авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

«СЕМЕЙНЫЙ КРУГ Результаты социологических исследований проблем семьи в Уральском регионе в 1993–1999 годах Челябинск 2000 ББК С 550 ...»

-- [ Страница 2 ] --

По этим же причинам для расчетов социальных показателей не могла быть использована у нас и наиболее интересная и важная социо логическая информация, получаемая из опросов населения (анализа общественного мнения): «... Келле и Ковальзон вводят... (в проблему показателей и категорий «образа жизни». – А.Т.) момент «обществен ное мнение людей как источник их индивидуального развития». Одна ко это предложение находится в противоречии с важнейшим положе нием исторического материализма о том, что соотношение объектив ного и субъективного проходит через исторический процесс в целом, включая развитие личности... Авторы... противоречат сами себе, рас сматривая... деятельность... не от общества к индивиду, а от индивида к обществу» [88, с.13–14] (читай: «исходя НЕ из принципа «раньше думай о Родине, а потом о себе», а желая хоть как-то обратить внима ние на человека как действительно социально значимого, как «имею щего ПРАВО»).

Дискуссии тех лет было задано продолжение только в расшире нии традиционного социального планирования, выражавшегося в со ставлении сводок производства материальных благ, строительства жи лья, больниц, театров, школ и детских садов, организованной занято сти в свободное время и т.д., с очень редкими, небольшими и несуще ственными отклонениями, напр. [39].

Итак, действительные трудности анализа сложнейших социаль ных явлений социологами Европы и США становятся в СССР лишним поводом для обвинений их в «метологической беспомощности» и «классовом субъективизме» [80, c. 20].

После типичной для того времени огульной обструкции в про тивовес КЖ в советской общественной науке началась разработка та ких понятий, как Образ жизни (ОЖ) и Стиль жизни (СЖ). «Многочис ленным буржуазным концепциям «КЖ» современные марксисты про тивопоставляют научное понимание образа жизни как важнейшей ка тегории исторического материализма... идет оживленная дискуссия на основе незыблемых принципов марксизма-ленинизма» [80, c. 35].

Методологическое преимущество ОЖ перед «чуждым» КЖ ус матривалось прежде всего в том, что ОЖ имеет две составляющие:

количественную и качественную, при этом количественная однопо рядкова с понятием «уровень жизни», но не через уровень потребле ния, как на Западе, а через «формирование и удовлетворение разумных потребностей советского человека» (читай: потребностей в созида тельном социалистическом строительстве более, чем в пище, жилье, одежде, бытовой технике), а качественная однопорядкова с «качеством жизни» – но не через набор западных свобод, возможностей, прав че ловека и достижений самореализации личности, а через полную сво боду осознания необходимости жить в рамках постановлений партии и правительства. «Советское – значит отличное!»

Однако сама образовавшаяся атмосфера дискуссии «развязала руки» множеству советских социологов, получивших возможность под видом и в рамках разработки марксистской концепции ОЖ заниматься научным решением реальных проблем социальных измерений и лега лизации социологических исследований и их результатов. «Речь идет о выявлении типов образа жизни с точки зрения меры (степени) соответ ствия способа, форм и видов деятельности нормам, принципам и цен ностям...общества. Такой подход позволяет рассматривать в рамках ОЖ...его различные типы... Для ОЖ ведущим является противоречие в рамках способа деятельности между ее важнейшими формами. Поче му? Во-первых, оно определяет степень реального участия человека (социальной группы) в основных видах деятельности, показывая меру активности и уровень отношения субъекта ОЖ к этим видам. Речь идет о выявлении места, которое реально занимают в жизни человека (группы) труд, общественная деятельность, семейно-бытовые отноше ния, использование свободного времени. Во-вторых, указанное проти воречие требует определения уровня соответствия форм и видов дея тельности их духовно-содержательному стержню – ценностным ори ентациям...» [42, c. 169–171].

Итак, первоначальная (идеологическая) цель концепции ОЖ со стояла в отвлечении советского человека от его личных и бытовых неурядиц и привлечении к активной деятельности в различных сферах общественной жизни. При этом задачи повышения УЖ и КЖ не сни мались (это был бы слишком явный «перебор»!) – но их проблематика переводилась как бы на «второй план». «Как способ воспроизводства и удовлетворения человеком своих потребностей ОЖ находится в опре деленной зависимости (не обязательно прямой) от наличного, достиг нутого УЖ, которую нельзя в равной мере абсолютизировать и недо оценивать. Однако, несомненно, динамика УЖ отражается на состоя нии и развитии ОЖ. Высокий уровень благосостояния является необ ходимым условием для развития всех членов социалистического об щества. При этом основой гармоничного развития личности выступает такое соотношение УЖ и ОЖ, когда в полной мере может проявиться сформулированный В.И.Лениным «закон возвышения потребностей»

[53, с.426].

И вполне понятным, закономерным и логичным результатом этой всесоюзной дискуссии стал вывод, что для практического исполь зования концепции ОЖ необходима соответствующая система показа телей.

«Первые попытки советских социологов моделировать ОЖ от носятся к 1972–1974 гг. Они завершились построением систем, вклю чающих 200–300 показателей.» Потом их число довели до 700–900 – но все равно открывались все новые и новые потребности в социаль ном измерении. Социологи ЧССР «создали систему из 2500 показате лей».

Но очень скоро стало ясно, что «для практики социального пла нирования и управления такой путь практически неприемлем... ибо...

возникает феномен «чрезмерности» социальной информации... Созда ется система, альтернативная действующей государственной статисти ке и качественно отличающаяся от нее, тогда как задача ставится пря мо противоположная – не ревизия существующей системы, а повыше ние ее эффективности» [13, с.35].

Проблема формулируется следующим образом: в рамках совет ской государственной статистики создать компактную и информатив ную систему социальных показателей. «Такая постановка вопроса вы двигает проблему поиска конкретных способов определения и дости жения «необходимого минимума» показателей. Это, в свою очередь, предполагает проведение предварительных теоретических и приклад ных исследований – слишком сложным оказывается объект измерения и слишком большой – опасность субъективизма оценок. По существу, такая работа еще только развертывается» [13, с.35].

Эта задача на некоторое время выходит на первый план теоре тических изысканий советской социологии. «В ходе многолетних ис следований было установлено, что социальные показатели не в мень шей, а по отдельным вопросам даже в большей степени, чем экономи ческие или научно-технические, способны содействовать повышению научного уровня прогнозирования, целеполагания, планирования...

