авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |

«Доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой исторического регионоведения исторического факультета Санкт-Петербургского государственного ...»

-- [ Страница 3 ] --

Постепенное развитие монастырей и монастырской жизни и воз растающее влияние монашества на церковную и политическую жизнь Византийской империи поставили перед церковной и император ской властями вопрос об отношении к монастырям, что, в частности, выразилось в попытке регулировать их строительство16. Церковь обратила на это внимание уже в середине V в. на Халкидонском со боре. Канон № 4 собора устанавливал, что основание монастыря за висит от воли местного епископа, а сам монастырь подчиняется его юрисдикции17. Согласно постановлениям собора, регулирующим ор ганизацию монастырей, внутреннюю жизнь обителей, их отношения с церковной властью, монастыри должны были влиться в церковное тело18. Самое важное постановление собора касалось того, что едино жды освященный монастырь должен пребывать таковым навсегда19.

Все его имущество не должно вновь превращаться в мирское;

для ктитора существует только обязанность обустроить монастырь до конца, и ему запрещается превращать его в мирское учреждение.

Возможно, в данном случае имеет место попытка церковной власти повлиять на довольно распространенную в то время практику, когда монастырь, основанный каким-либо частным лицом, становился собственностью этого лица. На такие случаи указывают сведения Сократа Схоластика, а также акты Халкидонского собора. В то же ЦерковнаясобственностьиктиторствовВизантии...

время важно отметить, что постановления этого собора не касались имущественного права. По-видимому, в этом отношении монастыри были автономны, и ктиторы здесь могли действовать с большей свободой, тем более что светское право продолжало рассматривать монастырь в качестве коллегия, и это нашло отражение даже в бо лее позднем законодательстве Юстиниана. Отсюда указанное нами выше стремление строителей монастырей к максимальной независи мости от церковных властей и к превращению этих обителей в са мостоятельную хозяйственную структуру.

Уже во второй половине V в. императорское законодательство утверждает постановления Халкидонского собора о сближении мо настырей с церковными институтами. Так, император Анастасий I в 90-х годах V в. распространяет на монастырское имущество указ о неотчуждении церковной собственности20. Все же прочие распо ряжения императоров в этой сфере свидетельствуют о том, что за конодательство продолжало относиться к монастырям как к колле гиям. К примеру, закон императора Зенона 470 г. впервые упоми нает о собственности, предназначенной на строительство храма21.

В нем говорится, что имущество, пожертвованное или завещанное в пользу мученика или святого, свидетельствует о желании постро ить храм в его честь. При этом даритель или завещатель обязан за вершить постройку, каковая обязанность переходит и на его наслед ника. Управление этим имуществом осуществляется согласно воле дарителя, а епископ должен следить за тем, чтобы все завещанное отдавалось на постройку храма или монастыря и не изменяло уже своего статуса. Можно отметить, что в отличие от церковного зако нодательства закон Зенона обращал больше внимания на имуще ственное право строителя и непосредственно связывал основание бо гоугодного института с его завещательной волей. На эту же волю на следодателя ссылаются в своем эдикте 455 г. о завещательных отказах церковным институтам императоры Маркиан и Валентиниан III22.

Право завещательной воли прослеживается также в постановле нии об управлении имуществом богоугодного заведения. По закону Зенона управление имуществом, завещанным на богоугодные цели (например, устройство храма), производилось по воле самих заве щателей, но и по установленным правилам наследования по завеща нию23. Епископ только наблюдал, чтобы ктитор и его наследники М.А.Морозов не меняли характер пожертвования, в противном случае он мог ус транить управляющего и самого ктитора.

Таким образом, относительно IV–V вв. не следует говорить о не –V V оформленности института ктиторства как такового, скорее сущест вовало различное отношение к нему церковного и светского права.

Если для церковной власти в этот период было характерно стрем ление к некоторому регулированию строительства монастырей, то светское законодательство развивалось в традиционном русле рим ского права.

В эпоху правления императора Юстиниана мы видим совершенно другую ситуацию и другое отношение законодателя к монастырскому статусу как таковому и к строительству монастырей в частности.

Эта политика отчетливо проявилась в количестве законов относи тельно ктиторства по сравнению с предыдущим светским законода тельством. Если в доюстиниановский период мы находим только два упомянутых выше эдикта императоров по поводу ктиторства:

эдикт Маркиана и Валентиниана III 455 г. о завещаниях церквям и эдикт Зенона 470 г. о завещаниях в пользу святых, мучеников и ангелов, то Юстиниан за период с 530 по 554 гг. издает два эдикта и пять новелл25, непосредственно относящихся к ктиторству, а также шесть новелл, так или иначе касающихся строительства благочес тивых учреждений26. Изменяется и сама трактовка института. Со гласно новелле Юстиниана № 67, ктиторское право — это объем тех прав, которые приобретало физическое или юридическое лицо на ос новании сооружения церковного учреждения (в частности монастыря) или при его возобновлении27.

Однако и в других своих законах о монастырях Юстиниан, по видимому, решил не только идти в русле канонов Халкидонского собора в вопросе подчинения монастырей власти епископа, но и до полнить их конкретными постановлениями о строительстве монас тырей и об их имуществе. В этих законах монастырь уже вполне уподоблен церкви с точки зрения своих имущественных прав. Так, согласно новелле № 7 535 г., монастырь является вполне правоспособ ным и даже привилегированным собственником, поскольку на него распространяется право наследования без завещания ( )28.

Именно Юстиниан стремится, опираясь опять-таки на халки донские постановления, окончательно поставить монастыри под ЦерковнаясобственностьиктиторствовВизантии...

юрисдикцию местного епископа и законодательно регламентировать всю монастырскую жизнь, включая и строительство монастырей.

Скорее всего, это было вызвано тем обстоятельством, что Юстиниан решил прекратить наступление частных лиц на церковную собствен ность и сузить права ктиторов на имущество основанных ими мо настырей, о чем он сам говорит в предисловии к седьмой новелле29.

Юстиниан определял монастырь как коллегию для религиозных целей, поставив его под защиту института c. При этом импе.

ратор говорил об обязательной дедикации — освящении монастыря, как и церкви, епископом. Монастырское здание согласно законода тельству Юстиниана было тождественно церкви, поэтому монас тырь он называл в законах c c, cc c30.

В связи с этим император стремился урезать права ктитора монас тыря, поскольку монастырь находился под юрисдикцией местного епископа.

Особым законодательным актом Юстиниан, в противовес консти туциям предыдущих императоров, расширил права епископа в отно шении ктиторов. Закон 530 г. устанавливал сроки для строительства учреждения, которое завещал построить благотворитель31. Местный епископ, следящий за его постройкой, мог лишить управителя, на значенного в завещании, его полномочий, если тот не справлялся с обязанностями и не исполнял завещания, и своей властью назначить нового управляющего. При этом сам наследник утрачивал свои права по управлению завещанным имуществом. Закон утверждал, что пос кольку при посвящении Богу имело место, то завещанное или подаренное имущество не подлежит реституции.

О ктиторском праве в собственном смысле слова впервые упо минается в 67-й новелле Юстиниана от 535 г.32 В ней права ктитора сведены к минимуму: они заключались в попечительстве над уч реждением, созданным ктитором. Титул ктитора мог получить и тот, кто за неимением возможности построить новое учреждение возоб новит старое33.

По законодательству Юстиниана возникновение ктиторского права происходит после посвящения вещи, то есть после формальной пере дачи ктитором имущества, определенного для сооружения (или возоб новления) и содержания церковного учреждения. Тем самым осу ществлялось обязательство устроителя, а имущество выходило из его М.А.Морозов прежнего состояния частной собственности34. Совершалось это сле дующим образом: участвующий при закладке фундамента монастыря епископ или уполномоченный им пресвитер водружал крест на место будущего алтаря и по прочтении соответствующих молитв давал разрешение на постройку. После этого составлялась опись всего имущества, завещанного на постройку, которая затем хранилась в ар хиве епископии в знак прекращения господства жертвователя над имуществом, посвященным Богу. Завещатель же получал почетный титул ктитора с обязательством довести постройку до конца и не менять характер пожертвованной собственности35. Таким образом, согласно новелле, ктитор был по отношению к устраиваемому уч реждению «вместо господина». Само же учреждение по законодатель ству Юстиниана получало статус церковного имущества, при этом епископ был высшим надзирателем и главой. В то же время можно отметить, что, в отличие от церковного законодательства, государс твенные законы Византии обращали больше внимания на имущест венное право ктиторства, хотя Юстиниан и стремился к максималь ному ограничению прав ктитора по управлению ктиторским иму ществом и все богоугодные заведения и монастыри, как мы уже видели, стал считать церковным имуществом36. Это нашло отражение и в его законодательстве об управлении устроенными заведениями.

Напомним, что по закону Зенона, управление имуществом, заве щанным на богоугодные цели (например, устройство храма), про изводилось по воле самих завещателей, но по установленным прави лам наследования по завещанию37. Епископ только наблюдал, чтобы ктитор и его наследники не меняли характер пожертвования, в про тивном случае он мог устранить управляющего и самого ктитора.

Законодательство Юстиниана идет дальше. Ктитор лично уже не уп равлял пожертвованным имуществом, а назначал управляющего, ответственного непосредственно перед епископом. При этом Юсти ниан ввел епископскую юрисдикцию над всем посвященным иму ществом. Согласно новелле № 68, для всего пожертвованного тре бовалась инвентарная опись, которая хранилась у епископа38.

Для наследников ктитора Юстиниан установил следующий по рядок: ктитор своим завещанием определял наследника, который на значал управляющего пожертвованным имуществом39. В этом случае епископ не управлял, а только надзирал за правильным управлением.

ЦерковнаясобственностьиктиторствовВизантии...

Если же наследники медлили с назначением управляющего, соглас но воле завещателя, то епископы сами входили в управление пожер твованным имуществом и назначали экономов, причем ктитор не мог поставить даже игумена без воли епископа.

Таким образом, законодательство Юстиниана устанавливало для ктитора следующие права:

1. Он носит почетный титул ктитора40.

