авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО

Г Е О Л О Г И И СССР

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

МИНИСТЕРСТВО

ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО

СПЕЦИАЛЬНОГО

О Б Р А З О В А Н И Я СССР

СТРАТИГРАФИЯ СССР

СТРАТИГРАФИЯ

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

Д. В. Н А Л И В К И Н

ЗАМЕСТИТЕЛИ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА:

В. Н. В Е Р Е Щ А Г И Н, А. И. Ж А М О И Д А, В. В. М Е Н Н Е Р,

Б. С. С О К О Л О В, Е. В. Ш А Н Ц Е Р

УЧЕНЫЕ СЕКРЕТАРИ:

Е. А. М О Д З А Л Е В С К А Я, М. Н. ЧУ ГА ЕВ А ЧЛЕНЫ ГЛАВНОЙ РЕДАКЦИИ:

В. П. Г О Р С К И Й, В. А. Г Р О С С Г Е И М, Б. М. К Е Л Л Е Р, Л. Д. К И П А РИ С О В А, И. А. К О Р О Б К О В И. И. К Р А С Н О В, Г. Я. К Р Ы М Г О Л Б Ц, Б. ЛИХАРЕВ, Н. П. Л У П П О В к.

О. И. Н И К И Ф О Р О В А, А. М. О БУ Т М. А. Р Ж О Н С Н И Ц К А Я, Д. Л. С Т Е П А Н О В, А. В. Х А Б А К О В, Н. Е. Ч Е Р Н Ы Ш Е В А, К А. Ш У Р К И Н И ЗД А Т Е Л Ь С Т В О «Н Е Д Р А »

СССР ПАЛЕОГЕНОВАЯ СИСТЕМА ОТВЕТСТВЕННЫЕ РЕДАКТОРЫ ТОМА В. А. Г Р О С С Г Е И М, И. А. К О Р О Б К О В РЕДКОЛЛЕГИЯ ТОМА:

Е. П. Б О Й Ц О В А, Э. М. Б У Г Р О В А, В. Н. В Е Р Е Щ А Г И Н, В. В. М Е Н Н Е Р, JI. В. М И Р О Н О В А ( учены й секретарь).

к.

Н. ОВЕЧКИН \, И. М. П О К Р О В С К А Я к.

П. Ч И Х АЧ Е В М О С КВА УДК 551.781(47) Стратиграфия СССР. П алеогеновая система. М., «Н едра», 1975, 524 с. с 15 вкл. (АН СССР, М -во геологии СССР, М -во высш. и средн. специал. образования С С С Р ).

В работе излож ена история изучения палеогена на территории Советского Сою за, описаны основные подразделения этой системы, приведен краткий обзор палеогеновых образований на территории СССР, д ан а история развития основных групп фауны и флоры, описаны палеогеографические условия в палеогеновый период. Рассмотрены п о ­ лезные ископаемые, приуроченные к палеогеновой системе, и задачи дальнейших иссле­ дований отлож ений палеогена.

При составлении настоящ ей книги были использованы материалы по состоянию на 1 января 1969 г. М онография является справочным изданием и рассчитана на ш иро­ кий круг геологов.

Табл. 25, ил. 26, прил. 10, список л и т.— 1105 назв.

С -2U U O 1—01»

---------------- R QО _ С 0 4 3 (0 1 )— 75 © Всесоюзный научно-исследовательский геологический институт (В С Е Г Е И ), 1975 г.

ПРЕДИСЛОВИЕ Н астоящ ий том издани я « С тр ати гр аф и я С С С Р » содерж ит оп и са­ ние палеогеновых отложений, распространенны х на территории С ССР, В составлении тома принимали участие следующие учреждения:

ВСЕГЕИ, В Н И Г Р И, Л ен и нградский государственный университет, Львовский государственный университет, Киевский государственный университет, Х арьковский государственный университет, Воронежский государственный университет, С реднеазиатский государственный ун и ­ верситет (Таш кент), Т ад ж и кски й государственный университет ( Д у ­ ш анбе), Н И И геологии при Д непропетровском государственном уни­ верситете (Д непропетровск), М Г Р И, Новочеркасский политехнический институт, Геологический институт АН С С С Р, Палеонтологический ин­ ститут АН С С С Р, Геологический институт АН Грузинской С С Р (Тби­ лиси), Институт геологических н аук АН Армянской С С Р (Е р е ва н ), Институт геологических наук АН А зербай д ж ан ской С С Р ( Б а к у ), И н ­ ститут геологии У правлен и я геологии при СМ Л итовской С С Р (В и л ь ­ нюс), Л А Г Э Д, В Н И Г Н И, Н И И Г А, Институт геологии (Д у ш а н б е), Геологический институт (К а з а н ь ), Институт геологических н ау к Уп­ равления геологии при СМ Белорусской С С Р (М инск), Г орн о-геоло­ гический институт (У ф а), Институт минеральны х ресурсов (С и м ф ер о ­ поль), трест «Таш кентгеология» (Т аш кент), У правление геологии СМ Таджикской С С Р (Д у ш а н б е ), Северо-Восточное терр и тори ал ьно е гео ­ логическое управление, К расн одарский ф илиал «В Н И И н еф ть», Н о в о ­ сибирская геологопоисковая экспедиция, институт «Гидропроект»

(М осква), Государственны й музей АН Грузинской С С Р (Тбилиси).

Уральское геологическое управление.

Авторами отдельных очерков тома являю тся Н. В. Авербург, К. А. Али-заде, С. Б ал таки с, Н. Н. Б ар х а то в а, Л. А. Б ас как ова, Е. И. Беляева, А. К. Богданович, Е. П. Бойцова, Т. П. Бондарева, B. А. Броневой, Э. М. Бугрова, Л. Ю. Буданцев, В. А. Быкадоров, Н. К Быкова, А. А. Г абриелян, Р. Г. Гарецкий, 3. Ч. Глезер, И. А. Г о ­ лубков, Л. П. Го.рбач, Ю. Н. Григоренко, А. А. Григялис, В. А. Гросс гейм, П. Г. Д анильченко, А. Д. Д ев яти л о в а, У. Г. Д истан ов, Ю. Г. Д ру шиц, В. В. Ж уков, М. Е. Зубкович, О. А. И ванов, В. К атинас, Л. П. Ка ханова, И. В. К а ч а р а в а, М. В. К а ч а р а в а, М. Н. Клюшников, Н. П. К о ­ валева, И. А. Коробков, Г. П. К рейденков, Т. С. Кузнецова, Я. О. К у л ь ­ чицкий, В. В. Л авро в, Р. К. М а к а р о в а, С. С. М аныкин, В. А. М артынов, О. М. М артынова, С. X. М и р к ам а л о в а, Л. В. М иронова, Г. И. Немков, Ю. П. Никитина, Б. М. Никифоров, И. А. Н и ко л аева, М. Ф. Носовский, Л. А. Панова, Г. П. Пичугина, И. М. П ок р овская, Е. С. П орецкая, C. С. Р азм ы слова, В. В. Распопин, И. И. Ратновский, В. М. Рейман, М. М. Рубинштейн, В. И. С амодуров, В. П. Семенов, Н. П. Семенов, А. П. Сигов, В. И. Солун, Н. Н. Субботина, Т. Ф. Травина, Т. А. Ф а ­ ворская, Л. И. Х азацкий, Д. М. Халилов, Б. С. Цирельсон, Д. М. Че дия, С. А. Ч и рва, С. И. Ш умейко, Е. К. Ш уцкая, В. Л. Яхимович.

В подготовке тома к печати (редактирование очерков, составление корреляционных таб л и ц и др.) активное участие принимали Е. П. Б ой ­ цова, Л. Ю. Буданцев, Э. М. Бугрова, В. Н. Верещагин, 3. И. Глезер, Ю. Н. Григоренко, В. А. Гроссгейм, Л. П. К ахан ова, И. А. Коробков, Л. В. М иронова, И. А. Н икол аева, Л. А. П анова, В. И. Солун и Н. Н. Субботина, участвовали т а к ж е в этих работах В. В. Л ав р ов, С. С. Р азм ы сл о в а, С. А. Ч и рва и В. И. Яркин.

Р асп ределен и е разделов в томе, за исключением некоторых д е т а ­ лей, произведено согласно «Инструкции д ля авторов и редакторов то ­ мов «С тратиграфии С С С Р » (1958). Н аи б о л ее существенным отступле­ нием от инструкции явилось выделение в особый разд ел описания стра­ тотипического р а з р е з а п алеоц ен а и эоцена (Б а х чи са рай ски й разрез К р ы м а ), что вызвано отсутствием достоверной м еж дународной ярусной схемы палеогена. Д р уги е опорные разрезы (К убанский р азр ез пал ео­ гена и р азрез олигоцена северного борта П ричерноморской впадины), хотя и описаны подробно, но вошли в состав соответствующих регио­ нальны х очерков. К ак это сделано и в других томах, вопрос о биагео графическом районировании рассмотрен в р азд ел е « П алеогеограф и я».

Единство акватории зап ад н ы х бассейнов позволяет ставить вопрос лишь об особенностях расселения фауны и флоры, что и сделано в у п ом ян у­ том разделе.

При установлении последовательности располож ения региональ­ ных очерков составители тома прид ер ж ивал и сь к а к тектонического, т а к и географического принципов. Л ати н ски е наименования упоминаемой в тексте тома фауны и флоры по возмож ности приведены в соответст­ вии с современными представлениями о систематике различных групп фауны и флоры;

в первую очередь это к асается мелких фораминифер.

Эта работа была выполнена Е. П. Бойцовой, Э. М. Бугровой, И. А. К о ­ робковым, Л. В. Мироновой, Н. Н. Субботиной, а т а к ж е Н. Н. Б а р х а ­ товой, Л. Ю. Буданцевы м, И. В. В асильевым, 3. И. Глезер, Л. П. К а хановой, Р. А. Л и пм ан, И. А. Н и колаевой,и Л. А. Пановой.

Естественно, что д ал еко не все вопросы стратиграф ии палеогено­ вы х отложений С С С Р у ж е решены. Это объясняется ка к различием в х арактере исходного м атер и ал а, т а к и различны м к нему подходом разны х авторов, в том числе и авторов отдельных очерков тома. Все трактовки тех или иных вопросов в тексте очерков или в редакционных прим ечаниях по возмож ности отраж ен ы. П риведенны е в томе в а р и ­ анты расчленения разрезо в основаны главны м образом на принятых на засед ан иях П алеогеновой комиссии М С К решениях, а если так ие от­ сутствовали, то на реш ениях региональны х стратиграфических сове­ щ аний и на меж реги ональн ы х сопоставлениях.

З а врем я работы над томом геологическая общественность Совет­ ского Союза понесла т я ж е л ы е утраты. С кончались И. А. Коробков, Н. К. Овечкин, И. М. П о к ровс кая и П. К. Чихачев, члены редколлегии том а, одни из лучших знатоков палеогеновой системы С ССР.

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ПАЛЕОГЕНОВЫХ ОТЛОЖЕНИЙ СССР Первы е упоминания о породах, в дальнейш ем отнесенных к п ал ео ­ геновой системе, мож но найти в р аб отах И. Л епехина (1771) и П. П ал ласа (1788), касавш и хся П о в о л ж ь я. В первой половине XIX века от­ ложения нижней части третичной системы были описаны рядом и ссле­ дователей главны м образом на Русской п латформе. Н а карте, состав­ ленной Г. П. Гельмерсеном в 1841 г., третичные отлож ения были п о к а­ заны уж е на К ав казе,,в северо-восточной части З а к а с п и я, на Волге, в Крыму, к северу от Черного и Азовского морей, на За п а д н о й У к р аи ­ не. Исследования п алеогена этого периода связаны с именами М. В.С е вергина, Д ю б у а де Монпере, С. Куторго, Р. М урчисона, Г. Ерофеева и др. К этому ж е времени в Европе относится создание страти граф и ­ ческой схемы палеогеновых отложений, которая и употреб л ял ась ис­ следователями русского палеогена.

