авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

«ИНФОРМАЦИОННОЕ, НАУЧНОЕ И КАДРОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЛЕСНОГО ИХИМИЧЕСКОГО КОМПЛЕКСА УДК 385:656.2 А.И. Свитачев ...»

-- [ Страница 2 ] --

Это предположение подтвердилось в ходе бесед с отдельными учащимися I курса, которые утверждали, что готовы вступать в общение с любым педагогом, однако не будут получать удовольствие от процесса творчества, если педагог «жёсткий, не понимает их, принимает только свою точку зрения».

Таким образом, можно сделать вывод о том, что творческая культура педагога как деятеля творчества в образовательном процессе, и как организатора культуротворческого образовательного пространства является необходимым, но недостаточным условием творческой самореализации учащихся профессионального училища. На начало исследования не у всех учащихся в группах, где у педагогов диагностировался высокий уровень творческой культуры, была выявлена высокая успешность творческой самореализации. Это подтвердило предположение о значимости других условий, влияющих на изучаемое явление. Творческую самореализацию учащихся профессионального училища, возможно, обеспечить за счёт других условий, в частности, через поэтапную реализацию творчески - развивающей образовательной стратегии.

Библиографический список Введение в научное исследование по педагогике: Учеб.

1.

пособие для студентов педагогических институтов/ Под ред. В.И.

Журавлева. – М.: Просвещение, 1988. – С.150- 2. Врублевская Е. Духовно-нравственное становление будущего учителя/ Е. Врублевская // Высшее образование в России.- 2004.- №12.- С.

37-40.

3. Гизаттулина Д.Х. Личностный рост и самодиагностика в профессиональной подготовке будущих учителей/ Д.Х. Гизатуллина// Прикладная психология.- 2000.- №3.- С.39-45.

4. Грабарь М.И. Применение математической статистики в педагогических исследованиях. Непараметрические методы/ М.И. Грабарь, К.А. Краснянская.- М.: Педагогика, 1977.- С. 54- 5. Ермолаев О.Ю. Математическая статистика для психологов:

Учебник/О.Ю. Ермолаев. – 2-е изд., исп. – М.: Московский психолого социальный институт: Флинта, 2003.- 336с.

6. Игнатова В.В. Педагогические факторы духовно-творческого становления личности в образовательном процессе: Монография./ В.В.

Игнатова – Красноярск: СибГТУ, 2000. – 272с.

УДК 378 С.А. Черепанова Н.Ю. Зырянова К.И. Прокошкина ИССЛЕДОВАНИЕ ВЛИЯНИЯ КАЧЕСТВА ПОЛНОГО СРЕДНЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НА НАЧАЛЬНЫЕ СТУПЕНИ ВЫСШЕГО ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Лесосибирский филиал г. Лесосибирск «Образование относится к естественным преимуществам интеллекта, как планеты и спутники к солнцу. Ибо обыкновенный образованный человек говорит не то, что сам думает, а что другие думали, и делает не то, что мог бы сам сделать, а то чему научился от других».

Артур Шопенгауэр Позади уже почти два года обучения в Лф СибГТУ и 10 лет в средней школе. Подавая документы в приемную комиссию, готовясь к сдаче вступительных испытаний, а затем, став студентами и обучаясь по выбранной специальности, мы сталкиваемся с рядом проблем. Они как правило связаны с вопросами адаптации школьников в ВУЗе, с вопросами текущего обучения, с согласованностью учебных планов и рабочих программ общего и высшего образований.

По ряду известных причин, согласно материалам печати, сегодня происходит снижение качества образования, что существенно отражается на уровне подготовки учащихся и уменьшает возможности их доступа к получению высшего образования.

Целью нашей работы является исследование влияния качества полного среднего на начальные ступени высшего образования при помощи статистических методов, а также проверки гипотезы о нормальном распределении случайной величины (среднего балла).

Большинство случайных величин непрерывного типа (НСВ) подчинены нормальному закону распределения. Применение нормального закона распределения (НЗР) широко. По известному нормальному закону распределения можно вычислить процент попадания непрерывной случайной величины в определенный интервал, зная который можно делать различные выводы, в том числе и прогнозировать события.

В качестве наблюдаемых значений (вариант) количественного признака Х (средний балл) были взяты средние баллы студентов Лф СибГТУ специальностей «Экономика и управление на предприятии деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности»

(объем выборки составил 112), «Лесоинженерное дело» (объем выборки – 50), «Технология деревообработки» (объем выборки - 42).

Сравнение средних баллов полного среднего и первых трех сессий в ЛФ СибГТУ студентов, взятых вместе, по перечисленным специальностям представлено на рисунке 1.

Рисунок Полученные зависимости показывают, что примерно у 28% студентов средние баллы по итогам трех сессий практически совпадают со средними баллами аттестатов. Значительные расхождения средних баллов наблюдаются в 53% случаев. Снижение успеваемости студентов в трех семестрах наблюдаются в основном у школьников, обучающихся на четыре и три. Проводя проверку гипотезы о нормальном распределении НСВ (средний балл) на основе критерия « 2» мы доказали, что нормальному закону подчиняется средний балл аттестата студентов специальности 260100. Коэффициенты асимметрии равны 0,19 и 1,97 соответственно.

2набл. = 3,04, 2кр. =6,00.

На рисунке 2 представлены полигон частот и кривая нормального закона распределения.

Рисунок Проведенные исследования в первую очередь свидетельствуют о том, что качество полного среднего образования в значительной степени не только влияет, но в первых трех семестрах обучения в ВУЗе определяет успешность обучения студентов. Причем по разным специальностям это проявляется неодинаково.

Результаты проведенных исследований можно использовать при проведении профориентационной работы в школах и средних специальных учебных заведениях г.Лесосибирска и Енисейского района, а также строить прогнозы по качеству набора студентов разных специальностей.

УДК 504.3.05/.06 (571.51) В.С. Коморовский В.В. Ничепорчук ПОДХОДЫ К СОЗДАНИЮ МЕТОДИКИ ОЦЕНКИ РИСКА ЗАГРЯЗНЕНИЯ АТМОСФЕРНОГО ВОЗДУХА В ГОРОДАХ КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

г. Красноярск В статье представлены основные подходы к созданию методик оценки рисков атмосферного загрязнения, рассмотрены региональные составляющие данной проблемы (на примере Красноярского края).

Проведен анализ состояния сети мониторинга загрязнения атмосферного воздуха, приведен примерный перечень показателей для оценки риска загрязнения атмосферы.

Введение Развитие научно-технического прогресса не только способствует росту благосостояния и интеллектуального потенциала общества, но и ведет к появлению не существовавших ранее угроз. Деятельность многих производств, как правило, приводит к загрязнению окружающей среды и ухудшению качества жизни населения. Для обоснования природоохранных мероприятий и оценки их эффективности необходимо совершенствование методов экологического мониторинга, разработка новых методов оценки его результатов и прогнозирования ситуации.

Одним из основных инструментов для оценки и прогнозирования ущерба, причиняемого загрязнением окружающей среды, является анализ рисков. Такой подход особенно важен для регионов, где сосредоточен значительный потенциал опасных производств и объектов. Однако в настоящее время отсутствуют утвержденные методы оценки рисков, что делает исследования в этой области актуальными. В работе представлен проект методики картографического оценивания риска атмосферного загрязнения на основе данных природно-социального мониторинга.

Данная методика может быть использована для оценки экологической ситуации в промышленных центрах Красноярского края путем определения количественных значению показателей риска с последующей разработкой карт-схем угроз.

Анализ состояния сети мониторинга атмосферного загрязнения Одной из существенных проблем при разработке методов оценки рисков загрязнения атмосферного воздуха является многочисленность факторов, влияющих на распределение и преобразование загрязняющих веществ в воздухе, а также сложность взаимосвязей между состоянием атмосферного воздуха и состоянием здоровья населения [1].

Действующая система оценки уровня загрязнения атмосферы основана на учете полей максимальных концентраций, приведенных к двадцатиминутному временному интервалу, а также максимальных выбросов каждого источника загрязнения атмосферы. Такая система предназначена для экологического нормирования и не обладает достаточной полнотой для проведения анализа влияния данных выбросов на здоровье населения на протяжении длительного временного интервала.

В ближайшее время представляется нереальным решить проблему чистоты воздушного бассейна города путем выноса предприятий за городскую черту, внедрения безотходной и малоотходной технологии, строительства высоких труб, очистных сооружений и др. Мероприятия по реализации долговременных программ атмосфероохранной деятельности требуют исключительно больших затрат и могут быть осуществлены за длительный период времени.

В то же время уже сейчас существует реальная возможность улучшения состояния воздушного бассейна за счет предотвращения случаев наиболее опасного для здоровья увеличения концентраций вредных веществ в воздухе. Такие случаи имеют место в периоды неблагоприятных метеорологических условий (НМУ), когда содержание вредных веществ в воздухе может значительно превышать норму. Задача сводиться к прогнозированию периодов НМУ, своевременному предупреждению о них заинтересованных организаций и предотвращению опасного увеличения концентраций примесей в воздухе вплоть до частичной или полной остановки предприятия (как это требует ГОСТ 17.2.3.02-78). Законодательной базой для проведения мероприятий по регулированию выбросов вредных (загрязняющих) веществ в атмосферу в периоды НМУ является Закон РФ «Об охране атмосферного воздуха» (ст.

