авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 26 |

«МИНИСТЕРСТВО Г Е О Л О Г И И СССР АКАДЕМИЯ НАУК СССР МИНИСТЕРСТВО ВЫСШЕГО И СРЕДНЕГО СПЕЦИАЛЬНОГО О Б Р А З О В А Н И Я СССР ...»

-- [ Страница 8 ] --

Н а долю инкерманского яруса приходится до 25 м. Отделяется он от датских пород исключительно по фауне фораминифер.

К северу и востоку от г. Ладушкина инкерманские отложения всюду ложатся на кампанские. Севернее Калининграда инкерманские отложе-, ния известны только на Самбийском полуострове, где они представлены теми же фациями и быстро уменьшаются в мощности к северу. Н а во­ стоке Калининградской области и на Самбийском полуострове в ос­ новании палеогена в ряде разрезов выделяются песчано-алевритовые слои с водорослями, радиоляриями и редкими.песчаными фораминн ферами мощностью 10— 12 м, которые условно относят к нижнему палеоцену.

В юго-западной части Литвы инкерманские отложения занимают небольшию площадь в районе городов Калвария, Симнас, Вейсеяй.

Здесь в песчано-алевритовом разрезе появляются прослои серых слив­ ных песчаников мощностью 0,1 — 1,5 м (Калвария, Сим нас), а далее к юго-востоку (Вейсеяй, Рудамина) — мергели или песчанистые опоки (гезы). Общ ая мощность этих отложений 10— 56 м. В основании разреза в скважине Калвария вскрыт базальный слой крупнозернистого конгло­ мератовидного песчаника. Отложения со стратиграфическим перерывом залегают на породах М аастрихта или кампана. Инкерманские отложения обнажены также у с. Вульки Жондовой на р. Черная Ганьча (Гроднен­ ская область Б С С Р ), где представляют собой отторженец в толще чет­ вертичных отложений.

В образцах из многих скважин А. А. Григялисом определены фора­ миниферы, комплекс которых при сравнении его с данными по форами ниферам палеоцена Польши, Швеции, Украины указывает на раннепа­ леоценовый инкерманский (или монтский) возраст.

Здесь определены: Ataxophragmoides frankei B r o t z., Globulina gi'oba O r b., G. amygdaloides R e u s s, G. rotundata ( B o r n. ), Guttulina ipatovcevi V a s s., Valvulineria ravni B r o t z., Gyroidinoides octocame rata (C u s h m. et H a n n a), G. pontoni ( B r o t z. ), Astacolus gryi B r o t z., Nodosaria sp. (крупные), A labam ina wilcoxensis T o u l m., H oeglundina scalaris ( F r a n k e ), Ceratobulim ina tuberculata Br o t z., Anomalinoides danicus ( B r o t z. ), A. simplex ( B r o t z. ), A. nobilis ( B r o t z. ), Brotzenella praeacuta ( V a s s. ), Heterolepa lecta ( Vass. ), Cibicidoides succedens ( B r o t z. ), C. proprius ( B r o t z. ), Cibicides bur lingtonensis J e n n i n g s, C. rigidus N. В у k., Eponides lunata Br ot z., Karreria fallax R z e h a k, E lphidiella prim a ten D a m, Globorotalia vari­ anta (Subb.), Globigerina trivialis S u b b., Globobulim ina ovata ( Orb. ), Reussella paleocenica (Brotz.), Spirobolivina scanica ( B r o t z. ), Pseudouvigerina cuneata ( B r o t z. ), Chiloguembelina parva ( V a s s. ), Gyromorphina allomorphinoides R e u s s, A llom orphina halli J e n n i n g s, и др. В составе этого комплекса преобладают бентосные холодолюбивые формы фораминифер, указывающие на бореальный ха-, рактер раннепалеоценового моря в Прибалтике.

В комплексе спор и пыльцы, по данным А. И. Веножинскене, полу­ ченным в 1964 г., присутствуют споры позднемеловых папоротников;

среди голосемянных наиболее распространена пыльца различных древ­ них видов Pinus, из покрытосемянных довольно часто встречается пыльца рода M yrica (3— 10% );

представители умеренных листопадных пород наблюдаются редко. Присутствует очень много Pteridineae.

Нижнепалеоценовые отложения перекрываются на западе Калинин­ градской области с четким перерывом нижнеэоценовыми (?) отложе ниями самбийской свиты, а в Юго-Западной Литве и на востоке Кали­ нинградской области — верхнеэоценовыми или четвертичными отложе­ ниями.

ЭОЦЕН Эоценовые отложения распространены в западной части Калинин­ градской области и в южной части Литовской С С Р и представляют с о ­ бой образования мелководных бассейнов, трансгрессивно перекрываю­ щих отложения инкермана и частично верхнего мела. Отложения с а м ­ б и йс к о й с в и т ы (нижнеэоценовые) распространены в западной ча­ сти Калининградской области (Самбийский полуостров, Балтийская ко­ са) и представлены осадками неглубокого опресненного залива.

Сложена свита серыми некарбонатными слабо слюдистыми глина­ ми, алевритами и мелкозернистыми глауконито-кварцевыми песками.

Почти повсеместно в основании свиты прослеживается базальный гори­ зонт мощностью 1— 10 м, сложенный песчаными глинами и разнозерни­ стыми глауконито-кварцевыми глинистыми песками с желваками ф о с­ форитов. Характерно наличие следов горизонтальных ходов илоедных организмов, присутствие значительного количества остатков и отпечат­ ков морской флоры (водорослей), наличие силицифицированных участ­ ков пород. Ф ауна в свите не обнаружена. В шлифах наблюдаются ред­ кие спикулы губок, реже остатки фораминифер.

По данным А. И. Веножинскене, в спорово-пыльцевом комплексе среди голосемянных присутствует пыльца Pinus (много), единичные Taxodiaceae, из покрытосемянных встречены Myrica, Myrtaceae, Pal mae (?), среди умеренно листопадных Castanea sp. (до 7%).

И. М. П окровская и В. В. Зауер (1960) в комплексах миоспор из отложений, подстилающих «голубую землю», отмечают присутствие представителей средиземноморских, австрало-африканских и тропиче­ ских обитателей, а также различных мезозойских папоротников, что по­ зволяет говорить о своеобразии данной флоры.

Авторами самбийская свита сопоставляется с нижнеэоценовыми отложениями, известными в Северо-Западной Польше.

Резкое погружение самбийской свиты и увеличение тонкозерн-исто сти и мощности отложений наблюдаются в юго-западном направлении.

Максимальная мощность свиты 60 м, средняя — 25— 30 м.

Самбийская свита перекрывается отложениями алкской свиты (средний — верхний эоцен), отложения которой распространены в з а ­ падной части Самбийского полуострова и в юго-западной части Кали­ нинградской области (район городов Ладушкин — М ам оново). Разрез свиты в Самбии фациально изменчив и предстазлен следующими слоя­ ми (снизу в верх):

1. Базальный горизонт, сложенный разнозернистыми глауконито-квар­ цевыми глинистыми песками с примесью гравийных зерен, комками глин и многочисленными желваками ф осф ори т ов («н и ж яяя дикая земля»).. 0,5— 6 м 2. Мелко-ореднезернистые глауконито-кварцевые косослойчатые пески с прослоями и линзами мелкого гра®ия в верхней части («нижний плы­ вун») — 19— 22 м. В юго-западной части области нижняя часть слоя ф а ­ циально замещ ается прослоем слюдистых песчаных алевритов с желваками янтаря («нижняя голубая зе м л я » )— 0,5— 1 м. В кровле слоя почти всюду имеется прослой серовато-зеленых песчанистых глин, участками кверху пере­ ходящих в жирные темно-серые тонкослоистые глины мощностью до 8 м.

В юго-западной части Калининградской области разрез алкской свиты представлен толщен глинистых глауконито-кварцевых мелко-сред­ незернистых песков с фосфоритоносным горизонтом в основании.

В темно-серых тонкослоистых глинах, залегающих в кровле свиты, Г. И. Егоровым был найден комплекс фораминифер, характерных для верхнеэоценовых отложений: Robulus taticostatus ( T u t k. ), R. ex gr.

roemeri ( R e u s s ), Lenticulina inornata ( O r b. ), M arginulina behmi R e u s s, D entalina cf. inornata O r b., Nodosaria bacillum D e f r., Sipho nodosaria ex gr. exilis ( N e u g e b. ), B u lim in a aksuatica M o r o z., Uvi­ gerina proboscidea S с h w a g., G lobanom alina micra ( C o l e ), Acarinina rotundim arginata S u b b., Anomalinoides ex gr. aff inis ( H a n t k. ) и др.

Наличие в комплексе форм G lobanom alina micra и A carinina rotundi­ m arginata позволяет сопоставлять верхнюю часть алкской свиты с зо­ ной A carinina ro tund im arg inata, отвечающей куберлинскому горизонту бодракского яруса.

Отложения п р у с с к о й с в и т ы (верхний эоцен) распространены в западной части Самбийского полуострова и в некоторых районах к се­ веру и юго-западу от Калининграда. Они трансгрессивно перекрывают алкскую свиту всюду, за исключением юго-западных районов Калинин­ градской области, где перерыва в разрезах не наблюдается. Разрез прусской свиты по литологическим особенностям близок к алкской сви­ те. Его слагают (снизу в верх):

1. Базальный горизонт, представленный крупнозернистыми глауконито­ кварцевыми песками с многочисленными комками глин и обильными ф о с ­ форитовыми стяжениями («дикая земля»).................................. 1— 6 м 2. Буровато-зеленые песчано-глинистые слюдистые алевриты с боль­ шим количеством ж елваков янтаря («голубая з е м л я » )......................................2— 11 м В северо-восточном направлении этот слой фациально зам ещ ается вышележащими песками, однако полного замещения в пределах Самбий­ ского пол уострова не наблюдается.

3. Глауконито-кварцевые средне-крушюзериистые пески с просл оям и и линзами мелкого гравия и сидеритиэированной глины («плывун»).. О— 35 м В районе городов Светлогорск — П рим орье, где слой имеет наиболь­ ш ую мощность, нижняя его часть сцементирована гидроокислами ж елеза и носит название фации «кранта». П о направлению к юго-западу мощность слоя,реэко убывает, нижняя его часть фациально замещ ается «голубой зем­ лей», а верхняя — вышележащим слоем «белой стены». Полное замещение происходит ю жнее линии Янтарный — К руглово — Переславское.

4. Темно-бурые сильно слюдистые тонкослоистые алевриты с редкими желваками янтаря («белая с т е н а » )...........................................................................О— 12 м Слой расп ространен только в юго-западной части Самбийского полу­ острова.

В районе г. Ладушкина прусская свита сложена мелко-среднезерни­ стыми глауконито-кварцевыми глинистыми песками, в основании содер­ жащими редкие желваки фосфоритов. Мощность до 64 м.