Следующий период изучения п алеогена охваты вает вторую поло­ вину XIX века, вплоть до 1893 г.— времени выхода в свет первой круп­ ной сводки по третичным отлож ениям Ю га России, п р и н ад л еж ащ ей перу Н. А. С околова. Этот период хар актери зу ется не только о б н а р у ­ жением нижнетретичных отложений, но и созданием первых региональ­ ных стратиграфических схем, обоснованных палеонтологически преиму­ щественно фауной моллюсков.

Н аиболее значительные исследования в эти годы проводились на Украине (Б а р б о т де М арни, 1870;

Борисяк, 1867;

Феофилактов, и др.;

Д омгер, 1883;

Армашевский, 1903;

Соколов, 1893;

Рогович, 1871, 1876 и др.). В бассейне Волги раб отал и И. Ф. Синцов (1888), Н. П. Бар бот де М арни (1874), Э. Э й хвал ьд (1865 и д р.). С ледует подчеркнуть, что последний исследователь, неправильно переопределив фауну из н и ж ­ нетретичных отложений П о в о л ж ь я и некоторых других районов, ош и­ бочно отнес их к мелу, что в дальн ей ш ем сильно отразилось на темпах изучения палеогена.

Описание кавказского п алеогена мож но найти в р аб отах Г. Абиха (Abich, 1882), Д. И в ан о в а (1886), А. Сорокина и С. Симоновича (1886), Г. Г. Цулукидзе, В. Н. Архипова, Г. Б. Х а л а то в а (1870) и др.;

средне­ ази атс к о го — Г. Абиха (Abich, 1858), Г. А. Т р ау тш ол ьд а (T rautschold, 1859), А. Кенена (Коепеп, 1869) и особенно Г. Д. Р омановского (1878, 1884, 1890) и др. А. П. К арпинским (1889 и др.) впервые был описан палеоген восточного склона У рала.

Третий период изучения отложений палеогена, охваты ваю щ ий от­ резок времени с конца XIX века до настоящ его времени, распадается на два этапа: 1) до конца 20-х годов, 2) с конца 20-х годов до настоя­ щего времени.

В первый этап разви тие стратиграф ических исследований п а л е о ­ гена о п ределялось потребностями геологической съемки. В целом этот отрезок времени подразделяется на д в а подэтапа, рубеж ом которых яв и л ась В ел и кая О к тяб р ьс кая революция;

второй из них х а р а к т е р и зо ­ вал ся резко возросшим объемом раб о т и большей их детальностью.

Д л я следующего этап а изучения стратиграфии палеогена, х а р а к ­ терно широкое применение метода изучения микроорганизмов, содер­ ж а щ и х ся в палеогеновой толще, что было вызвано резко увели чи вш им ­ ся объемом бурения. Первы й подэтап (до конца Великой О течествен­ ной войны) озн ам еновался преимущественным изучением мелких фо раминифер, на основе которого были созданы первые стратиграф ич е­ ские схемы. Второй подэтап (до 1955 г.) определяется еще большим Гельмерсен Григорий Петрович (1 803-1 885) расширением р аб от (в частности, проведением опорного б у р ен и я ), в том числе стратиграфических исследований, сопровож даем ы х изучением пыльцы и спор, радиолярий, диатомей и других микроскопических о б ъ ­ ектов. Особенностью третьего п одэтапа яв л яе тся создание П а л е о г ен о ­ вой комиссии М С К, проделавш ей большую работу по созданию единой стратиграфической ш калы и меж региональной корреляции местных схем стратиграф ии палеогена.

Б олее подробно результаты изучения палеогена в третий, послед­ ний, период (после 1893 г.) рассмотрены отдельно для ка ж д о го р е­ гиона.

Карпаты. Основа стратиграфической схемы палеогена К арп ат была з а л о ж е н а труд ам и К- П а у л я и Е. Титце (P au l, Titze, 1879), Р. З у б е р а (Zuber, 1918), И. Г рж ибовского (G rzybow ski, 1898), К- Толвинского (Tolwinski, 1925), В. Р о г а л я (R o g ala,.1925) и др. П осле воссоединения з ап ад н ы х областей У краины с С С С Р на К а р п а т а х р а б о т а л и п родол­ ж а е т работать большой коллектив советских геологов (И. А. Г ол у б ­ ков, Б. Т. Голев, В. Г. Корнеева, Я. О. Кульчицкий, К. Л. Хлопонин, О. С. Вялов, Н. И. М ас л а к о в а, Е. В. М ятлю к, Г. И. Н ем ков, Л. П. Гор­ бач, Н. В. Д а б а г я н, А. В. М аксимов и д р.). В результате этих исследо­ ваний было установлено, что структурная зональность обусловливает значительные отличия палеогенового р а зр е за в разны х частях Карпат.

П ри этом большое внимание было уделено палеонтологическому обо­ снованию стратиграфических схем.

Крым. В аж н ы й в к л а д в дело изучения п алеогена К ры м а был вне­ сен работам и К. Ф огта (1893), О. К. Л ан г е и Г. Ф. М ирчинка (1909) Барбот д е Марни Николай Романовский Геннадий Данилович Павлович (1830— 1906) (1829-1887) Тутковскнн Павел Апполонович Нечаев Александр Васильевич (1858—1928) (186-1 — 1915) Павлов Алексей Петрович Хоменко Иван Петрович (1854—1929) (1883—1935) Губкин Иван Михайлович Архангельский Андрей Дмитриевич (1871 — 1939) (1879— 1910) Алексеев Алексей Карпович Калицкий Казимир Петрович (1881-1 938) (1875— 1911) Кассии Николай Георгиевич Богачев Владимир Владимирович (1885- 1 9 4 9 ) (1 881-1 965) ! Швейер А лександр Владимирович Криштофович Африкан Николаевич (1873— 1942) (1885— 1953) Овечкин Николай Кириллович Чнхачев Павел Константинович (1918— 1962) (1899— 1968) Покровская Ирина М итрофановна Коробков Илья Алексеевич (1902— 1970) (1910— 1970) и А. Ф. Слудского (S ludsky, 1911). В 1926 г. вы ш ла в свет интересная статья П. А. Д войченко (1926), посвящ енная условиям осадконакоп ления в палеогеновый период. В. В. М еннером и 3. Л. М аймин в эти годы детал ьн о и зучалась м айкопская серия. В Горном К ры м у работы проводили Г. И. Немкой, М. В. М уратов, Е. К. Ш уцк ая, В. В. Меннер, М. Е. Зубкович, Д. Е. М акаренко, Л. П. Горбач, В. К. Василенко, B. Г. Куличенко, Е. Я. К раева, Н. Н. Б ар х а то в а, Р. Л. Мерклин, И. А. Гончарова, Л. М. Голубничая, А. М. В олошина и др. В р езу л ь ­ тате работ всех н азванны х исследователей Б ахчи сарайски й р азр ез п а ­ леогена стало возмож ны м выделить к а к стратотипический для палеогена.

К авказ и За кав ка зье. Больш ое значение для познания палеогена Армении имели работы Ф. О с в а л ь д а (1916) и П. Бонне (Bonnet, 1927), п р одолж и вш и х и сследования Г. Абиха. Ими было д о каза н о широкое распространение палеогена в Армении и отмечена специфика его р а з ­ реза. Больш ое значение имели работы К. Н. П а ф ф ен го л ьц а ( и др.) и В. Н. Котляр (1930 и д р.), которые изучали не только осадоч­ ные, но и вулканогенные о б разо в ан и я Армянского нагорья. С 1938 г.

начал свои исследования А. А. Г абриелян, давш ий наиболее полную характеристику палеогена Армении (1964). Сведения о палеогеновых отложениях имеются в раб о т ах Ю. А. Лейе, П. М. А сланяна, A. Т. Вегуни, О. А. С аркисян, С. М. Григорян, А. Р. Арутюнян и др.

В Грузии еще со времен Г. Абиха уделялось большое внимание ахалцихском у палеогену, р а зр е з которого, особенно в эоценовой и оли гоценовой его частях, весьма богат ископаемыми. В аж н ей ш и е иссле­ дования по. палеогену этого района св я за н ы с именами Ф. О свальда, Б. Ф. М еф ф ерта, А. И. Исаевой, И. А. К оробкова, Л. К. Габуния, а в последнее время Н. Д. К учулари я, К. Г. Татиевой (Татиш вили) и Ж. Р. К азахиш вили. А д ж а р о -Т р и а л е т с к а я с к л а д ч ата я система, почти полностью слож енн ая палеогеном, и зучалась после Г. Абиха С. С им о­ новичем, А. Сорокиным, Е. Фурнье, после Октябрьской революции эти исследования были продолж ены Б. Ф. М еффертом, С. С. Кузнецовым, C. В. Обручевым, Л. Я. Рябининьъм, В. Е. Пахомовы м, И. В. К а ч а р а в а, Д. П. О кромчедлидзе и др. П алеоген флишевой зоны южного склона описан в тр удах В. П. Р ен гартен а, Н. Б. Вассоевича, Н. Н. Мревли швили и др., Куринской депрессии — М. В. В арен ц оза, Д. А. Булей швили, Е. К. В ахан и я, Рионской плиты — И. В. К а ч а р а в а, М. В. К а ч а ­ рава, Б. В. М еф ф ерта, Н. Е. С ал уквад зе, Ш. А. Адамия, А. А. Чико вани. С тр ати гр аф и я майкопской серии всей Грузии в целом рассмот­ рена в сводной работе А. Г. Л а л и е в а (1964). К настоящ ем у времени р азрез палеогена в Грузии изучен довольно подробно.

Н ач ал о систематических исследований п алеогена А зе р б а й д ж а н а связано с 1903 г., когда н ач а л а с ь геологическая съемка Апшеронского полуострова. И з дореволюционных раб от н аибольш ее значение имели исследования Д. В. Голубятникова и особенно И. М. Губкина: схема стратиграф ии палеогена флишевой зоны Больш ого К ав к аза, составлен­ н ая ими, не п отеряла значения и сейчас. П о зж е здесь исследования вели В. В. Вебер, Н. С. Ш атский, В. В. Меннер, Н. Б. Вассоевич, Д. X. Д ж а ф а р о в, Д. А. А гал ар ова, Т. А. М амедов, А. Г. Ворошилова, B. Е. Хайн, А. А. Али-заде, Д. М. Халилов, В. В. Богачев и др. Н а м а ­ лом К а в к а з е палеоген и зучался К. А. Али-заде, Т. А. М амедовы м, И. Н. Аслановым, Д. М. Х алиловым, М. А. Багм ан овы м, Г. А. Г асан о ­ вым и др.

Особый интерес пред ставл яет палеоген Т ал ы ш а, который был от­ крыт лишь в 1932 г. П. П. Авдусиным. Изучение его связано с именами В. П. Куцева, А. Ф. М ихайлова, В. П. Р ен гар тен а, В. Г. Морозовой, М. Ф. М ехтиева, А. С. Б ай р ам о в а, В. Е. Хайна, Д. М. Халилова, М. Д. У знадзе и др. П алеоген Н ахичеван ской А С С Р изучали К Н. Паф фенгольц, Л. А. Нечаев, Ш. А. А зазбеков, Р. Н. Абдуллаев, Д. М. Х а ­ лилов, Т. А. М ам едов, М. А. Б аг м ан о в и др.

В настоящ ее время степень изученности п алеогена А зе р б а й д ж а н а можно считать довольно значительной, что видно из сводных работ Д. М. Х алилова (1962), К. А. А ли-заде и Т. А. М ам ед о ва (1967).

Н а Северном К а в к а з е из дореволюционных исследований д ля по­ знания п алеогена н аи больш ее значение имели работы И. И. Иностран цева (1896), Н. И. Андрусова (1915), К. П. К алицкого (1902), Д. В. Г о­ лубятникова (1902), К. И. Богдановича (1910), а т а к ж е А. П. Г ераси ­ мова, И. М. Губкина, К. А. Прокопов а и С. И. Чарноцкого, которыми в общих чертах было выяснено строение отложений палеогена Д а г е ­ стана, Черны х гор и С еверо-Зап адного К а в к а за. Более детальн ы е ис­ следования были проведены в конце 20-х и в 30-е годы группой иссле­ дователей В Н И Г Р И (Б. А. Алферов, Н. Д. Б а к л а н о в а, Н. Б. Вассое вич, О. С. Вялов, М. А. Глесснер, Д. В. Д робы ш ев, П. К. Иванчук, И. А. Коробков, С. Т. Коротков, К- А. Прокопов, Н. Н. С убботина), а т а к ж е В. Д. Голубятниковым, А. П. Герасимовым, Б. М. Келлером, Н. Ю. Успенской. Этими раб отам и схемы стратиграф ии были зн ач и ­ тельно детализированы, а т а к ж е палеонтологически (моллюски, фора миниферы) обоснованы. Особенно широкий р а зм а х приобрели работы по изучению палеогена после Великой Отечественной войны. Н а Севе­ ро-Западном К а в к а з е в эти годы р аб о тал и В. А. Гроссгейм, Н. Н. Б о ­ рисенко, А. К. Богданович, И. А. Коробков, К- И. Сердю кова, A. Н. Г л ад кова и Н. Н. Субботина, а позж е т а к ж е и Б. М. Никифоров.