19).

Для решения задач оперативного регулирования сеть контроля должна быть чувствительна к изменению режима работы каждого источника загрязнения атмосферы и должна позволять идентифицировать «виновников» повышенной концентрации примесей. Для получения осредненных характеристик полей загрязнения структура сети контроля, наоборот, должна быть такой, чтобы влияние отдельных источников промышленных выбросов было исключено. Подобные противоречивые требования определяют сложность структуры сети мониторинга загрязнения атмосферы.

Сеть оперативного контроля загрязнения атмосферного воздуха должна обеспечивать подготовку оперативной информации о концентрациях основных примесей, обладать наибольшей чувствительностью к изменениям режима работы основных источников промышленных выбросов, расположенных на контролируемой территории. Пространственная структура сети подсистемы контроля должна обеспечивать возможность выявления источников выбросов, создающих повышенные концентрации примесей в атмосферном воздухе.

Наблюдения за загрязнением атмосферного воздуха с элементами мониторинга проводятся районными и городскими центрами Роспотребнадзора, Енисейским межрегиональным управлением по технологическому и экологическому надзору Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору. При этом фактически отсутствует единый методический подход к отбору и анализу проб, вследствие чего получаемая информация зачастую несопоставима.

Аналогичная картина наблюдается и в других видах экологического мониторинга.

Систематические наблюдения за состоянием загрязнения атмосферного воздуха осуществляет Красноярский центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды с региональными функциями. По данным на 2007 год сеть мониторинга состояла из стационарных пунктов наблюдений (ПНЗ), в т.ч. 7 постов относятся к основной государственной сети, 12 – к дополнительной. Пункты наблюдений расположены в городах: Красноярск - 8 ПНЗ, Ачинск - 2 ПНЗ, Канск - 2 ПНЗ, Лесосибирск - 2 ПНЗ, Минусинск -1 ПНЗ, Назарово - ПНЗ. Отбор проб осуществляется по 16 показателям.

Система мониторинга качества атмосферного воздуха обеспечивает сбор и обработку информации о загрязнении воздушного бассейна и передачу обобщенных данных заинтересованным организациям для принятия административных мер и составления планов природоохранных мероприятий.

Следует отметить, что регулярные наблюдения на стационарных постах проводятся по неполной программе наблюдений с получением информации о разовых концентрациях ежедневно в 7, 13 и 19 ч по местному времени. В Красноярске наблюдения производятся по полной программе ежедневно в 1, 7, 13 и 19 ч по местному времени. Сбор проб с постов наблюдений и доставка их в лабораторию для проведения количественного химического анализа производится один раз в сутки.

Временной интервал от момента отбора пробы до получения результатов количественного химического анализа составляет от 6 до 18 часов.

Для решения задач анализа рисков атмосферного загрязнения сеть оперативного контроля загрязнения атмосферного воздуха должна обеспечивать подготовку оперативной информации о концентрациях основных примесей, обладать наибольшей чувствительностью к изменениям режима работы основных источников промышленных выбросов, расположенных на контролируемой территории.

Пространственная структура сети подсистемы контроля должна обеспечивать возможность выявления источников выбросов, создающих повышенные концентрации примесей в атмосферном воздухе. При получении осредненных характеристик полей загрязнения структура сети контроля должна быть такой, чтобы влияние отдельных источников про мышленных выбросов было исключено. Подобные противоречивые требования определяют сложность структуры сети мониторинга загрязнения атмосферы [3,4].

Алгоритм оценки рисков Решение задачи оценки риска применительно к атмосферному воздуху состоит из следующих этапов:

идентификация опасности;

оценка зависимости доза – эффект;

оценка экспозиции;

характеристика риска.

Идентификация опасности предусматривает сбор и анализ данных обо всех источниках загрязнения объекта исследования;

выявление и определение вредных факторов;

предварительную формулировку сценария и маршрутов воздействия потенциальных вредных факторов;

выбор наиболее приоритетных для исследования вредных химических веществ.

Зависимость доза – эффект отражает количественную связь между уровнем воздействия и возникающими в результате этого вредными эффектами в состоянии здоровья. Значительный прогресс сделан в количественном описании функций доза – эффект для ионизирующего излучения. В то же самое время эти функции плохо известны для токсичных химических веществ.

Оценка экспозиции достаточно сложное измерение или определение частоты, продолжительности и путей воздействия химических соединений, находящихся в окружающей среде, сопряженное с описанием также природы воздействия, размера и характера экспонируемых популяций.

На стадии характеристики риска интегрируются все данные, полученные в процессе идентификации опасности, оценки зависимости «доза-ответ» и оценки экспозиции;

проводится совокупный анализ степени надежности полученных данных;

описываются риски для отдельных факторов и их сочетаний, а также характеризуется вероятность и тяжесть возможных неблагоприятных эффектов на здоровье человека.

Алгоритмически, оценка риска в основана на наборе типичных случаев контакта людей с носителями загрязнителей, типичных физико химических механизмах контактов человека с загрязнителями и наборе популяционных групп с одинаковыми условиями экспозиции к загрязнителям.

Обобщая вышесказанное, можно выделить 6 шагов, необходимых для оценки и сравнения территорий по уровню загрязнения.

Определение критериев (показателей) риска и их предельно 1.

допустимых значений.

Проведение статистического анализа данных экологического 2.

мониторинга за установленный период с целью определения вероятности неблагоприятных событий.

Формализация характеристик территорий в виде числовых 3.

значений уязвимости с учетом способности к восстановлению после негативных воздействий.

Учет вероятности химических аварий, связанных с выбросами 4.

отравляющих веществ.

Вычисление значений риска на основе вероятности событий, 5.

величин экологического и экономического ущербов.

Ранжирование территорий и построение карт рисков.

6.

Перечень наблюдаемых показателей, необходимых для оценки риска Методы проведения анализа риска определяются выбранными критериями приемлемого риска. При этом критерии могут задаваться нормативно-правовой документацией или определяются на этапе планирования анализа риска. Основным требованием к выбору критерия приемлемого риска при проведении анализа риска является не его строгость, а обоснованность и определенность.

Основными загрязняющими веществами, определяющими состояние воздушного бассейна являются диоксид серы, бенз(а)пирен, формальдегид, оксиды азота, взвешенные вещества.

Данный перечень разработан на основе отчетных и методических материалов [5, 6]. Представленные в таблице 1 данные будут использоваться для построения выше матрицы риска загрязнения атмосферного воздуха городов Красноярского края.

Исходя из географических и природных условий Красноярского края, а так же из особенностей размещения производства и социальных условий, можно предположить, что наибольшие значения рисков загрязнения атмосферного воздуха будут получены для крупных промышленных центров края. В связи с этим в качестве объекта исследования было выбрано состояние загрязнения атмосферного воздуха в г. Красноярске, как крупнейшем промышленном центре и городе с наибольшим количеством населения в крае.

Заключение Разработку методик оценки риска планируется проводить на основании данных природно-социального мониторинга.

Таблица 1 – Перечень показателей для построения матрицы риска.

№ Единицы Наименование показателя п/п измерения Валовые выбросы загрязняющих веществ, всего тыс.т/год в.т.ч. от:

1.1 стационарных источников тыс.т/год 1.2 передвижных источников тыс.т/год Суммарные выбросы подкисляющих тыс.т/год загрязнителей (SO2, NOx) от стационарных и передвижных источников (всего и по секторам) 2.1 Выбросы SO2, связанные с производством тыс.т/год энергии 2.2 Выбросы NОх, связанные с производством тыс.т/год энергии 2.3 Выбросы SO2 от стационарных и передвижных тыс.т/год источников Выбросы твердых частиц (ТЧ), связанные с тыс.т/год производством энергии Выбросы банз(а)пирена (всего и по секторам) тыс.т/год 11 Выбросы (СOx, СО) от передвижных источников тыс.т/год 12 Выбросы ТЧ от стационарных и передвижных тыс.т/год источников (всего и по секторам) 13 Количество дней с превышением целевых дни в год показателей по NO2 в городах, где ведутся регулярные наблюдения 14 Количество дней с превышением целевых дни в год показателей по ТЧ в городах, где ведутся регулярные наблюдения 15 Количество дней с превышением целевых дни в год показателей по СO2 в городах, где ведутся регулярные наблюдения 16 Количество дней с превышением целевых дни в год показателей по SO2 в городах, где ведутся регулярные наблюдения 17 Результат предпринятых в прошлом мер с точки т/год на тыс.т/год зрения снижения выбросов 18 Индекс загрязнение атмосферного воздуха по безразмерная пяти основным загрязнителям (ИЗА5) в городах величина 19 Комплексные показатели загрязнения (СИ, НП) безразмерная величина К таким данным относятся: многолетние данные о выбросах загрязняющих веществ в атмосферу;

многолетние метеорологические данные, картографические материалы по распределению комплексных природных и техногенных рисков, сведения о заболеваемости и смертности населения (в том числе от легочных, сердечных, раковых заболеваний).