2. Он имеет право представлять епископу своих клириков для посвящения в созданную им церковь или монахов в монастырь (при чем выбор ктитора не обязателен для епископа)41.

3. Он имеет право «внешнего управления» учреждением, то есть может сам или через наследника назначать администратора для иму щественного управления. При этом ктитор подлежит всем ограни чениям, вытекающим из назначения учреждения, о котором он обязан заботиться42. Вследствие этого учреждение именно через ктитора получало все пожертвования, и именно ктитор вел его иски в суде.

В то же время он не мог отчуждать собственность учреждения в силу общих правил отчуждения.

Итак по законодательству Юстиниана ктитор имеет только по четный титул и некоторые права в управлении. Права эти мини мальны, и вся юрисдикция находится в руках епископа.

Можно сделать некоторые выводы. Каноническое право право славной церкви не рассматривает ктитора как носителя определен ных имущественных прав в устроенных им учреждениях, поскольку сами эти учреждения после их посвящения церкви становятся цер ковным имуществом. Епископ пользуется неприкосновенным правом надзирать за этимимуществом. По церковным канонам имущество церкви есть божественное учреждение, и светского собственника у него быть не может.

Императорское законодательство изначально рассматривало цер ковные общины, и в том числе монастыри, как коллегии. В этом оно следовало римскому гражданскому праву, не признававшему рели гиозные коллегии божественными учреждениями. Император Юс тиниан провел серьезную реформу правового статуса благочести вых учреждений, включая монастыри, в русле канонического права, в частности, канонов Халкидонского собора. Он, во-первых, при равнял эти учреждения к институту c и кроме того, в ущерб М.А.Морозов имущественным правам ктитора, существенно расширил права мест ного епископа.

Cp J C. V. III. N J / Rc. R. K. B, (далее — N. J.). № 67.

ZhishmanM. D Sfch ch Kch. W, 1888.

GranicB. 1) D chch S O chch K ch jch Rch // Byzch Zchf. 1929. B 29. S. 8–34;

2) c f pc q B-Ep V VI c // M Ch Dh. 1930. V. I. P. 101–105.

СоколовП.Н. Церковноимущественное право в греко-римской церкви. Нов город, 1896. С. 248–262.

Иером.Михаил(Семенов). Законодательство римско-византийских импе раторов о внешних правах и преимуществах церкви (от 313 до 565 гг.). Казань, 1901. — Автор исследует в основном правовую базу ктиторства, основывая свои выводы на анализе ранневизантийского законодательства.

ТроицкиjС. Ктиторскоjе право у Византиjи и у неманичкой Србиjи // Глас Српской Академиjи Наук. 1935. Т. 169. С. 5–54.

Левченко М. В. Церковные имущества V–VII вв. в Восточно-Римской им перии // Византийский Временник. 1849. Т. 2. С. 11–59.

JaninR. L ch byz My A (X–XII) // R E Byz. 1964. T. XXII. P. 5–44;

ThomasJ. Ph. P f h Byz Ep. Wh, 1984. — Там же приведен перечень основных ктиторских уставов.

Zhishman M. D Sfch... S. 6–8. — О римских коллегиях см: Ельяше вичВ.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб., 1910. С. 456;

СуворовН.С. Об юридических лицах по римскому праву. 2-е изд. M., 2000. С. 367.

Cp J C. V. I. I D / Rc. P. K, Th. M. B, 1928. I D. 47. 22.

Суворов Н. С. Об юридических лицах... С. 172–174;

Троицкиj С. Ктитор скоjе право... С. 10–13.

Th b XVI c cb S / E. Th. M, P. M. My. B, 1905. XVI. II. 4.

Cp J C. V. II. Cx J / Rc. P. K. B, 1895.

I C. 42.3. — См. также: Cp J C. V. III. N. Rc. R. K.

B, 1899. № 123.6.

См.: СуворовН.С. Об юридических лицах... С. 48.

GranicB. D chch S O... S. 8;

Иером. Михаил (Семенов). Законодательство римско-византийских императоров... С. 161.

GranicB. c f... P. 101.

Epcp c. R P. VI. C. 4.

Ib. P. 102.

Ib. C. 24.

I C. 5.3.

I C. J. 15.2.

13 C. J. 1.2.

I C. 2.15.

25(26) C. I. 2;

45(46) C. I. 3.

N. J. № 5 (535 г.);

№ 7 (535 г.);

№ 68 (537 г.);

№ 123 (544 г.);

№ (545 г.).

N. J. № 1 (535 г.);

№ 48 (536 г.);

№ 60 (537 г.);

№ 87 (539 г.);

№ (548 г.).

N. J. № 67. — См. об этом: ZhishmanM. D Sfch... S. 3;

Соко ловП.Н. Церковноимущественное право... С. 103–106;

ТроицкиjС. Ктиторскоjе право... С. 5.

N. J. № 7.

Ib.

N. J. № 5 123. — Из этого закона следует, что Юстиниан монас тырь-здание приравнивает к церковному зданию.

I C. 26.2.

N. J. № 67.

Новелла прямо говорит о том, что не имущественное распоряжение важно для ктитора, а само действие, по которому ктитор должен нести ответствен ность. В этом новелла Юстиниана соответствует каноническим установлениям (См: C. Chk. 24).

N. J. № 5.

N. J. № 7, 120.

Согласно новелле № 1, ктитор получал наименование «бескорыстного владельца», что было прямой противоположностью права собственности.

I C. 2.15.

Законодательство о епископской юрисдикции распространяло власть епископа на имущество, пожертвованное на церковные цели (См.: I C. 3.46;

N. J. 7, 68, 120, 131).

I C. 3.46.

N. J. № 68.

Ib. № 123.

N. J. № 7, 120.

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ В.А.Шорохов ХАЗАРСКИЙКАГАНАТИСФЕРАЕГОВЛИЯНИЯвIXв.

(ПОДАННЫМ«АНОНИМНОЙЗАПИСКИ»И«КНИГИ ПУТЕЙИСТРАН»ИБНХОРДАДБЕХА) «Хазарская проблема» является краеугольной для понимания ре гиональной истории Восточной Европы эпохи раннего Средневеко вья. При этом вопрос о границах (конечно в том смысле, в котором вообще можно говорить о последних применительно к данному пе риоду) собственной территории и сферы влияния Хазарского кага ната, в том числе для IX столетия, представляется одним из наиболее актуальных ее аспектов. Ведь не представляя себе место (в прямом и переносном смысле) Хазарии в Восточной Европе, невозможно осмыслить события, связанные с переселениями венгров и печене гов, историей крымских владений Византии, появлением Руси...

Несмотря на столь очевидную значимость «территориальной про блемы», она, по нашему мнению, достаточно редко оказывалась пред метом специального изучения. Прежде всего это связано с неопре деленностью и противоречивостью источников. Например, зависи мость венгров от хазар в период переселения первых достаточно определенно констатируется в трактате «Об управлении империей»

Константина Багрянородного (X в.) и абсолютно игнорируется так называемой «Анонимной запиской» (IX в.). Вопрос о власти хазар в восточной Таврике, ее установлении и падении также относится к числу дискуссионных, а степень влияния каганата на Северном Кавказе в разные периоды его истории, видимо, вообще навсегда останется загадкой. Да и в хронологии взимания хазарской дани с различных славянских племен много неясностей.

© В. А. Шорохов, ХазарскийкаганатисфераеговлияниявIXв....

Историческая география Хазарского каганата, насколько нам изве стно, лишь однажды становилась предметом монографического ис следования1. Однако в силу труднодоступности этой единственной специальной работы на сегодняшний день более известны «карты»

каганата IX в., представленные в работах С. А. Плетневой и А. П. Но восельцева2. Рассмотрим их общие контуры.

Наиболее полно география Хазарии представлена в научно-попу лярной работе С. А. Плетневой «Хазары». Используя в основном археологические данные и информацию, содержащуюся в еврей ско-хазарской переписке Х в., археолог практически отождествляет собственно хазарскую территорию с ареалом так называемой сал тово-маяцкой археологической культуры. Границы распространения салтово-маяцких памятников на северо-западе — верховья Север ского Донца, на севере — правобережье Дона, на юге — восточный Крым, Кубань и далее по предгорьям Кавказа (включая средневеко вую Аланию) до Каспийского моря. На востоке ареал культуры упи рается в Волгу, достигая на севере района Саратова3. Культура имела два основных локальных варианта. Первый — лесостепной — зани мал территорию верховий Северского Донца, Оскола и Дона и по особенностям быта и погребального обряда относится С. А. Плетне вой к аланам;

второй — болгарский — преобладал в степных райо нах ареала4. Характер археологических комплексов и их положение дали основание исследовательнице связывать их возникновение с ара бо-хазарскими войнами VIII в., которые заставили кочевников и по лукочевников Предкавказья уйти на север. Таким образом, аланы и булгары рассматриваются как основное население степных тер риторий каганата. Данное отождествление, очевидно, связано с ар хеологической «неуловимостью» собственно хазар, непреодоленной по сей день5.

Кроме коренных хазарских земель С. А. Плетнева словесно и гра фически обозначает «направления экспансии» каганата в VIII–IX вв.

В эту категорию входят как театры военных действий, унаследован ные от предыдущего периода истории Хазарии (восточный Крым и горные районы Кавказа), так и «новые» направления, к которым, по мысли ученого, относятся Поволжье вплоть до Волжской Булга рии, степи западнее Дона и лежащие к северу от них территории расселения восточнославянских «племен»6.

В.А.Шорохов Упадок столь обширной державы и утрату ею своего влияния С. А. Плетнева относит к последним десятилетиям IX в. и связывает, наряду с внутренними неурядицами (восстание каваров), с вторже нием печенегов.

