авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |

«Доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой исторического регионоведения исторического факультета Санкт-Петербургского государственного ...»

-- [ Страница 7 ] --

Главной причиной выбора США в качестве стратегического пар тнера Турции стали особенности ее политического и экономического развития. Частный национальный капитал, окрепший за годы войны, стремился к расширению своего политического и экономического влияния. Экономическая мощь США давала больше возможностей для обогащения за счет выгодных контрактов по сооружению до рог, военных баз, а также для турецкого экспорта. Сотрудничество правительства с демократическими странами Европы и Америки предполагало разрушение монополии националистов-государствен ников из НРП (что и произошло в 1946 г.) и либерализацию поли тической жизни страны. Новая Демократическая партия Турции, построив программу на критике устаревших положений НРП, смогла не только занять достойное место на турецкой политической арене (в 1946 г.), но и победить в 1950 г.

Правительство нового премьер-министра Турции А. Мендереса, отражающее интересы крупного турецкого бизнеса, полностью ус траивало США. Можно сказать, что А. Мендерес, обучавшийся в аме риканском колледже в Измире, сумел совместить интересы внешней политики США с интересами правящей элиты страны, выбрав Ва шингтон в качестве политического, экономического и идеологичес кого ориентира. Идеи этатизма, национализма, светскости и вне шнеполитического нейтралитета, поддерживаемые НРП, не отвечали новым послевоенным реалиям международных отношений, потому партия всякий раз проигрывала выборы. Иной оппозиции в Турции не было и быть не могло: левые силы и политический ислам факти чески находились под запретом. Теоретически Турция имела воз можность остаться нейтральной и играть на противоречиях гегемонов мирового политического процесса, как впоследствии это удалось Пролог«холоднойвойны».Турецко-советскиепротиворечия...

Австрии, Финляндии, Швеции, Югославии. Нейтралитет и незави симость внешнеполитической линии, лавирование между интересами великих держав были одним из принципов политики М. К. Ататюрка и его последователей из НРП. Однако территориальные претензии СССР стали главным фактором, повлиявшим на заключение нерав ноправного союза с США, превратившего Турцию в форпост аме риканской политики на Ближнем Востоке.

Следует также заметить, что в составе политической элиты Тур ции фактически не оказалось просоветских деятелей, которые могли бы уравновесить американское влияние. Из двух зол — СССР и США Анкара однозначно выбирала более далекого и менее знакомого партнера, подобно тому, как в конце XIX – начале ХХ в. союзником Османской империи стала Германия, еще не проявившая, в отличие от России, Великобритании и Франции, своего экспансионистского характера. Шансов для более или менее добровольного вхождения Турции в сферу влияния СССР не было никаких;

кстати, в свое время об этом писал и И. В. Сталин, анализируя итоги кемалистской рево люции47. Руководитель советского государства отмечал: «Турция те перь низведена до размеров небольшого государства с населением 10–12 миллионов. Она не представляет ни серьезного рынка, ни ре шающих точек приложения для империализма»48. Ошибочность такой оценки геополитической роли Турции оказалась роковой для Москвы.

Турции пришлось заплатить большую цену за свой недружест венный по отношению к СССР нейтралитет, причем, как это уже не раз бывало в ходе двусторонних конфликтов между нашими стра нами в XIX в., в проигрыше оказались оба соседа. Взаимовыгодные экономические связи 20–30-х годов ХХ в. ушли в прошлое, а Турция вступила в переходный период либерализации, сопровождавшийся такими естественными для этого процесса явлениями, как растущая пропасть между имущими и неимущими, болезненная перестройка экономики с внутреннего рынка на внешний, инфляция и коррупция.

МиллерА.Ф. Очерки новейшей истории Турции. М.;

Л. 1948;

Новейшая история Турции. М., 1968;

ИбрагимбейлиХ.М. Крах «Эдельвейса» и Ближний Восток. М., 1977;

ШирокорадА.Б. Русско-турецкие войны. 1676–1918 гг. Минск;

М., 2000;

КоптевскийВ.Н. Россия — Турция: этапы торгово-экономического сотрудничества. М., 2003;

и др.

А.А.Сотниченко См.: СваранцА.А. Пантюркизм в геостратегии Турции на Кавказе. М., 2002;

КиракосянДж. Младотурки перед судом истории. Ереван, 1986.

Weber F. G. E N: Gy, B h Q f Tkh Ac h Sc W W. Cb, MO, 1979;

WeisbandE. Tkh F Pcy 1943–1945. Pc, 1973.

Tk D Pk. K S b, b, y.

C I. 1919–1980. b, 1983.

ГасанлыД. СССР — Турция: полигон холодной войны. Баку, 2005.

Это сотрудничество происходило на фоне снижения уровня контактов с СССР и Великобританией в военной сфере. В частности, в 1942–1943 гг. ту рецкие бронетанковые войска были перевооружены с советских Т-26, постав ленных в Турцию в 1936 г., на немецкие Pz-III, Pz-IV.

F R f h U S. Th N E Afc. U S cc y Gc Tky: h T Dc. 1947.

V. V. P. 88 // hp://.by.wc./FRUS/EFc/194705/fc/f.

f194705.0006.pf.

КоптевскийВ.Н. Россия — Турция... С. 411–412.

В 1943 г. советские пограничники задержали 161 нарушителя, направляв шегося в Турцию. Из Турции в СССР удалось проникнуть 159 нарушителям, среди которых — агенты турецкой и немецкой разведок (См.: БатуринЮ.М.

Досье разведчика. М., 2005. С. 457).

Из российских авторов причастность советских спецслужб к покушению на посла Германии признает лишь П. А. Судоплатов (СудоплатовП.А. Спец операции. Лубянка и Кремль 1930–1950 годы. М., 1997. С. 83). Остальные ис следователи отрицают этот факт за недоказанностью, например: КиреевН.Г.

История Турции: ХХ век. М., 2007. С. 248–250;

БатуринЮ.М. Досье развед чика. С. 390–417. — Также покушение описано в мемуарах самого фон Ф. Па пена (См.: ПапенФ.фон. Вице-канцлер Третьего Рейха: Воспоминания полити ческого деятеля гитлеровской Германии. 1933–1947. М., 2005. С. 474, 476).

КиреевН.Г. История Турции: ХХ век. С. 266–267.

Тегеран. Ялта. Потсдам: Сборник документов. М., 1971. С. 44–45.

Папен Ф. Вице-канцлер Третьего Рейха. С. 476.

СССР и Турция. 1917–1979. М., 1981. С. 184. — Впервые вопрос об откры тии Проливов для поставок грузов в СССР по лендлизу был поставлен на Адан ской конференции 1943 г. У. Черчиллем. Таким образом, положительно он был решен только через два года (См.: БережковВ. Тегеран, 1943. М., 1968. С. 89).

КиреевН.Г. История Турции: ХХ век. С. 267.

ПечатновВ.О. Сталин, Рузвельт, Трумэн: СССР и США в 1940-х гг.

М., 2006. С. 339.

Очерки истории Министерства иностранных дел России. 1917–2002 гг.

М., 2002. С. 332–333.

Пролог«холоднойвойны».Турецко-советскиепротиворечия...

Тегеран. Ялта. Потсдам... С. 313.

Подробнее о встречах В. М. Молотова и С. Сарпера в Москве 7 и 18 июня 1945 г. см.: ГасанлыД. СССР — Турция: полигон холодной войны. С. 151, 162–174.

Там же.

ПоцхверияБ.М. Советско-турецкие отношения и проблема Проливов на кануне, в годы Второй мировой войны и в послевоенные десятилетия // Россия и Черноморские Проливы (XVIII–XX столетия). М., 1999. С. 469. — Следует обратить внимание, что впоследствии В. М. Молотов в беседе с Ф. Чуевым заме чал, что требования к Турции в 1945–1946 гг. были несправедливыми: «Я ста вил вопрос о контроле над проливами со стороны нас и Турции. Считаю, что эта постановка вопроса была не вполне правильной, но я должен был выпол нять то, что мне поручили. Я поставил этот вопрос в 1945 году, после оконча ния войны. Проливы должны быть под охраной Советского Союза и Турции.

Это было несвоевременное, неосуществимое дело. Сталина я считаю замеча тельным политиком, но у него тоже были свои ошибки» (ЧуевФ. Сто сорок бесед с Молотовым: Из дневника Ф. Чуева. М., 1991. С. 102).

Подробнее о шведских добровольцах в войсках СС см.: BosseS. S k f H. Sckh, 2000.

Швеция стала полноправным членом ООН только в 1946 г., через год после окончания Второй мировой войны (См.: Рост численности членов ООН с 1945 г. // hp://www..//bc/wh.h).

ПапенФ. Вице-канцлер Третьего Рейха. С. 466, 467.

GeraldR. Kf Lw A. Tb. H Sph L: Th B D R. Sh I Uy P, 1979.

ГасанлыД. СССР — Турция: полигон холодной войны. С. 164.

Там же. С. 259.

Со схожих позиций действовало турецкое правительство в 1941–1944 гг.

во время Великой Отечественной войны: официально не выступало с пантюр кистскими и антисоветскими лозунгами, но и не ограничивало в этом полити ческие антисоветские организации фашистского толка.

ГасанлыД. СССР — Турция: полигон холодной войны. С. 253.

АлиевС.М. История Ирана. ХХ век. М., 2004. С. 221.

F R f h U S. 1946. V. VII: Th N E Af c. Р. 342–348 // hp://.by.wc./FRUS/EFc/194607/fc/f.

f194607.0010.pf.

Ib. P. 818–819.

Ib. P. 816–817.

Беседа автора с А. С. Тищенко (в 1946 г. — майор 246 артиллерийского полка Закавказского военного округа).

F R... P. 825.

Ib. P. 826–827.

ПоцхверияБ.М. Советско-турецкие отношения... С. 476.

ПечатновВ.О. Сталин, Рузвельт, Трумэн... С. 439. — Как полагают ряд авторов, именно ядерный шантаж со стороны США заставил СССР отказаться от планов дальнейшей эскалации конфликта и перейти к обороне (См., напри мер: ГасанлыДж. СССР — Иран: Азербайджанский кризис и начало холодной войны (1941–1946 гг). М., 2006. С. 294–296).