Для построения баз данных предполагается использовать программный продукт СУБД Microsoft Access. Для анализа данных планируется использование информационно-аналитической системы «Аналитик», разработанной в ИВМ СО РАН, а так же построение искусственных нейронных сетей. Для построения карт рисков используются программные средств компании ESRI и ИВМ СО РАН.

Результатом исследования должна стать программная система, позволяющая хранить, анализировать данные мониторинга, проводить количественную и картографическую оценку степени опасности, а также формировать рекомендации по проведению мероприятий, направленных на снижение риска атмосферного загрязнения.

Библиографический список 1. Энциклопедия "Природные ресурсы Красноярского края".

Красноярск: КНИИГиМС, 2007, 472 с.

2. Руководящие принципы по применению экологических индикаторов для мониторинга окружающей среды в Узбекистане.

Ташкент, 2005. – 228 с.

3. Государственные доклады "О состоянии и охране окружающей среды в Красноярском крае" за 2001-2007 годы.

4. Приказ Росгидромета от 24 апреля 2008 г. № 144 "Об утверждении административного регламента Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды по исполнению государственной функции "Ведение Единого государственного фонда данных о состоянии окружающей среды, ее загрязнении".

5. Экологические индикаторы для Узбекистана. Сборник статей.

Ташкент, 2006. – 91 с.

6. Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 25 сентября 2007 г. № 74 "О введении в действие новой редакции санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН "Санитарно-защитные зоны и санитарная 2.2.1/2.1.1.1200- классификация предприятий, сооружений и иных объектов".

7. Постановление администрации Красноярского края от 11 октября 1999 г. № 648-П "О службе наблюдения и лабораторного контроля в Красноярском крае.

УДК 378 Е. В. Грицкевич О.А. Шушерина ОЗНАКОМЛЕНИЕ БУДУЩЕГО ПЕДАГОГА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ С СОДЕРЖАНИЕМ ФАСИЛИТАЦИОННОГО КОМПОНЕНТА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

г. Красноярск Профессиональная деятельность педагога профессионального обучения предусматривает тесное взаимодействие с обучаемыми – учащимися профессиональных колледжей, лицеев. Проявление фасилитаторского стиля взаимодействия является показателем профессионального становления будущего педагога профессионального обучения и дает ему возможность качественно выполнять организационно управленческую и воспитательную функции в предстоящей деятельности.

Поэтому актуальной и профессионально значимой задачей высшей школы является становление фасилитаторского стиля будущего педагога профессионального обучения в процессе его профессиональной подготовки в вузе.

Фасилитаторский стиль будущего педагога профессионального обучения понимаем как устойчивые, индивидуальные проявления, выражающиеся в осознанном предпочтении конкретных педагогических форм, способов, приемов взаимодействия с участником и/или группой участников образовательного процесса. Они связаны с инициированием согласованных действий, облегчением взаимопонимания, повышением индивидуальной активности и работоспособности участников образовательного процесса в процессе совместного решения учебно профессиональных задач [1,2].

В процессе опытной работы были выявлены этапы становления фасилитаторского стиля будущего педагога профессионального обучения, один из которых - ознакомление будущего педагога профессионального обучения с содержанием фасилитационного компонента педагогической деятельности.

Организация опытно-экспериментальной работы на данном этапе основывалась на предположении, что ознакомление будущего педагога профессионального обучения с содержанием фасилитационного компонента педагогической деятельности будет способствовать овладению научными знаниями о фасилитационной направленности педагогической деятельности, ценностному отношению к становлению фасилитаторского стиля будущего педагога профессионального обучения.

В процессе исследования мы утвердились в многозначности понимания содержания педагогической фасилитации: это педагогический процесс облегчения, усиления продуктивности образования, обучения;

совместная деятельность педагога и обучаемого, в которой инициирующим и помогающим является педагог;

взаимодействие педагога и обучаемого, результатом которого является развитие учащегося, студента за счет особого (поддерживающего, инициирующего, активизирующего) стиля общения и особенностей личности педагога.

Исходя из сказанного, мы выдвинули приоритетные направления для работы с будущими педагогами профессионального образования на познавательно-ценностном этапе опытно-экспериментальной работы:

знакомство студентов с содержанием фасилитационного компонента педагогической деятельности (принципами, формами и приемами фасилитации);

развитие личностных качеств будущего педагога профессионального обучения, необходимых для становления фасилитационного стиля.

Нами был разработан практико-ориентированный модуль «Фасилитаторский стиль педагога профессионального обучения».

Учитывая результаты констатирующего эксперимента, в соответствии с гипотезой и целью исследования, были определены цели и задачи, которые призван решить данный практико-ориентированный модуль. В качестве стратегической цели выступало проявление будущим педагогом профессионального обучения ценностного отношения к становлению фасилитаторского стиля. К задачам практико-ориентированного модуля отнесены: овладение будущим педагогом профессионального обучения научными знаниями о содержании фасилитационного компонента педагогической деятельности;

о фасилитаторских формах, методах и приемах работы;

о значимости фасилитации в социальной и профессионально-педагогической сферах жизнедеятельности.

Нами выдвинут принцип, на основе которого был разработан практико-ориентированный модуль «Фасилитаторский стиль педагога профессионального обучения». Суть его состоит в том, что знакомство будущего педагога профессионального обучения с содержанием фасилитационного компонента педагогической деятельности, фасилитаторскими формами, методами и приемами работы;

выявление признаков фасилитаторского стиля взаимодействия и оценка их проявления;

активизация собственных фасилитаторских способов и приемов в различных учебно-профессиональных ситуациях взаимодействия - должны осуществляться при помощи фасилитационных форм и методов педагога-исследователя. А это значит, что в реализации данного метода должен участвовать педагог-фасилитатор. Именно деятельность фасилитатора является эффективным фактором пробуждения и актуализации саморазвития учащихся в определенном нами направлении. Педагог должен воспринимать студента как значимого субъекта педагогического процесса, открыт в общении, самокритичен, готов к инновационной деятельности, активно использовать приемы и техники фасилитационного общения.

Полагаем, что эффективное следование данному принципу решает задачи практико-ориентированного модуля, обеспечивая партнерский характер взаимодействия в различных фасилитационно-ориентированных учебно-профессиональных ситуациях, создавая условия для становления фасилитаторского стиля, для личностно-профессионального роста будущего педагога [3].

В рамках полной реализации практико-ориентированного модуля «Фасилитаторский стиль педагога профессионального обучения» студенты получали научные знания о содержании фасилитационного компонента педагогической деятельности, о фасилитаторских формах, методах и приемах профессионально-педагогической деятельности;

развивали представления о значимости фасилитации в социальной и профессионально-педагогической сферах жизнедеятельности;

отрабатывали фасилитационные умения в процессе профессиональной подготовке;

накапливали начальный профессиональный опыт фасилитационно-ориентированной деятельности и творчески его преобразовывали. В соответствии с блочно-модульным подходом в модуле «Фасилитаторский стиль педагога профессионального обучения»

выделены познавательно-ценностный, рефлексивно-оценочный блоки.

При создании практико-ориентированного модуля мы опирались на принципы личностно-ориентированного взаимодействия (Э.Ф. Зеер, А.М.

Рябков), которое создает наилучшие условия для развития учебно профессиональной мотивации;

обеспечивает партнерский характер обучения, а также формирует условия для развития личностных потенциалов обучаемых и педагога.

Фасилитация - в первую очередь, свободное и творческое общение.

Анализ теоретических исследований (Э.Ф. Зеер, И.В. Жижина, Е.Г.

Врублевская, Е.Ю. Борисенко) показал, что способность будущего педагога к фасилитирующему общению может развиваться в том случае, если применяются формы, методы и средства, актуализирующие процесс его саморазвития (в данном случае важен именно «внутренний посыл»). В качестве активных фасилитационно-ориентированных форм, методов и средств обучения, актуализирующих процесс саморазвития будущего педагога профессионального обучения, мы предлагаем: насыщение содержания образования будущих педагогов философско– психологическими вопросами активизации личностного роста человека;

представление в учебно-воспитательном процессе возможности будущим педагогам для профессионально-личностной самореализации.

Практико-ориентированный модуль «Фасилитаторский стиль педагога профессионального обучения»

Блоки модуля I. Ознакомительно-ценностный II. Рефлексивно-оценочный 3. Формы и методы работы педагога 1. Фасилитаторский стиль педагога 2. Позиция педагога-фасилитатора.

1. Портрет педагога-фасилитатора.

значимость, условия становления.

организации занятий педагогом 3. Основные формы и методы фасилитационного общения.

фасилитационного общения.

