авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

СЕМЕЙНЫЙ КРУГ

Результаты социологических исследований

проблем семьи в Уральском регионе

в 1993–1999 годах

Челябинск 2000

ББК С 550

Т 19

Тараданов А.А.

Т 19 Семейный круг: Результаты социологических исследований

проблем семьи в Уральском регионе в 1993–1999 годах / Челяб.

гос. ун-т. Челябинск, 2000. 295 с.

ISBN 5-230-20081-2

Книга представляет собой аналитическую и теоретическую обработку результатов социологических исследований уровня развития и состояния семьи, проведенных автором и под его ру ководством в 1993–1999 гг. на территориях Свердловской, Тю менской, Челябинской и Оренбургской областей.

Изучались проблемы здоровья, питания, благосостояния, межсупружеских и других внутрисемейных отношений, счастья и несчастья семейной жизни в зависимости от величины дохо дов, рода деятельности супругов, числа детей, числа браков, разницы в возрасте супругов и т.д.

Разработаны теоретическая и прикладная модели социально благополучной семьи как цели соответствующего направления социальной политики.

Книга адресована руководителям социальных служб и спе циалистам по планированию семейной политики, преподавате лям и студентам социологических и социальных факультетов, всем интересующимся проблемами семьи.

Печатается по решению редакционно-издательского совета Челябинского государственного университета.

Рецензенты: директор Челябинского филиала Института экономики УРО РАН, заслуженный деятель науки РФ, профессор В.Н.Белкин;

директор Челябинского филиала Уральской академии государственной службы, доцент С.Г.Зырянов 0303000000 Т Без объявл. ББК С550. 4 К 8( 03 ) © А.А.Тараданов, ISBN 5-230-20081- ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие...................................................................................... Введение........................................................................................... Часть 1. МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ Глава 1. СОЦИОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ.................................... § 1. О чем, собственно, разговор? (Объект и предмет иссле дования)........................................................................................... § 2. О счастье и благополучии как результатах управления (рабо чая гипотеза, цели и задачи).......................................................... § 3. Что есть истина? (Проблема выборки).................................. § 4. «Кто стучится в дверь ко мне?» (Проблема метода сбора ин формации)....................................................................................... Глава 2. ИДЕОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ....................................... § 5. Социальные показатели, индикаторы, индексы.................. § 6. Западные подходы к проблеме социальных показателей § 7. Социальные показатели в работах советских и россий ских исследователей....................................................................... § 8. Состояние разработанности проблемы в советской и российской фамилистике.

.............................................................. § 9. Авторская версия подхода к проблеме: социологические по казатели уровня развития и состояния семьи.............................. Часть 2. ОБЗОР И АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПРОСОВ........... § 10. Основные социально-демографические характеристики вы борочной совокупности («Паспортичка»).................................... Глава 3. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ УРОВНЯ МАТЕ РИАЛЬНО-ИМУЩЕСТВЕННОЙ ОБЕСПЕЧЕННОСТИ СЕМЬИ. § 11. «Просто Мария» и просто Мария: благосостояние (наличие в семье основных имущественных атрибутов цивилизации).................................................................................. § 12. Жилищный вопрос................................................................ § 13. Прожиточный уровень.......................................................... § 14. Качество бюджета................................................................. Глава 4. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИЩЕННОСТИ СЕМЬИ................................. § 15. Качество питания.................................................................. § 16. Качество семейной жизни.................................................... § 17. Уровень оптимизма............................................................... § 18. Уровень здоровья.................................................................. Часть 3. ПАРАДИГМА «СЕМЕЙНОГО КРУГА»......................... Глава 5. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ «СЕМЕЙНОГО КРУГА»..................................................................... § 19. «Отцы и дети»........................................................................ § 20. Совместимость супругов (сексуальная и духовная)........... § 21. Семейное благополучие, или «Дело о семейных непо ладках»............................................................................................ § 22. Семейное счастье и несчастье.............................................. Глава 6. ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА И ПРИКЛАДНАЯ МО ДЕЛЬ «СЕМЕЙНОГО КРУГА»......................................................... § 23. Введение в «семейный круг»................................................ § 24. О границах и пределах имущественных составляющих се мейного счастья.............................................................................. § 25. О границах и пределах имущественных составляющих се мейного благополучия................................................................... § 26. О границах и пределах жилищной составляющей семейного счастья и благополучия.................................................................. § 27. О границах и пределах продовольственной составляю щей семейного счастья и благополучия....................................... § 28. Социально благополучная семья как цель семейной политики.......................................................................................... § 29. «Радиус семейного круга» (комплексные показатели состояния семьи)............................................................................ Глава 7. РЕЗУЛЬТАТЫ, НЕ ВОШЕДШИЕ В ПОКАЗАТЕЛИ........... § 30. Браки: первый и последующие............................................ § 31. Стаж в браке: чем дальше, тем............................................ § 32. Семейное счастье в зависимости от разницы в возрасте суп ругов................................................................................................ Вместо эпилога..................................................................................... Выводы и рекомендации..................................................................... Краткий словарь основных терминов................................................ Приложение.......................................................................................... Список цитируемых источников........................................................ ПРЕДИСЛОВИЕ А ну, отдай мой каменный топор, И шкур моих набедерных не тронь.

Молчи! Не вижу я тебя в упор.

Сиди вон, и поддерживай огонь.

Выгадывать не смей на мелочах, Не опошляй семейный наш уклад.

Не убраны пещера и очаг!

Разбаловалась ты в матриархат.

Из В.Высоцкого Семья как особый мир отношений между полами и поколения ми в течение всей человеческой истории оставалась и остается тайной тайн. Здесь под прикрытием благопристойности или без такового во все времена бушевали и бушуют эмоциональные штормы с освобож дением энергии, превосходящей солнечные вспышки и восходящие в ранг глобальных космических катаклизмов.

А в «вечных» темах («любовный треугольник», «отцы и дети», «теща и зять», «разбитое корыто» и т.д.) сегодня, как и многие столе тия тому назад, являются перед нами «в первозданной наготе» проти воречия индивидуального, социального и биологического – возможно, самая таинственная сфера «научного незнания», известная специали стам как «социально-биологическая проблема»1. И, получая от скры тых в глубине этой проблемы ледяных таранов ужасные пробоины, отправляются на дно кажущиеся абсолютно непотопляемыми «тита ники» семейной жизни вместе с «обветренными, как скалы», капита нами, опытными экипажами и многочисленными «путеводителями» по ее «морям», а бесшабашные юнги на утлых посудинах достигают за ветной гавани.

Видимо, следует признать, что чем больше мы узнаем о семей ной жизни Homo sapiens'а, о ее прошлом и настоящем, тем меньше можем сказать что-либо о ее будущем, и образ Homo families'а («чело века семейного») предстает перед нами весьма и весьма туманным.

Тогда для чего эта книга? И для чего вообще какие бы то ни бы ло исследования семейных проблем? Вопрос, как говорится, «не в бровь, а в глаз». А для чего люди сплетничают, читают гороскопы или ведут дневники? И, наконец, живут? Просто мир так устроен, что род См., напр. об этом работы В.И. Плотникова, Ю.И. Семенова, А.И.Першица, А.П.Мон-гайт, В.П.Алексеева, Я.Я.Рогинского, Б.Ф.Поршнева, И.И.Шмальгаузена, М.Г.Левина, Л.Ш.Давиташвили, С.С.Шварца, В.В.Леонович и др.

человеческий продолжается отношениями мужчин, женщин и их де тей. В галактиках этих отношений образуются «тайные миры», кото рые и делают человеческую жизнь человеческой жизнью. Это Логос и Эрос, разум и страсть, «высшее» и «низшее» в их вечной борьбе и взаимопревращениях. И тайны этих отношений еще долго будут зани мать человечество, потому что они непосредственно касаются каждого и каждый день, причем в самом больном месте: вопросе о счастье.

Вот такое получается космологически-маринистически мистически-пессимистическое вступление. Но, как известно, «надежда умирает последней» и очень уж хочется увидеть-таки «свет в конце тоннеля».

Читателю предлагается порассуждать на заданную тему на ос нове некоторых полузабытых исследовательских материалов из наше го недавнего прошлого и данных авторского социологического подхо да к некоторым проблемам.

Основу работы составляют результаты и комментарии почти трех десятков исследований, проведенных автором в течение семи (1993–1999 гг.) лет в более чем четырех десятках административно территориальных образований Уральского и «околоуральского» ре гиона от Салехарда, Надыма, Тобольска и Тюмени до Нижнего Тагила, Челябинска, Магнитогорска и Орска и до сих пор (по ряду объектив ных и субъективных причин) практически не публиковавшихся. При этом все опросы проводились по одной и той же анкете, что пока яв ляется, насколько нам известно, беспрецедентным в российской фами листике вообще и социологии семьи в частности.

Полученные результаты не претендуют на «истину в последней инстанции», но дают возможность заметно расширить информацион ное поле обсуждаемой проблемы и обоснованно представить читателю ее авторскую интерпретацию.