ПечатновВ.О. Сталин, Рузвельт, Трумэн... С. 324–327.

Там же. С. 346, 347.

Там же. С. 414–416.

Там же. С. 414.

БатуринЮ.М. Досье разведчика. С. 518.

Отправка турецких войск в Корею противоречила Конституции страны, так как не была согласована с парламентом. Это противоречит ст. 43 Устава ООН (См.: Устав ООН. Ст. 43 // hp://www..//c/ch/chp7.h).

Th Tkh B // hp://www.k-w.c/ky;

K w c y c // hp://www.cych.c/hy/kwc.h.

СССР и Турция. 1917–1979 / Отв. ред. Б. М. Поцхверия. М., 1981. С. 194.

СталинИ.В. Беседа со студентами университета им. Сун Ят-Сена // Ста лин И. В. Соч.: В 16 т. Т. 9. М., 1953. С. 256–258.

Там же. С. 257.

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ А.А.Тереханова РЕГИОНАЛЬНЫЙАСПЕКТВПЛАНИРОВАНИИ ТУРИЗМА Вопросы туризма в настоящее время стали предметом обсужде ния как на страницах монографий, так и в учебной литературе. Такой интерес вполне закономерен, поскольку активно формируется меж дисциплинарное поле туристических исследований, и научный под ход в изучении отдельных аспектов развития туризма и разработке методических рекомендаций, отвечающих современным потребнос тям, становится все более актуальным. Очевидно, что туризм тесно связан с регионоведением. Изучением регионов, выявлением их осо бенностей занимаются ученые-регионоведы и специалисты в об ласти туризма, для которых региональные особенности являются ключевыми при организации туристических маршрутов. Не удиви тельно, что понятие «региональный туризм» используется все чаще, особенно когда речь идет об изучении нескольких регионов (стран) в рамках одного путешествия.

Многие науки (география, экономика, история, международное право и др.) и смежные дисциплины дают свое определение поня тия регион. Однако все чаще в учебной литературе можно встретить развернутое объяснение данного термина, а также сравнение его с другим понятием — район.Приводится и типология регионов по раз личным признакам — геополитическим, экономическим, социальным и т. п.1 Туризм как прикладное направление пользуется определен ной свободой в трактовке этих понятий и, отталкиваясь в первую очередь от историко-культурных традиций, стремится к объедине нию всех существующих характеристик. Во многом это обусловлено сложностью подходов при составлении экскурсионных программ, © А. А. Тереханова, А.А.Тереханова предоставлении экскурсионного материала и туристических услуг в целом. Более того, само понятие путешествие также вызывает ин терес у специалистов в различных областях знаний (географов, пси хологов, социологов, философов и т. д.)2. В современной туристи ческой литературе широко используются и такие словосочетания, как районирование территорий и туристские (рекреационные) регионы, появившиеся благодаря так называемой рекреационной географии3.

Не претендуя на окончательное определение понятий и не стре мясь дать исчерпывающие характеристики региональных компонен тов в динамичном мире туристического бизнеса, попытаемся выде лить основные направления в развитии современного регионального туризма, основываясь прежде всего на практическом опыте.

Первое направление — это путешествия, маршрут которых не вы ходит за границы одного исторического региона. Например, в на шей стране Смоленская область чрезвычайно богата памятниками героического прошлого города и области, здесь сохранилось немало усадеб, храмов, монастырей. Туристический потенциал региона позво ляет организовать целый комплекс радиальных путешествий из Смо ленска в областные историко-культурные центры (заповедники).

Страны Европы также могут предложить разнообразные марш руты. Например, путешествия по французским провинциям (исто рическим регионам) — Нормандии (города Руан, Онфлёр, Мон-Сен Мишель и др.), Провансу (города Ницца, Марсель, Тулон, Авиньон, Арль и др.), долине р. Луары (знаменитые замки).

Италия сегодня активно рекламирует свои регионы, акцентируя внимание на их разнообразии и отличительных особенностях. Так, представители администраций таких итальянских регионов как Пье монт, Эмилия-Романия, Марке организовали ряд международных встреч, способствовали выпуску региональных сборников и аль бомов4, участвовали в проектах по составлению программ «C f » и т. п.

С подъемом интереса к истории регионов Европы связано появ ление ряда книг об областях, исторических местностях, природных особенностях европейских стран. В 2000 г. в Великобритании, на пример, вышел сборник материалов о жизни традиционной британ ской деревни (Eh ). Помимо колоритных описаний до Eh h ).

).

мов, дворов, других построек, перечисляются названия деревень, Региональныйаспектвпланированиитуризма представлена историческая справочная информация, прилагаются фотографии. Отмечая особое значение церковного прихода и школы в жизни каждой деревни, автор издания останавливается на особен ностях Южной и Юго-Восточной Англии, Центральной и Северной Англии, Уэльса и Шотландии5. В другом сборнике речь идет о при родных богатствах Англии — ее озерах, реках, а также об отдельных территориях (графствах). При этом особо подчеркивается значение водной среды в становлении традиций, характера и нравов британ цев6. Британские авторы полагают, что не только каждое графство, но и каждый город Британии дал нечто особенное своей стране, участвовал в формировании ее неповторимого исторического образа.

Например, красная роза — символ города Ланкастера — стала сим волом всего графства Ланкашир, а также династии Тюдоров7.

Государства центральной и восточной Европы, такие как Венг рия, Хорватия, Польша, Словения, Словакия, Болгария, Румыния, сегодня пытаются конкурировать в сфере туризма со странами за падной и южной Европы. В то же время они стремятся найти свое место в списке значимых мировых культурных центров, делая ставку на собственные региональные особенности, национальные парки, заповедники. Это, в свою очередь, способствует проведению актив ной исследовательской работы и выпуску региональных справочни ков-путеводителей8.

В 1990-е годы идея европейского единства, общей европейской цивилизации, ставшая доминирующей после подписания Маастрихт ского соглашения, способствовала проведению ряда реформ, затро нувших самые разные области жизни (включая образовательную сферу). Традиционная культура народов Европы, их национально патриотические принципы отошли на второй план9. В настоящее время прослеживается другая тенденция — стремление европейцев обратить внимание на свои региональные особенности, подчерк нуть их разнообразие. В этом отношении туризм как никакая другая сфера способен оперативно аккумулировать и передавать информа цию о культурных, природных, исторических богатствах различных территорий. Посещение какого-либо региона — это, как правило, сочетание экскурсий и отдыха или экскурсий с лечением и спортом.

Комплексный характер таких путешествий позволяет всесторонне и более внимательно изучить ту или иную местность.

А.А.Тереханова Второе направление современного регионального туризма — это посещение различных регионов в пределах одной страны. Подоб ные туры дают возможность не только получить общее представле ние о каждой территории, но и провести их сравнительный анализ.

Так, во время тура по Италии («Италия — Классика»), путешествуя от Милана до Рима, можно посетить несколько крупных культур ных центров, проехать по территории таких областей, как Ломбардия, Тоскана, Пьемонт, Лацио и др., а также познакомиться с культурой итальянской провинции, увидеть множество маленьких городков, которыми так славится Италия. Не менее интересны и познавательны аналогичные поездки по провинциям Испании и Франции, землям Германии и Австрии, примеров можно привести много. Подобные программы также незаменимы при изучении регионов Южной и Юго Восточной Азии, Австралии, Океании.

Третье направление — это маршруты, предусматривающие посе щение нескольких стран. Подобные туры получили большое рас пространение на европейском рынке туристических услуг. Такие программы, как «Страны Бенилюкс», «Франция — Бельгия», «Гер мания — Бельгия» и ряд других, пользуются неизменной популяр ностью. В немалой степени этому способствует возможность путе шествовать на автобусе.

Межрегиональные туристические программы косвенно подтверж дают тот факт, что какая-либо область (страна) может «переходить»

из одного макрорегиона в другой. Так, например, Австралия в пос леднее время не только с геополитической10, но и с туристической точки зрения все чаще связывается с Юго-Восточной Азией. Такие туры как «Австралия — Сингапур — Вьетнам — Таиланд» становятся все более популярными и разрушают прежний стереотип путешест вия — «Австралия — Океания». Много интересных и разноплановых предложений подобного рода предоставляет и Балтийский регион, от части благодаря динамично развивающемуся паромному сообщению.

Организация путешествий по историческим маршрутам также способствуют развитию регионального туризма. Несмотря на то, что такой вариант поездки вряд ли можно назвать экономичным, интерес к подобным турам растет. Разработка исторических маршру тов предполагает большую исследовательскую работу, а их органи зация и проведение требуют высокой профессиональной подготовки.

Региональныйаспектвпланированиитуризма Презентации подготовленных программ проводятся в рамках спе циальных семинаров и так называемых воркшопов (wkhp), где происходит их активное обсуждение. Так, например, маршруты из се рии «Великий шелковый путь» активно обсуждались в 80–90-е годы XX в. и стали частью плана ЮНЕСКО11.

На рубеже тысячелетий в мире происходят значительные инфор мационные и геополитические изменения. Туризм вынужден опера тивно на них реагировать, поскольку от этого во многом зависит его дальнейшее существование. Так, сегодня туризм — один из лидеров электронной торговли12. Синтез различных знаний (гуманитарных, естественнонаучных, специальных) и быстрота их использования стали важными условиями функционирования отрасли. Но хотелось бы обратить внимание и на то, что туризм несет большую нрав ственную ответственность за интеллектуальный продукт, который он создает и предоставляет потребителю. Любой бизнес, особенно туристический, должен развиваться в интеллектуальной, духовной среде, и именно регионоведение (регионалистика) может дать науч ную основу для дальнейшего развития регионального туризма, по требность в котором очевидна (например, сельский туризм с эле ментами этнографии, событийный туризм приобретают все большую популярность). В то же время воссоздание традиционных праздников, фестивалей, карнавалов способствует как экономическому процве танию городов (регионов), так и сохранению традиций, неповторимой духовной атмосферы той или иной местности. Провинция, регион, город или маленькая деревня представляют собой особый духовный мир, который, с одной стороны, служит объединяющим националь ным фактором, а с другой — подчеркивает многоликость картины мира, его неповторимость и красоту.

