авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

«УДК 94(100):008 ББК 63.3(2)4/41 Б26 Рецензенты: чл.-кор. РАН, д-р ист. наук, проф. И. П. Медведев (СПб ИИ РАН), д-р ист. наук, проф. Г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

В Отчете о деятельности РАН за 1918 г. о задачах Ко миссии говорится следующее119 : «Весною 1918 года, по пред ложению академика Ф. И. Успенского, при Академии наук была образована комиссия “Константин Порфирородный”. На первый взгляд такое название может показаться несколько странным, по крайней мере, узким для того, чтобы оправ дать образование отдельной постоянной комиссии. Но это бы ло бы лишь первым и, при том, неправильным представле нием. Комиссия “Константин Порфирородный” должна рас сматриваться, на что имеет полное основание, с общеистори ческой широкой точки зрения. Задачи, которые комиссия на метила в первую очередь таковы: прежде всего необходимо внимательно изучить вопрос о самой основе, на которой зи ждется работа Комиссии, то есть вопрос о сочинениях, вышед ших из кружка Константина. Для этого предпринята уже под Отчет о деятельности Российской академии наук по отделениям фи зико-математических наук и исторических наук и филологии за 1918 год.

Пг., 1919. С. 323–328. — Текст отчета комиссии «Константин Порфиро родный» был подготовлен А. А. Васильевым: в фонде сохранился его ав тограф-черновик (Ф. 126. Оп. 1. Д. 3. Л. 9–14).

Комиссия «Константин Порфирородный» готовительная черная работа, а именно: начато составление не существующего еще в науке подробного указателя личных и географических имен и терминов, что должно облегчить рабо ту ученых и может дать совершенно неожиданные по новизне результаты для освещения различных вопросов истории, ли тературы и языка. Затем, предпринято составление полной библиографии по литературе о Константине, при чем имеет ся в виду составить не только голый перечень книг и статей, относящихся к данному вопросу, но и дать краткое изложение их содержания и выяснить значение той или другой работы.

Кроме того, если так называемые Excerpta Константина вы шли недавно в критическом издании, то главные труды, De Thematibus, De administrando imperio и De Cerimoniis (за ис ключением трактата Филофея120 ), имеются лишь в старых из даниях. Насущною задачею Комиссии является, поэтому, изу чение рукописей этих сочинений, хранящихся в книгохрани лищах Западной Европы, и подготовка их нового критическо го издания. После этих совершенно необходимых и в высшей степени ответственных работ Комиссия, исходя из сочинений Константина, предпримет уже с привлечением другого все го доступного материала: историко-литературного, археоло гического, нумизматического и т. д., ряд работ по различным сторонам внутренней истории Византии, международным от ношениям, по изучению влияния на другие народы и страны, в частности на Россию. Отдельные работы должны быть по священы первым страницам русской истории, крещению Руси, названиям днепровских порогов».

Имеется в виду так называемый «Клиторологий» Филофея, со ставленный в 899 г. атриклинием (ответственным за церемониал) Льва VI и Константина Багрянородного. Это сочинение было изда но Ф. И. Успенским: Успенский Ф. И. Византийская табель о рангах // ИРАИК. 1898. Т. III. С. 99–137. – Ср. современное издание:

Oikonomides N. Les Listes de prsance byzantines des IX e et X e si`cles.

ee e Paris, 1972 (в настоящем издании помещен, в том числе, греческий текст и французский перевод «Трактата Филофея»).

52 Деятельность Комиссии Таковы были перспективные планы. К их воплощению стремился Ф. И. Успенский. Условия времени были таковы, что реализовать их полностью было практически невоз можно. И все же удалось сделать многое.

Уже на первом заседании комиссии «Константин Пор фирородный» после того как Ф. И. Успенским был прочитан доклад «О значении византийских занятий и о мотивах, побу дивших Академию наук учредить под его председательством Комиссию для изучения произведений Константина Порфи рородного и истории Византии X в.» и часть главы из неиз данного 2-го тома его «Истории Византийской империи»

«О литературной деятельности Константина Порфирородно го»121, А. А. Васильев и П. В. Безобразов сделали сообщение о De Cerimoniis, а затем все участники собрания высказались о задачах и темах для дальнейшего изучения в рамках работы Комиссии. «На основании высказанных соображений наме чены были следующие вопросы для деятельности Комиссии:

1) составление библиографии к литературе о Константинопо ле;

2) указатели терминов и собственных имен к изданным текстам и 3) указатели памятников материальной культуры X века по изданным памятникам искусства»122. Составление подробной библиографии было поручено на следующем засе Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 4. — Имеется ввиду глава подготовленной, но не изданной при жизни Ф. И. Успенского второй части второго тома его «История Византийской империи»;

в 1927 г. на средства автора были из даны только первые 520 страниц второго тома;

глава 17 «Литературная деятельность Константина» должна была быть напечатана на страни цах 801–815. Впервые опубликована в 1997 г. (Успенский Ф. И. История Византийской империи. Т. 2. Период Македонской династии (867–1057).

М., 1997. С. 328–330). — Ср.: Латышев В. В. К вопросу о литературной деятельности Константина Багрянородного // ВВ. 1916. Т. 22. Вып. 1–2.

С. 13–20.

Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 4–5 (автограф Ф. И. Успенского). Л. 2 – кон спективный черновой вариант протокола. — Ср. положения протокола:

Л. 3 (автограф А. А. Васильева).

Комиссия «Константин Порфирородный» дании П. В. Безобразову123 ;

«для составления указателя к со чинениям De Thematibus и De administrando imperio А. А. Ва сильев предложил окончившего университет по историко-фи лологическому факультету С. С. Сцепуро;

указатель же к De Cerimoniis А. А. Васильев предположил составлять сам»;

на этом заседании было «решено приступить, под наблюдением Н. П. Сычёва124 и Б. В. Фармаковского, к составлению указа теля к памятникам искусства X-го и смежных с ним веков и поручить его составление магистранту Харьковского универ ситета К. Э. Гриневичу»125.

На деятельность Комиссии повлияли методы работы В. В. Латышева, выдающиеся знания и многолетний опыт ко торого в области эпиграфики и текстологии стали для Ф. И. Успенского главной находкой. Уже на третьем заседа нии Комиссии, которое проходило после летних каникул126, «В. В. Латышев сообщил, что перевел на русский язык из влечения из сочинений Константина Порфирородного, каса ющиеся России и Кавказа;

а так как эта работа уже заста вила его перевести приблизительно половину сочинения De Эта работа не была закончена из-за смерти П. В. Безобразова. Вот что сказано о нем в списке «Скончавшиеся в течение последних лет», опубликованном в справочнике «Наука и ее работники» (Пг., 1921. № 3.

С. 34–38): «Безобразов Павел Владимирович, историк, был ранее про фессором. Известен рядом работ главным образом по Византии, работал в ряде комиссий. Скончался в крайней нужде от истощения. Жена его, дочь историка Соловьева и сестра философа, скончалась от той же при чины. Ум. 1919 г.» (С. 34–35). После его смерти Комиссия «сочла полез ным приобрести для библиотеки Комиссии книги по византиноведению»

из библиотеки П. В. Безобразова (Там же. Л. 12 об.).

См. о нем недавно вышедшую монографию: Кызласова И. Л. Нико лай Петрович Сычёв (1883–1964). М., 2006. – В опубликованной здесь автобиографии (1921 г.) Н. П. Сычёв упоминает о своем членстве в Ко миссии по изучению византийской культуры эпохи Константина Порфи рородного (С. 42).

Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 11–11 об.

Правда, не 3-го сентября, как было предложено на первом заседании, а 28 октября 1918 г.

54 Деятельность Комиссии administrando imperio, то он предполагает, если ему позво лит время, перевести это сочинение полностью. Насколько такой перевод является важным, В. В. Латышев показал на примере одного места этого сочинения (С. 268–269 боннско го издания127 ), где идет речь об источниках около Таматархи (Тмутаракани) и других прилегающих местностей, причиня ющих какие-то “нарывы во рту или сыпь”, как это обычно переводилось Бандури и русскими исследователями, напри мер Д. И. Иловайским и Г. А. Ласкиным (в греч. тексте с глаголом ). В. В. Латышев предположил, что вместо следует читать то есть нефть, после чего оказа лось, что здесь мы имеем дело с известными в данной мест ности нефтяными источниками. Интересно отметить также то, что еще в XVIII веке Шлёцер уже считал перевод ulcera in summo ore 128 “lcherlich” (смешным. — О. А.) и правильно по a нимал в смысле, на что последующие исследовате ли внимания не обратили. Не лишнее, однако, отметить, что в 1912 году в своем переводе данного места из De administrando imperio Dieterich в сборнике Byz. Quellen zur Lnder- und Vl kerkunder (I, 46) переводил это слово правильно через Naphta quellen (нефтяные источники. — О. Б.) со ссылкою в примеча нии на Шлёцера»129. Вскоре130 В. В. Латышев закончил пере вод, рукопись которого сохранилась в архиве Комиссии131. К Constantinus Porphyrogenitus Imperator. De thematibus et de administrando imperio. Accedit H. Synecdemus cum Bandurii et Wesselingii commentariis / Rec. Imm. Bekkerus. Bonnae, 1840. Vol. I–II. (CSHB. T. 11).

Нарывы во рту (лат.) Там же. Л. 12–12 об. — Эта часть протокола была опубликована пол ностью: Отчет АН СССР за 1919. С. 323.

См. протокол № 5 заседания комиссии «Константин Порфирород ный» от 30 декабря 1918. (Там же. Л. 17).

Ф. 126. Оп. 2. Д. 8 (Перевод трактата Константина Порфирород ного De administrando imperio с приложением в качестве предисловия послания Константина Порфирородного к сыну его Роману, работы В. В. Латышева. Автограф В. В. Латышева;

с Л. 128 — машинописная ко пия. — 18 ноября 1918). 167 л. Небольшая часть перевода этого трактата Комиссия «Константин Порфирородный» октябрю 1920 г. им уже был закончен «перевод с объяснитель ными указателями биографии Василия Македонянина132, со чинения De Thematibus 133 и Рассказа о перенесении Эдесско го Нерукотворного Образа, принадлежащего перу, как дока зал Латышев, Константина Порфирородного134 »135. В начале 1920 г. «доложено о представленном В. В. Латышевым пере воде биографий Льва VI, Константина VII и Романа, а также Льва Грамматика, Георгия Монаха и Симеона Магистра» и «постановлено поручить В. В. Латышеву продолжить пере вод с греческого исторических сочинений, имеющих отноше ние к эпохе Константина VII, а равно писем, грамот и др.