Автор старается, по возможности, избегать сухости научного изложения, но это не всегда удается.

К разговору приглашаются все читатели, интересующиеся про блемами семьи, семейного счастья и благополучия.

Автор выражает благодарность руководителям и специалистам, принявшим участие и оказавшим помощь в организации опросов:

Гартман Н.А., Гавриловой Г.А., Геличу А.Ф., Ишмухаметовой В.В., Кеспикову В.Н., Куравиной И.А., Лехтман В.Ф., Талалыкину В.М., Трегубенкову В.А., Тротт К.Г. (все – Челябинск), Михайлову В.З.

(г.Екатеринбург), Стрельниковой В.В., Дружининой Л.В., Крючкову В.П. (г.Ноябрьск), Керпельману Е.Л., Шеходановой Е.Т., Бондарь Н.Г., Пироговой Т.К., (г.Новый Уренгой), Бужнице Л.Е. Грудевой Л.А., Ше регову С.А., Константинову В.Е., Плотникову Л.Д. (г.Тюмень), Доро феевой Н.С., Сысоевой Л.А., Сысоеву А.В. (г.Краснотурьинск), Сушкову А.А. (г.Кировград), Мартыновой О.М. (г.Когалым), Скотаревой Т.Д., Ка каулиной Е.П. (г.Муравленко), Левенцовой Т.М., Шуруповой Л.М.

(г.Нижний Тагил), Абдурахимову Ю.В., Усковой В.Н. (г.Верхний Уфалей), Морозо вой Л.З. (г.Салехард), Бессонову Ю.А., Ивановой И.С., Пашкову В.А., Рейн В.А. (г.Ишим).

В сборе и обработке информации принимали участие специали сты: Безруков А.Г., Горин С.С., Грецов К.И., Жданова О.И., Забелина Л.П., Захарова В.С., Кантор В.Л., Кудрявцев Д.Ю., Нохрин А.Е., Пи менов В.П., Сырникова Л.И. (все – Челябинск).

Автор благодарит за ценные замечания проф. В.Н. Белкина, проф. С.С.Смирнова, проф. В.Н.Козлова, доц. С.Г.Зырянова, доц.Л.П.

Мальцеву, ст. преп. О.К.Мишину.

ВВЕДЕНИЕ Многообразие и парадоксы мира семьи – устойчивый предмет внимания литературы, искусства и социальных наук. Например, в од ном 1986 году только в научных журналах мира было опубликовано 8688 статей по проблемам семьи [4, с.7]. Правда, в бывшем СССР за целых 15 лет (1968–1983 гг.) на эту тему было опубликовано всего статей, сборников и монографий, но зато с 1984-го по 1991-й год число этих материалов в наших печатных изданиях ежегодно удваивается.

Происшедшие в 1992 году в России экономические преобразо вания по известным причинам на некоторое время резко снизили ис следовательскую активность фамилистов. Однако уже с 1994 года на блюдается устойчивый рост числа публикуемых статей, сборников, учебников и монографий по социологии семьи.

Если смотреть по частоте обсуждаемости, то до 1992 года на первом – втором местах расположатся, видимо, демографические и психологические проблемы, а среди них – растущее число разводов с их причинами и вопросы рождаемости и воспитания детей. После года – это проблемы социальной защиты и поддержки малообеспечен ных семей, подростковая преступность, наркомания, насилие в семье и т.д.

Проведенные в России исследования семьи и опубликованные материалы основывались как на данных официальной советской и рос сийской статистики, так и на результатах социологических опросов.

Но следует отметить, что в общем объеме публикаций их социологи ческая составляющая оказывается еще значительно меньше статисти ческой, что связано, прежде всего, с трудностью получения средств на проведение исследований.

Кроме того, представляется целесообразным отметить следую щее:

1. Предшествующие исследования были ориентированы на ка кие-либо известные семейные или демографические проблемы (разво ды, пьянство, снижение рождаемости, внутрисемейные конфликты, женщина-мать в противоречии с женщиной-труженицей и т.д.). Одним из объяснений здесь может быть то, что в стране строилось «самое передовое общество», относительно которого в официальных доку ментах весьма часто декларировалось, что это общество без социаль ных проблем или с минимумом их, поэтому перед социализмом стави лась историческая задача решить эти проблемы, в том числе и семей ные.

«...Государство и общество... последние десятилетия... ориенти руются на нуждающуюся семью. Можно ли считать нормальной такую семейную политику? Нет! Нужна ориентация на такую семью, которая способна не только самостоятельно выжить, но и быть поддержкой государству и обществу. Исследования показали, что к числу таких относится 34% семей Новосибирской области» [54, c.150]. (Интересно, на какой основе вывод: в статье нет ссылки на метод обоснования.) 2. Все [64, c.15] опросы (исключение составляют единицы, и о них отдельный разговор) по проблемам семейной жизни проводились «в организованном порядке», то есть по месту работы или учебы – ко гда касалось молодых людей и молодых супругов, или в связи с их работой (или учебой), поскольку в системе всеобщего и тотального труда «первым делом самолеты, ну а девушки – потом».

3. Семейная тема считалась сугубо «женской», и потому почти всегда опрашивались только женщины. Мужчины как члены семьи в «менталитете» данного общества не имели авторитета и «социальной защиты»: система всячески «прижимала» их посредством «прорабо ток» на парткомах, профкомах и комсомольских собраниях и «вытрав ливала» из представителей сильной половины традиционные мужские качества – благородство, честь, самостоятельность, инициативу и от ветственность.

4. Результаты исследований, как правило, выдавались как стати стическая информация, то есть в виде абсолютных цифр или процен тов. Особенно по проблемам семьи отсутствовали повторные (на со циологическом языке – «панельные» (читатель может улыбнуться, но это именно так звучит на нашем социологическом «сленге»)) и глу бинные исследования: системе не нужны были результаты, не уклады вающиеся в рамки официальной идеологии (в этих рамках, в частно сти, социалистическая семья обязана была быть счастлива уже самой принадлежностью к самой передовой части «прогрессивного челове чества» – правда, сама семья почему-то не очень с этим была соглас на).

Понятно, что вины исследователей здесь нет. Просто условия, в которых они работали, очень точно формулируются выражением:

«Шаг вправо, шаг влево – рассматриваются как попытка...»

Может быть, так все и продолжалось бы еще неизвестно, сколь ко времени. Но «грянули» перестройка с демократией. В результате:

1. Местные органы формирования и реализации семейной поли тики, получив некоторые права и с ними – обязанности (но не получив при этом мало-мальски соответствующих материальных и финансовых средств), вдруг обнаружили, что им практически ничего не известно о собственно семье, о семье вообще, и главным образом – о семье, пред ставленной в положительной перспективе: чего, сколько и в каких пропорциях есть в «благополучных» семьях такого, что делает их «благополучными»? И что это такое – «семейное благополучие»? И сколько их вообще таких семей?

Одной статистикой с ее сестрой-математикой (где, как известно, минус на минус дает плюс или где два пересекшихся минуса дают тот же плюс) здесь уже обойтись не удавалось. В семейной жизни множе ство минусов, как их ни комбинируй, могут не дать ни одного плюса или, напротив, стать одним огромным плюсом. Так, человек, состоя щий из одних недостатков, может быть любим именно поэтому, а до казательства методом «от противного» (если не скандалить, не пьянст вовать, не изменять... и вообще – не быть противным – то в семье все будет хорошо) совершенно ничего не доказывают – это уже совсем другая и пока еще малопонятная область знания.

2. Оказалось, что семья, вообще-то, существует по большей час ти в месте ее проживания, то есть дома, а там иная, чем на работе, пар тийном собрании или митинге обстановка и совершенно другая иерар хия и система приоритетов: грозный и всесильный генерал становится тихим и послушным дедушкой, а склочная, недисциплинированная и зловредная сотрудница превращается в нежную и заботливую мать и жену. Или, наоборот: незаметный и скромный «работяга» дома стано вится извергом и тираном, а интеллигентная и «приятная во всех от ношениях» дама – сварливой и занудной женой или тещей (вариантов и примеров здесь «несть числа»).

3. Оставшиеся «в живых» мужчины, получив некоторые стиму лы и возможности, впряглись в дело восстановления чести и достоин ства мужского рода, но оказалось, что женщины в семейных делах часто им уже не подмога: они не желают быть просто хранительница ми семейного очага и соглашаться с ролью «тыловых служб».

4. Неотвратимо наступающее информационное общество требу ет от социологии адаптированную к управленческим потребностям информацию, основные требования к которой – максимум значимых данных в минимуме их объема.

С учетом всего вышеизложенного автором делается попытка соответствующим образом обобщить и представить материалы своих исследований. Но есть еще одно предварительное замечание.

Как известно, выступления фигуристов на соревнованиях состо ят из двух основных частей: обязательной программы и показательных выступлений. То есть сначала спортсмен обязан показать себя хоро шим «ремесленником», профессионалом, и только после этого он по лучает право на демонстрацию индивидуального творчества.

