авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |
-- [ Страница 1 ] --

3

II Международный симпозиум

«Русская словесность в мировом культурном контексте»

ИЗБРАННЫЕ ДОКЛАДЫ

И ТЕЗИСЫ

Москва,

2008

4

УДК 811.161.1’1(082)

ББК 81.2Рус

В 87

Редколлегия

Игорь Волгин (главный редактор),

Анастасия Гачева, Татьяна Касаткина, Елена Новожилова

II Международный симпозиум «Русская словесность в мировом куль турном контексте»: избранные доклады и тезисы. / Под общ. ред. И.Л. Вол гина. – М.: Фонд Достоевского, 2008. – 614 с.

ISBN 5-902832-03-9 ISBN 5-902832-03-9 © Авторы, 2006–2008 © Фонд Достоевского, 2008 Оглавление ОТ РЕДАКЦИИ.......................................................................................................... ОТКРЫТИЕ СИМПОЗИУМА................................................................................ РУССКИЙ ЯЗЫК КАК СРЕДСТВО МИРОВОЙ КОММУНИКАЦИИ Секционное заседание А. Эмирова (Украина). Русский язык в Украине: новая концепция государственной языковой политики......................................................................... С. Исаков (Эстония). Русский язык как средство коммуникации для эстонцев (ХХ – начало XXI в.).................................................................................................. Э. Димитров (Болгария). Возможен ли русский Сорос?.............................................. А. Бушев (Тверь). Русский язык и современный социум: языковая динамика и социодинамика.......................................................................................................... С. Камышева (Волгоград). Актуальные проблемы коммуникативной компетенции и культуры речи в современном российском обществе через призму Федеральной целевой программы «Русский язык»........................... Л. Карпенко (Самара). Аксиологический аспект коммуникации:

о церковнославянской основе русской языковой картины мира............................. Е. Погорелая (Молдова, Приднестровье). Статус русскоязычной личности в социокультурном пространстве постсоветского мира........................................... Е. Середа (Москва). Интеръективация в русском языке в свете проблем интерференции и межкультурной коммуникации..................................................... ПОЭТИКА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ Секционное заседание И. Есаулов (Москва). Новые категории филологического анализа для понимания сущности русской литературы......................................................... С. Минаков (Украина). «Где просто, там ангелов со сто…» Стиховые слова старцев........................................................................................................................... А. Ренанский (Беларусь). Л. Толстой и К. Малевич: двойной портрет на фоне «Черного квадрата»...................................................................................................... Е. Алтабаева (Мичуринск Тамбовской обл.). Концептосфера художествен ного текста: к вопросу о методологии исследования............................................... Т. Андреюшкина (Тольятти). Полифонизм сонетных циклов (на материале немецкой сонетистики).........................

....................................................................... В. Баранов (Москва). Чтение как национальная проблема (Об искусстве вычитывания и о вреде «вчитывания»)...................................................................... З. Матгаузер (Чехия). Феноменологический аспект русской литературы................... Е. Котяева (Элиста). Русская драма на рубеже XVIII–XIX вв. (К проблеме стилизации лексических элементов разговорной речи.).......................................... Е. Федосеева (Мичуринск Тамбовской обл.). «Роскошествуй, веселая толпа…»: пиры в русской лирике первой трети XIX в............................................ С. Еремеев (Мичуринск Тамбовской обл.). Русская литературная сказка первой половины ХIХ в.: к проблеме преемственности.......................................... И. Балашова (Ростов-на-Дону). Особенности поэтики произведений А.С. Пушкина (О традициях искусства барокко у русских романтиков).............. Э. Худошина (Новосибирск). К вопросу об имперской географии Пушкина.

Крым.............................................................................................................................. В. Денисов (С.-Петербург). О генезисе «Арабесок» Н.В. Гоголя................................ Ю. Чумаков (Новосибирск). Геба и громокипящий кубок (из аналитического комментария)................................................................................................................ Л. Сапченко (Ульяновск). Образы мировой культуры в романах И.А. Гончарова............................................................................................................ А. Кузьмин (С.-Петербург). Текст и контекст в творчестве писателя:

проблема целостного описания (на материале творчества Н.С. Лескова)............. Л. Ельницкая (Москва). «Болтовня» как речевой дискурс в русской литературе (от Пушкина до Чехова)........................................................................... Л. Лукьянова (С.-Петербург). Несостоявшийся замысел: «История полового авторитета» А.П. Чехова............................................................................................. Н. Молчанова (Воронеж). Экспрессионистические тенденции в поэзии К.Д. Бальмонта............................................................................................................ Е. Капинос (Новосибирск). Подобие сюжетов и мотивов в лирике и прозе (И.А. Бунин «Несрочная весна»)............................................................................... Е. Тырышкина (Новосибирск). К вопросу о формировании и функциях неклассического катарсиса (на материале лирики нач. ХХ в.).............................. Е. Куликова (Новосибирск). К вопросу о жанре «Соррентинских фотографий» В. Ходасевича: поэма или «большое стихотворение»?................... Н. Желтова (Тамбов). Константы русского характера в прозе первой половины ХХ в........................................................................................................... Е. Колышева (Москва). Поэтика имени героя в контексте творческой истории романов М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита» и «Записки покойника».......... К. Жогина (Ставрополь). «Поэзия имени» М. Цветаевой и европейская традиция философии языка....................................................................................... Л. Тагильцева (Новосибирск). О музыкальном мышлении М. Пришвина.............. В. Саватеев (Москва). Между двух берегов (К вопросу об эстетических взглядах В. Набокова)................................................................................................ В. Компанеец (Волгоград). Своеобразие художественного раскрытия «лагерной темы» в русской прозе ХХ в................................................................... А. Смирнова (Москва). Интертекстуальные связи в прозе В.П. Астафьева 1970-х – 80-х гг......................................................................................................... Г. Ахметова (Чита). Композиционно-грамматическое своеобразие современной прозы.................................................................................................... ПРОБЛЕМЫ ПОЭТИКИ ДОСТОЕВСКОГО Секционное заседание А. Иванченко (Екатеринбург). Босенькая («Преступление и наказание»:

новое прочтение романа)........................................................................................... С. Пискунова (Москва). Роман «Идиот» в зеркале «Дон Кихота Ламанчского».............................................................................................................. Н. Тарасова (Петрозаводск). Черновой текст «Дневника писателя»

за 1876–77 гг.: текстология и поэтика....................................................................... Е. Акелькина (Омск). «Записки из Мертвого дома»: формирование поэтики очеркового повествования......................................................................................... К. Баршт (С.-Петербург). Повествователь Достоевского: «зеркальная наррация» и апостольское свидетельствование...................................................... Л. Бельтран Альмерия (Испания). Достоевский и символизм................................. Е. Бородкина (Латвия). Семантика объятий и поцелуев в романе «Преступление и наказание».................................................................................... Р. Гальперина (С.-Петербург). О некоторых особенностях создания образа города у Достоевского............................................................................................... С. Ивашкин (Москва). Становление культуры и становление в культуре (К проблеме генезиса культурной девиации в романе «Подросток»)................... Р. Клейман (Молдова). Категория жеста в поэтике Достоевского и мировой историко-культурный контекст (К проблеме константности в единой методологии гуманитарного познания)................................................................... А. Ковач (Румыния). «Форма без формы» и «отсутствие стиля»