официальных актов той же эпохи»137, а уже на следующем заседании было «заслушано сообщение председателя о следу ющих исполненных для Комиссии В. В. Латышевым работах:

а) Послание Константина к св. Григорию Богослову;

б) шесть писем и речь Феодора Дафнопата;

в) извлечение из хроники Иоанна Зонары, что составит 3 1/2 печатных листа»138. К ра боте Комиссии В. В. Латышев подключил своего сына139, ко В. В. Латышевым была опубликована: Известия византийских писателей о Северном Причерноморье // ИГАИМК. 1934. Вып. 91. С. 5–48. – К сожалению, в современном издании этого трактата на русском языке не использован полный перевод В. В. Латышева (Константин Багрянород ный. Об управлении империей / Греческий текст, перевод, комментарии.

Под. ред. Г. Г. Литаврина, А. П. Новосельцева. М., 1991).

Ф. 126. Оп. 2. Д. 18.

Там же. Д. 16.

Там же. Д. 14.

Там же. Оп. 1. Д. 2. Л. 26–27.

Там же. Оп. 2. Д. 23–24.

Там же. Оп. 1. Д. 2. Л. 28–28 об. Автограф Ф. И. Успенского.

Там же. Автограф А. А. Васильева.

См. о нем: РА ИИМК. Ф. 2. Оп. 3. Д. 352. Личное дело Петра Ва сильевича Латышева. Л. 1: «Род. в 1882;

закончил горный институт в 1907 г.;

специальность — металлургия и нумизматика;

должность: зам.

и старший помощник монетного двора;

научный сотрудник Института археологических технологий при РАИМК;

языки: нем., фр., англ.;

занят разработкой вопроса о местонахождении меди и олова и описанием мо 56 Деятельность Комиссии торый выполнил перевод с английского статьи Дж. Б. Бари о De administrando imperio. 2 мая 1921 г. В. В. Латышева не стало, и 3 февраля 1922 г. на очередном заседании комиссии «Константин Порфирородный» «было заслушано сообщение Ф. И. Успенского о желательности привлечения к работе Ко миссии возвратившегося из Киева профессора И. И. Соколова в качестве сотрудника по переводу с греческого (взамен умер шего В. В. Латышева)»140.

Значительное внимание в работе Комиссии уделялось вопросам византийского искусства141. Темы, с ним связанные, не раз обсуждались на заседаниях142. Для составления упо нет, найденных в Ольвии;

местожительство: Моховая, 12, кв. 33». Л. 2–7:

«Докладная записка П. В. Латышева от 12 сентября 1919 г.». Л. 4 об. – 5:

«Помимо упомянутых работ в области современной нумизматики, я не терял из виду и древнюю нумизматику и науки, соприкасающееся с ней и в виду этого и для расширения своих знаний в этой области поступил в 1912 г. в число слушателей Археологического института. В то же вре мя я состоял в числе сотрудников “Известий” Археологической Комис сии, в пяти выпусках которой напечатаны исполненные мною переводы некоторых английских и французских трудов по археологии и нумиз матике. Кроме того, мною составлены несколько указателей к протоко лам реставрационных заседаний Комиссии, которые напечатаны также в “Известий Арх. К.”». Л. 6 об. – 7: «“Список печатных работ:...

5. Трактат De administrando imperio. [Перевод статьи: Bury ‘The treatise De administrando imperio’ в Byzantinische Zeitschrift]. Сдано в комиссию Константина Багрянородного для печати 1919 г.”».

Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 34. (Л. 43–43 об. — черновой автограф, вероятно А. Н. Акимова).

К сожалению, к работе Комиссии не мог быть привлечен Н. П. Кондаков — инициатор реабилитации средневекового искусства, со здатель оригинальной методики исследования произведений средневе ковой восточно-христианской живописи и глава передовой в 1920-е гг.

школы искусствоведения (его средневекового направления): годы Граж данской войны Н. П. Кондаков провел в Одессе и Ялте, а в 1920 г. эми грировал.

Так, 20 октября 1919 г. «Н. П. Сычёв сообщил о работах над Десятин ной церковью и над чертежами и фрагментами покойного инженера Ми леева. Художник А. И. Кудрявцев и его супруга занимались копировани ем их, фотографированием, обмером и общим изучением;

это еще пред Комиссия «Константин Порфирородный» мянутого выше «Указателя к памятникам искусства X-го и смежных с ним веков» были привлечены новые сотрудники, в частности Н. В. Измайлова143, Д. В. Айналов144. Но карточ ный материал в Комиссию представил только К. Э. Гриневич:

им был составлен каталог к работе Г. Шлюмберже145.

Следует отметить еще одну особенность комиссии «Кон стантин Порфирородный»: в отличие от будущей РВК заседа ния ее проводились крайне редко, в некоторых случаях с по варительная стадия работы. Н. П. Сычёв намерен к дальнейшей работе привлечь П. П. Покрышкина и химиков для очистки фрагментов мозаик, так что работа пойдет по путям 1) историко-литературного, 2) историко архитектурного и 3) химического исследования. Тут же Сычёвым были представлены прекрасно исполненные госпожою Кудрявцевой образцы рисунков с мозаик Милеева. Кроме того, сам Н. П. Сычёв приступает к изучению Корсунского вопроса на Руси» (Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 26–27).

В рукописном отчете А. А. Васильева «Состояние работ в июле– августе 1919 г.» (Ф. 126. Оп. 1. Д. 3. Л. 20–20 об.) указано: «Нат. Вас.

Измайлова, под руководством Н. П. Сычёва и Б. В. Фармаковского, ре гистрирует памятники византийского искусства X и смежных веков по указанным им изданиям».

В протоколах комиссии «Константин Порфирородный» сохранилось заявление Н. П. Сычёва (Там же. Л. 23. Автограф Н. П. Сычёва): «В виду необходимости привлечь при всестороннем изучении основ культуры эпо хи Константина Порфирородного не только материалы непосредственно связанные с жизнью, деятельностью и творчеством самого Императора, или относящиеся к культурной жизни самой Византии, но и материалы, оставшиеся в византийских провинциях, в частности и главным обра зом — в России, крайне желательно было бы пригласить к работам Ко миссии Профессора Д. В. Айналова, являющегося одним из лучших зна токов византийского искусства и его наследий на почве Херсонеса, Кие ва, Новгорода и других культурных центров Древней Руси. Н. П. Сычёв.

23 июля 1919».

Schlumberger G. L’Epope byzantine a la n du deuxi`me si`cle. Paris, e ` e e 1896. — К маю 1919 г. К. Э. Гриневичем было составлено около 700 карто чек (Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 21–22 об.);

в фонде сохранилось 128 карточек (Ф. 126. Оп. 2. Д. 49).

58 Деятельность Комиссии лугодовым и даже более длительными перерывами146. Боль шинство заседаний носило организационный характер. До кладов на этих заседаниях было прочитано всего несколько, в основном это были краткие сообщения147. Как правило, и те и другие были посвящены Константину Порфирородному. Пе речислим наиболее интересные из них: В. В. Латышев в связи с переводом De administrando imperio сделал доклад об ис точниках около Таматархи (Тмутаракани)148 ;

А. А. Дмитри евский на пятом заседании Комиссии доложил о рукописях Иерусалимской патриаршей и Дрезденской библиотек, важ ных для изучения эпохи и деятельности Константина Пор фирородного149 ;

10 мая 1920 г. на одиннадцатом заседании был заслушан доклад И. Ю. Маркона о еврейских таргумах и мидрашах, в которых находится описание Соломонова трона, известного нам и по описанию Константина Порфирородно го, и об интересе и важности исследования данного вопроса по европейским и византийским источникам150. После этого засе дания состоялось еще пять, но на них в основном обсуждалась необходимость привлечения к работе новых сотрудников.

Подводя итоги деятельности комиссии «Константин Пор фирородный», Ф. И. Успенский на уже четвертом заседании Это, вероятно, отчасти объясняется тем, что Ф. И. Успенский в пер вые несколько лет работы Комиссии несколько раз выезжал в Одессу по делам РАИК.

См. Приложение 4.

Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 13–13 об.

Там же. Л. 18–19 об. Приложение 3 к протоколу заседания комиссии 30 дек. 1918 г. (Авторизованная машинопись с правкой автора). – Этот доклад был сделан в соответствии с просьбой Комиссии составить за писку о тех греческих рукописях, которые бы заслуживали изучения и издания в связи с вопросом о сочинениях Константина Порфирородного.

Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 29 об. (автограф А. А. Васильева). — До клад не сохранился. После его прочтения было «постановлено поручить И. Ю. Маркону произвести такое исследование с определенною оплатою по окончанию работы» (Там же). Нам не известно, была ли выполнена эта работа.

Комиссия «Константин Порфирородный» Комиссии по переизданию греческого словаря Дюканжа 15 ок тября 1923 г. сообщает151 : «В течение пятилетнего существо вания Комиссия “Константин Порфирородный”, несмотря на недостаток материальных средств и на утрату многих своих членов в лице скончавшихся Я. И. Смирнова, П. В. Безобразо ва, Х. М. Лопарева, В. В. Латышева, С. С. Сцепуро и П. А. Яко венко, развила достаточную деятельность по осуществлению своей историко-филологической задачи, объединившей: 1) со ставление библиотеки по эпохе 9 и 10 веков и библиографии о Константине;

2) составление указателя терминов и собствен ных имен в сочинениях Константина и 3) приготовление ма териала для указателя памятников материальной культуры 10 в. по памятникам искусства. В частности, в бюро Комис сии представлены работы: 1) академика В. В. Латышева пере воды сочинений Константина Порфирородного: а) послание к Григорию Богослову;

б) о фемах;

в) о перенесении неруко творного образа;

г) биография Василия I;

д) De administrando imperio. 2) Его же переводы относящихся к деятельности Кон стантина Порфирородного отрывков из Зонары, Продолжате ля Феофана, Симеона Логофета, Георгия Монаха, Льва Грам матика и Феодора Дафнопата. 3) Его же указатели к сочине ниям Константина Порфирородного De Thematibus, De administrando imperio, биография Василия I и речи о пе ренесении нерукотворного образа;

4) профессора И. И. Соко лова копия текста творений Арефы Кесарийского по руко писи Московской Синодальной библиотеки № 441, стр. 3–78, 110–166, 216–684, 724–840, с обзором литературной деятель ности Арефы и кратким анализом содержания представлен ных греческих текстов;

5) академика Ф. И. Успенского, пере вод Лиутпранда Кремонского Legatio Constantinopolitana152 ;

Ф. 126. Оп. 2. Д. 2. Л. 4.