Отложения прусской свиты выходят на дневную поверхность вдоль побережья Самбийского полуострова, а также полностью вскрыты у пос. Янтарного, поэтому они значительно лучше изучены фаунистиче­ ски. Остатки фауны в виде плохо сохранившихся отпечатков и ядер из­ вестны в фации «кранта», где они приурочены к прослоям сидеритизи рованных глин, а также в «голубой земле», в зоне ее замещения «плы­ вуном» в центральных частях глиняных катунов. В последнем местона­ хождении она, по-видимому, является переотложенной.

Ф ауна прусской свиты изучалась рядом исследователей (Мауег, Noetling, Koenen и др.) и сопоставлялась с комплексом латторфского яруса Западной Европы. Более поздние исследования показали, что в ней преобладают верхне- и даже среднеэоценовые формы.

Ф. Нетлингом (Noetling, 1888) описаны следующие формы, харак­ терные для отложений прусской свиты: Serpula flagelliformes Sow., S. heptagona S о w., D itrupa strangulata D e s h., D entalium acutum H e b„ Trochus cf. arvensis P h i 1 1 Vermetus bognoriensis M a n t e l l., Natica., dilatata P h i l., Ficus nexilis ( S o l. ), Actaeon sulcatus L a m., Retusa m ultistriata ( K o e n. ), Chlamys (f. a. Pseudamussium ) cornea (Sow. ), Ch. thorenti ( A r c h. ), M odiolus micans braun, Glycymeris cf. pulvinatus (L a m.), Ostrea ex gr. plicata S о 1., О. ventilabrum G o l d f., 0. flabellula L a m., Lim a baltica N o e t l., Lunulites quadrata R e u s s, Linthia patel loicles А д., Scutellina m ichelini C o t t., Laevipatagus bigibbus В e у г., Coelopleurus zaddachi N о e 1 1., Crenaster poritoides D e s h., Coeloma balticum S с h 1 u t., H oploparia klebsii N о e 1 1 и др. Особенно характер­.

но присутствие B alanus unguiform is S о w., руководящей формы бартон­ ских глин, а также M aretia cf. grignonensis ( D e s m a r e s t ), извест­ ной из веммельского яруса Бельгии.

Остатки микрофауны в разрезах прусской свиты Калининградской области исключительно редки. Только комплекс фораминифер, приво­ димый А. В. Фурсенко и К Б. Фурсенко (1961) для разреза прусской свиты из скв. Друскининкай, имеет более богатый видовой состав:

Spiroplectam m ina pishvanovae A. et К. F u r s s. S. guembeli H a g n, Cylindroclavulina rudislosta ( H a n t k. ), C lavulina terterensis C h a l i l., Lenticulina laticostata ( T u t k. ), L. grodnensis A. et K. F u r s s., Guttu litia gracillim a ( T u t k. ), Gyroidina soldanii O r b., B a g g in a iphigenia ( S a m. ), Siphonina kaptarenkoi K r a e v a, 5. praereticulata К г a e v a, Asterigerina lucida M i n., Heterolepa eocaena ( G u e m b. ), Anomalinoides granosus ( H a n t k. ), A nonioninoides (A. et K. F u r s s. ), A. affinis ( H a n t k. ), Brotzenella acuta ( P l u m m.), U vigerina costellata M o r o z, и др. Кроме того, в скв. Рудамина (глуб. 179 м) определены Globoquad rina corpulenta (S u b b.), Globigerina bulloides O r b.

В фосфоритовых желваках базального горизонта прусской свиты Сам-бии А. Айзенаком (Eisenack, 1954;

Eisenah, Geocht, 1960) обнару­ жены обильные динофлагеллаты, гистрихосфериды, а также редкие фо раминиферы, часть которых также указывает на позднеэоценовый воз­ раст отложений: Thalassiphora pelagica E i s e n a c k, Т. velata E i s e ­ n a c k, Hystrichosphaera tertiaria E i s e n a c k, Hystrichosphaeridium indes К 1 u m p gracilis E i s e n a c k, D eflandrea phosphoritica E i s e ­ n a c k, Wetzeliella articulata E i s e n a c k, W. sim ilis E i s e n a c k, W.

sam landica E i s e n a c k и др.

Позднеэоценовый возраст отложений алкской и прусской свит был подтвержден спорово-пыльцевыми исследованиями, проведенными И. М. Покровской, В. В. Зауер (1960), А. И. Веножинскене (1960).

П о данным А. И. Веножинскене, полученным в 1964 г., в комплексе миоспор среди голосемянных преобладает пыльца Pinus\ Taxodiaceae достигает 6— 7% ;

среди покрытосемянных сравнительно часто встреча­ ется пыльца нескольких видов M yrica и Castanea (10— 20% ).

Спектры «голубой земли», по И. М. Покровской и В. В. Зауер (1960), в целом характеризуются выпадением меловых австрало-афри­ канских и собственно тропических элементов и наличием разнообразных покрытосемянных преимущественно умеренных широт типа современной японско-китайской флоры.

ОЛИГОЦЕН Олигоценовые отложения известны только в западной части Сам бийского полуострова. Они трансгрессивно залегают на отложениях прусской свиты и представлены маломощным (1— 4 м) слоем кварцево­ глауконитовых глинистых песков с прослоем фосфоритов в основании («зеленая стена»). Никаких остатков фауны в этих песках не обнару­ жено, за исключением находки остатков рыбы из семейства Percidae и многочисленных зубов акул из рода L am na плохой сохранности.

По данным спорово-пыльцевых исследований А. И. Веножинскене (1960) возраст песков определяет как ранне-среднеолигоценовый. И с ­ следования О. П. Кондратене, проведенные в 1968 г., выявили большое сходство спорово-пыльцевого комплекса «зеленой стены» со сп орово­ пыльцевыми комплексами верхнеолигоценовых отложений Западной Европы. Для него характерно преобладание пыльцы Pinus sp. sp., Taxo­ diaceae и постоянное присутствие пыльцы Sciadopitys sp., S alix sp., Myricaceae, Platycarya sp., E ngelhardtia sp., Carya sp., Betula sp., Alnus -sp., Corylus sp., Carpinus sp., Ostrya sp., Fagus sp., Quercus sp., Casta nea sp., Castanopsis sp., Rhus sp., Nyssa sp., Myrtaceae, Leguminosae, Ericaceae, Tricolporopollenites cingulum (R. P o t. ) P f., T. pseudocingu lum (R. P o t. ) P f., T. iliaceus (R. P o t. ) P f. и др. В отличие от верхне эоценовых отложений в слое «зеленой стены» преобладает пыльца хвой­ ных (особенно Taxodium sp.), отсутствует пыльца пальмовых, а также семейств Могасеае и Symplocaceae.

ПРИПЯТСКАЯ И БРЕСТСКАЯ ВП АДИНЫ, БЕЛОРУССКИЙ МАССИВ В Белоруссии палеогеновые отложения широко развиты лишь вПри пятской и Брестской впадинах и на южном склоне Белорусского масси­ ва. Они повсеместно залегают под плащом четвертичных, а местами не­ огеновых пород и только местами на крайнем юго-востоке в бассейне Днепра и С о ж а выходят на дневную поверхность.

Отдельные сведения о палеогеновых отложениях Белоруссии име­ ются в работах А. Э. Гедройца, П. Я. Армашевского, Н. А. Соколова, П. А. Тутковского, Е. В. Оппокова, И. Ф. Синцова, А. Б. Миссуны, Г. Ф. Мирчинка, а также А. Г. Зайцева (1940), Г. В. Богомолова (1946), М. М. Цапенко (1947), Н. Ф. Блиодухо и др. Во всех названных рабо­ тах стратиграфическое расчленение пород палеогена по литологическо­ му характеру производилось по схеме Н. А. Соколова, опубликованной еще в 1893 г.

В настоящее время стратиграфическое расчленение пород палеоге­ на обосновано данными палинологических исследований, а возраст ки­ евской свиты уточнен изучением фораминифер.

ПАЛЕОЦЕН Отложения палеоцена представлены в рассматриваемом районе только образованиями инкерманского яруса — с у м с к о й свитой.

В юго-восточной части Припятского прогиба эта свита залегает на раз­ мытых отложениях верхнего мела и сложена преимущественно светло­ серыми опоковидными алевролитами, которые иногда переходят в опо­ ки, с прослоями темно-серых опоковидных глин и разнозернистого квар­ цевого песка с зернами глауконита и небольшими линзами песчаника с опаловым цементом. Мощность 30— 40 м. В комплексах миоспор, вы­ деленных из темно-серых глин, абсолютно преобладает пыльца различ­ ных видов из стеммы Normapolles. Реже встречается пыльца Triatrio­ pollenites sp. sp., Tricolporopollenites sp. sp. и Tricolpopollenites sp. sp.

В виде единичных зерен попадается пыльца голосемянных из родов Podocarpus, Pinus, Cryptomeria, Dacrydium. Споры Lygodium sp., Cibo tium sp. и A nem ia sp. отмечаются единично.

Спорово-пыльцевые комплексы палеоцена Белоруссии по система­ тическому составу весьма сходны с нижнепалеоценовыми комплексами миоспор Польши и Украины.

ЭОЦЕН Нижнеэоценовые бахчисарайские отложения представлены канев с к о й с в и т о й. Породы этой свиты почти повсеместно вскрыты в юж­ ной части Припятской впадины. Залегают они на породах сумской сви­ ты и верхнего мела. Обычно каневская свита сложена зеленовато-серы­ ми, иногда алевритистыми, глауконито-кварцевыми песками, с неболь­ шими линзами кварцево-глауконитового песчаника часто с олало-хал цедоновым цементом. Мощность 10— 28 м. Севернее границы сплошного распространения каневской свиты обнаружен ряд небольших останцов пород этого возраста, свидетельствующих о том, что раннеэоденовое море захватило значительную часть Припятской впадины.

В комплексе миоспор каневской свиты еще присутствует пыльца древних форм покрытосемянных стеммы Normapolles. Значительное ме­ сто в комплексе занимает пыльца Triatriopollenites sp. sp. и Triporopol lenites sp. sp. Н о особенно большое видовое разнообразие получает пыльца формальных родов Tricolporopollenites и Tricolpopollenites.

Кроме того, здесь появляется пыльца, близкая к пыльце современных родов Myrica, E ngelhardtia, Quercus, Carpinus и др. Пыльца голосемян­ ных встречается очень редко, а споры — спорадически.

Спорово-пыльцевые комплексы каневской свиты сходны с комплек­ сами нижнеэоценовых.пород Г Д Р (Krutzsch, Lotsch, 1957) и по своему характеру являются переходными между комплексами палеоцена и сред­ него эоцена.

Среднеэоценовые симферопольские отложения представлены бу ч а к с к о й с в и т о й. Северная и северо-западная границы расп рост ра­ нения этих отложений проходят восточнее д. Тереховки, южнее г. Г о ­ меля, через г. Речицу, севернее г. Калинковичей, западнее пос. Лельчи цы. В северной и северо-западной частях Припятской впадины и на П о ­ лесской седловине встречаются небольшие изолированные островки бу чакской свиты.

