, обобщает и выводит на более абстрактный уровень возникающие социаль ные ожидания, редуцируя их к обозримому числу формализованных вариан тов. Тем самым право обеспечивает качество социальной коммуникации.

Роль права в обществе, согласно Луману, тесно связана с феноменом конфликта. Структура правовых норм предусматривает возможность кон фликта и одновременно намечает возможные пути его разрешения, поскольку организует и стабилизирует связанные с конфликтом ожидания. Во-первых, право дает субъектам возможность некоторого прогнозирования действий и ожиданий других на основе существующей нормативной системы. Во-вторых, правовые нормы формируют ожидание принуждения, поскольку гарантируют в случае нарушения применение специальных негативных санкций. Выявле ние и исследование структурных конфликтов, по мнению Лумана, и должно составлять одну из основных задач науки о праве.

Вопросы для проверки качества освоения курса 1. Правопонимание как философско-правовая категория 2. Типология правопонимания 3. Комплексная типология правопонимания 4. Особенности классических типов правопонимания 5. Специфика постклассического подхода к пониманию права 6. Основные тенденции развития современного российского правопони мания.


7. Общая характеристика естественно-правовой теории 8. Особенности религиозных трактовок теории естественного права 9. Теории естественного права в субъективном смысле 10.Современные теории естественного права 11.Современное значение теории естественного права 12.Понятие юридического позитивизма 13.Становление и развитие юридического позитивизма в XIX – начале XX вв.

14.«Чистая теория права» Ганса Кельзена 15.Аналитическая юриспруденция Х.Л.А. Харта 16.Современное отечественное нормативное правопонимание 17.Общее понятие социологического правопонимания 18.Становление и развитие социологии права в XIX – начале XX вв.

19.Социологически ориентированные теории права 20.Немецкая социология права в XX в.

21.Французская социология права в XX в.

22.Социология права США в XX в.

23.Современная российская социология права 24.Зарождение интегративного правопонимания 25.Интегративная юриспруденция 26.Реалистическая теория права в США 27.Скандинавский юридический реализм 28.Движение критических правовых исследований 29.Либертарно-юридическая теория 30.Общие тенденции постмодернизма в правовой науке 31.Философская феноменология права 32.Социологическая феноменология права 33.Трансцендентальная герменевтика права 34.Имманентная герменевтика права 35.Биологическая антропология права 36.Социокультурная антропология права Рекомендуемая литература 1. Абдуллаев М.И., Комаров С.А. Проблемы теории государства и права:

Учеб. – СПб.: Питер, 2003.

2. Александров Н.Г. Сущность права. К вопросу о сущности исторических типов права. – М., 1950.

3. Алексеев С.С. Восхождение к праву. Поиски и решения. – М., 2001.

4. Алексеев С.С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999.

5. Алексеев С.С. Тайна и сила права. Наука права: новые подходы и идеи.

Право в жизни и судьбе людей. – 2-е изд., перераб и доп. – М., 2009.

6. Аносова М.М. Правопонимание и правоприменение на современном этапе: некоторые проблемы теории и практики / Под ред. А.В. Авери на. – Владимир, 2007.

7. Антология мировой правовой мысли. В 5-ти томах. – Москва, 1999.

8. Атарщикова Е.Н. Герменевтика в праве: история и современность. – СПб., 1998.

9. Байтин М.И. Сущность права (Современное нормативное правопонимание на грани двух веков). – 2-е изд., доп. – М., 2005.

10.Басин А.А. Эволюция «юридического мировоззрения» в социальной философии нового времени. – Мурманск, 1999.

11.Бачинин В.А. История философии и социологии права. – СПб., 2001.

12.Бачинин В.А. Основы социологии права и преступности. – СПб., 2001.

13.Бачинин В.А., Сальников В.П. Правовая реальность в контексте цивилизации и культуры: методология причинного анализа. – СПб., 2005.

14.Бержель Ж.-Л. Общая теория права. – М., 2000.

15.Берман Г.Дж. Западная традиция права: эпоха формирования / Пер. с англ. – М., 1998.

16.Варьяс М.Ю. Правопонимание: опыт интегративного подхода. – М., 1999;

17.Веденин В.С. Правопонимание и патентное право: монография / Под ред. А.В. Аверина. – Владимир, 2007.

18.Вопленко Н.Н. Сущность, принципы и функции права. – Волгоград, 1999.

19.Воротилина Т.Л. Постнеклассические тенденции в западной и российской традициях правоотношений. – Н. Новгород, 2002.

20.Государство и право на рубеже веков. Проблемы теории и истории. – М.

2001.

21.Графский В.Г. История политических и правовых учений: учебник. – 2 е изд., перераб. и доп. – М., 2006.