управления социальными процессами в целом. Значение высококаче ственной и эффективной системы социальных показателей в этом смысле трудно переоценить... Ключевым для практики управления является оценка показателей по степени их информативности, т.е. по содержательности выводов, которые можно сделать на их основании...

Совершенно очевидно, что количество показателей должно быть минимальным.... Необходим оптимум порядка нескольких десятков показателей» [16, с.10, 11].

Понятно, что новые веяния не всем нравятся, ибо потенциально (а зачастую – и реально) заметно обесцвечивают нимбы над некото рыми головами. «Лица, принимающие управленческие решения, не всегда заинтересованы в изменении существующей системы показате лей» [26, c.200].

А когда стала просачиваться информация, косвенно (прямую не выпускали) указывающая на несоответствие получаемых в ходе иссле дований результатов продекларированным целям социальной полити ки, стали появляться и осторожные высказывания типа: «Можно пред положить, что современным тенденциям образа жизни советских лю дей свойственно усиление зависимости оценок социального благопо лучия от желаемой ситуации. Очевидно, что повышение уровня жизни и рост запросов населения влияют на оценки удовлетворенности про тиворечиво» [18, с.89], что в переводе на нормальный язык означает:

желание жить цивилизованно стало настолько острым, что никакие доводы (и показатели) « социальной справедливости общества разви того социализма и отсутствия эксплуатации человека человеком» не могли замаскировать стремление советских людей к минимальному бытовому комфорту и освобождению от подневольного труда с его жесткими требованиями выполнения плана производства третьесорт ной продукции.

Однако потребность общества и нового управления в качест венных социальных показателях настолько велика, что исследования разворачиваются все убыстряющимися темпами. В теории формирует ся логичный и удобный в использовании «принцип “дерева показате лей”: на уровне самой общей характеристики объекта отбираются ге неральные показатели;

затем индуцируется каждый из структурных компонентов и т.д. В итоге получается упорядоченная индикаторная система» [16, с.12].

Одновременно рассматриваются различные методы, применяе мые для составления перечня показателей (индикаторов): 1) сравни тельного анализа аналогичных моделей, имеющихся в литературе;

2) контент-анализа текстов, потенциально содержащих исход ные индикатумы (обозначаемое);

3) опроса экспертов (очного или заочного);

4) опроса населения;

5) моделирования.

Эмпирически установлено, что индикаторная система удобна при масштабе порядка нескольких десятков показателей [14, c. 39].

Предлагаются самые разные позиции и подходы. «Комплексное изучение жизнедеятельности населения в социально-экономической сфере предполагает оценку содержания, дифференциации и взаимо связей, по крайней мере, четырех групп показателей... бюджетов вре мени населения, величины, состава и структуры текущего потребления материальных благ и услуг, демографических и социальных условий жизни – состава семьи, типа поселения, социальной принадлежности, уровня образования и т.д.... материальных предпосылок формирова ния жизнедеятельности – дохода, жилищных условий...» [87, с. 52].

А вот несколько иная точка зрения того времени на усиление в социологии направления социальной индикации, в которой в целом верно оценивалось образовавшееся противоречие между разработками социологов и потребностями тогдашней системы управления плано вым хозяйством: «До недавнего времени в Чехословакии наблюдалась определенная неравномерность в разработке вопросов методологии социальных показателей, зачастую функции последних при выраже нии целей, средств и эффективности собственно социального управле ния и планирования оказывались вне поля зрения исследователей. Го раздо больше внимания уделялось общим теоретическим и методологическим проблемам опе рационализации основных категорий социального развития и приме нению социальных показателей в информационных системах, в част ности в социальной статистике».

Социальные показатели «связывались прежде всего с социоло гическими исследованиями, хотя очевидно, что вопросы методологии и применения их в управлении необходимо разрабатывать исходя из потребностей процесса управления в целом» [46, с.140], который, как мы знаем, в то время представлял собой нажим на хозяйственных ру ководителей в целях достижения валовых показателей.

Будучи совершенно правым по форме, автор изрядно лукавит относительно содержания, ибо отлично понимает, что практика созда ния действительно максимально информативных социальных индика торов неизбежно выводит в качестве методологической базы не на социалистическое тотальное планирование и регламентирование, а на общечеловеческие ценности, и значит – на необходимость смены тота литарного строя демократическим. В то же время он демонстрирует профессионализм, выделяя необходимость различения и формирова ния «диагностических» (описательных и аналитических), программ ных, прогностических, плановых показателей [46, с.141–144].

А когда понимание того, что «кавалерийской атакой» проблему оптимальной системы социальных показателей (индикаторов) сразу для всего общества не одолеть, хорошенько «отстоялось», она (про блема) весьма естественно передвинулась на отраслевой (институцио нальный) уровень.

Положение несколько изменилось в ходе демократических пре образований. Появились публикации с предложениями и разработка ми, прямо опирающимися на положительный зарубежный опыт [51, и др.].

Однако резкое сокращение численности социологов, активно работающих над проблемами социальных показателей и вынужденная переориентация оставшихся преимущественно на политическую и коммерческую проблематику не способствуют развитию исследований в представляемом направлении.

Вероятно, пока еще рано полагать, что в обществе уже скоро возникнут убежденная установка и устойчивый спрос на социальные показатели, которые могут рассчитываться на основе опросов населе ния, поскольку информация ожидается не самая благоприятная, а та кую информацию любит только политическая оппозиция. Но... (!) Демократические преобразования, некоторые из которых реали зуются в выборности органов власти, и сама административная систе ма требуют многофакторного обоснования политических и управлен ческих решений, а последние все чаще (и это объективный процесс) приходится принимать в условиях жесткого дефицита как времени, так и адаптированной информации. И как раз именно здесь может попы таться найти себя оперативная, информативная и компактная система социальных показателей, основанная на «субъективных измерениях ощущаемого качества жизни» или «социального самочувствия». А как быстро, качественно и не очень дорого собирать нужную информацию – это, как говорится, «дело техники». Было бы желание.

Как ясно из всего вышеизложенного, возможно бесчисленное количество самых различных социальных показателей и индикаторов по множеству направлений социального управления. Но получилось так, что автором были получены заказы на производство научно исследовательских разработок только по некоторым из них, и в част ности – разработка показателей (индикаторов) по проблемам уровня развития и состояния семьи.