Породы бучакской свиты на территории Белоруссии повсеместно залегают с перерывом на породах каневской свиты, изредка — верхнего мела. Представлена свита обычно серыми разнозернистыми кварцевыми песками с редкими зернами глауконита. В толще песков встречаются линзовидные прослойки (5— 10 см) кварцевого песчаника, с редкими зернами глауконита, с халцедоновым цементом.

Отложения, вскрытые на Полесской седловине (в д. Пинковичи близ г. Пинска) и отнесенные условно к бучакской свите, представлены светло-серыми разнозернистыми кварцевыми песками.

Бучакские отложения Белоруссии бедны палеонтологическими о с ­ татками. Их возраст установлен на основании палинологических данных.

Комплексы миоспор, полученные из разрезов в районе Лоева, Ельска и Копаткевичей, имеют ряд весьма специфических черт: господство покры­ тосемянных, особенно пыльцы Tricolporopollenites cingulum (R. Pot.) Pf. et Th., T. pseudocingulum (R. P o t. ) P f. et Th., сходной с пыльцой современных родов Costanea, Rhus и семейства Leguminosae, а также пыльцы Tricolpopollenites sp. sp., сходной с пыльцой современного рода Quercus. Постоянно отмечается пыльца M yrica sp., Carpinus sp., Ostrya sp., Corylus sp., Platycarya sp. и E ngelhardtia sp.;

часто встречается пыльца Trudopollis pompeckji (R. P o t. ) P f., реже T. rector P f., Nudo pollis thirgartii (R. P o t. ) P f., Triatrio-pollenites excelsus (R. P o t. ) P f., T. coryphaeus (R. P o t. ) P f., Triporopollenites robustus P f. и др.

Пыльца голосемянных — Podocarpus sp., Cedrus sp., Pinus sp. sp., Taxo­ dium sp. и Sequoia sp. — встречается в виде единичных зерен. М ощ ­ ность свиты обычно 10— 15 м, в юго-западной части Припятского про­ гиба до 36 м.

Среди палеогеновых отложений Белоруссии наиболее широко р а з­ виты верхнеэоценовые (бодракский и альминский ярусы) породы к и е в ­ с ко й с в и т ы. К югу от линии Гомель — Слуцк — Гродно они расп ро­ странены почти повсеместно, а к северу от указанной границы встреча­ ются лишь в виде изолированных островов.

В юго-восточной части Припятской впадины эта свита залегает на бучакских породах, на остальной площади она перекрывает отложения верхнего мела, а на Полесской седловине местами залегают на кристал­ лическом фундаменте. Контакт с отложениями бучакской свиты четкий, в основании часто встречаются конкреции и галька фосфоритов. В П ри ­ пятской впадине переход между породами киевской и харьковской свит 1 t Зак. 768 постепенный, и ввиду сходства состава обеих свит границу между ними, часто трудно установить. Н а остальной площади граница между свита­ ми приурочена к пачке светло-серых кварцевых песков с редкими зер­ нами глауконита. Эту пачку песков, видимо, следует относить к самым верхам киевской свиты, параллелизуя ее с «наглинком» Днепровско-До­ нецкой впадины.

Литологически киевская свита Белоруссии подразделяется на две части. Нижняя часть, представленная зеленовато-серыми разнозерни­ стыми кварцевыми песками (0,1— 3,3 м) с мелкой галькой песчаного фосфорита, распространена только в юго-восточной части Припятской впадины, верхняя же часть имеет очень однообразный состав *.

В южной части Припятской впадины киевская свита представлена светло- или зеленовато-серым песчанистым мергелем, местами перехо­ дящим в карбонатные алевриты, которые в верхней и нижней частях толщи иногда замещаются алевритистыми, глауконито-кварцевыми пес­ ками. В юго-восточной части Припятской впадины и на северо-западном склоне Белорусского массива (Гродненский район) киевская свита ча­ сто выражена серовато-зелеными глинистыми, иногда карбонатными алевритами, которые местами замещаются мелкозернистыми глаукони то-кварцевыми песками. В подошве таких песков встречаются конкре­ ции и галька фосфорита. В одной из скважин были найдены обломки нуммулитов.

К северу от Припятской впадины по долинам Днепра, С ож а, Вихры, Беседи, Покоти есть ряд небольших обнажений светло-серых кварцевых песков, которые ранее относились к полтавской свите (Маныкин, 1959).

После детального изучения этих песков было установлено, что по лито­ логическому составу они отличаются от полтавских кварцевых песков иг как правильно предполагал Д. И. Погуляев, являются прибрежнымп морскими образованиями (но он ошибочно относил их к «харьковскому ярусу»). Мощность песков во всех изученных обнажениях небольшая — 1— 2 м.

В мергелях и карбонатных алевритах киевской свиты самой южной части Припятского прогиба и Гродненского района А. В. Фурсенко и К. Б. Фурсенко (1961) были найдены фораминиферы, сходные с фора миниферами из мергелей киевской свиты Украины. Эти комплексы включают: Spiroplectam m ina guembeli Н a g n, Karreriella hantkeniana C u s h m., Clavulinoides szaboi ( H a n t k. ), M arginulinopsis fragaria (Guemb.), B a g g in a iphigenia ( Sam. ), Epistom inella almaensis ( S a m. ), Anom alinoides granosus (Hantk.), Heterolepa pygmea ( H a n t k. ), B olivina quasiplicata S u b b.

Комплексы миоспор киевской свиты юга Белоруссии имеют некото­ рое сходство с бучакскими: в них также безраздельно господствует пыльца Tricolporopollenites sp. sp. и Tricolpopollenites sp. sp., среди ко­ торой особенно часто попадаются пыльца Tricolporopollenites cingulum (R. P o t. ) P f. et T h., сходная с пыльцой современного рода Castanea и семейства Leguminosae, и Tricolpopollenites microhenrici (R. P o t. ) P f. et T h., сходная с пыльцой рода Quercus. В отличие от среднеэоцено­ вых комплексов здесь увеличивается количество пыльцы Myrica sp. sp.

и сокращается участие пыльцы из стеммы Postnormapolles, а пыльца стеммы Normapolles отсутствует. В небольшом количестве, но постоян­ но присутствует пыльца Engelhardtia sp., Platycarya sp., Carya sp., B e tula sp. и др. Пыльца голосемянных — Podocarpus sp., Pinus sp. sp.r Taxodium sp., Sequoia sp., — отмечается в небольшом количестве (да 10%) ;

встречаются остатки микрофитопланктона. Комплекс миоспор * Поскольку нижняя, песчаная часть имеет малую мощность и развита только в юго-восточной части Припятской впадины, ниже при общей характеристике свиты ее описание опущено.

из киевской свиты района г. Гродно, охарактеризованной позднеэоцено выми фораминиферами, отличается значительным содержанием пыль­ цы голосемянных (20— 5 0 % ), преимущественно Taxodium sp. sp., Se­ quoia sp., Pinus sp. sp. (около 10 видов), реже Tsuga sp., Sciadopitys sp., Podocarpus sp., Cedrus sp. и др. В составе покрытосемянных здесь чаще, чем в верхнеэоценовых комплексах юга Белоруссии, попадается пыльца широколиственных мезофильных пород из родов Juglans, Ptero carya, Carya, Fagus, Corylus, Carpinus, Betula и Alnus. Несколько с о ­ кращается участие пыльцы формальных родов Tricolporopollenites и Tricolpopollenites. Верхнеэоценовый комплекс миоспор северо-запада Б С С Р по систематическому составу можно сопоставить со спектрами янтароносных глин (Замланда) прибалтийских районов С С С Р, описан­ ными И. М. Покровской и В. В. Зауер (1960).

Различия спорово-пыльцевых комплексов киевской свиты юга и северо-запада Белоруссии, видимо, были вызваны некоторыми климати­ ческими особенностями участков суши, располагавшихся севернее и ю ж ­ нее киевского моря.

Наибольшие мощности отложений киевской свиты приурочены к центральной и юго-восточной частям Припятской впадины, где она достигает 30— 40 м. Н а Полесской седловине, в Брестской впадине и на склонах Белорусского массива мощность киевской свиты колеблется в пределах 6— 15 м.

ОЛИГОЦЕН Нижне-среднеолигоценовые отложения представлены х а р ь к о в ­ с ко й с в и т о й. Северная граница ее распространения проходит север­ нее Гомеля, севернее Любани, южнее Ганцевичей и севернее г. П ружан.

Перекрываются отложения харьковской свиты породами полтавской свиты либо четвертичными образованиями. Кровля пород харьковской свиты неровная, сильно размытая, с большим количеством долинооб­ разных углублений.

В самой юго-восточной части Припятской впадины (на границе с Украиной) в обнажениях близ пос. Лоева харьковскую свиту можно расчленить на две части. Нижняя часть сложена серовато-зелеными мелкозернистыми глауконито-кварцевыми песками с прослоями крепких песчаников;

верхняя — светло-зелеными слабо глинистыми глауконито кварцевыми слюдистыми песками. Н а всей остальной площади свита в литологическом отношении однородна. В отличие от сходных с ними песков киевской свиты пески харьковской свиты имеют обычно более бледно-зеленый цвет, менее глинистые.

Породы харьковской свиты Белоруссии бедны палеонтологическими остатками. Известны только отпечатки моллюсков Tellina sp., Nemocar dium sp., Chlamys (f. a. Pseudom ussium ) cornea ( S o w. ), Ostea sp., об­ наруженные А. В. Красовским в песчаниках нижнего горизонта харь­ ковской свиты в обнажениях Л оева и д. Щитцы.

Возраст отложений харьковской свиты Белоруссии был установлен по палинологическим данным. Комплексы миоспор харьковской свиты в районе Ельска, Лоева, Копаткевичей и г. Кобрина характеризуются высоким содержанием пыльцы хвойных, особенно Sciadopitys sp., Picea sp., Pinus sp. sp. (около 10 видов), Taxodium sp. и Cupressacea. И з по­ крытосемянных наиболее часто встречается пыльца Castanea sp., Еп gelhardtia sp., Corylus sp., Carpinus sp., Quercus sp,. Rhus sp., Legumi nosae и Umbelliferae. Характерно присутствие пыльцы Alnus sp., Betula sp., Tilia sp. и Ulmus sp. Изредка встречается пыльца типа Palm ae, Myrtaceae. И з папоротникообразных отмечаются споры Cyatheaceae и Gleichenia sp. Сравнительно с комплексами киевской свиты здесь уве­ личивается участие пыльцы некоторых видов из формальных родов 11* Tricolpopollenites и Tricolporopollenites. Значительное участие пыльцы хвойных и бореальных сережкоцветных в комплексах харьковской сви­ ты, по-видимому, было вызвано наступившим похолоданием в олигоце новое время.

Мощность харьковской свиты варьирует от 20— 25 м в Припятской впадине до 6— 15 м на Полесской седловине и в Брестской впадине.

В конце раннего— среднего олигоцена море регрессировало с боль­ шей части юга Белоруссии и, на протяжении позднего олигоцена фор­ мировались преимущественно озерные отложения.