у Достоевского............................................................................................................ П. Козленко (Тамбов). «Язык оценок» в творчестве Достоевского........................... С. Коротких (Воронеж). Скотопригоньевск Достоевского: Старая Русса и Россия....................................................................................................................... Е. Луговская (Молдова). Коммуникативное поведение Смердякова в условиях трансформации его статусно-ролевой характеристики...................... Л. Мокряк (Украина). Эсхатологические мотивы Достоевского в «Сне смешного человека»................................................................................................... А. Неминущий (Латвия). Дыхание персонажа в поэтике Достоевского................... С. Пухачев (В. Новгород). Поэтика жеста в произведениях Достоевского (на материале «пятикнижия»)................................................................................... Т. Сенькевич (Беларусь). Интерпретация исторических событий Ф.М. Достоевским (на материале «Белых ночей», «Дневника писателя»)......... В. Сузи (Петрозаводск). Parodia sacrа в романной поэтике Достоевского................ А. Токина (С.-Петербург). Некоторые языковые особенности изображения внутреннего состояния персонажа в романах Ф.М. Достоевского...................... С. Шаулов (Уфа). «Братья Карамазовы» как роман-универс...................................... ЭСХАТОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ДОСТОЕВСКОГО Круглый стол............................................................................................................. ДОСТОЕВСКИЙ В РУССКОМ И МИРОВОМ ХУДОЖЕСТВЕННОМ СОЗНАНИИ Секционное заседание Е. Дрыжакова (США). Феномен Голядкина: откуда и куда........................................ М. Цимборска-Лебода (Польша). Каинов ответ Богу, или Ответственность (Я-для-Другого): от Достоевского до Левинаса...................................................... И. Ахундова (Москва). Достоевский глазами наших современников (из интервью еп. Венского и Австрийского Илариона, Е. Образцовой, К. Занусси, еп. Женевского и Западноевропейского Михаила)............................. О. Богданова (Москва). Традиции «идеологического романа» Достоевского в неореалистическом романе Серебряного века (А.М. Ремизов и Л.Н. Андреев).............................................................................................................. М. Гюрчинов (Македония). Достоевский и русский авангард (Отголоски Достоевского в «Бедном рыцаре» Е. Гуро).............................................................. Т. Карпачева (Москва). Традиции Достоевского в творчестве С.Я. Парнок........... С. Кибальник (С.-Петербург). Газдановские римейки Достоевского....................... Е. Кузьменко (Смоленск). Особенности осмысления проблемы правосудия у Ф.М. Достоевского и Л.Н. Толстого.................................................................... И. Львова (Петрозаводск – США). Достоевский в культуре Бит............................ Н. Малыгина (Москва). Достоевский в творческом сознании А. Платонова.......... Л. Мальчуков (Петрозаводск). Между верой и болезнью: префигурация Христа в романе Г. Гауптмана «Блаженный Эмануэль Квинт» и особенности восприятия Достоевского в Германии 1900-х – 1910-х гг.................................... А. Микита (Москва). Музыкальная пародия в «Бесах».............................................. В. Миронов (Москва). Сверхчеловек: Достоевский, Ницше, Хайдеггер.................. С. Николаева (Тверь). Традиции Достоевского в книге Л.Н. Толстого «Круг чтения»............................................................................................................. Е. Новикова (Томск). Ф.М. Достоевский, В.В. Набоков и русская религиозная философия: тема искусства................................................................. Г. Павловская (Беларусь). Идеи Достоевского в художественном сознании М. Цветаевой.............................................................................................................. С. Трунин (Беларусь). Жизнь и творчество Достоевского как объект интеллектуальной рефлексии в творчестве современных русских постмодернистов........................................................................................................ Е. Эртнер (Тюмень). Бунин и Достоевский. Художник в пространстве русской провинции..................................................................................................... СУДЬБА ПИСАТЕЛЯ: БИОГРАФИЯ И ИСТОРИЯ Секционное заседание А. Роговой (Украина). Родовые гнезда Достоевских в Украине (по неизвестным архивным материалам)................................................................. А. Донов (С.-Петербург). Судьба и род М.Д. Исаевой (Достоевской)...................... В. Борисова (Уфа). «… Не могу заплатить самых святых долгов»............................ В. Захаров (Москва). Чего мы не знаем о Достоевском?............................................ В. Викулова (Москва). Дружба Н.В. Гоголя с графом А.П. Толстым:

исторические и биографические факты................................................................... С. Алоэ (Италия). Писатель как национальный миф в русской литературе............. Н. Антипова (Беларусь). Эго-документ в структуре художественного сознания писателя...................................................................................................... С. Аубекеров (Казахстан). Достоевский и судебная реформа XIX в.......................... Н. Владиславлева (Чебоксары). Достоевский и музыкально-театральное искусство..... О. Гроссманн (Германия), С. Гришкина (С.-Петербург). Семипалатинский друг Достоевского барон Александр Врангель в Дрездене................................... О. Лагашина (Эстония). Марк Алданов: биография эмигранта................................ В. Линков, И. Петровицкая (Москва). Переписка Л.Н. Толстого с журналистами.......................................................................................................... И. Попова (Москва). «Год великого перелома» в замысле «Мастера и Маргариты»: к философии истории М. Булгакова............................................... И. Прохорова (Москва). У истоков жанра биографии писателя в России:

варианты авторской стратегии (по материалам выступлений П.А. Вяземского – биографа)................................................................................. Ю. Садов (С.-Петербург). Литературное наследие генерала А.П. Ермолова.......... РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИЕ ИСКАНИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Секционное заседание Г. Померанц (Москва). Божий след в творчестве Достоевского................................ З. Миркина (Москва). «Мир красота спасет», или Божий след и утрата его в творчестве Достоевского и Набокова.................................................................... В. Беляев (Саратов). Брат Павел. Слово в защиту лакея Павла Смердякова, обвиняемого в убийстве дворянина Федора Карамазова, совершенном более ста лет тому назад на страницах романа «Братья Карамазовы»................. А. Мелихов (С.-Петербург). Достоевский-социолог. Проблема самоубийства........ Свящ. Николай (Епишев) (Старая Русса Новгородской обл.).

Как поставили Достоевского в БДТ. (Портрет поколения в свете постановки «Идиота», Мышкин – И. Смоктуновский)........................................ И. Беляева (Москва). Мировоззренческая основа прозы И.С. Тургенева............... Б. Тарасов (Москва). Православие как основание христианской историософии Ф.И. Тютчева.................................................................................... С. Семенова (Москва). Парадоксы русского самосознания: экзистенциально философская позиция Чехова.................................................................................... Л. Луцевич (Польша). Религиозны ли устремления русского «религиозного андеграунда»?............................................................................................................. Е. Агеева (Москва). Тайна Старой веры в русской литературе (по архиву Н.С. Лескова и библиотеке Ф.М. Достоевского)................................................... И. Альми (Владимир). Антитеза позиций непротивления и противления в русской новелле 1880-х – 90-х гг. («Сигнал» В. Гаршина, «Гусев»

А. Чехова).................................................................................................................... Н. Арсентьева (Испания). Герметическая традиция в романе Ф.М. Достоевского «Идиот».................................................................................... Э. Афанасьева (Кемерово). Молитвенная лирика русских поэтов XIX – начала ХХ вв. и проблема имяславия.......................................................... С. Белов (С.-Петербург). Достоевский и Карамзин..................................................... В. Белопольский (Ростов-на-Дону). Достоевский как антрополог........................... В. Большаков (Москва). Проблема различения добра и зла в философской мысли и в творчестве Достоевского......................................................................... Н. Володина (Череповец Вологодской обл.). Категория эгоизма в русском литературном процессе.............................................................................................. Дж. Гатралл (Канада). Харизматический авторитет и проблема «двух Толстых»..................................................................................................................... Ч. Горбачевский (Челябинск). Разрешение проблемы самоубийства героями Достоевского............................................................................................................... И. Горюнов (Москва). Достоевский, бесы, СМИ: асимметричный ответ терроризму.................................................................................................................. Э. Димитров (Болгария). Ф.М. Достоевский и А.Ф. Лосев: к вопросу общения в «большом времени»................................................................................ Б. Егоров (С.-Петербург). Новые аспекты в изучении Достоевского-утописта (геополитические проблемы).................................................................................... Л. Жаравина (Волгоград). Художественная характерология в христианском аспекте: от Гоголя к Достоевскому и Шаламову..................................................... И. Кабыш (Москва). Человек или сверхчеловек – кто больше?............................... Г. Карпенко (Самара). Русская словесность между онтологическим и метафизическим, православием и пантеизмом....................................................... Д. Макаров (Ульяновск). Преступление и… преображение...................................... Т. Мижиферджян (Армения). Проблема самоубийства в творчестве Достоевского (Самоубийство Ставрогина как результат этической незакрепленности личности).................................................................................... Игум. Вениамин (Новик) (С.-Петербург). Христианские персонализм и дионисизм Достоевского........................................................................................ В. Окушко (Молдова, Приднестровье). «Строительство капитализма»

в России и Достоевский............................................................................................. А. Растягаев (Самара). Поэтика духовного завещания А.Н. Радищева................... В. Тимофеева (Воронеж). О метафизической основе литературного моделирования............................................................................................................ РОССИЯ – ЗАПАД – ВОСТОК В ДИАЛОГЕ КУЛЬТУР Секционное заседание М. Альтшуллер (США). А.С. Шишков: «Аз есмь зело славенофил»....................... Р. Пис (Великобритания). Достоевский в борьбе с идеологией Запада.................... С. Гловюк (Москва). Современная поэзия славянских народов. Многообразие и единство на примере билингвальной серии поэтических антологий................ К. Резников (Москва). Россия в современной американской русистике................... И. Степанищев (Москва). Гендерная позиция России в структуре современной цивилизации........................................................................................ И. Абрамовская (В. Новгород). Из истории восприятия романов Поля де Кока в России......................................................................................................... Л. Будникова (Челябинск). Леонардо да Винчи в рецепции русских символистов................................................................................................................ Э. Воронина (Челябинск). Процесс становления личности в романе Ф. Достоевского «Подросток» и индивидуальной психологии А. Адлера........... Р. Грин (США). Советская детская литература, американское движение за гражданские права и расовая политика.................................................................... Н. Джуанышбеков (Казахстан). Россия – Казахстан: формы диалога литератур..................................................................................................................... В. Жданов (Япония). О влиянии Ф.М. Достоевского и русской классической литературы на преподавание русского языка в Японии......................................... Е. Зейферт (Казахстан). Этническая картина мира российских немцев................... Е. Зотова (США). Товар или Соблазн? (Достоевский, Гоголь и Бодрийяр в Париже).................................................................................................................... К. Итокава (Япония). Пятна на солнце: война в мировоззрении Достоевского....... Н. Карлина (Москва). «Россия, Запад, Бесконечность» (В. Аксенов в поисках источника русского литературного антизападничества)........................................ В. Куприянов (Москва). Этика диалога Восток – Запад........................................... Л. Липская (Тюмень). Код восприятия: к проблеме рецепции русской культуры во Франции ХХ в....................................................................................... Е. Логиновская (Румыния). Чтение Достоевского – тест на свободу мысли......... Н. Прокопчук (Старая Русса Новгородской обл.). Творчество Е. Курдакова в диалоге культур России и Казахстана................................................................... Т. Селитрина (Уфа). «Записки об уженье рыбы» С.Т. Аксакова на английском языке и европейская пасторальная традиция................................. Н. Соловьева (Москва). Метафора в истории литературы как форма диалога двух культур (Английский взгляд на «Наташин танец»)........................................ Г. Стрелкова (Москва). Влияние Достоевского на формирование современной индийской литературы........................................................................ О. Ушакова (Тюмень). Русский контекст высокого модернизма. Т.С. Элиот и русская культура...................................................................................................... Хоанг Тхюй Тоан (Вьетнам). Культурный обмен между Вьетнамом и Россией: факты и проблемы................................................................................... А. Чeрвeняк (Словакия). Камо грядеши, человечество?............................................ ПРОБЛЕМЫ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПЕРЕВОДА Секционное заседание А. Гонсалес (Аргентина). Повести Достоевского на испанском языке:

