авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«Оглавление Формирование российской нации, ЮРИЙ ГРАНИН.................................................................................. 2 ...»

-- [ Страница 7 ] --

Очевидно, что по крайней мере во внешней политике линия Горбачева - Ельцина - Путина не дает ощутимых результатов. Все эти годы говорилось о необходимости выработки собственной повестки во внешней политике. Вне всяких сомнений, что главным элементом этой повестки должна быть стратегия интегрирования России в новые международные отношения, в отличие от той стратегии адаптации, которую реализовывают по отношению к России США и Запад. В рамках этой стратегии по интегрированию необходимо было сохранить определенную дистанцию с США и Западом. Сегодня создается впечатление, что Россия как бы находится в клинче, говоря языком бокса, с США и Западом и наши партнеры заинтересованы, чтобы она в таком положении оставалась как можно дольше, так как это лишает нашу страну свободы маневра, при этом создавая иллюзию, будто мы еще более или менее твердо стоим на ногах. Есть угроза, что в любую минуту, когда США сочтут время для себя подходящим, они выйдут из клинча и Россия рухнет без всякой опоры.

Эта дистанция необходима, чтобы адекватно реагировать на те или иные шаги Запада, но в первую очередь - для увеличения собственной политической, экономической капитализации. Консолидация власти и восстановление субъектности государства даже при нынешних весьма скромных ресурсах может позволить России инвентаризировать свои ресурсы для проведения стр. собственной политической линии. Очевидно, что для предотвращения нынешнего процесса отступления нашей страны по всему фронту придется определить четко и ясно те зоны, в которых в случае продвижения США и Запада наша страна будет использовать все свои возможности для отпора. Для этого следует определить соответствующие зоны ближнего зарубежья, к примеру Украина или Закавказье, и в случае продвижения Запада использовать все возможности для дестабилизации ситуации в этих странах, с активным вовлечением русского и русскоязычного населения, не боясь пойти на резкую конфронтацию с Западом. Следует определить те направления научно технического сотрудничества и те страны, которые являются слишком чувствительными для Запада, и, действуя в этих направлениях, добиваться от Запада выгодных для себя решений. Если нет реальной угрозы для США и Запада, то они никогда всерьез не будут рассматривать интересы нашей страны.

Требуется фактически определить возможности по созданию угроз и продаже этих угроз Западу в обмен на интеграцию России в западный мир. В этом отношении и военно-политическое сотрудничество с Китаем, Индией, Ираном, другими крупными региональными державами трудно переоценить.

Необходимо и эти связи создавать, развивать, чтобы обменять это на интеграцию в Запад. Следует рассмотреть возможность быстрого институционального оформления шанхайской организации сотрудничества.

Возможно, в другом составе, так как страны Центральной Азии, по крайней мере Узбекистан, могут выступить в роли представителей США внутри этой организации. Это все нужно России не для конфронтации с США ради доминирования в мире или продвижения своей модели организации в мире, а всего лишь для усиления своих позиций в торговле с США и Западом, за интеграцию в цивилизованный мир хотя бы с минимальным учетом интересов России как государства и субъекта международных отношений.

Конечно, я лишь пунктиром обозначил некоторые стратегические задачи, стоящие перед Россией, которые она должна решить, если хочет сохранить свою целостность и интегрироваться в цивилизованный мир. У меня нет никаких иллюзий относительно способности нынешнего политического класса сформулировать и реализовать такую внешнюю политику, используя консолидированную власть внутри страны. По крайней мере дважды России была предоставлена возможность поднять ставки и действовать в собственных интересах, выторговывая для себя более выгодные возможности для интеграции в Запад. Первый раз - во время всей эпопеи с распадом Югославии и примерным наказанием сербов США и Западом в 1999 году. Блестящая возможность не допустить победы США при явном и демонстративном игнорировании Совета Безопасности ООН была бездарно упущена из-за страха испортить отношения с США и Западом. Не было элементарного понимания, что отсутствие легкой победы на Балканах при явном игнорировании и выбрасывании России из этой традиционной для нас зоны присутствия и влияния только увеличило бы уважение прагматичных лидеров США и других стран Запада. И после сентября требовалась более продуманная политика по допуску США в Афганистан, по использованию Северного альянса, по предоставлению коридоров над собственной территорией и баз на территориях стран - членов СНГ в обмен на реальные обязательства США перед Россией, которые могли бы быть компенсацией за геостратегический и геополитический рывок США и Запада стр. в самый чувствительный для России, Китая и Ирана регион Центральной Азии и Афганистан. Совершенно очевидно, что борьба с терроризмом сегодня используется в качестве инструмента внешнеполитического продвижения США и доминирования в мире, как в свое время и проблема прав человека.

Несомненно, Россия за борьбу против терроризма. Однако сегодня ни ООН, ни какие-либо иные международные структуры не решают, что такое терроризм и как с ним бороться. Это делают США, используя эту проблему как инструмент для достижения своих целей.

Конечно, я понимаю, что предлагаемая линия поведения чревата тем, что в каждом случае есть риск не получить должное от США в торговле своей позицией и при этом испортить с Западом отношения. При нынешней зависимости российской элиты от Запада, где находятся их дети, деньги, собственность, вряд ли такая политика будет ею поддержана. Однако хочется надеяться, что есть другая, более патриотически настроенная элита в институтах власти, представители которой одновременно являются как патриотами России, так и настоящими западниками, и хочет видеть Россию на Западе в качестве полноправного партнера и субъекта международных отношений, а не в качестве территории и сырьевого ресурса.

стр. Заглавие статьи Экономический кризис и парадигма нового времени Автор(ы) ЛЮДМИЛА МЯСНИКОВА Источник Свободная мысль, № 7, Август 2012, C. 166- Marginalia Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 43.3 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Экономический кризис и парадигма нового времени, ЛЮДМИЛА МЯСНИКОВА Экономический кризис 2008 года, рассматриваемый вначале как циклический кризис глобальной экономики, фактически явился этапом начавшегося системного кризиса. Выхода из него внутри системы не видно. Типичный пример пата - внутрисистемная антикризисная политика, когда государство берет на себя ответственность за "токсичные" активы. Далее кризис становится кризисом суверенных долгов, а причины, вызвавшие появление этих "токсичных" активов, не меняются. Выход из системного кризиса - это конец одной системы и рождение другой, не только с иным технологическим укладом, но в целом экономическим и даже культурным. Это смена парадигмы.

Нынешняя парадигма западной цивилизации превратила понятие комфорта в наивысшую ценность. Деньги стали главным индикатором места человека в обществе, а статус определяется стилем потребления товаров и услуг1. Рост значения денег снижает роль морали. Способность денег все связывать дается ценой поверхностного характера этой связи, в которой ложь является правилом.

Законодательство от развития нравственных норм переходит к защите от противоправных посягательств на материальные блага, что, собственно, развивает взгляды Локка на государство. Создание государств на таком праве ведет к подмене морали законом. Опора в регулировании социальных отношений только на законы общества потребления вообще не оставляет места для морали. Правовое пространство Запада призвано развивать и закреплять такой порядок вещей.

Рассмотрение через призму денег всех сторон человеческой жизни оказалось несостоятельным. Вне поля зрения государства остается все, что не поддается денежной оценке. Церковь пытается заполнить нравственный вакуум, но, с одной стороны, она сама вовлечена в товарно-денежные отношения, а с другой фактически не имеет рычагов влияния на госуправление.

Появившиеся за последнее время всевозможные теории по преодолению глобального экономического кризиса, по сути, являются некоторыми видоизменениями набора старых стимулирующих материальных факторов.

Решить с их помощью стратегические задачи невозможно - они находятся внутри материального мира и используют его инструмен МЯСНИКОВА Людмила Анатольевна - профессор кафедры коммерции и логистики Санкт Петербургского государственного университета экономики и финансов, доктор экономических наук.

См. М. Кузнецов, К. Кеворгян. Деньги или достоинство. - "Однако". 2011. N17. С. 26 - 31.

стр. тарий. Постановка нематериальных целей требует материального обеспечения, но они не сулят денежных доходов, и потому такого обеспечения не получают они отторгаются миром денег, и в результате влияние материальных стимулов закрепляется еще больше. Найти решение в рамках парадигмы общества потребления нельзя.

Дело в том, что носители этой модели не способны ставить перед собой цели, не сулящие прямой выгоды. Это напоминает необъяснимое природное явление, называемое "муравьиным кругом" или "мельницей смерти", состоящее в том, что небольшая группа муравьев начинает без видимой причины бегать по кругу, постепенно вовлекая в него все большее число сородичей. Бег продолжается до полного истощения, пока насекомые не падают замертво. Иногда некоторые особи уходят из-под "жерновов" этой "мельницы" - вероятно, у них активизируется иная "программа". Для выхода из замкнутого круга власти денег человечеству также нужна иная программа с новым целевым императивом.

По всем измерениям миросистемы нарастает хаотизация. Кризис, начавшийся в США в 2000 году как кризис "новой экономики", капитализация которой во много раз превысила ее реальную долю в ВВП, перерос в глобальный и становится преддверьем катастрофы2. Недвижимость и ипотека выполнили лишь роль "отложенного козла отпущения" (2002 - 2009 годы). Н. Рубини считает, что катастрофа в экономическом измерении уже началась 3. Хаотизация экономической жизни тесно связана с политикой. Перевороты и "революции" охватили Ближний Восток и готовы перекинуться на всю исламскую дугу. Идет борьба за власть и смену элит. США и ведущие европейские страны будоражатся волнениями, особенно молодежными ("Захвати Уолл-стрит", "Захвати Лондон"). Во всех движениях проявляется преднамеренная интернет координация, использующая импульсы неприемлемости тотальной несправедливости. Потерпела поражение либерально-монетаристская модель, берущая начало от работ Ф. фон Хайека и М. Фридмана4.