Leonis Diaconi Calonsis. Historiae libri X et liber de velitatione bellica e Nicephori Augusti e rec. Car. Ben. Hasii. Addita ejusdem versione atque annotationibus ab ipso recognitis. Accedunt Theodosii Acroases, de Creta capta e rec. Fr. Jacobsii et Luitprandi, Legatio cum aliis libellis, qui Nicephori 60 Деятельность Комиссии 6) А. Л. Петрова и П. В. Латышева перевод статьи Манойлови ча153 и Bury154 о трудах Константина Порфирородного;

7) К. Гриневича — указатель археологический и художествен ный к Schlumberger L’Epope Byzantina, I 155. Кроме того, в e распоряжении Комиссии имеется своя библиотека, основным фондом которой послужили приобретенные библиотеки П. В. Безобразова и К. Я. Грота».

В фонде сохранился автограф черновика подготовлен ного А. А. Васильевым отчета о работе Комиссии в 1918 г.

для общеакадемического годового отчета156. В нем А. А. Ва сильев делает выводы, которые сохранили свою актуальность и в 1923 г., к тому времени когда комиссия «Константин Пор фирородный» слилась с Комиссией по переизданию греческо го словаря Дюканжа: «Из этого краткого отчета видно, что, несмотря на неблагоприятные для научных занятий общие со временные условия, а также несмотря на неожиданную кон чину П. В. Безобразова и отъезд157 К. Э. Гриневича, Комиссия посильно работала и достигла уже некоторых положительных результатов. Ближайшею задачей Комиссии будет, если поз волят средства, привлечение научных сил взамен ушедших, которые бы действительно делали работу. Только что пере Phocae Io. Tzimiscis historiam illustrant. Bonnae, 1828. (CSHB. T. 5). — Этот перевод хранится в фонде Ф. И. Успенского (Ф. 116. Оп. 1. Д. 12.

Рукопись имеет пометку: «27 июня 1919 передано в Комиссию Констан тина Порфирородного»).

Manojlovi Gavro. Studije o spisu De administrando imperio cara c Konstantina VII Porrogenita // Rad. Zagreb. Т. 182. S. 186–187.

Bury J. B. The Treatise De administrando imperio // BZ. 1906. Bd 15.

S. 517–577.

Schlumberger G. L’Epope byzantine a la n du deuxi`me si`cle. Paris, e ` e e 1896.

Ф. 126. Оп. 1. Д. 3. Л. 9–14.

Зачеркнуто: «вероятно (надеюсь), временное исчезновение». Нам не известно, что имеется в виду: возможно, этот отъезд был связан с дея тельностью К. Э. Гриневича как археолога (РА ИИМК. Ф. 2. Оп. 3. Д. 63.

Август 1921. Личное дело К. Э. Гриневича).

62 Деятельность Комиссии Комиссия по переизданию греческого словаря Дюканжа — Русско-византийская историко словарная комиссия «Заслуги Шарля Дюканжа в организации науки о ви зантиноведении так велики и беспримерны, что результаты его трудов в этой области не пережиты в науке и по настоя щее время, а что касается его словаря, то вопрос о пополнении его и переработке, согласно обширным новым материалам хо тя составляет глубоко осознанную потребность, но до сих пор еще остается в проекте»159, — так писал Ф. И. Успенский в 1922 г. Но еще в 1918 г. при основании комиссии «Констан тин Порфирородный» была сформулирована задача дополне ния и нового издания словаря среднегреческого языка Дюкан жа160. На очередном заседании этой комиссии (24 июня 1919) «Ф. И. Успенский напомнил об одной из намеченных задач Комиссии, а именно о дополнении к словарю Дюканжа»161.

В. Н. Бенешевич в своей статье «Успенский как основатель и руководитель Русско-византийской комиссии Академии наук»

подтверждает: «Предвидена была Ф. И. (Федором Иванови чем. — О. Б.) тогда же (во время работы комиссии “Констан тин Порфирородный”. — О. Б.) существенная потребность — приобретение фотографической копии с единственного списка “Придворного устава”, потому что результат изучения этого Успенский Ф. И. Из истории византиноведения в России // Анналы.

1922. № 1. С. 114.

Ф. 1. Оп. 1а–1918. Д. 165. § 131.

Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 24. – Тогда же было принято решение ис пользовать для этого Acta et Diplomata Graeca Миклошича и Мюлле ра и Jus Graeco-Romanum Цахарие фон Лингенталя. Для этой работы был приглашен профессор Воронежского университета П. А. Яковенко, а «для терминов же в области архитектуры и искусства поручено, через посредство Н. П. Сычёва, переговорить с Г. А. Орбели» (Там же. Л. 25).

Комиссия по переизданию греческого словаря Дюканжа памятника комиссией должен был выразиться в новом крити ческом, комментированном и снабженном переводом издании его. В качестве второй “насущной и также неотложной зада чи” комиссии Ф. И. поставил дополнение греческого глоссария Дюканжа “подбором пропущенных и неизвестных в его время слов, извлеченных из писателей, найденных в последние сто летия и, в особенности, из надписей и папирусов”»162. В 1923 г.

задача дополнения греческого словаря Дюканжа стала целью Комиссии по переизданию последнего163.

На первом заседании, состоявшемся 11 апреля 1923 г., Ф. И. Успенский обратился к собранию со следующим сообще нием: «Переиздание Glossarium mediae et inmae graecitatis Дюканжа давно признается крупным научным предприяти ем, стоящим на очереди в ряду важнейших проблем визан тиноведения и требующим совместной работы международ ного характера. В этом коллективном предприятии в послед нее время особое место отводилось ученым русским, в связи с Памяти академика Федора Ивановича Успенского (1845–1928). Л., 1929. C. 68.

Активный участник комиссии «Константин Порфирородный»

А. А. Васильев в первой главе своей «Истории Византийской империи», в подразделе «Краткий очерк разработки истории Византии на Западе», также особо выделяет греческий словарь Дюканжа: «Имея от роду уже более семидесяти лет, Дюканж издал в двух томах in folio “Словарь сред невекового греческого языка” (“Glossarium ad scriptores mediae et inrnae graecitatis”), труд, по словам русского византиниста В. Г. Васильевского, “беспримерный, над которым, казалось, должно было бы работать целое многочисленное общество ученых” (Васильевский В. Г. Обзор работ по византийской истории. СПб., 1890. С. 139). Глоссарий Дюканжа до сих пор остается необходимым пособием для всех занимающихся не только византийской, но и вообще средневековой историей». И только чуть ниже А. А. Васильев говорит о латинском глоссарии, опубликованном Дюкан жем прежде греческого: «Немалое значение для византийского времени имеет гигантский труд Дюканжа “Словарь средневековой латыни” в трех томах in folio (“Glossarium ad scriptores mediae et inrnae latinitatis”)»

(Васильев А. А. История Византийской империи. СПб., 2000. Т. 1. Время до Крестовых походов. С. 43).

64 Деятельность Комиссии общим направлением византологии в России. Идя навстречу указанной научной потребности, Российская Академия наук в феврале 1923 г. и учредила специальную Комиссию. Бли жайшим к этому поводом послужило сообщение академика П. Г. Виноградова о комиссии, организовавшейся за границей при союзе академий Бельгийской, Голландской, Итальянской, Французской и некоторых Американских ученых учреждений особой для переиздания словаря Дюканжа. Приглашенная в этот ученый союз Российская академия наук признала целесо образным, — по докладу академика Ф. И. Успенского, — при нять участие в переиздания греческого словаря Дюканжа пу тем обработки тех специальных его областей и отделов, ко торые составляют, по установившемуся мнению, особенность русских работ. В состав Академической комиссии по переизда нию Glossarium graecitatis Дюканжа приглашены академики С. Ф. Ольденбург и В. М. Истрин, профессора Д. В. Айналов, В. Н. Бенешевич, В. Е. Вальденберг, А. А. Васильев, С. А. Же белёв и И. И. Соколов. По праву кооптации в Комиссию во шли академик И. Ю. Крачковский и П. В. Эрнштедт»164. По сле этого сообщения «в последовавшем затем обмене мнений по вопросу о том, в каком именно направлении может выра зиться работа Академической комиссии по переизданию гре ческого словаря Дюканжа, членами ее было раскрыто, что в этом деле русским ученым по всем основаниям должна при надлежать инициатива и вполне самостоятельное участие в выполнении задачи, так как в этой специальной области у нас имеется свой и очень хороший материал. В частности, отделы греко-славянский и греко-восточный, проблемы эко номического и социального быта в Византии, византийские древности и памятники византийского искусства и права, ре лигиозные отношения греко-восточного общества — относятся к вопросам, наиболее глубоко исследованным в русской визан тиноведеческой литературе. Но надлежит, с одной стороны, Ф. 126. Оп. 2. Д. 2. Л. 1.

Комиссия по переизданию греческого словаря Дюканжа привлечь к работе Академической комиссии и других русских ученых (профессоров С. И. Соболевского, М. Н. Крашенинни кова, Н. И. Новосадского), а с другой стороны, войти в сноше ния с заграничными Академиями и учеными учреждениями и, в частности, с основанной в 1908 году в Афинах Комиссией по изданию исторического греческого словаря165. Самую же работу Академической комиссии нужно понимать, по разъяс нениям некоторых ее членов, в том смысле, что Комиссия в первую очередь ставит своей задачей дополнение (в подлинни ке подчеркнуто. — О. Б.) греческого словаря Дюканжа в той или иной специальной области, которая подлежит обработ ке отдельных ее членов. А для успешности трудов Комиссии представляется, по мнению большинства членов, крайне необ ходимым иметь возможность публиковать результаты отдель ных работ, как словарный материал, прежде окончательного внесения их в текст глоссария». В заключении заседания было вынесено постановление: «1) Признать переиздание греческо го словаря Дюканжа делом существенно необходимым и неот ложным, но во всем объеме выполнимым лишь совокупны ми усилиями русских и иностранных учреждений;

2) просить Российскую Академию наук оказать Комиссии содействие в выполнении ее задачи посредством открытия своих изданий для предварительного печатания работ Комиссии»166.