См., например: ДергачевВ.А.,ВардомскийЛ.Б. Регионоведение. М., 2004.

С. 9–12.

См.: ЗамятинД.Н. Гуманитарная география: пространство и язык геогра фических образов. СПб., 2003. С. 76–80.

КосолаповА.Б. География Российского внутреннего туризма. М., 2009.

С. 15.

См., например: Th Mch: pp (pc ). M, 2007.

P. 106–115.

GordonS. Exp B V. Bk, 2000. P. 14–17.

Th Eh k / Tx by R. Wh, phph by R. Tb. L, 1989. P. 16.

Lch. A p c. Nwby, 2000. P. 74.

См.: Достопримечательности Венгрии. Мишкольц, 2006. C. 116–153.

См.: ЛиферовА.П. Интеграционный потенциал образовательных систем крупнейших регионов мира (типология, сравнительный анализ). Рязань, 1997.

С. 9.

См.: ЛанкоД.А. Процессы глобализации, регионализации и локализации вокруг Балтийского моря. СПб., 2008. С. 184–185.

См.: ДрежЖ.-П. Марко Поло и шелковый путь. М., 2006. С. 178–179.

География туризма. М., 2009. С. 89.

ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЕ ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ Е.И.Лелина КВОПРОСУОБИСТОКАХСИМВОЛИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИПЕТРОВСКОГОСАНКТ-ПЕТЕРБУРГА Возникновение на берегах Невы нового русского города Санкт Петербурга по праву считается уникальным и невиданным явлением первой четверти XVIII в. Европейские дипломаты и путешествен ники, потрясенные невероятными темпами создания грозного города форпоста на северо-западных рубежах России, называли его восьмым чудом света1. «Санкт-Питер-бурх явился изумленной Европе как се верная Афродита из морской пены — в сиянии золотых шпилей, в праздничном наряде многоцветных домов-дворцов под высокими крутыми крышами», — отмечает современный санкт-петербургский историк архитектуры С. П. Завалишин2.

Необычная с позиций традиционного русского восприятия градо строительная организация будущей российской столицы, ее целост ный архитектурный образ, равно как и административно-хозяйствен ное развитие были вполне понятны и привычны для многочисленных выходцев из стран Западной Европы, активно переселявшихся в это время на невские берега. Практически с первых месяцев своего су ществования Санкт-Петербург стал символом новой, ориентированной на Запад России. И все-таки, несмотря на ознаменовавший начало XVIII столетия крутой поворот во внутренней и внешней жизни страны, посягающий на традиционные связи и во многом разруша ющий их, глубинные основы русской православной традиции про должали оставаться незыблемыми. Именно в них сокрыты истоки символической концепции петровского Санкт-Петербурга.

Нет сомнения в том, что дата основания Санкт-Петербурга Пет ром I была выбрана не случайно. По большому счету это событие © Е. И. Лелина, Е.И.Лелина могло произойти в любой день после 1 мая 1703 г.3, когда русская армия после непродолжительной осады захватила шведскую кре пость Ниеншанц, располагавшуюся в устье реки Охты при ее впаде нии в Неву. Известно, что Петр I прибыл к осажденной крепости 26 апреля4. На следующий день он знакомился с положением дел и отдавал необходимые распоряжения. Утром 28 апреля царь вы шел в составе небольшого плавучего отряда на взморье, тщательно изучил невское побережье5. Считается, что именно тогда и было выбрано место для русского опорного пункта в дельте Невы, кото рому суждено было стать Санкт-Петербургской крепостью6. Однако закладка крепости откладывается Петром I на целых восемнадцать дней. И дело заключалось вовсе не в том, что основные силы русских были брошены на осаду Ниеншанца, участь которого была практи чески предрешена. Петр I выжидал по вполне понятным и для него, и для его соратников из числа соотечественников соображениям:

основание новой крепости, возможно — и нового города, должно было произойти в знаковый день, под патронажем православной церкви и высших божественных сил. Это было время, когда удача сопутствовала молодому энергичному царю во всем. Он верил в свою счастливую звезду и в своего ангела-хранителя.

Неприятельская крепость Ниеншанц пала 1 мая 1703 г. Через не делю, в ночь с 6 на 7 мая, Петр I одержал свою первую военно-мор скую победу над шведами, захватив в устье Большой Невы десятипу шечный бот «Гедан» и восьмипушечную шняву «Астрель». Утром 10 мая в русской походной церкви был отслужен благодарственный молебен и царь-победитель стал кавалером ордена Андрея Перво званного. А уже через четыре дня безотлагательные дела погнали его на судостроительные верфи Лодейного Поля7.

Считается, что на церемонии закладки Санкт-Петербургской кре пости Петр I не присутствовал. «Заложить крепость на выбранном месте и по готовому чертежу дело не хитрое, справятся и без не го», — комментирует сложившуюся ситуацию Г. И. Тимченко-Рубан, автор вышедшего в 1901 г. военно-исторического очерка «Первые годы Петербурга»8. Попытки некоторых исследователей «привести»

Петра в нужный день и час на нужное место и таким образом обес печить его непосредственное участие в основании Санкт-Петербурга кажутся не вполне убедительными9. Впрочем, важно ли это: был или Квопросуобистокахсимволическойконцепции...

не был, копал или не копал? Из всего калейдоскопа событий весны 1703 г. самым главным и, можно сказать, венценосным стало одно:

новая русская столица была заложена в нужное время, в нужном месте и в нужный день. Несомненно, указал этот день сам Петр I.

16 мая 1703 г. русская православная церковь отмечала большой двунадесятый праздник Святой Живоначальной Троицы10. Этим празд ником завершается ежегодный христианский пасхальный символи ческий круг, отсчет которому начинается пятьюдесятью днями ранее, в Светлый день Воскресения Христова. Именно поэтому праздник Троицы имеет еще одно название — день Святой Пятидесятницы.

В русском самосознании молитвенное почитание Святой Живо начальной Троицы всегда занимало особое место. Знаком Святой Троицы освящалось единение русских сил в смутные времена вра жеских набегов и междоусобных раздоров. Во имя Отца, Сына и Свя того Духа благословлял в 1380 г., накануне Куликовской битвы, рат ников князя Дмитрия Донского преподобный Сергий Радонежский, основатель и хранитель знаменитого Троице-Сергиева монастыря.

Силу монастырского заступничества и покровительства Петр I ис пытал на примере собственной жизни в августе 1689 г. Именно здесь, под сенью Троице-Сергиева монастыря, ему суждено было укрыться и спастись от назревающего очередного стрелецкого бунта, и именно здесь он принял капитуляцию царевны Софьи, окончательно утвер дившись в качестве безраздельного правителя «всея Руси». Нет сом нения в том, что повзрослевший царь узрел добрый знак и доброе покровительство свыше во всех своих невских победах, одержан ных в начале мая 1703 г., практически в канун Пятидесятницы.

Таким образом, Санкт-Петербург был обречен стать майским по рождению. Не имея еще ни образа, ни имени, он как младенец в утробе матери готовился явиться на свет в указанный Создателем день. И Петр I понял это указание правильно: Святая Троица неви димой живоначальной нитью должна была соединить его детище со всей обширной патриархальной страной.

В самом начале февраля 1703 г. эта объединительная идея впервые была символически озвучена Петром I при освящении земляной пя тибастионной крепости Ораньибурх, сооруженной А. Д. Меншиковым рядом с его путевым дворцом по дороге из Москвы в Воронеж11. Ос тановившись в доме друга с веселой компанией единомышленников, Е.И.Лелина направлявшейся к воронежским судоверфям, царь послал ему в Шлис сельбург письмо следующего содержания: «Мейн герц. Мы по слову вашему здесь, слава Богу, веселились довольно, не оставя ни еди ного места. Город... именовали купно с болверками (вместе с басти онами. — Е.Л.) и воротами, о чем послал я чертеж при сем пись ме...»12. Прилагаемый чертеж был составлен твердой рукой самого царя, недурно владевшего искусством графики. Он представляет со бой эскизный план пятибастионной крепости13. В трех из пяти крепос тных куртин показаны ворота с весьма символическими названиями:

Московские, Воронежские, Шлиссельбургские. В этих названиях со средоточена концептуальная стратегия развития России этого вре мени: на судоверфи Воронежа возлагались надежды сегодняшнего дня, Москва олицетворяла историческую патриархальную основу прошлого, и, наконец, Шлиссельбург, где находился владелец только что освященного города, являлся олицетворением будущего.

На плане крепости рукой Петра I были нанесены названия ее пяти бастионов: «видение, слышание, обоняние, вкушение, осезание»14.

В столь своеобразной крепостной топонимике можно прочесть всю меру ответственности, возложенную на себя молодым царем, ре шившим довести до конца задуманное. Открыть Европу для России и Россию для Европы можно было лишь в том случае, если все ор ганы чувств страны обострить (как бастионные углы) и защитить (как крепость). Новая петровская Россия должна была уметь зорко видеть, остро слышать, чутко держать нос по ветру европейской по литики, осязать друзей, встречать оскалом врагов. В данном случае пять органов чувств, позволяющих человеку воспринимать окружа ющий мир, определили современные акценты политических уст ремлений Петра I. Они стали реализовываться через несколько лет за счет Петербурга, который принял на себя знаковую функцию обос тренного, сверхчувствительного нерва России. За Петербург прихо дилось платить, где кровью, а где и жизнью. Поэтому топонимика шестибастионной Санкт-Петербургской крепости решалась уже с ис ключительной деловитостью. Бастионы были названы именами про изводителей работ (Петровский, Меншиков, Головкин, Зотов, Тру бецкой, Нарышкин) — «чтобы спрос был», а в названиях самой кре пости «Санкт-Петербург» и возникшего вслед за ней соименного города зазвучало имя небесного покровителя Петра I — чтобы помог.

Квопросуобистокахсимволическойконцепции...