Этот же подход исповедуется и в науке. А поскольку предла гаемый труд претендует на звание научного исследования, то есть тру да профессионального, требуется, чтобы были соблюдены необходи мые «формальности». А это значит, что в работе должны быть пред ставлены в авторском видении общепринятые в социологии моменты, как-то: объект исследования, предмет исследования, генеральная сово купность, выборочная совокупность, рабочая гипотеза, цели и задачи, методы сбора и анализа полученной информации, основные наработки и достижения предшественников и современников. В указанном по рядке и продолжим.

Часть 1. МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ Глава 1. СОЦИЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ § 1. О ЧЕМ, СОБСТВЕННО, РАЗГОВОР?

(ОБЪЕКТ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ) «Любая ситуация социального мира, описанная в языке различных... подходов, звучит по-разному.

Одна и та же сцена покупки меховой шубы с длинным ворсом может быть описана в терминах символического взаимодействия продавца и покупателя, считаться ра циональным актом «homo economicus» в модели спроса и предложения, индикатором благосостояния, проявлением демостративного потребления, противостоянием «зеле ному движению», проявлением эмоционального само вознаграждения или реализацией подавленной детской сексуальности и «возвращением в материнское лоно»

Леденева А.В. Современная социальная теория:

Бурдье, Гидденс, Хабермас...

С окончанием методологической монополии исторического ма териализма российская социологическая наука стала испытывать те же трудности, что и западная. Многообразие концепций, взглядов и под ходов, безусловно, «раскрасило» нашу научную жизнь, но и реально поставило проблемы синтеза научного багажа различных школ и на правлений перед необходимостью обоснования рекомендаций, норма тивных актов и управленческих решений.

Относительно семьи ситуация аналогичная. Семью можно рас сматривать «как институированную общность, базирующуюся на пра вовой и моральной ответственности супругов» [110];

как «смысл чело веческого существования, синоним устроенности и полноты жизни...»

[23, c.91];

как «поле личностных, эмоциональных отношений» [114, с.163–164];

как регулятор межличностных отношений близких родст венников [43, c. 597];

как всеобщего посредника между личностью и обществом [4, с.34] и т.д.

А что делать со стремительно нарастающим разнообразием форм межполовых отношений? Кроме пока еще остающейся статистически преобладающей, но весьма активно сдающей свои позиции традиционной светской (и советской) семьи (зарегистрированный гражданский брак), все чаще устанавливаются такие формы, как: а) церковный брак;

б) незарегистрированный брак;

в) огра ниченная временем семья (брак заключается на некоторый краткий период, после прохождения которого считается автоматически расторгнутым и супруги снова решают, продолжать его или нет);

г) прерывающийся брак (некоторое обговоренное время супруги могут жить раздельно для решения индивидуальных проблем);

д) встречающаяся семья (живут раздельно, встречаются по договоренно Можно, конечно, сказать, что семья есть одновременно и пер вое, и второе, и третье, и... сто двадцать третье... Все зависит от точки зрения. «Определить объект... науки, это значит выделить тот разряд фактов, который является предметом ее изучения или, иными словами, установить особую точку зрения на изучаемый ряд явлений, отличную от точки зрения других наук» [96, с.3].

В какой же форме преимущественно представлена точка зрения современной российской социологии на семью? Наша социология производна от нашей действительности, а наша действительность изо билует проблемами и «негативами». Поэтому семейная тема в сего дняшнем представлении ее исследователями и журналистами есть ото бражение того, что в семье плохо и почему (растут разводы, падает рождаемость, увеличивается число внебрачных детей и абортов, уча стились бродяжничество и уход из школы).

Сама же по себе негативная информация не способна дать старт обоснованной стратегии позитивного действия. И если супруги при опросах причинами неполадок и распада семьи называют пьянство, измены, плохие бытовые условия, вмешательство родителей, – это со всем не значит, что эти факторы, будучи устраненными, спасли бы эту семью. Нет никаких гарантий, что не обнаружились бы (и обнаружи ваются) другие, более (или менее) глубокие причины (сексуальная, психологическая, физиологическая или духовная несовместимость;

не любит детей, храпит, не так пахнет, сварливая(ый), жадная(ый), не понимает меня...).

Попытаемся представить читателю эту самую «особую точку зрения» автора.

Однако для начала предложим ему «с трех попыток» угадать:

меняется ли российская семья в ходе «перестройки» и реформ? Меня лись ли представления автора о семье по мере получения им все новых и новых результатов исследований? Менялись ли эти его представле ния по мере увеличения его личного семейного опыта? Какой образ семьи (или образ какой семьи) имели перед глазами жены и мужья, заполняя наши анкеты: идеальный, авторский или свой собственный, бытовой? А взявший книгу в руки читатель? А читатель, нашедший в себе терпение дочитать ее до этого места? а до конца? И не изменит ли он в итоге свои представления? А... ладно, пока хватит.

Вполне логично предположить, что точка зрения автора, пред ставленная в данной работе, отличается от точки зрения того же авто сти, дети на попечении матери, помощь и участие отца по договоренности;

е) мусульманская семья (несколько жен у одного мужчины);

ж) шведская семья (сожительствуют несколько мужчин и не сколько женщин);

з) открытая семья (допускаются связи «на стороне» – но без афиширования) (см.

об этом подробнее, напр., Козлов Н.И. Как относиться к себе и людям.М., 1997. С. 206 – 208).

По свидетельству О.Тоффлера чикагские социологи насчитали в Чикаго 89 (!) типов семейных отношений.

ра, только подступающего к проблеме в 1993 году. Тем не менее ис следователь обязан дать определение объекта и обосновать свою осо бую точку зрения, точно и однозначно, без киваний на изменчивость и текучесть и избежав, по возможности, резонёрства, то есть «впадания»

в «убедительно-рассудительную» логику вместо логики научной;

в убеждения вместо доказательств внутренней необходимости сущест вования именно данного объекта и предмета1.

А для этого представляется целесообразным вспомнить некото рые основные понятия (категории) классической философии: сущ ность, основание, абстрактное и конкретное и исходная категория восхождения от первого ко второму, непосредственное и опосредован ное...

Сущность, как говаривал «старик Гегель», есть истина бытия2, а истина, по его же выражению, есть процесс опосредования в непо средственности являющегося. В переводе на понятный язык и приме нительно к нашему случаю это означает, по-видимому, во-первых, что сама сущность изменяется исторически (поскольку представляет со бой процесс истины), то есть семья как объект исследования имеет разное объективное содержание в различные исторические периоды, в различных социально-политических условиях и с различных «точек зрения»;

а во-вторых, проявляется в различных формах и оборачивает ся различными сторонами по мере получения о ней новых знаний.

В задачу данной работы не входит анализ исторических форм семьи, это уже сделано многими авторами во многих известных совет ских, российских и зарубежных исследованиях. Мы будем иметь в ви ду только ее современную, «цивилизованную» форму, «европейский»

тип, под которым у нас понимается интимный союз мужчины и жен щины (супругов) в целях достижения посредством этого союза лично го семейного счастья. Под интимностью же будем понимать осуще ствление межличностнных отношений в семье в форме взаимного про явления чувств.

С.И.Ожегов дает определение резонерству как «длинному рассуждению в нравоучительном тоне» (Ожегов С.И. Словарь русского языка. 10-е изд. стереотип. М., 1973. С.622).

Очень метко по этому поводу высказался в свое время Гегель: «Дефиниция», которой какая либо наука начинает с самого начала, «не может содержать ничего другого, кроме как определенного корректного выражения того, что как известное и общепризнанное представляют себе в качестве предмета и цели этой науки. Что в качестве таковых представляют себе именно это, а не другое, это есть историческое уверение, относительно которого можно сослаться лишь на то или иное признание или, собственно говоря, можно только в виде просьбы предложить, чтобы считали то или иное при знанным». Поэтому вовсе неудивительно, что «один оттуда, другой отсюда приводит какой-либо случай или пример, показывающий, что под таким-то выражением нужно понимать еще нечто боль шее и иное и что, стало быть, в его дефиницию следует включать еще одно более частное или более общее определение и с этим должна быть согласована и наука. При этом от резонерства зависит, до какой границы и в каком объеме те или иные определения должны быть включены или исключены;

само же резонерство имеет перед собой на выбор самые многообразные и самые различные воззре ния, застывшее определение которых может, в конце концов, давать только произвол. При этом способе начинать науку с ее дефиниций нет и речи о потребности показать необходимость ее пред мета и, следовательно, также ее самой» (Гегель Г.В.Ф. Наука логики: В 3 т. Т.1. М., 1970. С.102).

Гегель. Сочинения. Т.V. М., 1937. С.455.

Отсюда сразу же следуют некоторые принципиальные методо логические замечания и ограничения. Например, оставшись с собой один на один, супруг(а) может сказать сам(а) себе достаточно опреде ленно, испытывает ли он(а) к своей половине соответствующие чувст ва. Но не каждый может с той же долей определенности сказать это о своей половине, о взаимности. Поэтому самое первое из привычных и традиционных понятий, от которого мы отказываемся уже «на поро ге», – это «счастливая семья».