Схемы были еще более д етали зи рованы, значительное место в исследо­ ваниях этого времени было уделено изучению спор, пыльцы, р а д и о л я ­ рий. В эти годы зан и м ал и сь изучением палеогенового р а зр е за так ж е Г. П. Л еон ов и В. П. А л и м ари н а (1964 и д р.). Н а ц ен тральном участке северного склона К а в к а з а наиболее значительные исследования п роиз­ водили Е. К. Ш уцк ая, Б. П. Ж и ж ч ен ко, Л. А. К озяр, Г. П. Леонов, Г. П. Данильченко, В. Д. Сомов и др. В восточной части К а в к а з а и зу ­ чением п ал еоген а зан и м ал и сь А. К. Богданович, В. Д. Сомов, B. А. Гроссгейм, А. Н. Г л ад ков а, В. Л. Галин и др. Н а д о отметить, что если до войны д етал и зи ро вали сь отдельны е схемы, то после нее значительное внимание было уделено, со зд ан и ю м еж реги ональн ы х с т р а ­ тиграфических схем. В этом направлении были достигнуты реальные успехи.

Припятский прогиб, Полесская седловина, Брестская впадина. И сто­ рия изучения палеогена в этом районе св яза н а с бурением и насчи ты ­ вает немногим более десятка лет. Н аи б о л ее крупной яв л яется сводная работа С. С. М аны кина (1959). Ф орам иниферы в палеогеновом р а з ­ резе описаны А. В. Фурсенко и К. Б. Фурсенко (1961).

Литовская впадина. Палеогеновые янтаропосные отложения П р и ­ балтики известны давно, со времен Е. Б ей р и ха (Beyrich, 1848). И х си­ стематическое изучение нач ал Г. Ц а д д а х (Z a d dach, 1868) и п р о д о л ж и ­ ли Ф. Нетли-нг (N oetling, 1888), Йенч (Je n tzsch, 1887), Ф. Кауенхофен (Kauenhoven, 1913) и др. П е р в а я обзорного т и п а 'р а б о т а была опубли­ кована И. Далинк«вичусом (D alinkevicius, Gudelis, 1960). В последнее время схема стратиграф ии п алеогена была значительно д етал и зи р о ­ вана работами А. А. Григялиса, А. В еножинскене, а т а к ж е И. М. П о ­ кровской, В. В. З а у е р и др.

Украинский кристаллический массив, Причерноморская и Д непров­ ско-Донецкая впадины. Конец XIX и начало XX века ознаменовались появлением целого р яд а палеонтологических и стратиграфических р а ­ бот по этому району, авторам и которых явл ял и сь Н. А. Соколов (1894, 1905), П. Я. Армаш евский (1903), Н. Д. Б ори сяк (1905), а так ж е А. Н. Краснов, А. Н. Криштофович, В. Д. Л ас к ар ев, Б. К. Л ихарев, Л. И. Лутугин, Б. Ф. М ефферт, И. В. П алибин, П. А. П равославлев, Г. А. Радкевич, А. В. Ф а а с и др. В р езультате этих исследований были значительно уточнены сведения о составе, строении, фауне и порядке нап ластован и я палеогена Украины. В д альн ей ш ем подобными работами там зан и м ал и сь Н. Е. Б р аж н и ко в а, О. К. Капгаренко-Черноусова, Ю. М. Успенская, А. Н. Кичапов, Б. Ф. М ефферт, И. А. Коробков, а в восточной части Украины — М. Н. Клюшников (1953а, 1958), а так ­ ж е Д. Е. М акаренко, С. А. Мороз, Ю. М. Пелипенко, 3. М. Ипатова, М. Я. Б л а н к и др.

П ри черном орская впадина стала предметом пристального в н и м а­ ния стратиграф ов позже, так ка к палеогеновые отложения здесь вскр ы ­ ваю тся только скваж инами. К настоящ ем у времени там проведен д о ­ вольно большой объем буровых работ, и стратиграф ия палеогена осве­ щ ена достаточно подробно. Н аи б ол ьш ее значение для этого района имели исследования Ю. Б. Б а с с а (1941), М. Ф. Носовского, Ю. И. Се­ лина, М. В. Ярцевой, А. А. Веселова, Э. Я. Краевой, В. Ю. Зосимовнч, В. В. К оралловой, Б. Ф. Зернецкого, И. Д. Коненковой и др.

В целом палеоген Украины изучен довольно подробно, но есть ряд вопросов, касаю щ ихся его (о строении палеоцена, о верхней границе п алеоген а), которые являю тся дискуссионными.

Азово-Кубанская, М анычская и Терско-Кумекая впадины (Скиф­ ская плита). Р ан ее всего н ачала изучаться средняя часть этой террито­ рии (Ставрополье, Ергени), в пределах которой имеются обнажения палеогеновых пород. П ервы е сведения о них можно пайти в работах П. А. П р а в о с л а в л е в а (1932) и Ф. Ф. Голынца (1932), наиболее ж е под­ робно они описаны Ф. П. П антелеевы м (1947). В дальн ей ш ем схема стратиграфии палеогена Ергеней уточнялась работами В. Г. М орозо­ вой, Ю. А. С ударикова, Ю. П. Никитиной, Е. Н. Федоренко, а С тав р о ­ полья — Е. К. Ш уцкой, А. П. Печенкиной, Л. С. Тер-Григорян, Л. А. Ко зяр и Б. П. Ж и ж чен ко. П алеоген Азово-Кубанской впадины и восточ­ ных окраин Д о н б ас са был предметом исследований Ю. П. Никитиной, В. Г. Морозовой, Е. Н. Федоренко, М. М. Беляезой, Ю. Н. Ш вембер гера, А. К Богдановича, Б. М. Н и ки ф орова, Н. Н. Борисенко, а Терск? Кумской владины — Я. С. Эвентова, Е. К. Шуцкой, А. К. Богдановича.

К настоящ ем у времени остается нерешенным ряд вопросов по стратиграф ии палеогена этого района, в том числе вопрос о границе эоцена и олигоцена, о границе среднего и верхнего эоцена и др.

В оронеж ская ан теклиза. О б л асть р азви тия палеогена, л еж а щ у ю к се­ веру от Д непровско-Д онецкой впадины, изучали многие исследователи еще в дореволюционные (П. Я. Армаш евский, А. А. Дубянский, Л. А. К ры ж ановский, А. Н. К раснов, В. В. Богачев, П. Н. Чирвинский, Г. С. Буренин, Г. Ф. Мирченко и др.) и в первые послереволюционные (Г. Н. Каменский, В. Н. Крестовников, А. Д. Архангельский, Н. X. П л а ­ тонов, Н. Т. Зонов, Ю. А. П етракович, Г. П. Алферьев, С. А. П а н т е ­ леев) годы. В связи с тем, что эта терр и тор и я изучалась позж е У к р а и ­ ны и П о в о л ж ь я, расчленение разр е зо в палеогена здесь проводилось либо по украинской, либо по поволжской схемам. П о зж е в результате многолетних р аб от Р. П. Л еон о ва (1936, 1939, 1961) им была создана схема стратиграф ии специально д ля этого района. Здесь работали т а к ж е А. К. Алексеев, Я. М. К оваль, Н. А. Григорович-Березовский, П. М. Толкачев, а несколько п о зж е А. А. Д убянский (1948), предло­ живш ий новую схему расчленения палеогена. Зн ачительн ы е исследо­ вания в этом районе были проведены В. П. Семеновым (1965 а, б).

Поволжье. Изучение хорошо обнаженного палеогена П оволж ья на­ чалось еще в прошлом веке и к н ач ал у XX столетия в результате работ И. Ф. Синцова и А. П. П а в л о в а оно заверш илось созданием первой схемы стратиграф ии этого региона. В дальнейш ем схема была д етал и ­ зи ро вана А. Д. Архангельским (1928), Е. В. М илаиовским (1940 и др.) и Г. П. Л еоновым (1936, 1961), у частвовали в ее разр а б о тк е т а к ж е Л. Д. Белый, Д. В. Д робы ш ев, В. С. М уромцев, Т. Л. Д ервиз, Г. А. Браж ни ко в, В. В. Бреславский, О. Б. Г розовская-К етат, Н. В. А б­ раменкова, М. Е. Зубкович и др. К орреляцией палеогеновых отложений Нижнего и Среднего П о в о л ж ь я зан и м ал и сь А. Д. Архангельский, A. Н. Розанов, Н. Т. Зонов, Е. М. В еликовская, Г. П. Л еонов и др.

Палеогеновые отложения зак ры ты х районов, прим ыкаю щ их к П о ­ волжью, исследовали Я. С. Эвентов и Е. К. Ш уцкая. К настоящ ему в ре­ мени поволжский палеоген изучен достаточно хорошо.

Прикаспийская впадина. Изучение Прикаспийской впадины н ач а­ лось с обнаж енных районов Общего С ы рта и сзя зап о с именами С. Неуструева и А. Д. А рхангельского (1907 и др.), Н. Г. Каменского, B. С. В асильева, П. Л. Б езр у к о в а и С. А. Ж у те ев а. П осле Отечествен­ ной войны исследованиями п алеогена зан и м ал и сь здесь С. А. Ж утеев (1954) и В. И. Ярки.н (1959). Н аиб ол ее полные сведения о палеогене Приуралья содерж атся в работах В. Л. Яхимович (1964 и д р.). Работы по палеогену в центральной и восточной частях Прикаспийской в п а ­ дины проводила С. С. Р а зм ы с л а в а.

Мангышлак. Ввиду хорошей обнаженности этого региона палеоге­ ном там заинтересовались еще в прошлом веке (Н. П. Б а р б о т де М а р ­ ни, Н. И. А ндрусов), несколько позж е работам и Н. И. Андрусова (1911 и др.) и М. В. Б а я р у н а с а (1912) были выяснены ^основные черты его строения. После революции были проведены более д етальны е ис­ следования (С. Н. Алексейчик, В. В. М окринскин), особенно широко развернувшиеся.после Отечественной войны (А. А. С авельев, В. П. В а ­ силенко, Н. Н. Субботина, Н. К. Бы кова, Н. Ф. Кузнецова, И. А. К о роб ­ ков, А. П. И льина, С. С. Р а з м ы с л а в а, Е. В. Л и вер овская, М. М. Ч ары гин, Ю. М. В асильева, Р. Л. М ерклин, В. Г. М орозова, А. С. Столяров, О. В. Амитров, В. В..Л а в р о в, М. С. Котова, Н. Н. Б ар х а то в а, Г. И.Н е м ков и др.). К настоящ ем у времени палеогеновые отлож ения М ан гы ш ­ лака изучены в достаточной мере подробно.

Мугоджары, Северное Приаралье, Тургайский прогиб, Северный Устюрт. После работ Траутш ольда и Абиха наиболее серьезный вклад в стратиграфию палеогена в дореволюционные годы П р и а р а л ь я был внесен исследованиями Л. С. Б ер га (1908 и д р.). Известное значение имели так ж е работы С. Н. Н и ки ти на и В. В. Б огачева. П осле О к т я б р ь ­ ской революции м асш таб работ зн ач ительн о возрос. Интересные м а т е ­ риалы в эти годы д али работы М. Т. Л укови ча (1924), А. И. Ш иш ки ­ ной-Богачевой (1926), О. С. В ял ова (1930 и д р.), выделившего вслед за И. М. П.риго'ровским чеганскую свиту, и А. К. А лексеева (1963 и д р.).