Историческая география Хазарии VIII–IX вв. по А. П. Новосель –IX IX цеву выглядит скромнее в связи с тем, что автор опирается исклю чительно на письменные источники7. Такой подход и привлечение большого круга свидетельств дает отличные результаты. Так, крайне важным представляется вывод автора о практической независимо сти горного Дагестана от Хазарии на всем протяжении существова ния последней. К такому же заключению А. П. Новосельцев прихо дит относительно кавказской Алании, оговариваясь, что ясское на селение Подонья «входило непосредственно в состав Хазарского каганата».

Вопрос о подчиненности хазарам булгар, оставшихся в степях Причерноморья после разгрома Великой Болгарии, автор оставляет открытым, как и пределы их власти в Крыму.

К числу определенно хазарских областей, согласно А. П. Ново сельцеву, относились Подонье, земли буртасов, Волжской Булгарии, марийцев, дельта Кубани с крепостью Смкрц, которую ученый отож дествляет с Таматархой (Тьмутараканью), «часть восточных славян»

(из соответствующей главы следует, что к ним относятся прямо упомянутые летописью в качестве данников кагана поляне, северяне, радимичи, вятичи, а также, вероятно, уличи).

Таким образом, А. П. Новосельцев последовательно доверяет пись менным источникам. Но этот подход можно признать правомерным лишь по отношению к тем свидетельствам, которые не слишком от стоят от описываемой ими ситуации, то есть, в нашем случае, арабо персидским географическим сочинениям и работам греческих авто ров (прежде всего, Константину Багрянородному).

Однако свидетельства летописи о выплате дани хазарам8 со сто роны славянских «племен» уникальны и (по крайней мере по отно шению к полянам) выглядят скорее как легенда, чем как реальная информация, которую можно хотя бы приблизительно датировать9.

Несмотря на это, автор не только признает гегемонию хазар в сред нем Поднепровье, но и дополняет список уличами и гипотетичес кими славянами Подонья. Характерно, что при наличии столь же ХазарскийкаганатисфераеговлияниявIXв....

спорных свидетельств о подчинении каганату горцев Кавказа А. П. Но восельцев в этом отношении более скептичен.

Таким образом, в классических работах о Хазарии IX столетие (до 880-х годов) предстает чуть ли не как пик территориальной экс пансии этой империи. Однако основания для такого вывода пред ставляются весьма зыбкими.

Прежде всего, скажем несколько слов об интерпретации археоло гических данных. Открытая в начале XX в. салтово-маяцкая куль тура довольно быстро была соотнесена археологами с Хазарией.

Однако по мере накопления раннесредневековых материалов с тер ритории Северного Кавказа стало ясно, что если салтово-маяцкие комплексы и имеют какое-то отношение к хазарам, то это — «вели чина искомая»10. Наиболее вероятными сегодня признаются аланс кая и булгарская этническая атрибуция большинства памятников культуры, а проблема выявления собственно хазарской составляющей на сегодняшний день далека от разрешения11. Кроме того, прямое соотнесение какой-либо археологической культуры с территориаль но-политическим образованием требует обоснования на материале письменных источников. Располагаем ли мы таковым?

По поводу информации, содержащейся в наиболее подробном, но и наиболее сомнительном письменном источнике по историчес кой географии Хазарии, — письме царя Иосифа Хасдаю Ибн Шаф руту, отсылаем читателя к соответствующей литературе12, поскольку речь идет о свидетельстве середины X столетия, к тому же малодос товерном. Мы же ограничимся данными, относящимися к IX столетию и представляющими арабскую описательную географию13, — свиде тельствами «Книги путей и стран» Ибн Хордадбеха и уже упоминав шейся «Анонимной записки о народах восточной Европы». Именно эти произведения содержат достоверную и актуальную на тот мо мент информацию о пределах Хазарии.

Начнем с более информативного свидетельства — специального раздела о хазарах «Анонимной записки». В этом не дошедшем до нас в оригинале арабоязычном произведении (или части произведения) IX в.14 описана этнополитическая ситуация на юго-востоке Европы15.

До нас дошли рассказы о печенегах, хазарах, буртасах, волжских булгарах, мадьярах, ас-сакалиба(здесь — славяне), русах, стране Са рир, а также аланах. Видимо, автор или его основные информаторы В.А.Шорохов происходили из Средней Азии, поскольку отправная точка описа ния — Ургенч.

Характеристика каждой общности включает пространственную (локализация относительно предыдущей общности), военно-полити ческую (международный статус, мобилизационный потенциал), и эт нографическую составляющие. При этом объем информации и ее качество варьируются. Описание страны ал-хазар следует за рас сказом об ал-баджанакийа (печенегах)16. Расстояние между ними определяется в десять дней пути по бездорожью. Размеры Хазарии оцениваются автором как обширные. «С одной стороны» (очевидно, с юга) страна примыкает к Кавказским горам. Далее следует описа ние «двоевластия» у хазар и их религии.

Затем в «Анонимной записке» говорится о двух городах Хазарии.

Название «главного» населенного пункта — «Сар‘шн» («Сар‘гш», «Сар‘c»). Ученые отождествляют его либо с находившемся в при морском Дагестане Самандаром17, либо с Саксином (возможно, это другое название Атиля) в устье Волги. Название второго упомина емого в источнике города так же уникально — «Х.б.н.л.‘». Наиболее вероятным представляется отождествление данного набора букв с то понимом Хамлидж, упоминаемым, в частности, Ибн Хордадбехом и локализуемом в устье Волги. Таким образом, «Анонимная записка»

фиксирует, вероятно, только прикаспийские города Хазарии. Отмеча ется, что собственно хазары используют эти поселения лишь в ка честве мест зимовки, а весной «они выходят в степь и не возвра щаются в город до наступления зимы». Автор сообщает также, что именно в городах существуют значительные мусульманские общины.

Заключительная часть рассказа посвящена походам хазар во главе с иша (реальным правителем страны, в отличие от номинального владыки — хакана). Для нас представляют интерес данные о чис ленности войска (10 000 хорошо вооруженных всадников) и направ лениях их походов — в основном против печенегов (в версии Гар дизи говорится также о редких войнах с буртасами).

Кроме специального раздела информация о хазарах содержится и в контексте описаний других общностей. Так, из рассказа о бур тасах18 можно сделать вывод, что, не имея собственной централь ной власти, они «остаются в подчинении у царя хазар». В главке о булгарах констатируется, что последние живут на реке Атиль ХазарскийкаганатисфераеговлияниявIXв....

«между ал-хазар и ас-сакалиба». Названы хазары и в числе основных торговых партнеров булгар наряду с русами19. Раздел о мадьярах со держит упоминание о том, что «в прошлые времена» хазары строили «рвы» (какие-то полевые укрепления?) для обороны от этих кочев ников20. Вопреки сведениям Константина Багрянородного (середина Х в.)21, венгры «Анонимной записки», наряду с булгарами, незави симы от хазарского кагана22.

Важно отметить также, что, описывая важнейшие общности Се верного Кавказа — алан и ас-сарир23, аноним ни словом не обмол вился об их отношениях с хазарами, хотя в период арабо-хазарских войн (первая половина VIII в.) активное взаимодействие каганата с этими территориальными образованиями неоднократно фиксиру ется источниками. Столь же независимым от хазар выглядит и упо мянутый в соответствующем разделе царь славян24.

Вообще локализация славян (ас-сакалиба) «Анонимной запис ки» — вопрос дискуссионный25. Для нас же важен тот факт, что в соответствующих главках довольно подробно говорится о набегах на славян мадьяр и русов, но при этом автор молчит о каких-либо отношениях между ас-сакалиба и ал-хазар.

Не фиксирует «Анонимная записка» и присутствия хазар и в Кры му. Так захваченных в славянских землях рабов венгры везут к порту «К.р.х»., которым, судя по контексту, владеют «румы», то есть ви зантийцы26. Если принять весьма распространенную точку зрения, что под «К.р.х.» скрывается Керчь, то о власти кагана в Таврике го ворить не приходится27.

Таким образом, Хазария IX столетия предстает в «Анонимной за писке» отнюдь не как доминирующая политическая сила юго-востока Европы, а как один из нескольких важных политических акторов.

Данные «Анонимной записки» дополняет такое ценное географи ческое произведение, как «Книга путей и стран» Абу-л-Касима Убай даллаха ибн Абдаллаха Ибн Хордадбеха, созданное в 880-е годы, но содержащая информацию, относящуюся в основном к 840-м годам. Хазары и их страна неоднократно упоминаются в данном труде.

Она локализуется к северу от кавказских владений халифата наряду с аланами, ас-сакалиба и другими народами севера29. В рассказе о путешествии Саллама Переводчика к стене Гога и Магога хазарские владения и «владыка хазар» тархан упоминаются к северу восточных В.А.Шорохов предгорий Кавказа30. При описании торгового пути на север Ибн Хордадбех называет и хазарские города — Баланджар, Хамлидж, ал Байду. Все они находятся к северо-западу от Каспийского моря. Как важнейший (во всяком случае, в экономическом отношении) центр Хазарии несколько раз упомянут Хамлидж в устье Волги31.

Немного новой информации о географии каганата несут извест ные описания путей купцов-русов и ар-ра‘данийа в Восточной Ев ропе. Прежде всего, речь идет о реке, по которой еврейские и рус ские (в варианте Ибн ал-Факиха — славянские) купцы спускаются к Хамлиджу. Это река «..нис» (название сильно искажено), текущая из страны славян. При этом пошлину правителю хазар торговцы платили уже в самом Хамлидже32.

Что же это за рекаславян, по которой можно добраться до Джур джанского моря (то есть Каспийского)? На первый взгляд, ответ очевиден — речь идет о Волге. Однако, как справедливо заметила Т. М. Калинина, не ясно, почему в IX в. Волгу называли «рекой сла вян»33. Более вероятной представляется реконструкция искаженного названия как «Танис» (греч. Танаис). Однако относилось оно не к ре альному Дону, а к речному торговому пути, ведущему из земель восточных славян к Каспию. Важно отметить, что Ибн Хордадбеху не были известны хазарские укрепления на Дону, а единственным таможенным пунктом хазар для него был Хамлидж.