В культурном измерении также наблюдаются деградация и хаотизация.

Менеджер, единственным предметом восхищения которого является игра го.

Юная девушка, ищущая свое счастье исключительно в шмотках, парнях и увлажняющих кремах. Швейцарский правозащитник, едущий на все четыре стороны планеты, чтобы поддерживать повстанцев - при условии, что их восстание подавлено. Любитель искусства, восторгающийся последним криком современного гения, веком художников, которые - от сюрреалистов до венских акционистов - соревнуются в меткости плевков на фасад цивилизации, и т. п.

Кризисы в отдельных измерениях складываются во все более определенную структуру "домино", ведущую к системному кризису. Запад - это цивилизация, пережившая все пророчества о своем закате, благодаря уникальной уловке: он пожертвовал собой как особой цивилизацией, чтобы восторжествовать в качестве универсальной культуры. Агонизирующая сущность пожертвовала своим содержанием, чтобы выжить в виде См. Л. Мясникова. От глобального кризиса к катастрофе миросистемы. - "Мировая экономика и международные отношения". 2011. N 2. С. 100- 108.

См. Н. Рубини. На краю спада. - "Завтра". 2011. N35.

См. А. Бенуа.Против либерализма. СПб., 2009.

стр. формы5. Положение в миросистеме невольно приводит к выводу, что она активно входит в состояние бифуркации. Это вхождение резко активизировалось с распадом СССР и соцблока. Политическая катастрофа распада - катастрофа мироустройства - стала не только крушением "реального социализма", но и либерального социализма - социал-демократического, западного. Гарантом последнего, политическим и экономическим стимулом его существования, то есть мощного социального перераспределения, было наличие "реального социализма". Его отсутствие привело к постепенному демонтажу институтов социального микширования, "сделавших" "золотой миллиард".

Капитализм вновь получил возможность проявлять свой хищнический оскал (по Марксу). Катастрофа "реального социализма" привела и к катастрофе "реального капитализма" конца XX века6. Последний мог существовать лишь при наличии системного конкурента в лице первого. При наличии системного конкурента капиталистическая миросистема не позволила бы себе нынешнего аферизма, авантюризма и разгильдяйства, которые она себе позволяет, почувствовав безраздельную победу. Получилась же не окончательная победа по Фукуяме, а ворота в состояние бифуркации. Масла в огонь этого состояния подлили события 11 сентября в США, явившиеся бумерангом создания (в 1980-х) "Аль Каиды" против СССР в Афганистане. Подобный бумеранг может сработать в Европе после создания Францией антиливийской "Аль-Каиды" в странах мусульманского Магриба7.

Экономическое измерение хаотизации хорошо отражается положением центробанков ведущих стран Запада. Капитал ФРС составляет 25 миллиардов долларов, а активы на балансе - 2,8 триллиона, то есть около 1,0 процента;

у ЕЦБ это соотношение - 0,5 процента (активы - 2 триллиона евро). У Банка Англии - 2 процента (активы - 225 миллиардов фунтов). У других ЦБ Запада ситуация примерно такая же. Скопившиеся на балансах ЦБ активы носят в основном рискованный характер. Будь центробанки коммерческими, при таком соотношении активов и собственного капитала они бы уже обанкротились.

Фондовый рынок находится в состоянии повышенной нервозности и волатильности. Наблюдается "японизация" (по сценарию 1989 - 1990 годов) экономики Запада. Формируется "японский" инвестиционный климат - "бегство" с фондового рынка в безопасное убежище государ См. "Невидимый комитет. Грядущее восстание". М., 2011.

См. М. Леонтьев. Поминки по живому. - "Однако". 2011. N 28. С. 8 - 9.

См. Е. Сатановский. Ливийское чудо. - Там же. С. 28 - 29.

стр. ственных облигаций, несмотря на снижение суверенных рейтингов (США, страны ЕС) и низкую доходность бондов (менее 2 процентов).

После кризиса 2008 года органам финансового контроля так и не удалось навести какой-либо порядок на валютном рынке и рынке производных финансовых инструментов. Номинальная стоимость этих деривативов - свыше 860 триллионов долларов, валютного рынка - 800 триллионов, а мировой ВВП составляет всего 65 триллионов долларов. Это уродливое несоответствие реальных и виртуальных денег - основа новых волн глобального финансового кризиса. Не удалось вернуть финансовую сферу США к рузвельтовским законам, отделяющим традиционный банковский бизнес от спекулятивных операций. Большую опасность представляет также навес внешнего долга. Для всех стран он составляет 54 триллиона долларов (суверенный долг - 33, триллиона долларов). Госдолг США в конце 2011 года уже превысил ВВП (более 15 триллионов долларов). Госдолг стран ЕС - 10,3 триллиона евро (82, процента ВВП).

Начиная с 2008 года мировая экономика перманентно балансирует по краю пропасти. Действия регулятора (правительства) неэффективны и скорее ведут к тупиковому положению шахматного цугцванга, когда любой следующий ход ухудшает положение. Антикризисные меры, предпринятые в 2009 - 2011 годах, не привели к существенному оживлению реального сектора экономики, который до сих пор не вернулся к докризисному уровню. Эти меры типичны для "греческого синдрома", когда "хвост собаки" отрубают по частям.

Сползание к бифуркации обусловлено более чем тридцатилетним господством на Западе метафизики неолиберализма и "парада шарлатанов"8 либерально монета-ристской модели экономики стимулирования предложения.

Идеология поддержки спроса, предложенная Г. Фордом, получила продолжение в "Новом курсе" Рузвельта, а теоретически была обоснована в экономической доктрине Кейнса. Кризис перепроизводства 1920 - 1930-х годов был преодолен, когда кейнсианская модель - стимулирование спроса, сменила либеральную стимулирование производства (предложения). Кейнсианство исходило из несправедливости первоначального распределения общественного богатства на рынке, что сдерживает рост потребительского спроса и порождает социальное напряжение. Государство при помощи налоговой системы призвано осуществить вторичное перераспределение этого богатства, что формирует мощный потребительский класс ("средний класс") в 60 - 70 процентов населения, а не в 20 - 25 процентов реальных потребителей, как при либерализме.

К началу 1970-х кейнсианская модель стимулирования спроса в развитых странах исчерпала свой потенциал роста из-за вхождения мировой экономики в кризис "сверхнакопления". Ввиду отсутствия рентабельного приложения в реальном секторе произошло сверхнакопление капитала, и он ушел в финансовую сферу - начался период финансовой экспансии. Эта экспансия образовала капитал формирования прорывных технологий для направления экономики по новому руслу (по Шумпетеру). Этот же капитал пытался доминировать над всеми видами деятельности делового мира на финансовом поле с характерными для См. С. А. Егишянц. Тупики глобализации: торжество прогресса или игра сатанистов? М., 2004.

стр. него "пузырями" и "пирамидами". Кризис сверхнакопления проходил на понижательной волне пятого Кондратьевского цикла (К-цикла). На повышательной волне этого цикла в рамках новых формировавшихся технологий ("Новая экономика") в 1980 - 1990-е годы произошел бурный рост мировой экономики (особенно США), пока пузырь "Новой экономики" не лопнул в 2000-м. Но и до 2008 года мировая экономика развивалась на той же повышательной волне. В 1980 - 1990-х произошел процесс "накопления изъятием" (по Дж. Арриги), когда мировой финансовый капитал изъял с помощью искусственно организованных дефолтов и финансовых кризисов у развивающихся стран огромные финансовые ресурсы, которые могли сформировать устойчивый рост спроса в этих странах. Триллионы долларов перетекли на Запад (особенно США) и по большей части ушли в финансовые спекуляции, обрушившие рынок "Новой экономики" в 2000 году.

В 2008-м мировую экономику настиг кризис перепроизводства, свидетельствующий о переходе на понижательную волну шестого К-цикла. Пол Кругман назвал этот кризис "кризисом долга и падения спроса". Почему упал спрос? В результате "неолиберальной революции" Рейган и Тэтчер расправились с профсоюзами, и реальная заработная плата в США в 2000-х осталась на уровне 1968 года. Владельцы капитала так успешно повышают конкурентное давление на труд, что производительность труда обгоняет рост реальных зарплат - спрос не растет вместе с предложением. Благосостояние в США последние 30 лет росло за счет кредитов. Суммарная кредиторская задолженность в стране на всех уровнях к 2008 году превышала четыре годовых ВВП. Кредитная пирамида уперлась в пределы возможностей своего роста - кризис долга, а соответственно и падения спроса. К такому результату привела неолиберальная модель стимулирования производства. Кругман считает, что любые "телодвижения" в рамках такой модели (например, ускорение работы печатного станка "количественное смягчение") только усугубят ситуацию. Необходим переход к неокейнсианской модели стимулирования спроса.

Если произойдет сползание к бифуркации, то миросистема через хаос перейдет в фазу самоорганизации с выбором новой структуры и пути развития - аттрактора.