Это совсем не значит, что «счастливая семья» не существует как феномен. Это значит только то, что мы, изучая счастливых и несчаст ных в семье супругов, не изучаем счастливую или несчастную семью, ибо для социологического исследования последней методами анкет ных опросов необходимо, чтобы двое супругов, а также их родители и дети одновременно, независимо друг от друга и анонимно, – то есть совершенно не зная, что в это же самое время его (ее) половина и дру гие члены семьи отвечают на эти же самые вопросы в условиях, пре доставляющих возможность для откровенности, – признались в том, что они счастливы в своей жизни с остальными членами семьи. Таких условий и возможностей мы в процессе исследований не имели и по тому задачу эту не ставили.

Одновременно это не значит, что мы не можем обнаружить су губо семейные положительные факторы, которые могли бы быть ис пользованы для анализа. Мы не должны забывать, что семья сущест вует в государстве и обществе, и само исследование, по большому сче ту, и проделано по заказам государственных органов для того, чтобы именно государство и общество получили добротную, оригинальную и необходимую информацию для увеличения числа благополучных се мей, что непосредственно порождает благополучие в обществе и госу дарстве.

Интерес государства к семье заключается, прежде всего, в её функции воспитания законопослушных налогоплательщиков и необ ходимого воспроизводства рабочей силы и солдат для армии. Государ ство не виновато в таком своем прагматизме, как хищник не виноват в хищном образе жизни: такова их природа. Поэтому всякое государство весьма заинтересовано в наличии у себя определенной управляемой технологии обеспечения функционирования процессов воспроизводст ва благополучной семьи. Именно благополучная семья должна стать вторым исходным пунктом исследования, если мы хотим иметь госу дарство своим союзником в практическом использовании полученных результатов.

А это значит, нам необходимо знание, что с этой точки зрения в семье хорошо и почему хорошо!

В итоге, исходное определение объекта наших исследований может быть озвучено как счастливые супруги в благополучной семье.

По данным российских и зарубежных исследований, основными компонентами счастья и благополучия являются несколько – в сред нем от пяти до семи (физический, материальный, культурный, сексу альный, психологический и т.д.) – факторов, представляющих собой различные комбинации проявлений двух основных составляющих:

социальной и биологической. Наш же здесь научный интерес (точка зрения) – это прежде всего сторона социальная в ее влиянии на сторо ну биологическую.

Отсюда исходное определение предмета исследования звучит как социальные составляющие семейного счастья супругов и благо получия семьи, которые, будучи выраженными одним более общим понятием, могут быть определены как положительный социальный потенциал семьи.

А вот представление содержания понятий семейное счастье и благополучная семья мы отнесем несколько далее, в дискуссию о вы борке. Почему? Попрошу немного терпения.

Кроме этого, в исследовании присутствует некая «сверхзадача», генеральная идея, на социологическом языке – рабочая гипотеза.

§ 2. О СЧАСТЬЕ И БЛАГОПОЛУЧИИ КАК РЕЗУЛЬТАТАХ УПРАВЛЕНИЯ (РАБОЧАЯ ГИПОТЕЗА, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ) Гипотез не измышляю.

И.Ньютон Лучше иметь ошибочную гипоте зу, чем не иметь никакой.

Д.Менделеев Теория без практики мертва.

Практика без теории слепа.

Народная мудрость Как уже понял уважаемый читатель, присутствие в исследова тельской работе рабочей гипотезы (некоего предвидения результатов задуманного исследования) один классик полагает для ученого невоз можным до получения достоверных фактов, а другой – необходимым элементом научно-исследовательской деятельности. И хотя в нашей (социологической) «епархии» всегда незримо присутствует «билль об обязательности рабочих гипотез», мы честно признаемся, что перед началом работ совершенно не предполагали, какие могут получиться результаты, ибо прецеденты специальных исследований положитель ного потенциала в российской (равно как и украинской, узбекской, литовской – вообще СССР) социологии семьи отсутствуют, а имею щиеся редкие публикации по отдельным вопросам (о них – далее) по годы не делают1.

Поэтому первоначально, на основе анализа существующих раз работок, подходов и результатов сформировалось предположение, что может быть разработано и достаточно эффективно использова но для нужд управления некоторое количество социологических социальных показателей и индикаторов состояния семьи на основе опросов населения.

Проверка этой возможности и формирование при ее обнаруже нии некоторого прикладного набора указанных показателей и было первой целью исследований.

Ну и в чем тут проблема? – спросит нас представитель, напри мер, статистического направления в аналитической сфере. – Совре менная вычислительная техника позволяет обрабатывать любое коли чество информации. Проводите себе исследования, изучайте результа ты...

А проблема в том, что компьютерная техника сама не может принимать решений, тем более в таком деликатном вопросе, как семья, где даже самые умные индивидуумы далеко не застрахованы от роко вых ошибок. Да и здесь все большее количество управленческих ре шений принимается с использованием социологической информации.

Однако в условиях «информационного взрыва» непосредственная ин формация в форме результатов опроса становится «нерентабельной»:

потери времени и средств на ее получение и изучение далеко не всегда окупаются эффективностью результатов.

Принципиальное решение здесь известно – это выработка соот ветствующих индексов, индикаторов и комплексных показателей, обеспечивающих максимум значимой информации в минимуме объе ма. Здесь автор не одинок и не особенно оригинален. Вот несколько авторитетных замечаний по этому поводу.

«Эффективность... семейной политики во многом определяется ее научным обоснованием. Управленческие решения в этой гибкой сфере человеческого бытия следует базировать на системе социальных показателей и индикаторов жизнедеятельности семьи, социологиче ском мониторинге, дающих, помимо государственной системы показа телей, учет региональных особенностей.» [91, с.22].

«...Нужно сконструировать особую систему наиболее сущест венных индикаторов дифференциации социальных процессов и усло В этом случае наши учебники рекомендуют проводить предварительную разведку, так назы ваемое «пилотажное исследование», результаты которого позволяют обоснованно сформировать эту гипотезу. Но попробуйте договориться об этом с Заказчиком...

вий их формирования, отличающуюся... невысокой размерностью... и максимальной информативностью... » [87, с.52].

Социологи с завистью смотрят на социальную демографию с ее «богатой и упорядоченной статистической базой, опирающейся на четкие количественные показатели (рождаемости, брачности, разво димости). Последние позволяют сравнивать собранную информацию в широких временных и пространственных рамках. Аналогичная стати стико-информационная база в социологии семьи может быть создана лишь благодаря теоретически обоснованной системе переменных и, соответственно, их эмпирических индикаторов» [63, с.19].

Автор вполне солидарен с приведенными точками зрения и по тому формулирует первую задачу исследования как выражение по ложительного потенциала семьи в некоторой системе показате лей, индикаторов и индексов, рассчитанных на основе результатов социологических опросов.

Однако в ходе исследования сами полученные результаты при вели к корректировке первичной рабочей гипотезы, и в следующей формулировке в ней уже предполагается, что возможен РЯД значе ний СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ индикаторов (индексов), представ ляющий некоторую пропорцию их, обнаружение или обеспечение которой может говорить об устойчивом положительном потен циале семьи, а выход за ее рамки – как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения значений индикаторов (индексов) – о нару шении устойчивости и необходимости корректировки соответ ствующих программ.

Обнаружение, обоснование, описание, вычисление и пред ставление непосредственно для нужд управления семейной полити кой, выраженных в значениях соответствующих индексов границ, в которых обнаруживается устойчивое проявление положительного по тенциала семьи (в виде семейного счастья и семейного благополучия), и стало главной целью исследования.

Интригу здесь обостряет тот бесспорный факт, что значительная часть современного европейского (и «новорусского») общества разу верилась в значимости для семейного благополучия социальных фак торов и обращается к религиозным, парапсихологическим и астроло гическим учениям.

§ 3. ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?

(ПРОБЛЕМА ВЫБОРКИ) Истина есть процесс опосредования, в непосредственности являющегося.

Гегель Г.В.Ф. Наука логики.

Хочу поехать в Сан-Франциско, на ки тайцев посмотреть.

Заключительная фраза из х/ф «Урга – тер ритория любви» режиссера Н.Михалкова По существующим правилам социологическая информация счи тается достоверной только тогда, когда соблюдена репрезентатив ность выборки. Это значит, что указанная информация должна быть получена от такой части респондентов («выборочной совокупности»), которая соответствует по своим параметрам и характеристикам объек ту исследования («генеральной совокупности»). В нашем случае это значит, что «среднеопрошенная» семья должна быть как можно более качественной «моделью» семьи «среднестатистической».

Однако семью можно «моделировать» в бесконечном множест ве ее качеств: по числу детей, стажу в браке, состоянию здоровья, до ходам, количеству «интимных контактов» между супругами в неделю и количеству скандалов в месяц и т.д. и т.п. Вообще же принято, что расчет выборки производится в каждом конкретном случае в зависи мости от целей и задач исследования. Тогда, казалось бы, чего проще:

сформулировали цели, поставили задачи – и вперед!