На втором заседании 3 мая 1923 г. Ф. И. Успенский внес предложение о присоединении комиссии «Константин Пор фирородный» к вновь организованной Комиссии для переиз дания греческого словаря Дюканжа. Тогда же было решено «1) просить членов Комиссии представить в бюро (образован В материалах фонда Византийской комиссии сохранилась черновая записка Ф. И. Успенского, по-видимому, план его выступления на засе дании организуемой Комиссии (Ф. 126. Оп. 2. Д. 1. Л. 4). В ней под пунктом 4 обозначено: «Комиссия по составлению исторического слова ря греческого языка в Греции. Важность задачи войти с этой комиссией в непосредственные сношения».

Там же. Д. 2. Л. 1–1 об.

66 Деятельность Комиссии ном на том же заседании. — О. Б.) к 15 мая свои соображения о том, в какой именно специальной области каждый может быть полезен Комиссии в деле переработки и переиздания греческого словаря Дюканжа;

2) установить конечною хро нологическою гранью для приготовляемого словарного мате риала период политического возрождения Греции в 1821 го ду;

3) пригласить к участию в занятиях Комиссии профессо ров Е. А. Черноусова, А. Н. Рудакова167 и А. П. Смирнова»168.

На третьем заседании 21 июня 1923 г. было принято решение о приглашении к участию в занятиях Комиссии академика Н. Я. Марра и профессора А. А. Дмитриевского и постановле ние «открыть занятия Комиссии по переизданию словаря Дю канжа в помещении комиссии «Константин Порфирородный», назначив вторник, от 12 до 3 часов дня, временем для посе щения Комиссии и по деловым сношениям ее членов, сосре доточить здесь необходимую библиотеку Комиссии, а вместе с тем — просить академика Ф. И. Успенского войти в сноше ния с библиотечной комиссией Академии наук относительно предоставления Комиссии по переизданию словаря Дюканжа помещения в новом здании академической библиотеки»169.

Только на четвертом заседании 15 октября 1923 г.

Ф. И. Успенский предоставил отчет о деятельности Академи ческой комиссии «Константин Порфирородный», учрежден ной 10 апреля (28 марта) 1918 г.170 В докладе говорилось:

«Эта Комиссия ныне считается прекратившей свое отдельное Имеется в виду Александр Петрович Рудаков (1886–1940), которого иногда ошибочно называют Николаевичем. И. И. Соколов по отношению к одному и тому же лицу употребляет оба отчества. К сожалению, в фонде не сохранилось никаких других подтверждений участия А. П. Ру дакова в работе Комиссии. – Cм. о нем: Лебедева Г. Е. Александр Пет рович Рудаков и его время: К изучению творческой биографии истори ка-византиниста // Византийские очерки: Труды российских ученых к XIX Международному конгрессу византинистов. М., 1996. С. 206–216.

Ф. 126. Оп. 2. Д. 2. Л. 2–2 об.

Там же. Л. 2–2 об.

Там же. Л. 3–3 об.

Комиссия по переизданию греческого словаря Дюканжа и самостоятельное существование, так как она в мае 1923 г.

слита с вновь учрежденной при Академии комиссией по пе реизданию греческого словаря Дюканжа, имеющей своей за дачею изучение русско-византийских отношений в 9–10 вв.».

Затем, «обращаясь к вновь организованной Комиссии, акаде мик Ф. И. Успенский отметил, что одна из очередных ее задач — это словарная интерпретация слов и терминов неизвестных и непонятных, которых нет в глоссарии Дюканжа, но которые входили в мировоззрение средневековья и характеризуют ме диевизм (так в оригинале. — О. Б.) в разных отношениях. Ил люстрируя этот тезис, академик Ф. И. Успенский представил разъяснение терминов: 171,,, (Сумелийский хрисовул 1364 г. Miklosich et Mller. Acta.

u V. 276 172 ) — в смысле турецкой “кабальной подати”, кото рую платили христиане Трапезундской империи, —, -,, -,,, которые характеризуют землевладение и земельное хозяйство в Византии и в том или ином отношении, — как город ское население, разделенное на классы, и других византий ских терминов»173.

Месяцем ранее, 5 сентября 1923 г., Ф. И. Успенский с подобным заявлением выступил на Отделении Академии наук174 : «С открытием в мае c. г. академической Комиссии по переизданию словаря Дюканжа, — говорит он, — деятель ность основанной в 1918 г. комиссии “Константин Порфиро родный” может считаться прекратившей свое отдельное и са мостоятельное существование. Так как Комиссия по переиз данию словаря Дюканжа должна начать свою работу с ис См.: Успенский Ф. И. // ВВ. 1926. Т. XXIV. С. 130–134. — Ср.: Жебелёв С. // Там же. 1927. Т. XXV. С. 171.

Acta Patriarchatus Constantinopolitani / Еd. by F. Miklosich, I. Mller.

u Vienna, 1862.

Ф. 126. Оп. 2. Д. 2. Л. 4–4об.

Оп. 1а–1923. Д. 172. § 147. – Доклад с некоторыми сокращениями был опубликован в: ИРАН. VI серия. 1923. Т. XVII. Л., 1924. С. 504–505.

68 Деятельность Комиссии пользования того словарного материала, который накопил ся в бюро первой Комиссии в продолжение ее пятилетней деятельности, то является совершенно естественным вывод о слиянии на будущее время обеих Комиссий в одну, при чем эта последняя будет преследовать как изучение русско византийских отношений в IX и X вв. (наследство первой), так и разработку материала для словаря Дюканжа с целью подготовки его первого издания. Эти две задачи легко сов местимы и преследование их может быть осуществлено до пущением двух секций в комиссии: исторической и филоло гической175. Комиссии предполагается присвоить следующее наименование: “Русско-византийская историко-словарная ко миссия” (РУВИСЛОВКОМ). В состав ее входят все члены прежней Комиссии».

Затем Ф. И. Успенский сообщил о накопленных комис сией «Константин Порфирородный» материалах176 и подчерк нул, что «в числе подлежащих передаче предметов важное значение имеет и специальная библиотека, в которой укажу полное собрание византийцев Corpus scriptorum Historiae Byzantinae;

Fabricii Bibliotheca Graeca;

Mitteis–Wilken Papyrus– Такие две секции не были выделены. Вся деятельность как комиссии «Константин Порфирородный», так и впоследствии РВК проходила в русле сложившегося к тому времени историко-филологического направ ления исторической науки.

«Ходатайствуя об одобрении и утверждении предположенного изме нения, вместе с тем считаю своим долгом ознакомить в кратких чертах с деятельностью комиссии “Константин Порфирородный” за пятилет ний период (апрель 1918 – май 1923) ее существования и дать перечень материалов, накопившихся в Комиссии и имеющих быть переданными во вновь учрежденную Комиссию по переизданию Словаря Дю-Канжа»

(Оп. 1а–1923. Д. 172. § 147). Дальше Ф. И. Успенский перечисляет все выполненные комиссией «Константин Порфирородный» переводы (см.

выше С. 58 и приложение 2).

70 Деятельность Комиссии словообразованиями, каких словарь Дюканжа не знает, или если и приводит, то не в том значении, какое им свойствен но в памятниках, относящихся до сельского хозяйства и дви жений земельной собственности. Обширный материал этого рода постепенно был мною собираем и записываем на карточ ках, которые были, однако, покинуты в Константинополе при эвакуации в 1914 г. Не теряю надежды, что удастся восста новить, хотя бы частично, тот материал, который оставлен в Константинополе»179.

В наследство от преобразованной комиссии «Констан тин Порфирородный» достался не только наработанный ею материал. Так, на 17-ом заседании РВК 25 сентября 1925 г.

Ф. И. Успенский снова, как и на первом заседании комиссии «Константин Порфирородный», прочитал доклад «О литера турной деятельности Константина Порфирородного»180.

Для того чтобы понять, от чего отталкивался Ф. И. Уc пенский в организации работы Комиссии, приведем текст этого «программного» сообщения полностью: «Обширная ли тературная деятельность Константина, а равно многообраз ные научно-литературные, археологические и художествен ные предприятия, во главе которых, несомненно, находился сам император и которые он поддерживал собственным при мером и поощрял всеми способами, придают особый инте рес его царствованию, с которым не может сравниться ни какой другой период византийской истории. Правда, в ли тературном движении времени Константина отмечается ма ло живой силы и оригинальности, тем не менее вся научно литературная производительность эпохи содержит важный на учный и археологический материал, который дает возмож ность воссоздать и приблизить к нашему пониманию многие стороны тогдашней жизни. К научным и литературным пред приятиям, введенным по почину Константина и пользовав Ф. 126. Оп. 2. Д. 1. Л. 4.

Там же. Оп. 2. Д. 2. Л. 18–19 об.

72 Деятельность Комиссии внесены были статьи, составленные при Константине;

кро ме того, в главы 84–95 включен труд патрикия Петра;

гла вы 52–57 представляют сочинение протоспафария Филофея, составленные в царствование Льва Мудрого, а в главу 54, в свою очередь, включена книга кипрского архиепископа Епи фания о порядке епископских кафедр. Вообще, “Придворный устав” остается бесценным памятником и источником визан тологической науки».

В записке от 3 мая 1928 г., поданной непременному сек ретарю АН СССР от имени Ф. И. Успенского (она, как и боль шинство обращений в Академию, была составлена В. Н. Бене шевичем)181, о задачах Комиссии на тот момент говорится: «В данное же время ВК преследует три главные задачи: 1) подго товка к переизданию греческого словаря Дюканжа, 2) изуче ние трудов Константина Порфирородного и 3) изучение эко номических и торговых связей древней Руси с Византией и Востоком». Обращая внимание на второй пункт, подчеркнем, что, по сути, Комиссия по переизданию греческого словаря Дюканжа стала продолжением, закономерным развитием ко миссии «Константин Порфирородный».