§ 8. СОСТОЯНИЕ РАЗРАБОТАННОСТИ ПРОБЛЕМЫ В СОВЕТСКОЙ И РОССИЙСКОЙ ФАМИЛИСТИКЕ Джордж сказал:

«Так ничего не выйдет. Нужно думать не о том, что нам может пригодиться, а только о том, без чего мы не смо жем обойтись».

Джорджу иногда приходят в голову дельные мысли.

Просто удивительно!

Джером К. Джером. Трое в лодке, не считая собаки.

С самого момента вступления в активную производственную деятельность и семейную жизнь (конец 60 – начало 70-х годов) первое советское послевоенное поколение оказалось охвачено мощными ми грационными процессами, связанными с хозяйственным освоением новых территорий (целина, северный нефтегазовый комплекс, пред приятия химической, металлургической и оборонной промышленно сти, великие сибирские гидроэлектростанции и железнодорожные ма гистрали – и т.д.). Семейные ценности оказались преданными в угоду политико-экономическим. Разрыв традиционных связей между поко лениями вскрыл несостоятельность концепции семьи на базе принци пов «морального кодекса строителя коммунизма». Интенсивный рост разводов и сокращение числа детей в семье, усугубленные нищенским состоянием сферы «соцкультбыта», заставили государство (в рамках имеющихся в то время возможностей) привлечь к исследованиям про блем семьи и брака специалистов демографического и социологиче ского профилей.

Имеющийся к тому времени передовой западный опыт наше ру ководство никак не устраивал. Во-первых, там тоже росли разводы и сокращалась рождаемость. Во-вторых, там «положительная оценка брака связывается у большинства респондентов с возможностью «чув ствовать себя любимым», «обсуждать что-либо важное», «удовлетво рять сексуальные потребности», с «ощущением защищенности и уве ренности» [114, с.164]. Такой «мещанский индивидуализм» совершен но не согласовывался с официальной советской идеологией.

В числе первых теоретических опытов в направлении социаль ной индикации была попытка начать систематическую разработку те мы укрепления брака, а базовым понятием, призванным характеризо вать это укрепление, был предложен «брачный потенциал»: «...общий брачный потенциал состоит из множества различных по своему значе нию факторов, из которых, по мнению ряда авторов, наиболее значи мы физический, материальный, культурный, сексуальный и психоло гический» [22, с.63]. Целью анализа этого «потенциала» является оценка «стабильности семьи».

Приводятся некоторые результаты опроса московских супруже ских пар с детьми в 76, 77, 79-м гг. (всего 638 пар) – одно из первых советских социологических исследований по проблемам семьи. «Уро вень стабильности семьи определялся с помощью индекса удовлетворен ности браком обоих супругов;

он строился на основе ряда показателей (удовлетворенность друг другом, уровень конфликтности, успешное вы полнение домашних функций)» [84, с.107]. К сожалению, в источнике не указаны ни методы сбора информации, ни репрезентативность, ни ме тодика расчета показателей. «При этом исследователи исходили из предположения, что, когда муж и жена удовлетворены браком и друг другом, процесс стабилизации идет успешно, в противном случае имеет место дестабилизация. Семьи, в которых один из супругов удовлетворен, а другой не удовлетворен браком, занимают промежуточное положение»

[84, с.107].

С.Голод предлагает раскрывать тему семьи через супружество как «личное взаимодействие мужа и жены, регулируемое моральными принципами и поддерживаемое имманентными ему ценностями». Оно зависит прежде всего от супружеской взаимоудовлетворенности. В ходе эмпирических исследований автором выделены три основных компонента супружества (показатели): адаптация, интимность, авто номия. Для каждого из них автор вырабатывает содержательные эле менты: духовный, психологический, сексуальный, информационный, родственный, культурный и бытовой для адаптации;

симпатия, распо ложенность, признательность, эротическая привязанность – для ин тимности [27, с.46–51].

Другими авторами вводятся в научный оборот такие показатели состояния семьи, как «равенство домашней нагрузки» и «закрепленность функций в распределении домашних дел» [20, с.70–73]. Однако и здесь источник не содержит данных ни о методах сбора информации, ни о методике расчета показателей.

В конце 70-х гг. в Москве была предпринята попытка сформи ровать «индекс степени удовлетворения потребности в детях» как комплексный показатель, учитывающий фактическую детность и имеющуюся потребность. Индекс был построен путем комбинации пяти показателей: «фактической детности (имеющегося в семье числа детей);

ответа на вопрос о том, хочет ли респондент иметь детей больше, чем есть в момент опроса;

ответов на два вопроса об ожидае мом числе детей и на вопрос о желаемом их числе [4, c. 220]. К сожа лению, и в этом источнике не приводятся ни полученные результаты, ни примеры расчета.

Дискуссия продолжается, набор показателей расширяется, они группируются. Очередной предложенный к обсуждению набор имел уже следующие группы переменных:

1. Бюджет времени работающих членов семьи.

2. Обеспеченность семей предметами культурно-бытового на значения.

3. Обеспеченность жилищным фондом.

4. Тип и благоустройство жилища.

5. Обеспеченность предприятиями связи.

6. Развитие бытового обслуживания.

7. Развитие торговли.

8. Развитие учреждений здравоохранения.

9. Развитие учреждений культуры и искусства.

10. Обеспеченность детскими дошкольными учреждениями.

11. Развитие внутригородского транспорта общего пользования.

Всего разработано 80 показателей [87, с 53].

Авторы категорически против «процедур агрегирования показа телей (например, использования показателя «расходы семьи на покуп ку непродовольственных товаров» или «общие расходы на оплату ус луг»), поскольку, по их мнению, такие укрупненные характеристики чересчур упрощают, а то и искажают особенности рассматриваемых процессов» [87, с. 52]. Но и здесь источник не содержит описания ни той, ни другой методики, ни самого набора показателей.

Совершенствуется научный аппарат. Делается попытка теоре тической систематизации понятий и индикаторов социологии семьи на основе 50 собранных со всего бывшего Советского Союза различных методик опроса (анкет). Получившаяся таблица имеет 6 разделов и более 70 предполагаемых индикаторов [63, с.24–25]. Автор пытается идти традиционным путем: от общетеоретических понятий через по нятия «среднего уровня» к эмпирическим индикаторам [63, с.20–21].

Однако и здесь не представлены как подтверждающие действенность системы результаты эмпирических исследований, так и методики рас четов.