Н-н-у, давайте попробуем.

Как уже было сказано, цель нашего исследования – нахождение (или обоснование) посредством опросов населения сбалансированной пропорции социологических индикаторов, позволяющей выстраивать положительный потенциал семьи, то есть вычислить те их значения, которые выводят те или иные семьи в разряд благополучных. Отсюда следует первая задача – оформить образ или понятие «благополучной»

семьи и сделать так, чтобы выборку составляли именно такие семьи.

Но что значит «благополучная семья»? С точки зрения школь ных учителей – это такая семья, где дети хорошо учатся, активно уча ствуют в жизни класса и не хулиганят, а сами родители регулярно и вдвоем (ну уж, в крайнем случае, – по очереди) ходят на родительские собрания и строго выполняют указания педагогов.

С точки зрения системы социальной защиты – это семья, где ро дители не пьянствуют и не выясняют отношений, а дети не бродяжни чают, не подвергаются насилию и не требуют помощи государства. С точки же зрения государства – это (как уже отмечалось) семья, где ро дители есть законопослушные налогоплательщики, своевременно по ставляющие качественную рабочую силу и «пушечное мясо». А (гипо тетически) с точки зрения цивилизации в целом благополучными яв ляются семьи, где рождаются и воспитываются гении и творцы, кото рые далеко не всегда могут быть по государственным, педагогическим и другим меркам отнесены к «благополучным детям из благополучных семей», приносящим счастье своим близким и самим себе.

Всем известно также, что статистические или «демонстрацион ные» (внешние, «абстрактные») признаки благополучия не дают осно ваний полагать семью «благополучной», и всем известно, сколько ху дожественных произведений в жанре комедий и трагедий создано на базе этого несоответствия. А о «внутренних» признаках семейного благополучия пока еще нет как «практичной» теории, так и удобной статистики. Поэтому научное определение «благополучной семьи»

(имеется в виду определение, опирающееся на достоверный и доброт ный исследовательский материал) в фамилистике отсутствует.

Налицо ситуация типа «пойди туда – не знаю куда;

принеси то – не знаю что». И именно потому, что и объект, и предмет данного ис следования социологической наукой практически не изучены, они ни теоретически, ни статистически нигде и никак не представлены. По этому задача формирования репрезентативной («представительной») выборки до проведения исследования принципиально не разрешима.

А это значит, что «на старте» исследования нашей выборочной сово купностью может быть только стихийная или случайная выборочная совокупность семей.

Поэтому не будем торопиться с выводами, а пока просто отло жим нашу дискуссию до того момента, когда ее можно будет продол жить, а именно – до начала анализа результатов опросов.

Однако «тертый» профессионал сразу же поймает нас на оче редном несоответствии. Ну хорошо, скажет он, собрали Вы неизвестно каким способом неизвестно какую выборочную совокупность (некото рое множество заполненных анкет), а дальше что? На каком основании Вы будете выделять в ней счастливых в семейной жизни супругов и благополучные семьи?

И он прав. Если мы намерены вести разговор по существу, то никуда нам не деться от определения исходных понятий, то биш ис ходных категорий «восхождения от абстрактного к конкретно му», что в нашем случае будет означать формирование понятий, во круг которых вращается вся логика исследования, обогащая их содер жанием и обогащаясь от них взамен прочностью и строгостью. Потому приступим.

Предварительно мы признаемся читателю в одной нашей слабо сти: давней любви к диалектико-материалистическому пониманию мира. И если опустить разного рода диалектические подробности, то, прагматически рассуждая, мы ставим перед собой задачу увязать сред ствами социологической науки интересы, с одной стороны, семьи, ко торые (интересы) нам представляются как счастливые супруги, с дру гой – государства, каковые нам представляются как благополучные семьи.

В нашей социологии счастье человека обычно рассматривается с позиций уровня его удовлетворенности теми или иными факторами его жизнедеятельности, в частности «семейное счастье» – как «удовле творенность браком» [1, 25, 27, 30, 38 и др.]. В то же время классиче ская русская (и классическая вообще) философская позиция здесь ис поведует как раз идею постоянной неудовлетворенности и борьбы [93], которые и заключают в себе счастье. А поскольку из двух зол лучше всего выбирать третье, мы оставим это противостояние «удов летворенности» и «неудовлетворенности» «за скобками», а счастье или несчастье супругов в их семейной жизни мы предоставим опреде лять им самим, и пусть одни из них исходят из удовлетворенности, другие – из неудовлетворенности, третьи – из их «диалектического синтеза» – это их личное дело и личное счастье (несчастье). Нам же здесь будет важен лишь сам факт отметки респондентом его (семейно го счастья) наличия или отсутствия при ответе на соответствующий вопрос, а уж мы его сами свяжем с теми моментами семейного бытия, на которые нас выведет «внутренняя» логика исследования.

Рассматривать же самих супругов мы будем «социально типически» как представителей социально-демографической группы мужей или жен, принадлежащих к определенной возрастной, профес сиональной, образовательной, имущественной или другой категории населения и имеющих (или не имеющих после развода или смерти) «половину», тоже принадлежащую к какой-либо из данных категорий.

Это что касается семейного счастья. Относительно же семей ного благополучия мы поступим хоть и не так просто, но тоже доста точно понятно и обоснованно. В целом мы отнесем к благополучным семьям все те, где респондентами отмечается отсутствие в их семье серьезных неполадок в ответе на соответствующий вопрос. А затем мы выделим в их составе социально благополучные семьи по основа нию, в которое будут заложены наиболее общепринятые и бесспорные «государственные» и демографические критерии. То есть в нашем случае к социально благополучным семьям будут отнесены:

а) семьи, где наличествуют оба супруга (независимо от того, в каком по счету они или один из них браке: первом, втором, третьем… или они живут вместе без оформления своих отношений – юридиче ского или церковного);

б) при наличии обоих супругов респондентом отмечается от сутствие в семье серьезных неполадок;

в) при наличии обоих супругов и отсутствии серьезных непола док в семье имеется не менее трех детей;

– или при «стаже» совместной жизни 6–10 лет (или меньше) – не менее двух детей;

– или не менее одного ребенка при «стаже» до 5 лет.

То есть лишь при одновременном присутствии всех трех выше указанных факторов («а», «б» и «в») мы будем рассматривать – с «го сударственно-социологической» точки зрения – данную семью как социально благополучную.

Возможно, наиболее дискуссионным моментом такой диффе ренциации является количество браков: если у одного из супругов брак не первый, значит развод переживают глубоко его родители и дети, и по данному параметру критерий благополучия не выдержива ется.

Не будем, однако, забывать, что у нас необходимым условием является отсутствие неполадок, и если это условие соблюдается, зна чит, данный кризис считается преодоленным.

Могут возникнуть вопросы и относительно количества детей.

Нам скажут: «Вот родилось в семье двое детей и больше по медицин ским показаниям быть не может. В семье лад, неполадки не отмечают ся, разве такую семью нельзя отнести к социально благополучным?»

Если рассуждать на эмоциональном уровне, то можно. Однако опираясь на научные обоснования приходится признать: имея в семье только двух детей (по любой причине), мы вымрем. Тем не менее в качестве одного из выходов может быть предложен расчет некоторого коэффициента благополучия, учитывающего различные стороны дан ной версии.

Может показаться дискуссионной и периодизация рождаемости (принятые для расчета временные промежутки между рождениями детей) – но это уже несущественно: если принимается сам подход – об изменении данных переменных в ту или иную сторону всегда можно договориться.

§4. «КТО СТУЧИТСЯ В ДВЕРЬ КО МНЕ?»

(ПРОБЛЕМА МЕТОДА СБОРА ИНФОРМАЦИИ) Я не люблю открытого цинизма, В восторженность не верю, и еще:

Когда чужой мои читает письма, Заглядывая мне через плечо».

В.Высоцкий. Я не люблю...

Семья – храм интимности. Как проникнуть чужому в этот храм?

Как спросить и получить ответ о сокровенном, если ты не господь Бог и не исповедник? Но даже если это удалось, как можно быть уверен ным в достоверности этой информации и одновременно гарантировать рассказывающему о себе уже в самом процессе опроса анонимность, нетронутость хрупкой структуры интимности?

Ладно. Допустим, что такой способ найден. И ведется опрос. И вполне возможно, что, задавая «тонкие» вопросы, мы взбудоражим спокойное озерцо чьей-то семейной жизни, дав повод задуматься о темах, которые до нашего вмешательства оставались отодвинутыми «на периферию», но нашими стараниями и «весом» (раз мы проводим опрос, значит, это важно, ведь мы делаем это от имени авторитетной организации – как тут не задумаешься?) обнажились и обострились и стали последней (или первой) каплей... Как определить степень, до которой мы имеем право «заострять» наши вопросы? И кто знает, сколько «семейных миров» держится на знании или желании знать, а сколько – на незнании и нежелании знать? И на какой стадии знания прекращается вера?