Призывая покровительство апостола Петра на свой удивительный город, Петр I сплетал его судьбу не только с именем этого святого и своим собственным, но и с вечным знаком праздника Святой Пя тидесятницы. Согласно Писанию, в пятидесятый день после Пасхи бог-отец ниспослал на апостолов в виде огненных языков благодать духа святого и они, заговорив вдруг на различных наречиях, повсюду смогли проповедовать людям учение Христа о спасении15. Самую первую проповедь назначено было произнести апостолу Петру. Она стала символической гранью между ветхозаветным прошлым и но возаветным будущим, провозгласила наступление новой спаситель ной христианской эры, новой спасительной христианской церкви.

Подобной идеей спасительного обновления пронизана концеп ция петровского Санкт-Петербурга. Он должен был стать воплоще нием новых принципов мировоззрения и новых идеалов петровской православной России. Имя Святого апостола Петра, первого из при нявших новое христианское учение и первого из вступивших на путь распространения его, освящало и освещало развитие этого необык новенного города. Сакральный знак Живоначальной Троицы сопут ствовал ему: учение о Святой Троице составляет основную и суще ственную черту христианской веры. Под знаком Троицы создается и формируется первый административно-хозяйственный центр го рода — Троицкая площадь, под знаком Троицы основан и преобра зован в Лавру первый монастырь Санкт-Петербурга — Троицкий Александра Невского.

Новый Троицкий Александро-Невский монастырь, расположив шийся поблизости от Санкт-Петербурга, и подмосковный Троице Сергиев монастырь, овеянный легендарным историческим прошлым, вступили в своеобразную символическую перекличку. В их непохо жей схожести скрывались глубинные противоречия единства. Имена русских подвижников, святых Сергия Радонежского и Александра Невского напоминали о славных деяниях во имя Отечества, благо словляли незыблемость его вновь обретенных приневских границ.

В 1712 г. Санкт-Петербург окончательно утвердился в качестве новой столицы российского государства. На берега Невы из Моск вы переехал царский двор, поочередно прибывали и осваивались здесь иноземные послы: английский, французский, голландский, прусский, ганноверский и др.16 Летом 1712 г. в столице произошло знаменательное событие: 8 июня на территории Санкт-Петербург ской крепости, олицетворявшей собой начало города, был заложен первый каменный кафедральный Петропавловский собор17. Анализ определенной группы источников петровского времени позволяет с уверенностью утверждать, что в этот день православная Россия отмечала праздник Святой Живоначальной Троицы18. Таким образом, несмотря на зыбкость и чужеродность так называемого «петербург ского мифа», традиционная русская концепция единения продолжала звучать и в пространстве нового столичного города Санкт-Петер бурга, укрепляя его связи со всей страной, его невероятную жизне способность, его уникальное духовное поле.

БеспятыхЮ.Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях. Л., 1991.

С. 102.

ЗавалишинС.П.Явление Санкт-Питер-бурха. СПб., 1996. С. 207.

Здесь и далее датировка дается по старому стилю.

Походный журнал 1703 года. СПб., 1911. С. 2.

Тимченко-РубанГ.И. Первые годы Санкт-Петербурга: Военно-историче ский очерк. СПб., 1901. С. 66.

Там же. С. 79.

Походный журнал 1703 года. С. 3–4.

Тимченко-РубанГ.И. Первые годы Санкт-Петербурга. С. 83.

См., например: ШарымовА.Был ли Петр I основателем Санкт-Петербур га? // Аврора. 1992. № 7–8. С. 106–165.

Журнал или Поденная записка блаженныя и вечнодостойныя памяти го сударя императора Петра Великого с 1698 года, даже до заключения Нейштад ского мира. Ч. I. СПб., 1770. С. 69.

См. об этом: ЛелинаЕ.И.Петровский Ораньибурх как символическая кон цепция Санкт-Петербурга // Петербургские чтения — 97. СПб., 1997. С. 379–382.

Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. 2: 1702–1703. СПб., 1889. С. 126–128.

УстряловН.Г.Карты, планы и снимки к четвертому тому Истории цар ствования Петра Великого. СПб., 1863. С. 14–15. Документы № 12–13.

Там же. Документ № 13.

Деяние Апостолов. 1, 5–8;

2, 1–13.

МавродинВ.В.Основание Петербурга. Л., 1978. С. 137.

Походный журнал 1712 года. СПб., 1913. С. 56.

См.: ЛелинаЕ.И.Новое о хорошо известном (к вопросу о начале строи тельства Петропавловского собора) // Петербургские чтения — 96. СПб., 1996.

С. 65–68.

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ Г.А.Хвостова ТРИВЕКАЛЕТНЕГОСАДА Летний сад — зеленое сердце Санкт-Петербурга — является дети щем основателя города и ровесником новой русской столицы. Удоб ное географическое положение участка, ограниченного потоками трех рек, привело Петра I к решению скорректировать его очертания для превращения летней усадьбы в остров. Это случилось после проры тия Лебяжьего канала, соединившего по прямой линии воды Мойки и Невы. В образовавшемся пространстве осуществлялась — то ин тенсивно, то замедленно, в зависимости от условий, времени, чело веческого фактора, — удивительная акция. В течение трех столетий создавалась, дополнялась и сохранялась мощная информационная художественно-историческая система — Летний сад.

Не последнюю роль в своеобразном процессе организации сада, особенно в самом начале, играл климат северной Пальмиры, мало располагавший, казалось бы, к устройству роскошных парков. Ре зиденции западноевропейских монархов, возникавшие в благопри ятных условиях, изобиловавшие прекрасной растительностью, на сыщенные разнообразными садовыми «затеями», беломраморными скульптурами, поразили воображение Петра во время его путешес твий. М. С. Каган в монографии «Град Петров в истории русской культуры» приводит суждение К. Батюшкова, так излагавшего в 1814 г.

замысел Петра: «Здесь будет город, сказал он, чудо света. Здесь худо жества, искусства, гражданские установления победят самую при роду»1. Со всей силой упорства и темперамента, не считаясь с ре альными условиями, основатель «умышленного» и «непостижимого»

города в 1704 г. принялся обустраивать территорию своего Летнего © Г. А. Хвостова, Г.А.Хвостова сада. Общеизвестны сведения из переписки царя с многочисленными распоряжениями о присылке деревьев, кустов, цветов из различ ных, часто весьма отдаленных, мест. Постоянность требований го ворит о том, что зеленые насаждения не всегда приживались в су ровом климате, и, тем не менее, сколько чувства и желания в словах:

«...буду иметь сад лучше, чем у французского короля».

Сад изобиловал всякого рода устройствами и «курьезами». Среди стриженой зелени и цветочных ваз размещались павильоны, мостики, беседки, мелкая пластика в виде птиц, драконов, грифонов. Зеле ный лабиринт сложной конфигурации был украшен свинцовыми позолоченными скульптурами, представлявшими персонажей басен Эзопа. Богатство и разнообразие отделки фонтанов с применением белого и черного мрамора, цветных редкостных раковин, резного пудожского камня, перемежавшееся с гладью водоемов, — все это способствовало созданию атмосферы праздника.

В углу сада, при соединении вод Невы и «Безымянного Ерика»

(Фонтанки), на месте ранее стоявшего здесь дома майора Конау, ар хитектором Доменико Трезини в 1710–1712 гг. был сооружен двух этажный Летний Дворец, который предназначался для проживания царской семьи с мая по октябрь. Окруженный с трех сторон водой, Дворец имел перед входом маленький «гаванец», что позволяло под ходить к нему на небольших судах. Летний Дворец и Летний сад играли центральную роль в общественно-политической и культурной жизни молодой столицы. Введение новых обычаев, устройство ас самблей, фейерверков, особого рода приемов иностранных гостей и встреч лиц, приближенных к царю, именно в Летнем саду убеж дают в особом его назначении. Стремясь упрочить такое положение, Петр, при всей его занятости, неустанно продолжал заниматься офор млением сада. Этой цели служило также весьма энергичное собира ние коллекции мраморной скульптуры. Оно сопровождалось активной перепиской с художественными «агентами» — лицами, в задачи кото рых входило приобретение произведений искусства за границей. В ре зультате к 1710 г. иностранные путешественники отмечали: «...При Летнем доме есть красивый сад с аллеями, фонтанами, прекрасными деревьями и хорошей оранжереей... статуи из мрамора...»2.

Тема скульптуры Летнего сада необычайно важна не только в русле материалов по истории сада, но и в плане формирования ТривекаЛетнегосада уникального петербургского мировоззрения, оказавшего в свою оче редь основополагающее влияние на развитие русской культуры.

Напомним: именно мраморные произведения итальянских и не которых западноевропейских скульпторов, появившиеся на берегу Невы, оказались своеобразным «десантом» на русской земле и стали мощным художественным прорывом в строгом патриархальном оте чественном сознании, принеся с собой новые неожиданные формы, неведомое содержание, знаменуя другую жизнь, с другим укладом и другими задачами.

Во многих отношениях расцвет Летнего сада приходится на тре тью четверть XVIII в., он продолжался до тех пор, пока не грянула катастрофа — наводнение 1777 г. Скудные документы доносят све дения о разоренных стихией фонтанах, оранжереях, беседках, лаби ринте и пр. Разрушения были столь значительными, что сад не мог быть восстановлен в прежнем виде. Однако бурный XVIII век со все ми природными, социально-политическими и культурно-художест венными перипетиями, оказался для Летнего сада тем временем, когда был заложен и утвержден сам принцип его существования, определена роль культурного и общественного центра города, что особенно отчетливо проявится в XIX в.

Временное «запустение», выросшие, неподстриженные деревья, разрушающийся Грот на берегу Фонтанки — состояние, характерное для 1800-х годов, — сменилось безусловными успехами в формирова нии обновленного облика сада к середине XIX в. Не будет преувели чением подчеркнуть то обстоятельство, что превратившийся из им ператорского в публичный Летний сад наполнился новым глубоким духовным содержанием. Такому превращению сопутствовали нова ции в части архитектурного оформления: строительство К. И. Росси павильона «Кофейный Домик» на месте бывшего Грота;

сооруже ние павильона «Чайный Домик» Л. И. Шарлеманем3. В 1852 г. перед Чайным Домиком был установлен памятник И. А. Крылову работы скульптора П. К. Клодта. Памятник, своенравно помещенный Нико лаем I в Летний сад, со временем стал его привычной и неотъемле мой принадлежностью. Задумчивый баснописец, сидящий на высо ком постаменте, стал одним из символов сада4. У фигурного, изящ ного по очертаниям пруда, оставшегося с XVIII в., появилась ваза эльфдаленского порфира — подарок шведского короля Николаю I.