Заслуживает внимания упоминание компилятором Ибн Хордад бехом Ибн ал-Факихом ал-Хамазани (ок. 903 г.) в качестве одного из рынков Восточной Европы «Самкаршаиудеев»34, который отож дествляют либо с Керчью35, либо с Тьмутараканью36. Традиционно считается, что Керченский пролив в IX в. контролировался хазарами37, однако в рассказе Ибн ал-Факиха об этом контроле (следовало бы ожидать упоминания о десятине) нет ни слова, а путь по реке славян в «заливхазар» описан как альтернативный маршруту на Самкарш.

Таким образом, арабо-персидским авторам, сведения которых восходят к первой половине IX столетия, «великодержавность» Хаза рии представляется явлением далекого прошлого38. Ее собственная территория ограничивается какой-то частью Приморского Дагестана, Нижней Волгой и, по косвенным данным, Волго-Донским междуре чьем. В сферу влияния каганата определенно входят только буртасы, тогда как мадьяры, булгары, славяне, русы, аланы представляются ХазарскийкаганатисфераеговлияниявIXв....

вполне независимыми. Это не значит, что некоторые из перечислен ных общностей не признавали суверенитет правителя с весьма значи мым в евразийских степях титулом «каган». Однако очевидно, что осуществлять реальную власть, например, над мадьярами, конница которых в два раза превосходила по численности собственно хазар скую, было бы сверхзадачей. А ведь только при условии контроля над населявшими степи венграми можно было обложить данью сла вян Поднепровья. К тому же в источниках достаточно определенно вырисовываются совсем иные политические и экономические при оритеты поздней Хазарии. Один из них — контроль над Волжским путем и наиболее слабым из поставщиков предметов восточноевро пейского экспорта — буртасами. Не менее важной и в итоге роко вой для каганата оказалась сковывавшая все силы борьба с натис ком печенегов.

РомашовС.А. Историческая география Хазарского каганата (V–XIII вв.) // A V–XIII –XIII XIII ch E M A. V. 11. Wb, 2000–2001. P. 219–338;

V. 12.

2002–2003. P. 81–221.

См.: НовосельцевА.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточ ной Европы и Кавказа. М., 1990. С. 100–112;

ПлетневаС.А. Хазары. М., 1986.

С. 47. — Собственно карта присутствует лишь в этом издании;

ее несколько видоизмененную версию можно найти, например, в коллективной работе петер бургских ученых (см: Россия и степной мир Евразии: Очерки. СПб., 2006. С. 38).

ПлетневаС.А. Хазары. С. 41.

Там же. С. 41–44.

См. об этом обобщающую статью: КругловЕ.В. Хазары — поиск исти ны // Хазары: Евреи и славяне. Т. 16. Иерусалим;

М., 2005. С. 427–457.

ПлетневаС.А. Хазары. С. 47.

НовосельцевА.П. Хазарское государство... С. 100–112.

См.: ПСРЛ. Т. I. М., 1997. Стб. 17, 19, 24.

См., например: МагнерГ.И. От дыма меч. Историческая основа легенды о полянской дани хазарам // Средневековая и новая Россия: Сб. науч. ст.:

К 60-летию профессора И. Я. Фроянова. СПб., 1996. С. 189–195;

ПетрухинВ.Я.

1) Хазарская дань и славяне: к истории тюрко-славянских отношений в Вос точной Европе IX в. // Тюркологический сборник. 2003–2004: Тюркские народы в древности и средневековье. СПб., 2005. С. 166–184;

ВащенкоЭ.Д. «Хазар ская проблема» в отечественной историографии XVIII–XX вв. СПб., 2006.

АфанасьевГ.Е. Где же археологические свидетельства существования Ха зарского каганата? // Российская археология. 2001. № 2. С. 43–55.

В.А.Шорохов См.: ПлетневаС.А. Хазары и Хазарский каганат // Хазары: Евреи и сла вяне. С. 20.

КоковцовП.К. Еврейско-хазарская переписка в Х веке. Л., 1932;

GolbN., PritsakO. Khz Hbw Dc f h Th Cy. Ihc, 1982.

Арабская математическая география находилась в зависимости от «Гео графического руководства» Птолемея (II в.) и его сирийских переработок, по II этому содержит в основном позднеантичную информацию о политической карте Восточной Европы. Выдающимися представителями «греческой школы» были сотрудник багдадского «Дома мудрости» Мухаммад ал-Хваризми (ум. после 847 г.) и астроном-сабий Мухаммад ал-Баттани (ок. 858–929 гг.). «Книга кар тины Земли» первого содержит, в частности, и информацию о городе ал-Хазар.

Расположен он на Сырдарье, следовательно, разбор данного свидетельства вы ходит за рамки нашего исследования (См.: КалининаТ.М. Сведения ранних ученых Арабского халифата. Текст, перевод, комментарий: Древнейшие источ ники по истории народов СССР. М., 1988. С. 40, 75–76).

Более точная датировка записки обычно базируется на интерпретации данных о мадьярах. По нашему мнению, последние относятся к 40–50-м (что более вероятно) или к 70–80-м годам IX столетия (См.: ЮрасовМ.К. Венгры в степях Восточной Европы (IX в.): Автореф.... канд. ист. наук. М., 1994. С. 10;

МишинД.Е. Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье.

М., 2002. С. 57–58).

Отрывки «Описания» цитирует множество мусульманских авторов. На иболее значимыми считаются данные, приводимые в «Дорогих ценностях»

(«Книге драгоценных украшений») Ибн Русте (создана после 903 г.), аноним ном персидском сочинении «Пределы мира» (конец X в.), «Украшении известий»

Гардизи (между 1050 и 1053 гг.), «Путях и странах» ал-Бакри (ум. в 1094 г.), «Природе животных» ал-Марвази (конец XI – начало XII в.) и многих более поздних сочинениях.

Арабский текст Ибн Русте: Kb -A’k -Nf c Ab A Ah Ib O Ib-Rh Kb -B c Ah Ib Ab-Jkb b-Whh -Kb -Jkb / Bbhc Gph Abc. L B, 1892. 7. P. 139–140. — Наиболее корректные переводы текстов Ибн Русте, Гар.

дизи и Марвази см: БартольдВ.В. Извлечение из сочинения Гардизи Зайн ал-ахбар: приложение к «Отчету о поездке в Среднюю Азию с научной це лью. 1893–1894 гг.» // Бартольд В. В. Собр. соч.: В 9 т. Т. VIII. М., 1973. С. 57;

История татар с древнейших времен: В 7 т. Т. II: Волжская Булгария и Великая Степь. Казань, 2006. С. 701, 708.

НовосельцевА.П. Хазарское государство... С. 127–128.

Kb -Ak -Nf... P. 140–141;

История татар... С. 702, 708. — В рус -Ak -Nf....

Ak k k Nf...

...

ском переводе Гардизи рассказ о буртасах сокращен.

Kb -Ak -Nf... P. 141;

История татар... С. 702.

ХазарскийкаганатисфераеговлияниявIXв....

Kb -Ak -Nf... P. 143;

История татар... С. 703. — У Гардизи и Марвази строительство «рвов» не упомянуто.

Константин Багрянородный. Об управлении империей: Текст, перевод, комментарий. М., 1991. С. 159–163.

Тезис о зависимости венгров от хазар, возникший под влиянием трактата «Об управлении империей», — общее место в историографии (См., например: Ар тамоновМ.И. История хазар. СПб., 2001. С. 431, 459;

ЮрасовМ.К. Венгры в сте пях Восточной Европы. С. 15–16;

и др.). Из современных ученых, насколько нам известно, лишь К. Цукерман отстаивает идею существования враждебного хазарам «венгерского протогосударства» (См.: ЦукерманК. Венгры в стране Лебеди: новая держава на границах Византии и Хазарии ок. 836–889 гг. // Материалы по архео логии, истории и этнографии Таврии. Вып. VI. Симферополь, 1998. С. 669–688).

Kb -A’k -Nf... P. 147–148;

БартольдВ.В. Извлечение из со чинения Гардизи Зайн ал-ахбар... С. 60–61;

История татар... С. 706–707.

Kb -Ak -Nf... P. 143–145;

БартольдВ.В. Извлечение из со чинения Гардизи Зайн ал-ахбар... С. 59–60;

История татар... С. 703–704, 709.

См., например: НовосельцевА.П., ПашутоВ.Т., ЧерепнинЛ.В., Шуша ринВ.П.,ЩаповЯ.Н. Древнерусское государство и его международное значение.

М., 1965. С. 392–395;

МишиД.Е. Сакалиба (славяне) в исламском мире в ран нее средневековье. М., 2002. С. 50–60;

КалининаТ.М. Интерпретация некото рых известий о славянах в «Анонимной записке» // Древнейшие государства Восточной Европы: 2001 год: Историческая память и формы ее воплощения.

М., 2003. С. 204–216;

и др.

Kb -A’k -Nf... P. 142–143;

История татар... С. 703.

КалининаТ.М.Заметки о торговле в Восточной Европе по данным араб ских ученых IX–X вв. // Древнейшие государства на территории Восточной Европы. 1998. М., 2000. С. 119.

См. о нем: НовосельцевА.П. Арабский географ IX в. Ибн Хордадбех о Вос точной Европе // Древнейшие государства Восточной Европы. 1998. М., 2000.

С. 360–366. Русский перевод: ИбнХордадбех. Книга путей и стран / Пер., ком мент. и исслед. Н. Велихановой. Баку, 1986.

ИбнХордадбех. Книга путей и стран. С. 107.

Там же. С. 129–130.

Там же. С. 109, 306–307.

Там же. С. 123–124.

ДжаксонТ.Н.,КалининаТ.М.,КоноваловаИ.Г.,ПодосиновА.В. «Русская река»: Речные пути Восточной Европы в античной и средневековой географии.

М., 2007. С. 121.

НовосельцевА.П.,ПашутоВ.Т.,ЧерепнинЛ.В.,ШушаринВ.П.,ЩаповЯ.Н.

Древнерусское государство... С. 385;

ДжаксонТ.Н.,КалининаТ.М.,Коновало ваИ.Г.,ПодосиновА.В. «Русская река»... С. 122–123.