Однако и уже накопленный, и предполагаемый к обра ботке материал требовал не только более четкой организации работы, но и выработки новых принципов в соответствии с расширившимися задачами. Не случайно Комиссия по пере изданию греческого словаря Дюканжа была переименована в Русско-византийскую историко-словарную комиссию. На чиная с пятого заседания (19 ноября 1923 г.), составлялись «протоколы заседаний Русско-византийской историко-словар ной комиссии». И на этом же заседании было принято реше ние распределить между членами Комиссии работу по рас смотрению ученых трудов русских византологов и востокове дов для извлечения находящихся в них материалов, пригод Ф. 126. Оп. 3. Д. 3. Л. 94–94 об. Автограф В. Н. Бенешевича;

То же.

Л. 93 — машинопись.

74 Деятельность Комиссии В фонде сохранился только словарный материал к ис следованиям В. Г. Васильевского, Х. М. Лопарева, В. И. Серге евича и Ф. И. Успенского. Из иностранных ученых были вы браны для росписи на карточки только работы А. Грегуара, Г. Делие и Г. Шлюмберже.

Главным же результатом деятельности Комиссии после ее преобразования стал обширный словарный мате риал, подготовленный по византийским источникам. За вре мя существования Комиссии в качестве РВК были расписаны (в основном частично) следующие византийские авторы и ис торические тексты (перечислены в хронологическом порядке;

учтены и перечислены ниже только сохранившиеся материа лы): Прокопий Кесарийский (ок. 500–565, описал правление Юстиниана до 522 г.), Агафий Миринейский (532–580, опи сал события 552–559), Менандр Протектор (VI в., 557/8–582), Феофан Исповедник (752–818, описал события 284–813), Про должатель Феофана (X в., описал события 813–963186 ), Кон стантин Порфирородный (905–959), Лев Диакон (X в., описал события 959–976), Феодосий Диакон (X в.), «Книга эпарха»

(начало X в.), «Записка Готского топарха» (считалась подлин ным памятником X в.)187, Михаил Псёлл (1018–1080-е, описал события 976–1078), Анна Комнина (1083–1150, описала собы тия 1069–1118), Кекавмен (XI в.), Михаил Атталиат (XI в., описал события 1034–1079), Михаил Андреопул (конец XI в.), Никифор Вриенний (XI–XII вв., описал события 1057–1080), Долгое время считалось, что книга пятая сочинения (Vita Basilii) на писана Константином Порфирородным. Сейчас ученые высказывают со мнение в этом (см.: Шевченко И. И. Перечитывая Константина Багряно c родного // ВВ. 1993. Т. 54. С. 6–38;

оригинал статьи издан: Sevenko I. Re Reading Constantine Porphyrogenitus // Shepard J., Franklin S. Byzantine Diplomacy. London, 1992. P. 167–195).

О проблемах, связанных с этим источником, см.: Медведев И. П.

К вопросу о неподлинности так называемой «Записки Готского топар ха» // Мир Александра Каждана: К 80-летию со дня рождения. СПб., 2003. С. 160–172;

Medvedev I. P. : “Toparcha Gothicus” //. 2000. T. 21. S. 237–249.

76 Деятельность Комиссии на191. К сожалению, многие доклады предельно кратки. Так, например, 17 мая 1928 г., на одном из последних заседаний РВК, В. Н. Бенешевичем по результатам своей заграничной командировки (с 11 июня по 10 сентября 1927 г.)192 было сде лано два доклада. О первом из них — «Наблюдения над руко писью “Устава” Константина Багрянородного» — в протоколе сказано: «Докладчик сличил летом 1927 г. все схолии на по лях рукописи с изданиями Рейске и Боннским и обнаружил ряд недостатков обоих в чтении схолий и даже пропуск мно гих схолий. Докладчиком найдены три новых страницы тек ста и указаны места рукописи, вызывающие необходимость ее точнейшего изучения»193. Второй доклад, посвященный про водившимся им в 1927 г. безуспешным поискам рукописи, со держащей записки готского Топарха, лишь упоминается194.

Еще многие не потерявшие для нас и сегодня интерес докла ды, к сожалению, только названы в протоколах. Примером сугубо словарной, историко-лексикографической деятельно сти сотрудников Комиссии, ярко демонстрирующим их вы сокий профессиональный уровень, для нас может послужить анализ среднегреческих слов, который делали докладчики в своих выступлениях на заседаниях Комиссии. Кое-что из про читанного на заседаниях было опубликовано в двух последних изданных за время работы Комиссии выпусках «Византийско го временника»195. Но большая часть этих данных остается в рукописных протоколах.

См. Приложение 3.

См. отчет о командировке, сохранившийся в фонде В. Н. Бенешевича (Ф. 192. Оп. 3. Д. 109. Л. 1–7. Машинопись с правкой В. Н. Бенешевича);

он опубликован в качестве приложения в монографии И. П. Медведева «Петербургское византиноведение: Страницы истории» (СПб.: Алетейя, 2005).

Ф. 126. Оп. 3. Д. 1. Л. 62 (То же. Л. 61, но без подписей участников заседания).

Там же.

Успенский Ф. И. // ВВ. 1926. Т. 24. С. 130–134;

Вальден берг В. Е. // Там же. С. 134–137;

Он же. // Там 78 Деятельность Комиссии го существования, и подтверждение необходимости подобного же органа для успеха работы по подготовке нового издания Glossarium graecitatis Дюканжа». Решение проблемы невоз можности публиковать результаты работы Комиссии на ро дине он видит в публикации их в Bulletin DuCange: «Являет ся даже мысль о том, что сам указанный Bulletin Du Cange, не ограниченный в своих задачах названием, мог бы по со глашению с Центральным комитетом быть использован и для Glossarium graecitatis»199. К сожалению, «Труды РВК» оста лись только проектом. Если бы эта идея (утопичность орга низации Византийского института все-таки с каждым годом становилась все более очевидной) была реализована, то, веро ятно, Комиссия работала бы дольше.

На последнем заседании, состоявшемся 6 октября 1928 г., за четыре дня до смерти Ф. И. Успенского, в качестве учено го секретаря и в качестве председателя выступал В. Н. Бене шевич. Он сделал только два сообщения. В первом из них говорилось об организуемом в Мюнхене Международном ко митете для издания сборника статей по византологии в честь профессора A. Heisenberg’а (к его 70-летию). К участию в нем были приглашены как ленинградские, так и иногородние уче ные. В. Н. Бенешевич зачитал заявление, обращенное к Коми тету по изданию этого сборника, которое было поддержано Комиссией: «а) необходимо признать равноправность русско го языка в статьях этого сборника наряду с другими уста новленными Комитетом языками;

б) надлежит сохранить до полнительный аппарат в статьях сборника, вопреки проекту Комитета, так как Byzantinische Zeitschrift, в связи с кото рым вновь публикуемый сборник несомненно находится, сво им многолетним опытом и практикой твердо установил силу и значение дополнительного аппарата в византологических работах;

в) рекомендовать Международному комитету при нять во внимание заявление русских ученых о том, чтобы См. Приложения 20-21.

80 Деятельность Комиссии Международный союз академий и РВК:

несостоявшееся сотрудничество Как было отмечено выше, идея нового издания средне греческого словаря Дюканжа была связана с международны ми византиноведческими проектами. Предысторию образова ния «дюканжевской» Комиссии освещают протоколы Отделе ния АН.

Еще 31 января 1923 г., за два с лишним месяца до пер вого заседания Комиссии, в своем выступлении на заседании Отделения С. Ф. Ольденбург «указал на желательность обра зования особой Комиссии для работы по переизданию сло варя Du Cange»201. В СПФ АРАН нами обнаружены подо бранные справки-выписки из протоколов заседаний Акаде мии наук о деятельности Международного союза академий, подготовленные в 1922 г.202 Благодаря этим материалам мы узнаем о «переиздании Ducange’ а по новому плану — рабо те, инициатива которой принадлежит покойному А. С. Лаппо Данилевскому»203. Но нигде в этой «подборке» речь не идет о латинском словаре. Вероятно, подобной информацией обла дал и Ф. И. Успенский как член правления Академии наук. Ни цель, с которой подбиралась справка, ни заказчик этой рабо ты нам не известны, но мы можем предположить, что инициа тива исходила или от самого Ф. И. Успенского, или, скорее, от В. Н. Бенешевича, который был связан с византинистами Ев ропы и был в курсе всех событий в области византиноведения, происходящих за рубежом.

Так или иначе 14 февраля 1923 г. академик Ф. И. Успен ский выступает на заседании Отделения с заявлением о готов Ф. 1. Оп. 1а–1923. Д. 172. § 19.

См. Приложение 18.

Ф. 2. Оп. 1–1919. Д. 6. Л. 37 об.

Международный союз академий и РВК ности российских византинистов участвовать в совместном с западными учеными деле переиздания словаря Дюканжа, но речь снова идет только о среднегреческом словаре204. Оче видно, сведения о том, что Международным союзом акаде мий205 намечено переиздание латинского словаря, не сразу до шли до Ф. И. Успенского. В феврале 1923 г. Международный союз академий передал в Академию наук протоколы перво го и второго заседаний Комитета по изданию Dictionnaire du latin medieval 206. На очередном заседании Отделения 14 марта 1923 г. Ф. И. Успенский, согласно поручению Отделения, про чел сообщение о Комитете латинского словаря средневековья при Международной академической ассоциации207. Отделени ем была принята резолюция сообщить академику П. Г. Вино градову, что «ИФ не считает возможным примкнуть в настоя щее время к этому предприятию ввиду неопределенности ор ганизации, финансовой необеспеченности ее. Вместе с тем ИФ подтверждает свою готовность принять участие в “Словаре греческого языка”, согласно постановлению на предшествую щем заседании». Но задачи переиздания греческого словаря Дюканжа не входили в планы Международного союза акаде мий.

Тем не менее, между Академией наук и академиком П. Г. Виноградовым завязывается переписка. Деятельное уча стие в ней принял В. Н. Бенешевич208. Один из ярких предста вителей русской эмиграции, в прошлом профессор всеобщей См. Приложение 17.


Международная ассоциация академий (МАА), или, как иногда переводят название этой организации, Association Internationale des Academies или, иначе, Union Acadmique Internationale, — Международ ный союз академий, была основана в октябре 1899 г. Сегодня Между народный союз академий продолжает функционировать. На ассамблее, которая состоялась в конце мая 2004 г. в Барселоне, обсуждение проекта «Словарь средневековой латыни» снова было одной из основных тем.