Г.А.Хвостова Насыщение информационного пространства сада новыми памятни ками в сочетании с элементами прошлого породило удивительный феномен петербургской и отечественной культуры.

В художественном наследии XVIII столетия сложно обнаружить литературные опусы, посвященные Летнему саду, а в плане изобра зительного искусства приходится довольствоваться весьма редкими гравюрами. XIX век, напротив, блистательно демонстрирует образное могущество Летнего сада в отношении различных видов изобрази тельного искусства, литературы и, в частности, поэзии. Органична связь Летнего сада с творчеством А. С. Пушкина. В петербургском периоде жизни поэта постоянно присутствуют темы Летнего сада.

В 1811 г., когда дядя привез его поступать в Царскосельский лицей, он знакомится с ровесником Пущиным, и они гуляют в Летнем саду.

Позднее Пущин сообщит в своих записках о словах Пушкина в связи с неожиданной встречей друзей у Н. И. Тургенева: «Я совершенно случайно зашел сюда, гуляя в Летнем саду»5. Понятно, что каждый, державший в руках томик с романом в стихах, вспомнит ставшие хрестоматийными строки: «...слегка за шалости бранил и в Летний сад гулять водил...». А известный советский поэт С. Маршак через сто с лишним лет подтвердит: «Весь Летний сад — “Онегина” глава...».

Своеобразным преломлением художественных реалий сада яви лись и творения многих русских композиторов середины и второй половины XIX в. Опера П. И. Чайковского «Пиковая дама» звучала на фоне декораций, представляющих Летний сад. С полной уверен ностью можно утверждать, что ни одна биография композитора, музыканта, исполнителя, связанного с Петербургом, не осталась свободна от благотворного влияния видимых и слышимых мотивов Летнего сада. Пение птиц среди шумящей листвы тенистых аллей;

беломраморные скульптуры родом из античной мифологии;

зеркало пруда и скользящие по нему лебеди;

архитектурные памятники и изящ ные садово-парковые сооружения — все погружало в своеобразную атмосферу облагороженной природы и высокого искусства.

Картины сада, его памятники, отдельные уголки загадочного и самодостаточного пространства стали неисчерпаемой темой для произведений изобразительного искусства и в XIX, и в ХХ столе, тии. Рисунки, гравюры, живописные композиции с видами Летнего сада, хранящиеся в музеях и в частных коллекциях, воспринимаются ТривекаЛетнегосада сегодня не только как художественные произведения, но и как уни кальные исторические документы.

Бесчисленны упоминания о Летнем саде в мемуарной литературе.

Именитые и скромные петербуржцы, иностранные путешественники, деятели отечественной науки и культуры, представители различных национальностей, словом, все, кто в тот или иной период времени пребывали в городе на Неве, в том или ином контексте упоминают Летний сад. Этот своего рода духовный пароль, столь много таящий, всегда присутствует и постоянно ощущается в восприятии Петер бурга — Петрограда — Ленинграда и снова — Петербурга.

Справедливости ради следует отметить, что серьезные потрясения ХХ столетия не имели для сада неприятных последствий. Превраще ние его в музей, происходившее поэтапно в 1918, 1923, 1934 гг., спо собствовало усилению внимания к сохранности памятников и, в пер вую очередь, мраморной скульптуры. Испытания военных лет в пе риод Великой Отечественной войны почти не имели негативных последствий — Дворец не пострадал, скульптуры были законсерви рованы и зарыты в земле у мест экспонирования, деревья бережно сохранялись. Воинские части, дежурившие в саду, понимали, где находились, и это уважение сказывалось всегда и во всем. По окон чании войны в саду наблюдался своеобразный ренессанс. Вырытые скульптуры, установленные вновь на аллеях, каждые 10–15 лет рес таврировались. Регулярно производились работы по ремонту и рестав рации архитектурных памятников и оград, дорожек и газонов. Если еще в 20-е годы ХХ столетия в помещении павильона «Кофейный Домик» хранились то лодки, то сломанные скульптуры, то в после военное время его небольшой прекрасных пропорций зал стал же ланной и престижной выставочной площадкой для мастеров совет ского искусства.

С развитием кинематографа сад занял свою особую нишу как природная сцена для многих произведений киноискусства. Здесь периодически происходят съемки не только костюмных историчес ких фильмов, воссоздающих события ХVIII и ХIХ вв., но и совре VIII III IХ Х менных кинолент, а иногда и телевизионных сериалов. Искусство фотографии также неотделимо от тематики сада, вдохновляющего мастеров-фотохудожников во все времена года и на репортажные снимки, и на шедевры.

Г.А.Хвостова Музейная жизнь Летнего сада и его памятников — хранение, рес таврация, хозяйственные заботы, экскурсионная работа — параметры обычной деятельности любого музея. В то же время необычный ду ховный и энергетический статус сада, заданный еще его основателем, продолжает сохраняться, способствуя исключительному положению сегодняшнего музейного комплекса в ряду других учреждений куль туры. Он как бы аккумулирует мощные информационные пласты трех прошедших столетий и уже первых лет нынешнего. Ввиду этого логично привести некоторые стихотворные упоминания о Лет нем саде, извлеченные из наследия отечественных поэтов, сохраняя принцип хронологии и не комментируя общеизвестные события, удивительным образом отраженные в предлагаемых строчках6.

1825 год:

...С каким, о смех! Благоговеньем Ходил с ним вместе по церквам По Летнему ль гуляет саду...

(А. Полежаев. «Сашка») 1860-е годы:

...Гуляли по Неве валы, Ревущий ветр не знал преграды...

Ах, сада Летнего громады, Дерев столетние стволы, Валясь, слагались в баррикады...

Ходила публика вздыхать На эти глядя разрушенья...

(В. Щиглов. «В Летнем саду») 1905 год:

...Сознанье строгое есть в жестах Немезиды...

(М. Волошин. «Предвестия») 1909 год:

...Я иду. Мелькают прутья Строго вычурной решетки Меж законченных колонн, Здесь остался оттиск четкий Отошедших вдаль времен.

(В. Пяст. «У Летнего сада») ТривекаЛетнегосада 1913 год:

...Оттого, что стали рядом Мы в блаженный миг чудес, В миг, когда над Летним садом Месяц розовый воскрес...

(А. Ахматова. «Стихи о Петербурге») 1935 год:

Опаляя город зноем, Ходит полдень молодой, Сада Летнего прохлада Пролетает над водой...

(Н. Браун. «Песня о Лебяжьей канавке») 1939 год:

Великий город, Старый Летний сад, Железное бессмертие оград...

(А. Решетов) 1942 год:

...И мы пройдем в такой же вечер кроткий Вдоль тех оград Взглянуть на шпиль, на кружево решетки, На Летний сад...

(В. Рождественский. «Волховский фронт») 1946 год:

А там еще живет Петровский век В углу между Фонтанкой и Невою...

Все то, чего коснется человек Озарено его душой живою...

(С. Маршак) 1959 год:

Я к розам хочу, в тот единственный сад, Где лучшая в мире стоит из оград, Где статуи помнят меня молодой, А я их под невскою помню водой...

В душистой тиши между царственных лип Мне мачт корабельных мерещится скрип.

И лебедь, как прежде, плывет сквозь века, Г.А.Хвостова Любуясь красой своего двойника.

И замертво спят сотни тысяч шагов Врагов и друзей, друзей и врагов.

А шествию теней не видно конца От вазы гранитной до двери дворца.

Там шепчутся белые ночи мои О чьей-то высокой и тайной любви.

И все перламутром и яшмой горит, Но света источник таинственно скрыт.

(А. Ахматова. «Летний сад») 1969 год:

...И выводит ветер фуги на органах колоннад, И бряцает, как на арфе, на решетке Летний сад...

(Л. Куклин. «Ленинградская музыка.

Андрею Петрову») 1970 год:

...Возле Летнего сада, Где воздух, как мед, Так прекрасно и сладко Что-то сердце сожмет...

(Р. Казакова) 1974 год:

...Мне дом родной, мне мир родной Твои спасительные сени, Мой Летний, зимний, мой сквозной И мой единственно весенний!

(Н. Галкина) 2008 год:

...О Летний сад! Ты жизни оберег!

К тебе уже крадутся небоскребы!

Здесь с вечностью природы человек Уходит от отчаянья и злобы Ликуй, душа! Хранителям — почет:

Дыханье статуй радует живущих.

Листва шумит, вода ли — жизнь течет Сей жизни миг мне для любви отпущен!

(А. Федотова. «Гимн Летнему саду») КаганМ.С. Град Петров в истории русской культуры. СПб., 1996. С. 36.

Цит. по: БеспятыхЮ.Н. Петербург Петра I в иностранных описаниях.

Л., 1991. С. 102.

См.: ХвостоваГ.А. История строительства и реставрации павильона «Чай ный Домик» в Летнем саду // Петербургские чтения — 95. СПб., 1995. С. 143–147.

См.: ХвостоваГ.А. К вопросу об истории сооружения памятника И. А. Кры лову скульптором П. К. Клодтом в Летнем саду // Петербургские чтения — 96.

СПб., 1996. С. 129–132.

АнциферовН.П. Непостижимый город. Л., 1991. С. 265.

Стихотворения и стихотворные отрывки приводятся по изданиям: Петер бург, Петроград, Ленинград в русской поэзии. Л., 1976;

АхматоваА. Стихи и проза. Л., 1976. — Произведение А. Федотовой публикуется впервые.