С наступлением перестройки общий тон высказываний посте пенно меняется. Теперь уже показатели составляются «на основе ана лиза общечеловеческих приоритетов» [49, с.12–13]. Предлагаются к разработке:

– принцип «корзины» – минимальный прожиточный уровень не только физиологических, но и социальных потребностей, включая процесс воспитания и образования детей;

– самооценка уровня жизни: в полном достатке, среднем дос татке, на грани бедности, за чертой бедности;

– перспективы этого уровня (думают, что положение улучшит ся, не изменится, ухудшится);

– в данный момент (улучшается, не меняется, ухудшается);

– частота и уровень покупок (из 15 пунктов) [49, c.25–41];

– оптимизм (отсутствие тревоги потерять работу, не найти ее) [49, c.45].

Направление воспитания и социализации:

1. Социально-культурный статус – интегрированный показатель материальной и духовной жизни семьи, отражающий такие индексы, как социально-классовая принадлежность ее членов, уровень дохода, образование, характер профессии, принятая в семье система жизнен ных ценностей, норм, интересов, потребностей, установок и образцов поведения [49, c.54].

2. Тип семьи:

а) по наличию родителей (полная, неполная), б) по числу детей в семье (однодетная, двудетная, многодетная), в) по структуре поколений (простая: родители+дети, сложная:

прародители+родители+дети).

3. Воспитательные установки и принципы, педагогическая про свещенность родителей (следование традициям, здравому смыслу без использования научной (книжной) педагогики или, наоборот, воспита ние «по науке», или сочетание тех и других принципов) [49, c. 54].

4. Ориентация на определенных членов семьи в качестве основ ных воспитателей – мать, отца, обоих родителей либо бабушку (де душку) и других.

5. Способ повседневной жизнедеятельности семьи – культура быта, досуга, стиля взаимоотношений и поведения в семье как между супругами, так и между родителями и детьми».

6. Среда обитания ребенка – жилищно-бытовая обеспеченность семьи, предметно-вещественная обстановка, в частности детская предметная среда, состоящая из предметов быта и культуры [49, c. 55].

Констатируется, что «ядром морально-психологического клима та семьи являются ценностные ориентации и установки ее членов, мо тивация поведения в сфере семейно-бытовых отношений, уровень конфликтности в отношениях между супругами и другими членами семьи и способы разрешения конфликтных ситуаций» [49, c.67].

Вырабатывается понятие «семейной политики» [91, c.99–134], реа лизация которой предполагает и социологический мониторинг, и сис тему показателей [91, c.105]. На этом источнике, как на одном из са мых подробных и скрупулезных, остановимся подробнее.

Предлагаются качественные показатели семьи: «репродуктив ные установки, трудовой и воспитательный потенциал, нравственно этическая культура, материальные и духовные потребности» [91, c.107].

Ставится задача «...определить систему социальных показателей и индикаторов жизнедеятельности семьи... одним из главных показа телей должен быть принцип “корзины товаров и услуг”, гарантирую щий минимальный прожиточный уровень для удовлетворения физиоло гических и социальных потребностей семьи» [91, c. 130].

«Критериями эффективности семейной (социальной) политики можно считать, по меньшей мере, следующие показатели стабильно сти семьи.

1. Повышение статуса семьи, тем самым изменение взаимоот ношений семьи и общества.

2. Повышение рождаемости.

3. Рост уровня брачности.

4. Уменьшение числа разводов.

5. Укрепление, расширение экономической (хозяйственной) са мостоятельности семьи.

6. Увеличение семейной частной собственности.

7. Укрепление связи поколений.

8. Повышение роли регулятивной функции семьи (нормокон троля за поведением ее членов).

9. Снижение числа внебрачных и отказных детей.

Интегральным критерием эффективности семейной политики должна стать полная семья, т.е. такая категория, которая несет основ ную демографическую нагрузку в обществе. В эту категорию семей для обеспечения полного воспроизводства населения должна входить необходимая доля семей, имеющих трех и более детей. Однако на пути к такой «идеальной» семье главным критерием эффективности семей ной политики должны стать здоровые, сытые, образованные, воспи танные, нравственно полноценные дети и ухоженные, накормленные и обогретые человеческим теплом и вниманием старики» [91, c.120].

Как видим, в предлагаемых (весьма в целом полно разработан ных и обоснованных) приоритетах семейной политики отсутствует такой «незначительный» компонент, как «счастливые супруги». Одна ко и власть вскоре понимает, какого потенциального союзника она теряет, упуская из виду эту категорию граждан, и вот уже со страниц официаль ного федерального органа звучит, что цель семейной политики – «благо получие семьи», включающее не только «имущественное благополучие», но и «счастливую жизнь» [34, c.10].

Уже проходит информация, что на федеральном уровне прове дено мониторинговое социологическое исследование, где «в ходе ана лиза потенциала семей главными индикаторами выступали величина душевого дохода семьи в сочетании с имеющимся у нее недвижимым имуществом, качество жилья» [50, c. 36], также разработана система показателей, о которой, к сожалению, снова ничего не сказано.

Итак, несмотря на весьма широкий круг публикаций приходится констатировать, что апробированной в достаточной мере и популярной системы социологических социальных показателей (индикаторов) бла гополучия семьи в России пока нет, хотя ее необходимость подчерки вается большинством исследователей.

§ 9. АВТОРСКАЯ ВЕРСИЯ ПОДХОДА К ПРОБЛЕМЕ:

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ УРОВНЯ РАЗВИТИЯ И СОСТОЯНИЯ СЕМЬИ Полагаем, что в результате вышеприведенного анализа могут быть признаны правомерными следующие рассуждения.

1. Состояние российского общества и примеры индустриально развитых стран приводят к мысли о возможной целесообразности уси ления государственной и региональной составляющих в формирова нии основ семейного благополучия, и потому показания формируемых индикаторов – индексов – должны содержать по возможности, более конкретные ориентиры для планирования мероприятий семейной по литики.

2. Одновременно объективная тенденция замены в принципах стратегического планирования «государственной» идеи на ценности гражданского общества требует выработки соответствующего подхода и в методологии исследования семьи. Это значит, что в нашем случае показатели (индикаторы) ее благополучия следует вырабатывать, без условно, и на основе, и в направлении общечеловеческих ценностей и прав и свобод личности.

3. Основным контрагентом исследуемой сферы социальных от ношений является сама семья с ее собственными и часто в значитель ной мере отличными от государственных и общественных интересами и ценностями. Соответствующие индикаторы «внутреннего мира» се мьи также должны быть сформированы и использованы.