В 30-х годах на юге рассм атриваем ого региона работали Л. Б. Рухин (1937), П. Л. Безруков, Г. Е. Бы ков и др. В результате этих работ была выяснена сильная ф ац и ал ь н а я изменчивость ряд а горизонтов палеогена и в общих чертах у становлена последовательность н ап л асто ­ ваний;

ряду стратиграфических подразделений была дана п алеонтоло­ гическая характеристика.

Особенно интенсивно проводились исследования после Великой О те­ чественной войны. И з числа проведенных в эти годы работ особое з н а ­ чение имели работы В. А. В ах р ам еев а (1949), Л. Н. Формозовой (1949), П. А. М чедлишвили, посвященные стратиграф ии континенталь­ ных отложений. В 1953 г. вы ш ла работа А. Л. Я нш ина «Геология С е­ верного П ри аралья», в котедюй были подведены итоги почти столет­ него изучения стратиграф ии Северного П р и а р а л ь я и рассмотрен ряд общих вопросов стратиграф ии палеогена. В д альн ей ш ем ряд п о л о ж е­ ний, высказанных автором, был пересмотрен. Больш ое значение имели в послевоенные годы работы Н. К. Овечкина (19546, 1962), зн ач итель­ но уточнившие последовательность нап ластован и я палеогеновых толщ.

На Северо-Западном Устюрте интересные результаты д али и ссл ед о в а­ ния С. С. Р азм ы словой (1956). И з палеонтологических работ н аи б о л ь ­ шее значение имели исследования В. И. Я ркина (1954), Р. Л. М еркли на (1960), JI. В. М ироновой, Н. К. Овечкина, В. И. Я ркина (1962) и A. И. К оробкова (1965) — по м оллю скам эоцена и олигоцена, Т. П. Б он ­ дарев о й (1955) — по ф ор ам ин и ф ер ам чеганской свиты, Е. П. Бойцовой (1957) — по спорам и пыльце п алеогена Тургая.

К роме упомянутых выше, из послевоенных работ большой интерес п редставляю т т а к ж е исследования Б. А. П етруш евского, М. Е. Воско бойникова, В. И. С ам од у ров а, И. М. А й зенш тадга, В. В. Л ав р о в а, Р. Г. Гарецкого, И. В. В асильева, В. А. Броневого, С. Г. Ж илина, Л. X. Казимировой, Р. К. М акаровой, Л. В. Мироновой, Н. Н. Б ры зж е вой, О. Н. Ж е ж е л ь, У. Н. Мадер,ни. К настоящ ему времени в страти ­ граф ии палеогена этого района наиболее спорными явл яю тся возраст, чеганской свиты и полож ение границы палеогена и неогена.

Бадхыз. Впервые о палеогене Б ад х ы за упоминается в конце XIX ве­ ка в р аб отах В. А. О бручева и К. И. Богдановича. Б олее или менее подробно изучен он П. М. В асильевским (1930). Первое дробное опи­ сание разрезов дано В. Н. Огневым (1932). В 1946 г. О. С. Вялов пред ло ж ил использовать д ля расчленения палеогеновых отложений Б а д х ы за ферганскую схему. Значительны й интерес пред ставл яю т т а к ж е работы Н. Д. Василевской и А. В. Сидоренко (1950), И. А. К оробкова (1950), А. В. Д ан о в а. С 1956 г. изучением Б ад х ы за зан и м ается б о л ь ­ ш ая группа сотрудников В С Е Г Е И (Т. Ф. Травина, Э. М. Б угрова, B. Н. Кондитеров, Н. В. Толстикова и др.) под руководством В. И. Со луна. В 1960 г. был уточнен во зр аст туркестанского яруса по н ум м у ­ л и там (О. С. В ялов, Б. Т. Голев и д р.). Сведения о палеогене Б а д х ы з а со д ерж атся т а к ж е в ряде других работ последнего времени: 3. Д. К у ­ лиева, В. В. Д ж а б а р о в о й, А. Н. Д ав ы д о в а, А. И. Байкова, М. Н а з а р о ­ ва, Е. И. М аркеловой, Н. А. П илипа, Ю. П. Чепова, В. И. Солуна, И. А. К оробкова, М. А. Т качук и др.

Ф ерганская и Т а д ж и к с к а я впадины. После Г. Д. Р о м ан о в ск о ­ го в Туркестанском крае вели исследования Ф. Н. Чернышев, М. М. Бронн.и.ков, В. Н. Вебер, А. К- Ф а а с (1902), В. Н. Вебер (1910), Д. В. Соколов (1912 и д р.), 3. Ф. Г ориздро (1913) и др. Особенно боль­ шое значение имели работы К. П. К ал и ц к аго (1913 и д р.), с о д е р ж а в ­ шие детальны е описания разрезо в и схему стратиграфии, а т а к ж е труды А. Д. Архангельского, Н. Ф. Безобразовой, Д. В. Н а л и в к и н а и М. С. Ш вецова.

Много ценных сведений о палеогене Ферганы и Т ад ж и кс кой д е­ прессии содерж ится в р аб о тах 30-х годов Б. А. Б ерн ем ан а, А. Р. Бу рачека, О. С. В ялова, П. К. Чихачева, И. П. Герасимова, Н. А. К у д р я в ­ цева, В. Е. Р уж ен ц ева, Н. П. Туаева, Н. А. Ш вембергера. В 1936 г.

О. С. Вялов пред ло ж ил схему стратиграфии палеогена д л я Ферганы, которая была позж е распростран ен а им и на Т ад ж и кску ю депрессию (1939). В основных чертах эта схема используется до настоящ его вре­ мени. С одерж анием последующих работ явилось: д ета л и за ц и я схемы, обоснование ее палеонтологическим материалом, уточнение возраста установленных подразделений. В результате прослеж и ван и я выделен­ ных подразделений в п ространстве были установлены вари ан ты общей стратиграфической ш калы. В этих раб отах кроме О. С. В ял о в а прини­ м али участие Н. К. Бы кова, Н. Е. М инакова, В. Т. Б ал а х м ат о в а, P. X. Л ипман, И. А. Коробков, В. И. Солун, Д. Д. Бузуруков, Л. П. Ка ханова, Г. П. Крейденков, Е. В. Л и вер овская, Г. X. С ал и баев, Л. В. М и­ ронова, В. И. Яркин, М. Н. Грамм, О. М. М аиуйленко, С. Н. Симаков, К. В. Б абков, Р. М. Д авид зо н, А. Н. М амонтов, К. А. С отириади и др.

Особо следует отметить работу Р. Ф. Геккера, А. И. Осиповой и Т. Н. Вельской (1962), сод ерж ащ у ю д етальны е описания разрезов, сведения об изменениях пород и комплексов фауны по простиранию if историю Фертанского зал и в а в палеогеновый период.

В целом палеоген рассм атриваем ого региона изучен достаточно хорошо;

не вполне выясненными к настоящ ем у времени остаются лишь вопросы о нижней и верхней гран и цах палеогена, о границе эоцена и олигоцена и некоторые другие.

Ю жное и Ю го-Западное Припралье, среднее течение Амударьи, Приташкентский район, Кызылкумы. П осле исследований Г. Абиха, Н. П. Б а р б о т а де М арни и Л. С. Берга, имевших марш рутны й х а р а к ­ тер, А. Д. Архангельский (1931) установил наличие п алеогена в горах Султануиздаг и на Юго-Восточном Устюрте. Д о Великой Отечествен­ ной войны р ас см а т р и в ае м ая территория и зучалась не систематически (Смолко, 1934;

Аделунг, К уш нарь, Чихачев, 1937;

Солун, 1939;

Куш нарь, 1940). П осле 1945 г. геологические работы в этом районе зн ач и ­ тельно расш ирились (Э. Я. Старобинец, Я. С. Эвентов, С. X. М и ркам а лова, Н. Е. М инакова, В. Т. Б а л а х м а т о в а и д р.), что д а л о возможность С. X. М и ркам ал овой (1958) опубликовать сводную работу по п ал ео ­ гену П риташ кентского района и Кызы лкумов, используя ферганскую '„хему О. В ялова. В конце 50-х и в 60-х годах в З а п а д н о м Узбекистане работали В. А. И ван ова, И. Г. Попов, Г. Ф. П антелеев, P. X. Л ипман, A. Г. Б л и скавк а, Г. А. Г абри элян ц, А. А. Ж е ле зн о е, Э. И. Саперсон, B. И. Яркин, Р. К. М ак ар о в а, Л. П. К ах ан ов а, Р. П. Соболева, Э. Ф. Ц ацир, И. А. П русова, Г. Г. К ур гал им о ва, 3. Д. Кулиев, И. А. К о ­ робков, Г. Ю. Алферов и др. В результате этих работ было выяснено, что ферганскую схему мож но д ля р ассм атриваем ого района применить лишь ограниченно. П оэтому здесь был выделен целый ряд свит, о х а ­ рактеризованных литологически и палеонтологически и сопоставленных с одновозрастными отлож ениям и см ежны х районов. В целом палеоген :

описываемого региона изучен ещ е недостаточно.

Западны й Копетдаг (К ю р ен д аг), Центральный и Восточный Копет даг, Каракумы. П ервое расчленение палеогена Кю рендага было дано Н. И. Андрусовым (1914). В 40-х годах эта схема бы ла д етал и зи р ована М. И. Б ар енц евы м, П. Г. Суворовым и О. С. В яловы м (окончательный вариант схемы, составленный В яловым, был опубликован лишь в 1957 г.). В дальн ей ш ем К ю рен даг изучался М. П. Сукачевой, Н. Е. Минаковой, В. Г. Морозовой, Д. А. Агаларовой, Г. М. Коровиной, Е. К. Ш уцкой, Л. А. Бояриновой, А. М. М оксяковой, Л. В. Мироновой, М. Г. Захаровой, А. Н. Ш аховой и др., что позволило палеонтологиче­ ски обосновать палеогеновый р азрез этого региона.

Общие сведения о строении п алеогена Ц ентральн ого и Восточного Копетдага имеются в раб отах И. И. Н икш ича. В дальнейш ем палеоген этого района изучался А. В. Д ан овы м, В. В. Александровым и О. С. В я ­ ловым, а позж е А. В. Д митриевы м, Г. Е. Кожевниковой, В. В. Д ж а б а ровой, П. И. К алугины м и С. П. В альбе. В р езул ь тате этих и ссл ед о в а­ ний был выявлен довольно сложны й порядок нап ластован и я отдельных секций палеогенового разреза.

Палеоген Красноводского полуострова изучали Н. И. Андрусов (1905), М. Ф. Д в а л и (1932), Г. А. Л еб ед ев (1932), А. В. Д анов, О. С. Вялов, Д. М. Х о д ж ам у р ад о в и др. Сведения о палеогене Большого Б а л х а н а мож но найти в р аб отах О. С. В ял о в а и Н. П. Луп пова (1945), а т а к ж е А. В. Д ан о в а, К. В. Тиунова, М. А. Ткачук, М. Н. Певцова, П. М. Бутузова.

В К ар а к у м а х первые схемы стратиграф ии палеогена появились лишь в 1962 г. (Э. И. Саперсон, А. А. Ж е ле зн ов, А. Г. Бл и скавка, Г'. А. Габриэлянц, М. А. Т к а ч у к ), в д альн ей ш ем они были несколько детализированы. П алеоген З а у н г у зь я изучали И. И. Р аевский, М. А. Ткачук, С. П. Халлыев, олигоценовые отлож ения зап ад н ее Ч а р д ­ ж о у — М. М. Судо и Ю. В. Тимофеев.

Первые сведения о палеогеновых отлож ен и ях М ары йского района появились в 50-е годы и связаны с именами М.. А. Ткачук, В. В. Д ж а б а ровой, А. А лланова, 3. Д. К улиева, М. М. Судо и М. Н а з а р о в а.