Ф. 1. Оп. 1а–1923. Д. 172. § 22.

Там же. § 58. — См. Приложение 19.

Ф. 126. Оп. 3. Д. 23. Л. 30–30 а. — См. Приложение 20.

82 Деятельность Комиссии истории Московского университета, П. Г. Виноградов немало способствовал налаживанию научных контактов российских ученых с Западом. Большой международный авторитет Пав ла Гавриловича позволял ему деятельно откликнуться на невзгоды тех российских ученых, которые вынуждены были покинуть родину после революции. При его активном уча стии в 1921 г. в Лондоне был создан Международный коми тет помощи русским ученым за границей. В этом же году в Америке при поддержке фонда Карнеги началось издание се рии книг о Первой мировой войне. Редактором разделов, по священных России, был назначен Виноградов, пригласивший русских писателей и ученых для их написания. Как действу ющий президент Союза академий он стремился содействовать публикации трудов русских ученых на английском, немецком, французском и других европейских языках в академических изданиях в Лондоне, Брюсселе, Риме, Амстердаме, Белграде, Кракове, Праге, Бухаресте209.

На заседаниях Отделения и Комиссии Ф. И. Успенский регулярно докладывал о деятельности Международного сою за академий по переизданию латинского словаря Дюканжа.

В. Н. Бенешевич пытался активно использовать опыт за падных коллег. Так, 15 октября 1923 г. на четвертом заседании Комиссии по переизданию греческого словаря Дюканжа он сделал доклад «О работе по изданию Словаря средневековой латыни применительно к вопросу о переиздании Glossarium’а Антощенко А. В. Архивная коллекция академика П. Г. Виноградова в библиотеке Гарвардской школы права // Россика в США: Сб. ста тей / Под ред. А. В. Попова. М., 2001. (Материалы к истории русской политической эмиграции. Вып. 7). С. 144. — См. о нем также: Моисеен кова Л. С. П. Г. Виноградов // Портреты историков: Время и судьбы / Отв. ред. Г. Н. Севостьянов, Л. П. Маринович, Л. Т. Мильская. М., 2000.

Т. 2. Всеобщая история. С. 116–124.

84 Деятельность Комиссии Отделения Комиссии в других городах Идея подключения к работе Комиссии иногородних со трудников была высказана А. И. Малеиным на девятом засе дании РВК 20 ноября 1924 г.213 Уже на следующем заседа нии Комиссией было принято постановление поручить Прези диуму (Бюро) РВК составить соответствующее циркулярное письмо и отправить его ученым Ленинграда и других городов, участие которых в работах Комиссии представляется жела тельным и полезным214. 23 января 1925 г. это письмо было зачитано (ни в материалах Комиссии, ни в протоколах оно не сохранилось) и, вероятно, было разостлано215. А уже 4 марта 1925 г. на заседании Бюро были зачитаны письма иногородних сотрудников относительно их участия в занятиях РВК, и на основании этих писем было принято постановление: «а) по ручить профессору Б. Варнеке (Одесса) обследование сочи нений Бруна, Мурзакевича и Юргевича для извлечения из них пригодного для греческого глоссария Дюканжа матери ала;

б) просить профессора Н. Новосадского (Москва, Осто женка, 3-й Зачатьевский пер., д. 18, кв. 2) составить указатель слов и терминов к сочинениям Прокопия Кесарийского и от метить те из них, которые не встречаются в словаре Дюкан жа;

в) поручить профессору Е. А. Черноусову (Ростов н/Д.) составить указатель слов и терминов к сочинениям Михаила Дуки, Георгия Франдзи (т. е. Сфрандзи. — О. Б.) и Лаоника Халкокондила и отметить те из них, которых нет у Дюканжа;

г) просить профессора Н. Д. Протасова (Москва) придержи ваться карточной системы в намеченной им задаче обследова ния техническо-инструментальной и ремесленно-организаци онной терминологии;

д) принять предложение Н. П. Попова Ф. 126. Оп. 3. Д. 1. Л. 6 об.

Там же. Л. 7 об.

Там же.

Отделения Комиссии в других городах (Москва, Исторический музей) просить его предварительно указать №№ греческих рукописей Московской б. Синодаль ной библиотеки, по которым Н. П. Попов намерен вести спе циальную для РВК работу;

е) поручить П. Г. Преображенско му (Москва, Российский исторический музей) извлечь из хро ники Феофана относящийся к переизданию греческого слова ря Дюканжа материал216 »217. На следующем заседании Бюро постановление было дополнено: поручалось «а) С. И. Соболев скому обследовать Пасхальную Хронику и б) Ю. А. Иванову — труды Никифора Вриенния и Иоанна Киннама;

4) раннее образованной Комиссии в составе профессоров В. Н. Бенеше вича, С. А. Жебелёва и А. И. Малеина составить образцовые карточки с примерным распределением словарного материа ла, пригодного для переиздания словаря Дюканжа, незамед лительно донести об этом до сведения Комиссии и иногород них ее членов»218.

30 мая 1925 г. на заседании РВК постановили «поручить профессору Д. В. Айналову руководство среди ленинградских ученых по собиранию для греческого глоссария материалов, относящихся к истории искусства;

возложить руководство ра ботами в Москве — на профессора Н. И. Новосадского, в Одес се — на профессора Б. В. Варнеке и в Казани — на профессора Сергея П. Шестакова». 4 ноября Ф. И. Успенский на Отделе нии АН доложил о привлечении к участию в дополнениях словаря Дюканжа провинциальных византинстов219.

Планы Ф. И. Успенского были обширными, но они ка сались объединения только российских византиноведческих сил. Он четко сформулировал задачи относительно расшире ния «сферы влияния» Комиссии на очередном заседании РВК Ниже приписка Ф. И. Успенского: «Пальмов [—] Льва Диакона».

Ф. 126. Оп. 3. Д. 2. Л. 2 об.

Там же. Л. 5 об. То же. Там же. Д. 1. Л. 10–10 об. Автограф И. И. Со колова.

Оп. 1а–1923. Д. 172. § 252.

86 Деятельность Комиссии в своем сообщении «о работе РВК, интересующей и загранич ных ученых — в Праге, Мюнхене и Берлине, которые желают войти в сношения с РВК для совместного осуществления ее задач». Ф. И. Успенский констатирует: «Принципиально такой контакт желателен, но практическое его выполнение опреде лится в близком будущем. В настоящее же время учреждает ся при Академии наук “Кабинет византиноведения”, который должен объединить всех русских византологов и сотрудников РВК, послужить центром научной их деятельности и органи зовать свои библиотеку и архив, с привлечением сюда книж ных собраний и архивов русских византологов, в частности рукописных трудов и бумаг покойных академиков А. А. Куни ка и В. Г. Васильевского. Новая организация РВК обязывает ее членов и сотрудников к большей сосредоточенности в рабо те по заданиям Комиссии, требует их поддержки и содействия в развитии ее деятельности»220.

В результате активной деятельности членов Бюро РВК в Комиссии оказались представлены византинисты из Моск вы, Одессы, Саратова, Перми, Владивостока, Казани, Иркут ска, Ростова-на-Дону.

Основным источником информации о деятельности от делений РВК для нас служит переписка, которую вел В. Н. Бе нешевич с сотрудниками Отделения. Эти письма демонстри руют нам, с одной стороны, активность иногородних сотруд ников и их искреннюю заинтересованность в общем деле, с другой стороны — все же несогласованность работы, кото рой трудно было избежать, учитывая условия времени. Так, в письме саратовского византиноведа Георгия (Юрия) Алексее вича Иванова читаем: «Из авторов я мог бы в первую очередь взять “De them.” и “De adm. Imperio” Constantini Porphyro geneti или, если на них есть уже кандидаты, то Киннама или Н. Вриенния, или хронику Прокла и Комнина (если ее не возь Ф. 126. Оп. 3. Д. 1. Л. 36–36 об. (протокол № 25 от 21 октября 1926 г.).

Отделения Комиссии в других городах мет Е. А. Черноусов)221. Для исследовательской же работы я предпочел бы эпоху до иконоборчества. В этих рамках я все цело отдаю себя в Ваше распоряжение»222. 19 октября 1925 г.

ему была послана просьба взять труды: «Никифора Вриен ния = Bryenn. — Боннск. изд.223 ;

Иоанна Киннама = Cinnam.

— Боннск. изд.224 »225. Он же 18 ноября 1925 г. «сообщил о том, что Г. А. Ильинский готов работать для Дюканжа над слав[янскими] текстами»226 ;

Г. А. Ильинский не был привле чен к работе.

Из писем мы узнаем и о ситуации, в которой находилась византинистика в других городах, и о настроениях столичных и провинциальных ученых. Так, в том же письме Г. А. Ива нова мы читаем: «Положение византиноведения в Саратове сейчас грустное: в этом году курса я читать уже не мог, семи нария вести тем более. На будущий о нем нельзя и заикаться, но я надеюсь выждать время и в 1926/27 г. объявить общий курс снова. Президиум факультета только что отверг предло жение об оставлении при Университете по византиноведению мою ученицу Е. А. Иванову, под предлогом отсутствия у нас Ф. 126. Оп. 3. Д. 9/33. Л. 2. Черноусов Евгений Александрович (Ростов-на-Дону): 19 октября 1925 г. послана просьба взять Евстафия Солунского De Thessalonica a Latinis capta (ed. Bonn) = Eust. Thess. de Thess. [«О взятии Солуни»].

Ф. 126. Оп. 3. Д. 9/15. Л. 1–2 об. Письмо от 22 мая 1925 г.

Ф. 126. Оп. 3. Д. 9/21 («личное дело» Б. К. Ордина). Л. 6 (авто граф Б. К. Ордина): «Ввиду непредставления и непроизводства рабо ты поручено Б. К. Ордину. 20 июня 1929 г.». — См.: Ф. 126. Оп. 2.

Д. 20 (1927–1928): 262 карточки-индекса к изданию: Nicephori Bryennii Commentarii // Ioannis Cinnami Epitome rerum ab Ioanne et Alexio Comnenis gestarum. Nicephori Bryennii Commentarii / Rec. Aug. Meineke.

Bonnae, 1836. (CSHB. T. 26);

Nicephori Caesaris Bryennii. Commentarii de Rebus Byzantinis / Ed. P. Possinus. Parisiis, 1661. CBH. III. 4. P. 5–186.