Таким образом, гипотетически итоговая разработка должна в необходимой и достаточной мере содержать как минимум три группы показателей (индикаторов):

1) материально-бытовые;

2) нравственно-духовные;

3) интимные (психологические, физиологические, эмоциональ ные).

Но это теоретически. Теоретически классическая научная тра диция предполагает свободу исследователя в его поиске и независи мость научной истины от различного рода внешних влияний и внут ренних симпатий.

Однако все, кто сталкивался непосредственно с организацией и проведением исследований по заказам и поиском самих заказов, пре красно знают, что на практике чаще всего приходится исповедовать своего рода «социально-политический подход», когда распоряжаю щийся материальными ресурсами и финансовыми средствами Заказчик прежде всего смотрит, насколько исследование и его результаты по лезны ему как укрепляющие его политическую позицию: либо а) по вышение рейтинга у избирателей (или получение возможностей его повышения по результатам исследований), либо б) повышение автори тета у вышестоящего руководства и соответственно возможностей служебного роста. Это не значит, что это плохо: так было, есть и, ве роятно, останется в обозримом будущем. И только от самого исследо вателя зависит, насколько ему удастся в достигаемом компромиссе между творческим полетом и реальным спросом сохранить свои науч ные позиции.

В итоге в ходе консультаций и дискуссий с представителями За казчика, являющимися, по преимуществу, соответствующими руково дителями в структуре местных органов исполнительной власти и от стаивающими, как им и положено по должности, приоритеты государ ственной и региональной политики, сформировалась и активно ис пользовалась в практике исследований следующая «научно практическая конструкция» из набора социологических социальных показателей.

Показатели (индикаторы) матеpиально-имущественной обеспеченности 1. Жилищный вопpос.

2. Уpовень благосостояния.

3. Пpожиточный уровень.

4. Качество бюджета.

Показатели (индикаторы) социальной защищенности 1. Показатель качества питания.

2. Уpовень здоpовья (pодителей и детей).

3. Уpовень оптимизма.

4. Качество жизни.

Показатели (индикаторы) семейного благополучия 1. Совместимость супpугов (сексуальная и духовная).

2. Отцы и дети.

3. Семейное счастье.

4. Семейное благополучие.

Вполне понятно, что и сам этот набор, и распределение показа телей по группам, и названия самих групп, и названия показателей могут быть предметом критики. Но так уж это сложилось, что есть – то есть...

В процессе оформления результатов исследования в данную монографию мы сочли более целесообразным разработку каждого по казателя (индикатора) и методику его расчета давать в отдельном, по священном только данному показателю (индикатору) параграфе, по этому читатель может найти по оглавлению интересующую его тему и сразу начать с нее, минуя всю предварительную «научную беллетри стику».

Кроме информации, составившей вышеуказанные показатели (индикаторы), в результатах присутствует значительное количество другой информации, существенная часть которой по ряду причин в данное издание не попала.

Часть 2. ОБЗОР И АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ ОПРОСОВ § 10. ОСНОВНЫЕ СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ВЫБОРОЧНОЙ СОВОКУПНОСТИ («ПАСПОРТИЧКА») Прежде чем начать «презентацию» результатов исследования, нам необходимо выплатить один «методический долг»: рассмотреть оставшуюся у нас нерешенной проблему репрезентативности выборки.

Как, вероятно, помнит уважаемый читатель, наиболее целесооб разной методикой сбора социологической информации по нашей про блеме был принят анонимный почтовый опрос.

Указанные опросы были проведены под руководством и при участии автора по единой методике на следующих территориях:

ЧЕЛЯБИНСКАЯ область (города): г.Верхний Уфалей (июль 1993 г.), г.Троицк (ноябрь 1993 г.), г.Челябинск (февраль 1994 г. и май 1996 г.);

СВЕРДЛОВСКАЯ область (города): Каменск-Уральский (но ябрь 1993), Кировград (июль 1993), Краснотурьинск (март 1993 г. и сен тябрь 1995 г.), Нижний Тагил (июнь 1995 г.), Реж (ноябрь 1993 г.);

Верх ний Тагил (март 1995 г.).

ТЮМЕНСКАЯ область («южные» территории, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа): пос.Аксарск (апрель г.), г.Ишим (август 1995 г.), г.Когалым (май 1994 г.), г.Муравленко (сентябрь 1995 г.), г.Надым (апрель 1994 г.), г.Новый Уренгой (сен тябрь 1993 г. и май 1994 г.), г.Ноябрьск (ноябрь 1994 г.), г.Салехард (май 1994 г.), пос.Тазовский (ноябрь 1994 г.), г.Тобольск (март 1994 г.), г.Тюмень (май 1993 г., ноябрь 1993 г., февраль 1994 г., ноябрь 1995 г.).

ОРЕНБУРГСКАЯ область представлена городами: Орск, Гай, Медногорск (апрель 1994 г.).

Всего проведено 29 почтовых опросов на 23 территориях.

По времени проведения это выглядело так: в 1993 году почто вые опросы по «семейной анкете» проводились в 8 городах: Верхний Уфалей, Троицк, Каменск-Уральский, Реж, Тюмень (дважды), Кирово град, Краснотурьинск, Новый Уренгой.

В 1994 году опросы проводились в 13 городах и населенных пунктах (города): Челябинск, Тюмень, Орск, Гай, Медногорск, Кога лым, Надым, Новый Уренгой, Ноябрьск, Салехард, Тобольск;

поселки:

Тазовский и Аксарск Ямало-Ненецкого автономного округа.

В 1995 году опрашивались жители городов: Краснотурьинска, Нижнего Тагила, Верхнего Тагила, Ишима, Муравленко, Тюмени.

В 1996 году почтовый опрос был проведен в г. Челябинске.

Всего в ходе проведения опросов распространялось немногим более 100 тысяч комплектов (почтовый конверт + анкета), возврати лись заполненными 6553. В среднем из каждого населенного пункта возвращалось 5–7% анкет. Территорий, особенно выделившихся ак тивностью, не было. Следует, однако, отметить, что в тех населенных пунктах (Ноябрьск, Новый Уренгой, Челябинск), где непосредственно (за день–два) перед распространением или в день распространения анкет удавалось объявить о предстоящем опросе в местных средствах массовой информации, возврат был немного, но выше.

Кроме того, в 1997 году в пяти городах Челябинской области (Челябинске, Аше, Златоусте, Миассе, Карабаше) отдельно по вопро сам обеспеченности населения жильем и коммунальными услугами под руководством автора проводился почтовый опрос по заказу обла стного управления ЖКХ (Государственное предприятие «Челябоб лжилкомхоз»). Здесь общий возврат составил 911 анкет при распро странении 7 тыс. комплектов «анкета+конверт с адресом» и колебался по городам в пределах 12–14 %.