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ С.Ю.Каргапольцев,М.Ю.Каргапольцев,В.Н.Седых АРХИТЕКТУРНО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕИЗЫСКАНИЯ НАТЕРРИТОРИИСАМПСОНИЕВСКОГОСОБОРА ВСАНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ Летом 2009 г. исполнилось 300 лет со дня «совершенной викто рии» — победы русских войск над шведами под Полтавой, ставшей пе реломным моментом в ходе Северной войны, когда была уничтожена шведская сухопутная армия. В честь Полтавской баталии по личному повелению Петра I в конце ноября 1709 г. был заложен храм-памят ник, а сама «виктория» отмечалась ежегодно в качестве официаль ного государственного праздника. Поскольку дата битвы — 27 июня 1709 г. (по старому стилю) совпадала с днем поминовения св. Самп сония, именовавшегося Странноприимцем, это и определило наиме нование освященной в 1710 г. церкви. Строители нового, недавно основанного города, будучи пришлыми в этих местах, надеялись на помощь и покровительство Странноприимца. И само место для храма было выбрано вполне осознанно — вблизи захваченного Ниен шанца, рядом с Выборгской дорогой, ведущей во владения швед ского короля.


В 2007–2008 гг. было осуществлено археологическое сопровож дение плановых работ по устройству внешних сетей электроснаб жения и гидроизоляции фундамента Сампсониевского собора (Боль шой Сампсониевский пр., 41). Обследование проводилось авторами в два этапа по заказу дирекции Федерального государственного уч реждения культуры, государственного музея-памятника «Исаакиев ский собор». В 2009 г. осуществлялся мониторинг объекта.

Прежде чем осветить основные результаты работ уместно при вести краткую историческую справку о характере комплекса собора.

© С. Ю. Каргапольцев, М. Ю. Каргапольцев, В. Н. Седых, Архитектурно-археологическиеизыскания...

Сампсониевский собор — памятник архитектуры Санкт-Петер бурга второй четверти XVIII в. Первоначальный храм — деревянная церковь — был заложен в ноябре 1709 г. Общее представление о де ревянном храме, увенчанном по новой петербургской манере шпилем, можно получить, созерцая его макет-реконструкцию, изготовленный по изображению церкви на небольшой гравюре из книги первого историка Петербурга А. И. Богданова, изданной в 1779 г., и полно стью соответствующий рисунку Сампсониевского храма из собра ния церковных древностей Кремля Ростова Великого (в настоящее время макет находится в северном приделе во имя св. апостола и евангелиста Иоанна Богослова). Год спустя, в 1711 г., при церкви открылось первое в Санкт-Петербурге общегородское кладбище для православных и христиан-иноверцев — католиков и протестантов, а в 1714 г. при храме была построена и первая в столице бога дельня1. Здесь нашли упокоение многие выдающиеся деятели России XVIII в. — архитекторы, скульпторы, художники, ученые. Кладбище было действующим до 1770 г., когда было закрыто по указу Екате рины II2. Расположение и оформление могил были ликвидированы в советское время, а на месте основной части кладбища разбит сквер. На сегодняшний день сохранилось лишь несколько потрево женных надгробий — каменных именных плит и один памятник «Вра гам Бирона» (архитектор М. А. Щурупов, скульптор А. М. Опеку шин), установленный в 1885 г. на месте захоронения А. П. Волын ского, П. М. Еропкина и А. Ф. Хрущова, казненных на Сытном рынке 27 июня 1740 г. (рис. 1). В 2009 г. у стен собора, с северной стороны, был установлен памятный знак об утраченных захоронениях Самп сониевского кладбища XVIII в. (рис. 2).

Деревянная церковь была возведена наскоро, без фундамента, и существовала, вероятно, до 1737 г., когда и была разобрана «по ветхости». Можно предположить, что близостью своего расположе ния к строительной площадке церковь существенно затрудняла воз ведение уже сооружавшегося большого каменного здания храма.

Сохранившийся доныне этот каменный храм — Сампсониевский со бор — был построен в 1728–1740 гг. по проекту архитекторов Д. Тре зини и М. Г. Земцова (?) в стиле так называемого «аннинского барок ко», что было подтверждено в ходе архитектурно-археологических ис следований самого собора3 и прилегающего некрополя4, проведенных С.Ю.Каргапольцев,М.Ю.Каргапольцев,В.Н.Седых Рис.1. амятник казненным «Врагам Бирона» и площадь перед собором. Вид П с юго-востока в 1974 г. сотрудниками двух кафедр исторического факультета ЛГУ.

В результате исследователи согласились с предположением епархи ального архитектора А. П. Аплаксина о поэтапности сооружения ка менного храма. Было выяснено, что на первом этапе (1728–1733 гг.) был построен первоначальный объем церкви — «трапезной» с двумя приделами. Попечение о новой постройке храма тогда взял на себя ярославский купец И. А. Лапшин.

В ходе строительных работ было принято решение о расшире нии периметра здания в восточную сторону, с чем связан уже вто рой этап сооружения (1732–1740 гг.). В этот период мастерами была блестяще решена сложнейшая задача сопряжения уже существовав шего, простого и тяжеловесного, объема с новым, барочным, и пе реход их в единый коробовый свод. Практически одновременно, к 1741 г., была возведена каменная шатровая надвратная колокольня, не имеющая единого архитектурного стиля и представляющая уни кальное в своем роде сооружение для Петербурга XVIII в. Она стала Архитектурно-археологическиеизыскания...

основой силуэта комплекса и соединила в себе барочные черты и ха рактерные приемы, традиционные для русского зодчества (рис. 3–4).

Вид храма в этот период передает второй макет-реконструкция, на ходящийся для обозрения рядом с первым. Примечательной его особенностью был одноглавый верх купола. Завершающим конс труктивным элементом оформления декора храма стала перестройка купола при Елизавете Петровне в 1761 г., когда был выполнен «де коративный пятиглавый верх с фигурными куполами». Однокуполь ная же церковь с колокольней присутствует на «Плане столичного города Санкт-Петербурга с изображением знатнейших оного про спектов» (1753 г.), выполненном известным рисовальщиком и гра вером М. И. Махаевым, чьи рисунки, по мнению исследователей, отличаются документальностью и живописностью.

В 1909 г. на месте святого престола первой деревянной церкви была построена памятная часовня (арх. А. П. Аплаксин)5, также со хранившаяся до наших дней (рис. 5). Прежде в часовне находилась Рис.2. Памятный знак об утраченных Рис.3. Комплекс Сампсониевского со захоронениях Сампсониевского бора. 1728–1909 гг. Вид с юго кладбища XVIII в. запада С.Ю.Каргапольцев,М.Ю.Каргапольцев,В.Н.Седых икона-плита с образом Пресвятой Троицы, выполненным в технике чеканки6. Тогда же, к 200-летию Полтавской битвы, проводились и не во всем удачные реставрационные работы здания, целью кото рых было исправление переделок второй половины XVIII–XIX вв.

Однако благой порыв А. П. Аплаксина был ориентирован не на восстановление первоначального облика собора, а на стилизаторс кие тенденции. Так, по данным дендрохронологии 1974 г. (исследо вания болгарского историка Е. И. Захариевой), удалось установить и имевшую место в 1909 г. переборку деревянных конструкций ку полов собора. Его форма, как и декоративные мотивы наличников окон, использованные А. П. Аплаксиным, диссонируют с подлин ным характером сооружения, однако исправить что-либо уже едва ли возможно. Комплексная переделка собора под первоначальный вид потребовала бы огромных затрат и растянулась бы на годы (хо рошо хоть это сохранилось в непростом во всех смыслах ХХ в.).

Современный Сампсониевский собор являет собой архитектурный комплекс, состоящий из собора, надвратной колокольни и часовни, входящий вместе с площадью перед собором в единую историко культурную зону. Интересные дореволюционные виды собора и ко локольни хранятся в Научном архиве Института истории матери альной культуры РАН*.

В ходе выполнения первого этапа работ (декабрь 2007 – январь 2008 г.) ничего особо примечательного с археологической точки зрения зафиксировано не было. Общая длина выбранных вручную траншей под обновленные электрокоммуникации составила 112,5 м, ширина — 0,35–0,4 м, глубина — 0,5–1,5 м. Слой повсюду переотло жен ранее проводившимися работами, повсеместно отмечены кол лекторы и магистрали старых коммуникаций. Некоторый интерес представлял лишь участок траншеи в районе часовни, где характер слоя показал присутствие строительного мусора и артефактов первой половины XVIII в. (фрагменты полуистлевших деревянных элементов, О.322 /398-402. инв. 10783-10787. Нег. — 5, отп. — 5. Собор Сампсониевский * в Петербурге (Ленинград): детали колокольни. Снимок П. П. Покрышкина, 1908 г.

Фонд Археологической Комиссии;

Q.126 /31-38. инв. 96201-96208. Отп. — 8.

Собор Сампсониевский (пр. К. Маркса) в Петербурге (Ленинград). Наружные и внутренние виды. Снимок К. К. Буллы. Ленинградский Государственный Музейный Фонд.

Архитектурно-археологическиеизыскания...

валуны, кованые гвозди, крепежные винты и стяжки, фрагменты медного покрытия и пр.). Все это можно связать с периодом разбор ки деревянной церкви, однако закладку раскопа, вследствие общей потревоженности слоя, решено было не производить.

Рис.4.Каменный Сампсониевский собор в 1740 г. (макет) Гораздо больший интерес и значимость представляли исследова ния, сопровождавшие раскрытие фундамента собора, относящиеся ко второму этапу работ (июль–октябрь 2008 г.). Разработка грунта по периметру здания с демонтажем плит отмостки производилась вруч ную участками по 5–10 м на ширину до 5 м и на глубину 2,25–2,6 м от уровня современной дневной поверхности. Находки и костные останки горизонта погребений укладывались в специальную тару для последующего перезахоронения в братской могиле, отмеченной упомянутым памятным знаком (вопрос был согласован с настояте лем собора, по завершению перезахоронения была отслужена пани хида). Сразу отметим, что прилегающий к собору периметр терри тории был повсеместно потревожен в советское время прокладками С.Ю.Каргапольцев,М.Ю.Каргапольцев,В.Н.Седых электро- и водокоммуникаций, работами по укреплению фундаментов колонн галерей (подземные бетонные контрфорсы), устройством до рожек и др. В советские годы впрочем, как и сейчас, с принципами этики и уважения к усопшим особенно не церемонились: грунт из раз рушенного горизонта кладбища выбирался в отвал, а затем бессис темно засыпался обратно вместе с костными останками погребенных и сопутствующим инвентарем (нательные крестики, гвозди, ручки, оковки и фрагменты полуистлевших гробов). Слой вследствие этого сильно переотложен, историческая стратиграфия повсеместно нару шена. У алтарной части восточного фасада (апсиды) в слое были обнаружены намогильные известняковые плиты XVIII в., одну из ко торых удалось поднять (рис. 6). Данные обстоятельства, помимо са мого факта откровенного вандализма и кощунства, сделали бессмыс ленным детальное изучение сопутствующей стратиграфии грунта бортов траншеи.