2 Зак. М атери алы по палеогену Туркмении имеются в публикациях по­ следних лет А. А. Ж е л е зн о в а, Э. И. Саперсон, А. П. Ильиной, Т. Р. Ра зыевой, М. И. Р аевского, Э. М. Бугровой, О. II. Л ап ш и н а, Р. Л. Мерк лина, Е. К- Ш уцкой, Т. Ф. Травиной и др. В целом палеогеновые отло­ жения Туркмении изучены неравномерно: лучш е — н а юге, хуж е — в зак р ы ты х районах К ар ак ум ов. Главной зад ач ей изучения палеогена этого региона яв л яется м е ж реги о н ал ьн ая корр еляц и я разрезов, в а р и ­ анты которой у ж е опубликованы.

Западн о-С и би рская плита. После работ А. П. Карпинского, упомя­ нутых выше, вплоть до 30-х годов осадки п алеогена изучались лишь спорадически (Н. К. Высоцкий, А. А. К раснопольский, М. О. Кляр и д р.). В 30-е годы в связи с н ач алом буровых работ на нефть и газ начались новы е исследования, связан ны е со стратиграф ией палеогена.

В раб отах этих лет п ри н ял и участие А. Д. Архангельский (1932), П. Л. Безр уков (1934), Н. Н. Субботина, Н. П. Туаев, А. К. Богданович и др. П осле Великой Отечественной войны объем работ, особенно бу­ рения, в З а п а д н о й Сибири резко увеличился, и у ж е к 1955 г. н акоп и л­ ся такой значительный фактический материал, что возникла необходи­ мость его у п орядочивания. С этой целью было созвано специальное совещ ание д ля вы работки общей стратиграфической ш калы. В эти же годы, вплоть до следующего совещ ания (1960 г.), много сведений по расчленению разрезов, их палеонтологической характеристике и к о р р е ­ ляции р азн о ф а ц и ал ь н ы х отложений палеогена было опубликовано в р аб о тах Н. Н. Ростовцева, А. К- Богдановича, Е. В. Быковой, Г. Ф. Шнейдер, В. С. Заспеловой, Т. И. Осыко, П. Ф. Л и, М. М. Тол стихиной, 3. Т. Алескеровой, А. В. Х абакова, И. М. Покровской, P. X. Л ипман, В. Т. Б ал а х м ато в о й, В. А. Н иколаева, В. П. Р енгартена, Е. П. Бойцовой, В. В. За у ер, Н. Д. М чедлишвили, И. Г. З а л ь ц м а н а, С. Б. Ш ацкого, Ф. Г. Гурари, В. П. К азар и н ов а, И. А. Хохловой и др., а т а к ж е в таких сводных р аботах, к а к коллективный труд М. В. У ш а ­ ковой, А. С. Тарасовой, Л. Г. М арковой и др. («С тр ати гр аф и я мезозоя и кайнозоя Западн о-С и би рской низменности», 1957) и сборник д о к л а ­ дов совещ ания. Итоги совещ ания 1960 г. изложены в сборнике, а в т о р а ­ ми которого являю тся Ю. П. К азанский, В. Н. Векшина, К. Г. Ш ибкэ ва, Н. Н. Субботина, Э. Н. К исельман, 3. И. Глезер, Н. К. Озсчкин, Ф. Г. Гурари, С. Б. Ш ацкий, В. А. М арты н ов и др.

Ещ е более д етал ьн ы е работы были проведены в 60-е годы. Много новых д ан ны х по палеогену этого региона содерж ится в работах В. И. Ю шина, Н. А. Л огач ева, С. М. Поповой, Г. Э. К озловой, 3. И. Б у ­ латовой, Н. Ф. Д убровской, В. С. Волковой, Л. А. Пановой, И. А. К у л ь ­ ковой, Г. А. Балуевой, С. А. Архипова, И. Г. З а л ь ц м а н а, С. Г. Галер кинон, С. А. Чирвы, Г. А. Т а р а к а н о в а, С. Б. Ш ацкого, Н. X. Кулахме гова, В. А. Лидер, А. И. К оробкова, В. А. М арты н ова, В. С. Певзнера, Е. П. Бойцовой, И. В. В аси льева, У. Н. М адерни, Л. В. Мироновой, Ю. Ф. З а х а р о в а, Н. Б. Д р о ж а щ и х и др. В результате этих р а б о т была уточнена п алеон тологическая х ар а ктери сти ка выделенных в предыду­ щие годы подразделений, обсуждены границы системы и ее отделов, проведена раб ота по корреляции стратиграфических схем разных фаци альных областей. В целом в стратиграф ии палеогена З а п адн ой Сибири осталось еще много нереш енные и спорных вопросов.

Зайсан ская впадина. Первы е упоминания о палеогене впадины имеются в работе А. А. С тоянова (1915) и В. В. Резничепко (1911).

П о зж е здесь р аб о тал и Н. Я. Кузнецов (1928), А. В. М арты нова (1929), А. Н. Криш тофович (1930), В. П. Н ехорош ее (1931), Е. Н. Щ укина (1940), К. А. Пестовской (1940) и др.

П осле Великой Отечественной войны в этом районе начались систематические исследования. В них приняли участие Е. И. Беляева, Е. М. В еликовская, А. А. Ч игуряева, Б. А. Борисов, Л. Н. Р ж ан и ковэ, В. А. Кузнецов, Е. Н. Петров, И. А. И льин ская, Л. И. Хозацкшг,.

В. В. Л авров, В. С. Ерофеев, Ю. П. Селиверстов, В. А. Вахорин, A. X. К агерм анов, Г. Г. М артинсон, Л. К. Габуния, В. Е. Гарутт, Л. А. Панова, Н. В. Толстикова и др.

К настоящ ему времени по этому району обработаны обширные сборы флоры и фауны, позволивш ие обосновать расчленение п ал ео ге­ нового разреза и сопоставить его с общей шкалой.

Впадины Северного Тянь-Ш аня. Континентальные палеогеновые от­ ложения Чуйской впадины изучались А. Д. Турдукуловым, А. X. И б р а ­ гимовым и С. А. Т арасовы м. И л и й ская впади н а и сследовалась Н. Н. Костенко. Р я д других впадин посетили А. В. Тимуш и А. К. Р о ж ­ дественский.

Яно-Индигирская низменность, дел ьта Лены, Новосибирские острова.

На присутствие третичных отложений на Новосибирских островах в п ер ­ вые ука зал М. И. Годенштром, позж е этот ж е ф ак т был отмечен 3. В. Толлем и К. А. Волосовичем. Значительно позже, уж е в 50-х го­ дах настоящего столетия, М. Ф. Лобановы-м, А. И. Гусевым, А. А. М еж вилком, О. А. И вановым, Л. Ю. Буданцевы м, Д. С. Сороковым, Ю. П. Б арановой, С. Ф. Биске, А. Н. Криш тофовичем, Г1. И. Д о р о ф е ­ евым и др. в р азр е зе третичных отложений бы ла выделена его пал ео­ геновая часть.

Материковая часть Д ал ьн его Востока. В этом регионе отложения палеогена были впервые описаны Ф. Б. Ш м и дтам (1866), п озж е они изучались А. Н. Криш тофовичем, Б. М. Ш темпелем, С. А. М узылевым и др. В 1956 г. на совещании в Х абаровске бы ла принята п ервая схема стратиграфии палеогена этого региона. Определенный в к л а д в дело изучения палеогена в конце 50-х и в 60-е годы внесли исследования B. Г. Варнавского, Ю. Я. Громова, И. И. Берсенева, Т. А. Ахметьева, Л. А. Баскаковой, А. Н. Криш тофовича, М. О. Борсук, Т. Н. Б а й к о в ­ ской, Н. С. Громовой и др. М атериал, полученный в результате этих работ, был обобщен на совещ ании во В ладивостоке в 1965 г. Следует отметить, что трудности изучения палеогена усугубляю тся в этом ре­ гионе мощным развитием вулканогенны х толщ.

Корякское нагорье. Осадки палеогена начали здесь изучаться лишь с 40-х годов настоящ его столетия (Бушуев, 1947;

М аркин, 1957;

Е ги аза ров, 1965;

Б. В. Хватов, И. Г. Н иколаев, Д е в я т и л о в а и д р.);

палеонто­ логические м атери алы о б р аб ат ы ва л и с ь А. Н. К риш тофовичем (Л. В. Криштофович, А. П. Ильиной, Э. И. К ар а-М у р за, Т. Н. Б а й к о в ­ ской, М. О. Борсук и Др.). С л о ж н а я струк ту рн о -ф ац и ал ьн ая з о н а л ь ­ ность палеогеновых отложений и м а л а я доступность района объясняю т недостаточную еще изученность палеогенового р а зр е за Корякин.

Камчатка, Курильские и Командорские острова. Н ач ал о изучения палеогена К ам чатки п олож ено раб о там и Б. Ф. Д ь я к о в а (1939), М. Ф. Д ва ли (1934), А. Б. П л е ш а к о в а (1939), Н. М. М ар к и н а (1957), а также В. С. Слодкевича, Л. В. Криштофович, А. П. Ильиной, И. А. Во лошиновой, А. И. П оярковой, Т. Н. Байковской, А. Н. Криш тофовича, Э. И. К ара-М урза, А. В. Кочетковой и др. Р езу л ь таты этих работ были подытожены на специальном совещании на С ахали н е в 1959 г. и при­ вели к созданию стратиграф ически х схем д ля разн ы х полей развития палеогена. В 60-х годах исследования в этом районе продол ж ал и Г. Л. Берсон, Ю. Н. Григоренко, Ю. Г. Д р ущ и ц, Г. П. Вергунов, М. Я. Серова, М. О. Борсук, Л. Ю. Буданцев, Г. К. П и ч у п ш а и др., по данным которых были уточнены схемы стратиграф ии отдельных регионов, преимущественно К амчатки.

Сахалин. Н а присутствие осадков палеогена на Сахалине впервые указал А. Н. Криштофович (1921). В дальнейш ем они изучались т а к ж е П. И. Полевым, А. А. Капицей, Е. М. Смеховым, И. А. Голубковым, А. А. Симоновой, М. О. Борсук, А. Н. К риш тофовичем, Л. В. Кришти 2* фович и др. Н а юге С ах ал и н а исследования одно время вели и япон­ ские геологи Уватоко, К у р о сав а, Инай, И о к о ям а, Н агоо, Асано. После Великой Отечественной войны работы по изучению палеогена п родол­ ж а л и С. Н. Алексейчик, М. О. Борсук, Т. Н. Б ай к о в ск ая, Л. В. К р и ш ­ тофович, И. Н. Кузина,' И. И. Р атновский и др. Итоги этих работ были обобщены в 1959 г. на стр ати гр аф и ч еском совещ ании на С ахалине. П о ­ следняя сводка данны х о палеогене С ахалина содерж ится в моногра­ фии И, И. Ратновского (1969).

И з данного, очень краткого, обзора изученности п алеогена С СС Р следует, что эти отлож ения развиты очень широко, но изучены с р а з ­ ной степенью детальности. Н аим енее изучены континентальные осадки палеогена, особенно в центральной части Азиатского м атери ка. Это з а ­ трудняет сопоставление морских отложений европейской части С СС Р и Тихоокеанской области. С оздание М ежведомственного стр ати граф и ч е­ ского комитета С С С Р позволило вы работать ярусную ш к а л у деления палеоцена и эоцена д ля европейской части С СС Р. Распространение этой ш калы на территорию Советского Союза является неотложной з а ­ д ач ей будущих исследований.

ОСНОВНОЕ ДЕЛЕНИЕ ПАЛЕОГЕНОВОЙ СИСТЕМЫ В СССР О ВЫДЕЛЕНИИ НИЖ НЕТРЕТИЧНЫ Х ОТЛОЖ ЕНИЙ В С А М О С Т О Я Т Е Л Ь Н У Ю П А Л Е О Г Е Н О В У Ю С И С ТЕМ У В процессе составления геологических карт как зарубеж ны м и, т а к и отечественными геологами было подмечено, что нижнетретичные и верхнетретичные отложения имеют существенно разнящ иеся контуры распространенности и резко р азл и чаю щ ую ся литологическую и п а л е ­ онтологическую характеристику. Так, например, особенности ниж нетре­ тичных отложений послужили Э. Огу основанием рассм атривать их в его известном «Курсе геологии» в качестве самостоятельной эогеновой, илч нуммулитовой, системы, в отличие от более молодой неогеновой, или молассовой, системы. С тех пор, несмотря на решение Болонского м е ж ­ дународного геологического конгресса, узаконивш его в 1881 г. п о д р а з ­ деление кайнозойской группы на две системы — третичную и четвертич­ ную, во многих странах применялись и теперь применяются понятия «палеоген» (н азвание п редлож ено К. Н а у м ан о м в 1866 г.) и «неоген»

(название, п редлож енное Р. Гернезом в 1853 г.) со значением системы и совершенно ф ормально употребляется термин «третичная система».