В социологической литературе обычно считается, что наиболее полную и достоверную информацию дает глубокое интервьюирование, а наиболее оперативную – телефонный или электронный опрос. При всем к ним уважении нам придется, видимо, отказаться от того и от другого. Интервьюирование, тем более в таких вопросах, требует дли тельной специальной подготовки и занимает много времени. К тому же имеются мнения, что «интервью не всегда может выступать как эталон.

По некоторым признакам почтовый опрос дает, видимо, более надежную информацию» [75, с.136].

Почему? – спросит наш информированный читатель. Ведь на приемах у врача-психотерапевта или сексопатолога люди говорят от кровенно! Подготовьте ваших специалистов до соответствующего уровня – и вперед! А если не можете, то это уже ваши проблемы, и не надо прикрываться «хрупкостью» и «интимностью».

Так-то оно так. Но есть «маленькая» разница. На приемах у вра чей люди оказываются тогда, когда болезнь уже не поддается лечению «домашними средствами», когда ситуация «на краю», а для решения наших задач нужна информация другого плана, оттуда, где до «края»

(надеемся) еще очень далеко, и даже необходимость в использовании «домашних средств» пока не возникает, или если возникает, то доста точно редко. Кроме того, нам необходимы в короткий срок весьма зна чительные объемы этой самой информации при разумных затратах, а глубокое интервьюирование не может дать того и другого одновре менно. Да и женщины в большинстве случаев – существа суеверные, и особенно в вопросах личного характера.

Телефонный же опрос игнорирует нетелефонизированные груп пы населения (а по данным наших опросов, сегодня у нас не имеют домашних телефонов еще более половины семей) и не дает необходи мого объема информации, не гарантируя также достоверности в «скользких» темах. Представьте себе, что Вас по телефону неизвестно кто выспрашивает о сокровеннейшем. Будете вы с ним откровенны, особенно сегодня?

Некоторая часть ценной для нас интимной информации содер жится в письмах … Но «те» времена (надеемся) все-таки прошли.

Есть и еще одно правило, исполнения которого строго требуют условия рыночной экономики, демократии и социологической этики вообще: «респондента надо любить». И уж если мы хотим хорошего к себе отношения и откровенности, то не должны уподобляться разного рода «коробейникам» и рекламным агентам. В нашем случае это озна чает, что сбор интимной информации должен производиться, по воз можности, в максимально удобное время и максимально удобных ус ловиях для тех, от кого мы хотим ее получить.

Уточним исходные позиции.

В процессе сбора данных мы должны, как минимум, обеспе чить:

а) максимально возможное исключение влияния проводящего опрос на отвечающего, абсолютную добровольность ответов;

б) максимальное исключение намеков на возможность «вычис лить» отвечающего, полную анонимность;

в) максимально удобные и, по возможности, приятные условия для отвечающих (время, место, содержательная часть опросника или анкеты);

г) приемлемую стоимость опроса;

д) необходимую оперативность получения информации.

Чтобы не утомлять читателя подробными разборами и критикой других методов, мы их опустим и сразу начнем с того, что вышло в итоге наших рассуждений, умозаключений и переговоров с заказчика ми. А вышло, что выручить нас может почтовый опрос – но только после некоторых усовершенствований его традиционных методик.

Типовая процедура почтового опроса предусматривает предва рительное определение «выборочной совокупности», то есть адресов, по которым проживают предполагаемые источники информации, и последующее направление по этим адресам по почте писем, где в кон верты вложены анкеты и чистые конверты с адресом организации, проводящей опрос.

Понятно, что в нашем случае этот механизм не подходит. Во первых, потому что нет такой информации, которая содержала бы ад реса именно «благополучных» семей или счастливых супругов. Во вторых, абсолютно не гарантирована анонимность: мы ведь показыва ем предполагаемому респонденту, что знаем его адрес. И в-третьих, сама пропорция «благополучных» и «неблагополучных» семей среди различных категорий населения представляет собой одну из главных целей исследования, ценнейшую и пока еще практически неизвестную социологическую информацию.

Есть и другие способы. Например, анкета размещается в газете, и купившему газету предлагается заполнить анкету, вырезать и вы слать. В этом случае выполняются сразу три очень важных условия:

анонимность, достоверность и удобство для заполнения. Но кто сего дня будет тратить время на то, чтобы специально покупать для нас конверт? Да и газеты сегодня покупают далеко не все, и разместить в газете достаточно объемную анкету очень сложно. И стоимость раз мещения материала на газетной полосе....

В современной (последнего десятилетия) российской социоло гической литературе отсутствует информация о проведении и резуль татах почтовых опросов населения на территории РФ. В «доперестро ечной» же литературе имеются лишь единичные упоминания о таких опросах. Таким образом, есть необходимость остановиться на каждом таком материале подробнее.

«Главный дефект почтового опроса связан с низким уровнем возврата, приводящим к смещению распределений основных социаль но-демографических признаков массива относительно генеральной совокупности...Возврат анкет существенно зависит от определенных качеств опрошенных – социальной активности, отзывчивости, готов ности сотрудничать и т.п...» [75, c.135].

«При почтовом опросе от высокого возврата анкет зависят пра вильность первичной информации, или, другими словами, величина инструментальной систематической погрешности, точность, опреде ляемая влиянием случайных возмущений на качество социологических измерений» [37, c.128]. Поясним читателю, что это означает: высокий возврат – это хорошо, а низкий – это плохо. Между тем сам показатель возврата при действительно анонимном опросе – это тоже ценнейшая социологическая информация, раскрывающая (разумеется, при нали чии других и повторных опросов – по нашему – мониторинга) такие позиции:

а) действительный интерес различных категорий населения к изучаемой проблеме;

б) качество методических материалов («интересность», ориги нальность составленной анкеты, ее полиграфическое и структурное «попадание в цель» и т.д.);

в) «вес» (авторитет) проводящей опрос организации или струк туры;

г) рейтинг СМИ, если в них предварительно прошла информа ция о предстоящем опросе.

Известно несколько способов повышения возврата: предвари тельная информация о предстоящем исследовании (рассылка уведом лений), однократные или многократные напоминания по почте или телефону, проведение лотереи или вознаграждение, предоставление скидок предъявителю при покупке (в основном в коммерческих опро сах). Но есть и другая сторона медали.

Мы читаем книгу, газету или журнал, если они нам интересны, если содержат оригинальное, неожиданное, остроумное. То же и анке ты. И возврат напрямую зависит от профессионализма составителя анкеты, организации опроса и обратной связи, т.е. насколько интерес но удавалось ранее давать в СМИ результаты предыдущих опросов или насколько эффективной оказалась реклама настоящего или на сколько авторитетны автор или организация.

Важными факторами являются время года, дни недели, в кото рые респондент получает анкету (до или после получки, отпуска и т.д.). В одних случаях это влияние значительно, в других – нет [75, с.136].

Например, анкета, полученная респондентом в выходной непо гожий день будет возвращена с несколько большей вероятностью, чем в выходной погожий, поскольку в первом случае резко снижена «вне домашняя» активность. Однако ответы на вопросы, связанные с эмо циями (а почти все факторы семейной жизни связаны именно с эмо циями) в непогожий день будут более негативного уклона, чем это было бы в хорошую погоду.

В Латвии в 1985 – 1986 гг. производился почтовый опрос не полной семьи. 2000 женщин были высланы анкеты с соответствующи ми сопроводительными письмами и конвертами с обратным адресом организаторов опроса. Была получена 921 заполненная анкета, т.е. час тота возвращаемости составила 47% [45, c.37]. Но не будем забывать, что это Латвия, где культура социальных отношений выше среднерос сийской, и опрашивалась категория женщин, которые были рады от кликнуться на любое проявленное к ним внимание, даже если предпо лагаемые положительные результаты будут самыми туманными.

Как видим, имеющийся опыт в нашем случае не подходит. И первое, что вызывает сомнения, – это отсутствие гарантий соблюдения анонимности. Как можно избежать нарушения конфиденциальности, если известен адрес?

В итоге был использован следующий ход.

В пункте А или Б некто опускает в почтовые ящики домов и квартир незаклеенные конверты, внутри которых находятся анкеты, а на конверте, в разделе «Куда» – адрес исследовательской организации.

Респонденту остается заполнить анкету, заклеить ее в этот же конверт и опустить в ближайший почтовый ящик.

Выборка получается в этом случае практически абсолютно слу чайная, но, как уже говорилось, сам факт пропорций возврата от тех или иных категорий респондентов есть ценнейшая информация, даю щая объективную картину состояния семьи и внутрисемейных отно шений.

И еще одна задача решается таким методом опроса. Даже если человек не вернул анкету заполненной, он познакомился с вопросами и проблемами и отвечал на эти вопросы для себя. И, получая информа цию на данную тему, он ее сравнивает и учится думать. Правда, еще неизвестно, в нашем случае это «хорошо» или «плохо».