диалог культур, недоразумение или монолог переводчика?.................................. Г. Васильева (Новосибирск). Образ и символ рода в «Фаусте» И.В. Гете (из опыта перевода).................................................................................................... М. Калинина (Широкова) (Рязань). Концептуально-лингвистический анализ произведений Ф.М. Достоевского и их переводов на белорусский язык............ М. Цветкова (Н. Новгород). Лирика М. Цветаевой в переводе на английский язык (проблема интонации)....................................................................................... СЕКЦИЯ ЮНЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ А. Кравцова (Смоленск). «Преступление и наказание» на зарубежной сцене......... Е. Сарычева (Москва). Интерпретация творчества Достоевского в современном российском театре............................................................................ В. Бодренков (Смоленск). Образ С.-Петербурга в русской литературе XIX в.......... О. Гришина (Орехово-Зуево Московской обл.). «Подполье души»

(Размышления о связи философских идей Штирнера, Ницше и Достоевского).......................................................................................................... А. Клюкина (Москва). Творчество В.Г. Бенедиктова и поэзия «неистового романтизма»................................................................................................................ Е. Кузнецова (Казань). Образ солнца в романах Т. Конвицкого «Чтиво» и Ф. Достоевского «Преступление и наказание»....................................................... К. Погорелова (Москва). Достоевский в советской школе......................................... Н. Подосокорский (В. Новгород). Наполеонизм князя Мышкина............................. Л. Рябченко (Смоленск). Опыт проведения литературных чтений «Достоевский и дети» в Смоленске (1996–2006).................................................... К. Тирадо Мортиз (Мексика). После Реквиема настанет воскресение (О поэме «Реквием» А. Ахматовой)......................................................................... Е. Ушакова (Орехово-Зуево Московской обл.). Дети и детское в мире Достоевского............................................................................................................... СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ И ПОСТСОВЕТСКАЯ СЛОВЕСНОСТЬ Секционное заседание Г. Красников (Москва). Проблема совести – проблема культуры сегодняшнего дня....................................................................................................... Р. Божанкова (Болгария). Сетевая культура как среда и фактор развития русской литературы. Русская литература в болгарском сегменте Сети................ О. Чернорицкая (Москва). Самоосознание литературы в виртуальном пространстве России. Маркетинг сетевого авторства............................................ С. Гончарова-Грабовская (Беларусь). Модели героев в «новой драме»

конца ХХ – начала ХХI в......................................................................................... М. Капрусова (Борисоглебск Воронежской обл.). Повесть Н. Садур «Вечная мерзлота»: мифологический подтекст...................................................... А. Корамыслов (Воткинск, Удмуртия). Минимализм как примета времени (Новейшие сверхкраткие литературные формы).................................................... Ли Хан Зе (Южная Корея). Русская классика и современный римейк..................... Е. Меньшикова (Москва). Казус смеха: гротескное сознание российской словесности последней трети ХХ в.......................................................................... Л. Сафронова (Казахстан). Манипуляция как авторская коммуникативная стратегия..................................................................................................................... Р. Семыкина (Барнаул). Метафизическая космоантропология Ю. Мамлеева......... М. Черняк (С.-Петербург). Игры с классикой в массовой литературе XXI в.:

к вопросу о новых вызовах современной литературы............................................ Н. Ягодинцева (Челябинск). Эктропическая функция русской поэтической культуры в социокультурных трансформациях ХХ – начала ХХI вв.................. ОБРАЗ РОССИИ В НАЦИОНАЛЬНОМ И МИРОВОМ СОЗНАНИИ Заключительный круглый стол............................................................................ От редакции II Международный симпозиум «Русская словесность в мировом культурном контексте (К 500-летию рода Достоевских (1506–2006))» прошел 15–18 декабря 2006 г. в подмосковном пансионате «Покровское». Это уже третья встреча иссле дователей, писателей и других гуманитариев, проводимая Фондом Достоевского:

в декабре 2001 г. был организован Международный симпозиум «Достоевский в современном мире. 1821–2001» (Москва, Дом ученых), в декабре 2004 г. – I Меж дународный конгресс «Русская словесность в мировом культурном контексте»

(Москва, гостиница «Космос»). По своему универсальному характеру, диапазону интересов, интенсивности научных дискуссий и количеству участников форум является уникальным. Его научные результаты весьма впечатляющи. Атмосфера дружества и духовной солидарности, которая царит на этих встречах, отнюдь не препятствует острым принципиальным спорам и общему интеллектуальному диа логу. Хотелось бы надеяться, что подобные проводимые раз в два-три года симпо зиумы станут доброй гуманитарной традицией.

В форуме 2006 г. приняло участие более 300 исследователей из 37 регионов России и 30 стран дальнего и ближнего зарубежья (Аргентина, Армения, Бела русь, Болгария, Бразилия, Великобритания, Вьетнам, Германия, Испания, Италия, Казахстан, Канада, Кыргызстан, Латвия, Македония, Мексика, Молдова, Новая Зе ландия, Польша, Румыния, Сербия, Словакия, США, Украина, Хорватия, Швейца рия, Чехия, Эстония, Южная Корея, Япония).

Работали секции:

«Судьба писателя: биография и история»

«Проблемы поэтики Достоевского»

«Достоевский в русском и мировом художественном сознании»

«Музеи Достоевского: проблемы и перспективы»

«Русский язык как средство мировой коммуникации»

«Религиозно-философские искания русской литературы»

«Поэтика художественного текста: теоретические и прикладные аспекты»

«Современные вызовы и постсоветская словесность»

«Россия – Запад – Восток в диалоге культур»

«Проблемы художественного перевода»

Секция юных исследователей Прошли дискуссии (круглые столы):

«Биография писателя как фактор национальной истории»

«Эсхатологическая концепция Достоевского»

«Структура, поэтика и язык художественного текста»

«Современная русская словесность: состояние и перспективы»

«Образ России в национальном и мировом сознании»

Состоялся вечер современной поэзии.

Мы сердечно благодарим всех коллег-исследователей, а также прозаиков, по этов и критиков, традиционно выступавших как на этом, так и на предыдущих симпозиумах: Е. Абдуллаева, В. Аксенова, М. Амелина, Л. Аннинского, А. Арье ва, П. Басинского, Е. Бершина, С. Бирюкова, А. Битова, Е. Бунимовича, Д. Быкова, Н. Ванханен, А. Варламова, М. Ватутину, С. Гандлевского, Е. Евтушенко, И. Ер макову, С. Есина, А. Ефимова, Т. Жирмунскую, И. Золотусского, Е. Исаеву, А. Ка банова, И. Кабыш, С. Кекову, Б. Кенжеева, В. Кострова, Г. Красникова, Ю. Кубла новского, В. Куприянова, Е. Лесина, С. Лесневского, А. Ливерганта, В. Маканина, А. Мелихова, С. Минакова, А. Минкина, А. Наймана, О. Николаеву, В. Новикова, О. Павлова, В. Павлову, Ю. Полякова, В. Пьецуха, В. Рабиновича, В. Резника, Е. Рейна, М. Розанову, М. Розовского, Ю. Ряшенцева, И. Фаликова, А. Цветкова, С. Чупринина, И. Шайтанова, Я. Шенкмана, А. Эбаноидзе и др. Особая призна тельность – журналу «Октябрь» (главный редактор И. Барметова), регулярно пуб ликующему материалы наших дискуссий.

В процессе подготовки настоящего издания редколлегии пришлось решить нелегкую задачу – воспроизвести в печати полифонический формат симпозиума.