Определенное предсказание такого пути невозможно9. Свобода возможностей этого аттрактора сужается необходимостью сохранения жизнеспособности миросистемы в виде социального каркаса, который меняет точку отсчета - от свободы к необходимости10.

К. Маркс считал, что глобализация и финансовое посредничество способны выйти из-под контроля, а перераспределение дохода и богатства от труда к капиталу может привести капитализм к самоуничтожению. Такого же мнения придерживается либеральный экономист Н. Рубини. Й. Шумпетер полагал, что сами успехи капиталистической миросистемы подрывают защищающие ее общественные институты и создают условия ее краха. Современная миросистема в достаточной мере чревата условиями Маркса и Шумпетера. С утратой ситуации "реального капитализма" она движется к пропасти См. И. Пригожин, И. Стенгерс. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой. М., 1986.

См. И. Егоров. Свобода, детерминизм и индетерминизм в свете идей И. Пригожина. - "Мировая экономика и международные отношения". 1989. N 2.

стр. по понижательной волне К-цикла, к новым глобальным этапам системного кризиса, предсказанным на 2012- 2015 и 2017 - 2019 годы11.

Во второй половине прошлого века в общественное сознание Запада, прежде всего США, была вброшена легенда информационного общества как нового технологического уклада. Она быстро овладела общественным сознанием в виде бренда "Новая экономика", но и захватила сознание самих манипуляторов творцов легенды. Так родилась "рейганомика", позволившая скорректировать в 1980-е годы предыдущую модель капитализма, приостановить падение эффективности капитала, разрушить СССР и в последний раз расширить рынки сбыта. Капитализм получил мощную подкачку в виде пакета новых привлекательных иллюзий, подаваемого как новый технологический уклад.

Легенда информационного общества Термин "информационное общество" введен в начале 1960-х годов Ф. Махлупом и Т. Умесао. Философия экономики этого общества как постиндустриального технологического уклада разработана Д. Беллом12. Философия эта в значительной мере утопична - некий "информационный социализм", где знание заменяет товарные отношения, обеспечивая информационную свободу.

"Утопический реализм" Белла предусматривает ситуацию, когда рыночные критерии создают лишь информационную сигнальную систему, но не служат средством поддержания отчуждения.

Потребность в "реальном" информационном обществе возникла в связи с двумя важными событиями в экономическом пространстве миросистемы в 1960 - 1970 х годах. Первое - "ресурсные" решения Римского клуба. Второе - экономический кризис 1970-х в США, который мог развиться до второй Великой депрессии или до первой Великой стагфляции.

Участники Римского клуба (ведущие экономисты и предприниматели мира) решили, что линейную "гонку прогресса" первой половины XX века надо прекратить - нет ресурсов, да и достигнутого вполне достаточно, чтобы логистическими методами увеличивать прибыль. Поэтому было рекомендовано направлять ресурсы не в "прорывные" технологии, а в логистические информационные, обеспечивающие оптимизацию уже существующих отраслей (технологий). Так, начала создаваться легенда информационного общества, формирующая симулякр нового технологического уклада. Дискурс информационных технологий постепенно проник во все измерения миросистемы - семантика отброшена на второй план, господствует семиотика, то есть знак. Он важен для формирования инструментария логистических информационных технологий, но не имеет никакого смыслового содержания, кроме инструментального, направленного на механизмы увеличения прибыли.

Римский клуб сформировал такие ресурсные социологические понятия, как "золотой миллиард" и "устойчивое развитие".

Причина "суперкризисов" миросистемы (например, Великая депрессия) находит объяснение в теории убывающей доходности Д. Рикардо, развитой в теории опережающего роста, предложенной К. Марксом.

См. А. Айвазов. Несть пророка. - "Завтра". 2011. N35.

См. Д. Белл.Грядущее постиндустриальное общество. М., 1999.

стр. Потерю доходности капитал компенсирует за счет освоения новых рынков.

Однако возможности экспансии в какой-то момент кончаются или упираются в существующий расклад сил на мировой арене. Тогда происходят войны. Обе мировые войны имели именно такую экономическую подоплеку. К 1970-м годам США освоили все возможные для себя рынки. Ядерная война с СССР не способствовала бы их расширению. Выход виделся в технологической революции и тем более в смене технологического уклада, создающих массовый спрос на новые товары и новый формат жизни. Такая смена происходит после принципиальных научно-технических прорывов: в XIX веке именно они вывели экономику в век угля и стали, а в XX - в эпоху нефти и пластмасс.

Пришедшая к власти в 1981 году на волне борьбы с кризисом 1970-х администрация Р. Рейгана выбрала локомотивом (прорывом) нового экономического уклада массовую компьютеризацию, получившую в эти годы бешеный успех на базе персональных компьютеров. Такой выбор был обусловлен мировым лидерством США в компьютерно-софтверной сфере.

Форсирование этого процесса, получившее название "рейганомика", происходило по двум направлениям. Первое - стимулирование предложения (налоги на бизнес) и спроса (смягчение банковских требований к заемщикам физическим лицам). Второе - запуск гигантской пиар-кампании по внедрению в сознание толпы уверенности, что технологический уклад меняется, и новая эра уже началась. Краткосрочные и среднесрочные итоги восьмилетнего правления Рейгана были весьма убедительны. Среднесрочные последствия также были позитивны - бум 1990-х, правда чистота "эксперимента" была подпорчена освоением в этот период рынков бывшего соцлагеря.

Пиар-кампания - мощное оружие в руках истеблишмента для манипулирования общественным сознанием. Принятие манипуляции толпой незаметно воздействует и на самих манипуляторов - они начинают искренне верить в ее смысл. Так получилось и с легендой о смене технологического уклада, соизмеримого с наступлением эпохи нефти и пластмасс и ростом научно технического прогресса, "сейчас" быстрее, чем когда-либо в прошлом. Делается попытка придать довольно удачной кратковременной тактике рейганомики стратегический статус - "Новой эры" развития человечества с "Новой экономикой".

"Новая экономика", крах которой произошел в 2000 году, предстала как кризис интернет-компаний. Персональные компьютеры и информационные технологии действительно создали лавину нового спроса, но незначительно изменили - куда меньше, чем железная дорога и телеграф, - повседневную жизнь человечества.

Все вроде бы "сидят" в Фейсбуке или пользуются Гуглом, но платить за это никто не готов. Основную часть дохода этих компаний составляет реклама. Что за базовый продукт для общества, за который никто не готов платить?

Компьютерные и сетевые игры безусловно создали новый спрос;

но соизмерим ли он с тем, который создали нейлоновые чулки и колготки, изобретенные фирмой "Дюпон" в 1930-е годы? И это при том, что никому в голову не приходило называть фирму "Дюпон" "Новой экономикой".

Еще более удивительны (даже смешны) претензии на то, что миро стр. система не просто вошла в новый технологический уклад (их было немало за историю экономики), а в третий тип экономики - информационную, которая следует за сельскохозяйственной и промышленной. А пишут об этом не фантасты, а вполне мейнстримные социологи-экономисты13. В реальности нет даже намека на то, что миросистема вошла или входит в новый технологический уклад14. Приписываемая к этому укладу нанотехнология к настоящему времени является лишь рекламным слоганом для получения грантов в области фундаментальной науки. Примыкающие биотехнологии пока существуют лишь в сфере медицины, а она является конечным потреблением, но не инструментом или материалом производства. Похоже, что информационные технологии не так далеки от предела своего проникновения в другие отрасли, и предел этот определяется только ростом прибыли, а он уже не столь и велик15.

Начиная с середины прошлого века научно-технический прогресс замедлился.

Никаких существенных прорывов не произошло. Даже в медицине не возникло ничего сопоставимого с антибиотиками (середина XX века) и вакцинами (начало XX века), прорывами, увеличившими продолжительность человеческой жизни более чем на 25 лет. Раз в год появляющиеся новые мобильники и игры, а также бессмысленное совершенствование гаджетов, обслуживающих виртуализацию физически деградирующей реальности. Все это - лишь видимость прогресса, его симулякр. Инновационный сектор, конечно, существует, но масштаб его в экономике не выше, чем был и 50, и 100 лет назад. Несмотря на кризис года, ставший перманентным, истеблишмент продолжает верить в сказки о новом технологическом укладе, новом научно-техническом буме, которые сам и сочинил. Сказки существуют на фоне логистических действий в духе Римского клуба.

За последние 50 лет реальная мировая экономика структурно укрупнилась.

Настоящей монополии нет, но каждый вид бизнеса, даже в США, представлен ныне двумя-четырьмя крупными компаниями. Такая олигополия обеспечивает максимальные прибыли при сохранении видимости конкуренции. Для олигополии важно сохранить такое положение вещей, однако оно может нарушиться при технологических прорывах. Поэтому создаются условия, затрудняющие выход новых игроков на сцену реальной экономики. Сказка о технологической информационной революции определяет и инвестиционные ресурсы. Основной их поток идет в сферу информационных технологий, где значительно ниже порог выхода на рынок, а спрос на эти технологии со стороны реальной экономики образует прибыль "здесь и сейчас". Развитие информационных технологий усиливает взаимозависимость всех частей и элементов организации, что приводит к накоплению организационной сложности на всех уровнях и во всех сферах человеческой деятельности. Такое накопление ведет к нарастанию неопределенности в функционировании и развитии организаций всех масштабов. В миросистеме происходит ускорение изменений в ус См.: Э. Тоффлер, Х. Тоффлер. Революционное богатство. М., 2008;

Э. Тоффлер. Третья волна. М., 1999.