Иоанн Киннам не был «расписан». — См. современное издание: Би биков М. В. Византийский историк Иоанн Киннам о Руси и народах Восточной Европы: Тексты, перевод, комментарий. М., 1997. 186 c.


Ф. 126. Оп. 3. Д. 9/14. Л. 1.

Там же.

88 Деятельность Комиссии “такой” кафедры. За год я смог только сдать в печать силь но запоздавшую рецензию на “Историю византийской куль туры” П. В. Безобразова в “Slavia” и статьи “Эпирский деспо тат” и “Юстиниан Великий” для энциклопедического слова ря Гранат. Зато статью “О задачах изучения византиноведе ния”, которую И. Н. Бороздин сперва обещал печатать в “Но вом Востоке”, теперь пришлось взять обратно, так как жур нал взял снова более левый курс, и византиноведение из него окончательно исключено. Кроме того, в “Казанском музей ном вестнике” у меня ждет очереди рецензия на “Geschichte der Bulgaren” Г. Златарского. Что касается моей работы здесь, то меня больше всего удручает научное одиночество, его осо бенно тяжело приходится воспринимать, когда знаешь, что в Европе, судя по тому, что писал мне проф. А. А. Васильев, византиноведение развивается как никогда. И сейчас моя за ветная мечта — “Всероссийский съезд византиноведов”;

мне думается, что если бы инициатива была покрыта Вашим ав торитетом, то можно было бы преодолеть все препятствия, вплоть до отсутствия средств. Аналогичный съезд египтоло гов в 1923 г. дал прекрасные результаты, а потребность в об мене мнений должна быть, так как у одного только С. П. Ше стакова скопилось до 70 листов неизданного материала. Вме сте со славистами съехалось бы человек 25. Если бы я мог чем нибудь посодействовать техническому осуществлению идеи, то постарался бы приложить к этому все силы. Я не знаю пет роградской обстановки, но думаю, что этот съезд можно было бы, раз он потребует затрат, провести под флагом Российской Академии наук или Академии материальной культуры»227.

Изучение переписки В. Н. Бенешевича с иногородними сотрудниками позволяет выяснить много нового и о самих со трудниках, что особенно важно в тех случаях, когда сведения о них в других источниках крайне скудны. Так, много инте ресного мы узнаем об упомянутом выше молодом византино Ф. 126. Оп. 3. Д. 9/15. Л. 2–2 об.

Отделения Комиссии в других городах веде из Ростова-на-Дону Евгении Александровиче Черноусо ве. 26 ноября 1925 г. он пишет В. Н. Бенешевичу: «Глубоко уважаемый Владимир Николаевич! Письмо Ваше с приложе нием получил сегодня. Оно меня очень обрадовало, так как теперь становится вполне ясно, что и как делать. Полагаю, что правила внесут в коллективную работу так необходимые единство и стройность. Всякого рода (беспорядок. — О. Б.) мне не по душе. К работе на новых основаниях при ступлю с 1 ноября и постараюсь вести ее по возможности быстро и систематически. Хотелось бы очень не ограничиться одним Евстафием и заняться и Камениатой. Об условиях вы полнения работы, право, затрудняюсь сказать теперь же что нибудь положительное. Думаю, это лучше выяснится в са мом процессе работы. С большим удовлетворением прочел я о возобновлении “Византийского временника”.... В этом году я уже не безработный, как в прошлом, когда я толь ко экзаменовал своих слушателей закрытого I курса эконо мического отделения факультета общественных наук. Теперь меня пригласили читать “эпоху феодализма” на социально экономическом отделении педагогического факультета. Поз вольте теперь побеспокоить Вас одной просьбой. В здешней библиотеке нет полного комплекта “Византийского временни ка”. Скажите, пожалуйста, можно ли было бы получить его бесплатно и что для этого нужно сделать. Премного обяже те. По сведениям нашего комиссионера, подготовляется 3-е издание Крумбахера. Жду с нетерпением. Возможно, в ян варе получу, как директор Библиотеки, командировку к Вам и в Москву. Буду счастлив тогда представиться Вам лично.

Не обессудьте за более, чем скромное подношение (даже под ношение написать совестно) и не примите за труд один из прилагаемых оттисков передать вместе с глубоким поклоном Федору Ивановичу. Искренне Вам преданный. 26 ноября 1925.

Ростов на Дону. P. S. Говоря о бесплатном получении “Визан 90 Деятельность Комиссии тийского временника”, я имею ввиду не себя, а Северо-кавказ ский (б. Донской) университет»228.

Через год, 30 ноября 1926 г., он делится с В. Н. Бене шевичем невеселыми мыслями о будущем сотрудничестве с РВК229 : «Очень интересуюсь содержанием новых томов “Ви зантийского временника”. Дойдут ли они до нас вместе с дру гими изданиями Академии? Не знаю, известна ли Вам моя попытка сотрудничать в “Византийском временнике”. Судя по письму Федора Ивановича, моя статья (очевидно, как “непро шенный гость”) встретила довольно сдержанный прием. Мне тут не совсем ясно, каких улучшений можно ожидать в поло жении Русско-византийской комиссии. Скажу одно: без необ ходимых пособий и без материальных средств работать и со трудничать трудно. Всего доброго. Простите за безнадежно унылый тон. Когда здесь заходит речь о серьезной научной работе, трудно впасть в другой. Преданный Вам Е. В. Черно усов».

Еще через два года, в письме от 20 октября 1928 г., он рассказывает о своей работе и ее условиях подробнее: «Глубо коуважаемый Владимир Николаевич! Большое спасибо за те слова сочувствия и ласки, которыми Вы меня одарили. Они особенно ценны в моменты вроде переживаемого мною. Пе рестаешь чувствовать себя одиноким, уверившись, что о тебе не забывают хорошие люди. Был бы счастлив, если бы судь ба когда-нибудь свела нас на общей работе....

Спрашиваете, как поживаю и работаю. Живу, принимая во внимание скудость нашего бюджета, всякого рода иллюзиями и надеждами, между прочим на пенсию. Что касается рабо ты, то трудно работать в Ростове, во всех библиотеках которо го нет даже сколько-нибудь порядочного греческого словаря.

... Из боннского corpus’а есть только несколько разроз ненных томов из библиотеки покойного А. И. Кирпичникова.

Там же. Л. 3.

Там же. Л. 8 об. (письмо-открытка).

Отделения Комиссии в других городах Миклошич и Миллер известны лишь по именам, да и то не всем, кажется. Приходится работать над случайным матери алом, не считаясь с личными вкусами.... Подготовил по поручению местной ассоциации Н.-П. (народно-просветитель ских. — О. Б.) Институтов небольшую монографию “Эконо мика в Коране”. Теперь подбираю материал для другой ра боты для той же ассоциации “Торговые пути Сев. Кавказа в историческом развитии”. Такие работы, надо сказать, опла чиваются. Но не забываю и о византийских штудиях....

Не бросаю также мысли закончить своего “Анастасия II Ди кора”. Что же касается печатания, то придется или отдель ными главами или, в крайнем случае, прибегну к содействию Гейзенберга230. Кроме всего изложенного, выступаю иногда с докладами в местном Обществе археологии, истории и эт нографии. Обещали платные лекции в клубах... Кто будет выпускать XXVI т. “Византийский временник”? Меня очень интересует, попала ли в него моя небольшая статья о Проко пии.»231.

Не менее любопытны письма московского сотрудника Комиссии историка церкви Петра Григорьевича Преображен ского232 (в 1920-е гг. П. Г. Преображенский был внештатным научным сотрудником по византийской историографии в Го сударственном историческом музее). Они дают нам представ ление не только о положении византиноведения в Москве, но и о ситуации, которая сложилась в отношении представителей такого направления гуманитарного знания, как богословие233.

В одном из своих подробных писем П. Г. Преображенский об ращается к В. Н. Бенешевичу с вопросами и предложениями Имеется в виду Август Гейзенберг.

Там же. Л. 9–9 об.

О его более ранней деятельности см.: РО РНБ. Ф. 558. Оп. 1. Д. 122.

Пальмов Иван Саввич. Мнение заслуженного ординарного профессора И. Пальмова (по вопросу о присвоении о. П. Гр. Преображенскому сте пени магистра богословия). 26 октября 1914 г. 2 л.

См. Приложение 22.

92 Деятельность Комиссии по поводу метода составления карточек и правил цитирова ния234. В ответном письме В. Н. Бенешевич «мягкосердечно»

(как заметил Ф. И. Успенский в записке В. Н. Бенешевичу, со хранившейся в этом же деле235 ) разъясняет все «недоразуме ния», связанные с «недопониманием» П. Г. Преображенским правил, разработанных РВК (по сути — самим же В. Н. Бене шевичем).

Наиболее многочисленным было Одесское отделение Ко миссии, о чем также свидетельствует большое количество пи сем его представителей, сохранившиеся в фонде. К сожале нию, слаженности в его работе добиться не удалось. В 1928 г.

Б. В. Варнеке на посту председателя Одесского отделения сменил Артемий Григорьевич Готалов-Готлиб. В письме В. Н. Бенешевичу он обрисовывает положение отделения: «Глу бокоуважаемый Владимир Николаевич! Вам, как ближайше му сотруднику Федора Ивановича по РВК, известно, что одес ская группа не оправдала надежд. Я в свое время считал сво им долгом предупредить Федора Ивановича, что употреблю все усилия к побуждению моих коллег уделить некоторую долю внимания изданию Дюканжа. В доброй воле не было недостатка, но все это лица, переобремененные администра тивными обязанностями. Больше всего надежд я полагал на С. С. Дложевского, но и он, хотя и взял с собой прошедшим летом все материалы в Ольвию, не нашел там, из-за болезни и отъезда Фармаковского, нужного досуга. Я с горечью писал об этом осенью 1927 Федору Ивановичу. Зима прошла и ниче го не принесла нового. По-видимому, придется оставить пока надежды на Одессу. Профессор Дложевский собирается в ап реле в Ленинград. Быть может, Вам удастся вселить в него должный энтузиазм. В апреле в местной комиссии востокове дения будет поставлен доклад о трудах Федора Ивановича, в частности об его II томе “Истории Византии”. Конечно, бы Ф. 126. Оп. 3. Д. 9/26. Л. 10–12.

Там же. Л. 15.