В некоторых районах юга Белоруссии палеогеновый возраст, воз­ можно, имеет и нижняя часть (5— 12 м) континентальных отложений п о л т а в с к о й с в и т ы. Н а основании палинологических данных уста­ новлено, что эта часть разреза, представленная в районе Кобрина к Антополя серыми разнозернистыми кварцевыми песками с сильно раз­ ложившимися растительными остатками, с угольной пылью и небольши­ ми прослоями бурого угля, а в районе Столина и Лоева серыми некар­ бонатными глинами, имеет позднеолигоценовый возраст. Комплекс мио­ спор-из этих пород характеризуется высоким содержанием пыльцы Sequoia sp. sp., Cryptonieria sp. sp. Taxodium sp., Sciadopitys sp., Glyp tostrobus sp., Cedrus sp. sp., Podocarpus sp. sp., Tsuga sp. sp., Pinus sp.

sp. и Cupressaceae. И з покрытосемянных наиболее часто встречается пыльца Myrica sp. sp., Platycarya sp., Engelhardtia sp., Castanea sp. sp., Rhus sp. sp., Symplocos sp. sp., реже пыльца Ju glans sp., Carya sp. sp., Pterocarya sp. sp., B etula sp. sp. Alnus sp. sp. и травянистых растений из семейств Leguminosae, Rosaceae, Umbelliferae. И з спор отмечаются Lygodium sp., Gleichenia sp., O sm unda sp., S phagnum sp., Cyathaceae и Polypodiaceae.

Эти комплексы миоспор значительно отличаются от миоценовых, характеризующих большую верхнюю часть полтавской свиты этих же районов и всех полтавских пород других районов.

ДНЕПРОВСКО-ДОНЕЦКАЯ ВПАДИНА И УКРАИНСКИЙ К РИСТАЛ Л ИЧЕСК ИЙ ЩИТ Палеогеновые отложения в пределах платформенной части Украин­ ской С С Р пользуются почти повсеместным распространением.

М орские палеогеновые отложения с приближением к северо-запад ной и приазовской частям кристаллического массива приобретают по­ степенно все более мелководный характер, а затем выклиниваются во­ все или же замещаются породами континентального происхождения.

Северная граница области распространения палеогеновых отложе­ ний проходит за пределами Украины. К югу они погружаются в сторону Черного моря и Степного Крыма. Западная граница распространения этих пород проходит через верховья рек Припять, У ж и Ирпень, следуя отсюда на юг, к верховьям р. Тилигул и затем на запад, Через терри­ торию Молдавской С С С Р к р. Прут. Небольшие участки палеогено­ вых отложений установлены на водоразделе между реками Днестр и Южный Буг, к северу от г. Могилев-Подольска.

Через Полесскую и Польскую впадины украинский палеогеновый бассейн сообщ ался с бассейнами Западной Европы, а через Северодо­ нецкую впадину — с водами, покрывающими междуречье Волги и До­ на, Поволжье и Азиатскую часть С ою за С СР.

Общ ая мощность палеогеновых отложений варьирует от долей мет­ ра до нескольких сотен метров, увеличиваясь к осевой части Днепров­ ско-Донецкой впадины.

Лучшие обнажения находятся на правом берегу Днепра, на участке от с. Старые Петровцы, выше г. Киева, до г. Канева. Здесь расположе­ ны стратотипические разрезы каневской, бучакской, киевской и харь ковской свит*. Хорош ие выходы имеются также в бассейнах Сев. Д он­ ца, Псёла, Десны, Самары, р. Волчьей и др.

Начало изучения палеогеновых отложений платформенной части Украины связано с именем Е. П. Ковалевского. П озж е подобными ис­ следованиями занимались К. М. Феофилактов, А. В. Рогович, Г. А. Рад кевич, А. В. Гуров, Н. Левалшвский, Н. Барбот де Марни, П. Я. Арма шевский, Н. А. Соколов, П. А. Тутковский, В. А. До,мгер, А. А. Борисяк, Л. И. Лутугин, Б. Ф. Мефферт и др.

Итоги проведенных исследований подведены в конце X IX века Н. А. Соколовым. Им же была разработана первая стратиграфическая схема палеогеновых отложений Украины.

И з наиболее важных работ по палеогену Украины, относящихся к более позднему периоду, вплоть до настоящего времени следует на­ звать работы Б. К. Лихарева, А. А. Гапеева, Н. Д. Соболева, В. С. Слод кевича, М. Е. Мельник, В. Н. Чирвинского, А. Н. Криштофовича, Я. М. Коваля, О. К - Каптаренко-Черноусовой, М. Н. Клюшникова, И. А. Коробкова, М. В. Ярцевой, Д. Е. М акаренко, В. А. Зелинской, В. Ю. Зосимовича, С. А. М о р о за и др. ПАЛЕОЦЕН Нижний палеоцен в рассматриваемом районе представлен отложе­ ниями с ум с к о й с в и т ы * *. Возраст свиты долгое время определялся по-разному. А. В. Гуров относил ее к слоям, переходным от мела к па­ леогену, Г. П. Леонов считал эти слои маастрихтскими, Г. И. Бушин ский, Л. Г. Дайн, Н. Т. Зонов, И. П. Чернецкий — датскими, Д. Н. С о ­ болев и Д.П.Бобровник включали их в состав каневского или «бучак ско-каневского» яруса.

В настоящее время после исследований фауны фораминифер (В. П. Василенко, М. В. Ярцева, О. К. Каптаренко-Черноусова, Ю. П. Ни­ китина и др.) и спорово-пыльцевых комплексов (И. М. Покровская, М. И. Устиновская, С. А. Люльева и др.) принадлежность сумской сви­ ты к самым древним образованиям палеогена не вызывает сомнений.

Распространены эти отложения вдоль северо-восточного борта Дне­ провско-Донецкой впадины и в ее наиболее опущенной части. Представ­ лена сумская свита преимущественно серыми до черных кремнистыми породами — опоками, опоковидными песчаниками, алевритами, алевро­ литами, песками, песчаниками или алевролитовыми глинами, реже к ар­ бонатными глинами с растительным детритом. Мощность свиты от 2— до 90 м.

Комплекс фораминифер характеризуется присутствием многих ви­ дов, известных из палеоценовых отложений (Reussella paleocenica (В г о t г.), Anomalinoid.es danicus ( B r o t z. ), A. simplex ( B r o t z. ), Gyroidinoides pontoni ( B r o t z. ), H an zaw aia (?) ekblomi ( B r o t z. ), Acarinina intermedia S u b b., Subbotina triloculinoides ( P l u m m. ), He­ terolepa lecta ( V a s s. ), Cibicidoides favorabilis (V a s s.) и др.) и близ­ ких к позднемеловым формам (G audryina aff. cretacea К а г г е г, Руга midina aff, curvisuturata ( B r o t z. ) и др.).

Остатки моллюсков встречаются часто, однако сохранность их пло­ хая и количество точно определенных видов невелико. П о данным * Решением Палеогеновой комиссии М С К от 31/1 1959 г. за стратотип харьковской свиты в ее новом объеме приняты разрезы в районе г. Киева '(Бюлл. М С К С С С Р, № 2, 1960).

** Это название было закреплено за рассматриваемы ми отложениями в 1955 г.

на Бакинском совещ ании по кайнозою и характеризовал о породы, лежащие между отложениями каневской свиты, понимаемой в ее первоначальном объеме, и М аастрих­ том. Решение это нельзя считать удачным, так как это название уж е было использо­ вано для вышележащих палеогеновых слоев, а именно для нижнего горизонта канев­ ского яруса схемы М. Н. Клюшникова (1953а).

С. А. М ор оза (1965), общий состав комплекса несомненно палеоцено­ вый, наиболее близкий к таковому сызранской свиты Поволжья в ши­ роком понимании ее объема (Архангельский, 1928;

Милановский, 1940):

Nucula cf. proava W о о d, Cucullaea volgensis B a r b., Ostrea reussi N e t s c h., Gryphaea antiqua ( S c h w e t z. ), Lucina cf. lepis Ko e n., Lu cina proava A r k h., Turritella kamyschinetisis N e t s c h.

Характерны довольно часто встречающиеся остатки Ventriculites, а также брахиопод, близких к видам, известным из датских отложении Швеции: Terebratula aff. fallax L u n d., Chatwinothyris lens ( N i l s s o n ).

Комплексы спор и пыльцы характеризуются преобладанием пыль­ цы, относящейся к формальным родам стемм Normapolles и Postnorma polles. В комплексах отмечается значительное содержание спор мхоз, плауновых и папоротников, среди которых встречаются представители меловой флоры.

В 1960 г. В. К Рябчуном были обнаружены палеоценовые отложе­ ния на восточном склоне Украинского кристаллического щита и в Сме лянском районе Черкасской области. Залегают они под четвертичными отложениями или под породами каневской, бучакской и киевской свит.

В составе палеоценовых отложений здесь установлено два комплекса пород, четко разграниченных слоем галечника.

Верхний комплекс, представленный детритусовыми песками, содер­ жит в районе с. Лузановки остатки фауны морских беспозвоночных.

В. К. Рябчун и другие исследователи сопоставляют их с нижней частью каневской свиты, относят к верхнему палеоцену и выделяют в лузанов скую свиту. Нижний комплекс, сложенный алевритовыми глинами, отно­ сится к нижнему палеоцену.

Алевритовые глины залегают на своеобразных.брекчиевидных поро­ дах, состоящих из обломков меловых кремней и докембрийских пород, сцементированных глинистым веществом, в котором встречены раковины фораминифер мелового и палеоценового возраста. Мощность их до 60 м.

Глины нижней части палеоценовой толщи серые или светло-серые, известковистые, обычно горизонтальнослоистые, плотные, слабо пирити зированные, содержат остатки растений, раковинки фораминифер и об­ ломки тонкостенных раковин моллюсков. Мощность от 0,8 до 3,8 м.

М. В. Ярцевой в этих глинах определены: Ceratobulim ina cf. tuber culata Brotz., С. perplexa (Plumm.), Anomalinoides danicus ( B r o t z. ), H anzaw aia (?) ex gr. ekblomi ( B r o t z. ), Globigerina trivialis S u b b., S ubbotina triloculinoides ( P 1 u mm. ) П о ее заключению, ком­ плекс имеет явно палеоценовый облик и ближе всего к комплексам, ха­ рактерным для самых верхних слоев нижнего палеоцена.

Комплекс спор и пыльцы характеризуется преобладанием пыльцы, принадлежащей к формальным родам стемм Normapolles и Postnorma polles, а также к представителям тропических и субтропических родов и семейств. Встречен ряд видов, которые берут свое начало в позднем мелу. П о заключению Т. Б. Губкиной, этот комплекс отвечает раннему палеоцену.

В 1961 г. нижнепалеоценовые отложения обнаружены на северной окраине кристаллического щита, в окрестностях сел Шкивово и Руба новки Киевской области. К нижнему палеоцену здесь отнесены серые и светло-серые горизонтальнослоистые песчанистые мергели, залегающие на размытой поверхности отложений сеномана и турона. Мощность их от 12 до 17 м.