См. М. Юрьев. Правда и мифы об инновационной экономике. - "Однако". 2011. N 25.

См. А. Зуев, М. Мясникова. Кризис информационной революции. - "Мировая экономика и международные отношения". 2005. N 3. С. 24 - 27.

стр. ловиях нарастающей неопределенности16.

Несомненным успехом информационных технологий явилось создание Интернета, который подхлестнул темпы глобализации экономики. Глобализация привела к торможению прогресса за счет "размазывания" технологий. Локальная экономическая среда оказалась слишком разряженной и не способствующей технологическому творчеству. Местные возможности теряются, а новые, глобальные, - не приобретаются. Поэтому возникает тяга к кластеризации экономики.

Начиная с 2008 года в Интернете получили широкое распространение компании скидочники, эксплуатирующие любовь толпы (особенно в США) к скидкам.

Самая крупная (капитализация 14 миллиардов долларов) из них - компания "Groupon"17. Доход таких компаний создается комиссией через скидочные купоны. Скидочный бизнес, за которым стоит многомиллионная толпа пользователей, оказывает существенное давление на оптовые цены производителя, а следовательно, и на себестоимость товаров - производитель хочет иметь свою маржу. Такое воздействие неизбежно убивает качественное производство и источник творческого развития хозяйства. Психологическая подоплека успехов скидочного бизнеса состоит в одном из важнейших конфликтов нашего времени - люди не хотят снижать уровень жизни, не имея при этом ресурсов для повышения эффективности своей деятельности. Бешеный рост скидочного бизнеса и ничтожность его бизнес-модели позволяют предположить, что на мировом интернет-рынке надувается новый пузырь, подобный пузырю конца 1990-х. Это подтверждается падением капитализации "Groupon" в апреле 2012 года.

Социальный инфантилизм Когда миросистема стоит на краю пропасти, казалось бы закономерным выдвижение обществом созидателей и творцов, способных на технологические прорывы и готовых к ответственности за будущее. Реально же в конце XX и начале XXI века общество развитых стран стало "выдавать" инфантильное поколение "кидалтов"18, которые не хотят ни работать, ни жениться, ни заводить детей.

На первый взгляд зрелые люди фактически живут жизнью детей, разве что на более широкую ногу ходят в кино смотреть мультики, покупают очень дорогие игрушки, собирают коллекцию смартфонов и по много часов играют в компьютерные игры. Моральная незрелость проявляется в самых разных сферах;

но психологи в первую очередь акцентируют внимание на неготовности кидалтов создавать свою семью. Классическая система ценностей, ставящая на первое место семью, утрачивает актуальность, и в развитых странах наблюдается коренной перелом в отношении к институту брака. Люди готовы жить в гражданском браке, но не готовы жертвовать личной свободой и интересами ради других. Нежелание инфантильных взрослых заводить детей выливается в развитых странах в демографическую катастрофу.

Другая сторона проблемы состоит в возрастающей зависимости инфан См. А. Пригожин. Дезорганизация. М., 2007.

См. Е. Обухова, Е. Огородников, Е. Рыцарева. Золотые скидки. - "Эксперт". 2011. N 45.

Кидалт - "взрослый ребенок", англ. kid - ребенок и adult - взрослый.

стр. тильного поколения от своих родителей. По статистике 2010 года, половина итальянцев в возрасте 18 - 39 лет предпочла жить вместе со своими родителями.

В Германии 63 процента молодых мужчин живут со своими родителями.

Аналогичная ситуация и в других европейских странах, а также в Японии и США. Традиционно в Соединенных Штатах дети рано покидали семейное гнездо. Сегодня после окончания колледжа или университета многие возвращаются к родителям - "дети-бумеранги". Большинство "недовзрослых" существуют на иждивении родителей. По данным национальной статистики, в Великобритании 10 миллионов человек (17 процентов населения страны) требуют материальной поддержки у родителей, при этом "фонд" таких дотаций составляет 55 миллиардов фунтов стерлингов в год.

Тем не менее кидалты иногда уверенно продвигаются вверх по карьерной лестнице и занимают высокое социальное положение. Они более креативно и творчески подходят к решению рабочих вопросов, готовы рисковать и идти на смелые эксперименты. Эти качества могут оказаться ключевыми в таких сферах деятельности, как дизайн и реклама. Сам карьерный рост кидалтов довольно своеобразен: они без энтузиазма относятся к линейному продвижению по службе, часто "перескакивают" с одного места работы на другое, уходят в дауншифтинг, начинают вторую карьеру после 35 лет и т. д. Они непоседливы, стремятся все попробовать и везде побывать, но в итоге ничего не знают по настоящему, не становятся мастерами своего дела. В популярном посте "Мы дети" (манифест кидалтов) пользователи ЖЖ ясно отвечают на вопрос, чего хотят кидалты от работы: "Работа - только способ добывания средств для получения фана от жизни".

Сериал "Доктор Хаус" бьет рекорды популярности, но вряд ли реальные пациенты захотели бы лечиться у такого экстравагантного медика. Кидалты весьма перспективная потребительская аудитория игрушек. Ее покупательская способность превышает триллион долларов19. Особенно существенна их одержимость дорогими электронными гаджетами - они выступают лекарством от фобии взросления. 85 процентов аудитории анимационных фильмов, особенно полнометражных, составляют кидалты старше 30 лет. Соответственно, меняется и тематика анимаций. По данным американских аналитиков, за счет кидалтов интерес к компьютерным играм непрерывно растет, и к 2015 году объем соответствующего рынка достигнет 112 миллиардов долларов. Роман Д.

Роулинг о Гарри Поттере (7 книг) вышел тиражом 450 миллионов экземпляров (доход - 1,2 миллиарда долларов) и признан кроссовером - продуктом, пересекающим возрастные границы. Его основная аудитория - кидалты. В последнее десятилетие наблюдаются постепенное размывание понятия "зрелость" и возникновение феномена кидалтов. Явление это стимулируется прежде всего игровыми сетями, действующими подобно наркотикам. В году средний возраст геймеров составлял 35 лет. Другим важным стимулятором выступает "победа" маркетологов, сформировавших тип личности, выражающей свое отношение к жизни через потребление.

Социальный инфантилизм не только отражает сползание миросистемы См. С. Докука. Конец взрослого человечества. - "Однако". 2011. N 39.

стр. в хаос, но и способствует этому процессу. Согласно теории поколений, их основные черты передаются от "пра-прадедов". Массовый кидалтизм современности - явление новое. В "пра-пра" поколении кидалтизм был представлен единичными случаями.

В странах Запада довольно быстро развиваются и способствуют их деградации сетевые сообщества "фриганов", сделавших "стилем" своей жизни употребление просроченных продуктов - сначала со свалок, а затем со специально организуемых ими складов. Супермаркеты заинтересованы в таких сообществах, освобождающих их от дорогостоящей утилизации. По данным немецких аналитиков, только в ЕС таких фриганов более 100 тысяч, и в основном это не люмпенизированная часть общества.

Российские особенности Выступая на VIII конференции дискуссионного клуба "Валдай" в ноябре года, китайский политолог Шэн Шилян емко охарактеризовал российские реалии с помощью древней притчи. Жители княжества Чжао славились красивой походкой. Некий недоросль из княжества Янь отправился туда учиться красиво ходить, но так ничему и не научился за 20 лет. В результате он вернулся домой на четвереньках - добрый малый, пытаясь подражать другим, вообще отучился нормально ходить. Может быть, американцы, европейцы и японцы очень красиво шагают, но не лучше ли сначала пойти привычным русским шагом?

Следуя чужими шагами, за два десятилетия страна загнана в ловушки, первая из которых - геоэкономическая. Капиталистическая хозяйственная система основана преимущественно на принципе выгоды и размещает производство в тех местах и на тех условиях, которые обеспечивают максимальную норму прибыли. С этой точки зрения рентабельным типом экономической деятельности в России оказываются только добыча сырья и производство продукции первого передела. Эта деятельность требует ограниченного по количеству и качеству кадрового потенциала (15 миллионов человек, по мнению М. Тэтчер) и не обладает мультипликативным эффектом, ведущим к развитию образования, культуры и науки.

Применение к России концепции "открытой экономики" в условиях глобализации неизбежно ведет к целому ряду последствий: к демографическому регрессу из-за относительного перенаселения;

к нарастающему социальному расслоению в обществе из-за ограниченности объемов финансовых потоков и политически обусловленной сегрегации общества, выделяющей ограниченное число "плюс-партнеров", способных проводить политику, оставляющую в нищете основную массу "минус-партнеров";

к отмиранию, ввиду нерентабельности, производства продукции высоких переделов и деградации фундаментальной науки, культуры, образования. Указанные выше тенденции наглядно иллюстрируются развитием событий в постсоветской России. Они же, как социальные запросы экономики первого передела, не в состоянии сохранить геополитическую целостность РФ, реальный суверенитет которой требует мощного эффективного государства, опирающегося на большой качественный человеческий капитал.

Вторая ловушка - демоэкономическая20. Все кардинальные пре См. В. Захаров. Ловушки для России. - "Завтра". 2012. N 1.