ГадлоА.В. Предыстория Приазовской Руси. Очерки истории русского княжения на Северном Кавказе. СПб., 2004. С. 140–141.

НовосельцевА.П.Хазарское государство... С. 132–133.

Там же. — Ср.: МогаричевЮ.М. К вопросу о хазарах в Крыму в начале VIII в. // Хазары: Евреи и славяне. С. 245–250.

Ибн Хордадбех утверждает, что закавказскими Арраном, Джурзаном и ас Сисаджаном до прихода арабов владели хазары (ИбнХордадбех. Книга путей и стран... С. 108).

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ П.А.Атанов БЫЛАЛИПОЛЯНСКАЯ«РУСЬ»?

«Откуду есть пошла Русская земля»1 — этот поставленный лето писцем вопрос на протяжении трехсот лет пытались разрешить уче ные. В исторической науке имело место мнение о том, что сущест вовала определенная славянская этническая группировка, которая называлась русью и от которой этот термин впоследствии распро странился на сформировавшуюся древнерусскую народность.

На первый взгляд в пользу этой версии могут свидетельствовать слова летописца «Поляне иже ныне зовомая Русь»2. Эта фраза входит в «Сказание о славянской грамоте», которое, по мнению А. Г. Кузь мина, было привлечено летописцем конца X в. для создания первого исторического труда о начале Руси. Исследователь также считает, что данного летописца в первую очередь интересовала история по лян-руси3. С таким взглядом трудно согласиться. Упомянутая фраза может свидетельствовать только о том, что во времена летописца («ныне») жители Киевской земли уже назывались не полянами, а русью. Следовательно, рассматриваемые летописные слова не не сут в себе никакой информации о начале Руси и не могли быть ис пользованы для составления труда на эту тему.

Кроме того, справедливо наблюдение В. Я. Петрухина, который, говоря о влиянии библейской традиции на повествование Повести временных лет (ПВЛ), отмечает, что в библейской Таблице народов каждый народ упомянут дважды: первый раз в связи с его проис хождением от конкретного потомка Ноя, второй — в связи с его реаль ным историко-географическим положением. Исследователь обращает внимание на то, что этому принципу соответствует двойное упомина ние Руси в космографическом введении ПВЛ: сначала среди варягов, © П. А. Атанов, П.А.Атанов потом в Восточной Европе, где «стала есть» (кавычки В. Я. Петру хина) Русская земля. В. Я. Петрухин говорит, что нераспознание этого принципа космографического описания привело ученых к представ лениям о двух концепциях происхождения Руси4. Таким образом, точка зрения, согласно которой в ПВЛ шла речь о двух началах Руси, не выдерживает критики.

В контексте вопроса о происхождении летописной «руси» важен вопрос об этнической принадлежности Аскольда. Если признать этого киевского князя полянином, то существование первоначальной полян ской «руси», которая сформировалась до появления варягов в вос точнославянских землях, может казаться вероятным.

Наиболее подробно эта точка зрения была изложена Б. А. Рыба ковым. Опираясь на исследования А. А. Шахматова, сообщения поль ского историка Яна Длугоша, а также сандомирского историка, уче ный приходит к выводу о том, что существовала одна летописная традиция — считать Аскольда и Дира последними звеньями динас тической цепи Киевичей5.

Однако аргументацию исследователя трудно принять. Указывая на известие Длугоша о том, что Аскольд и Дир были потомками Кия, Б. А. Рыбаков не подвергает точку зрения польского историка, жившего в XV в., критическому анализу. Между тем В. Я. Петру хин обратил внимание на то, что Длугош называл Кия польским князем6. Здесь ясно прослеживается тенденциозная цель польского автора — обосновать права Польши на Киев. Следовательно, Б. А. Ры баков использует очень ненадежный источник для доказательства своей версии.

Также спорно мнение Б. А. Рыбакова о том, что А. А. Шахматов доказал ошибочность версии о варяжском происхождении Аскольда.

А. А. Шахматов считал, что фраза, в которой Аскольд и Дир называ ются варягами («приидоста два Варяга»), была, наряду со словами «и нарекостася князема», вставлена в первоначальный текст Древней шего Киевского свода составителем Начального свода. Но В. Я. Пет рухин называет Древнейший Киевский свод «совершенно гипотети ческим»7. Следовательно, нет оснований говорить о вставках, дела емых составителем Начального свода.

Надо также отметить, что, по А. А. Шахматову, варягами назы вались скандинавы второй колонизационной волны в Восточную Былалиполянская«русь»?

Европу, осевшие на славянском севере уже после того, как сканди навы первой волны, называемые Русью, утвердились на юге сла вянских земель8. Из того, что А. А. Шахматов не считал Аскольда варягом, можно сделать только вывод о том, что ученый не относил рассматриваемого киевского князя ко второму потоку скандинав ской колонизации. Но опираться на мнение А. А. Шахматова, дока зывая славянское происхождение Аскольда, едва ли возможно. Бо лее того, говоря о борьбе между варягами и Русью, А. А. Шахматов отмечает: «Варяжскому князю естественно стремиться на юг с ор ганизованными полчищами Словен и Чуди, чтобы вытеснить оттуда счастливых своих сородичей, занявших богатые области славянского юга»9. Из этих слов ученого можно сделать верный вывод о том, что на юге до прихода туда варягов Олега (вместе со словенами и чудью) правили скандинавы. Отсюда, в свою очередь, можно за ключить, что Аскольд был скандинавом, а стало быть, результаты исследований А. А. Шахматова не могут служить подтверждением версии Б. А. Рыбакова.

Не находится подтверждения в источниках и тому, что Аскольд и Дир были последними князьями династии Киевичей. Новгородская Первая и Никоновская летописи не сообщают о причинах, по кото рым Аскольд и Дир стали княжить в Киеве, а ПВЛ сообщает не правдоподобную версию появления этих князей в Киеве, согласно которой они были варягами Рюрика и отпросились у него в Царь град10. Следовательно, не было такой летописной традиции, в кото рой бы упомянутые правители считались последними Киевичами.

Таким образом, версия о полянском происхождении Аскольда не выдерживает критики. Кроме того, нет оснований говорить о су ществовании династии Киевичей. М. В. Ломоносов отмечает, что власть Кия, Щека и Хорива, которых ученый считает реальными лицами, закончилась и не была передана по наследству потомкам11.

Мнение исследователя противоречит летописным сведениям, в час тности, следующим словам: «И по сеи братьи (после Кия, Щека, Хорива. — П.А.) почаша держати родъ ихъ княжение в Поляхъ»12, но не противоречит тому обстоятельству, что никто из правителей гипотетической династии Киевичей не известен.

Данное летописное сообщение критически оценивает В. О. Клю чевский. Исследователь, комментируя известие ПВЛ о том, что род П.А.Атанов Кия княжил у полян, а также, комментируя перечисление летопис цем других славянских племен, имеющих свои княжения, пишет:

«Выходит, что и этот род (род Кия. — П.А.) после своего родона чальника княжил в целом племени полян, был, как бы, полянской княжеской династией и что подобные династии существовали и у дру гих племен»13. Однако ученый констатирует, что не видно, в каких формах выражалось владетельное значение этих племенных динас тий. В. О. Ключевский отмечает, что предание не запомнило имени ни одного племенного князя14. Таким образом, доказать, что сущес твовала династия потомков Кия, невозможно.

Правда, также невозможно в полной мере отрицать, что восточно славянскими союзами племен правили князья, которые могли пере давать свою власть по наследству. Но был ли Кий таким князем и являлся ли он реальным лицом? Как представляется, есть все предпосылки для отрицательного ответа на эти вопросы.

В ПВЛ упоминаются три брата: Кий, Щек, Хорив, их сестра Лы бедь, говорится об основании этими братьями города Киева, о при ходе Кия в Царьград, основании им Киевца и возвращении в Киев15.

Б. А. Рыбаков, говоря о том, как Кий выглядит в ПВЛ, отмечает:

«Это славянский князь Среднего Поднепровья, родоначальник ди настии киевских князей;

он известен самому императору Византии, который пригласил Кия в Константинополь и оказал ему “великую честь”»16. Ученый считает, что Кий у Нестора приобретает черты крупной исторической фигуры17.

Однако есть основания полагать, что у летописца был неопреде ленный взгляд на Кия. С нашей точки зрения, легенду о Кие можно разделить на два рассказа: первый — об основании Киева Кием, Щеком и Хоривом и происхождении полян, а второй — о деятель ности в Царьграде и на Дунае, причем второй рассказ приводится летописцем в качестве опровержения точки зрения, согласно которой Кий был перевозчиком. Полностью ли уверен летописец в достовер ности обоих рассказов? Здесь надо поставить и другой вопрос — даже если отдельные сведения автора летописи можно назвать утвержде ниями, то надо ли их считать исторической реальностью.

Б. Д. Греков выделяет в ПВЛ один из вариантов предания о Кие и цитирует его: «Быша 3 братья, единому имя Кий, а другому Щек, а третьему Хорив, и сестра их Лыбедь. Седяше Кий на горе, где же Былалиполянская«русь»?

ныне увоз Боричев, а Щек седяще на горе, где же ныне зовется Ще ковица, а Хорив на третьей горе, от него же провася Хоревица.

И створиша град во имя брата своего старейшего, и нарекоша имя ему Киев... И по сих братьев держати почаша род их княженье в полях...»18.

Исследователь отмечает, что это был вариант предания, не удовлет воривший летописца19.

Что могло автора летописи не удовлетворить в нем? Возможно, гипотетичность. Думается, прав С. М. Соловьев, когда, анализируя рассказ об основании Киева, ведет речь не об известных фактах, а только о предположениях. В частности, исследователь говорит, что название Киев, сходное с прилагательной притяжательной фор мой, заставило предположить имя основателя Кия, названия город ских урочищ, гор — Щековицы и Хоревицы повели к предположению о первых насельниках — Щеке и Хориве. Исследователь отмечает, что господствующие понятия заставили связать Кия, Щека и Хорива кровным родством, предположить, что они были братьями. Ученый отмечает также, что название речки Лыбеди стало причиной для того, чтобы предположить существование легендарной сестры Лыбеди20.