В мергелях встречены спикулы губок, иглы ежей, обломки раковин моллюсков, остракод и фораминифер. В составе последних, по данным Л. А. Дигас, преобладают виды, описанные Ф. Бротценом из нижних го­ ризонтов зеландского яруса Швеции, а также виды, известные из отло­ жений сумской свиты Днепровско-Донецкой впадины: Cibicidoides sue cedens ( B r o t z. ), С. ex gr. favorabilis ( V a s s. ), Subbotina triloculinoi­ des ( P l u m m.), Н а северной окраине Донецкого бассейна к нижнему палеоцену у с­ ловно может быть отнесена толща зеленовато-серых опоковидных по­ род, залегающих на размытой поверхности верхнего мела. Мощность их от 3 до 20 м (бассейн рек Оскол, Айдар, Деркул).

Отложения, ныне относимые к верхнему палеоцену (л у з а н о в с кой с в и т е ), долгое время объединялись вместе с вышележащими породами в один каневский ярус (впоследствии свиту). Н а сборный характер каневской свиты указывали многие исследователи, но только в 1953 г. М. Н. Клюшниковым она была расчленена на два горизонта, верхний — деснянский, отвечающий нижнему эоцену, и нижний — сум­ ской (верхний палеоцен), который и был выделен в качестве сам остоя­ тельной лузановской свиты.

Стратотипический разрез лузановской свиты описан близ с. Л у з а ­ новки в правом берегу р. Сырой Ташлык. Сложен он песками желто ьато-зеленовато-серыми, алевритовыми, с массой раковинного детри туса, образующего прослои до 3— 4 м. Пески содержат множество ос­ татков моллюсков, брахиопод, одиночных и колониальных кораллов, губок, фораминифер и остракод.

Среди моллюсков определены (Коробков, 1964;

М акаренко, 1966;

Клюшников, 1968);

Cucullaea crassatina L a m., С. volgensis B a r b., Trachicardium trifidum ( D e s h. ), Nem ocardium edwardsi (Desh. ), •Corbula regulliensis M о г г., Garum edwardsi ( M o r r i s ), Venericardia pectuncularis ( L a m. ), Desmieria corneti V i n с e r t, Aporrhais analoga D e s h., A thleta elevata ( S o w. ), Araeodactylus plateaui C o s s m., Tor natellaea parissiensis D e s h. и др. (более 350 видов).

Многие из этих видов известны из отложений, относимых в З а ­ падной Европе к нижнему палеоцену, но преобладающее большинство составляют формы, известные из верхнего палеоцена. П о данным М. Н. Клюшникова, из 250 описанных в разрезе гастропод из нижнего палеоцена известно 45 форм, а из верхнего палеоцена и более моло­ дых — 130.

Обращ ает на себя внимание близость родового состава лузанов ского и среднеэоценового комплексов, что является характерным для танетского яруса.

М. В. Ярцевой определены: E lp hid ie lla prim a ten D a m, Protelphi dium sublaeve ten D a m, Brotzenella vulgaris (Plumm.), Cibicides cunobelini H a y n e s и др. П о ее данным, в составе фораминифер п р е ­ обладают виды, известные из танетского яру са Англии, Франции, Гол­ ландии и верхнего мидвея С Ш А. Виды раннепалеоценовые встречены преимущественно в единичных экземплярах.

Мнение о позднепалеоценовом возрасте детритусовых пескоз с. Лузановки было поддержано также В. Г. Шереметой (1966а), опре­ делившим: Cytherelloidea cruciata А р о s t., B aird ia subdeltoidea M i i n s t., B airdoppilata gliberti К e i j, Trachyleberis aculeata ( B o s q.) и др., известных из танета Англо-Парижского бассейна.

Комплексы миоспор из детритусовых песков, по заключению И. М. Покровской и Р. Н. Ротман (М акаренко, Ротман, 1966), харак ­ терны для позднего палеоцена. В них преобладает пыльца покрытосе­ мянных растений, в составе которой существенную роль играют пред­ ставители формальных родов стемм Normapolles и Postnormapolles. Ч а ­ сто отмечается пыльца Pinus sp., Myricaceae, Myrtaceae, Tricolporopol­ lenites и др.

Возрастными аналогами детритусовых песков с. Лузановки следу­ ет, по-видимому, считать толщу темно-зеленовато-серых слюдистых и глинистых кварцево-глауконитовых песков в районе г. Канева. В них Г. А. Радкевичем были обнаружены фосфоритовые ядра: Glycymeris brevirostris ( S o w. ), Pteria ayzyensis ( D e s h. ) и др., а позднее В.С.М у ­ ромцевым (1951)— Dosiniopsis orbicularis ( E d w. ), D. bellovacina D e s h., Cyprina Scutellaria L a m. и т. д.

В центральной части Днепровско-Донецкой впадины в качестве аналога детритусовых песков с. Лузановки рассматривается толща пес­ чано-кремнистых пород, лежащая между сумской и каневской (в ее со­ временном понимании) свитами.

Распространены лузановские отложения шире сумских. В западной часги Днепровско-Донецкой впадины они выходят за пределы линии разлома, ограничивающей область развития сумской свиты, и, перекры­ вая трансгрессивно породы мезозоя, выходят на поверхность кристал­ лического щита. Мощность лузановской свиты от 1 до 60 м.

Лузановская свита в пределах Днепровско-Донецкой впадины ли­ шена органических остатков. Лишь в керне некоторых скважин (села Харитоновка, И ржавец и др.) были встречены фораминиферы, по заклю­ чению М. В. Ярцевой, верхнепалеоценового типа: V aginulina crepidula O r b., Pyrulina cylindroides R o e m e г, Globobulim ina ovata (Orb. ).

Позднепалеоценовый возраст свиты установлен также по данным изу­ чения кокколитофорид (С. М. Люльева) и спорово-пыльцевых комплек­ сов (И. М. Покровская, М. И. Устиновская, Ю. М. Пелипенко, Т. Б. Губкина и др.). Лузановские спорово-пыльцевые спектры отлича­ ются очень богатым составом (см. выше).

Н а северных окраинах Д он басса с лузановской свитой может быть сопоставлена толща светло-серых песков, содержащ их прослои или лин­ зы глинисто-железистых окремнелых песчаников, трансгрессивно по­ крывающая опоковидные породы нижнего (?) палеоцена (г. Белогорск на р. Деркул, с. Осиново на р. Айдар, с. Богдановка на р. Ковсуг и др.).

Как уже отмечалось, вопрос о возрасте лузановской свиты дискус­ сионен. М. Н. Клюшников и ряд других исследователей на основании анализа фауны относят ее к верхнему палеоцену. Некоторые исследова­ тели считают лузановскую свиту синхронной сумской свите Днепровско Донецкой впадины и датируют ее нижним палеоценом (Макаренко, 1966;

и др.). Ю. М. Пелипенко отнес лузановскую свиту в Днепровско Донецкой впадине к нижнему эоцену и включил ее в состав каневской свиты в качестве лебединской подсвиты. С..И. Ж мур, признавая поздне­ палеоценовый возраст лузановской свиты во впадине, предложил для нее новое название «иржавецкой».

Н а пленарном заседании Палеогеновой комиссии М СК СССР в январе 1968 г. было решено вопрос о возрасте и объеме платформен­ ных палеоценовых отложений У С С Р не пересматривать до окончания комплексного палеонтологического изучения всего палеоценового раз­ реза района с. Лузановки *.

ЭОЦЕН Нижнеэоценовые отложения представлены каневской свитой, кото­ рая распространена в пределах Днепровско-Донецкой впадины и вдоль северо-западной и северной окраин Донецкого бассейна.

В Днепровско-Донецкой впадине свита представлена серовато-зеле­ ными кварцево-глауконитовыми песками с прослоями и небольшими * С. И. Ж м у р. С. А. Люльева и М. В. Ярцева (1969) придерживаются другого мнения о расчленении палеоцена Днепровско-Донецкой впадины и Украинского щита.

К ратко их выводы сводятся к следующему: 1) лузановская свита не может более считаться самостоятельной свитой, так как в качестве стратотипического и опорных разрезов ее взяты разновозрастны е образован и я;

2) « верхнему палеоцену относится и рж авец кая свита, которая содержит, по данным М. В. Ярцевой, комплекс видов фо­ раминифер свиты Горячего Ключа Северного К авказа;

3) детритусовые слои Луза.новки, по данным М. В. Ярцевой, В. Г. Шереметы, Д. Е. М акаренко, соответствуют монтскому я русу и должны рассм атриваться как «лузановские слои» сумской свиты,— Прим. ред.

линзами кремнистых песчаников и алевритовых глин, местами с расти­ тельным детритом.

В глубоких частях впадины свита нередко сложена алевритовыми песками, переходящими в песчаные алевриты и алевролиты. Вдоль се­ веро-восточного борта впадины на границе каневской и лузановской свит развит пласт серой плотной бескарбоиатной легкой алевритовой, местами переходящей в аргиллит глины мощностью от 1 до 15 м. О б ­ щая мощность каневской свиты от 3 до 50 м.

Остатки моллюсков встречены в районе сел Бужанки и Разлеты (правый берег р. Десны) и у с. Чепель. Нижнеэоценовый возраст их у большинства исследователей сомнений не вызывал (Муромцев, 1957;

Клюшников, 1953а, б и др.). Главнейшие виды: N ucula proava W o o d, Astarte rugata S o w., Glycymeris hum ilis (Desh. ), Pteria media ( S o w. ), Chlamys armaschevski К г у s с h. П о заключению И. М. П о ­ кровской, А. А. Чигуряевой, Ю. М. Пелипенко, М. И. Устиновской и др., комплекс миоспор существенно отличается от комплексов лузановской и бучакской свит, однако все же более близок он к бучакскому. Для него характерно меньшее содержание пыльцы формальных родов стемм Normapollis и Postnormapollis, увеличение количества пыльцы Pinus sp. sp., Taxodiaceae, M yrica sp., Castanea sp., Castanopsis sp. и др.

Н а северных окраинах Донецкого бассейна к каневской свите мо­ жет быть отнесена толща зеленовато-серых алевролитов, замещенных по простиранию зеленовато-серыми глауконитовыми песками.

В песчаниках с. Рогово обнаружены (Клюшников, 19536): Nemocar dium aff. edwardsi ( D e s h. ), Brachydontes aff. elegans ( S o w. ) и др.

В алевролитах, вскрытых карьером в районе с. Осиново, найдена Nucula aff. proava W o o d.

Н а территории Украинского кристаллического массива в депресси онных участках непосредственно на докайнозойских образованиях в ви­ де линз залегает нерасчлененная толща песчано-глинистых нижне-сред неэоценовых континентальных пород, рассматриваемая в качестве кон­ тинентального аналога морских каневских и бучакских отложений. И з ­ вестны они на большой площади — от долины р. Тетерев до южных ок­ раин Донецкого бассейна. В составе их выделяются два одновозрастных фациальных комплекса.

Первый комплекс — толша кварцевых, обычно темных песков, с прослоями вторичных каолинов, углистых глин и бурых углей. Ко вто­ рому комплексу относятся безугольные светлые кварцевые пески, содер­ жащие крупные «караваи» кремнистых песчаников.