При обсуждении легенд сводных и обзорных карт в нашей стране в конце 40-х годов было принято разл и чать нижнетретичные и верхне третичные отложения к а к п р и н ад л еж а щ и е к палеогеновой и неогеновой системам.

С 20 по 24- сентября 1955 г. в Б а к у происходило Всесоюзное сове­ щание по разр а б о тк е унифицированной стратиграфической ш калы т р е­ тичных отложений, на котором з а т р а г и в а л с я вопрос о выделении п ал ео­ геновых отложении в самостоятельную систему (Д. В. Н аливкин, A. JI. Яншин), М еж ведомственны й стратиграфический комитет (М СК) на пленарном заседании 11 м ая 1956 г. о б су ж д ал вопрос о выделении двух систем — палеогеновой и неогеновой, а 18 д екабря 1957 г. о б с у ж ­ дался проект решения М С К о разделении третичной системы на п ал ео ­ геновую и неогеновую (Бю лл. М С К, № 1, 1958). 4 ф ев рал я 1959 г.

МСК утвердил (Бю лл. М С К, № 2, 1960, стр. 17) проект «в качестве окончательного решения», и с этого времени в С С С Р термин «третич­ ная система» не уп отребляется — в обиходе термины «палеогеновая и неогеновая системы».

ОБЩ И Е СВЕДЕН И Я О ЯРУСНОМ Д Е Л Е Н И И П А Л Е О ГЕ Н О В Ы Х О Т Л О Ж Е Н И И В СССР В постановлении М С К (Бю лл. М С К, № 2, 1960, стр. 20) от 4 фев­ раля 1959 г. о выделении палеогеновой и неогеновой систем говорится:

«Принимавшееся до последнего времени ярусное деление палеогеновых -и неогеновых отложений, ка к п оказал критический пересмотр ярусов, проведенный в последних работах, требует серьезной ревизии. Д о уста­ новления обоснованного ярусного деления рекомендуется использова­ ние в качестве наиболее дробны х стратиграфических единиц общей ш к ал ы подотделов: нижнего и верхнего — в палеоцене;


нижнего, сред­ него и верхнего — в эоцене;

только местных п о д р а з д е л е н и й — в олиго­ цене». П одготовка к р азр а б о тк е ярусного деления в С С С Р палеогено­ вых отложений была поручена П алеогеновой комиссии МСК.

Вопросы границ палеогеновой сйстемы, ее отделов и подотделов и стратиграфические региональны е схемы рассм атривал и сь на Первом, Втором, Третьем и Ч етвертом плен арн ы х совещ аниях П алеоген овой комиссии (Бю лл. М С К № 2, 1960, стр. 31, 37;

№ 3, 1961, стр. 45;

№ 5, 1962, стр. 35), а т а к ж е на П ервом и Втором совещ аниях специалистов по нуммулитам (Бю лл. М С К № 2, 1960, стр. 33 и № 5, 1962, стр. 31).

С 15 сентября по 25 октя бря 1961 г. П о л ев ая группа П алеогеновой комиссии в составе 103 участников производила изучение разрезов в З а п а д н о м К азахстан е, на М ан гы ш л ак е и в Средней Азии.

С тр ати граф и я палеогеновых отложений южных районов С С С Р была с возможной по тому времени полнотой изучена в центральны х и периферических геологических учреж д ен и ях и обсуждена на отмечен­ ных совещ аниях, что п озволило приступить к обсуждению проблемы ярусного деления палеогеновой системы.

Эта п роблем а была темой П ятого совещ ания П алеогеновой комис­ сии 15— 19 м а я 1962 г. Н а этом совещании был вы работан проект ярусного деления палеогеновой системы, который был опубликован ж у р н ал е «Советская геология» ( № 4, 1963, стр. 145), в м атер и ал ах е М еж дународного коллоквиум а по палеогену Европы в Бор д о и в «По­ становлениях М С К » (№ 6, 1965, стр. 50). Н а Шестом совещ ании П а ­ леогеновой комиссии 27 я н в а р я — 3 ф ев р ал я 1964 г. этот проект еще р аз о б су ж д ал ся (П остановления М С К, № 1/6, 1965, стр. 60) и после внесения некоторых исправлений был передан н а. рассмотрение в МСК.

Н а пленарном заседан ии М С К 16 апреля 1964 г. проект был одобрен и утверж ден в качестве ш к ал ы ярусного деления п алеоц ен а и эоцена д ля Средиземноморской (Тетической) биогеографической области в пре­ д е л а х С С С Р. Д л я у казан ной области устанавливаю тся следую щ ие под­ разделения палеоцена и эоцена (Постановления М С К № 1/6, 1965, стр. 78;

К оробков и Солун, 1964): ниж ний палеоцен — инкерманский ярус;

верхний палеоцен — качинский ярус;

нижний эоцен — бахчиса­ райский ярус;

средний эоцен — симферопольский ярус и верхний эоцен — бодра,какий и альминский ярусы.

О тмечая об язательн ость пользования схемой ярусного деления па­ леоцена и эоцена, постановление М С К утвердило в качестве стратоти­ пического р а зр е за всех выделенных новых ярусов Б ахч и сарайски й р а з ­ рез, а К убанский — в качестве вспомогательного и ка к опорный для п алеоцена и эоцена Северного К ав к аза.

Олигоценовые отлож ения специально р ас см а три в ал и сь ка Седь­ мом совещании П алеогеновой комиссии (П остановления.МСК, № 1/6, 1965, стр. 66) и на Восьмом объединенном совещании Постоянных стратиграфических комиссий М С К по палеогену и неогену (П останов­ ления М С К, 1968, стр. 39), а т а к ж е на С овещании по микробнострати графии олигоцена юга С С С Р (П остановления М С К, № 1/6, 1965, стр. 65). Бы ло принято решение расчленять олигоценовый отдел на два подотдела: н и ж н и й + средний и верхний, что о т р а ж а е т мнение подав­ ляю щего больш инства участников совещ ания о проведении эоцен-оли гоненовой границы над л атд ор ф ск и м и слоями и их ан ал о гам и или под рюпельскими и одновозрастны ми их образован иям и. В решении отме­ чается, что верхняя гран и ца олигоцена условно проводится по кровле хатских отложений. В качестве опорных приняты К ы зы л д ж арскн й раз­ рез, где обнажен контакт белоглинского горизонта альминского яруса эоцена и кы зы лд ж арского горизонта ха думских слоев олигоценовых отложений, и разрез погребенного олигоцена зап ад н ой части страто типнческой области. П р и н ята схема дробного п одразделен ия олигоцено­ вых отложений отмеченных разрезов.

С СТРАТИГРАФИЧЕСКОМ П О Л О Ж ЕН И И ДАТСКО ГО ЯРУСА В принятой советскими биострати граф ам и ш к а л е ярусного деления палеогеновых отложений гран и ца мела и п алеоген а отвечает кровле датского яруса. Впервые датский ярус был выделен и отнесен к мелу Э. Дезором в 1846 г. Впоследствии это решение было подтверждено на ряде, меж дународны х совещаний. В настоящ ее врем я такого деления придерживается большинство стратиграф ав, изучающ их как меловые, так и палеогеновые отложения. О днако начиная с А. Гросувра, в ы с к а­ завшего в 1897 г. мысль о возмож ной принадлеж ности датского яруса к третичной системе, р я д геологов-стратиграфов и палеонтологов при­ числяли и причисляют д атский ярус к палеогену.

В настоящ ее время вопросу о стратиграфической принадлеж ности датского яруса посвящено очень большое количество публикаций (Brotzen, 1960). С остояние изученности различны х групп организмов датского века т а к ж е не допускает объективного суж дения о положении датского яруса в мелу или в палеогене. Н ап р и м ер, широко, используе­ мые как д оказательство мелового во зр аста датского яру са у к а зан и я о нахождении в Египте, Л ивии, И зраиле, А лж ире, Анатолии, Пиренеях в его породах аммонитов, иноцерамов, рудистов и морских ежей и мол­ люсков «древнего облика» основаны, к а к теперь выяснено, на ош ибоч­ ном отнесении к д атском у ярусу маастрихтских и д а ж е кампанских пород. К ак д о к аза тел ь ств палеогенового возр аста используются у к а ­ зания о присутствии (в р а зр е зе слоев с «датской фауной», отсутствую ­ щих в стратотипическом р а зр е зе датского яр уса в Д ан ии. К таковым относятся слои с P roto b rissu s tercensis ( C o t t. ), л е ж а щ и е н ад слоями с типичными датским и окаменелостями, но ни в одном р азр е зе не со д ер ­ жащие H ercoglossa datiica ( S c h l o t h. ). К а к сообщила в 1964 г.

Ж. Вилат (V illatte), у ка зы в ае м ы й из данны х слоев морской еж не от­ носится ни к роду Protobrissu s, ни к виду P. tercensis ( C o t t. ) Таким образом, вопрос о стратиграф ическом полож ении датского яруса н е л ь ­ зя считать еще решенным.

В настоящем томе д атский ярус не р ас см атри в ается, а граница мела и палеогена проводится по кро вл е датского яруса в традиционном понимании.

О С О ОТНО Ш ЕН ИИ Ш КАЛ ЯРУ СНОГО Д Е Л Е Н И Я П А Л ЕО ГЕН О В Ы Х О Т Л О Ж Е Н И Й СССР И ЗАПАДНОЙ ЕВРО ПЫ Единой ш калы ярусного д елен и я палеогеновых отложений в З а п а д ­ ной Европе по сути дела не сущ ествовало и не существует. То, что обычно именуется ш калой ярусного деления палеоген а За п а д н о й Е в ­ ропы, является гибридом трех стратиграф ически х ш к ал — Лондонско Гемпширского, Париж-ского и Бельгийского палеогеновых бассейнов.

Д ля каждого из этих бассейнов, к а к отчетливо п о к аза л П. Фенийе (Fe пШёе, 1962), р а з р а б а т ы в а л а с ь своя стр а ти гр а ф и ч ес к ая ш к ал а, имев­ шая первоначально значение региональной. О д н ако при последующей корреляции этих ш кал и попы тках их распростран ен ия на отдаленные территории выявилось: 1) узкол о кал ьн ое значение одних ярусов, 2) не­ достаточ н ая четкость фаунистической характери сти ки других, 3) пол­ н ая несовместимость третьих, часто о б условленн ая наличием переры­ вов в осадконакоплении. В силу этих причин ш к ал ы часто изменялись:

одни ярусы зам ен ял и сь другими, изменялся их о б ъем, вы делялись но­ вые. Этот процесс мож но н аб л ю д ать еще и сейчас, особенно это к а с а ­ ется статуса и объемов моитского, лютетскгаго, оверзского и латдорф ского ярусов. К ак отмечает Ж.-П. М ан ж ен (M a n g in, 1965), многие из выделенных ярусов не вполне пригодны к д ал ьн ей ш е м у использо­ ванию, и, кроме того, д о лж ен быть пересмотрен принцип их обоснова­ ния.

Ш к а л а ярусного деления пал ео ц ен а и эоцена С С С Р резко отлича­ ется от прим еняем ых в З а п а д н о й Европе ш к ал к а к по принципу по­ строения, так и по многим д ругим признакам. Х а рактер н ы м и особенно­ стями процесса построения ш к ал ы палеогена для территории С оветско­ го С ою за яв л яю тся следующие.

1. П ри построении ш к ал ы в ы деляли сь не отдельные ярусы, астрой-' л ась вся ш к ал а. Р асс м о тр ен и е и обсуждение разр езов было многосту­ пенчатым. П ер во н ач ал ь н о р ас см а тр и в ал и сь наиболее типичные р а зр е ­ зы в главнейш их рай он ах р азв и ти я палеогеновых отложений на юге С С С Р. З а т е м строились региональны е, корреляционные м е ж р еги о н а л ь ­ ные и унифицированны е схемы для крупных районов или областей и, наконец, с о з д а в а л а с ь я р усн ая ш к ал а. У к аза н н ая работа бы ла выпол­ нена большим объединенны м коллективом биостратиграфов.