Таким образом, главной целью археологического надзора за хо дом работ были обследование и фиксация фундамента здания собора.

Очистка его поверхности, по мере раскрытия, производилась сжатым воздухом и сметками по сухой поверхности. Повреждений кладки фундамента в ходе выполнения работ не отмечено. В редких случаях выпадения отдельных камней и блоков пиленого известняка из кладки фундамента они устанавливались на место и фиксировались на це ментно-известковом растворе М-150. Нанесение цементно-известко вого раствора на внешние стенки фундамента производилось по шту катурной металлической сетке, закрепленной на кладке анкерами.

Толщина обмазки составила 5–8 см. Резинобитумная мастика нано силась в два слоя на выровненную сухую поверхность обмазки.

Данная технология гидроизоляционных работ, по сути, консер вирует фундамент, при этом обеспечивая защиту подвальных поме щений собора от проникновения ливневых и грунтовых вод, а также влаги водоконденсата. При необходимости, гидроизоляционная конс трукция ремонтопригодна для обновления или демонтажа без како го-либо ущерба для плит и камней кладки фундамента. Засыпка траншей производилась крупнозернистым песком и гранитным щеб нем М-800 фракцией 3–5 мм с промежуточной укладкой геотекстиля «Тайпар» с незначительным уклоном от здания для отвода ливневых и талых вод и верхневодков. Дальнейший отвод грунтовых и ливневых Архитектурно-археологическиеизыскания...

Рис.5. Западный фасад, главный вход и часовня. Вид с юго-запада вод должна обеспечивать устроенная дренажная трубопроводная сис тема с обслуживаемыми железобетонными колодцами 1000 мм на щебеночной подушке.

Уровень дневной поверхности (УДП) в районе проведения работ имеет высотные отметки в диапазоне 4,82–5,19 м в Балтийской Сис теме высот. В непосредственной близости периметра здания (обход ная дорожка) УДП составляет около 5 м.

Уровень грунтовых вод (УГВ) отмечен на глубине 1,7 м от УДП и имеет показатель 3,3 м. Примечательно, что УГВ — величина не пос тоянная и в сезон дождей и весенних верхневодков имеет более вы сокую отметку. В то же время относительно высокий правый берег надпойменной террасы Большой Невки — месторасположение Сам псониевского собора — обеспечивает достаточно низкий для нашего города УГВ (места для храмов и кладбищ в прошлом всегда выби рались высокие и сухие).

С.Ю.Каргапольцев,М.Ю.Каргапольцев,В.Н.Седых В объем задач археологического наблюдения входил также кон троль над ходом работ по обновлению ступеней крыльца западного фасада собора и усилению просевшего фундамента столба-пилона внешней ограды у главного входа, выполненной по рисункам архитек тора и художника Н. Е. Лансере, чуть севернее надвратной колокольни (западный сектор территории).

Ступени крыльца перед входом в собор были частично поправ лены, частично заменены. В ходе работ по выпрямлению отклонив шегося к востоку от вертикальной оси пилона был раскрыт для уси ления восточный сектор его фундамента (глубина шурфа — 2 м).

Интерес для нас представляла не сама технология придания поко сившемуся столбу строго вертикального положения, а конструктив ные особенности фундамента, который представлял собой кладку из плотных серо-розовых известняковых плит на цемяночном рас творе. Отмечено присутствие более поздних вкраплений цементно известкового раствора лицевых швов кладки верхнего горизонта фундамента. Скрытая под грунтом часть кладки выполнена в ирре гулярной технике, верхняя (цоколь) — имеет обкладку отшлифован ными гранитными и известняковыми плитами. Нижняя часть фун дамента (кладка из валунного камня на глиняной подушке) до своего основания полностью раскрыта не была.

Возвращаясь к основной части археологического наблюдения, как уже отмечалось, заключающейся в надзоре за работами по рас крытию фундамента всего периметра здания, отметим еще несколько принципиальных моментов. Кладка фундамента собора, выполненная из плит пиленого известняка (верхняя часть) и валунного камня на глиняной подушке (нижняя часть), имела видимый (цоколь) над УДП ярус — три-четыре ряда потемневших, вследствие эрозии, не оштукатуренных плит. Видимую часть фундамента подстилает ряд кладки из более тонких известняковых плит, выполнявших роль бордюра на уровне отмостки (рис. 7). Колебания высоты цоколя (30–40 см) объясняются незначительной разницей УДП у внешнего периметра здания. Общая высота раскрытого фундамента составляла 2,0–2,3 м (глубина траншеи), то есть до верхнего уровня валунной кладки фундамента (рис. 8). Фундаменты колонн галерей имеют не которые конструктивные отличия. Так, базы колонн, выполненные из оштукатуренного кирпича, не имеют цокольной кладки видимой Архитектурно-археологическиеизыскания...

части фундамента. Нижняя часть баз колонн «заподлицо» переходит в уровень отмостки здания и прилегающей обходной дорожки. Сами фундаменты колонн имеют на нижнем уровне — с целью усиле ния — контрфорсное примыкание валунных кладок и необработанных известняковых лещадных плит, с основным фундаментом не пере вязанных. Валунные выкладки имели глиняную обмазку с выра женным внешним уклоном и в процессе работ частично демон тировались (рис. 9). При устройстве гидроизоляции фундаментов колонн было принято техническое решение соединить их в подземной части промежуточными кирпичными стенками-связями. Реализация этой доработки позволила, во-первых, усилить саму конструкцию фундамента, а во-вторых, замкнуть внешний обвод его контура по всему периметру здания, делая произведенную гидроизоляцию бо лее эффективной.

Рис.6. Намогильная известняковая Рис.7. Фрагмент раскрытой кладки плита XVIII в., извлеченная из фундамента южной стены со слоя у восточной стены собора бора. Вид с юга Прилегающий к стенкам фундамента грунт — бурый песок, суг линок, темный гумус, кирпичная крошка — повсеместно потревожен С.Ю.Каргапольцев,М.Ю.Каргапольцев,В.Н.Седых и сильно переотложен. Верхний горизонт его отмечен бессистем ными прослойками и отдельными фракциями щебня и гравия (ос татки поздних заполнений траншей и перекрытые наслоения старых набивных дорожек, примыкавших к отмостке здания). Особеннос тью полученной стратиграфии, на основании имеющихся профилей стенок траншеи, является то обстоятельство, что рабочие нигде не до стигли не потревоженного, «материкового» уровня, то есть стериль ного горизонта грунта, подстилающего культурные наслоения. Сам же слой раскрытого грунта, как отмечалось, повсеместно переотло жен, поддерновый гумус и суглинок имеют массовое присутствие битого кирпича и щебня, перемежающегося со слоем погребенного дерна — «старой» дневной поверхности (серый гумус). Ниже про слеживаются наслоения черного гумуса и гумусированного суглинка горизонта погребений с обилием следов разрушенных ранее захо ронений (глубина залегания потревоженного горизонта 0,7–2,0 м от УДП). Траншеи неоднократно пересекали в верхних и нижних горизонтах слоя проложенные ранее коммуникации.

Рис.8. Разрез траншеи у восточной стены собора Архитектурно-археологическиеизыскания...

Рис.9.Кладка фундамента колонны северной галереи собора. Фасад Единственное не потревоженное захоронение было зафиксиро вано в процессе работ в западном секторе южной галереи. Приподня тые гранитные плиты напольного покрытия толщиной 0,21 м (юж ная 2,56 х 1,38 м;

северная 2,56 х 1,42 м) оказались сводом парной погребальной камеры. Северная часть камеры была пуста, южная же содержала погребение церковного старосты М. Я. Грязновского Лапшина (1719–1769). М. Я. Грязновский-Лапшин, согласно сопро водительной надписи с надмогильной плиты, вмурованной во внут реннюю стенку ближайшей колонны, был купцом-меценатом, окор млявшем делами и средствами приходскую жизнь Сампсониевского С.Ю.Каргапольцев,М.Ю.Каргапольцев,В.Н.Седых собора: «Директор, попечитель и украситель храма сего». По дан ному факту было принято решение: погребение не трогать, гидро изоляционные работы вести по внешней стенке фундамента.

Из индивидуальных находок, помимо уже упомянутых, отметим обнаруженную в слое пломбировочную архиерейскую печать (бронза, 3,5 х 5,0 см) конца XIX – начала XX в. (рис. 10). Из предметных артефактов в грунте встречены строительные скобы, стяжки, клей меные кирпичи, лемех железной лопаты.

Рис.10. Находка архиерейской пломбировочной печати (XIX–XX вв.) В заключение отметим, что поставленные Заказчиком задачи по археологическому надзору за ходом земляных работ на территории старейшего духовного центра Санкт-Петербурга — Сампсониевского собора — были полностью выполнены7. В результате всех прове денных работ в нашем городе вновь можно лицезреть величествен ный мемориал в честь великих побед русского воинства. Торжествен ная презентация вновь отреставрированного собора с обновленным уникальным резным иконостасом состоялась 3 июля 2009 г., а не делей позже — 10 июля — как и ровно 100 лет назад, у стен собора состоялись военный парад с оркестром, народные гулянья (концерт сводного хора, смотр исторических костюмов родов войск русской и шведской армий Петровской эпохи, работа «Города мастеров») и праздничный салют-иллюминация. С подзабытым ныне «чувством глубокого удовлетворения» ощущаем и свою причастность к этим поистине эпохальным событиям в жизни не только Санкт-Петер бурга, но и всей России.