22.Гревцов Ю.И. Социология права. – СПб., 2001.

23.Гриценко Г.Д. Правопонимание: антропологические и социокультурные аспекты. – Ставрополь, 2002.

24.Деметрадзе М.Р. Социокультурные аспекты политики и права. – М., 2006.

25.Деникина З.Д. Неклассическая и постнеклассическая философия права:

Моногр. – М., 2008.

26.Дробышевский С.А. Из классической юриспруденции второй половины XX века. – Красноярск, 2005.

27.Емельянов С.А. Право: определение понятия. – М., 1992.

28.Зазаева Н.Б. Онтологическая сущность права: антропологическо ценностный подход. – Саратов, 2005.

29.Зазаева Н.Б. Предмет философии права. – Саратов, 2001.

30.История государственно-правовых учений: Учебник / Отв. Ред.

В.В. Лазарев. – М., 2006.

31.История политических и правовых учений: Учеб. для вузов / Отв. ред.

О.Э. Лейст. – 3-е изд., перераб. и доп.- М, 2009.

32.История политических и правовых учений: Учеб. для вузов/ Под ред.

В.С. Нерсесянца. – 4-е изд., стер. – М., 2009.

33.История политических и правовых учений: Учебник для вузов / Под общ. ред. О.В. Мартышина. – М., 2007.

34.Карбонье Ж. Юридическая социология. – Благовещенск, 1998.

35.Керимов Д.А. Методология права (предмет, функции, проблемы философии права). – М., 2001.

36.Ковлер А.И. Антропология права. – М., 2002.

37.Кузнецов А.К. Понятие и сущность права: Учеб. пособие. – М., 1999.

38.Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права:

Моногр. – М., 2002.

39.Ллойд Д. Идея права. Репрессивное зло или социальная необходимость? – М., 2002.

40.Максимов С.И. Правовая реальность: опыт философского осмысле ния. – Харьков, 2002.

41.Малинова И.П. Философия права (от метафизики к герменевтике). – Екатеринбург, 1995.

42.Мальцев Г.В. Понимание права: подходы и проблемы. – М., 1999.

43.Маркова-Мурашова С.А. Правовая система и типология правопонимания: историко-теоретический и сравнительно-правовой анализ. – Краснодар, 2005.

44.Марченко М.Н. Теория государства и права: учебник. – 3-е изд., перераб. и доп.- М., 2009.

45.Марченко М.Н., Мачин И.Ф. История политических и правовых учений:

Учебник. – М., 2005.

46.Масловская Е.В. Социологические теории права и анализ правовых институтов российского общества. – Н.Новгород, 2007.

47.Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права: Моногр. – Саратов, 2004.

48.Мурашова С.А. Антология современной правовой мысли: проблемы правопонимания. – Краснодар, 2003.

49.Мухаев Р.Т. История политических и правовых учений: учебник. – 2-е изд., перераб. и доп.- М, 2005.

50.Нерсесянц B.C. Наш путь к праву: от социализма к цивилизму. – М., 1992.

51.Нерсесянц В.С. Общая теория государства и права: Учеб. для юрид.

вузов и фак. – М., 1999.

52.Общая теория государства и права. Академический курс: В 2-х тт. Т.2:

Теория права / Ред. Марченко М.Н. – М., 1998.

53.Общая теория права и государства: Учеб. / Под ред. В.В. Лазарева. – 3-е изд., перераб. и доп. – М., 2009.

54.Овчинников А.И. Правовое мышление в герменевтической парадигме. – Ростов н/Д, 2002.

55.Оль П.А. Правопонимание: От плюрализма к двуединству. – СПб., 2005.

56.Омельченко О.А. История политических и правовых учений (История учений о государстве и праве): учебник для вузов. – М., 2006.

57.Основы философии права: корни современного российского и западноевропейского права. Сравнительный анализ. – М., 1999.

58.Папаян Р.А. Христианские корни современного права. – М., 2002.

59.Поляков А.В. Общая теория права: Проблемы интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекции. – СПб., 2004.

60.Поляков А.В., Тимошина Е.В. Общая теория права: Учеб. для вузов. СПб., 2005.

61.Посконина О.В. Т. Парсонс и Н. Луман: два подхода в правопонима нии. – Ижевск, 1998.

62.Право ХХ века: идеи и ценности. Сб. обзоров и рефератов. – М., 2001.

63.Проблемы общей теории права и государства: учебник для вузов / Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. – М.: Норма, 2006.- 832с.

64.Проблемы теории государства и права: учеб. пособие / Под ред.

М.Н. Марченко. – М., 2009.

65.Проблемы ценностного подхода в праве: традиции и обновление. – М., 1996.