Таким образом, в первой части легенды, где речь идет о происхож дении полян и возникновении города, названного в честь старшего брата, Кий, его братья и сестра не выглядят реальными лицами.


Надо, как видится, признать легендарным и повествование о при ходе Кия в Царьград и об основании Киевца. Здесь Кий представлен князем, который «княжаша в роду своем». Однако аргумент, кото рый приводит летописец для подтверждения такого взгляда на Кия, не вызывает полного доверия у самого автора летописи. Говоря о том, что Кий ходил к Царьграду, летописец в то же время констатирует:

«И приходившю ему къ цсрю (царю, то есть византийскому импе ратору. — П.А.) не свмы, но токмо о сем вемы (не знаем, но только об этом слышали. — П.А.) якоже сказають (как говорят. — П.А.), яко велику честь приялъ есть от цсря, которого не вемъ (будто ве ликую честь принял от царя, о котором не слышали. — П.А.)»21.

Итак, летописец мог только предполагать, что Кий был в Констан тинополе. Следовательно, можно поставить под сомнение реаль ность князя Кия, так как именно с помощью известия о том, что «и приходишю ему къ цсрю» автор летописи доказывает, что Кий являлся князем.

П.А.Атанов Причину, по которой летописец назвал Кия князем, раскрывает С. М. Соловьев. Исследователь отмечает, что господство родовых понятий заставляло летописца предполагать в Кие князя, старейшину рода. Верным представляется и объяснение ученым появления в ле тописи известий о приходе Кия в Царьград и об основании Киевца на Дунае. С. М. Соловьев замечает, что позднейшие походы русских в Грецию (Византию. — П.А.), к Дунаю приводили к такому пред ставлению22.

Все вышесказанное по поводу легенды о Кие приводит к конс татации того факта, что она основана либо на произвольных пред положениях летописца о том, какой, скорее всего, должна быть ре альность, либо на смутных преданиях, в достоверности которых не уверен он сам.

Представляется правильным взгляд Н. М. Карамзина и А. П. Но восельцева на степень достоверности рассказа о Кие. Н. М. Карамзин отмечает: «Нестор в повествовании своем основывается единственно на изустных сказаниях: отдаленный многими веками от случаев здесь описанных, мог ли он ручаться за истину предания, всегда обман чивого, всегда неверного в подробностях?»23 А. П. Новосельцев го ворит, что Кий был для летописцев XI–XII вв. сказочной фигурой24.

С Н. М. Карамзиным и А. П. Новосельцевым трудно не согласиться.

Предание о Кие — это не более чем легенда, а Кий, его братья и сес тра — легендарные персонажи.

Факт легендарности Кия позволяет отклонить версию о сущест вовании первоначальной полянской «руси», так как не приходится вести речь и о потомках Кия, принадлежность к числу которых Аскольда (отождествляемого в летописях с «русью»25) на первый взгляд может показаться вероятной. Кроме того, в ПВЛ начало ис тории Киева, очевидно, в силу смутного об этой истории представ ления, не имеет никакой связи с началом Русской земли. Происхож дение понятий «русь», «Русская земля» связывается в этой летописи с варягами26.

В. Я. Петрухин, анализируя текст ПВЛ, отмечает, что в нем есть рубеж, разделяющий космологическое введение и предания о рас селении славянских племен, основании Киева, с одной стороны, и начало Русской земли, относящееся к 852 г., с другой. Исследова тель подчеркивает, что летописец связывает начало отсчета «истории»

Былалиполянская«русь»?

(кавычки В. Я. Петрухина) именно с «началом» (кавычки В. Я. Пет рухина) Русской земли27 Ученый обращает внимание и на помеще ние в «исторической части» (кавычки В. Я. Петрухина), в актуальном историческом контексте, предания о «призвании варягов», а не преда ния о Кие, Щеке, Хориве. Предание об основателях Киева отнесено, по замечанию В. Я. Петрухина, к «эпическому» (кавычки В. Я. Пет рухина) прошлому28.

Причем с «призванием варягов», также как и с началом правле ния византийского императора Михаила, киевский летописец свя зывает происхождение названия «Русская земля»29. Следовательно, основываясь на ПВЛ, можно отрицать возможность славянского и до казывать возможность скандинавского происхождения первоначаль ной «руси».

Правда, в Новгородской Первой летописи начало Русской земли связывается с легендой о Кие30. Но это обстоятельство исчерпывающе объясняет В. Я. Петрухин. Исследователь указывает, что для новго родца XIII в. «Русская земля» — это, прежде всего, Киевская земля.

Ученый говорит, что автору новгородской летописи надо было сов местить реалии его времени с традицией Начального свода и что он поместил главку о начале Русской земли в ту часть сохранен ного им космографического введения, которая рассказывала о про исхождении киевских полян, включив туда и первое известие о Руси хронографа31.

Таким образом, надо полагать, что не существовало такой по лянской «руси», которая бы появилась независимо от варягов.

Ипатьевская летопись // ПСРЛ. Т. II. М., 2001. Стб. 2.

Лаврентьевская летопись // ПСРЛ. Т. I. М., 1962. Стб. 25–26.

КузьминА.Г. Две концепции начала Руси в Повести временных лет // Ис тория СССР. 1969. № 6. С. 84.

ПетрухинВ.Я. «Начало русской земли» в начальном летописании // Вос точная Европа в исторической ретроспективе / Под ред. Т. Н. Джаксон. М., 1999.

С. 220.

РыбаковБ.А. Киевская Русь и русские княжества в XII–XIII вв. М., 1982.

С. 307.

ПетрухинВ.Я. Начало этнокультурной истории Руси IX–XI веков. Смо ленск;

М., 1995. С. 75.

Там же.

ШахматовА.А. Разыскания о русских летописях. М., 2001. С. 234–235.

Там же. С. 236.

Ипатьевская летопись. Стб. 15.

ЛомоносовМ.В. Древняя Российская история от начала российского на рода до кончины Великого князя Ярослава Первого, или до 1054 года // Ломо носов М. В. Полн. собр. соч.: В 10 т. Т. 6. М.;

Л., 1952. С. 214.

Ипатьевская летопись. Стб. 8.

КлючевскийВ.О. Русская история. М., 2005. С. 72.

Там же.

Лаврентьевская летопись. Стб. 9–10.

РыбаковБ.А. Киевская Русь и русские княжества... С. 92–93.

Там же. С. 92.

ГрековБ.Д. Киевская Русь. М., 1953. С. 445.

Там же.

СоловьевС.М. Об истории Древней России. М., 1992. С. 24.

Ипатьевская летопись. Стб. 8.

СоловьевС.М. Об истории Древней России. С. 24.

КарамзинН.М. История Государства Российского. М., 2002. С. 20.

НовосельцевА.П. Образование Древнерусского государства и первый его правитель // Вопросы истории. 1991. № 2. С. 3.

Ипатьевская летопись. Стб. 15;

Летописный сборник, именуемый Патри аршей или Никоновской летописью // ПСРЛ. Т. IX. М., 2000. С. 7–8.

Ипатьевская летопись. Стб. 12, 14.

ПетрухинВ.Я. Начало этнокультурной истории Руси... С. 60.

Там же. С. 60–61.

Ипатьевская летопись. Стб. 12, 14.

Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов / Под ред.

А. Н. Насонова. М.;

Л., 1950. С. 104.

ПетрухинВ.Я. «Начало русской земли»... С. 221.

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ И.А.Гагин ОЗНАЧЕНИИИСУЩНОСТИПОНЯТИЯ«БРАК»

ВМЕЖДУНАРОДНОЙПОЛИТИКЕВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫXI–XIIвв.

Проблема брачных союзов русских князей с кочевой аристокра тией и та роль, которую эти союзы играли для мирного сосущест вования и становления мало-мальски взаимовыгодных отношений Руси со Степью, имеет весьма важное значение для понимания про цессов, проходивших в международной политике Восточной Европы в XI–XII вв. Сказанное в полной мере касается такого важного эко –XII XII номического и политического партнера Руси, как Волго-Камская Бул гария, которой также пришлось в силу своего географического по ложения иметь наитеснейшие отношения с половецкой ордой.

В российской историографии тема брачных союзов русской элиты с элитой восточных соседей освещена недостаточно полно. Впер вые вопрос о значимости брачных союзов как неотъемлемой со ставляющей норм обычного права раннесредневековых народов был поставлен историком Д. И. Прозоровским. Он доказывал, что одна из норм закрепляла обязанность князя при заключении договора всту пать в родственные отношения с новоиспеченными союзниками1.

Таким образом, многочисленность жен Владимира до принятия им христианства вовсе не следствие его развращенности, как это пы тались показать летописцы. Язычник Владимир брал жен после за ключения межгосударственных договоров, и это являлось его приори тетной обязанностью. Вспомним, что подобным правом обладал хазар ский каган, который был обязан жениться на дочерях предводителей подвластных ему племен. Правда, здесь проблема рассматривается © И. А. Гагин, И.А.Гагин в другой плоскости. Это не союз, а показатель подчинения2. Однако, как мы знаем из летописей, Владимир имел также множество налож ниц3. По всей видимости, они и являются как раз дочерьми вождей подчинившихся киевскому князю племен, что укладывается в пра вовые нормы эпохи.

Среди историков XIX столетия рассматриваемой проблемы, прав да, весьма поверхностно, коснулся П. В. Голубовский. В данном кон тексте следует выделить одно его довольно интересное замечание, ка сающееся проблемы контактов половцев и волжских булгар. П. В. Го лубовский предположил, что немалую роль в исламизации половецкой степи сыграла именно Волжская Булгария4. А если учесть общую закономерность возникновения ротнических связей, брачные союзы были характерны и для половецко-булгарских, а не только русско половецких отношений. О ротничестве как системе сложения дого ворных отношений в указанный исторический период довольно под робно писал В. Т. Пашуто5.