Поэтому мы рискнули «впрячь в одну телегу» тексты, принадлежащие к разным жанрам. В сборнике публикуются тезисы и избранные доклады, а также материа лы некоторых круглых столов.

Из-за ограниченности объема нам пришлось сделать некоторые сокраще ния. Что касается содержательных моментов, редакция не сочла возможным вмешиваться в авторский текст или комментировать его, хотя – и это следует подчеркнуть – не всегда была согласна с теми или иными выводами, оценками и положениями. Главной нашей задачей было донести до читателя точку зрения автора.

С нашего согласия и по выбору редакций в периодических изданиях были на печатаны следующие статьи:

«Октябрь» № 9’ В. Кантор. Бесы versus Мадонна.

Игум. Вениамин (Новик). Христианские персонализм и дионисизм Ф.М. Дос тоевского.

Г. Померанц. Божий след в творчестве Достоевского.

Т. Жирмунская. «Над гробом друга / Нельзя на Бога не восстать...»

В. Мильдон. От Раскольникова к Смердякову.

«Октябрь» № 11’ А. Бушев. Русский язык и современный социум.

А. Эмирова. Русский язык в Украине.

О. Слепынин. История дома писателя.

«Литературоведческий журнал» № 21’ И. Есаулов. Новые категории филологического анализа для понимания сущно сти русской литературы.

С. Алоэ. Писатель как национальный миф в русской культуре.

К. Султанов. Преодолевать отчуждение (Кавказский дискурс русской лите ратуры).

А. Гачева. Достоевский и евразийство.

Л. Бельтран Альмерия. Символизм Достоевского.

К. Баршт. Повествователь Достоевского: «зеркальная наррация» и апостоль ское свидетельствование.

В. Кантор. Бесы versus Мадонна.

В. Мильдон. От Раскольникова к Смердякову.

Н. Подосокорский. Наполеонизм князя Мышкина.

Л. Ельницкая. «Болтовня» как речевой дискурс у Пушкина и Достоевского.

Е. Логиновская. Чтение Достоевского – тест на свободу мысли.

Н. Богданов. Михаил Волоцкой и его «Хроника рода Достоевского».

Из-за ограниченности объема мы не перепечатываем эти уже опубликованные тексты (за исключением тех, которые, на наш взгляд, представляют общеметодо логический интерес).

Фонд Достоевского искренне благодарит Правительство Москвы, Федераль ное агентство по культуре и кинематографии РФ, Российский гуманитарный науч ный фонд, а также АФК «Система», Внешторгбанк и Центр национальной славы России, оказавших финансовую поддержку в проведении симпозиума и издании настоящего сборника.

, Открытие симпозиума И. Волгин, президент Фонда Достоевского, председатель оргкомитета симпозиума Откровенно говоря, мы рассчитывали, что наш форум, наш общий праздник совпадет с праздником русской зимы. Но, как видите, в России все непредсказуемо.

(В дни работы симпозиума в Подмосковье еще не выпал снег. – Ред.) Вряд ли вы сюда пробирались сквозь снежные заносы… Возможно, это не просто шутки при роды, а такой своеобразный ее ответ на стремление России вписаться в мировую цивилизацию. То есть у нас уже и климат становится европейским, вернее, сред неевропейским. Это свидетельствует о бесконечном нашем протеизме. И поэтому если так будет продолжаться, то отпадет необходимость в секции «Россия – За пад – Восток в диалоге культур», ибо мы просто станем Западом. Исчезнет та кое атавистическое понятие, как русская зима. Если бы Наполеон вторгся сейчас в Россию, то у него, пожалуй, были бы шансы.

Мы открываем II Международный симпозиум «Русская словесность в мировом культурном контексте» и надеемся, что эти наши сходбища обретут свой – же лательно, двухгодичный – ритм, станут традиционными. Я понимаю, тут можно усмотреть некий глобализм в названии. Но, как тот русский скиталец, мы тоже дешевле не примиримся! Это название не есть следствие нашего духовного высо комерия, это, так сказать, «медицинский факт». Говорить в этой аудитории о миро вом значении русской литературы, я думаю, бессмысленно, поскольку аудитория, надо полагать, сама об этом догадывается. Но скажу об одной особенности нашего форума. Кроме нынешнего и прошлого симпозиумов, я не припомню такого рода собраний, где бы вместе, бок о бок трудились исследователи и писатели (а именно:

В. Маканин, Е. Евтушенко, В. Аксенов, А. Битов, Е. Рейн, А. Варламов, А. Мели хов, С. Гандлевский, И. Кабыш, Б. Кенжеев, А. Цветков, Е. Исаева, В. Куприянов и др.). Мы пытаемся сблизить теорию и художественную практику. Как молвил С. С. Уваров, введя Пушкина на университетскую лекцию: вот (показывая на лек тора) – теория искусства, а вот (показывая на Пушкина) – само искусство. По пробуем совместить эти вещи – хотя бы в формате симпозиума.

Мы собрались не в самое благоприятное для культуры время. Впрочем, благо приятные времена – большая редкость. Особенно в России, где культура требует не только профессионализма, но и подвижничества. Недавно, выступая на откры тии памятника Достоевскому в Германии, я употребил слово «подвижник». Ока зывается, в немецком языке этому слову нет эквивалента. Немцы перевели его как «энтузиаст».

Когда культура «стремится» стать маргинальной, это увеличивает ответствен ность тех, кто числит себя ее работниками и защитниками. Нельзя упускать из виду перспективу, изображенную В. Брюсовым: «А мы, мудрецы и поэты, / Хра нители тайны и веры, / Унесем зажженные светы / В катакомбы, в пустыни, в пе щеры». Наша задача – сохранить хотя бы то, что уже существует, не дать угаснуть «зажженным светам». Но культура – это не музей, это живой процесс, которым мы все захвачены, вольно или невольно. И, внимая «за чашей медленной афею иль деисту» (надеюсь, метафора чаши не будет воспринята слишком буквально!), попытаемся понять того и другого.

Полагаю, мы не будем впадать в такой духовный соблазн, такую гордыню, что вот, мол, миру провалиться, а нам лишь бы заниматься Достоевским (Пушкиным, Толстым, Бродским). Рассматривая вертикальные и горизонтальные «срезы» оте чественной словесности последних двух с половиной веков, мы убеждаемся, что смыслы, в ней воплощенные, неотделимы от того, что именуется смыслом жизни.

Искусство – часть Божьего замысла: оно позволяет если не разрешить, то хотя бы приблизиться к постижению этой загадки.

Скажу здесь только об авторе «Братьев Карамазовых». Он – тот магический кристалл, сквозь который можно различить болевые точки нашей национальной судьбы. Он как бы совокупил в себе весь диапазон наших духовных исканий.

Настоящий форум посвящен 500-летию рода Достоевских. Это уникальная дата. Родословие Пушкина теряется в африканской дали. Происхождение Лермон това, хотя и имеет сугубо европейские корни, тоже довольно туманно (шотландский предок Томас-рифмач и пр.). В случае с Достоевским мы можем точно назвать год и день: 6 октября 1506 г. предкам писателя (предположительно выходцам из Велико го княжества Московского) было пожаловано «вечно и непорушно» село Достоево (или Достоев) – ныне Республика Беларусь, а тогда Великое княжество Литовское.

Оттуда род двинулся на юг – на Волынь и в Подолию, чтобы через 300 лет, в ли це отца Достоевского, вернуться в Москву, как бы замкнув магический круг. Таким образом, Достоевский стал символом трех братских народов – белорусского, ма лороссийского и великорусского. Может быть, он – последнее зримое воплощение этого единства и залог того, что хотя бы эти славянские ручьи «сольются в русском море», как это, собственно, и было в начале исторических времен.

Хочу упомянуть в этой связи о нашей российско-белорусской исследователь ской группе, которой в последние годы удалось сделать ряд серьезных генеалоги ческих открытий (я бы даже сказал – гениалогических, если иметь в виду того, кто является главным звеном этой родовой цепи). Результаты этих поисков вой дут в новую, наследующую замечательной книге М. В. Волоцкого «Хронику рода Достоевских», которая попечением Фонда, надеюсь, вскоре увидит свет. Несколь ко глав из нее только что опубликовано в № 11/2006 журнала «Октябрь», который всегда благосклонен к нашим ученым и литературным трудам и главный редактор которого И. Н. Барметова является участником форума.

Я рад, что здесь присутствуют родственники Достоевского – в том числе любимый всеми нами его правнук Дмитрий Андреевич Достоевский и правнуч ка М. М. Достоевского Наталья Александровна Владиславлева. (Кстати, прямые потомки двух братьев Достоевских до сего дня не были знакомы друг с другом.) Также среди нас – прямой потомок М. Д. Исаевой. Можно сказать, что вновь пе реплетаются разобщенные временем и пространством родовые ветви.

Пусть в ходе наших дискуссий так же переплетаются живые побеги древа по знания и древа жизни. Ибо мы догадываемся, что там, в таинственной глубине, они имеют общие корни.