66.Пучков О.А. Антропологическое постижение права. – Екатеринбург, 1999.

67.Радбрух Г. Философия права. – М., 2004.

68.Рулан Н. Юридическая антропология. Учебник для вузов / Пер. с фр., отв. ред. В.С. Нерсесянц. – М., 2000.

69.Суслов Ю.А. Конкретные исследования и развитие социологии права. – Л., 1983.

70.Тарасенко В.Г. Постулаты права. – М., 2009.

71.Теория государства и права: Учеб. для юрид. вузов / Под ред.

А.С. Пиголкина. – М, 2003.

72.Теория государства и права: учебник для вузов / Отв. ред.

В.Д. Перевалов. – 3-е изд., перераб. и доп. – М., 2009.

73.Теория государства и права: учебник/ Под ред. В.К. Бабаева.- 2-е изд., перераб. и доп.- М., 2006.

74.Теория государства и права: Хрестоматия: В 2-х т. Т.2: Право / Авт. сост.: М.Н. Марченко. – М., 2004.

75.Теория государства и права: Хрестоматия: В 2-х т.: Т.2 / Авт.-сост.

В.В. Лазарев, С.В. Липень.- М., 2001.

76.Туманов В.А. Буржуазная правовая идеология. К критике учений о праве. – М., 1971.

77.Хёффе О. Политика. Право. Справедливость. Основоположения критической философии права и государства. – М., 1994.

78.Хропанюк В.Н. Теория государства и права. Хрестоматия. – М., 1998.

79.Хропанюк В.Н. Теория государства и права: учебник для вузов / Под ред. В. Г. Стрекозова. - 2-е изд., испр. и доп. – М., 2005.

80.Черненко А.К. Методология познания права и государства. – Новосибирск, 2005.

81.Честнов И.Л. История политических и правовых учений: Теоретико методологическое введение: Учеб. пособие. – СПб., 2009.

82.Честнов И.Л. Право как диалог: к формированию новой онтологии пра вовой реальности. – СПб., 2000.

83.Честнов И.Л. Правопонимание в эпоху потмодерна. – СПб., 2002.

84.Честнов И.Л. Современные типы правопонимания: Феноменология, герменевтика, антропология и синергетика права. – СПб., 2002.

85.Четвернин В.А. Понятие права и государства. Введение в курс теории права и государства.: Учеб. пособие. – М., 1997.

86.Четвернин В.А. Современные концепции естественного права. – М., 1988.

87.Шереги Ф.Э. Социология права: прикладные исследования. – СПб., 2002.

88.Шокумов Ю.Ж. Проблемы современного правопонимания: учеб. посо бие. – Нальчик, 2000.

Содержание Введение.......................................................................................................................................... Глава 1. Правопонимание как философско-правовая категория............................................... 1.1. Правопонимание: определение понятия........................................................................... 1.2. Типология правопонимания............................................................................................. 1.3. Комплексная типология правопонимания...................................................................... Глава 2. Естественно-правовое правопонимание...................................................................... 2.1. Понятие естественного права........................................................................................... 2.2. Современные теории естественного права..................................................................... 2.3. Современное значение теории естественного права...................................................... Глава 3. Юридически-позитивистское правопонимание.......................................................... 3.1. Понятие юридического позитивизма............................................................................... 3.2. «Чистая теория права» Ганса Кельзена........................................................................... 3.3. Теория правил: Х.Л.А. Харт (аналитическая юриспруденция).................................... 3.4. Современный западный нормативизм............................................................................. 3.5. Современное отечественное нормативное правопонимание........................................ Глава 4. Социологическое правопонимание.............................................................................. 4.1. Общее понятие социологического правопонимания..................................................... 4.2. Социологически ориентированные теории права.......................................................... 4.3. Социология права в XX веке.......................................................................................... 4.4. Современная российская социология права................................................................. Глава 5. Плюралистическое правопонимание......................................................................... 5.1. Зарождение интегративного правопонимания............................................................. 5.2. Интегративная юриспруденция...................................................................................... 5.3. Реалистическая теория права в США............................................................................ 5.4. Скандинавский юридический реализм.......................................................................... 5.5. Движение критических правовых исследований......................................................... 5.6. Либертарно-юридическая теория................................................................................... 5.7. Широкое правопонимание (широкий подход к праву)................................................ Глава 6. Особенности постмодернистского правопонимания............................................... 6.1. Общие тенденции постмодернизма в правовой науке................................................. 6.2. Феноменология права..................................................................................................... 6.3. Герменевтика права......................................................................................................... 6.4. Антропология права........................................................................................................ 6.5. Синергетика права........................................................................................................... Вместо заключения. Тенденции развития современного российского правопонимания..... Рекомендуемая литература........................................................................................................

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.