– сущность, педагогическая компетентность. Навыки 2.Коммуникативная Приемы и техники фасилитатором.

фасилитатора.

Учебные темы практико-ориентированного модуля Рисунок 1 Структура практико-ориентированного модуля – «Фасилитаторский стиль педагога профессионального обучения»

Таким образом, организацию и реализацию модуля «Фасилитаторский стиль педагога профессионального обучения» следует осуществлять с учетом принципов личностно-ориентированного взаимодействия, фасилитационного общения и направленности на актуализацию саморазвития.

После разработки педагогом-исследователем концепции практико ориентированного модуля мы обратились к технологиям и методикам, позволяющим реализовать его фасилитационно-ориентированную и развивающую направленность. К такого рода технологиям относятся технологии проблемного, диалогового, рефлексивного обучения воспитания, коллективной мыслительной деятельности и другие [4]. Для организации занятий в процессе реализации практико-ориентированного модуля нами были отобраны следующие методы: проблемное изложение материала, диалоговые технологии (диспуты, дискуссии, круглые столы, тренинги), интерактивные формы работы (ролевые и деловые игры), активные нетрадиционные лекции (лекция - интервью, лекция – шоу).

В качестве основных форм взаимодействия педагога и студентов выступали сотрудничество, диалог. Для повышения эффективности занятий мы обратились к таким приемам, как совместный поиск и определение проблемного поля, выход на идеи фасилитаторского общения путем получения информации о сущности, значимости, механизмах этого феномена.

Применение опытным педагогом-фасилитатором наработанных собственных фасилитационно-ориентированых форм, методов, приемов в педагогической деятельности связано с преобразованием педагогического процесса и созданием развивающей среды проблемно-поискового характера. При этом меняются не только содержание и методы преподавания, но и личностные установки педагога-фасилитатора, которые и обеспечивают становление фасилитаторского стиля будущих педагогов профессионального обучения, а, в конечном итоге, и их профессионально личностный рост.

Библиографический список Грицкевич, Е.В. Фасилитаторский стиль как предмет 1.

психолого-педагогического анализа [Текст] / Е.В. Грицкевич, О.А. Шушерина // Мир человека : науч.-информ. изд. – Красноярск :

СибГТУ, 2005. – Вып. 3. - С. 47-52.

Грицкевич, Е.В. Контроль исходного уровня 2.

фацилитационного становления личности [Текст] / Е. В. Грицкевич // Проблема качества образования в современном обществе : Сборник статей Международной научно-практической конференции. – Пенза, 2004. - С.

199-201.

Грицкевич, Е.В. Педагогическое обеспечение 3.

фацилитационного становления личности в академической группе в процессе учебной деятельности [Текст] / Е. В. Грицкевич, Байделюк В. С.

// Качество профессионального образования: обеспечение, контроль и управление : Материалы Всероссийской научно-практической конференции. – Оренбург : ОГУ, 2003. – С. 268-270.

Креативность в высшем образовании: проект Ассоциации 4.

европейских университетов [Текст] // «Alma mater» («Вестник высшей школы»). – 2007. - № 10. – С. 48-56.

УДК 370 О.Б. Лобанова Г.Г. Майорова Л.Н. Храмова ОПЫТ ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЕНИСЕЙСКОЙ ГУБЕРНИИ НАЧАЛА ХХ В. И ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОСТИ ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Лесосибирский филиал г. Лесосибирск В статье рассматривается исторический аспект проблемы экологического образования (на примере образовательной практики в Енисейской губернии начала ХХ в.).

Современная экологическая ситуация – одна из сторон общественной жизни, которая отражает характерные явления, которые возникают при взаимодействии природы и общества. В последние годы мы особенно ощущаем важность единства человека и природы. Совершенно новая эколого-социальная ситуация требует усовершенствования методов обучения детей, перестройки самого стиля экологического мышления, всей культуры человека. Решение этой проблемы невозможно без экологического воспитания. Экологическое воспитание и образование должно охватывать всю жизнь человека. Школьный возраст является важнейшим периодом социализации, приобщением к миру ценностей, временем установления правильных отношений человека с окружающим миром.

Проблема экологического образования имеет глубокие корни. К проблемам взаимодействия общества и природы ученый обращались в свое время Я.А.Коменский, Ж.-Ж. Руссо, К.Д.Ушинский и др.

Я.А.Коменский в XVII в. указывал на необходимость ознакомления детей с природой, с цель создания верного представления о ней. Он обосновал принцип «природосообразности», который вывел из положения о том, что человек – есть часть природы и подчиняется ее законам. Для нас сегодня важно вытекающее из этого принципа положение о необходимости развития у человека способности осознавать свое место в мире природы.

В работах Ж.-Ж.Руссо четко определена мысль о необходимости введения ребенка в мир природы. Работы великих педагогов прошлого были популярны во всем мире. В России они были востребованы повсеместно как руководства к воспитанию и обучению подрастающих поколений. Их идеи о том, что учение должно идти через общение с природой были активно использованы учителями в Енисейской губернии начала ХХ в. Свой педагогический опыт проведения экскурсий во время учебных занятий в ряде статей в журнале «Сибирская школа» изложил Павел Проклович Устюгов, заведующий Красноярким первым начальным училищем. Он с успехом использовал в своей работе «образовательные школьные прогулки» (экскурсии) [1. Опись. 1. Дело 1632]. Маршрут и место прогулки учитель разрабатывал вместе с учениками. Как отмечает П.П. Устюгов, ученики «с жаром обсуждали план прогулки, рассказывали на перебой как они станут собираться, что возьмут с собой…, их лица горели..» [2. С. 73]. При совершении прогулки на Афонтову гору учащимся были предложены для ознакомления понятия «горизонт», «форма поверхности земли». Обсуждали пути сообщения по великому Сибирскому краю «по рельсовому пути и по реке Енисей». В доступной для учащихся форме сообщался материал из истории первобытного человека, следы которого были найдены к юго-западу от Афонтовой горы сибиряком, замечательным человеком, геологом Иваном Тимофеевичем Савенковым, бывшим директором Красноярской учительской семинарии.

Общеизвестно, что для лучшего понимания окружающего мира, связей, существующих между объектами и явлениями природы, создания благоприятных условий для развития учащихся необходимо использовать на уроках элементы краеведения. Педагогическая ценность изучения родного края была осознана давно. В свое время Я.А. Коменской сформулировал идею изучения природы родного края. Впоследствии его поддержал К.Д.Ушинский, который огромное внимание уделял «воспитывающим душу впечатлениям природы».

Во время экскурсий развивается наблюдательность и любознательность, но при этом, считал П.П. Устюгов, необходимо учитывать интересы ребенка к тому или иному явлению природы. Нельзя научить географии, изучая только глобус и карты. Многообразие проявлений физических и географических закономерностей в живой природе открывает неограниченные возможности для наблюдения во время экскурсий явлений природы. Проводя экскурсии, П.П. Устюгов с учениками наблюдал, как садится и встает солнце. Дети с интересом на последующих уроках рассуждали, вспоминая свои наблюдения. Экскурсии помогали обогатить личный опыт учащихся конкретными представлениями путем проведения систематических экскурсий и наблюдений за предметами и явлениями природы, раскрыть некоторые недоступные для этого возраста взаимосвязи предметов и явлений природы.

Процесс освоения знаний учащимися через общение с природой под руководством учителя позволяет составить четкие представления о растительном и животном мире, явлениях природы. Усвоение знаний в такой форме оказывает влияние на формирование гуманно-ценностного отношения к природе.

Таким образом, только через осознание человеком себя как части природы, через осмысление необходимости согласовывать свои действия с законами природы, возможно продвижение по пути выхода из экологического кризиса. Соблюдение законов природы, становление ответственного отношения человека в интересах сохранения жизни на Земле.

Библиографический список 1. Государственный архив Красноярского края. Фонд Красноярское 2-го городское 4-х классное училище.

2. Сибирская школа. - 1916. - № 1.

УДК 372.862 Е.Н. Аёшина Г.А.Дмитренко ПОИСК НОВЫХ МЕТОДОВ ОБУЧЕНИЯ СТУДЕНТОВ ПРИ ИЗУЧЕНИИ НАЧЕРТАТЕЛЬНОЙ ГЕОМЕТРИИ ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

г. Красноярск В последние годы отмечается низкий уровнь довузовской подготовки абитуриентов. Целенаправленный поиск новых методов и средств обучения, реализация мероприятий, активизирующих учебную деятельность студентов по изучению начертательной геометрии, будет способствовать повышению качества подготовки инженерных кадров в техническом вузе.

В последние годы преподаватели высших учебных заведениях сталкиваются с низким уровнем довузовской подготовки абитуриентов, в частности, по геометрии и черчению. Данная проблема проявляется в трудности усвоения курса "Начертательной геометрии" студентами первого года обучения.

К числу наиболее актуальных проблем высшего образования относится повышение уровня и качества подготовки специалистов в высших учебных заведениях, в частности, подготовки квалифицированных инженерных кадров для лесной и химической промышленности. Подготовка инженера на начальном этапе обучения включает изучение студентами курса «Начертательной геометрии», который является базой для выполнения технических чертежей как в процессе обучения в высшем учебном заведении, так и в последующей инженерной деятельности.