В. Захаров, зам. директора РГНФ, вице-президент Международного обще ства Достоевского (IDS) Это уже второй подобный симпозиум. Что влечет нас собираться в субботу и воскресенье, обсуждать доклады, спорить? Конечно, потребность в спорах най ти истину. Когда мне нужно переубедить своих студентов в том, что они умнее тех, кто до них жил на земле, я им рекомендую почитать Платона, почитать Ари стотеля, поинтересоваться афинской школой. Вся мировая цивилизация идет от этих споров, от этих древних симпозиумов, и именно там убедились в том, о чем гениальный Бахтин напомнил в XX в.: истина диалогична. Потребность общения, потребность обсуждения – это главное, что составляет событие наших встреч.

Желаю всем успеха и вдохновения. Словесность творит вдохновение, ну а нам оно понадобится для споров, чтобы в спорах ощутить и сознать истину.

И. Волгин На симпозиуме присутствуют не только исследователи, но и люди искусства, ко торые имеют прямое отношение к Достоевскому – например, ставят спектакли по его произведениям.

М. Розовский, режиссер театра «У Никитских ворот»

Ставить Достоевского, преображать его на сцене – задача крайне ответствен ная, сложная. Здесь нужно иметь великое тщеславие – а может быть, наоборот, абсолютную неуверенность;

не знаю, что лучше. Знаю только одно – Достоев ский нам всем очень нужен. Но, к сожалению, сегодня он подвергается атаке со стороны ширпотреба. Думаю, он вообще не нуждается в том, чтобы его «двигали в массы». Это массы надо «двигать» к нему. И тут каждый понимает задачу по своему… Я несколько раз пытался с разной степенью успеха преобразить Досто евского на сцене. Первая попытка – «Убивец» в Рижском театре (по «Преступле нию и наказанию»). Потом был спектакль «Два существа в беспредельности», где я попытался придать тексту некую свою драматургию – как говорил сам писатель:

«…Как можно более переделаете и измените роман, сохранив от него лишь один какой-нибудь эпизод, для переработки в драму, или, взяв первоначальную мысль, совершенно измените сюжет…» Тут я сделал странную попытку (странную с точ ки зрения театра) – соединить персонажи двух разных романов. Действовал не кий г-н С.: шли сцены со Свидригайловым и Ставрогиным, а играл эту роль один и тот же актер, так что у зрителя возникало впечатление, что это один человек. Все кончалось, естественно, сценой самоубийства. Там не было ни одного моего сло ва, и тем не менее это был чисто театральный опыт преображения Достоевского.

Сейчас в театре «У Никитских ворот» идет «Крокодильня» по мотивам известного памфлета «Крокодил». Ее сыграли в Эстонии, она вызвала колоссальный отклик эстонской аудитории… И все-таки мне по душе слова Томаса Манна: «Достоев ский, но в меру» – не должно быть никакого крена в сторону Достоевского, кото рый на наших глазах становится культовой фигурой в худшем смысле этого слова.

Может быть, стоит себя ограничить – ради сосредоточения общества на самых главных и сложных вопросах, которые он хотел раскрыть… Дай Бог, чтобы симпо зиум стал противовесом тенденциям «удешевления» Достоевского.

Чл.-корр. РАН Н. Корниенко, Институт мировой литературы им. А.М. Горь кого РАН Институт мировой литературы приветствует это высокое научное собрание, ко торое решит многие вопросы и, наверное, многие поставит. Как человеку, который занимается русской литературой XX в., мне всегда интересно быть на форумах по русской классике XIX в., учиться у вас и вместе с вами. К осмыслению великой ли тературы ушедшего века мы только еще подходим. Количество мифов, сотворенных (в том числе и филологами) о веке двадцатом, огромно – потребуется столетие для того, чтобы от них освободиться. Архивы хранят удивительные истории не только из жизни великих писателей, но и великого русского читателя. Согласимся, что XX в.

был веком читателя. Что хотел читать массовый русский человек, переименованный в советского? Поначалу, в двадцатые годы ему вообще не советовали читать русскую классику XIX в., ибо во многих ее «чарующих формах», по выражению наркома про свещения А. Луначарского, заключались неприемлемые для воспитания нового че ловека вредоносные идеи. Однако читатель требовал классику и с недоверием отно сился к пропагандируемой современной советской литературе. Стоит признать, что изменению государственного отношения к русской классической литературе (оно произошло в начале тридцатых годов) мы во многом обязаны массовому читателю.

Этому читателю естественно в тридцатые не рекомендовали Достоевского и Есени на, но, как свидетельствуют издательские архивы, читатель все равно просил, чтобы библиотеки получали их книги. Это говорит только о том, что Достоевский никогда не уходил из русской жизни. Русской классике мы во многом обязаны своим спасени ем. «В железном самотеке истории» уцелела родная культура, которая учит нас сми ряться перед собственной историей. Я иногда думаю, кому прежде всего адресованы слова Достоевского «Смирись, гордый человек!»? Может быть, нам – филологам?

Пока не усвоим уроки Достоевского, не найдем дороги к пониманию XX в., детьми которого мы все с вами являемся. В высших своих проявлениях урок «Смирись, гор дый человек» приняли великие классики XX в. – Ахматова, Булгаков, Платонов, Зо щенко… Нам еще предстоит понять, как Господь отблагодарил их, даровав свободу и благодать творчества, великие победы в искусстве. Сегодня мы должны собирать XX в. Собирать смиренно, собирать в фактах, событиях, деталях, величайших про изведениях. Мы обязаны исполнить наш долг перед классикой ХХ в. Для меня это один из заветов Достоевского.

В этом году событием общекультурного, а не только филологического масшта ба стало приобретение государством (в лице Российской академии наук) архива Андрея Платонова. Теперь предстоит понемногу избавляться от большого количе ства сотворенных нами мифов о писателе, которого мы вписывали то в советскую, то в антисоветскую литературу.

Надеюсь и желаю, чтобы научный форум проходил в диалогах, под знаком нашей учебы у Достоевского, чтобы мы учились смирению, учились слушать друг друга.

И. Волгин Здесь присутствуют специалисты по разным писателям и разным эпохам рус ской литературы. Это попытка выйти за пределы узкой специализации. Потому что литературоведение сейчас во многом похоже на подводную лодку, разделенную на отсеки, – когда в одном отсеке пожар, в другом ничего не ведают. Лодка между тем может и затонуть. Так вот мы пытаемся преодолеть эту разобщенность – хотя бы на академическом уровне.

В. Котельников, зам. директора Института русской литературы РАН (Пушкинского Дома) Позволю себе немного снизить пафос предыдущих выступлений. Дома я думаю:

«Боже мой, литературоведение вымирает на глазах», а сюда приезжаю, смотрю на эту аудиторию и вижу – нет, не вымирает. И что особенно замечательно, и что отличает нас от всех традиционных мощных собраний – это то, что здесь есть и «детский сад» (вот они здесь сидят с блестящими глазами), и, конечно, наши патриархи. Мы будем и выступать, и общаться, многое друг от друга переймем (и энергию тоже).

В общем, все стороны и все грани филологической работы будут означены. Я рад, что мы съехались снова. И уеду я отсюда переполненный, и дай Бог, чтобы мне этого хватило еще на два года. От имени Института русской литературы я вас приветствую и надеюсь быть достойным участником этого симпозиума.

Чл.-корр. РАН Ю. Караулов, Институт русского языка им. В.В. Виногра дова РАН Конечно, имя Достоевского одно из самых известных в мире, и все гуманита рии так или иначе изучают его личность, книги, статьи, его наследие очень точно вписывается в жизнь людей XXI в. Но нельзя сказать, что Достоевский стал на родным писателем, как Пушкин. Это интеллектуальное чтение, и читатель у него особый. Чтобы показать, насколько специфична читающая Достоевского публика, я могу предложить такое пари: если вы возьмете подборку журнала «Вопросы фи лософии» за десять лет (это 120 книг), вы не найдете среди них такой, где бы не было имени Достоевского. Количество диссертаций по Достоевскому – тоже по казатель, оно превышает количество лингвистических диссертаций, посвященных другим писателям-классикам. Однако мы (группа, составляющая словарь Досто евского) проделали небольшой эксперимент: опросили случайных людей, стара ясь выбирать их таким образом, чтобы выборка отражала позицию респондентов разного социального положения, образования, пола, возраста, места жительства.

Вопрос задавали один: любите ли вы Достоевского? Ответы в основном были отрицательные;

иногда чувствовалось, что отвечающие положительно не совсем искренни. Это объяснимо: можно любить Гоголя и Гончарова, Чехова и Тургене ва, но вот Достоевского надо понимать, надо вступать с ним в диалог, надо ему соответствовать. Я думаю, что наш симпозиум сделает еще один шаг к этому по ниманию.


И. Волгин Интересно, что появляется такое количество лингвистических диссертаций по писателю, которому Лев Толстой отказывал в самобытности языка.

О. Николаева, лауреат премии «Поэт» 2006 г.