Из современных исследователей серьезное внимание проблеме уделил казахский поэт и историк О. Сулейманов. Он попытался до казать, что само слово «брак», в значении «супружество», имеет по ловецкое происхождение. Историк сетует на то, что, исследуя отно шения между Русью и половецкой Степью, исследователи больше выделяют конфронтационные моменты, при этом непростительно мало внимания уделяют мирным, исказив тем самым объективную картину русско-половецкой истории6. Автор данной статьи коснулся рассматриваемой проблемы на страницах монографии о дипло матии волжских булгар7, а также в статье, посвященной нормам обычного права при заключении международных политических со глашений в раннем средневековье8. Но они, само собой, не закры ли вопрос.


Попытаемся разобраться, откуда все-таки пришло в русский язык слово «брак». Если мы обратимся к словарям и попытаемся понять, что в них подразумевается под таким коротким, но емким понятием, то прочитаем следующее: «брак — семейный союз мужчины и жен щины, порождающий их права и обязанности по отношению друг к другу и к детям». Согласно Брокгаузу и Эфрону, «брак — термин...

обозначающий продолжительный союз лиц разных полов с целью осуществления физических и нравственных требований человеческой Означенииисущностипонятия«брак»вмеждународнойполитике...

природы, служащий основной формой всех прочих семейных сою зов, являющихся его последствием»9.

В то же время следует помнить, что понятие это имеет и другое значение. В переводе с немецкого языка, «брак» — товар, оказав шийся негодным или порченым. Одно слово, но какой разный смысл в него вкладывается. Думается, что в значении «семейного союза»

оно не могло попасть в русский язык с Запада. Но в современной русской, в основном ориентированной на Запад культуре, оно при обрело какое-то довольно разрушающее значение, что и отразилось в поговорках, типа: «хорошее дело браком не назвали бы» и т. д. Здесь четко проявляется отношение к понятию, причем отрицательное.

Поэтому остро встает вопрос о его происхождении в том значении, которое для нас является естественным и привычным, хотя и вызы вает в народной среде некий скепсис из-за напластования смыслов.

О происхождении понятия энциклопедии практически ничего не сообщают. Согласно «Википедии», брак, предположительно, берет начало от слова «брать»10. В этом есть определенный смысл, так как практически во всех культурах девушка именно забиралась в семью мужа путем сговора, выкупа, умыкания или какими-либо другими способами, в зависимости от традиций и обычаев. Поэтому можно сказать, что точка зрения, согласно которой смыслом брака является переход невесты в забравшую ее семью, вполне аргументирована.

Однако у понятия «брак» более глубокий смысл, в древнерус ской культуре выходящий за рамки народной среды и связанный, в большей степени, с миром властвующей элиты. По мнению уче ных, занимающихся проблемой взаимодействия Руси с Востоком, очень многие термины семейного права в русский язык вошли бла годаря тюркскому влиянию, среди них и такие, которые сегодня воспринимаются как исконно русские, в том числе и «брак».

Понятие «брак», обозначающее вступление в супружество, про исходит от кипчакского «bk» — союз (буквально, «соединение», «сочетание» от числительного «b» — один)11. О. Сулейманов убеж ден, что раз термин не стал народным, то это как раз и свидетель ствует в пользу версии о его применении среди элиты12. На Руси только княжеские супружества считались браком, ибо лишь они вы ражали идею объединения, политического союза, причем с пред ставительницами кыпчаков-половцев.

И.А.Гагин Постепенно, когда политические контакты со степью начали ут рачивать первоначальное значение союза, смысл его изменяется. Все меньше князей ездит в степь за невестами, и таким образом забыва ется первое значение термина брак — «женитьба князя на дочери хана с целью установления тесных политических отношений»13. Уже лю бая свадьба (правда, пока еще в высшем боярском сословии) называ ется браком, и остается, в конце концов, упрощенный смысл — вступ ление в супружество, который очень сложно и неоднозначно при живался в народной среде.

Взаимодействие Руси с кипчакской степью было более активным и многоплановым. Однако, благодаря исследованиям, однобоко ос вещающим историю их взаимоотношений, сложилось представление о перманентной войне. Но следует иметь в виду факт, что в исто рии русско-половецких контактов было несколько периодов, пока зывающих эволюцию этих отношений.

Первый период — середина XI – начало XII в. — характеризовался активной наступательной политикой половцев. В это время они со вершают многочисленные грабительские походы на русские земли, как правило, удачные. Победоносные походы Владимира Мономаха против половцев ознаменовали конец этого периода.

Во второй период — 20–60-е годы XII в. — завершается процесс освоения половцами южнорусских степей. Если в первый период им была присуща таборная система кочевания, при которой у кочев ников отсутствуют постоянные вежи, то в первой половине XII в.

половцы уже занимают определенные территории, на которых на ходятся их постоянные поселения, такие как Балин, Шарукань, Суг ров. В это время они принимают активное участие в междоусобных войнах русских князей.

Во время третьего периода — вторая половина XII в. — происхо дит быстрое сближение русских и половцев. Кыпчаки начинают играть постоянную активную роль в политике русских княжеств;

русские и половцы предпринимают совместные грабительские на беги, союзнические походы. Путем заключения многочисленных бра ков устанавливаются родственные связи между русскими князьями и половецкими ханами. Враждебные столкновения, подобные походу Игоря Святославича Новгород-Северского в 1185 г., носят эпизоди ческий характер.

Означенииисущностипонятия«брак»вмеждународнойполитике...

С конца XII в. начинается последний, четвертый, период русско половецких отношений, закончившийся с приходом татаро-монголь ских полчищ. Его отличительной особенностью является почти пол ное отсутствие военных действий между русскими и половцами.

В этот период половцы продолжают активно участвовать в княжеских конфликтах на Руси. Еще более частыми становятся брачные союзы между русскими и половецкими знатными родами14.

Практика взаимодействия с половецкими ханами показала русским князьям, что мирные договоры с кочевниками — средство кратко срочное и не дающее перспективы стабильных отношений. Единс твенными связями, святость которых для кыпчаков была неоспори мой, были родственные связи. Ханы, породнившиеся с русскими князьями, не только прекращали набеги на их территории, но и обо роняли их от других половецких племен. Кроме этого, князья очень часто использовали новых родственников в спорах друг с другом, натравливая половцев на территории соседей.

Чтобы не быть голословным, отметим лишь несколько примеров политических союзов с половецкими ханами, которые были освя щены узами брака. Одним из первых русских князей, положивших начало подобной практике, был сын Ярослава Мудрого Всеволод Ярославич, второй женой которого, после смерти греческой прин цессы Анны, стала половецкая княжна. Внук Ярослава Мудрого Святополк Изяславич женился на дочери могучего половецкого влас тителя, чье имя прочно вошло в русский народный эпос, хана Тугор кана. Другой внук Ярослава Мудрого, Андрей Всеволодович, женился на внучке Тугоркана. Тестем Юрия Всеволодовича Долгорукого яв лялся половецкий хан Аепа, мать Андрея Боголюбского — полов чанка и т. д.15 Примеров можно привести еще достаточно.

Половецкие ханы так же часто брали в жены княжеских и бояр ских дочерей. В летописях неоднократно упоминается хан Кончак, женатый на дочери киевского князя. Отпрыск половецкого хана и рус ской княжны, Юрий Кончакович, которого величают сыном двух народов, был православным и сыграл не последнюю роль в нала живании добрососедских отношений между половцами и русскими.

История отношений половцев и волжских булгар не менее пока зательна. В ней можно увидеть как трагические эпизоды, так, не сомненно, и примеры политических контактов, которые для булгар И.А.Гагин были более чем необходимы. Связано это с тем, что половцы, зани мая территории по Нижней Волге, могли полностью перекрыть тор говый путь, жизненно необходимый для экономики Волжской Бул гарии. Этот путь, известный в истории под названием Великого Волжского пути, объединял торговые интересы народов Прикаспия и Северного Кавказа и народов не только Северо-Восточной и Се веро-Западной Руси, но и Северной Европы. Волжская Булгария, находясь как раз на середине торговой магистрали, получала огром ные дивиденды, участвуя в этой транзитной торговле. Вовлечение в сферу влияния булгарской политики половецких союзников отве чало ее экономическим и политическим интересам. Половецкие за хоронения, обнаруженные в непосредственной близости от южных границ Булгарии у Самарской Луки, их погребальный инвентарь может свидетельствовать о довольно тесных контактах между булга рами и половцами16. К сожалению, собственно булгарские письмен ные источники не сохранились, а данные так называемой «Булгар ской летописи» («Джагфар Тарихы») не признаются большинством современных историков. Однако мы все же мы склонны полагать, что брачный союз как один из важнейших атрибутов при складыва нии союзов имел место в булгаро-половецких отношениях.

Вывод из всего вышеизложенного следует вполне определенный:

практика брачных союзов имела ключевое значение во внешней по литике Древней Руси при заключении политических соглашений не только с кочевниками-половцами, но и земледельцами-булгарами.

Брак — это союз между представителями элит договаривающихся сторон. Имея тюркское происхождение, этот термин первоначально использовался для обозначения супружеских отношений в среде кня зей и ханов, со временем становясь все более распространенным, он постепенно принимает свое современное значение.

ПрозоровскийМ.Н. О родстве Святого Владимира по матери // Записки Императорской Академии Наук. 1864. Т. 5. Кн. 1. С. 22.

См.: ГаркавиА.Я. Сказания еврейских писателей о хазарах и Хазарском царстве. Вып. 1. СПб., 1874. С. 31;

КовалевскийА.П. Путешествие Ахмеда ибн-Фадлана на Волгу в 921–922 гг. Харьков, 1956. С. 131.

Практически все летописные своды, раскрывая сущность князя Владимира до принятия им христианства, упоминают восемьсот наложниц, что, несомненно, можно считать гиперболой (См., например: Лаврентьевская летопись // ПСРЛ.