Глава 2. ИДЕОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ § 5. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ, ИНДИКАТОРЫ, ИНДЕКСЫ...

Главное достоинство индикатора за ключается в непосредственном восприятии оператором сложной информации без про межуточных преобразований.


БСЭ. Т.10. С.198. Стб.580.

Мир переполнен информацией. Наличие возможностей обра ботки и анализа информации является всеобщим условием существо вания и самодвижения всего живого на Земле.

Процессы обработки информации в системе (организме, обще стве, институте) опосредованы соответствующими внутренними меха низмами, адаптирующими (кодирующими и фильтрующими) посту пающую информацию для ее использования в первоочередных по требностях системы. Так, уколотый палец или прищемленный хвост, или покончивший жизнь самоубийством талантливый индивид сигна лизируют в первую очередь об опасности, месте и размерах нарушения баланса в состоянии системы, и только потом (в случае необходимо сти) формируется информация о том, что явилось причиной данного нарушения.

Однако только человек обладает способностью целеполагания и целесообразной деятельности, способностью планирования, которая реализуется через процессы предвидения. Последние же формируются как результат ряда процессов социализации, основным из которых по данному направлению является образование. В ходе образования че ловек получает пакет адаптированной и концентрированной информа ции, содержащей основные моменты всего предшествующего опыта всего социума данного индивида (представитель племени «ням-ням»

не поймет, видимо, устройство электродвигателя, не зная английского языка).

С момента формального завершения образования (окончания учебного заведения) дороги людей расходятся. Одни связывают свою деятельность преимущественно с анализом многофакторной информа ции, планированием и прогнозированием (управленческая, научная или предпринимательская сфера), другие – с анализом преимущест венно однопрофильной информации и узкопрофессиональной дея тельностью.

Избравшие первую сферу очень быстро понимают, что резуль таты их деятельности будут тем выше, чем больший объем информа ции удается квалифицированно использовать в ограниченный период времени, и начинают формировать соответствующие методики. Одним из подходов здесь является «уплотнение» информации посредством выработки показателей, построения индикаторов и расчета индексов.

Наиболее часто сегодня применяются указанные методические прие мы в социальной статистике. Считается, что «статистические показа тели представляют собой понятия (категории), отображающие размеры и количественные соотношения вполне определенных общественных явлений и процессов (численность населения, доходы и т.д.)» [99, c. 45].

Различают объемные (ОСП) и качественные (КСП) показатели.

ОСП характеризуют размеры явлений в виде численности единиц изу чаемых совокупностей или суммарных значений варьирующих при знаков (в нашем случае, например, общее количество женатых мужчин или несовершеннолетних детей, живущих без одного из родителей и т.д.).

КСП характеризуют уровни и количественные соотношения явлений и процессов в виде суммарного значения признака, приходящегося на одну или несколько единиц совокупности (например, отношение зара ботной платы учителя МОУ к средней зарплате по бюджетной сфере и т.п.) [99, c. 46].

Показатели выражаются в форме абсолютных, относительных и средних величин. Количество браков и разводов в году – это абсолют ные величины;

их число за несколько лет, поделенное на количество лет – это средние величины;

поделив количество разводов на количе ство браков в определенный период, получим величины относитель ные [99, c. 47].

Было бы неразумно в процессе поиска решений проблемы фор мирования социологических социальных показателей игнорировать достижения социальной статистики.

«В ходе теоретических разработок была достигнута известная определенность в понимании характера и структуры такого сложного идеализированного объекта, каким является показатель... Выработана конструктивная концепция, позволяющая поставить теорию социаль ных показателей на службу практике управления.

Согласно этой концепции, показатель служит особым инстру ментом измерения социальных явлений и процессов. Он состоит из двух частей: индикатума (обозначаемого) и индикатора (обозначающе го)» [16, c.11].

«Индикатор характеризуется как наблюдаемая переменная, ко торая необходима, чтобы оценить какую-то другую (обычно не на блюдаемую) переменную... Социальный индикатор является, конечно, индикатором, относящимся к определенному социологическому кон тексту» [80, c. 19].

Переменная определяется как некоторая величина, которая мо жет изменяться, принимая в процессе этого изменения различные зна чения1. Значение переменной, выраженное в долях некоторого целого, принятого за «1», называется иногда «факторным весом» переменной.

Индексы определяются как «относительные величины, количе ственно характеризующие сводную динамику разносоставной сово купности...

Совокупность является разносоставной по данному признаку, если итоговую величину этого признака во всей совокупности пря мым, непосредственным суммированием его значений у отдельных единиц вычислить нельзя...

Любой индекс имеет четыре элемента: а) индексируемая вели чина (индексы цен, натурального объема продукции);

б) тип (форма) индекса (агрегатный или средний);

в) вес индекса (простой или взве шенный);

г) сроки исчисления (индексы базисные – с постоянной, не изменной по времени базой и индексы цепные – с изменяющейся по времени базой)»2.

«Социальный индикатор», по мнению большинства западных исследователей, представляет собой набор статистических данных, отобранных и организованных таким образом, чтобы описать социаль ные условия и тенденции [80, c.17]. Другими словами:

Показатель – сторона (часть, «срез») предмета исследования («подпредмет»), которая может быть выражена дискретными (цифро выми, долевыми) значениями (знаками).

Переменная – относительно непосредственное («первичное») цифровое (долевое) значение, показывающее состояние предмета.

Индикатор – шкала (границы значений), в пределах которой происходит нормальное функционирование предмета без его разруше ния (нарушения).

Индекс – сложное («сложенное», комплексное) цифровое (до левое) выражение состояния предмета, демонстрируемое (выдаваемое, представленное) некоторым положением результатов расчетов на шка ле индикатора.

Пример. Бесспорно значимым для благополучия семьи является качество питания. Качество питания и есть та сторона (часть, «срез») нашего предмета, которая (в числе прочих) нас интересует и дает воз БСЭ. Т.19. С.386. Стб.1145.

БСЭ. Т.10. С.541. Стб.541–542.

можность обоснованно характеризовать то или иное состояние этого предмета, и потому применяется как один из его показателей.

Однако качество питания может быть выражено самыми разны ми переменными: количеством съедаемых килограммов или штук, числом составляющих их калорий, содержанием в продуктах белков, жиров, углеводов, витаминов, минералов… В нашем случае мы ис пользуем в качестве переменной самооценку респондентами уровня потребления ими продуктов питания по их (продуктов) различным группам. Значения этой самооценки в выражениях «едим досыта»;

«почти досыта»;

«в половину потребности»;

«впроголодь» – и состав ляют шкалу индикатора. Кроме того, например, затраты на питание могут осуществляться, во-первых, только в рамках бюджета и, во вторых, не ниже некоторого минимума (ниже которого организм поги бает).

Взятые в процентно-долевом соотношении по определенной формуле (о ней несколько ниже) полученные результаты расчетов и составляют искомый индекс качества питания.

§ 6. ЗАПАДНЫЕ ПОДХОДЫ К ПРОБЛЕМЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ За морем житье не худо.

Пушкин А.С. Сказка о царе Салтане Западная социология пришла к социальной индексации в ходе разработок проблематики показателей уровня жизни и качества жиз ни. Было определено, что понятие «уровень жизни» (УЖ) описывает преимущественно материальную составляющую человеческого бытия и «представляет собой степень развития и удовлетворения потребностей живущего в обществе человека» [52, с. 213–214].

Активно разрабатывались и основные направления, по которым оценивается УЖ. «В соответствии со статьей 25 Конвенции МОТ “Об основных целях и нормах социальной политики” № 117 человек имеет право на такой УЖ, включая пищу, одежду, жилье, медицинский уход и социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, а также право на обеспечение на случай безработицы, инвалидности, вдовства или ино го случая утраты средств к существованию по независящим от него обстоятельствам. По рекомендации ООН УЖ представляет собой систему нескольких элементов: здоровье, в т.ч. демографические условия, пища, одежда, фонды потребления и накопления, условия труда, занятости, ор ганизации труда, образования, в т.ч. грамотность, жилище, включая его благоустройство, социальное обеспечение, человеческие свободы» [52, с.

213–214].

«Социальные показатели УЖ в статистической практике ООН объединяются в следующие группы: демографическая ситуация;

жи лищные условия;

окружающая среда;

здравоохранение;

образование;

отдых и развлечения;

доходы» [99, с.31].

Принято считать, что УЖ отражает степень развитости и удов летворения личных потребностей людей. Первое выражение – степень развитости – свидетельствует о групповых либо индивидуальных ам бициях: один довольствуется раем в шалаше, а другой ворчит, когда его кормят паюсной икрой. Второе выражение – степень их удовлетво рения – говорит о тех усилиях, которые Вы лично, ваша группа либо ваше общество предпринимаете для того, чтобы удовлетворить свои амбиции. Понятно, что скромные претензии легко удовлетворить, за трачивая небольшие усилия. И наоборот.