«Если извлечешь драгоценное из ничтожного, то будешь как уста Мои», – воз гласил Господь через пророка Иеремию. И я думаю, что это стало определением служения искусству, ибо художественное слово способно преобразить мир – сколь ко бы иные лукавые времена ни пытались убедить нас в том, что существуют ка кие-то другие методы и способы, сколько бы ни пытались, напротив, превратить драгоценное в ничтожное, священное – в профанное, прекрасное – в уродливое.

Мне кажется, что все мы здесь, собравшиеся вокруг Достоевского, будто в неком заветном отечестве души, никак не можем пройти мимо основных вопросов нашего бытия и не поговорить о призвании искусства, о назначении литературы. С точки зрения представителя массовой культуры, обывателя, того самого европейца, кото рого так не любил сам Достоевский и горячо ненавидел Константин Леонтьев, – с этой точки зрения Достоевский ведь прожил не только ничем не привлекательную, но дискомфортную, кошмарную жизнь. И он знал это темное, тревожащее, душное подполье души – знал так, как, наверное, все современные психоаналитики вместе взятые. Он видел ту страсть, которая гонит человека как амок и лишает его всякого движения свободной воли. И тем не менее то, что могло бы среднего человека сло мать, искорежить, Достоевский благодаря своему экзистенциальному опыту, этим удивительным промыслительным путям, на которых он встретил Христа, сумел претворить в художественную реальность... То, что он прозревал, сейчас теснит нас со всех сторон. Ни вера, ни искусство сами по себе не спасают. Но они зовут нас к блаженству, удостоверяют, что это блаженство для нас возможно. Они очерчивают следы присутствия Божьего в мире и возвещают человеку о его царственной, непо вторимой свободе. По сути это и есть извлечение драгоценного из ничтожного.

И. Золотусский Спасибо Игорю Волгину за то, что сумел собрать здесь так много талантов.

Достоевскому повезло. Волгин не только пишет о нем книги, но и любит его. А это значит, что такие встречи будут продолжаться.

О Гоголе тоже пишут и целые тома, и диссертации, но с любовью обстоит труд ней. На днях в Петербурге состоялась пресс-конференция, посвященная 200-летию со дня его рождения. Речь шла о создании музея Гоголя в городе. Председатель ко митета по культуре объявил, что претендентам на музеи в городе нет числа и что творец «Петербургских повестей» не первый в списке.

По его мнению, достаточно того, что на Вознесенском проспекте есть памят ник носу майора Ковалева.

Симпозиум называется «Русская литература в мировом культурном контек сте». Стоит в связи с этим вспомнить, что ввел ее в этот контекст (если не счи тать Державина и его оды «Бог») Гоголь. Об этом сказано в книге К. Мочульского «Духовный путь Гоголя»: «…Без Гоголя, быть может, было бы равновесие, анто логия, благополучие: бесконечно длящийся Майков, а за ним бесплодие;

после Гоголя – «полное неблагополучие», мировой размах и мировая слава». И не кто иной, как Гоголь «помог» Достоевскому войти в тот же контекст. Соглашусь с те ми, кто считает, что нельзя сосредоточиваться на одном Достоевском. Есть еще и Тютчев, и Лесков. Достоевский как никто изобразил падшего человека, Лесков же как никто – святого. А ведь Андрей Платонов был прав: страна наша темна, а люди в ней светлые.

Б. Тарасов, ректор Литературного института им. А. М. Горького Разрешите поприветствовать вас от лица молодых – я имею в виду студентов, для которых Достоевский является, по моему многолетнему опыту, одним из самых любимых писателей. Тема симпозиума очень широкая, и авторов, о которых мы бу дем говорить (и классиков, и современных), тоже очень много, но можно сказать, используя мысль Достоевского, что все связано со всем. Достоевский же находит ся в ядре, в центре вместе с Пушкиным, Гоголем и другими писателями нашего первого ряда. В том ядре, которое является и образцом, и своеобразным духовным, эстетическим мерилом происходящих ныне процессов благодаря сосредоточенно сти этих писателей, говоря опять-таки словами Достоевского, на «тайне человека».

«Как мало заботятся об узнании природы человека, – писал Гоголь, – тогда как это есть главное начало всему». Характеризуя творчество Пушкина, Л. Толстой заключал: «Все предметы поэзии распределены по предвечной иерархии, и смеше ние высшего с низшим или принятие низшего за высшее есть самый крупный ка мень преткновения. У гениальных поэтов, у Пушкина, эта гармоническая правиль ность распределения предметов доведена до совершенства». Сейчас, когда в жиз ни и культуре нередко низшее не только принимается за высшее, но и агрессивно по отношению к высшему, актуализация отмеченной иерархии при постижении в новых исторических условиях «тайны человека», его неискоренимой двойствен ности (по слову Державина, «я царь, я раб, я червь, я Бог») важна и необходима для подлинного понимания настоящего и будущего.

Б. Тихомиров, президент Общества Достоевского С этой трибуны уже упоминалось, что наш симпозиум посвящен уникальной дате – 500-летию рода Достоевских. Но я хочу напомнить, что этот год – целый букет, целый каскад «достоевских» юбилеев. Мы уже отметили 185 лет со дня рож дения писателя и 125 лет со дня его смерти, 160 лет исполнилось его супруге Анне Григорьевне, 140 лет «Преступлению и наказанию». Совсем недавно, в 2006 г., родилась Мария Достоевская, прапраправнучка Федора Михайловича. Я хочу вы разить уверенность, что наш симпозиум, который мы сейчас открываем, явится славным завершением этого юбилейного марафона.

Д. Достоевский, правнук писателя Разрешите мне от имени 500-летнего рода Достоевских и от себя поздравить вас и приветствовать на очередном нашем собрании вокруг Достоевского, вместе с Достоевским и русской литературой.

РУССКИЙ ЯЗЫК КАК СРЕДСТВО МИРОВОЙ КОММУНИКАЦИИ Секционное заседание А. Эмирова (Украина) Русский язык в Украине: новая концепция государственной языковой политики Как показывает социальная практика последних пятнадцати лет, в Украине от сутствует целостная концепция корректной языковой политики. До сего дня стра на живет в рамках «Закона о языках в Украинской ССР», принятого 28 октября 1989 г. После обретения государственной независимости (24 августа 1991 г.) были предприняты попытки разработки проблем языкового строительства в новых со циально-политических условиях, с учетом новых реалий, в частности образования Автономной республики Крым (АРК) и массовой репатриации крымских татар.

Так, 2 мая 1996 г. в Страсбурге (Франция) Украина подписала «Европейскую хар тию региональных языков или языков меньшинств», принятую мировой общест венностью 5 ноября 1992 г., а 24 декабря 1999 г. ратифицировала ее. Однако уже 12 июля 2000 г. Конституционный суд Украины принял решение о неконституци онности данного закона в связи с его несоответствием новым конституционно ус тановленным правилам подписания и официального опубликования законов стра ны. Повторная ратификация Хартии произошла 15 мая 2003 г., и с 1 января 2006 г.

она вступила в силу.

За прошедшие годы Верховная рада Украины периодически регистрировала и рассматривала проекты законов о языках, внесенные народными депутатами С. Н. Кияшко (13 ноября 1998 г.), А. Ю. Кучеренко (5 января 1999 г.), А. А. Кос тусевым (7 апреля 1999 г.), А. А. Коноваловым (8 сентября 1999 г.) и др. Кабинет министров 3 июня 2000 г. представил проект «О развитии и применении языков в Украине». Проблемы языкового строительства в стране с каждым годом услож нялись, но не решались.

Сегодня статус языков в Украине и отношения между ними регулируются Кон ституцией Украины, принятой 28 июня 1996 г. (ст. ст. 10, 11, 24, 53, 92 и др.), в Кры му в том числе Конституцией АРК от 12 октября 1998 г. (гл. 3, ст. 1013). Однако в последнее время на страницах СМИ активно обсуждается вопрос о придании русскому языку статуса второго государственного языка (согласно Конституции Украины он имеет статус языка национального меньшинства). Известно, что дан ное В. Януковичем в конце сентября 2004 г. обещание сделать русский язык вто рым государственным позволило ему выйти во второй тур президентских выбо ров. Но, став председателем Кабинета министров, Янукович не спешит претво рять свое обещание в жизнь. Тем временем начались процессы имплементации региональных языков: русский язык решениями местных органов власти признан региональным в Донецкой, Запорожской, Николаевской, Харьковской, Херсонской областях, а также в Донецке, Днепропетровске, Кривом Роге, Луганске, Николае ве, Севастополе.

В этой связи «Европейская хартия региональных языков или языков мень шинств» опять привлекает внимание политиков: якобы перевод ратифицирован ной хартии является неточным. Тем не менее президент В. Ющенко, выступая с речью по случаю 15-летия независимости государства, твердо заверил слушате лей: «В Украине нет и не будет альтернативы украинскому языку как языку госу дарственному и языку официального общения»1.