Школьный курс геометрии направлен на формирование умений мысленно представлять форму предметов и их взаимное расположение в пространстве, определять их размеры, исследовать геометрические свойства. Начертательная геометрия в вузе должна продолжать формировать полученные умения и навыки, способствовать развитию пространственного воображения, самореализации. Но, как показывает практика, школьники имеют слабую базовую подготовку по геометрии и черчению.

Система образования сегодня заметно отличается от той, которая казалась незыблемой пятнадцать-двадцать лет назад. Появляются различные направления в деятельности учебных заведений;

школам представлена свобода выбора образовательных программ и учебников;

создаются профессиональные классы с углубленным изучением отдельных наук. Вместе с тем, можно отметить основные недостатки услуг, которые предлагают образовательные учреждения: учебные программы перегружены и направлены на формирование скорее «статичных», нежели «динамичных» навыков. Используемые технологии и методы обучения недостаточно ориентированы на развитие логического мышления школьника.

Одной из главных причин возникающих трудностей мы видим в том, что геометрия изучается в некоторых школах поверхностно. Введение единого государственного экзамена по математике, в котором мало внимания уделено решению заданий по геометрии, привело к увеличению учебных часов по алгебре за счет геометрии. Второй причиной, усугубляющей данную проблему, является то, что во многих школах вовсе не преподается черчение. Предпочтение отдается гуманитарным наукам, что приводит к низкому уровню знаний у школьников по техническим наукам.

Решение проблемы нам видится в реализации следующих мероприятий:

• введения факультативных занятий по геометрии и черчению для тех школьников, которые планируют обучение в технических вузах;

• формирование требований к базе знаний, необходимых для усвоения курса начертательной геометрии студентами при поступлении в вуз;

• проведение диагностики знаний студентов 1 курса;

• повышение мотивации для изучения курса начертательной геометрии;

• разработка системы заданий по ликвидации пробелов школьных курсов геометрии и черчения;

• усиление индивидуальной работы со студентами;

• организация работы по освоению курса начертательной геометрии групповым методом;

• максимальное использование развивающего потенциала учебного предмета.

Для разработки заданий для определения уровня графической подготовки возможно использовать такой подход как проблемность.

Проблемными являются задачи, решение которых предполагает хотя и управляемый преподавателем, но самостоятельный поиск пока еще неизвестных студенту закономерностей, способов действий, правил. В процессе решения проблемы студенты преодолевают трудности, решают возникающие противоречия между уже имеющимися знаниями и требованиями задачи, выявляют новые элементы знаний, новые способы оперирования ими, овладевают способами познания, что расширяет их возможность в решении новых, еще более сложных проблем. Проблемная ситуация отражает субъективное принятие задачи, реальное участие каждого учащегося в процессе ее решения. Если студент, прослушав задачу, данную группе, сам не сделает попытки ее решить, а будет лишь следить за поиском других, у него не возникнет проблемной ситуации, задача не вызовет у него активной мыслительной деятельности. Решение таких задачи приближает процесс обучения к жизни, повышает действенность знаний, поскольку последние приобретены в процессе более или менее самостоятельной активной мыслительной деятельности Многообразие способов оценивания требует разработки учебных заданий, инициирующих качественное усвоение разнообразных видов учебно-профессиональной деятельности студентов. Для отечественного высшего образования чрезвычайно актуальна задача освоения этого разнообразия способов и форм оценивания. Сегодня очень важно изменение статуса самооценки учебно-профессиональной деятельности студентов, превращение ее в постоянно используемое в образовательном процессе действие, например, включение самооцениваемых работ в накопительную систему по курсу. Когда система оценивания становится прозрачной и критериальной, то такой подход может служить и эффективным средством активизации самого процесса приобретения профессионально и социально значимых компетенций.

Таким образом, целенаправленный поиск новых методов и средств обучения, реализация мероприятий, активизирующих учебную деятельность студентов по изучению начертательной геометрии, будет способствовать повышению качества подготовки инженерных кадров в техническом вузе.

Библиографический список 1 Абульханова-Славская, К.А. Деятельность и психология личности / К.А. Абульханова-Славская. – М.: Наука, 1986. – 334с.

2 Берсенева, О.А. Причины низкого качества знаний по геометрии у школьников / О.А. Берсенева // Преподавание геометрии в условиях подготовки к ЕГЭ – матер. круглого стола. – Красноярск, 1977. – С.29 32.

3 Вольхин, К.А. Индивидуализация обучения начертательной геометрии студентов технических вузов: Автореф. дис. … канд. пед. наук :

13.00.02 / Новосиб. гос. пед. ун-т. – Новосибирск, 2002. – 21 с.

4 Маскаева, О.Н. Общие проблемы в преподавании геометрии / О.Н. Маскаева, Т.И. Митрофанова, Н.В. Миронова // Преподавание геометрии в условиях подготовки к ЕГЭ – матер. круглого стола. – Красноярск, 1977. – С.19-21.

УДК 801.7 Ю.А. Безруких ИНТЕГРАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ НАУКЕ: СОДЕРЖАНИЕ И СРЕДСТВА ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Лесосибирский филиал г. Лесосибирск Процесс дифференциации легко прослеживается по появлению новых локальных, специфических языков науки. Что касается интеграции науки, то это скорее пожелание, чем реально наблюдаемое явление.

Процессы интеграции в современном естествознании отличаются широтой и многообразием. Необходимо, прежде всего, отделить исторически действующие закономерности интеграции знаний, вполне органичные для дисциплинарной организации науки, от тех закономерностей, в которых явственным образом выражена специфика новой познавательной ситуации, рожденной эпохой научно-технической революции. Не претендуя на исчерпывающую полноту картины, такое различение можно осуществить приблизительно следующим образом. К классическим проявлениям интеграционных процессов в научном познании можно отнести: процессы генерализации теоретического знания, то есть построение все более общих концепций в той или иной уже сложившейся области знаний;

формирование новых областей научного знания, в которых систематически разрабатываются совокупности проблем, ранее относившихся, правда, в специфической и своеобразной форме, к целому ряду самостоятельных отраслей науки;

взаимное использование специальных методов познания, возникающих и складывающихся первоначально в рамках какой-либо одной дисциплины;

формирование так называемых пограничных дисциплин, основанных на частичной редукции проблем одной дисциплины к другой, базовой (и нередко ведущей к заметному обогащению последней в концептуальном отношении).

Выдающаяся роль в осуществлении указанных интеграционных процессов принадлежит математике, а также интенсивно идущим процессам физикализации современного естествознания. Общей особенностью интеграции такого рода в методологическом отношении является совершенствование дисциплинарного подхода. Даже в тех случаях, когда мы имеем дело с возникновением новой дисциплины отчетливо ннтегративного характера типа кибернетики или теории информации), реальные преимущества научного познания находят свое проявление в совершенствовании собственно дисциплинарных исследований. В этом одна из причин, по которым некоторые исследователи отказываются видеть в подобных процессах собственно интеграцию знаний. Так, В. В. Налимов замечает, что сейчас «часто приходится слышать высказывания о дифференциации и интеграции науки. Процесс дифференциации легко прослеживается по появлению новых локальных, специфических языков науки. Что касается интеграции науки, то это скорее пожелание, чем реально наблюдаемое явление. Единственное, что мы сейчас можем наблюдать, - это возникновение новых областей знания на пересечении некоторых уже существующих и далеко отстоящих друг от друга дисциплин. Но это не интеграция, а дальнейшая дифференциация знаний». Приведенное замечание вполне можно оспорить. Но в нем заключен весьма важный смысл. В самом деле, интегративная тенденция в данном случае мало, что меняет в отношении самого дисциплинарного принципа организации науки. Она, по сути дела, не смягчает, но скорее даже обостряет общую познавательную ситуацию, порожденную разделенным знанием, множеством продуцируемых им образов.

Перейдем теперь к рассмотрению несколько иных по характеру интеграционных процессов. Они проявляются в сфере, приближенной к социальному потреблению знаний. Как справедливо отмечают М. С.

Асимов и А. Турсупов, «перед современным высокоиндустриальным обществом встал ряд новых, зачастую не имеющих прецедента в истории цивилизации научно-технических и социально-экономических проблем и задач, которые уже на стадии постановки требуют широкой координации и кооперации множества сфер деятельности человека, в первую очередь всех трех областей его исследовательской деятельности - естествознания, обществознания и техникознания. Речь идет о.глобальных проблемах, долгосрочных социально-экономических прогнозах и комплексных научно технических проектах национального и международного масштабов, выдвинутых на передний план объективными потребностями самого общественного развития - экономического, социального, духовного». Именно в этой области характер интеграционных процессов имеет несколько иную природу. Дисциплинарное знание в подобных проектах выступает как своего рода используемый ресурс, и его потребление, а также характер запросов по отношению к нему и сообщаемые его развитию и совершенствованию импульсы находятся вне чисто дисциплинарного круга представлений. Поскольку указанные программы (особенно в случае глобального моделирования) сами суть особые виды сложной познавательной деятельности, постольку реальная инициатива в движении, перестройке и переосмыслении дисциплинарного знания перемещается в иной, подлинно интегрирующий разнообразное дисциплинарное знание центр. Для нас важно лишь отметить это активное смещение, все последствия которого в настоящее время трудно прогнозировать.