В социологии приняты такие показатели УЖ:

– размер и форма доходов, – структура потребления, – качество и обеспеченность жильем, – условия труда и отдыха, – состояние окружающей среды, – образовательный и культурный уровень населения, – здоровье и продолжительность жизни.

Ясно, что одни из них, скорее, играют роль первопричины, а другие выполняют функцию следствия. К примеру, размер дохода оп ределяет структуру потребления. Но не только потребления, а и каче ства жилья. Известно, что богатые во всем мире проживают в более престижных (и качественных) районах и домах, нежели бедные» [52, с.

213].

В западной науке существует также понятие уровень приличе ствующей жизни (УПЖ) – аналог прожиточного минимума, принятый в качестве границы, отделяющей относительно бедных от других кате горий населения. Точное определение границ бедности очень важно с практической точки зрения. От него зависит размер социальной помо щи правительства. Если бедных слишком много, то расходы государ ства сильно возрастают, что незамедлительно скажется на благосос тоянии других слоев населения. Часто их представители заявляют, что бедные живут за их счет. Правительство в развитых странах заинтере совано в том, чтобы подтянуть бедных до какого-то приемлемого уровня. Им считается УПЖ. Он ниже среднего, но достаточно высок, чтобы не позволить личности деградировать, опуститься на социаль ное дно [52].

УПЖ может устанавливаться директивным образом, как стан дарт, и (что для нас особенно важно) социологически, путем выясне ния мнения людей о таком уровне. Например, В 1983 году Лондонское телевидение провело опрос для того, чтобы узнать, что из социальных благ англичане считают для себя важным и чего они лишены. То, без чего в цивилизованном обществе люди не могут обойтись, и есть УПЖ. Выражение «без чего нельзя обойтись» описывает насущные потребности человека. Тем самым в опросе выявился список базовых потребностей англичан [52, с. 213–214].

По мере возрастания в мире роли экологических и гуманистиче ских ценностей УЖ все чаще стал рассматриваться как составляющая более всеобъемлющего показателя, именуемого качеством жизни (КЖ).

«КЖ – понятие, выделяющее и характеризующее посредством сопоставления с уровнем, или стандартом жизни, качественную сторо ну удовлетворения материальных и культурных потребностей людей.

В современной социологии с его помощью принято обозначать те сто роны общественной и индивидуальной жизнедеятельности, которые не поддаются чисто количественным характеристикам и измерениям.

Возникнув в связи с вопросами охраны окружающей среды, здоровья людей и обновления городов, проблема КЖ приобрела затем более общее смысловое значение» [53, с.110].

Важнейшими составляющими КЖ назывались «уровень жизни, семейная жизнь, друзья, работа, жилье, соседское окружение, здоро вье, образование» [78, c. 113].

С начала 70-х годов в западной социологии проводятся эмпири ческие исследования, в которых измерение КЖ основывается на мне ниях опрашиваемых по поводу удовлетворенности их своей жизнью [80, c. 21]. Оценивается удовлетворенность такими сферами жизни, как женитьба, семейная жизнь, здоровье, соседи, друзья, работа, жилищ ные условия, уровень образования, накопления и др. по шкале с семью делениями, начиная от «совершенно неудовлетворен» до «абсолютно удовлетворен» [80, c. 23].

Поскольку статистические данные, характеризующие даже от дельные составляющие КЖ, представляли собой весьма громоздкие конструкции, были предприняты попытки сформировать разного рода компактные системы индикации, которые были бы более приемлемы для задач социального управления.

С 1975 года начинает выходить специальный международный журнал «Исследование социальных индикаторов».

Известный пример расчета простого, понятного, но в то же вре мя чрезвычайно информативного, статистического индекса представ ляет собой фигурирующий с 1990 г. в практике международных срав нений так называемый Индекс Человеческого Развития (ИЧР). Этот индекс строится как интегрированное и агрегированное (объединенное и сбалансированное) отображение таких данных национальной стати стики, как долголетие, образование и доход. Суть здесь состоит в сле дующем: уровень человеческого развития измеряется с помощью от носительных показателей, которые выражаются в диапазоне от 0 до 1.

По каждому из трех компонентов устанавливаются максимум и мини мум, а фактическое положение соотносится с этими критериями. Рас четы производятся так.

Долголетие («Ожидаемая продолжительность жизни») принято минимальным 25 лет, максимальным – 85 лет. Если считать среднюю продолжительность жизни в России в 66 лет, то формула расчета и значение соответствующего индикатора выглядят следующим обра зом:

(66–25) : (85–25) = 41 : 60 = 0,683.

Доступность образования рассчитывается из двух компонентов:

процента грамотности взрослого населения и средней продолжитель ности обучения (число лет), доход считается также из двух компонен тов: откорректированного ВВП на душу населения и реальной покупа тельской способности. Интегральный ИЧР рассчитывается как среднее арифметическое этих трех индикаторов [51, с.42–43].

Но в условиях нарастающих темпов социальных изменений данные статистики зачастую запаздывают и не успевают к моменту необходимости принятия управленческого решения. Кроме того, на стадии разработки ее задач невозможно учесть и предугадать все не обходимые направления и структуру для сбора информации. И здесь управленца должна выручать социология.

Классическим «западным» примером эффективного социологи ческого индексирования может служить расчет т.н. «Индекса потреби тельских настроений» (ИПН). Он построен сугубо на результатах оп росов потребителей (читай: взрослого населения) и входит в десятку макроэкономических показателей, на основании которых в США ис числяет свои прогнозы Бюро экономического анализа, действующее под эгидой национального министерства торговли.

Для построения индекса используются ответы на пять вопросов:

Как изменилось материальное положение Вашей семьи за по следние 6 месяцев?

Как, по-Вашему, изменится материальное положение семьи в предстоящие 6 месяцев?

Как Вы считаете, следующие 12 месяцев для экономики страны будут хорошим или плохим временем?

Следующие 5 лет будут хорошими или плохими?

Сейчас в целом хорошее или плохое время для того, чтобы де лать крупные покупки для дома?

Сам расчет состоит в том, что из доли положительных ответов вычитается доля отрицательных и к этой разнице прибавляется 100, чтобы исключить появление отрицательных величин. Совокупный индекс рассчитывается как среднее арифметическое из частных индек сов [29, с.31, 32].

§ 7. СОЦИАЛЬНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ В РАБОТАХ СОВЕТСКИХ И РОССИЙСКИХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Первый вариант составленного нами списка пришлось забраковать. Несомненно, Темза в своем верхнем течении недостаточно судоходна, и по ней не сможет подняться судно, которое вместит все, что мы сочли необходимым взять с собой в путешествие.

Джером К. Джером.Трое в лодке, не считая собаки.

Активная разработка в 60 – 70-х годах западными учеными про блематики уровня и качества жизни и достигнутые ими теоретические и практические результаты не могли остаться незамеченными совет ским обществоведением. В одной из первых по этому поводу статей авторы Г.Батыгин и А.Щелкин предприняли серьезную попытку дове сти до российской социологической общественности основные дости жения западной социологии по вопросам создания и использования для совершенствования управления обществом систем социальных показателей, объединенных общей дефиницией качества жизни (КЖ) [11].

Были описаны причины, которые американские и европейские исследователи заложили в обоснование необходимости усиления раз вития этого направления, каковыми указывались:

1) неспособность традиционной статистики давать адекватную информацию для управленческих решений во все усложняющейся действительности;

2) необходимость смягчения некоторых внутренних противоре чий в обществе;

3) гуманизация общественной жизни;

4) снятие негативных последствий технико-экономического прогресса. Одной из основных выдвинутых здесь идей была идея «ощущаемого качества жизни» на базе «субъективных измерений» [11, с.161].

Авторы отмечали, что основными компонентами «ареала» КЖ были приняты здоровье, образование, труд и занятость, досуг, покупа тельная способность, физическая (экологическая) среда, личная безо пасность, возможности социального участия [11, с.160].

В кратком обзоре ряда негативных последствий увлечения об щества темой социальных показателей было отмечено:

1) недовольство общества «чрезмерной» негативной информа цией о нем, 2) слишком большое количество социальной информации обще ству надоедает, 3) средства обнаружения и измерения социальных проблем мо гут легко превращаться в механизмы апологетики и манипулирования сознанием масс [11, с.163–164].

Однако в обзорных материалах того времени отсутствовали ка кие-либо конкретные сведения о принципах и методах построения наиболее известных западных систем социальных показателей и сбора и обработки базовой социальной информации.

Понятно, что представленные выше идеи и подходы не могли быть приняты для использования в советской социологии по извест ным политическим и идеологическим причинам: «Интегрируя в себе проблематику целей и ценностей общества, понятие КЖ активно ис пользуется буржуазными идеологами и политиками в апологетических целях (для обоснования жизнеспособности и исторической перспек тивности общества «свободной конкуренции») и для выработки про грамм «оздоровления», «обновления», «реформирования» современно го капитализма. Вместе с тем выдвижение проблемы КЖ сыграло по зитивную... роль... против общества потребления» и так далее [53, с.110].



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.