В ряде мест угленосные слои (г. Екатеринополь) и кремнистые пес­ чаники (с. Аджамка и др.) содержат многочисленные остатки ископае­ мой наземной флоры, состоящей из элементов тропической и субтропи­ ческой растительности эоценового облика (Криштофович, 1912, 19276;


Станиславский, 1950): Trachycarpus rhapifolia (Sternb.) Т a k h t., Hakea myrtilloides S c h m a l h., Andromeda protogaea U n g., Banksia agastachoides S c h m a l h., Sequoia, Bromelites, Dryophyllum и др. В оз­ раст рассматриваемых отложений определялся до настоящего времени как среднеэоценовый. В связи с находкой в их кровле бучакских глау­ конитовых песков (бассейн р. Рось, села Выграев, Красное, район г. Обухова и др.), охарактеризованных фаунистически глин (бассейн р. Ингулец), нуммулитовых известняков (села Степановка, Федоровка, бассейн р. Молочной и т. д.) можно предположить, что формирование континентальной толщи началось еще в нижнем эоцене.

Среднеэоценовая часть разреза в рассматриваемом районе пред­ ставлена б у ч а к с к о й с в и т о й. Эти отложения развиты в пределах Днепровско-Донецкой впадины и прилежащих периферийных участков Украинского кристаллического массива и Донецкого бассейна. Они з а ­ легают трансгрессивно и распространяются далеко за пределы области развития нижнего эоцена.

В составе отложений бучакской свиты выделяются два литологиче­ ских комплекса. Нижний, так называемый костянецкий, горизонт (Клюшников, 1953а) представлен зеленовато-серыми кварцевыми глау­ конитовыми горизонтальнослоистыми песками, иногда с небольшими линзами тонкопесчанистых глин. Мощность его от нескольких до 35 м.

Верхний, называемый трактемировским, горизонт выражен серыми или желтоватыми песками, с небольшой примесью глауконита, нерав­ номернозернистыми, горизонтально- или косослойчатыми, с крупными глыбами кремнистого песчаника. Пески содержат обломки, а иногда и целые стволы (с. Савинцы) окременелой древесины, отпечатки листь­ ев, прослои гравия и гальки. Мощность его, как и костянецкого гори­ зонта, от нескольких до 35 м. Н а окраинах структур они нередко пол­ ностью или частично размыты.

Лучшие обнажения расположены в окрестностях г. Канева, в част­ ности в оврагах у с. Костянец, где в песках этой свиты много прекрас­ но сохранившихся раковин моллюсков, в том числе Megaxinus consob rina ( D e s h.), Tellina rostralina D e s h., Venericardia elegans (D e s h.), Trapezium parissiensis ( D e s h. ) и др. Ф ауна трактемировских песчани­ ков более однообразна и бедна видами ( Pseudom iltha gigantaea ( D e s h. ), P inna margaritacea L a m., A nom ia tenuistriata D e s h. ).

Возраст бучакской свиты определялся преобладающим большин­ ством ее исследователей как среднеэоценовый.

Н а южном склоне кристаллического массива к числу аналогов бу­ чакской свиты Днепровско-Донецкой впадины следует отнести толщу морских фаунистически охарактеризованных песчано-глинистых отло­ жений, встреченную буровыми скважинами в бассейне р. Ингулец, юж­ нее с. Ш ирокое. Моллюски из этой толщи описаны И. А. Коробковым.

Она залегает на континентальных отложениях нижнего эоцена (?) или непосредственно на коре выветривания пород докембрия и покрывается породами киевской свиты. Здесь обнаружены: B arbatia lamellosa ( D e s h. ), Area biangula L a m., Corbula ficus S o l., A nom ia tenuistriata Desh., Gryphaea rarilam ella (M ellev), Serratocerithium serratum (В г u g) и многие другие. Мощность от 5 до 25 м.

Комплексы миоспор из бучакских пород изучались И. М. Покров­ ской, М. И. Устиновской, С. М. Люльевой и Ю. М. Пелипенко и др. Они значительно отличаются от каневских и характеризуются преобладани­ ем пыльцы M yrica sp. sp., Platycarya sp., Castanea sp. sp., Castanopsis sp., Myrtaceae, Ericaceae, Sapotaceae. И з пыльцы стеммы Normapolles, характерной для палеоцена и нижнего эоцена, здесь отмечается только пыльца Trudopollis pompeckji (R. P o t. ) P f.

Верхнеэоценовые отложения представлены к и е в с к о й свитой, отличающейся широким распространением и наиболее глубоководным фациальным составом.

В областях наиболее полного развития свита отчетливо разделяется на две подсвиты. Нижняя подсвита (24— 46 м) представлена толщей мергелей или известковистых глин, книзу обычно переходящих в извест ковистые пески, содержащ ие стяжения первичных песчаных фосфори­ тов. В своем типичном выражении киевский мергель, впервые описан­ ный Н. П. Барбот де М арни (1867) в районе г. Киева под названием «спондиловой глины», представляет собой голубовато- или зеленовато­ серую плотную породу, обычно слюдистую, в различной степени извест ковистую, со стяжениями пирита или марказита, зернышками кварца и глауконита. Кверху мергель переходит в слабо известковистую, а за­ тем в бескарбонатную глину.

Верхняя подсвита («наглинок») представлена толщей более мелко­ водной слюдистой и бескарбонатной алевролитовой глины, переходч щей иногда в верхних слоях в алевролитовый уплотненный песок, со стяжениями гидроокислов железа, пиритом, глауконитом и обрывками обугленных водорослей. Общ ая мощность 6— 7 м.

Лучшие обнажения свиты можно видеть в карьерах и в многочис­ ленных естественных обнажениях в правом берегу Днепра, в районе Киева, а также в карьерах близ Харькова.

Преимущественно глинисто-мергельный состав киевская свита с о ­ храняет в пределах погруженных частей Днепровско-Донецкой впадины.

По мере удаления от глубоких частей впадины в сторону кристал­ лического массива, Курско-Воронежского поднятия и окраин Донецко­ го бассейна, а также к сводовым частям древних солянокупольных структур обе подсвиты приобретают все более мелководный состав. Сла­ гающие их мергельная и глинистая фации постепенно замещаются пес­ чано-глинистыми и кремнистыми.

В районе г. Артемовска (балки Песчаная и Каменка) нижняя под­ свита представлена небольшим (1,2 м) слоем кварцево-глауконитовогс крупнозернистого песка, отделенным от размытой поверхности пермских отложений прослойкой базального галечника и мощной (около 10 м) толщей бескарбонатного трепеловидного песчаника, содержащего ред кие остатки фораминифер и двустворок, характерного для нижней под­ свиты состава.

Верхняя подсвита (12 м) сложена плотными кварцево-глауконито­ выми, также бескарбонатными алевритами, с базальным пластом крем­ нистой и фосфоритовой гальки и гравия.

Н а Украинском кристаллическом массиве лучшие обнажения киев­ ской свиты находятся в бассейнах Ингула и Ю жного Буга. Одно из них расположено около с. Коноплянки, где на породах кристаллического фундамента залегают известковистые пески (1,5— 2 м), белый песчани­ сты мергель (5— 6 м), переходящий кверху в легкий опоковидный пес­ й чаник (15— 16 м) и белый трепел. В этих породах, особенно в карбонат­ ных их разностях, встречается.много остатков моллюсков, ежей, корал­ лов, мшанок, губок, радиолярий, однокамерных фораминифер и нумму­ литов.

К мелководным аналогам киевского мергеля следует также отнести толщу детритусовых и глауконитовых песков с богатейшей фауной м ор­ ских беспозвоночных, вскрытую у г. Днепропетровска (район пос. Ман дриковки и железнодорожных м остов).

В фосфоритовых песках, слагающих нижнюю часть нижней под­ свиты, из моллюсков наиболее часто встречаются Spondylus tenuispina S a n d b., 5. buchi P h i l., S. radula L a m., Osirea cubitus D e s h., Ano mia sp., Vulsella sp. Фораминиферы представлены немногочисленными видами: Clavulinoides szaboi ( H a n t k. ), A carinina crassaformjs ( G a l l, et W i s s 1.), A. pentacamerata ( S u b b.) и др.

Для мергелей и известковистых глин характерными являются, к ро­ ме названных выше видов, Chlamys idoneus W o o d, Spondylus rarispina De s h., Ostrea plicata S о 1., из фораминифер преимущественно предста­ вители семейств Lagenidae и Bulim inidae. Следует отметить, что все описанные в литературе комплексы (Каптаренко-Черноусова, 1960;

Ярцева, 1960 и др.) носят фациальный характер.

Из мелководных аналогов киевского мергеля хорош о охарактеризо­ ваны фаунистически известковистые песчаники окрестностей с. Коно­ плянки, на р. Ингуле и др. Здесь встречены: Nemocardium parile ( D e s h. ), Crassatella fuchsi S 1 о d k., Chlamys solea ( D e s h. ), Spondy­ lus radula L a m., Gryphaea g igantica (S о 1.), Vulsella kievensis S 1 о d k., Mesalia sulcata L a m., Hyppochrenes am pla (S о 1.) и др.

Особый интерес представляет «фауна» детритусовых песков пос. Мандриковка, обнаруженная В. А. Домгером и отнесенная им к эоцену, а затем переопределенная Н. А. Соколовым и сопоставленная им с фауной латдорфского яруса Западной Европы. В настоящее время после ревизии этой фауны принадлежность ее к верхнему эоцену уже не может вызывать сомнений.

В районе г. Днепропетровска и некоторых других местах детрпту совые пески, содержащ ие «мандриковскую фауну», залегают под чет­ вертичными отложениями и принадлежат к нижней подсвите, так как по простиранию замещаются известковистыми глинами, переходящими далее в мергели.

В мандриковском комплексе описано около 400 видов пелеципод и гастропод (Соколов, 1894, 1905;

Слодкевич, 1932, 1933;

Клюшников, 1953а, 1958), много фораминифер, среди которых имеются и нуммули тиды (Мефферт, 1931;

Ярцева, 1954). Наиболее характерными для манд риковского комплекса являются: Astarte henckeliusiana ( N y s t ), Cras­ satella woodi K o e n., Venericardia divergens ( D e s h. ), Veniella pectini fera ( S o w. ), Chlamys bellocostata orientalis S o k., Tomyris ukrainae M i c h., Ostrea plicata S o l. Аналоги мандриковских слоев отмечаются в составе так называемых цибулевских слоев, переименованных впо­ следствии в ингулецкий горизонт харьковского яруса (Клюшников, 1953а), который оказался сборным (Макаренко, 1958;

Клюшников, Зе­ линская, 1963;

Зернецький, Селш, 1967).

Верхняя подсвита палеонтологически охарактеризована значитель­ но хуже. В известковых прослоях в толще кремнистых пород, покры­ вающих нижнекиевский мергель, известны редкие позднеэоценовые фораминиферы и моллюски. Позднеэоценовый возраст верхней подсви­ ты был также подтвержден 3. И. Глезер (Глезер, Зосимович, Клюшни­ ков, 1965) по данным изучения флоры диатомей из трепеловидных по­ род бассейна р. Сев. Донца.