стр. образования после 1991 года осуществлялись под лозунгами идеи об абсолютной невозможности дальнейшего развития страны по социалистическому пути и скорейшей необходимости возвращения России в "мировую цивилизацию". Для этого "возвращения" господствующим классом, возникшим во время перестройки, были подавлены все поддерживаемые Советской властью высокие и культурные архетипы и стереотипы установочно нормативного поведения и оживлены подавленные еще столетие назад (и в имперской, и в Советской России), но хранившиеся в подсознании народа, самые низкие и примитивные архетипы и стереотипы - такие, как обман, цинизм, нравственная распущенность, паразитизм, презрение к труду, гедонизм и пр.

Результатом "естественного" функционирования созданной экономической системы стало формирование в современной России новой "комфортной" и конформной человеческой общности21. Этой общности присущи ориентированность на материальное потребление на любом уровне, готовность опускаться все ниже по лестнице примитивизации, употреблять любой медиа продукт, беспредельный социальный эгоизм - наивная вера в возможность собственного благополучия без благополучия общего и т. д. Все это противоречит задаче усиления демографического потенциала РФ - как в количественном, так и в качественном отношении. Без такого усиления невозможно сохранение геополитической целостности страны.

С рассмотренными ловушками РФ представляется неустойчивой геополитической средой, возможными аттракторами развития которой являются распад по образцу СССР или изменение экономической системы, подобно автаркии Листа.

Нейроэкономика Хотя бифуркационный тренд развития миросистемы отчетливо проявился уже после распада СССР, ряд ученых считает, что он не фатален, благодаря новому направлению в экономической науке - нейроэкономике, которой всего несколько лет, и она может совершить революцию в этой науке.

Нейрология - наука о строении и работе нашего мозга - начинает менять представления о том, как люди принимают решения. Результаты этих исследований должны повлиять на понимание функционирования экономики.

Так ли это - покажет ближайшее будущее. Нейроэкономика может стать научной революцией, "прорывом" в застойной области экономической науки, которая последние годы занята малозначительными деталями.

Нейроэкономика пытается установить связь основных положений экономики с нейрологией22. Это следующий шаг (и возможно большой!) после легитимации влияния психологии на управление экономикой. Современная экономическая (и финансовая) теория исходит из допущения человеческой рациональности. Под рациональностью понимается стремление человека повышать свой уровень удовлетворенности жизнью (утилитарности). В своей классической работе "Основы экономического анализа" (1947) Самуэльсон коснулся утилитарности чисто умозрительно, не интересуясь См. там же.

См. Р. Шиллер. Экономика мозга. - "Ведомости". 23.11.2011.

стр. устройством мышления, сославшись на выявленные "предпочтения". Далее все поколения экономистов основывали свои исследования на предположении о человеческой утилитарности. Нейроэкономисты хотят превратить "мягкую" утилитаристскую теорию в "жесткую", открыв в мозгу структуры и механизмы, лежащие в ее основе. Несмотря на тщательность исследований, такие структуры и механизмы пока обнаружены не были. Возможно, их вообще нет, а вся теория утилитарности ошибочна и требует капитального пересмотра. Если это подтвердится - наши знания по экономике будут потрясены до основания.

Нейрологи также пытаются понять, как мозг работает в ситуациях неопределенности, когда вероятность неопределима, а информация недоступна.

Установлено, что в случаях очевидной и неочевидной вероятности в принятии решений задействованы разные участки головного мозга. Такие исследования помогают понять действия людей в ситуациях финансовых рисков и кризисов.

Нейроэкономика исследует также связь биологической (неврологической) иерархии людей (воображение, скорость мышления, Парето-мышление, коммуникабельность) с социальной, что необходимо для эффективного выбора и воспитания элиты будущего.

Еще Дж. М. Кейнс полагал, что большинство экономических решений принимается в условиях неопределенности, когда невозможно просчитать вероятность. Он сделал вывод, что на бизнес-циклы главным образом влияют колебания уровня "иррационального оптимизма", или "жизнерадостности" (animal spirit), то есть феномена, непонятного экономистам. Весьма вероятно, что в ближайшее время мы больше узнаем об экономических закономерностях, если сможем лучше разобраться в проблемах нейрологии.

Лучшие умы мировой экономики в ходе 42-го Давосского экономического форума не смогли ответить на животрепещущие вопросы и дать рецепты на будущее. Капитализм как инструмент экономического развития себя исчерпал.

Утратила смысл парадигма научно-технического прогресса, которая и обеспечивала капитализм ресурсами развития. С точки зрения политэкономии это насыщение уровня разделения труда23 из-за невозможности дальнейшего расширения глобализованных рынков. О крахе капитализма говорил К. Рогофф (экс-главный экономист Мирового банка). Он же заметил, что современная экономическая наука не имеет никакого отношения к реальности. С. Глазьев также считает, что неоклассическая теория рыночного равновесия ничего не дает для понимания реальности24. Основатель и председатель форума К. Шваб отметил, что действующий формат капитализма не вписывается в модель современного мира.

Если капитализм заканчивается, то современная мейнстримовая теория (экономикс) не годится для адекватного обсуждения этого процесса - в нее имманентным образом встроено представление о невозможности конца капитализма. Тем более она не подходит для обсуждения ситуации "после капитализма". Все "авторитетные" форумы, в том числе Давос, "говорят" на мейнстримовом языке и бессмысленно обсуждают пробле См. М. Хазин. Уже нестратегический формат. - "Однако". 2012. N 1. С. 38 - 40.

См. С. Глазьев. Решение постановленных Путиным задач требует мобилизации ресурсов. "Однако". 2012. N 2.

стр. мы капитализма "изнутри". Требуются новые площадки, новые идеи и новые люди, способные "снаружи" обсуждать проблемы на новом языке.

Сокращение рынков делает невозможным углубление разделения труда (об этом писали еще А. Смит и К. Маркс) - возникает кризис падения эффективности капитала. Такие кризисы в истории случались несколько раз, но нынешний принципиально отличен - рынки стали глобальными, их невозможно расширить.

Это конец парадигмы развития и соответственно - капитализма.

В рамках текущего кризиса перестает существовать средний класс как общественно значимый фактор25 - примерно так же, как во второй половине XX века это случилось с пролетариатом. Вся социально-политическая устойчивость капитализма, весь комплекс его базовых идей зиждется на среднем классе.

Последний - главный "потребитель" демократии. Что с нею будет после "ухода" этого класса - пустое гадание, как и сам аттрактор "после капитализма".

Миросистема без всякой цели движется к трамплину, нависшему над пропастью.

Не видно даже намека на "гениальность", сочетаемую с воображением, которая могла бы обеспечить "прыжок" через эту пропасть. "Параллельный мир", возникший как социальная отрыжка Интернета, способен лишь генерировать движения с нулевой мотивацией ("Захвати Уоллстрит", "Честные выборы"), только ускоряющие движение миросистемы к краю бездны.

См. М. Хазин. Конец среднего класса. - "Однако". 2012. N4. С. 28 - 32.

стр. Заглавие статьи Развивающиеся страны в меняющемся мире Автор(ы) ДИНА МАЛЫШЕВА Источник Свободная мысль, № 7, Август 2012, C. 180- Marginalia Рубрика Место издания Москва, Россия Объем 40.1 Kbytes Количество слов Постоянный адрес статьи http://ebiblioteka.ru/browse/doc/ Развивающиеся страны в меняющемся мире, ДИНА МАЛЫШЕВА Этапы большого пути Развивающиеся страны Азии и Африки занимают важную нишу в современном мироустройстве, процесс становления которого оказался растянутым на несколько временных периодов.

Первый период (1991 - 2001 годы) вступления глобального мира в новую фазу своего развития ознаменовался исчезновением биполярной системы, порожденной Второй мировой войной, роспуском Советского Союза вместе с мировой системой социализма с ее странами "народной демократии" в Восточной Европе и государствами "социалистической ориентации" в Азии, Африке и Латинской Америке. С ликвидацией Организации Варшавского договора наступило время практически неограниченного доминирования на мировой арене НАТО и ведущей державы мира - США, которым удалось на время оттеснить на вторые роли в мировой политике не только своих союзников по Североатлантическому альянсу, но и все остальные государства.

В условиях новой эпохи международные политические конструкции (и в первую очередь ООН), функционировавшие всю вторую половину XX столетия, были если не демонтированы окончательно, то по меньшей мере серьезно расшатаны.

Политической теорией и практикой были предложены альтернативные модели мирового порядка. Так, широкое хождение получила концепция "растворения суверенитета", частично реализованная практикой Европейского Союза. В период президентства Б. Клинтона популярность приобрела идея "глобального демократического консенсуса", предлагавшая сделать центром принятия военных и политических действий не ООН, а "сообщество демократических стран". Но уже и тогда одновременно с демонтажом выросшего на развалинах СССР постялтинского мира1 и утверждением курса на "односторонность" в мировом политическом процессе многие геополитические события де-факто прокладывали дорогу к становлению полицентричного мира.

МАЛЫШЕВА Дина Борисовна - главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктор политических наук.

Ялтинским, или ялтинско-потсдамским (по названию проведенных в 1945 году в Ялте и Потсдаме конференций союзников), принято называть устройство мира, просуществовавшее до начала XXI века и сменившееся затем, как считает ряд геополитиков, постялтинским миропорядком.