Решающим по значению средством, позволяющим приступить к интегрирующей познавательной деятельности, является математическое моделирование с использованием ЭВМ. Данный метод познания получил распространение в исследовании «ложных многокомпонентных систем, «поведение которых не удается понять на основе знания свойств лишь отдельно взятых их компонентов. Эти новые для науки объекты исследования могут включать в себя явления различной природы, но настолько тесно связанные, что их в принципе нельзя рассматривать независимо друг от друга. Попытки разграничить сложным образом переплетенные компоненты системы оказываются совершенно бесполезными: невозможно изучение их лишь традиционными для предшествующей науки методами». Вполне вероятно, что все более широкое включение ЭВМ в познавательный процесс (независимо от того, предпринимается ли оно в чисто дисциплинарных или междисциплинарных исследованиях) создает предпосылки для преодоления современной структуры научного познания с отчетливо доминирующим принципом дисциплинарности.

В качестве некоторой иллюстрации, поясняющей смысл и содержание возможной перестройки научного познания, можно привести концепцию науки о системах, разработанную американским ученым Дж.

Клиром. По его мнению, наука о системах представляет собой особый тип научной деятельности, имеющий теоретическую направленность и являющийся дополнительным к экспериментально ориентированной традиционной научной деятельности. Область исследований науки о системах включает в себя все виды реляционных свойств, справедливых для всех или отдельных классов систем. Классификация этих свойств служит основанием для подразделения всей области исследований науки о системах на подобласти аналогично подразделению традиционной науки на дисциплины. Знания в науке о системах могут быть получены либо математически, либо с помощью модельных экспериментов на ЭВМ (например, знание о взаимосвязи между структурой и поведением системы и т.п.). Дж. Клир специально подчеркивает, что когда «речь идет об экспериментально полученном знании, то именно ЭВМ представляет собой лабораторию науки о системах. Компьютер позволяет ученому - специалисту в науке о системах ставить эксперименты точно так же, как это делают ученые в своих лабораториях, хотя экспериментальные сущности, с которыми он имеет дело, являются абстрактными структурными свойствами (моделируемыми на ЭВМ), а не специфическими свойствами объектов реального мира». Основная задача системной методологии, по Дж. Клиру, заключается в разработке методов для решения системных проблем «в их естественной формулировке без каких-либо упрощающих допущений, налагаемых на такие решения, или, если это неизбежно, с такими допущениями, которые делают проблему решаемой, но при этом искажают ее в минимальной степени».

Таким образом, разработка контекстно независимых методологических средств, которые можно использовать для решения самых разнообразных проблем, позволила бы и значительной степени унифицировать методологические процессы и достичь высокой эффективности в исследованиях. Решающим звеном в реализации такой науки о системах является использование вычислительной техники. По мнению Дж. Клира, наука, начиная примерно с середины XX в.. вступила в новый период своего развития, именуемый им периодом двумерной науки. Ее отличительная черта - интеграция науки о системах с базирующимися на эксперименте традиционными научными дисциплинами. «Значение этой радикально новой парадигмы науки - двумерной науки - еще не полностью осознано, но ее выводы для будущего являются очень важными».

Взятая в качестве иллюстрации, концепция Дж. Клира позволяет достаточно четко показать, что возможное в результате нарастающего процесса интеграции принципиально междисциплинарного порядка преодоление дисциплинарной структуры научного познания не означает буквальное отрицание последней. Речь идет скорее об изменении места и функции дисциплинарной организации внутри научного познания в целом.

Вполне понятно, что это должно сказаться и на изменении характера соответствующих норм и ценностных ориентаций дисциплинарного знания.

Библиографический список Алексеев, П. В. Наука и мировозрение (Союз марксистской 1.

философии и естествознания) / П. В. Алексеев. – М.: Политиздат, 1983. – 367 с.

Горелов, А. А. Концепция современного естествознания / А. А.

2.

Горелов. – М.: Центр, 1997. – 208 с.

Добров, Г. Н. Наука о науке / Г. Н. Доборов. – М.: Знание, 3.

1989. – 304 с.

Концепции современного естествознания: Учебник для вузов / 4.

В. Н. Лавриненко, В. П. Ратников, Г. В. Баранов и др.;

отв ред. Проф. В. Н.

Лавриненко, В. П. Ратников. – 2- изд., переаб. И доп. – М.: ЮНИТИ ДАНА, 2000. – 303 с.

Проблема ценности статуса науки на рубеже XXI века: сб. ст. / 5.

отв. ред. Л. Б. Баженов. – СПб.: РХГИ, 1999. – 280 с.

Солонин, Ю. Н. Наука как предмет философского анализа 6.

(Сциентическая традиция в буржуазной философии науки) / Ю. Н.

Солонин. – Л.: Изв-во Ленинградского университета, 1989. – 176 с.

УДК 801.7 Ю.А. Безруких ДИАЛЕКТИКА ИНТЕГРАЦИИ И ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Лесосибирский филиал г. Лесосибирск Синтез, интеграция кибернетического и «некибернетического»

знаний порождают прямо противоположный процесс - дифференциацию знания об информации и управлении.

Характеризуя развитие любой фундаментальной теории, нельзя ограничиться указанием на тенденцию к экстенсивному расширению, скажем, физических или кибернетических концептов. В контексте данной темы важно подчеркнуть, что в русле указанного процесса формируется также и определенное мировоззрение, определенная нелепая установка. Перед специалистами различных наук возникает задача истолкования своего предмета с точки зрения данной фундаментальной теории. Решение этой задачи с необходимостью связано с объективным развитием теории в качестве мировоззренческого, метатеоретического образования. То, что, скажем, фнзикализации «само собой» подверглись науки, охватывающие и микро-, и макро-, и мегамиры, явилось результатом попыток увидеть эти явления происходящими как бы из единого «корня», имеющими в своем основании субквантовые частицы. Точно так же логико-математический аппарат теорий связи и управления задает своеобразное видение систем различных классов. Анализируя некоторые общие особенности монистической ориентации, необходимо различать судьбу монизма как идеала и историю монизма как его практическое воплощение. С одной стороны, монизму свойствен целенаправленный характер его исходных установок. Весь ход осмысления наиболее общих закономерностей бытия и познания, сама динамика становления теоретического знания развертываются в такой ситуации, при которой главная посылка монистического воззрения - вывести все многообразие из каких-то единых, гомоморфных структур, - оставаясь внутренней потребностью человеческого духа, превращается в максиму научно-познавательной деятельности. С другой стороны, из попыток претворения в жизнь монистически ориентированных программ был извлечен важный урок, который состоит в том, что эти программы полностью никогда не реализовывались. В истории науки не раз вскрывалась несостоятельность попыток свести всю систему мироздания к «единственно подлинным элементам мира». Действительно, трудности, возникающие при построении единых теорий в различных областях знания, породили известный скептицизм относительно самой возможности осуществления такой программы. Скептицизм в отношении идеи монизма выглядит привлекательным и убедительным еще и в силу своей антидогматичности, имеющей, однако, в основном чисто внешний характер. Действительно, едва ли можно считать конструктивным негативное отношение к самому принципу монизма, отрицание методологической и эвристической значимости этой познавательной установки.

Сказанное свидетельствует о различии между потенциальными возможностями монистической программы и ее актуальной завершенностью. Не всегда реально и полностью осуществляясь в виде единых, всеохватывающих теорий, идея монизма тем не.менее всегда обнаруживает свое присутствие как норма, как идеал. Такой идеал, даже не будучи достижим, выполняет, по мысли И. И. Степанова, определенные интегративные функции. Справедливость данной мысли подтверждает и кибернетика. Однако это не означает, что задача оценки пределов и возможностей кибернетических моделей противоречит монистическим установкам самой кибернетики. Кибернетические модели, как и всякие другие модели, отвлекаются от определенных свойств сложного объекта, акцентируя внимание на его информационно управленческом содержании. И в той степени, в какой такая модель раскрывает структуру и механизмы информационно-управленческих процессов, можно говорить, что эта модель адекватно отображает анализируемый объект.

При анализе развития кибернетики все чаще ставится задача выявить специфичность, в определенном смысле нетривиальность кибернетических конструктов в тех областях, где они получают приложение. Этот новый подход наряду с выявлением известного сходства, тождества изучаемых структур одновременно нацеливает на поиски их своеобразия. Укажем, в частности, на нейрофизиологию, где был получен ряд своеобразных кибернетических моделей нервной системы и мозговых процессов. Характеризуя эти модели, обратим внимание на гипотезу о двухпроцессном механизме функционирования мозга. В рамках классических представлений функционирование нервной системы рассматривалось в соответствии с бихевиористским принципом «вход - выход», «стимул - реакция». Неадекватность этого представления отчетливо выявилась после того, как было показано, что деятельность рецепторов контролируется центральной нервной системой с помощью особого механизма обратной связи. Это привело к созданию новой концепции той исходной элементарной нейронной структуры, которая лежит в основе сложно организованных нейронных систем.