Такая существенная разница в активности населения по возвра ту «семейных» и «коммунальных» анкет в ходе анонимного почтового опроса требует специального анализа, но некоторые предположения могут быть сделаны. Дело, видимо, в том, что, во-первых, в «семей ных» анкетах чаще присутствовали вызывающие затруднения сложные и «интимные» вопросы;

во-вторых, коммунальные проблемы касаются всех, а семейные – только семейных респондентов, которых меньше.

По срокам возврата следует отметить, что половина возвращен ных заполненными анкет приходит обычно в течение первой недели со дня их распространения, три четверти – в течение двух недель. Остав шаяся четверть возвращается в течение еще двух-трех месяцев, про порционально убывая с увеличением промежутка времени от начала опроса.

Одновременно в нашем распоряжении имеются данные анкети рования, собранные традиционным методом (непосредственного опро са). Так, в феврале 1995 года по той же «семейной» анкете были опро шены 68 участников окружного совещания руководителей и специали стов управлений социальной защиты населения Ямало-Ненецкого ав тономного округа, мнения которых могут быть приняты как мнения экспертов. В сентябре 1999 года в Челябинской области силами спе циалистов местных управлений социальной защиты населения проан кетировано 6299 человек в городах Челябинск, Магнитогорск, Злато уст, Миасс, Южноуральск, Еманжелинск, Копейск, Касли, закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) Снежинск;

из сельских территорий в выборку были включены районы Агаповский, Еткульский, Красноармейский, Октябрьский, Увельский, Уйский.

И вот только теперь настало время вернуться к отложенной на ми дискуссии о выборке. Автор приносит читателю свои извинения за то, что эта часть может оказаться самой неинтересной. Но что делать, таковы «правила игры».

Итак, анкеты в незаклеенных конвертах с проштампованным на них адресом исследовательской организации привозят и распростра няют по почтовым ящикам сами работники организации или, по дого вору, почтальоном (сегодня, с появлением все большего числа запи рающихся подъездов, почтальон становится все необходимее). Еще раз остановимся на том моменте, что конверты должны быть заложены во все почтовые ящики одного или нескольких находящихся рядом мно гоквартирных домов или нескольких десятков индивидуальных домов в частном секторе. Это формирует у респондентов ощущение гарантии анонимности.

Но что в таком случае мы получим в результате? На первый взгляд, может показаться, что самую «разнокалиберную» и запутан ную информацию: мало ли кому взбредет в голову заполнить и отпра вить эту анкету, да и написать там могут все, что угодно.

Да, могут. Но почему-то таких случаев по всему массиву оказа лось только пять, то есть менее 0, 1%.

Правда, поскольку никто не «стоял над душой» у респондента при заполнении анкеты (а этого не избежать при традиционном анке тировании), он позволял себе на некоторые вопросы не отвечать. По этому предварительное замечание ко всем таблицам: там, где положе но быть 100%, но их нет – значит, часть респондентов на данный во прос не ответила: ну, например, женщины о своем возрасте. Там, где это целесообразно с позиций общей логики работы, количество не от ветивших по возможности указывается.

И еще. Поскольку исследование содержит материалы, предна значенные в основном для специалистов по вопросам планирования, семейной политики и управления и не всегда привычные подходы, то некоторые части книги (иногда весьма значительные) изобилуют ма тематическими формулами и таблицами, необходимыми для иллюст рации основных выводов. За это – отдельное извинение перед «про стым» читателем.

Ну что, «поехали?»

Вот как распределились анкеты респондентов по различным территориям по данным почтового опроса (чтобы, по возможности, избежать громоздкости, в таблицах взяты не все населенные пункты, а наиболее «характерно» представляющие территорию. Остальная инте ресная и необходимая для общей логики работы информация с других территорий дается в текстовых комментариях и некоторых других таб лицах).

Распределение возвращенных заполненными в ходе анонимного почтового опроса анкет по полу, % к общему числу опрошенных по каждой территории Нов.

Че- В. Уфа- Уренгой Красно- Ямало- Когалым ляб. Почт. лей Ямало- турьинск Ненец. Ханты- Тю- Челя Пол обл. 1993– Челяб. Ненец. Свердл. АО Манс.АО мень бинск 1999 1996 обл. АО обл. 1994 1994 1994 1993 1993 Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 71 88 451 784 185 876 Мужской 18,9 24,1 24,2 27,1 28,1 22,4 24,1 28,0 28, Женский 80,2 75,8 73,4 71,1 69,9 76,5 74,2 65,2 71, А вот как выглядят данные опроса по Челябинской области, проведенного специалистами служб социальной защиты населения в сентябре 1999 года.

Распределение возвращенных заполненными в ходе традиционного опроса анкет по полу, % к общему числу опрошенных по каждой территории Челяб. Почт. Маг- Красно Челя- Сне- Зла- Южно- Октябр.

обл. 1993– нито- арм.

Пол бинск жинск тоуст уральск р-н 1999 1996 горск р-н Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 1438 977 406 437 408 422 Мужской 18,9 24,1 17,0 18,7 19,7 13,0 28,9 27,5 21, Женский 80,2 75,8 81,6 78,9 80,0 87,0 70,8 71,8 77, Как видно из таблицы, по полу пропорции представительности по территориям различаются несущественно. Практически в пределах от 1/5 до 1/4 каждый город представлен мужчинами и соответственно, от 4/5 до 3/4 – женщинами. При этом, однако, заметно, что при почто вом опросе несколько чаще, чем при непосредственном, проявляют активность представители «сильной половины». Вот, правда, Южно Здесь и далее в таблицах сумма ответов менее 100% означает, что некоторые не ответили на данный вопрос;

более 100% – отмечали не один вариант. Случалось, например, что супруги вместе заполняли одну анкету, игнорируя изложенную в обращении просьбу «супругам заполнять анкету анонимно друг от друга». В результате в одной анкете могли присутствовать одновременно мужской и женский пол, два возрастных параметра и два – по роду деятельности. Такие анкеты составили в общей сложности около 5% всего массива и в данных опросах не выбраковывались, а вводились дважды: от имени мужа и от имени жены, поскольку сами по себе они тоже ценный источник ин формации.