См.,например: А. Дугин. Социология геополитических процессов. М., 2009.

стр. Так, азиатский финансовый кризис (1997 - 1998) в странах Южной и Восточной Азии, ставший самым серьезным потрясением для экономики 1990-х годов, привел к созданию в 1999 году неформальной "Группы двадцати" для совместного обсуждения развитыми и развивающимися странами проблем глобальной экономики.


Второй этап (2001 - 2007) явил собой "завершающую фазу переходного периода в эволюции международных отношений" - "от биполярности к постбиполярности"2. Основное содержанием этого исторического этапа - борьба с международным терроризмом - определили террористические акты в США сентября 2001 года, посредством которых международный терроризм заявил о себе не как о локальном или региональном (в масштабе преимущественно только Ближнего Востока) явлении, а как о транснациональном феномене.

Побочным эффектом борьбы с этим угрожающим международной безопасности явлением стали войны, которые США и их союзники развернули в исламском мире. К их числу относится, во-первых, военная операция США и НАТО в Афганистане (она началась 7 декабря 2001 года и будет, как предполагается, завершена в 2014-м), результатом которой стали разгром режима "Талибан" и ликвидация основных ячеек "Аль-Каиды";

и во-вторых, война в Ираке, объявленная администрацией США как продолжение борьбы с международным терроризмом. Однако, устранив диктатуру С. Хусейна и оккупировав Ирак (20.03.2003 - 18.12.2011), США нарушили статус-кво на Ближнем Востоке, следствием чего стало усиление влияния Ирана и шиитского фактора в регионе.

К другим знаковым событиям этого периода следует отнести дальнейшее расширение НАТО и Европейского Союза;

принятие в 2006 году России в "Группу 7" и завершение преобразования последней в "Группу 8" в качестве глобального экономического и политического института. В целом же попытки организовать международно-политический процесс на началах "односторонности" провалились, в том числе и вследствие того, что так называемое имперское перенапряжение помешало США управлять всеми событиями в мире. США натолкнулись на реалии "постамериканского", по определению американского политолога Ф. Закария3, мира, где наращивала динамику полицентричная система международных отношений.

Исходным моментом третьего периода (2008 год-по настоящее время) стал, вне всякого сомнения, мировой экономический кризис, начавшийся осенью года и вызвавший к жизни массовое протестное движение в арабском мире ("Арабская весна"), а также в Европе и Америке ("Глобальная весна"4). В числе других важных геополитических событий этого периода следует отметить следующие:

- попытка начать в 2009 году "перезагрузку" российско-американских отношений;

- кризис европейской интеграционной модели, последовавший за глобальным экономическим и финансовым КРИЗИСОМ;

В. Барановский.Трансформация мировой системы в 2000-х годах. - "Международные процессы".

2010. Т. 8. С. 4.

См. Ф. Закария. Постамериканский мир будущего. М., 2009.

См. J. Stiglitz. The 99 percent wakes up. - "From Cairo to Wall Street: voices from the Global Spring.

2012" (http://www.thedailybeast.com/articles/2012/05/02/joseph-stiglitz-the-99-percent-wakes-up.ht ml) стр. - "тройное бедствие" в Японии в 2011 году - разрушительное землетрясение, мощное цунами и радиационная авария на АЭС "Фукусима-1";

- развернувшаяся с конца 2010 года "Арабская весна", коренным образом и не всегда в лучшую сторону меняющая политический ландшафт Ближнего Востока и Северной Африки;

- военная операция сил международной коалиции / НАТО в Ливии (17.03-31 11.2011), выявившая в неприглядном свете практику силового решения международных проблем методом "гуманитарных интервенций";

- смещение фокуса международной конкуренции с пространства Европы, Балкан и Ближнего Востока в Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР);

задачу формирования там "архитектуры безопасности и сотрудничества" российский МИД считает одной из приоритетных5, в то время как американский Госдепартамент определяет АТР в повестке дня будущего США как "ключевой двигатель глобальной политики"6.

Формирующаяся во втором десятилетии XXI века мировая система предстает уже в качественно новом обличье - не как классическая многополярная модель, а, скорее, как "мир без полюсов"7, где вырастают альтернативные центры влияния. Наряду с усилением взаимозависимости стран друг от друга растет удельный вес угроз международной стабильности со стороны "негосударственных" субъектов - этнического сепаратизма, религиозного экстремизма и прикрывающегося, как правило, религиозной личиной транснационального терроризма. Приобретает многосторонний характер гонка вооружений, стимулирующая становление "многополярного ядерного мира"8.

Новое качество обретают такие явления, как международная преступность, наркобизнес, киберугрозы. Возрастает значение энергетического фактора, усиливается конкуренция за доступ к энергоресурсам, получившая название "энергетической гонки". И пока альтернативные источники энергии еще только находятся в процессе становления, страны, обладающие крупными нефтяными и газовыми запасами (Россия - в их числе), во многом определяют состояние мирового климата.

В таком многоуровневом высокоподвижном мире выдвигающиеся на первый план глобальные проблемы требуют новых многосторонних подходов - со стороны развитых и развивающихся государств, международных институтов, негосударственных акторов.Потому-то наряду с традиционными участниками государствами и межгосударственными структурами - в международные отношения все чаще вступают новые игроки: бизнес-корпорации, гражданское общество, различные неправительственные и надгосударственные объединения, сетевые структуры.

См. "Выступление и ответы Министра иностранных дел России С. В. Лаврова на вопросы СМИ в ходе совместной пресс-конференции по итогам 11-й встречи министров иностранных дел России.

Индии и Китая. Москва, 13 апреля 2012 года". Документ 764 - 13 - 04 - 2012. www.mid.rU/brp_4.nsf/0/C543C0D3AE1CCE99442579DF00411C См. Н. Clinton. America's Pacific Century. - "Foreign Policy". 12.11. (www.foreignpolicy.com/articles/2011/10/11/americas_pacific_century).

См. R. Haass. The age of non-polarity. What will follow the U.S. dominance? - "Foreign Affairs". 2008.

Vol. 87.

См. С. Рогов.Вызовы международной безопасности в XXI веке. - "Мир в процессе перемен: вызовы и возможности для России. Материалы научной конференции, посвященной 90-летию со дня рождения академика И. И. Иноземцева, 4 апреля 2011 г." М., 2011. С. 30 - 33.

стр. Они в условиях глобализации все активнее формируют новые транснациональные уровни и формы международного взаимодействия и мировую политику.

Начинает осторожно конвертироваться в политическое влияние потенциал новых центров мирового роста, где особо выделились Индия и Китай.

Наступившая эпоха не говорит уже о явном доминировании той или иной сверхдержавы, и на международной арене присутствуют десятки государств, осуществляющих внешнюю политику на основе мощи, которая может быть военной, экономической, дипломатической или культурной. "Мощь рассеянная, многообразная, неконцентрированная - находится в современном мире во многих руках и во многих местах", - утверждает американский политолог Чарльз Капчан9. Обращает на себя внимание и тот факт, что в динамично меняющейся мировой политике метаморфозу претерпевают азиатские и африканские страны, воспринимавшиеся прежде традиционно как часть третьего мира.

Как вас теперь называть?

Само понятие "третий мир", введенное, как считается, в политический лексикон французским социологом А. Сови10, долгое время служило для обозначения конгломерата стран и регионов, хотя и отличавшихся друг от друга по параметрам культуры, развитию и пр., но объединенных в одну группу по критериям их несхожести с развитыми индустриальными странами.

Произошедшие на рубеже 1980 - 1990-х годов геополитические изменения когда при сохранении "первого мира" (его стали называть "Западом", "Севером", "Центром" или же "золотым миллиардом") исчез "второй" (СССР и мировая социалистическая система), а глобализация привела к усилению в третьем мире неравномерности и углублению дифференциации - побудили ученых и специалистов заняться определением того, как же называть теперь массив стран, обобщенно именовавшихся в прошлом "третьим миром".

Ранее использовавшиеся понятия "периферия", "Юг" и др. были дополнены со временем такими, как "южные государства"11, "Запад и остальные"12.

Расширительно стал трактоваться термин "Восток": к нему причислили не только государства и геополитические регионы, расположенные в Азии и на Ближнем Востоке, но также всю Африку и постсоветские страны Южного Кавказа и Центральной Азии13, при том что последние относили иногда к категории "Мусульманский Север"14. Но сохранилось и определение "развивающиеся страны", которое широко используется ныне в научных работах, документах ООН и других Ch. A. Kupchan. No one's world. The West, the rising Rest, and the coming global turn. A CFR Book.

Oxford, 2012. - Цит. по: "No power will dominate the coming era, argues Charles Kupchan in New Book.

March 2,2012. Council on Foreign Relations" (www.cfr.org/grand-strategy/no-power-dominate-coming-era argues-charles-kupchan-new-bo ok/p27531).

См. A. Sauvy. Trois mondes, une planete. - "L'Observateur". 14.08.1952.

См. G. Hawthorn. The crisis of Southern States. - "Political Studies". 1994. Vol. 42. Special issue.

См.K.Mahbubani. The West and the Rest. -"The National Interest". 1992. Summer.

См.: В. Я. Белокреницкий. Восток в международных отношениях и мировой политике: курс лекций. М., 2009;

"Восток и политика. Политические системы, политические культуры, политические процессы". М., 2011;

"История Востока". Т. 6: Восток в новейший период (1945 - 2000 гг.). М., 2008.