Кибернетическое моделирование функций нейронных систем с учетом тонких анатомических деталей мозга дало возможность конкретизировать, уточнить представления о принципах организации указанной обратной связи. В частности, было выявлено наличие целого ряда ее разновидностей, таких, как крупномасштабные, локальные, внутрицентральные и другие. Надо сказать, что такого рода процессы спецификации и конкретизации кибернетических понятий имеют место не только в нейрофизиологии, но и в педагогике, в социологии и в других науках.

По мере расширения сферы применения понятия управления в различных областях науки и практики стало очевидно, что те общие понятия и принципы, которые поставляет формальный аппарат общей теории управления, являются слишком абстрактными. Ограниченность, схематичность таких абстракций специалисты видят в том, что они не позволяют адекватно вскрыть, отобразить специфику процессов управления в различных областях. Это повело к переосмыслению содержания исходного кибернетического понятия управления, его адаптации к предметным областям. В результате получило развитие представление о многообразии форм управления.

Проведенный анализ показал, что кибернетические средства познания интересны не только «сами по себе», в качестве теоретических конструктов специальных теорий связи и управления. С помощью этих абстрактных структур ученые выявляют некоторые тождественные, инвариантные объекты, причем в каждой из сфер приложения полученные инварианты имеют специфическую форму проявления. Именно таким путем и было выделено некоторое многообразие типов информации и управления. А это в свою очередь означает, что синтез, интеграция кибернетического и «некибернетического» знаний порождают прямо противоположный процесс - дифференциацию знания об информации и управлении.

Исходная схема кибернетических понятий дифференцируется в соответствии с областью их приложения -на биологическую, нейрофизиологическую, психологическую и другие формы. Таким образом, известная дробность, относительная независимость и специализация становятся характерными чертами процесса кибернетизации знания Процессы дифференциации характерны и для кибернетики как определенного научного направления. В настоящее время она переживает период внутреннего расслоения. Из кибернетики - некогда единой науки - выделился ряд самостоятельных дисциплин, как теория информации, теория игр, теория управляющих систем и другие, в связи с чем говорят даже «об угрозе распада кибернетики». Ученые кибернетики задались вопросом, является ли дифференциация кибернетики результатом «неправильной расстановки сил и недооценки укрепления фундаментальных основ кибернетики» или же это «закономерное явление и начало принципиально нового этапа развития науки». Тот факт, что ученые - естественники приходят к постановке методологических проблем своей науки, так и границ ее внешнего приложения. Накопленный к настоящему времени опыт применения кибернетических моделей в разных областях знания показывает недостаточность чисто формального использования понятийного аппарата теорий связи и управления. Стало очевидно, что, опираясь на абстрактную общность, нельзя вскрыть глубинные, интегральные особенности представления об индивидуальных элементарных структурах, выражающих их специфику.

Возможность получения таких результатов видный советский специалист в области нейрофизиологии А.Р. Лурия связывает вовсе не с кибернетическими моделями, ибо предметом рассмотрения последних часто являются не •реальные научные факты, а абстрактные схемы. Не отрицая эвристичности подобных моделей, А.Р. Лурия тем не менее считает, что для нейрофизиологии ведущими, центральными являются результаты, полученные высококвалифицированными специалистами в своей собственной области. Только при этом главном условии могут быть раскрыты механизмы тонкой морфологической и физиологической организации мозговых процессов. Высказанное замечание не является, по - видимому, частным. Ему можно придать более общее значение: оно ориентирует на получение внутринаучных результатов, а не на схемы, взятые как бы «со стороны», из других областей. Сказанное вовсе не свидетельствует о недооценке значимости междисциплинарного теоретического синтеза. Важно то, что взаимосвязи теоретических конструктов придается вполне определенный смысл. Когда речь идет о теоретическом синтезе кибернетических и «некибернетических»

(нейрофизиологических) познавательных структур, имеется в виду такое «наполнение» кибернетических схем, их переосмысление, при котором, в частности, происходит их превращение в концептуальные средства теории мозга. Иными словами, внутринаучный синтез носит столь глубокий характер, что нейрофизиолог теперь имеет дело уже не с исходными кибернетическими концепциями как таковыми, а какими-то их эквивалентами, «сплавом», соотнесенным с «местными» понятийными структурами.

Подводя итоги обсуждения вопроса о синтезе научного знания на основе идей кибернетики, следует признать, что результаты использования кибернетических средств познания весьма неоднозначны по своим следствиям. С одной стороны, синтез кибернетического и «некибернетического» видов знания протекает в форме поисков единообразных, гомоморфных структур. На этой основе формируется монистическая тенденция а развитии знания. Но с другой стороны, уточнение исходных кибернетических концептов в соответствии со.

спецификой сфер применения приводит к появлению новых понятийных образований, в результате чего происходит дифференциация научных знаний. Характерной чертой процессов дифференциации являются полиморфистская ориентация, отход от абстрактно понятых элементарных оснований, попытки рассматривать их конкретно. Будучи антиподом монизма, полиморфизм подвергает критическому пересмотру характер тех логико-гносеологических процедур, которые лежат в основе монистической программы. Острие этой критики направлено против исходного принципа монизма - принципа единообразия, тождественности исходных элементарных сущностей, против утверждения о том, что мир, реальность - являются гомогенными, однородными. Возражение вызывает как раз формальный, абстрактный подход к. выделению оснований единства, придание последним смысла вечных, универсальных сущностей. Логико-методологический и гносеологический полиморфизм обнаруживает себя в попытках рассмотрения одного и того же явления в разных плоскостях, с различных точек зрения. Такая позиция связана с пониманием иерархической структуры сложноорганизованных объектов, но, кроме того, и с возможностью применения теоретических концептов к различным познавательным проблемам. Это делает знание объемным, многоуровневым по своей структуре. Отсюда и характерные для современной научно-технической революции разнообразие средств описания, множественность направлений исследования и их комплексность. Комплексность иерархичность объекта исследования (например, человека, науки, среды и т.д.) выражается в том, что он (объект) стал предметом изучения специалистов самых различных наук, использующих большое разнообразие средств исследования.

Библиографический список Алексеев, П.В. Наука и мировозрение (Союз марксистской 7.

философии и естествознания) / П.В. Алексеев. – М.: Политиздат, 1983. – 367 с.

Горелов, А.А. Концепция современного естествознания / 8.

А.А. Горелов. – М.: Центр, 1997. – 208 с.

Добров, Г.Н. Наука о науке / Г. Н. Доборов. – М.: Знание, 9.

1989. – 304 с.

Концепции современного естествознания: Учебник для вузов / 10.

В.Н. Лавриненко, В.П. Ратников, Г.В. Баранов и др.;

отв ред. Проф.

В.Н. Лавриненко, В.П. Ратников. – 2- изд., переаб. И доп. – М.: ЮНИТИ ДАНА, 2000. – 303 с.

Проблема ценности статуса науки на рубеже XXI века: сб. ст. / 11.

отв. ред. Л.Б. Баженов. – СПб.: РХГИ, 1999. – 280 с.

Солонин, Ю.Н. Наука как предмет философского анализа 12.

(Сциентическая традиция в буржуазной философии науки) / Ю.Н.

Солонин. – Л.: Изв-во Ленинградского университета, 1989. – 176 с.

Философия. Естествознание. НТР: СБ. СТ. / Редкол.: отв. ред.

13.

Ю.В. Сачков, Фам Ньы Кыонг и др. – М.: Прогресс, 1986. – 328 с.

УДК 801.7 Ю.А. Безруких КИБЕРНЕТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ И ИДЕАЛ ЕДИНСТВА НАУЧНОГО ЗНАНИЯ ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Лесосибирский филиал г. Лесосибирск Кибернетика, возникшая около полувека назад, является одним из замечательных примеров междисциплинарного исследования, которая изучает с единой, общей точки зрения процессы управления в технических, живых и социальных системах.

Некоторые науки, в особенности гуманитарного и медико биологического профиля, пытаются добиться теоретической оснащенности за счет использования идей и методов кибернетики. Кибернетика, возникшая около полувека назад, является одним из замечательных примеров междисциплинарного исследования, которая изучает с единой, общей точки зрения процессы управления в технических, живых и социальных системах. В самом деле, какими путями происходит взаимодействие различных наук? В чем суть интенсификации интегративных процессов, и какова роль в этом кибернетики?