уральск выделился, и Красноармейский район. Может быть, в ходе последующего анализа и обнаружится причина этого отличия.

Распределение возвращенных заполненными в ходе анонимного почтового опроса анкет по возрасту по территориям, % к общему числу опрошенных по каждой территории В. Уфа- Нов. Урен- Красно Че- Почт. лей гой Ямало- турьинск Ямало- Когалым Тю- Челя ляб. 1993– Челяб. Ненец.АО Свердл. Ненец. Ханты- мень бинск Возраст обл. 1996 обл. 1993 обл. АО Манс.АО 1994 1999 1993 1993 1994 Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 71 88 451 784 185 876 18–30 лет 21,2 18,6 10,9 22,1 28,1 23,4 19,2 25,4 13, 31–40 37,4 39,6 25,3 33,1 44,1 37,3 35,1 21,1 30, 41–50 23,2 23,1 24,3 34,2 16,3 19,6 28,2 22,1 26, Более 50 лет 9,5 13,4 37,1 5,9 9,2 12,5 13,0 27,6 26, Заметно, что на северных территориях народ в целом помоложе и он наиболее трудоспособного среднего возраста. Оно и понятно: тю менский Север («Нефтегаз» и «Газпром») платит хорошую заработную плату и за это резонно хочет иметь крепкие и надежные рабочие руки, да и здоровье там нужно покрепче. А к пенсии «северяне» стараются перебраться «на Землю».

Посмотрим данные по Челябинской области.

Распределение возвращенных заполненными в ходе опроса анкет по возрасту по территориям Челябинской области, % к общему числу опрошенных по каждой территории Челяб. Почт. Челя- Маг- Сне- Зла- Южно- Красно- Октябр.

обл. 1993– бинск нито- жинск тоуст уральск арм. р-н Возраст 1999 1996 горск р-н Число опро шенных (N), 6299 6553 1438 977 406 437 408 422 чел.

18–30 лет 21,2 18,6 17,4 23,7 28,3 19,7 26,2 24,9 17, 31–40 37,4 39,6 36,4 40,5 35,2 35,7 38,7 32,5 36, 41–50 23,2 23,1 24,5 20,3 20,4 22,7 20,1 26,1 23, Более 50 лет 9,5 13,4 11,6 7,4 8,6 11,2 4,4 6,9 6, Как видим, наиболее активную и заинтересованную группу представляют супруги в возрасте 31–40 лет, то есть самый «семейный»

возраст. Не особенно различаются данные по почтовому и непосредст венному опросам, хотя по территориям они в незначительной мере присутствуют.

А вот какими получились данные по уровню образования.

Распределение возвращенных заполненными в ходе анонимного почтового опроса анкет по образованию по территориям, % к общему числу опрошенных по каждой территории В. Уфа- Нов. Урен- Красно Че- Почт. лей гой Ямало- турьинск Ямало- Когалым Тю- Челя ляб. 1993– Челяб. Ненец.АО Свердл. Ненец. Ханты- мень бинск Образование обл. 1996 1993 1994 обл. обл. АО Манс.АО 1999 1993 1993 1994 Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 71 88 451 784 185 876 Неполное среднее, среднее 21,1 17,4 35,2 38,1 27,2 14,4 15,4 8,9 14, ТУ, ПТУ, техникум 44,1 38,2 33,8 24,8 49,3 42,7 36,2 21,9 22, Неполное высшее, высшее 29,6 40,0 22,5 25,0 21,8 39,9 43,3 62,1 57, Конечно, в большом городе народу с высшим образованием по больше, чем в малом. Проверим это на Челябинской области.

Распределение возвращенных заполненными в ходе традиционного опроса анкет по образованию по территориям, % к общему числу опрошенных по каждой территории Челяб. Почт. Челя- Маг- Сне- Зла- Южно- Красно- Октябр.

обл. 1993– бинск нито- жинск тоуст уральск арм. р-н Образование 1999 1996 горск р-н Число опро шенных (N), 6299 6553 1438 977 406 437 408 422 чел.

Неполное среднее, среднее 21,1 17,4 19,7 18,5 18,5 26,8 21,1 26,1 28, ТУ, ПТУ, техникум 44,1 38,2 37,6 44,1 42,4 47,8 56,6 49,8 45, Неполное высшее, высшее 29,6 40,0 34,5 32,8 36,0 20,1 17,9 19,9 15, Достаточно хорошо видно по почтовому опросу, что заполнение анкет встречает затруднения или нежелание у супругов с невысоким уровнем образования. Но если в этом случае в почтовом опросе можно просто использовать анкету для других целей, то при непосредствен ном опросе респонденту уже деться некуда, и он(а) отвечает. Только вот насколько объективно?

В целом же необходимо констатировать существенный уклон выборки в сторону среднего возраста и повышенного уровня образо вания.

Посмотрим, что представляет собой наша «выборочная сово купность» по роду деятельности супругов.

Распределение возвращенных заполненными в ходе анонимного почтового опроса анкет по роду деятельности мужа по территориям, % к общему числу опрошенных по каждой территории Род деятель- Че- В. Уфа- Нов. Урен- Красно- Ямало- Когалым ности мужа ляб. Почт. лей гой Ямало- турьинск Ненец. Ханты- Тю- Челя обл. 1993– Челяб. Ненец.АО Свердл. АО Манс.АО мень бинск 1999 1996 обл. 1993 обл. 1994 1994 1994 1993 Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 71 88 451 784 185 876 Руководи тель, пред приниматель 8,4 16,1 17,6 17,4 10,1 14,2 20,1 10,6 22, Рабочий, рядовой работник 45,2 44,3 29,4 62,0 63,9 38,1 45,4 37,8 26, Коммерсант, ЧП 4,2 2,2 5,9 2,4 2,5 1,1 0,0 2,1 3, Муници пальный служащий 7,1 7,7 6,0 2,3 3,4 13,2 4,8 6,2 15, Служащий ВС, МВД 7,0 6,8 1,3 5,1 1,6 2,0 5,2 4,5 0, Представи тель интел лигенции 6,1 12,3 11,8 10,4 6,7 10,3 5,0 14,5 10, Прочие 22,0 10,8 28,0 0,4 11,8 21,1 19,5 24,3 21, Заметно, как в почтовом опросе более активны мужчины руководители и предприниматели, а также представители интеллиген ции. Посмотрим на жен.