В условиях шатания и брожения депутатских умов (что до сего дня продол жается после последних выборов в Раду), а также инициатив местных властей указанных выше регионов наконец в середине сентября 2006 г. Министерство юс тиции Украины вынесло на общественное обсуждение проект новой Концепции государственной языковой политики, разработанный Национальной комиссией по укреплению демократии и утверждению верховенства права (Крымские извес тия. 2006. 15 сентября. № 169). «За прошлые годы... власть не смогла ни утвердить Концепцию государственной языковой политики, ни разработать и осуществить эффективную программу языкового планирования, ни создать действенный меха низм возрождения и поддержки украинского языка, ни противодействовать куль турно-языковой экспансии России» (с. 9). Этот документ, по мнению его авторов, призван определить направления формирования и реализации языковой политики, организационные и правовые механизмы решения существующих проблем в этой социальной сфере.


Текст Концепции состоит из следующих разделов: 1. Общие принципы.

2. Языковая ситуация в Украине. 3. Украинский язык украинского народа и го сударственный язык в Украине. 4. Языки национальных меньшинств в Украине.

5. Цели и приоритетные направления государственной языковой политики. 6. Ме ханизмы осуществления государственной языковой политики. 7. Заключительные положения.

Пафос обсуждаемого проекта ориентирован на возрождение и совершенство вание украинского языка: «Высокое языковое сознание и достоинство способны противостоять... массовому распространению такого угрожающего для украинско го языка явления, как суржик, необоснованному применению иноязычных слов, когда им есть полноценные соответствия в украинском языке. Качество украин ской речи уже давно вызывает беспокойство ученых и широкой общественности»

(с. 13). «В свете вышесказанного следует положительно оценить и программу работы Национальной комиссии по правописанию и языковым нормам НАН Ук раины: внесение дополнений и изменений в украинское правописание;

создание и утверждение правил иноязычного воспроизведения украинских собственных имен и названий национальных реалий (денежных единиц, административно-тер риториального устройства, должностей и т.п.);

решение спорных вопросов укра инской научной и производственной терминологии;

утверждение нормативных требований, экспертиза качественного уровня языка средств массовой информа ции, рекламы, инструкций и информационных надписей на товарах широкого по требления и т.п.» (с. 20–21).

Как видно из приведенных выше цитат, авторы текста проекта сознают, что корпус украинского языка, в том числе и его нормативная база, по многим комму никативным параметрам уступает русскому языку.

Текст Концепции представляется излишне политизированным, категоричным и недостаточно объективно (а чаще искаженно) отражающим прошлую и сегод няшнюю языковую ситуацию в Украине. Обращает на себя внимание и недоста точная теоретическая подготовленность анонимных авторов документа в области социолингвистики, что проявляется в некорректном употреблении ими некоторых терминов. Складывается впечатление, что к составлению данного документа уче ные-языковеды вообще не привлекались.

Вот некоторые положения, которые представляются излишне категоричными, неточными или некорректными:

– «В системе государственных приоритетов языковая политика занимает глав ное место...» (с. 3);

– «Угроза украинскому языку является тотальной угрозой национальной безо пасности Украины...» (с. 4);

– «Источником статуса украинского языка как государственного (официально го) является государственное самоопределение украинской нации» (с. 4);

– «Знание украинского языка является непременным условием обретения гра жданства Украины» (с. 5);

– «Украина – унитарное государство, в пределах которого нет регионов ком пактного проживания лиц, принадлежащих исключительно к какому-то одному этническому меньшинству и составляющих преимущественное большинство на селения Украины» (с. 5);

– «Состояние фактической дискриминации украинцев в их собственной стра не создает напряженность в межъязыковых отношениях...» (с. 10);

– «Значительная часть его (украинского языка. – А.Э.) словаря значительно старше почти полуторатысячелетней (?! – А.Э.) истории его применения в раз ных сферах общественной и культурной жизни» (с. 14) и др.

Остановимся подробнее на следующем фрагменте раздела 3: «...Государ ственный статус украинского языка означает его обязательное использование, употребление на всей территории Украины при осуществлении полномочий ор ганами государственной власти и органами местного самоуправления, в работе государственных и коммунальных учебных заведений, сфере обслуживания, куль туре, средствах массовой информации» (с. 13). Как известно, языковая компетен ция человека предполагает четыре уровня владения им каким-либо языком: гово рение, понимание, письмо и чтение. Следовательно, если человек не говорит и не пишет по-украински, но понимает сказанное и прочитанное, то он не нарушает ст. 10 Конституции Украины.

Некорректными или понятийно неопределенными представляются и такие обороты: «язык (своего) гражданства» (с. 4, 12);

«национальное языковое сознание и языковое достоинство» (с. 13);

«украинский народ» (с. 11);

«украинская нация»

(с. 13);

«внедрение мер положительной дискриминации» (с. 17) и др. Следует уточ нить также содержание понятий «государственный язык» и «официальный язык», которые в рецензируемой Концепции используются как эквивалентные.

Украина как независимое государство – «страна-подросток». В самостоятель ную жизнь не вступило даже первое поколение ее «незалежных» граждан. Все ин ституты ее государственности находятся в стадии становления и развития. В таких условиях переходного состояния украинской государственности от тоталитаризма к настоящей демократии следует наметить систему принципов, на базе которых предстоит разработать гибкую долгосрочную языковую политику, включающую в себя и политику переходного периода. Вот несколько принципов бесконфликт ной языковой политики переходного периода: 1. Обязательное знание украинского языка как государственного следует требовать с тех граждан, кто обучался в укра инской школе, а также с тех, кто пошел в школу после принятия Украиной незави симости. Это требование не может распространяться на тех, кто недавно приехал в страну и получил украинское гражданство (например, на крымских татар, кото рые вернулись на родину со знанием русского и узбекского языков). 2. Граждане, получившие среднее и высшее образование до принятия Украиной независимости, выбирают любой другой язык общения по необходимости. 3. Организовать в госу дарственном масштабе бесплатные курсы украинского языка для всех желающих с обеспечением необходимой учебной литературы, как это практикуется для им мигрантов, в том числе и репатриантов, в таких странах, как Германия и Израиль.

Действующая Конституция Украины предоставляет региональным и минори тарным языкам довольно широкие коммуникативные возможности. Следует на стоятельно апеллировать к соответствующим ее статьям и добиваться их адекват ной имплементации. Такого мнения придерживаются и участники V Международ ного форума русистов Украины (Ялта, 2005), в резолюции которого отмечено:

«1. Учитывая, что факты нарушения существующего законодательства в сфе ре языковой политики продолжают иметь место, обратиться к Президенту, руко водителям всех рангов и уровней с настойчивым призывом обеспечить неукосни тельное соблюдение гарантированных Конституцией Украины (ст. ст. 10, 11, 24, 53, 92) языковых прав граждан Украины, в частности в области использования русского языка в государственной практике и общественной жизни, повседневного общения на русском языке, получения среднего и высшего образования на русском языке...

2. Обратиться в Кабинет министров Украины с предложениями:

а) разработать национальную Программу развития языков в Украине, для соз дания которой привлечь ведущих ученых, юристов, педагогов...;

б) подготовить и принять необходимые нормативные документы, защищаю щие статус русского языка в Украине в строгом соответствии с существующей законодательной базой государства...» Рассмотренный проект Концепции государственной языковой политики в Ук раине нуждается в корректировании и доработке с привлечением прежде всего ученых-языковедов, занимающихся проблемами социальной лингвистики. Пред ставленный вариант проекта не может быть положен в основу давно ожидаемого закона о языках, в котором остро нуждается многонациональная Украина. Мировая практика решения таких проблем показывает, что оптимальная языковая политика строится не на идеологических, а на экономических принципах.

Постулатами новой языковой политики в Украине должны стать идеи толе рантности, демократии, равноправия народов и языков и верховенства прав лич ности. Во главу угла строительства новой украинской государственности сегодня поставлена личность со всеми ее социальными правами и обязанностями. Только сама личность правомочна определить свою национальную идентичность и свой родной язык.

Крымские известия. 2006. 26 августа. № 155.

Резолюция V Международного форума русистов Украины «Русское слово в языковом пространстве Евразии» (11–13 марта 2005, Крым, Ялта – Ливадия) // Информационный вестник Форума русистов Украины. Вып. 10. Симферополь, 2005. С. 9.

С. Исаков (Эстония) Русский язык как средство коммуникации для эстонцев (ХХ – начало XXI в.) Как показывает опыт мировой истории, почти все этносы вынуждены обра щаться к языкам других народов или к общему языку определенного культурно го ареала как к средству коммуникации, без чего невозможно успешное развитие этноса. Эстонцы, естественно, не представляют исключения. При этом в разные периоды разные языки занимали в Эстонии доминирующее положение в процессе международных культурных связей1.

Наиболее длителен был период господства немецкого языка в качестве основ ного языка коммуникации для эстонцев;

он начался еще в эпоху Средневековья и продолжался до конца XIX в. Это связано с тем, что в начале XIII в. эстонские и латышские земли были завоеваны немецкими рыцарями-крестоносцами. В ре зультате этих завоеваний в странах Балтии на много столетий утвердилась весь ма своеобразная социальная структура: все привилегированные сословия регио на – дворянство, духовенство, бюргерство – состояли из немцев, а крестьянство, низы общества составляло коренное население, эстонцы и латыши.