Отделения Комиссии в других городах ло бы крайне желательно, чтобы это издание увидело свет целиком.

Нельзя ли открыть подписку предварительную? Я мог бы немедленно поручиться за 50 рублей по Одессе. Из таких кусочков могла бы составиться сумма, быть может, до статочная для выпуска второй половины II тома. Я об этом ничего не пишу Федору Ивановичу, так как дело слишком де ликатное. Если Вы не считаете это пустой затеей, то почему бы вам не взять на себя инициативы? Мы с Вами лично не знакомы, но я хорошо осведомлен о Вашем ученом пути. Пе решедши уже давно на рельсы педагогики (такую кафедру я занимаю в бывшем Новороссийском университете, ныне ин ституте народного образования), я по-прежнему считаю, од нако, историю близкою областью. К сожалению, при нынеш них условиях приходится пылать к ней более платонической любовью. Буду благодарен за весточку. Искренне Вас уважа ющий А. Готалов-Готлиб»236.

В другом письме от 22 апреля того же года А. Г. Го талов-Готлиб сетует: «Очевидно, примененные мною методы были недостаточны. Несколько раз созывались специальные заседания, давались обещания, я даже зафиксировал их в про токолах;

затем я при частых встречах моих с коллегами про сил, напоминал, журил, а результаты все те же»237. После воз вращения из командировки в Ленинград одного из представи телей Отделения Сергея Степановича Дложевского А. Г. Гота лов-Готлиб обретает некоторую надежду: «Непосредственное воздействие ленинградской атмосферы дало хорошие резуль таты;

он (С. С. Дложевский. — О. Б.) склонен продолжать ра боту по Дюканжу. Остается пожелать, чтобы многочисленные обязанности не отвлекли его от этого благого намерения». Ни же он обращается к В. Н. Бенешевичу с просьбой: «Вы правы, что в Одессе имеются некоторые данные к тому, чтобы за теплить светильник византиноведения, но обстановка крайне Ф. 192. Оп. 2. Д. 52. Л. 1–2. Письмо от 26 марта 1928 г.

Там же. Л. 4 об.

94 Деятельность Комиссии неблагоприятна, и Вам необходимо почаще прибегать к мерам дружеского воздействия»238.

Все же попытки организации Одесского отделения име ли некоторые положительные результаты, но, увы, не для РВК: в 1926 г. в Киеве при Всеукраинской научной ассоци ации востоковедения (ВУНАВ) по инициативе Ф. И. Мищен ко и под его руководством в Академии наук создана Комис сия по изучению византийской литературы и влияния ее на Украине. Проработала она тоже недолго (26 декабря 1929 г.

украинская Византийская комиссия провела свое последнее заседание и вскоре, 1 февраля 1930 г., была преобразована в комиссию по исследованию истории Ближнего Востока и Ви зантии239. Может быть, такое раздробление сил не позволило сконцентрироваться работе представителям известной в про шлом (во многом благодаря все тому же Ф. И. Успенскому) Новороссийской — Одесской (и украинской в целом) школе византиноведения.

Несмотря на то что деятельность Комиссии способство вала воссоединению византиноведческих сил страны, стиму лировала научное общение в среде немногочисленных визан тинистов и давала возможность сохранить ядро отечествен ного византиноведения, организовать стабильную работу Ко миссии за пределами северной столицы на уровне ее петро градского-ленинградского ядра не удалось.

Там же. Л. 7–7 об. 30 апреля 1928 г.

См. об украинской Комиссии: Циганкова Е. Вiзантологiчна комiсiя ВУАН // Схiдний Свiт. 1996. Т. 2. С. 123–133.

Подкомиссия по изучению договоров Подкомиссия по изучению экономических и торговых связей Древней Руси с Востоком и Византией В 1918 г., когда на первом, организационном заседании комиссии «Константин Порфирородный» поступило предло жение выделить в составе Комиссии отдельные подкомиссии, оно было отвергнуто: «Председатель предложил высказать ся членам Комиссии об организации будущих занятий в Ко миссии и указать несколько примерных тем или особенных задач для изучения. Эти задачи могли бы быть выделены для образования отдельных подкомиссий, например: север ное побережье Черного моря, Кавказ, Балканский полуост ров, Малая Азия. Кроме того, можно бы формулировать неко торые вопросы, заслуживающие особенного внимания, напри мер: изучение рукописей и текстов, днепровские пороги, то пография Константинополя, церковные обряды, центральное и провинциальное устройство империи. После обмена мнений выяснилось, что большинство членов признавало преждевре менным образование подкомиссий, которые без пользы для дела могли бы разъединить, а не объединить занятия Ко миссии»240. В 1925 г., когда положение Комиссии упрочилось и она вышла за пределы первоначально намеченных задач, беспокоиться о сохранении согласованности в работе Комис сии уже не приходилось: рабочий ритм был настроен (хотя и не доведен до необходимой, но невозможной в то время чет кости).

Еще в 1922 г. в статье «Из истории византиноведения в России» Ф. И. Успенский писал: «Чтобы дать отчет в том ис Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 4–5 (автограф Ф. И. Успенского). Л. 2 — кон спективный черновой вариант протокола. — Ср. положения протокола:

Ф. 126. Оп. 1. Д. 2. Л. 3 (автограф А. А. Васильева).

96 Деятельность Комиссии ключительном внимании, какое было у нас искони уделяемо “греческому царству”, Цареграду или Византии, надлежало бы анализировать некоторые места и выражения в летопи си, в “Русской Правде”, в договорах с греками»241. Эти идеи и легли в основу работы образованной Подкомиссии, кото рая, как было сформулировано уже в 1927 г., ставила перед собой следующие задачи: «1) изучение Русско-византийских отношений в X и смежных веках, 2) изучение экономических и торговых связей между Русью и греками, причем в цен тре внимания стоят договоры Руси с греками, и 3) изучение направления морских и сухопутных путей, по которым на правлялись торговые сношения между Китаем, Центральной Азией и юго-восточной Европой»242. В отчете за 1926 г. цели Подкомиссии были сформулированы более конкретно: 1) при готовить сводный текст договоров Руси с греками X века по всем спискам;

2) изучить текст договоров со стороны исто рической, лингвистической и юридической, сопровождая это изучение критическим обзором результатов, добытых пред шественниками243, и 3) изучить вопрос о торговых путях из Успенский Ф. И. Из истории византиноведения в России. С. 110.

Академия наук Союза Советских Социалистических Республик за десять лет 1917–1927 / Под ред. акад. А. Е. Ферсмана. Л., 1927. С. 93.

Эта задача сегодня решена в работах Яны Малингуди, рассмот ревшей технические термины византийской дипломатики на примере русско-византийских договоров. В одной из ее работ (Malingoudi J.

Die russisch-byzantinischen Vertrge des 10 Jhds. aus diplomatischer Sicht.

a Thessaloniki, 1993;

незначительно сокращенный перевод на русский язык:

Малингуди Я. Русско-византийские договоры в X в. в свете дипломати ки // ВВ. 1995. Т. 56 (81). С. 68–91;

1997. Т. 57 (82). С. 58–87) опублико ваны результаты дипломатического анализа русско-византийских дого воров;

вторая работа посвящена юридической лексике договоров: Мали гунди Я. Терминологическая лексика русско-византийских договоров // Греческий и славянский мир в средние века и раннее новое время: Сб. ст.

М., 1996. (Славяне и их соседи. Вып. 6). С. 61–67.

Подкомиссия по изучению договоров древней Руси на Восток и Византию и с Запада через Русь на Восток и Византию244.

Инициатива организации Подкомиссии, по-видимому, принадлежит В. Н. Бенешевичу: напомним, что основная спе циальность В. Н. Бенешевича — история права, и тема рус ско-византийских договоров была, безусловно, близка ему. Он председательствовал на всех ее заседаниях с первого до по следнего. Подчеркнем, что первоначально Подкомиссия бы ла организована как самостоятельное учреждение: решением РВК по предложению В. Н. Бенешевича «группа лиц, поста вившая задачей изучение экономических и торговых связей Древней Руси с Византией и Востоком, и, в частности, изу чение договоров Руси с греками X в. была включена в состав РВК245. В связи с этим интересно проследить изменение на звания Подкомиссии. Первое и второе заседания (11 мая и 25 мая 1925 г.) прошли как заседания Комиссии по изучению русско-византийских договоров246. В заголовке третьего за седания слово «Комиссия» заменено на «Подкомиссия»247, а начиная с пятнадцатого, собрание именует себя «Подкомис сией по изучению экономических и торговых связей Древней Руси с Востоком и Византией»248. Эти изменения специаль но не оговариваются ни на заседаниях РВК, ни самой Под комиссии, и характер заседаний при этом не меняется. Два последних заседания прошли снова под прежним названием:

Подкомиссии по изучению русско-византийских договоров249.

Такая неопределенность, как нам кажется, свидетельствует о бльшей, относительно РВК, неформальности этого «учено o Отчет АН за 1926 год. 1927. С. 320. Черновик отчета: Ф. 126. Оп. 3.

Д. 35. Л. 8, 10. Автограф В. А. Брима с правкой В. Н. Бенешевича.

Ф. 126. Оп. 3. Д. 1. Л. 13 об. Протокол 14-го заседания РВК от 14 мая 1925 г.

Там же. Д 34. Л. 1, 3.

Там же. Л. 5.

Там же. Л. 27.

Там же. Л. 48, 51.

98 Деятельность Комиссии го образования». Не случайно основной и почти единственной формой деятельности Подкомиссии были выступления с до кладами и их обсуждение (в противоположность РВК, основ ная деятельность которой состояла в собирании словарного материала, и многие сообщения на заседаниях которой были посвящены обсуждению вопросов, связанных с этой задачей).

На первом заседании Подкомиссии В. Н. Бенешевич со общил, что Комиссия ставит себе целью всестороннее изуче ние договоров русских князей с Византией, отметив, что на заседаниях комиссии могут быть заслушаны также доклады по специальным вопросам общей работы и что эти доклады могут быть предложены в форме предварительного сообще ния. Высказываясь по просьбе В. Н. Бенешевича о способах и задачах работы, А. А. Васильев250 предложил как коллек тивную тему совместное чтение текста договоров;

И. И. Со колов счел необходимым расширить хронологические рамки работ и привлечь в качестве объекта изучения также более поздние договоры;



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.