ОЛИГОЦЕН Нижне-среднеолигоценовые отложения — х а р ь к о в с к а я сви­ т а — в свете новых исследований представляет собой толщу кварцевых и кварцево-глауконитовых песков с линзами песчаников, замещенных в глубинных частях Днепровско-Донецкой впадины кварцево-глаукони­ товыми и слюдистыми алевритовыми и глинистыми песками и песчаны­ ми алевритами.

Общ ая мощность харьковской свиты колеблется от нескольких до 100 м, увеличиваясь на опущенных склонах солянокупольных структур до 200 м. Решением Палеогеновой комиссии от 31/1 1959 г. разрезы рай ­ она г. Киева признаны для харьковской свиты стратотипическими.

Граница между харьковской и киевской свитами в краевых частях Днепровско-Донецкой впадины отчетливая эрозионная. Здесь в основа­ нии харькозской свиты развиты: прослои галечника и гравелистого пес­ ка, скопления фосфоритов, охристые и бурые разнозернистые пески с «караваями» железистого песчаника, углистые песчано-глинистые от­ ложения, конкреционные кремнистые песчаники с фауной мелководных моллюсков. В глубинных частях впадины эта граница менее четкая, од­ нако устанавливается по подошве пласта кремнистого песчаника пли алевролита, залегающего в основании харьковской свиты и содержаще­ го моллюски, обычные для низов свиты.

К северу от линии Холмы — Сосница — Конотоп, где обе свиты представлены в сходных песчано-алевролитовых фациях, граница меж­ ду ними условна.

Д о перенесения мандриковских слоев в верхний эоцен весь ком­ плекс песчано-кремнистых отложений, лежащий выше киевских мерге­ лей и глин и замещающий их по простиранию, относился к харьковской свите. После установления истинного возраста мандриковской фауны взгляды на харьковскую свиту существенно изменились.

Некоторые исследователи или вообще отрицают самостоятельность свиты, относя ее к киевской свите, или ограничивают площадь ее р а с ­ пространения только глубинными частями Днепровско-Донецкой впа­ дины ( Леонов, 1961;

Зернецький и Селш, 1967;

Семенов, 19656).

Существенную роль в формировании таких точек зрения сыграло различие мнений о возрасте песков и песчаников ингулецкого горизонта.

Решающее значение в проблеме «ингулецкого» горизонта имело выяснение стратиграфического положения песчаников с фауной сел Цибулево и Чернолески, стратиграфически ниже которых обнаружены были отложения киевской свиты, а также находки песчаников с таким же комплексом видов, как в цибулевских песчаниках, в едином разрезе с полным комплексом отложений киевской свиты: известковистыми пес­ ками, мергелями и наглинком, при четком контакте с последним. Такие разрезы были обнаружены в среднем течении р. Днепра и в других ме­ стах.

Находка остатков моллюсков в песчаниках близ сел Триполье и Жуковцы, монографически обработанных В. Ю. Зосимовичем (1964), позволила начать ревизию объема ингулецкого горизонта.

Моллюски обнаружены в верхних и нижних слоях харьковской сви­ ты, преимущественно в виде отпечатков и ядер. Нижний комплекс бо­ лее богат. Приурочен он к глауконитовым пескам и песчаникам. Л уч­ шими являются местонахождения в районе сел Жуковцы, Триполье, Ци­ булево и Чернолески.

П о данным В. Ю. Зосимовича (1964), видовые комплексы всех этих пунктов совершенно идентичны. В них определены: Glycymeris obovatus (L a m.), Chlamys atari rotundata (S 1 о d k.), Ostrea prona W o o d, Cyp rina rotundata elliptica S p e y e r, Pygocardia cyprinoides ( B r a u n. ), Garum fischeri ( H e b. et R e n e v. ), Calyptraea striatella N у s t, Cassi daria nodosa (S о 1.) и др.

Близкий комплекс обнаружен в светлых кварцевых песках, р а з р а б а ­ тываемых большим карьером у с. Авдеевки Ясиноватского района. Эти пески И. Н. Ремизовым (1960, 1965) ошибочно сопоставляются с песка­ ми берекской свиты, а также с песками и песчаниками верхних слоев харьковской свиты и относятся им к торгонскому ярусу среднего мио­ цена. Авдеевская фауна еще недостаточно изучена, однако олигоценовый возраст ее сомнений не вызывает. В составе ее установлены: Chlamys (f. a. Pseudamussium) cornea ( S o w. ), Panope gastaldi ( M i c h. ), Cardi opsis incrassata S o w., Trachicardium aff. porulosum ( S o l. ), Ostrea prona W o o d, Athleta elevata ( S o w. ), Calyptraea aperta ( S o l. ) и др., а также представители родов Crassatella, Lucina, Corbula, Circe, Tellina.

У с. Парафиевки Бахмачского района в песчанике из нижней части харьковской свиты О. М. Цибульской были обнаружены фораминиферы:

Elphidium ex gr. onerosum В о g d., Caucasina aff. buliminoides B o g d., Asterigerina ex gr. falcilocularis S u b b., Heterolepa oligocenica ( S a m. ), Melonis dosularensis ( C h a l i l. ), M. stavropolensis B o g d. и др.

Там же Т. Б. Губкиной был обнаружен нижне-среднеолигоценовый комплекс спор и пыльцы.

Спорово-пыльцевые комплексы из нижних слоев харьковской сви­ ты изучены также в ряде других районов (И. М. П окровская, Ю. М. Пе липенко, М. И. Устиновская и др.).

В верхних слоях харьковской свиты в нескольких пунктах в свет­ лых и глауконитовых песках встречены моллюски. Комплекс видов не­ велик, но чрезвычайно выдержан в пределах обширной площади. В с о ­ ставе его исключительно двустворки (Зосимович, 1964;

Клюшшков, Онищенко, 1958): Glycymeris obovatus ( L a m. ), Ostrea prona W o o d, Ostrea cf. callifera L a m., C allista splendida ( Me r. ), Gibbolucina aff.

contorta ( D e s h. ), Venericardia, Cardium, Solen, N ucula и др.

Состав комплекса и стратиграфическое положение харьковской свиты, во многих пунктах четко обособливающейся как от верхнеэоце новых — киевских отложений, так и от вышележащих верхнеолигоцено вых — берекских, дает основание датировать ее ранним — средним оли­ гоцено м.

Стратиграфически выше харьковской свиты залегает толща морских песчано-глинистых верхнеолигоценовых отложений, выделенная В. Ю. Зо симовичем в б е р е к с к у ю с в и т у. Свита сложена горизонтальнослои­ стыми песками, зеленовато-серыми глауконитовыми в нижних слоях и светло-серыми или белыми в верхних.

Прежними исследователями пески берекской свиты в зависимости от содержания в них глауконита относились в одних местах (правобе­ режье р. Днепра) к харьковскому ярусу, в других (бассейн р. Сев. Дон­ ца, окраины Д о н б а с с а ) — к полтавскому. Н ачало изучения этих отло­ жений, приведшего к выделению их в качестве самостоятельной свиты, было положено геологом Е. Б. Чутко, которая обнаружила в 1947 г.

в «полтавских» песках, вскрытых карьером у с. Сиваши, на берегу р.Бе реки, фауну морских полигалинных моллюсков.

Впоследствии эти отложения изучались Н. Н. Карловым (1953), И. Н. Ремизовым (1960, 1965), В. Ю. Зосимовичем (1965, 1966) и др.

Берекская свита покрывает значительные пространства, распола­ гаясь внутри области развития харьковских отложений и почти повто­ ряя ее внешний контур. В краевых, наиболее приподнятых участках впа­ дины переход между этими свитами четкий, а в глубинных частях впа­ дины — постепенный.

Покрываются отложения берекской свиты полтавской свитой, чет­ вертичными отложениями или (бассейн р. Самары ) нижним и средним сарматом.

Общ ая мощность берекской свиты от 10 до 80 м, в карстовых (?) воронках на западных окраинах Донецкого бассейна (балка Камыше ваха и др.) до 120 м.

Плохая сохранность остатков моллюсков из песков с. Сиваши и других местонахождений привели к значительным расхождениям во взглядах на их возраст. Одни исследователи относят эти пески к ранне­ му (Карлов, 1953) или среднему (Ремизов, 1960, 1965) миоцену, другие (Зосимович, Носовский, Клюшников, Молявко, Зелинская, Сорочан и др.) пришли к заключению о их позднеолигоценовом возрасте, а P. JI. Мерклин (1961, 1962) и В. П. Семенов (19656) высказались в пользу среднего олигоцена берекских песков. Р. Л. Мерклин, в част­ ности, сопоставил сивашскую фауну с фауной карашокинского горизон­ та Приаралья и Устюрта.

Я. М. Коваль (1939) в темноцветных глинах в основании берекской свиты в районе г. Змиева, на правом берегу р. Сев. Донца, обнаружил ископаемую флору, которую определил сначала как аквитанскую, а за­ тем как более древнюю, верхнеолигоценовую. Древнее аквитанской счи­ тал эту флору также и А. Н. Криштофович (1957).

Залегание отложений берекской свиты в пределах общего контур. распространения харьковских отложений, их тесная взаимосвязь, более мелководный состав и регрессивный характер залегания, обычно четкий контакт с полтавской свитой, а также данные изучения комплексов моллюсков, спор и пыльцы позволяют рассматривать берекскую свиту как образование последнего этапа развития палеогенового бассейна в пределах платформенной части Украины.

Для сивашского комплекса характерны: N uculana accepta (Liv.), Cordiopsis incrassata S o w., Callista aff. splendida (M e г.), Pitar reussi ( S p e y e r ), P. beyrichi ( S e m p. ), Tellina aff. nysti D e s h., Corbula sokolovi K a r l., Lentidium jatiischevskii ( R u c h.), Solecurtus cf. antiqua tus P u 11., Ostrea callifera L a m., Gryphaea sp. и ряд других (Зосимо вич, 1965).

Спорово-пыльцевые комплексы берекской свиты изучались И. М. Покровской, Н. А. Щекиной, М. И. Устиновской, С. М. Люль евой, Т. Б. Губкиной и др. и большей частью датировались как верхний олигоцен.

БАССЕЙН Н И Ж Н ЕГО ДОНА, САЛО-МАНЫЧСКОЕ М ЕЖ Д УРЕЧЬЕ, Ю Ж Н Ы Е ЕРГЕНИ Палеогеновые отложения в бассейне Нижнего Д она (см. прил. 4) по естественным обнажениям известны в восточной части Донецкого бассейна, по правым притокам р. Д она (реки Сев. Донец, Чир, Калитва, Быстрая и Тузлов), в низовьях р. Д она в районе станиц Константинов ской и Цимлянской, на Волго-Донском водоразделе (р. Аксай) и в Ер генях. Они изучались Н. А. Соколовым, Б. К. Лихаревым, Г. П. Л еон о­ вым (1936, 1939, 1961), В. П. Семеновым (1954, 1965а), А. П. Кичапо вым (1939), Ф. П. Пантелеевым (1947), М. В. Уековым, В. И. Подго родниченко и др. Моллюски определялись А. К. Алексеевым, Н. А. Гри­ горовичем-Березовским, И. А. Коробковым, Н. П. Богачевым, Б. П. Жиж ченко и Е. В. Ливеровской. Фораминиферы изучали А. П. Кичапов, В. М. Ш охина, Н. Н. Субботина, А. А. Кариус, а позже Е. Н. Л азарева, Ю. П. Никитина, В. Г. М орозов а, Л. А. Кулис, М. М. Беляева и др.