См. Д. Б. Малышева. Россия и Мусульманский Север в водоворотах нового миропорядка. М., 2003.

стр. международных организации, хотя единых и общепринятых правил, согласно которым то или иное государство следовало относить к развитым либо развивающимся странам, так и не было предложено.


По классификации Международного валютного фонда, который учитывает в первую очередь такие показатели, как ВВП на душу населения, диверсификацию экспорта (нефтяного, газового и пр.) и уровень интеграции в глобальную финансовую систему, все страны ранжируют по следующим категориям:

- развитые (в их число включены также удачно вписавшиеся в международное разделение труда аравийские монархии Персидского залива, новые индустриальные государства ЮВА, Кипр, Мальта);

- развивающиеся;

- переходные (транзитные) - то есть те, кто не относится ни к первой, ни ко второй категории (страны Восточной Европы, бывшего Советского Союза, Монголия).

В свою очередь Мировой банк разделяет все страны согласно уровню ВНД (валового национального дохода) на душу населения на четыре группы (с низким уровнем доходов, с уровнем доходов ниже среднего, с уровнем доходов выше среднего и высоким уровнем доходов), причисляя к категории "развивающихся" страны, относящиеся к первой и второй группам.

Общепризнанно, что значительное число азиатских и африканских стран остается на положении слаборазвитых, и их экономический рост, несмотря на внешнюю помощь, не поспевает за ростом населения. Внутри этой группы есть страны и территории, которых наделяют - преимущественно в англоязычных странах Запада и, главным образом, в американском научном и политическом сообществе - терминами "упадочные", "несостоявшиеся", "провальные" и пр.15Такие неблагополучные в экономическом и политическом планах страны, анклавы и регионы, погруженные в конфликты и внутренние нерешенные проблемы, не сумевшие сохранить себя в качестве полноценных государственных образований, и именуют порой "третьим миром". Называют их также "серыми зонами", "зонами озабоченности"16, "неконтролируемыми территориями". Последние, по определению российского ученого В. А.

Колесова, официально находятся под юрисдикцией какой-либо страны, но фактически полностью управляются "лидерами партизанских армий, полевыми командирами, наркобаронами и местными вождями"17. Оттуда-то бумерангом к "Северу" возвращаются многие проблемы в виде терроризма, нелегальной миграции, наркоэкспансии и пр.

Существование таких неблагополучных территорий дает основание для изображения стран Азии и Африки в рамках дихотомии "Север - Юг" (по аналогии "Запад - Восток"), и они рисуются некоторыми авторами как два антагонистичных полюса или же как вступившие в столкновение культур цивилизации18. "Юг" с его нестабильной политической обстановкой, авторитарными и диктаторскими по К ним обьино причисляют Сомали, Афганистан, Северный Пакистан, некоторые части Ферганской долины в Узбекистане, южную часть Кыргызстана и др.

См. "Aga Khan Development Network, 2005". - Цит. по: "Доклад о человеческом развитии в Центральной Азии. 2005". С. 231.

В. А. Колосов, Е. С. Мироненко. Геополитика и политическая география. Учебник для вузов. М., 2001. С. 479.

См. С. Хантингтон. Столкновение цивилизаций. М., 2003.

стр. литическими системами, массовой преступностью, этносоциальными конфликтами, религиозным экстремизмом предстает в такой трактовке как деструктивная сила, угрожающая не только безопасности "Севера", но и всему современному миропорядку19. Если, однако, учесть, что конфликты на этнической почве, религиозный фанатизм и некоторые другие явления, угрожающие безопасному развитию государств, стали уделом не только Азии и Африки, но и "просвещенной Европы", то становится очевидной уязвимость подобной аргументации. Зачастую она имеет к тому же и политическую мотивацию: так, Исламская Республика Иран - влиятельная ближневосточная держава с хорошо развитой политической системой, обладательница относительно высокоразвитых технологий, собственной космической программы и пр. - включена США в категорию "провальных стран" только потому, что Иран демонстративно отказывается подчиняться диктуемым США правилам международного поведения и претендует в своей внешней политике на самостоятельность в делах региона.

"Растущие державы" Динамику современных международно-политических процессов в Азии и Африке определяют не "неудачники" или же "провальные" страны, хотя, разумеется, не стоит недооценивать их негативного воздействия на экономический и политический климат в регионах и мире. А вот что действительно придает новизну глобальной международно-политической ситуации, так это появление в последние годы пока еще немногочисленной группы "растущих держав" из числа развивающихся стран.

К ним обычно причисляют Бразилию, Индию, Китай, Южную Африку, аравийские монархии, некоторые страны Восточной Азии и даже Россию20.

Входящие в эту группу страны - экспортеры энергоресурсов смогли обеспечить за счет перераспределения нефтяной ренты повышение душевого дохода до уровня, сопоставимого с развитыми странами, а иногда даже превышающего его. Относительно стабильная политическая обстановка, выгодное географическое положение, наличие дешевой рабочей силы, большой запас сырья или редких его видов и пр. позволили многим из них успешно включиться в международное разделение труда. Что касается Китая и Индии, выбившихся в число лидеров мирового экономического роста и обладающих плюс к тому ядерным оружием, то их иногда называют "великими державами". Следует отметить, однако, что само это понятие в современную эпоху обрело новое звучание. Оно не предполагает больше наличия полного набора инструментов, позволяющих проецировать в глобальном масштабе мощь, как это было в период биполярного противостояния или даже в 1990-е годы. Да и сам геопо Так, в геополитической картине мира, предложенной российским ученым А. И. Неклессой, наряду с "Новым Севером" и "Новым Востоком" присутствует повергнутый в хаос "Глубокий Юг", включающий многочисленные страны и территории, являющие собой пример дробления политического пространства Азии и Африки. См. А. И. Неклесса.Эпилог истории, или модернизация versus ориентализация. - "Постиндустриальный мир: центр, периферия, Россия". Сб. 2: Глобализация и Периферия. М., 1999. С. 21 - 58.

См. Э. Харт, Б. Джонс. Как укрепляются растущие державы. - "Вестник международных организаций". 2011. N 2.

стр. литический потенциал Китая и Индии во многом лимитируется их собственными серьезными проблемами (демографическими, социальными, экономическими, энергетическими, экологическими и пр.).

"Растущие державы" с динамичной переходной экономикой входят в "Группу 20"21. Она успешно функционирует наряду с ведущими промышленно развитыми странами - участниками неофициального форума "Группы 8". На их долю (за вычетом России) приходится почти половина мирового экспорта, промышленного производства и активов МВФ. Само создание "Группы 20" вскоре после разразившегося в 1998 году азиатского экономического кризиса было обусловлено растущим пониманием того, что крупные развивающиеся страны недостаточно включены в обсуждение и управление глобальной экономикой, международной финансовой системой и что они способны поддержать рост и развитие в мире. Не удивительно, что к концу первого десятилетия 2000-х годов "Группа 20" фактически заменила "Группу 8" в качестве главного органа для решения экстренных глобальных экономических и финансовых вопросов. Кроме того, внутри ВТО как коалиция развивающихся стран существует "Группа 20 в рамках ВТО", где развивающиеся страны обсуждают предложения западных стран по торгово-экономическим вопросам и нередко блокируют их.

"Растущие державы" с их динамично развивающимися экономиками постепенно наращивают потенциал влияния на международные отношения и становятся активными участниками выработки новых правил игры в мировой политике.

Трудно представить себе решение многих проблем (конфликты, ядерные программы, изменение климата и пр.) без участия этой группы стран, с которыми промышленно развитые страны Запада вынуждены считаться и взаимодействовать. Происходит активное становление и других форм вовлечения развивающихся государств в мировые дела, в том числе и в рамках региональных организаций.

Развивающиеся страны и их организации в мировой политике Ее определяющим фактором стала в последние десятилетия глобализация. Это явление имело, однако, для стран и регионов Азии и Африки неоднозначные последствия. С одной стороны, глобализация ускорила здесь трансформацию ряда авторитарных обществ в сторону восприятия отдельных элементов либерально-рыночной модели. Создала глобализация и благоприятные условия для их сотрудничества с развитыми странами Запада;

стимулировала она экономическую модернизацию, способствуя большей вовлеченности азиатских и африканских стран в мировые экономические процессы. Но с другой стороны, глобализация, оставляя национальным государствам незначительные шансы на сохранение своего экономического, политического и культурного суверенитета, усилила их зависимость от развитого мира, поскольку одной из целей гло Она состоит из министров финансов и председателей центральных банков Аргентины, Австралии, Бразилии, Великобритании, Германии, Индии. Индонезии, Италии, Канады, Китая, Мексики, Турции, России, Саудовской Аравии, США, Франции. ЮАР, Южной Кореи, Японии, а также Европейского Союза, который представлен переходящим председательством Европейского совета и Европейским центральным банком.

стр. бализации является обеспечение стабильного состояния экономической системы Запада ("Севера", "золотого миллиарда") за счет постоянного вливания в нее дешевых ресурсов Востока ("Юга"). Потому-то справедливым представляется утверждение российских исследователей С. Лунева и Г. Широкова о том, что деление мира на "Север" и "Юг" не исчезло в эпоху глобализации, и расхождения между развитыми и развивающими странами сохраняются и растут по социально-экономической (посткапитализм - капитализм) и по экономической (постиндустриальный - индустриальный миры) линиям22.