Как следствие, «высокая» культура, письменность создавалась на немецком языке (впрочем, до XVI в. с ним конкурировала латынь, язык церкви и высших ступеней образования), на долю же коренного населения оставался фольклор, народная культура. Эта си туация сохранилась и в XVII в., когда страны Балтии входили в состав Шведского королевства. Самое удивительное, что она не изменилась и в XVIII–XIX вв., когда Эстония уже была частью Российской империи. У нас часто забывают о том, что Прибалтика (или так называемый Остзейский край) всегда занимала совершенно особое положение в Российской империи, очень отличалась от других ее регионов, была как бы государством в государстве со своим законодательством, со своим фактически – не формально! – государственным языком. Нет ничего удивитель ного, что формирование эстонской национальной культуры в XIX в. происходило под сильным немецким влиянием. Практически вся немногочисленная эстонская интеллигенция была двуязычной: в совершенстве владела как эстонским, так и не мецким языком, русского же не знала. Немецкий язык для эстонцев и в XIX в. ос тавался языком «высокой» культуры, основным средством знакомства с мировой культурой.

Положение начинает меняться только в самом конце позапрошлого века, ко гда в силу целого ряда причин русский язык постепенно оттесняет немецкий на второй план. Этому, конечно, способствовала политика русификации окраин, про водившаяся имперскими властями с середины 1880-х. Русский язык становится языком всех казенных учреждений в крае (включая полицию и суд). Все учебные заведения вплоть до начальных школ переводятся на русский язык преподавания.

В результате молодые поколения эстонцев конца XIX – начала ХХ в. уже владеют русским языком и именно с его помощью получают отныне основную информа цию о мире, мировой культуре.

Собственно, если быть точным, то в этот период в крае формируются три сис темы языковой иерархии:

– официальная и наиболее распространенная, где высшую позицию занимает русский язык (воспринята молодым поколением эстонцев);

– для значительного слоя прибалтийских немцев и более образованных эстон цев среднего и старшего поколений основным средством коммуникации традици онно остается немецкий;

– и, наконец, уже в основном в начале ХХ в. небольшая прослойка эстонской интеллигентной элиты стремится выйти за пределы лишь одной (немецкой или русской) доминанты, ориентируется на культуру всей Европы, выдвигает лозунг «Будем эстонцами, но станем и европейцами» и стремится поставить на первую позицию родной эстонский язык. В области литературы, да и – шире – культуры это точка зрения так называемых младоэстонцев.

Отмечу еще, что именно в этот период утверждается в повседневной жизни края формула трех местных языков: считается, что каждый претендующий на ка кое-то положение в обществе человек должен знать русский, немецкий и эстон ский. Я успел еще застать ее отголоски: меня в детстве, помимо родного русского языка, обучали также эстонскому и немецкому. Вернее, эстонскому я учился сам во дворе и на улице, играя с эстонскими ребятишками, а немецкому уже надо было специально обучаться.

С конца 1918 г. наступает совершенно новый период в истории Эстонии – пе риод независимой Эстонской Республики. К этому времени некогда доминирующее положение немцев в крае уже окончательно подорвано, да эстонцы и не испытыва ют никакой симпатии к своим многовековым угнетателям, правда, приобщившим их к европейской культуре. В то же время начало нового периода, продолжавшего ся до 1940 г., характеризуется и ростом антирусских настроений в обществе. Это было, с одной стороны, реакцией на политику русификации, проводившуюся до 1917 г. имперскими властями;

с другой же стороны – следствием исторической ситуации эпохи гражданской войны, когда против независимости Эстонии высту пали как белые генералы, стоявшие на позиции «единой и неделимой Российской империи», так и красные, пытавшиеся утвердить в стране коммунистические по рядки. Нужно сказать, что большинство эстонцев поддерживало идею независи мости республики.

Осуществляется эстонизация всех сфер жизни страны, в том числе языковой и культурной. Эстонский язык становится государственным. В языковой иерархии он занимает высшую позицию, в то время как немецкий и русский опускаются на низшие ступени. Считается, что эстонский язык вполне самодостаточен и может обслужить все области жизни.

Больше всего от этого пострадал русский язык. В то время он перестает пре подаваться в учебных заведениях, уходит из повседневного обихода эстонцев – в противовес тому, что было до 1918 г. Молодое поколение русского языка попро сту не знает;

среднее и старшее, правда, владеют им, но в 1920–1930-е гг. в Эсто нии вообще падает интерес к русской культуре, преобладает западноевропейская культурная ориентация. В гимназиях изучается английский и в какой-то мере не мецкий язык. Как отмечают исследователи, билингвизм в среде эстонцев слабеет, о знании трех местных языков уже не идет речи. (Зато, между прочим, усилива ется билингвизм у местных русских и немцев, превратившихся в национальные меньшинства.) Коммуникативная функция русского языка в Эстонской Республике сводится к минимуму.

С установления советской власти в Эстонии в 1940 г. – с превращения ее в Эс тонскую Советскую Социалистическую Республику все опять коренным образом меняется. Собственно, основополагающие изменения в языковой политике реаль но начинаются несколько позже – в 1945 г., и новый период продолжается вплоть до конца 1980-х – начала 1990-х гг., то есть до перестройки и провозглашения не зависимости Эстонии в 1991 г. Главный социальный процесс – советизация стра ны. И этот процесс очень тесно связан с языковым: с утверждением русского язы ка в качестве главного языка СССР и основного (да, по существу, и единственного) языка межнационального общения. Кстати, почти все «советизмы» в современном эстонском языке – это транскрипция русских слов или кальки с русского. В соз нании большинства эстонцев русский язык оказывается неразрывно связанным с советским строем, с Коммунистической партией, с советскими порядками, в том числе и с негативными их сторонами, в особенности со сталинскими массовыми репрессиями2. Не случайно эстонцы и поныне советский период называют «рус ским временем», а вместо «Советский Союз» чаще всего говорят «Россия»3. Надо признать, что в языковой политике коммунистических властей, без сомнения, был сильный элемент русификаторства.

Конечно, коммуникативная функция русского языка для эстонцев возросла ко лоссально. Общение с центром, с Москвой, да вообще общение с представителя ми других народов СССР, само собой разумеется, могло осуществляться только на русском. Но без этого языка нельзя было обойтись и в самой Эстонии: число русских в ней за счет приезжих из других республик быстро и очень сильно воз росло. Если в независимой Эстонской Республике проживало 92 000 русских (они составляли 8,2% населения), то уже в 1959 г. – 240 000 (20%), а в 1989 г. – 475 (30%). Русскоязычные жители составляли более трети населения страны. Эстон ского языка они не знали и учить его не стремились, поскольку нужды в этом не было. Общаться с ними можно было только на русском. Без знания русского языка невозможно было продвижение по службе, карьера.

В то же время сфера применения эстонского языка все сокращалась. Армия, флот, железные дороги были русскими по языку. В области государственной и пар тийной также преобладал русский. Даже в области науки с 1970-х гг. были введены ограничения на применение национальных языков: все диссертации должны были быть на русском. Связи с Западом в сталинскую эпоху были вообще прерваны, а в послесталинскую – крайне затруднены. Вполне естественно, что русский язык в большом объеме вводился в программы всех учебных заведений республи ки. Целью ставилось достижение двуязычия.

Казалось бы, билингвизм в принципе дело хорошее, можно сказать, прогрес сивное, перспективное, заслуживающее всяческой поддержки. Но за 50 лет совет ской власти в Эстонии в полной мере добиться русско-эстонского двуязычия так и не удалось. Дело в том, что языковая политика властей вызывала недовольство, очень большие опасения эстонцев, вызывала внутреннее сопротивление этой по литике. Пугало то, что расширение сферы русского языка в республике осущест вляется за счет эстонского и что сама языковая политика проводится посредством принудительных или полупринудительных мер. Собственно говоря, она на самом деле проводилась не в тех масштабах, не в том объеме, что в других национальных республиках, например в Белоруссии. Она была более либеральной. Но эстонцы воспринимали ее очень болезненно, поскольку большинство помнило о независи мой Эстонской Республике и о положении в ней эстонского языка4. Именно опасе ния за будущее языка и национальной культуры сплачивали эстонцев, обусловли вали их внутреннее сопротивление политике властей и, к сожалению, определяли отношение к русскому языку, хотя последний как таковой тут ни в чем виноват не был.

В результате уже при советской власти в Эстонии (особенно в 1980-е) шел процесс внутреннего отталкивания от русского языка и поиски путей «неофици ального» общения с Западом, чему способствовало финское телевидение и высо кий уровень преподавания иностранных языков в эстонских средних школах. Хотя русский язык до распада СССР оставался доминирующим в сфере официальной, государственной, он уже начинал терять свое первенствующее положение в систе ме межнациональных культурных коммуникаций.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 21 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.