2. П ри расчленении и корр еляц ии разрезо в учиты вался весь комп­ лекс палеонтологических м атериалов.

3. Выделению ярусов п редш ествовали попытки зо н ал ь н о го расчле­ нения палеогеновых отложений. Расч л ен ен ие палеогеновых отложений юга С С С Р на зоны по ф о р ам и н и ф ер ам полож ено исследованиями М. А. Глесснера и Н. Н. Субботиной и продолжено Н. К. Быковой, В. Г. М орозовой, Н. Е. М инаковой, Е. В. М ятлюк, В. П. Алимариной, Ю. П. Никитиной, Д. М. Х алиловым, Е. К. Шуцкой и многими другими палеон тологам и. К а к зате м было выяснено;


исслед ователям и форами нифер палеогена зар у б еж н ы х стран, установленные в С С С Р комплексы видов о бнаруж ен ы и там. Р а б о т а м и И. Б ек м ан а (B e c k m a n n ), В. Берг грена (B e r g g r e n ), Г. Б олли ( В о Ш ), Д ж. К ал п а ( K u l p ), 3. Э л ь-Н аггара (E l-N a g g a r ) и др. была п о к а за н а б о льш ая роль планктонны х форами нифер не только д ля расчленения палеогеновых отложений, но и для корреляции отдаленных р азрезов. В 1969 г. В. А. К раш енинников сде­ л а л попытку д о к а з а т ь пригодность установленных по п ланктонны м фо­ р ам и н и ф ерам зон д ля м еж кон ти нентальн ы х корреляций палеогеновых отложений. В палеогеновых отлож ен и ях С С С Р были установлены зоны и по другим группам организмов, наприм ер по пектинидам (объединяю ­ щие одновозрастны е отлож ения в большинстве случаев сравнительно глубоководных ф ац и й):

С тратиграфическое положение Зона Инкерманский ярус (эльбургансю ш го­ 1. V ariam ussium clipeolum ризонт и его возрастны е аналоги) Качинский ярус (горизонт Горячего 2. Крупных V ariam ussium Ключа) Бахчисарайский ярус 3. C hlam ys venerand a Chi. subim bricala Симферопольский ярус 4. V ariam ussium captiosum.

Бодракский ярус (слои с Lyrolepis) 5. V ariam ussium longisculum.

Бодракский ярус 6. C hlam ys s u b d i s c o r s...................................

Альминский ярус 7. V ariam ussium f a l l a x..............................

Рюпельский ярус (хадумокий горизонт 8. C hlam ys hauchecornei. — Chi. stetti н его аналоги) nensis..

Хаттский ярус — горизонт с Cardinal 9. C hlam ys bifida abundans L i v e r, (нугринокие слои, ка ратомакский горизонт, аскакипский го­ ризонт) 4. Р а з р а б о т к а ярусной ш к ал ы производилась в тесной связи с р а ­ ботами по;

выяснению палеогеограф ической обстановки на территории С С С Р в палеогене (Коробков, 1946;

Синицын, 1965;

А тлас литолого палеогеограф ических карт, 1967).

В новой ш к ал е С С С Р сохранено п одразделен ие палеоцена на д ва подотдела — нижний и верхний палеоцен. К а ж д ы й подотдел сод ерж ит по одному ярусу (инкерм анский и качинский). С оздается впечатление полного соответствия п алеоценового подотдела в ш кале, принятой в С С С Р, и в западноевропейской ш кале. О днако такое соответствие лишь каж ущ ееся.

Выделенный в 1874 г. Ш итнером палеоцен первоначально охваты ­ вал пески Браш е, травертины Сезанн, лигниты и песчаники Сауссонне, т. е. флороносные эквивален ты танетского и спарнасского ярусов, л е ­ ж а щ и х ниже ипрского яруса нижнего эоцена. В дальнейш ем (M angin, 1965 и др.) объем палеоценового отдела стал менее определенным:

к нему начали относить различного объем а и во зр аста отлож ения и от­ лож ения, стратиграфическое полож ение которых до сих пор остается неясным. В связи с этим проявились следующие тенденции: 1) с о х р а­ нять палеоценовый отдел в составе следующих ярусов: а) монтского и танетского, б) монтского, танетского и спарнасского, в) датского, монт­ ского и танетского, г) датского, равн ого монтскому, и танетского, д) датского, равного монтскому, и ланденского с д вум я п од ъ яр у са м и — танетским и сп арн асски м, е) д атского, тверского ( = монтского) и л а н ­ денского;

2) ликвид и ровать палеоценовый отдел: а) объединив датский и монтский ярусы и отнеся их к мелу, и присоединив танетский ярус к нижнему эоцену, б) расш и рив понятие «нижний эоцен» на о т л о ж е ­ ния, л еж а щ и е ниж е ипрского яруса (эонуммулитовый отдел).

Ч а щ е всего палеоценовый отдел на за п а д е п о др а зд е л яетс я на монт­ ский и танетский ярусы. Монтский ярус установлен в 1868 г. Ж. Д е в а л ь ­ ком (D ew alq u e). Его стратотипом яв л яю тся отлож ения в районе горо­ дов М онса и Обурга на юго-западе. Бельгии, где на «туф ах Сэн-Сим форьен» верхнего Маастрихта с разм ы вом л еж и т ш естидесятиметровая толща известняков, п о д р а зд е л я ю щ а я с я на б азал ь н ы е «пуанги М ало ньи», «туфы Ципли», «цер'итовый известняк Кюэт» и «грубые и зве стн я­ ки Монса», на которых п ластую тся породы континентального «монса».

Одни исследователи (A. B ria rt, F. Cornet, М. C o ssm a n n, Е. Vincent) к монту относят все отложения, л е ж а щ и е м е ж д у «туфам и С эн-С имфо рьен и ланденскими песками, други е — исключаю т из этого интервала «туфы Ципли», относя их либо к д атском у ярусу (Н. R a s m u ss e n, J. Не inzelin, М. G libert, Z. E l - N a g g a r ), либо к Маастрихту (R. M o rlier).

На северо-востоке Бельгии у г. Эйсдена н иж е типичных монтских известняков несогласно на мелу л е ж а т крани евы е известняки, а монт ские известняки покры ваю тся ланденскими песками. Этот р азрез т р а к ­ туется по-разному. К р ан и евы е известняки или сопоставляю тся с «туф а­ ми Ципли», или рассм а тр и в аю тс я к а к датск ие породы, отсутствующие в разрезе у г. М онса. Т ак к а к монтские известняки без признаков р а з ­ мыва л еж а т на Крайневых и звестн як ах и с о д е р ж а т в нижних пластах несколько видов, х ар а к тер н ы х д л я д атск и х отложений, то и монтский ярус в целом относится к д атском у ярусу.

Иногда к монтскому ярусу (в целом или лиш ь к верхней части) присоединяют зеландский ярус, выделенный в 1924 г. А. Р озен кран ц ем в Дании (так назы ваем ы й «палеоцен датского типа» или копенгаген­ ский палеоцен»), со д ер ж ащ и й мелкие раковины моллюсков, описанные А. Кёненом.

Некоторые и сследователи относят зеландский ярус к верхнему п а ­ леоцену. 3. Э л ь -Н аггар (E l-N a g g a r, 1967) осп ари вает и валидность самого названия «монтский ярус», считая его м лад ш и м синонимом н а ­ звания «геерский ярус» ( = херсийский или гее р зи й ск и й ), п ред ло ж ен ­ ного в 1851 г. А. Д юмоном.

И нкерм анский ярус в типичном р азр е зе и в ряд е разр е зо в Ю жного П р и а р а л ь я сод ер ж и т р яд видов, х ара кт ер н ы х д ля грубых известняков Монса. В р азр е зе этого яруса на Северном К а в к а з е (эльбурганскип го­ ризонт), помимо многих эндемиков, имеются виды, хар а к т ер н ы е для зеландского яруса Д ал и и, а в а к д ж а р с к и х слоях Средней Азии вместе с монтскими видам и встречаю тся виды, характерн ы е д ля «туфов Цип ли».

О бъем танетского яруса т а к ж е нельзя считать пока точно опредг ленным. Этот ярус установлен Е. Рен евье (R enevier) в 1873 г. Страто гипом его яв л яю тся фаунистически о х ар а ктери зов ан н ы е пески Танег Восточного К ента (А нглия). Н и ж н я я часть танетских отлож ений Англо Б ел го -П ар и ж ск о го бассейна м о рская и хорошо со п о ставл яю щ аяся. Это тверские слои (пески О рп-ле-Гран) и мергель Гелнндена в Бельгии, туфы Л а Фер во Франции, ниж ние и средние танетские слои в Англии.

В ы ш ел еж а щ и е о тлож ения в Англии, Бельгии и Ф ранции обладаю т специфическими особенностями. Так, туфы Л ен сана, собственно пески Б р а ш е и пески Ш алон-сю р-В есль Франции со д ер ж ат много танетских видов, а т а к ж е такие виды, которы е в Англии встречаю тся н ад танет скими слоями (в ридингских и вульвичских слоях). Д. К эрри (Curry, 1966) вы с к азы в ает мысль, что в П а р и ж с к о м бассейне часть относя­ щихся к танетском у ярусу слоев м ол о ж е собственно танетских слоев Англии.

М орские танетские о тлож ен и я А н гл о -Б ел го -П ар и ж ско го бассейна на различны х уровнях за м ещ а ю тся лагунны ми и пресноводными отло­ жениями. И з них лигниты и глины Суассона послужили Г. Дольфю су типом д л я вы деления в 1880 г. сп арн асского яруса. Н ечеткость границ морских и континентальны х отлож ений верхнего п ал еоц ен а явилась причиной разл и чн ого ярусного расчленения верхнего п ал ео ц ен а: в р а з ­ личных сочетаниях в ы деляли сь сл едую щ и е ярусы: танетский, геерский, ланденский, суассонский и сп арн асски й.В целом при р асчлен ен и и верх­ непалеогеновых отложений наметились такие тенденции: 1) выделять в верхнем п алеоц ен е один ярус — танетский, о хваты ваю щ и й морские, лагунны е и континентальны е о тлож ен и я;

в Бельгии этом у ярусу с о о т­ ветствуют геерский и л е ж а щ и й на нем ланденский ярусы;

2) выделять д ва яруса — танетский д л я морских и спарнасский д л я неморских от­ ложений, 3) вы делять танетский ярус, а спарнасский рассм атр ивать в составе ниж него эоцена.

Выделенный в верхнем палеоцене С С С Р качинский ярус п редстав­ лен морскими ф ац и ям и во многих районах и о х ара ктери зов ан специф и­ ческим комплексом видов моллюсков, сод ерж ащ и м много общих видов с нижней частью танетского яруса А нгл о -Б ел го -П ар и ж ского бассейна.

Эоценовый отдел в С С С Р, к а к и на З а п а д е, п о д р а зд е л я е тс я на три подотдела: нижний, средний и верхний. Н иж н и й сод ер ж и т один ярус — бахчисарайский. Н а З а п а д е в нижнем эоцене т а к ж е вы деляется один ярус, однако это не удо вл етворяет всех стратиграф ов. Ч а щ е всего в нижнем эоцене вы деляется ипрский ярус, который впервы е был уста­ новлен в 1849 г. А. Дю моном. Стратотипом его яв л яю тс я так назы вае­ мые ф л ан дрски е глины, об н а ж аю щ и е ся на р. И п ре в Бельгии. В 1880 г.

Г. Д оль ф ю с установил в П а р и ж с к о м бассейне кюизский ярус, сложен­ ный песками Синсени, Эзи, Пьерфон, Эруваль, глауконитовы ми песками Кю из и их литоф ац иальн ы м и разностями. В 1857 г. Ш. М айер-Эймаром в Англии был выделен лондонский ярус, стратотипом которого являю т­ ся лондонские глины. Д о л го е время считалось, что все эти три яруса (ипрский, кюизский и лондонский) явл яю тся типичными аналогами.