БаторевичН.И., КожицеваТ.Д. Храмы-памятники Санкт-Петербурга.

Во славу и память российского воинства. СПб., 2008. С. 173.

Там же. С. 172.

ВоиновВ.С.,ДенисовЮ.М.,ЛебедевГ.С. В память о русской славе. Рес таврация собора на Выборгской стороне // Строительство и архитектура Ле нинграда. 1975. № 9. С. 40–42;

ДенисовЮ.М.,ЛебедевГ.С.,ВоиновВ.С. Отчет об архитектурно-археологических исследованиях в Сампсониевском соборе на Выборгской стороне. Л., 1974 // Архив Комитета по государственному кон тролю, использованию и охране памятников истории и культуры (Архив КГИОП).

Н-1868.

КоренцвитВ.А. Краткий отчет о работе архитектурно-археологического отряда на Сампсониевском соборе. Л., 1974 // Архив КГИОП. № 28. Н-1869;

ПлоткинК.М. История археологического изучения Петербурга // Памятники истории и культуры Санкт-Петербурга. Исследования и материалы. Вып. 8.

СПб., 2005. С. 381.

Музей-памятник Сампсониевский собор / Текст И. С. Филипповой. СПб., 2002. С. 10.

ПавловА.П. Храмы Санкт-Петербурга: Художественно-исторический очерк.

СПб., 2001. С. 34.

Отчеты о выполненных работах хранятся в архивах ГМП «Исаакиевский собор» и КГИОП Санкт-Петербурга / Исполнитель С. Ю. Каргапольцев.

ПРИЗВАНИЕ—ИСТОРИЯ В.Н.Никулин НЕЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКИЕОТХОЖИЕПРОМЫСЛЫ КРЕСТЬЯНПЕТЕРБУРГСКОЙГУБЕРНИИ ВПОРЕФОРМЕННЫЕГОДЫ В пореформенный период отхожие промыслы играли заметную роль в социально-экономической жизни российской деревни. Наряду с другими факторами они способствовали складыванию рынка воль нонаемного труда, расширяли самостоятельность крестьянского хо зяйства, усиливали мобильность крестьян, углубляли социальную дифференциацию, оказывали значительное влияние на демографи ческую ситуацию. Значение промыслов возрастало по мере увели чения численности крестьянского населения и обусловленного этим сокращения надельного землевладения. В данной статье на матери алах столичной губернии рассмотрены только некоторые стороны такого многогранного явления, как отходничество.

Представляется необходимым начать с постановки вопроса о со держании термина «отходничество». В литературе встречается зна чительное число определений крестьянских промыслов с различной аргументацией и критериями. Так, известный земский статистик Н. Ф. Руднев полагал, что промыслом можно считать «всякого рода занятия крестьян, имеющие значение в смысле заработка, кроме ра бот на надельной и арендованной земле»1. Авторитетные исследо ватели Н. А. и З. М. Свавицкие констатировали, что в большинстве земских исследований при разделении промыслов на местные и от хожие в качестве критерия применялся сугубо территориальный принцип. В этом случае в качестве рубежа между местными и от хожими промыслами в большинстве губерний принимались границы © В. Н. Никулин, Неземледельческиеотхожиепромыслыкрестьян...

уезда — «все промышленники, работающие в своем уезде, счита лись местными, а за его пределами — отхожими»2. А. Г. Рашин по лагал, что подобная практика разграничения промыслов и крестьян, занятых ими, не вполне правильна. По его мнению, отнесение к мест ным промышленникам всех крестьян, занятых работами в пределах уезда, «снижало общую численность отхожих промышленников»3.

В Большой советской энциклопедии отходничество было определено как временный уход крестьян в России с мест постоянного житель ства в деревнях на заработки в районы развитой промышленности и сельского хозяйства4. В одной из последних по времени выхода работ, посвященных сельским кустарным промыслам в России в кон це XIX – начале XX в., Я. Е. Водарский и Э. Г. Истомина определили отходников как крестьян, работавших вне места своего постоянного проживания5. Разнобой в дефинициях «отхожие» промыслы, «от ходники» ставит вопрос о том, что же считать критерием отходни чества: выдачу паспортов крестьянам на отлучку;

продолжитель ность отхода — на 3 месяца, на полгода, на год или уход крестьян за пределы административной единицы — волости, уезда, губернии.

Несомненно, что отходничество предполагало более или менее про должительный разрыв крестьянина-отходника со своим хозяйством.

Вопрос этот требует дальнейшего изучения.

Что толкало крестьян на уход из деревни? Здесь сказывалось воздействие различных факторов. С одной стороны, на земледельцев влияла низкая урожайность сельскохозяйственных культур, обуслов ленная местными бедными почвами и, вследствие этого, невысокая доходность крестьянского хозяйства. С другой стороны, размеры сторонних заработков были существенно выше, чем доходы от зем леделия. Помимо этого сокращение крестьянских наделов и необ ходимость уплаты податей вынуждали крестьян обращаться к про мысловой деятельности. Развитие неземледельческих промыслов в Санкт-Петербургской губернии находилось в прямой зависимости от размера и качества надела. Чем меньше была площадь надела или хуже по качеству надельная земля, тем больше крестьян обра щались к промысловым занятиям6. Известный статистик С. Южа ков писал, что «земледелие не может прокормить крестьянина, он не имеет дохода от земли на приобретение одежды, корма для скота, а, главное, на уплату податей и различных платежей. Все это ложится В.Н.Никулин всецело на неземледельческие промыслы»7. В Константиновской во лости Гдовского уезда побудительной причиной к отходу крестьян был «недостаток пахотной земли и совершенное отсутствие мест ных промыслов, которые давали бы возможность, оставаясь на месте, добывать средства, необходимые для уплаты казенных повиннос тей, прикупки хлеба, сена и других, необходимых в крестьянском обиходе припасов». Поэтому практически все мужское население волости отправлялось на заработки в Петербург, Гатчину, Петергоф и другие города8.

Уход на сторону был обычным делом и сторонние заработки иг рали существенную роль в бюджете крестьянского хозяйства. В по исках средств для уплаты податей и недоимок «приходилось искать работу, посылать молодежь в Петербург в услужение, в полотеры, дворники, кухарки, горничные и т. п. Поэтому на заработки уходило народу столько же, как и в неурожайные годы»9. Недаром в среде крестьян сложилась поговорка: «Хлеб дома, а оброк на стороне»10.

Колебания в масштабах отходничества определялись различными обстоятельствами. Так, в 1902 г. произошло значительное увеличение отхода крестьян губернии на заработки из-за значительного сокраще ния местных лесных промыслов в результате введения лесоохрани тельного закона и крайне плохого состояния зимних дорог, вызван ного обилием снега и частыми оттепелями11. Отдельные всплески отходничества вызывались неурожаями. Нехватка надельной земли, слабое развитие местных промыслов, стремление получить сред ства для уплаты многочисленных платежей — вот основные побу дительные мотивы для крестьянского отхода.

Значительный интерес представляет вопрос о масштабах отход ничества крестьян. Главным центром притяжения отходников была столица, хотя незначительная часть крестьян шла на работы в Новго род, Нарву и другие города. В начале 1890-х годов промыслами, свя занными с Петербургом и им обусловленными, занималось более 220 тыс. крестьян, что составляло 37 % всего мужского и около 72 % всего рабочего сельского населения12. По данным подворной переписи 1899–1901 гг. в Петербургской губернии лишь 4 % крестьян ских хозяйств было занято исключительно земледелием. В основ ной массе хозяйств (76,7 %) сочетались занятия земледелием и про мысловая деятельность, и 19,3 % приписных хозяйств занимались Неземледельческиеотхожиепромыслыкрестьян...

исключительно промыслами13. Следовательно, отхожие промыслы для большинства сельского населения являлись уже главным и пос тоянным занятием. По земским материалам в 1881 г. в Петергоф ском уезде 8,5 тыс. крестьян (1/3 часть взрослого сельского насе ления) была занята сторонними заработками вне своей деревни;

в некоторых волостях деревни зимой почти полностью пустели14.

В Царскосельском уезде, отметил статистик В. Яковенко, «промыс лы во всей их совокупности перестают быть простым подспорьем и становятся главным источником существования»15. В Новоладож ском уезде по переписи 1882 г. из каждой 1000 крестьянских семей занимались промыслами 932 семьи. Здесь значительно развиты были местные промыслы. Поэтому из-за широкого развития лесных, ры боловных и судовых промыслов за пределы уезда уходили только 12 % крестьян, занятых промыслами16.

При всем значении местных промыслов для крестьян Петербург ской губернии они не могли идти ни в какое сравнение с отхожими промыслами, роль которых в развитии крестьянского хозяйства с каж дым годом возрастала. В условиях быстрого развития в пореформен ной России капитализма происходила замена традиционных местных промыслов более доходными — отхожими. Все более возрастающий отход крестьян из деревень определялся также малоземельем, тя жестью податей и ростом недоимок, хроническими неурожаями.

Исследование неземледельческих отхожих промыслов крестьян сопряжено с серьезными трудностями. В статистических источниках и социально-экономической литературе пореформенного времени преобладало деление неземледельческих занятий крестьян на отхо жие и местные промыслы. Такое сугубо географическое деление промыслов по месту приложения труда крестьян скрывало явления, по своему социально-экономическому содержанию прямо противо положные. Постоянная работа по найму на фабрике или заводе, в хозяйстве помещика или зажиточного крестьянина, торгово-пред принимательская деятельность или ремесло квалифицировались как отхожие промыслы сельского населения. Материалы местных властей и, в частности, всеподданнейшие отчеты губернаторов содержат лишь эпизодические упоминания о промыслах крестьян. Часто это было связано с уточнением сторонних заработков крестьян-недоимочни ков. Вопросы социального характера, связанные с отходничеством, В.Н.Никулин в губернаторских отчетах либо не отражены вовсе, либо отражены весьма слабо.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.