Что касается политической глобализации, то она, хотя и важна развивающимся странам по ряду параметров, остается во многих случаях не более чем фоном для событий и тенденций, развивающихся внутри территориально пространственных ареалов Азии и Африки, где прежнюю остроту сохраняют социальные и национально-этнические проблемы, религиозный фактор, коррупция, клановость и пр. Тем не менее политическая глобализация, проявившись в разных регионах Азии и Африки по-разному в основном выполнила свою функцию. Она привязала значительный массив развивающихся стран к западной стратегии, нацеленной в последние годы на приоритет над национальным суверенитетом глобальному управлению международными процессами со стороны надгосударственных (и контролируемых Западом) институтов (МВФ, Мировой банк, НАТО), а также на трансформацию развивающихся стран в сторону их дальнейшей территориальной фрагментации, также объективно подрывающей их национальный суверенитет.

Таким побочным эффектом глобализации можно считать в известном смысле "Арабскую весну", а также ее разновидность - "твиттерную революцию" с ее широко задействованными сетевыми информационными технологиями.

Совпадающие, как правило, с выборным циклом такого рода революции неизбежно влекут за собой внутриполитическую дестабилизацию с непредсказуемым исходом, облегчают военно-политическое вмешательство извне (как в Ливии и Сирии), ведут к утрате государствами суверенитета.

Усилившаяся вследствие "Арабской весны" тенденция к переформатированию Ближнего Востока и прилегающих См. С. И. Лунев, Г. К. Широков. Трансформация мировой системы и крупнейшие страны Евразии.

М., 2001.

стр. к нему регионов в сторону их дальнейшего дробления объективно выгодна Западу поскольку увеличивает шансы на сохранение его военного и политического влияния в этом стратегически важном регионе.

Своеобразным продуктом политической глобализации можно считать и транснациональный религиозный экстремизм (ТРЭ), который создал огромную информационно-пропагандистскую сеть почти во всех странах мира.

Усложнилась в современных исторических условиях и международная система действий сторонников ТРЭ. Наряду с использованием международных каналов финансирования, приобретения оружия, боеприпасов, технических средств и пр., экстремистские организации более активно подключились к нелегальной торговле оружием и наркотиками, что привело к их тесному сращиванию с международным преступным бизнесом. Важно отметить также, что ТРЭ имеет весьма опосредованное отношение к исламской религиозной традиции;

а тот факт, что многие его центры базируются в западных столицах, дает ряду экспертов повод подозревать западные спецслужбы в использовании некоторых ячеек ТРЭ в своих политических интересах. Так, обобщенная "ближневосточная Аль-Каида", объявившая Иран и Сирию (а ранее - ливийский режим) своими основными противниками, объективно работает в нужном для Запада направлении (другое дело, что аналогичной кооперации не удается достичь с организациями ТРЭ, действующими в Афганистане, Пакистане, Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая).

В перспективе же масштабы политической глобализации могут быть либо серьезно ограничены, либо саму ее ждет бесславный конец в том случае, если антизападные (исламистские) силы возьмут курс на построение общественно экономических моделей, отличных от либерально-рыночных. Не случайно именно исламская альтернатива (с ее фокусом на "исламскую экономику", "исламское государство", "ислам как образ жизни и состояние души"), а не "красный" (социалистический) проект, рассматривается с начала XXI века как главный конкурент активно, а порой и агрессивно продвигаемого западного глобалистского проекта.

По мере того как в Азии и Африке все более скептически воспринимают глобализацию, которая ведет местные общества, по мнению многих, к утрате социокультурной идентичности, возрастает роль регионального фактора.

Современный регионализм, направляющий усилия на увеличение безопасности, стабильности и устойчивости, становится сферой взаимодействия между государствами и негосударственными субъектами. Как справедливо отмечает российский ученый С. М. Рогов, "завершается продолжавшаяся несколько столетий эпоха глобального доминирования Запада. Процесс глобализации не прекратился, но в нем все большую роль начинают играть другие регионы, еще недавно являвшиеся объектами, а не субъектами мировой политики,...идет процесс перераспределения экономической мощи,...сейчас закон неравномерности действует в пользу Востока, а не Запада"23.

Показатели того, что регионализация получает мощные импульсы, заметны и многообразны. Но наиболее успешно регионализация Цит. по: "Мир в процессе перемен: вызовы и возможности для России". С. 28.

стр. осуществляется вокруг государств-лидеров, обладающих военно-политической и технико-экономической мощью.

Так, образованная "растущими державами" группа БРИКС (в составе Бразилии, России, Индии, Китая, Южно-Африканской Республики) стремится к формированию более рационального глобального экономического порядка. В Делийской декларации, принятой странами БРИКС по итогам прошедшего 28 29 марта 2012 года саммита в столице Индии, высказывается недовольство медленными темпами реформирования МВФ и Мирового банка, а также тем, что Запад игнорирует договоренности о перераспределении голосов в пользу стран с быстро развивающимися рынками, доля которых в мировой экономике неуклонно растет. Зафиксировав более решительный подход к реформированию мировой финансовой системы, БРИКС все чаще проявляет себя как политическая организация развивающихся государств, "разбивающая старый международный порядок" и продвигающая в международных отношениях идею многополярного мира24.

К примеру, в Саньяньской декларации, подписанной в апреле 2011 года, страны БРИКС заявили о необходимости проведения комплексных реформ в ООН и ее Совете Безопасности, чтобы эта международная организация эффективнее представляла интересы развивающихся стран. В марте 2011 года страны БРИКС воздержались от голосования по резолюции СБ ООН, касающейся создания беспилотной зоны над Ливией;

4 октября того же года участники БРИКС и постоянные члены Совета Безопасности ООН - Россия и Китай наложили вето на резолюцию Совбеза, грозившую Сирии санкциями в "ливийском духе"25;

а ноября заместители министров иностранных дел стран БРИКС провели в Москве консультации по ситуации на Среднем Востоке. По итогам их встречи было опубликовано совместное коммюнике, в котором содержался призыв к уважению "суверенной независимости и территориальной целостности средневосточных стран и мирному урегулированию кризиса в регионе"26.

Все это не исключает существования внутри БРИКС разнонаправленных внешнеполитических ориентаций и наличия геополитических противоречий (например, между Китаем и Индией). Есть и такой негативный момент, как отсутствие общего пространства - географического, экономического, цивилизационно-кулыурного. Главное же - имеются серьезные различия в темпах и перспективах экономического развития стран БРИКС27.

Наряду со странами, входящими в БРИКС, серьезный ресурс экономического и международно-политического влияния обнаруживается и у ряда других крупных развивающихся стран (Бангладеш, Вьетнам, Египет, Индонезия, Иран, Мексика, Нигерия, Пакистан, Турция, Филиппины, Южная Корея). Для них аналитики одного См. "БРИКС - новая сила, разбивающая старый международный порядок". - "Жэньминь жибао".

30.03.2012 (www.rus.ruvr.ru/_print/70074029.html).

См. И. Лебедева. Россия и Китай положили конец "арабской весне"? - "Международная жизнь".

05.10.2011 (www.interaffairs.ru/read.php?item=7933).

"Совместное коммюнике по итогам встречи заместителей министров иностранных дел государств БРИКС по ситуации на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Москва, 24 ноября 2011 г." Документ 1854 - 24 - 11 - 2011. - www.mid.ru/brp_4.nsf/0/15B4C032368D0644442579520058D См. подробнее об этом: Р. Ларионов. Нужны ли БРЮКИ БРИКС? www.rus.ruvr.ru/2012_03_30/70085736/ стр. из крупнейших в мире коммерческих банков США "Goldman Sachs" придумали особое название - "Следующие одиннадцать" (Next-11, N-11)28. Примечательно, что в эту группу были включены многие страны, считавшиеся еще недавно "провальными", а также Иран, который до сих пор записывается Западом в число мировых "изгоев" (rogue states).

В качестве отдельной группы, которая все в большей степени занимается проблемой предотвращения угроз безопасности, обращает на себя внимание Форум ИБСА (Индия, Бразилия, Южная Африка). На переговорах по изменению климата в Копенгагене возникла группа БАСИК в составе Бразилии, Южной Африки, Индии и Китая.

Нагляднее всего это проявилось в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), где влиятельным фактором политических и экономических перемен стал Китай, хотя трудно при этом игнорировать тот факт, что встраивание КНР в региональные политические и экономические процессы, как и его восприятие другими региональными игроками, в целом неоднозначно и противоречиво.

В АТР повестку дня по многим международно-политическим и экономическим проблемам формирует ряд многосторонних региональных и трансрегиональных объединений. В их числе - Организация Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества, Ассоциация государств Юго-Восточной Азии, Региональный форум АСЕАН по безопасности, Шанхайская организация сотрудничества, Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии, Диалог по сотрудничеству в Азии, "тройка" Россия-Индия-Китай и др. Они оказывают серьезное влияние не только на региональные, но и мировые процессы. В частности, ШОС преследует цель обеспечить региональную безопасность и содействовать экономическому сотрудничеству, противодействовать угрозам терроризма, сепаратизма, экстремизма, наркоторговли и организованной преступности. Другие организации в АТР также становятся площадками для межправительственного диалога по проблемам мира и стабильности, платформой для формирования в перспективе системы коллективной региональной безопасности.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.