Т. I. М., 1997. Стб. 80;

Ипатьевская летопись // Там же. Т. II. М., 1998. Стб. 67;

Новгородская первая летопись // Там же. Т. III. М., 2000. Стб. 128–129;

и др.).

ГолубовскийП.В. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар. Исто рия древнерусских степей в IX–XIII вв. Киев, 1884. С. 227.

См.: ПашутоВ.Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. и след.

СулеймановО. «Аз и Я». Книга благонамеренного чтения. Алма-Ата, 1975.

С. 144 и след.

См.: ГагинИ.А. Волжская Булгария: очерки истории средневековой дип ломатии (X – первая треть XIII вв.). Рязань, 2004.

См.: ГагинИ.А. Нормы обычного права при заключении международных политических договоров в период раннего средневековья // Вестник Академии права и управления. 2001. № 1. С. 51–55.

Энциклопедический словарь / Под ред. И. Е. Андреевского;

изд. Ф. А. Брок гауз, И. А. Ефрон. Т. 8. СПб., 1891. С. 559.

Википедия: hp://.wkp./wk/Брак.

См.: СулеймановО. «Аз и Я». С. 146.

Там же.

Там же. С. 149.

См.: КнязькийИ.О. Русь и Степь. М., 1996. С. 55.

Ипатьевская летопись. Стб. 154, 216, 259, 417.

Древние культуры и этносы Самарского Поволжья / Под ред. М. А. Ту рецкого. Самара, 2007. С. 264.

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ А.В.Сиренов КОГДАБЫЛАПОСТРОЕНАЦЕРКОВЬ ПОКРОВАНАНЕРЛИ?

Самое поэтическое творение зодчих древней Владимирщины, цер ковь Покрова на Нерли, уже много веков одиноко, словно свеча, возвышается среди бескрайних заливных лугов, и не одно поколение исследователей ломает голову над тем, с какой целью был сотворен этот шедевр «среди долины ровныя», в стороне от городской жизни Владимира и Боголюбова. Для ответа на этот вопрос было бы не лишним знать наверняка, когда именно построили церковь Покрова на Нерли. Проблемы здесь как будто и нет, поскольку в научной ли тературе существует точная дата — 1165 г.1 Дальнейший ход мыс ли — уже дело техники исторической реконструкции или фантазии исследователя. Обычно вспоминают, что в этом году погиб сын Анд рея Боголюбского Изяслав, годом ранее состоялся победоносный поход на волжских болгар и т. п. Чем не мотивы для строительства храма? Однако насколько надежна сама дата? Ее содержат два источ ника — Летопись Боголюбова монастыря и Житие Андрея Боголюб ского. Летопись была опубликована архим. Леонидом (Кавелиным) и представляет собой сочинение, составленное в 60-е годы XVIII в.

настоятелем Боголюбова монастыря Аристархом2. Житие Андрея Боголюбского известно лишь по фрагментам и цитатам из него в тру дах владимирских краеведов XIX в. В. И. Доброхотова и иером. Ио асафа (Гапонова).

В. И. Доброхотов в своем труде о боголюбовских древностях по местил несколько пространных цитат из Жития Андрея Боголюб ского, список которого хранился в Боголюбове монастыре3. В одной © А. В. Сиренов, КогдабылапостроенацерковьПокрованаНерли?

из них речь идет о кончине сына Андрея Боголюбского Изяслава и строительстве церкви Покрова на Нерли4. На последнее известие и ссылаются до настоящего времени исследователи при датировке церкви Покрова на Нерли. В виде приложения к основному тексту своей книги Доброхотов опубликовал и «Выписку из Жития Андрея Боголюбского». Первая часть этой выписки, озаглавленная «О рож дении святого», представляет собой оригинальный агиографичес кий текст, посвященный выдающимся душевным качествам князя Андрея. После этого приведен полностью текст надгробного листа, помещенного в середине XVII в. над погребением Андрея Боголюб ского5. Автор рассматриваемого текста, следовательно, не знал о поз днем происхождении надгробного листа, что позволяет датировать данное произведение временем не ранее XVIII в. Надгробный лист скопирован исправно, однако в его тексте присутствуют незначи тельные по объему, но весьма красноречивые вставки, меняющие общий смысл текста. В надгробном листе речь идет об основании города Боголюбова, а в выписке из Жития — об основании Боголю бова монастыря. Эта переделка текста надгробной надписи позволяет предположить, что Житие Андрея Боголюбского, из которого Доб рохотовым сделана выписка, составлено в Боголюбовом монастыре.

На «рукописное житие» Андрея Боголюбского ссылается в своей книге о церковных древностях Владимира известный церковный краевед иером. Иоасаф Гапонов, приводя из него цитату о постройке церкви Покрова на Нерли6. Полный текст Жития Андрея Боголюб ского иером. Иоасаф приводит в своем исследовании «Церковно-исто рическое и статистическое описание Владимирской епархии». Этот труд был опубликован под названием «Церковно-историческое опи сание владимирских достопамятностей», но опубликован не полно стью. Неизданными остались тексты источников — малоизвестные памятники агиографии XVII–XVIII вв., некоторые из них до насто ящего времени не введены в научный оборот. Они сохранились в ру кописи книги Иоасафа, присланной в Синод7. Помещенное среди собранных Иоасафом текстов Житие Андрея Боголюбского сущес твенно отличается от того варианта, который был знаком Доброхо тову. Например, в цитате Доброхотова после известия о смерти Изяслава, сына Андрея Боголюбского, описана скорбь Андрея: «Сей же великий князь Андрей аще печалию о скончавшемся сыне яко А.В.Сиренов человек объят быв и скорбяше, обаче оную на Господа Бога пола гаше и, благодаря Его всемогуществу, более в богоугодныя дела поощряшеся»8. В Житии, скопированном иером. Иоасафом, такого текста нет, но стилистически близко описывается скорбь Андрея по другому сыну Мстиславу: «Великий же князь для утоления печали о сыновней кончине, поиде в любимый свой град и обитель Бого любскую, и тамо около своего великокняжеского двора во делании того места упражнявшеся». Затем в цитате Доброхотова следует из вестие о построении церкви Покрова на Нерли. Это сообщение сов падает с соответствующим чтением Жития (со слов «близ Боголю бовския обители яко поприще едино» до слов «обитель монашест вующим при ней содела»), однако в Житии оно помещено выше и датировано 6670 г., а не годом смерти Изяслава, то есть 6673 г. (!) Отметим, что в Летописи Боголюбова монастыря это известие, так же как и в цитате Доброхотова, датируется 6673 г.9 В редакции, ко торой пользовался Доброхотов, Житие завершала надпись над гро бом Андрея Боголюбского в Успенском соборе. В редакции иером.

Иоасафа ее нет. Она могла быть исключена при позднейшем редак тировании первоначального текста, поскольку содержит повторение тех фактов, о которых идет речь в Житии. Выскажем осторожное предположение, что первоначальной редакцией Жития является ва риант текста, известный Доброхотову и бытовавший в Боголюбове монастыре. Впоследствии он был подвергнут редактуре, в результате чего устранены повторы тематические (сходные описания скорби Андрея по смерти сыновей) и фактические (текст надгробной надпи си), а также передатировано строительство церкви Покрова на Нерли.

Так появилась редакция, известная иером. Иоасафу.

Житие, как уже отмечалось, обнаруживает близость и с так назы ваемой летописью Боголюбова монастыря, составленной в 60-е годы XVIII в. игуменом этой обители Аристархом. Сопоставив оба текста, можно прийти к заключению, что первая часть летописи (до заго ловка «Первое разорение Боголюбской обители») является выпис ками из Жития, причем Аристархом заимствованы только известия, касающиеся Боголюбова, большинство общерусских известий Жи тия (даже тех, которые повествуют о событиях во Владимире) в ле топись не вошли. В отличие от Жития, в летописи почти все извес тия датированы. Отсюда можно предположить, что не Житие было КогдабылапостроенацерковьПокрованаНерли?

источником первой части летописи, а наоборот. Но это не так. В лето писи отсутствует рассказ о строительстве Золотых ворот во Влади мире «среди осыпей» (в системе земляных укреплений — валов), а также следующие два известия — о киевском походе сына Андрея Боголюбского князя Мстислава и о его кончине. Далее в Житии по вествуется о том, как Андрей Боголюбский «для утоления печали о сыновней кончине, поиде в любимый свой град и обитель Бого любскую, и тамо около своего великокняжеского двора во делании того места упражнявшеся». В летописи эти сообщения Жития со единены в одно: «В лето 6682 (1174)-е великий князь Андрей Георги евичь Боголюбский в любимом своем граде Боголюбове около своего великокняжеского двора в делании земляных осыпей и в протчем украшении того места сие лето упражняшеся, и живяше тамо»10.

Совершенно неуместным здесь выглядит сообщение о сооружении валов («осыпей»), поскольку выше, под 6669 (1161) г., помещен рассказ о строительстве каменных ворот с церковью Андрея Перво званного, которые явно не могли быть построены ранее земляных укреплений11. Упоминание «осыпей» заимствовано из Жития, где оно фигурирует в рассказе о строительстве Золотых ворот во Вла димире, который не попал в летопись по причине своей «небоголю бовской» тематики. Если принять предположение, что в первой части летописи в качестве источника использовано Житие, становятся по нятными те приемы, которыми пользовался Аристарх при написании своего труда. В данном случае к тексту Жития (точнее, выписок из Жития) Аристарх приписывал летописные даты. Можно предпо ложить, что в тех случаях, когда в доступных ему летописях то или иное событие Жития отсутствовало, дата могла быть вымышлена.

Основным источником Жития послужило Сказание о чудесах иконы Владимирской Богоматери в редакции Степенной книги. Важ ными для нашей темы представляются добавления в текст Жития, сделанные его автором, то есть те сообщения, которых нет в Сказании о владимирской иконе. Среди них — сообщение о строительстве в 6670 (1162) г. церкви Покрова на Нерли. В летописи Боголюбова монастыря это известие, заимствованное из Жития, передатировано 6673 г. — и такая дата стала общепринятой в научной литературе.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.