О днако в д ал ьн ей ш ем б ы ло выяснено, что пески Синсени имеют более тесную связь со слоями Б л ек х ед а в Англии, чем с песками Кюиз, и что спарнасские отлож ения Ф ранции частично (а быть может, и полностью) сопоставимы с лондонскими глинами. К ю изские слои в свою очередь были сопоставлены с ниж небегмотскими слоями Англии. Таким о б р а ­ зом, п роблем а соотношения и д а ж е возраста ипрского, кюизского и лон­ донского ярусов не мож ет считаться разреш енной и сейчас. Интересные данные о соотношении этих о бразован ий приведены в работе Д. Кэрри (Curry, 1966). К I960 г. JI. Хоттингером и Г. Ш зубом был выделен илердский ярус, который, по мнению этих авторов, д олж ен соответство­ вать в Средиземноморской об ласти перерыву, якобы имевшему место в П ариж ском бассейне перед отложением нижнего эоцена.

Бахчисарайский ярус С С С Р в известной мерс соответствует ппр скому ярусу, хотя точное его сопоставление с лондонскими глинами, кюизскимп песками и ипрскими глинами невозмож но из-за отсутствия четкого представления о соотношении и в озрасте последних.

В среднеэоценовом подотделе С С С Р в ы деляется один ярус — сим­ феропольский. Т а к а я ж е картин а н аб лю д ается и в З а п а д н о й Европе, где чаще всего средний эоцен представлен лютетским ярусом, впервые установленным в 1883 г. А. Л а п п а р а н о м. Стратотипом его являю тся гру­ бые известняки П а р и ж а. Л а п п а р а н выделил лютетский ярус из р а зр е за парижского яруса, установленного в 1852 г. Орбиньи и включавш его, помимо грубых известняков, толщ у пород, приравненную Ш. Мейер Эймаром к установленному им в 1852 г. бартонском у ярусу верхнего эоцена.

К ак н иж няя, так и верхняя границы лютетского яруса в П а р и ж ­ ском бассейне спорные. Почти все и сследователи отмечаю т наличие пе­ рерыва перед отложением ниж них слоев грубого известняка. Н е толь­ ко размыв озерных песчаников Беллё, но и само их присутствие п од ­ тверждаю т трансгрессивное зал е га н и е грубых известняков. Ещ е более сложен вопрос о верхней границе лютетского яруса и его объеме. П о данным ф ранцузских геологов (A. B lond eau, Ch. C avelier, L. F e n g u e u r, Ch. Pomerol, 1965), в П а р и ж с к о м бассейне лютетский ярус ограничен ипрскими глинами Л ао н и бартонскими п ородами Мон-Сен-М артен.

Положение аналогов лю тетского яруса П а р и ж с к о г о бассейна в р а з ­ резе палеогеновых отложений Бельгии и Англии р ас см атр и в ается не однозначно. Н аиб о л ее хар актерн ы следующие сопоставления.

У казанная выш е группа фран ц узски х стр а ти гр а ф о з (A. B lo nd er и, Ch. Covelier, L. F e n g u e u r и Ch. Pom erol, 1965) с верхнелютетским подъ ярусом «, возможно, биарритцским ярусо,м сопоставляю т вемм ельский и ледсхий ярусы Бельгии и верхнебрекльсхем ские слои Англии, а с ниж нелютетским подъярусом — брюссельский ярус Бельгии и среднебрекль схемские слои Англии. Д. К эрри (C urry, 1966) с верхнелю тетским подъ яруссм сопоставляют брю ссельские пески Бельгии и п одразделен ие «В»

брекльсхемских слоев Англии, а нижнелю тетский п одъ ярус — с песка­ ми Эльтер Бельгии и подраздел ен иям и «С» и «D» брекльсхемских сло­ ев Англии. Этот и сследователь отмечает, что п одраздел ен и е «А» б р ек л ь ­ схемских слоев со п о ставл яется с типом оверзского яруса и что ледские, веммельские и асшокие отлож ения Бельгии сопоставляю тся с «п од ра з­ делениями «В» и «А» брекльсхем ских слоев и с верхним лю тегом и с оверзом».

Ш. Помероль (P om erol, 1968) счи тает д о к аза н н ы м соответствие ледского яруса (п ред л агав ш егося взам ен бартонского) среднему люте ту П арижского бассейна, а веммельского — верхнему лютету.

Очень сложен вопрос о биарритцском ярусе Л. Хоттингера и Г. Ш ауба, так ж е относимом ими к среднему эоцену. Этот ярус был вы ­ делен в 1960 г. по той якобы причине, что в П а р и ж с к о м бассейне отсут­ ствуют самые верхние фаунистически о х ар а ктери зов ан н ы е отлож ения среднего эоцена, которы е имеются на ю го-западе Ф ранции. Следует отметить, что А. Бло-ндо и Ш. П ом е р о л ь (1968) приш ли к выводу, что оверзский ярус не более чем региональный, близкий к верхнелютетско му, когда он п редставлен известняками, а когда в ы р аж ен глинами и мергелями, то соответствует приабонским слоям.

По всей вероятности, симферопольский ярус С С С Р соответствует нижней п ередней ч астям грубых известняков лю тетского яруса П а р и ж ­ ского бассейна.

В верхнеэоценовом подотделе принятой в С С С Р ш калы палеогена имеются д в а яруса: бодракский и альминский. В П а р и ж с к о м бассейне д ля подразделен ия верхнеэоценовых отложений прим енялись такие на­ звания, к а к бартонский, оверзский, маринезский, людийский, а иногда заи м ствован н ы е из бельгийской ш к ал ы — ледский и веммельский яру­ сы. В последние годы принято именовать верхнеэоценовы е отложения П а р и ж с к о г о бассейна бартонским ярусом. По П о м ерол ю (Pomerol, 1961), эволюцию взгляд ов на объем бартонского яр у с а П ариж ского бассейна о т о б р а ж а е т п р и в од и м ая н и ж е схема (табл. 1).

С опоставление бартонского яру са П а р и ж с ко го б ассей на ф р ан ц у з­ скими страти граф ам и (B lo ndeau, C av alier, F en g u eu r, P o m erol, 1965) проводится так, к а к и зображ ен о на табл. 2.

Однако^ Д. К эрри (C urry, 1966) не со глаш ается с этим пред ставл е­ нием и д а е т другую схему со поставления (рис. 1). В ообщ е ж е у к а з а н ­ ный и сследователь отмечает, «...что в их (ярусов — И. К.) уп отреб ле­ нии нет единообразия;

в связи с чем вообщ е вопрос о применении наименований ярусов в палеогене — один из наиболее зап утанны х. Эта путаница, по-видимому, м о ж ет быть устранена лишь реш ением какой нибудь м еж д унаро дн о й комиссии». Относительно границы верхнего эоцена со средним эоценом на территории С С С Р в 1964 г. И. А. Короб­ ков и В. И. Солун писали: «...средний эоцен, который д о л ж е н отобра­ ж а т ь все особенности эоценовой эпохи и по своей мощ ности должен Таблица Олигоцен | ------------ Лю диеи- ;

' Верхний бартон-людиен веммелиеп П одъ ярус (мергели с P hcladoniya а!

о ludensis, гипсы с подчи­ 5 г С ненными прослоями с С мергелей) ю ^ с ос Q. ' ' сэ s (1952) 5S (1981) (1893) Средний бартоп-марине- 0) (1906) Г.

(1905) (1935) Ч (1948) (1950) зиеп о [отлож ения: Дюси ГЗ Дспизо (D u cy );

М ортфонтейн Помероль Лаппараи Лаппараи (M o rtfo n ta in e );

Сент Женье Морле Абрар Лериш Оуен (S a in t-O u e n );

лсдпен Крейп (C resnes) М арине (M arines)] о с» о с;

Нижпий бартон-оверзиен [отложения: Моп-Сеп- е = О М артеи (M ont-Saint M a r tin );

пески Оверз (A uvers) и Бош ан (B caucham p)]..

'i Верхний лю тет быть наиболее сложны м, фактически к а к в З а п а д н о й Европе, так и особенно в С С С Р сильно уступает верхнему эоцену. Нет сомнения, что объем среднего эоцена в д альн ей ш ем будет изменен, вероятно, путем присоединения к нему ниж ней части верхнеэоценовых отложений».

П роизведенны й нами а н ал и з ком плекса видов моллю сков туркестант ских и риш ганских слоев Средней Азии, с а к са у л ь ск и х слоев При ар а ль я, нижней части верхнеэоценовых отложений Ахалцихского б а с ­ сейна подтвердил их точку зрения о в озм ож н ом отнесении этих отло­ жений к среднему эоцену. Что к а сае тся сопоставления бодракского яруса с подразделениями в З а п а д н о й Европе, то н аиболее вероятной п редставляется их ф аунистическая близость с песками Гриньон. С л е ­ дует отметить т а к ж е больш ое сходство фаунистического комплекса бодракского яруса со «средними песками» П а р и ж с к о го бассейна. Аль минский ярус уверенно сопоставляется с бартонскими и, н адо думать, одновозрастными с ними л атдорф ским и ( =;

Нижнетонгринскими) слоями.

В недавно выш едшей статье JI. П. К ахановой и А. И. К оробкова (1969) отмечается, что ком плекс моллюсков риш танских слоев зн ач и ­ тельно более близок к алайскому, чем к исф аринско-ханабадском у, и более близок к лютетскому, чем к бартонскому. Точка зрения А. Орби ньи (O rbigny, 1852) и Э. М ю н ье-Ш ал ьм а и А. Л а п п а р а н а (M unier C halm as, L ap p a re n t, 1893), в последнее время п о дд ерж и в аем ая В. Kpv-чем и Д. Л очем в Г Д Р (K rutzsch, Lotsch, 1963) и В. А. К р а ш е ­ нинниковым (1965) в С С С Р, о полож ении нижней границы верхнего эо Т аблица о и С и г-О Бельгия Парижский бассейн Англия В{ G, C. U S (A ssche) Л агунны е пески Нее- Бембридж ские мергели Белые мергели П антенз репен (N eerepen) (P an tin ) Людийский Пески Гриммертинген Бембридж ские изве­ Голубые мергели Аржеп (G rim m ertingen) стняки тел '(A rgenteuil) Осборпские слои В ерхняя масса гипса сш Средине и верхние хе М ергели и гипсы А донские слои М ергели с Pholadom ya Пески Слои Брокепхёрст ludensis (B rockenhurst) | Н ижние хедонские слон Глины Асш (A rgile Пески М арине с Маринезский Бартонский Бартонские слои d ’Assche) Пески Крейн, известняки Сент-Оуен Пески М ортфонтейн И звестняки Дюси Пески Эзенвилль (E zanville) [ ЭХ X Пески О верз-Бош ан « О Гепель (G uepelle) п а Отложения Мон-Сен L я Ма(ртен О Верхние брекльсхемские Верх­ Пески Веммель Фалены Ф уланж уе слои ний (F.alum de F o u lan g ues) лютет цена к а ж е т с я довольно убедительной. В Европейской части С С С Р эта граница соответствует подошве белоглинской свиты, а в Средней Азии д о л ж н а совпадать с подошвой исфаринских слоев».

Г ран и ца м еж д у эоценовыми и олигоценовыми отложениями соглас nnb/O O JtjD HU q У О.

но принятой в С С С Р ш к ал е проводится над альминским ярусом и под отложениями, отнесенными к ниж нему — среднему олигоцену при его двучленном делении. В З а п а д н о й Е вропе это соответствует границе л атдорф ских и рюпельских отложений. С праведливость такого сопо­ ставления п о дтв ер ж дается данны ми изучения мандриковских слоев Украины, признанных еще со времени исследований А. Кёнена безус­ ловным возрастны м и фаунистическим аналогом латдорф ских слоев— »

is П алеоген овая Н еогеновая Система Э оцен О лигоцен М иоцен О тд е л А квитан­ Альминский Рюпельский Хаттскнй Ярусы ский П С з ОЬ;

О "О "О о С'— иS II о SC 2н н* 5S К о о о "О о^ о sc а 2 SО — “2 о ud нС" — = с\ яо 0^ э*н О € ь *а о со о е* о г.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.