При анализе закономерностей научно-технической революции недостаточно, видимо, одного лишь указания на факт широкого распространения идей и методов кибернетики, на повсеместное использование электронных решающих устройств. Значимость этих разработок необходимо усматривать и в том, что они составили фундамент нового направления теоретических и экспериментальных исследований. Поэтому рассмотрим более внимательно процессы «кибернетизации» научного знания и попытаемся проанализировать, какой круг проблем решается путем построения кибернетических моделей.

Анализируя процессы экстенсивного развития кибернетики, следует назвать по крайней мере два уровня, на которых проводится использование кибернетических средств исследования. Один уровень касается заимствования методов и техники измерения и обработки экспериментов с помощью ЭВМ и современной автоматики. Другой уровень связан с использованием теоретических конструкторов. Не останавливаясь на многочисленных примерах широкого внедрения ЭВМ в другие отрасли знания, рассмотрим предпосылочную роль идей и принципов кибернетики.

Последняя выражается в том, что целый ряд наук и научных направлений связывают свой теоретический идеал и теоретические основания с поисками инвариантных, гомоморфных структур. Поскольку идеалом современной науки продолжает оставаться формализованное, математически оформленное знание, постольку фундаментальные науки, в том числе и кибернетика, рассматриваются как некий теоретический эталон. Исходной в этом случае является посылка, согласно которой приращение знания, его уточнение и содержательное расширение могут быть достигнуты с помощью кибернетических концептуальных средств.

Необходимо, прежде всего, рассмотреть вопросы о том, каким образом формируется потребность в математизации знания, откуда появляется идея о необходимости повышения его теоретического уровня.

Задачи подобного рода возникают, по-видимому, в связи с тем, что целый ряд наук, в особенности биология, психология, медицина и т.д., стали все более осознавать «размытость», приближенность имеющихся в них законов и принципов. Эти трудности различные науки пытаются, в частности, преодолеть на путях использования теоретического аппарата кибернетики.

Последняя явилась своеобразным «проводником точности» в науку. С приложением познавательных средств кибернетики связывается возможность теоретической систематизации многообразного эмпирического материала: возможность более ясной формулировки исходных проблем, а также более четкой постановки вопросов, на которые необходимо дать ответ. Следует обратить внимание на плодотворность рассмотрения множества явлений с какой-то единой точки зрения. С момента возникновения кибернетика сформировалась как самостоятельное научное направление, пытавшееся охватить, выразить на одном и том же языке три разнородные сферы: область живой природы, социальные и технические системы. Такая позиция, являющаяся выражением монистического взгляда на мир, в истории познания перманентно принималась в качестве исходной.

И ныне идея «единого фундамента» привлекает внимание многих известных ученых-естественников. Данное обстоятельство подтверждает необходимость рассмотрения наиболее общих особенностей монистического миропонимания. Монизм является воззрением, стержень которого связан с обсуждением вопросов о соотношении единого и многого, с выяснением того, как за многообразием, индивидуальностью объектов и их свойств увидеть их единство. Образ единого наделен в сознании субъекта двумя непременными аспектами - онтологическим и гносеологическим. Под онтологическим следует понимать установку на поиски начал в самой реальности, в природе как таковой;

это будет природная, предметно субстанциальная общность. Единство подразумевает одноприродность, известную тождественность всех членов многообразия, ведь «действительное единство мира состоит в его материальности...». С помощью единого здесь отображается структурно-генетический «срез»

мира. В марксизме последовательно разработана концепция о материалыюм генезисе мира - от неорганической природы до человека.

Вместе с тем наряду с его онтологической предметно-субстанциальной трактовкой единое одновременно выступает и как исторически определенный продукт познавательной деятельности в прошлом, а тем самым как ее предпосылка в настоящем. Его нельзя полностью идентифицировать с реальными природными объектами;

оно возникает в акте соотнесения, сравнения многого с единым, а такой акт является действием сознания, теоретическим действием.

Методологическим ключом в решении проблем соотношения гносеологического и онтологического аспектов единства мира может послужить известное положение В. И. Ленина о том, что «диалектика вещей создает диалектику идей, а не наоборот». Единое в эпистемологическом значении выполняет интегративно - синтетическую функцию, обеспечивающую более эффективную организацию и отбор мыслительного материала. Эта функция реализуется таким образом, что «любое цельное и последовательное теоретическое построение возможно лишь на базе одного единственного исходного основоположения (постулата), проведенного через всю цепь научного рассуждения, и, соответственно, убеждение в том, что в основе каждой логически стройной и систематически развернутой научной концепции лежит один, и только один, фундаментальный принцип, из которого выведены все остальные теоретические положения этой концепции». Анализируя гносеологические истоки идеи монизма, мы видим, что в процессе субъективной деятельности вырабатывается потребность свести все изучаемое многообразие к наименьшему числу сущностей. В истории познания указанная особенность субъективной деятельности нашла свое выражение в принципе, призывающем не умножать сущность без необходимости («Бритва Ок кама»). Примером такой познавательной позиции может служить экстенсивное развитие фундаментальных теорий. В познавательной позиции, опирающейся на принцип монизма, выражаются цель и установка деятельности, ее идеал. Как и любой другой идеал, этот идеал выполняет определенные регулятивные функции, задавая в самой общей форме схему метода исследования, в соответствии с которой строится научная картина мира, создаются теории 'и добываются новые факты. Весьма существенно, что идея монизма не только явно формулируется, но и активно вовлекается во все звенья познавательного процесса.

В современной науке монистическая установка проявляется, в частности, в попытках построения единых, теорий. Так, в физике микромира говорят о возможности построения единой полевой теории материи, в биологии - о единой теоретической биологии, в кибернетике - о единой теории искусственного интеллекта и т. д.

Анализируя процессы внутринаучного переноса теоретических идей кибернетики, можно обнаружить, что последние функционируют в современной системе культуры в качестве методологических регулятивов, формирующих исследовательские программы, связанные с изучением информационно-управленческих структур. А это означает, что исходные концепты как бы предопределяют, задают общие, принципиальные черты конечного результата исследования. Свою задачу исследователь видит прежде всего в том, чтобы сохранить точный смысл исходных кибернетических концептов. В соответствии с такой установкой формируется определенная стратегия: достаточно разработанные теории управления и связи начинают функционировать не только как непосредственные «орудия», но, что весьма существенно, в качестве «методологических детерминант», определяющих видение структуры и динамики сложных систем. Поэтому идеи и методы кибернетики рассматриваются как своеобразный источник, из которого можно черпать первичные гипотезы. Кроме того, кибернетические концепты, будучи новыми методами познания, служат своеобразной отправной точкой для формирования новых направлений исследования.

Широкое использование кибернетических моделей позволяет рассматривать этот логико-методологический феномен как неотъемлемый элемент интеллектуального климата современной науки. В этой связи говорят об особом кибернетическом стиле мышления, о «кибернетизации»

научного знания. Современная научная картина, мира с «кибернетическим взглядом» на структуру;

сложных систем включает идею о том, что последовательное развитие системы теоретических утверждений относительно сложных объектов предполагает использование, кибернетических средств познания. При. кибернетическом моделировании свойства объектов выражаются в терминах теорий информации и управления. Наиболее широкое распространение эти разработки получили в науках медико-биологического профиля. И это не случайно, поскольку указанная группа научных дисциплин составила исходную теоретическую базу кибернетики как науки. Немалое значение им придается в социологии, искусстве, в технических науках и других отраслях знания. Следует подчеркнуть, что при использовании кибернетических моделей осуществляется познавательное движение, цель которого связана с обнаружением изоморфизма структурно - функциональной аналогии, общности каузального типа. Абстрактные кибернетические структуры прилагаются к исходным концептам частных наук таким образом, что обнаруживается гомоморфизм информационно-управленческих структур.

Поскольку эти структуры присущи различным классам самоуправляемых систем, постольку идеи, описывающие подобные феномены, в одинаковой степени справедливы для достаточно широкого круга явлений. К их числу относятся такие абстрактные объекты, как «обратная связь», «нервная сеть», «машина Тьюринга», отношение «вход - выход» и др. Продвижение на их основе в область неизвестного позволяет вскрыть в некотором континууме многообразия какие-то общие характеристики, выработать единую точку зрения на качественно различные объекты. Обратим, например, внимание на эвристичность принципа обратной связи, который используется при решении самых различных проблем, в том числе при изучении поведения животных. На важность данного принципа при исследовании задач биогеоценологии указывает ряд исследователей. Кибернетический взгляд на экологию позволил понять то положение, которое человек занимает в окружающей среде.

Библиографический список 1. Алексеев, П.В. Наука и мировозрение (Союз марксистской философии и естествознания) / П. В. Алексеев. – М.: Политиздат, 1983. – 367 с.

2. Добров, Г.Н. Наука о науке / Г. Н. Доборов. – М.: Знание, - 1989. – 304 с.

3. Проблема ценности статуса науки на рубеже XXI века: сб. ст. / отв.

ред. Л.Б. Баженов. – СПб.: РХГИ, 1999. – 280 с.

4. Солонин, Ю.Н. Наука как предмет философского анализа (Сциентическая традиция в буржуазной философии науки) / Ю.Н.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.