Расчленение палеогеновых отложений правобережной части б ас­ сейна Нижнего Д она и окраин Донецкого бассейна проводилось преиму­ щественно по схеме Н. А. Соколова, уточненной Б. К. Лихаревым, впервые разработанной для украинского палеогена. В восточной части указанного района некоторые геологи пользовались волжской схемой, детализированной в последние годы Г. П. Леоновым, Г. А. Браж нико­ вым и др., на Волго-Донском водоразделе — волжской и ергенинской, в центральной части вала Карпинского (Южные Ергени) — ергенинской, предложенной Ф. П. Пантелеевым. Сопоставление этих схем и до н а­ стоящего времени является спорным.

В настоящее время бурением палеогеновые отложения установлены на всей территории Нижнего Д она.

Ю. П. Никитиной выделяются четыре фациальных типа разрезов, палеогеновых отложений: 1) южноукраинский, или восточнопричерно­ морский (Восточное П риазовье), близкий к разрезам палеогена северо восточного склона Причерноморской впадины и Украинского кристал­ лического массива;

2) предкавказский (северо-восточная часть Азово Кубанской впадины, бассейны рек Ея и Егорлык, левобережье р. Маныч) с развитием фаций западной части Предкавказья и Северного Ставро­ полья;

3) ергенинский (вал Карпинского), представленный переходны­ ми фациями от умеренно глубоководных кавказских (Южные Ергени) к донецким (низовья р. Д она) и 4) донецкий (Преддонецкий и Чирский прогибы и восточные окраины Д он б асса), близкий к североукраинским разрезам, с более мелководными осадками в Доно-Донецком между­ речье. Первые три типа разреза, развитые южнее р. Д она, детально расчленяются и коррелируются по фораминиферам, радиоляриям и ост ракодам (Никитина, 1958— 1965), моллюски в них встречаются редко.

По зональным комплексам они сопоставляются со стратотипическим разрезом Крыма и Кавказа (Никитина, 1963а).

ПАЛЕОЦЕН Палеоценовые отложения развиты на большей части территории и залегают с размывом на подстилающих слоях до карбона включитель­ но. В них выделяются местные подразделения: нижний палеоцен с Hete 175.

rolepa lecta (V a s s.) и верхний палеоцен с Bolivinopsis spectabilis (G r z у b.), соответствующие и инкерманскому и качинскому ярусам.

Нижняя часть палеоценовых отложений— слои со Heterolepa lecta — на большей части территории представлена темно-серыми дет ритусовыми алевролитами и известняками (0— 200 м) с Spiroplectam­ m ina variata V a s s., P yram idina curvisuturaia ( B r o t z. ), Alabamina wilcoxensis T о u 1 m., P ulsiphonina prim a ( P l u m m )., Anomalinoides danicus ( B r o t z. ), Brotzenella acuta ( P l u m m. ), Heterolepa lecta ( V a s s. ), Reussella paleocenica ( B r o t z. ), выполняющими погружен­ ные участки района. И з моллюсков здесь встречены Ostrea bellovacina L a m. В Доно-Донецкой впадине эти слои названы Г. П. Леоновым (1961) нижнетацинскими. Ю жнее р. Д она они иногда выделяются как ейская свита (М орозова, 19576).

Верхняя часть палеоценовых отложений начинается темными гли­ нами (5— 50 м), аргиллитоподобными на юге и опоковндными на севе­ ре, выше которых залегают серые алевролиты, пески и песчаники (до 400 м). Н а юге верхняя часть палеоцена характеризуется фораминифе рами комплекса свиты Горячего Ключа — слои с Bolivinopsis spectabi­ lis, на севере — спикулами губок. В переходных слоях наблюдается сме­ шанный комплекс известковых и агглютинирующих фораминифер, раз­ витых в слоях с Heterolepa lecta и Bolivinopsis spectabilis (Ергени),что указывает на фациальную приуроченность комплексов *. В Доно-Донец ком междуречье в опоковидных глинах найдены N uculana ovoides ( K o e n. ), в алевролитах — спикулы губок. В верхах палеоцена на юге обнаружены радиолярии — Porodiscus ornatus В о г.,' Sethocyrthis mica В о г., Cenellipsis micrus В о г., а также редкая пыльца голосемянных и водоросли.

Верхняя часть палеоцена выделяется в верхнетацинские слои (Лео­ нов, 1961), нальчикскую свиту (Ш уцкая, 1960а), свиту Горячего Ключа и абазинскую. Возм ож но, что слои с Heterolepa lecta отвечают не толь­ ко эльбурганской, но и свите Горячего Ключа.

В правобережной части Нижнего Д она (в Преддонецком и Чпрском прогибах) прослеживается переход детритусовых отложений с Hetero­ lepa lecta (V a s s.) в бескарбонатные опоковидные алевролиты и песча­ ники с глауконитом. Верхняя часть палеоцена того же района представ­ лена немыми рыхлыми песками п песчаниками с глауконитом. На Вол го-Донском водоразделе восточнее Цимлянского водохранилища (Ак сайская площадь) прослеживается переход нижней части палеоцена с Н. lecta ( V a s s. ) в верхнесызранские песчаные отложения, а верхней его части — в песчаные слои, которые в 1956 г. выделялись Я. Ш. Ша фиро в камышинскую свиту. Нижнесызранские опоки встречаются толь­ ко в погруженной прибортовой части Прикаспийской впадины.

В Астраханском Поволжье низы палеоцена представлены мергеля­ ми и известковыми глинами с планктонными фораминиферами, встре­ чающимися в эльбурганской свите (Никитина, 19656). Н а'в ал у Кар­ пинского аналоги эльбурганской свиты выделены на Ульдючинской и Шарын-Гольской площадях (М. Беляева, 1965), в Элистинском районе и на Ремонтненском поднятии (М орозова, 1960). Не исключается при­ сутствие низов палеоцена и в глубоком Тузлово-Манычском прогибе.

ЭОЦЕН В бассейне Нижнего Д она развиты отложения нижнего, среднего и верхнего подотделов, соответствующие бахчисарайскому, симферо­ польскому, бодракскому и альминскому ярусам.

* В восточной части Северного Црикаопия комплекс бентоносных форамшифер с Heterolepa lecta расп ространен от датского до качинского » р у са включительно.

Эоценовые отлож ения распространены повсеместно. З а л е г а ю т они несогласно на более древних породах, до палеозойских включительно.

Н иж неэоценовы е — б ахчисарай ский я р ус — отлож ения наиболее полно палеонтологически охарактери зован ы в Ю ж ны х Ергенях, Ейском прогибе, М иусской впадине и в Чирском прогибе.

В Ергенях б ахчисарай ском у ярусу отвечаю т темные серовато-зеле ные опоко'видные глины (25 м) с B o l i v i n o p s i s ex gr. s p e ct a b i l i s ( G r z y b. ), Am mobaculites m idw ayensis P l u m m., Gl ob o ro t al ia s u b ­ bot inae M o r o z., A c a r i n i n a s u b s p h a e r i c a S u b b., A. i n t e r m e d i a S u b b., C h i l o g u e m b e l i n a crinit a ( G l a e s s n. ). В основании зал егаю т г л ауко­ нитовые песчаники или пласт нуммулитового известняка. Е. П. П о л о ­ вин о б н а руж и л здесь N u m m u l i t e s p l a n u l a t u s (L a m.) с фосфоритами (5— 10 м), вверху алевролиты с прослоями глин с Tr u n c o ro t al ia l e ns i ­ fo r mi s ( S u b b. ) и песчаники с ходам и илоедов. В Ейском прогибе б а х ­ чисарайский ярус представлен зеленовато-серы ми глинами (18 м) с G a u d r y i n a n a v a r r o a n a C u s h т., G l o b or o ta l ia p s e u d o s c i t u l a (G 1 a e s s n. ), A c a r i n i n a a c a r i n a t a S u b b. В Миусской впадине это серые пластичные глины с глауконитом с G l o b o r o t a l i a s u b b o t i n a e M o r o z., G.

pseudoscitula G l a e s s n., ( S u b b.), Tr u n c o ro t al ia m a r g i n o d e n t a t a C h i l og ue m be l i na c ri ni ta ( G l a e s s n. ). В р азр езе Чирокого прогиба бахчисарайский ярус вы р аж ен зеленовато-серы ми опоковидными гл и н а­ ми (20 м) и глауконитовыми песчаниками (1— 2 м ), в которых найдены моллюски A s t a r t e ex gr. r u g a t a S о v.\, T h y a s i r a b r o n g n i a r t i D e s h. и Corbula g a l i c u l a D e s h. (определения М. E. З у б к о в и ч а). В С ало-М а пычском меж дуречье и северо-восточной части А зово-К убанской в п а д и ­ ны трехчленное строение б ахчисарай ского яр у с а (20— 40 м) со х р а н я ет­ ся, но ф ации здесь более мелководные (с уб л и тор ал ь н ы е), нуммулито вый пласт зам е щ а е т с я глауконитовы ми песками, глины опесчаниваю тся, осадки обогащ ены глауконитом. При приближ ении к Д онецком у б а с ­ сейну в песках ниж ней части п оявляется кв ар ц ев ая гал ь ка, иногда г р а ­ велиты (Н иколаевский рай он ). И звестковы е бентосные и пелагические фораминиферы зам ещ а ю тся комплексом агглю тинирую щ их фораминн фср с A m m o b a c u l i t e s m i d w a y e n s i s P l u m m. и рад и оляри й Cenodi s ctis intect us К г a s с h., P a r a c e n o d i s c u s c i r c u m t e x t u s K r a s e l l, и др., известных из зыбзинской свиты С евер о-З ап ад но го К а в к а з а. В породах бахчисарайского яруса А зово-К убанской впадины доминирует пыльца покрытосемянных — C a s t a n o p s i s p s e u d o c i n g u l l u m (R. R o t. В о i t z.) и формального рода ( T r i a t ri o po l le n it e s a r a b o r a t u s P f. ). В северном н а ­ правлении в Миусской и Азсиво-Кубанской впади н ах мощность нижнего эоцена уменьшается до 1— 2 :м, и глауконитовы е пески переходят в гла уконитолит (Ш ам рай, 1964).

Вдоль южной окраины Д о н б а с с а разв и ва ю т ся континентальные ф а ­ ции, выраженные бурыми глинами с растительны ми остаткам и, г и дро ­ слюдистыми и каолиновыми глинами. Н а склонах У краинского к р и с та л ­ лического массива (М атвеев К урган) континентальный период, вер о ят­ но, п родолж ался до конца среднего эоцена.



Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 26 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.