Распределение возвращенных заполненными в ходе анонимного почтового опроса анкет по роду деятельности жены по территориям, % к общему числу опрошенных по каждой территории В. Уфа- Нов. Урен- Красно Род деятель- Че- Почт. лей гой Ямало- турьинск Ямало- Когалым Тю- Челя ности жены ляб. 1993– Челяб. Ненец.АО Свердл. Ненец. Ханты- мень бинск 1996 1993 1994 обл. обл. обл. АО Манс.АО 1999 1993 1993 1994 Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 71 88 451 784 185 876 Руководи тель, пред приниматель 3,6 5,3 7,7 5,4 6,8 7,6 7,1 4,2 6, Рабочий, рядовой работник 27,1 26 21,2 42,7 38,9 34,4 47,9 36,9 30, Коммерсант, ЧП 1,3 0,6 0,0 0,0 1,1 0,0 0,9 0,2 1, Род деятель- Че- В. Уфа- Нов. Урен- Красно- Ямало- Когалым ности жены ляб. Почт. лей гой Ямало- турьинск Ненец. Ханты- Тю- Челя обл. 1993– Челяб. Ненец.АО Свердл. АО Манс.АО мень бинск 1999 1996 обл. 1993 обл. 1994 1994 1994 1993 Муници пальный служащий 25,5 11,9 9,8 18,5 10,9 28,7 13,8 13,0 2, Служащий ВС, МВД 0,5 0,2 0,0 0,0 1,0 0,0 2,6 0,3 0, Представи тель интел лигенции 13,4 19,8 24,8 19,7 27,0 19,4 16,2 23,8 26, Домашняя хозяйка 4,1 7,9 15,6 7,2 9,6 5,2 10,6 10,9 17, Студентка 2,2 1,4 0,0 0,0 1,4 2,5 0,9 1,1 0, Прочие 2,9 5,2 7,9 6,5 5,3 2,2 0,0 9,6 15, Почтовый опрос отражает основные пропорции населения по роду деятельности. Бывают различия по территориям, и связаны они, по нашему мнению, в большей мере с неравномерностью расселения в городах (всем известно, что у нас бывают дома «директорские», «учи тельские», «металлургические», «железнодорожные») и различиями самих городов, хотя и новизну методики нельзя сбрасывать со счетов.

Практическое же отсутствие мелких коммерсантов и частных пред принимателей в северных городах – следствие монопольного хозяйст вования в их торговле организаций системы ОРСов (отделов рабочего снабжения) и торгов нефтегазовых компаний.

Посмотрим, однако, что даст нам «традиционный» опрос по случайной выборке.

Распределение возвращенных заполненными в ходе традиционного опроса анкет по роду деятельности мужа по территориям, % к общему числу опрошенных по каждой территории Род деятельно- Челяб. Почт. Челя- Маг- Сне- Зла- Южно- Красно- Октябр.

обл. 1993– бинск нито- жинск тоуст уральск арм. р-н сти мужа 1999 1996 горск р-н Число опро шенных (N), 6299 6553 1438 977 406 437 408 422 чел.

Руководитель, предпринима тель 8,4 16,1 8,7 8,8 12,6 7,1 7,8 6,2 7, Рабочий, рядо вой работник 45,2 44,3 46,0 53,3 37,4 47,8 46,1 55,9 51, Коммерсант, ЧП 4,2 2,2 3,3 6,9 4,7 2,7 7,6 2,4 4, Муниципаль ный служащий 7,1 7,7 7,0 6,8 8,9 5,3 11,8 12,6 7, Род деятельно- Челяб. Почт. Челя- Маг- Сне- Зла- Южно- Красно- Октябр.

обл. 1993– нито- арм.

бинск жинск тоуст уральск р-н сти мужа 1999 1996 горск р-н Служащий ВС, МВД 7,0 6,8 7,5 6,4 13,8 5,7 12,7 5,9 2, Представитель интеллигенции 6,1 12,3 9,0 4,4 10,8 5,7 2,9 4,3 5, Прочие 22,0 10,8 18,5 13,4 11,8 25,7 11,1 12,7 20, В категории «прочие» у нас находятся в основном безработные и пенсионеры, поэтому эти цифры так значительны. Отдельно эти ка тегории в 1992 году при разработке основных положений методики не предусматривались, а потом, в целях «чистоты эксперимента», не вво дились.

Посмотрим на жен.

Распределение возвращенных заполненными в ходе традиционного оп роса анкет по роду деятельности жены по территориям, % к общему числу опрошенных по каждой территории Род деятельно- Челяб. Почт. Челя- Маг- Сне- Зла- Южно- Красно- Октябр.

обл. 1993– бинск нито- жинск тоуст уральск арм. р-н сти жены 1999 1996 горск р-н Число опро шенных (N), 6299 6553 1438 977 406 437 408 422 чел.

Руководитель, предпринима тель 3,6 5,3 3,0 1,9 4,4 3,4 3,4 3,8 3, Рабочий, рядо вой работник 27,1 26,0 24,7 29,4 37,9 26,5 31,9 27,3 26, Коммерсант, ЧП 1,3 0,6 1,1 1,0 0,2 0,7 2,9 0,7 3, Муниципаль ный служащий 25,5 11,9 24,6 33,1 26,8 26,5 21,3 30,8 24, Служащий ВС, МВД 0,5 0,2 0,3 1,4 0,2 0,0 1,2 1,4 0, Представитель интеллигенции 13,4 19,8 17,3 7,5 13,8 10,8 6,4 8,3 7, Домашняя хозяйка 14,1 7,9 15,0 12,5 3,7 18,8 21,8 15,4 22, Студентка 2,2 1,4 2,0 2,1 1,7 1,6 5,4 2,6 0, Прочие 12,3 26,9 12,0 11,1 11,3 11,7 5,7 9,7 12, О-о-чень интересно. Если мужья в том, что касается рода их деятельности, несколько более откровенны в почтовом опросе, то же ны – в традиционном. В целом же жены более открыты – пока дело не касается внутреннего мира семьи.


Из других характеристик нашей «аудитории» могут представ лять для специалиста профессиональный интерес следующие данные:

в первом браке находится 65% жен и 68 % мужей в областном опросе и 65% жен и 75% мужей в почтовом;

во втором –13%, жен и 21% му жей в области и 12% жен и 15% мужей в почтовом;

в третьем и более – 1% жен и 3% мужей в области и 1% жен и 2% мужей в почтовом опро се. Живут вместе без регистрации брака 5% жен и мужей в области и 6% жен и 5% мужей в почтовом опросе. Еще зарегистрированы, но семьи фактически уже нет – 2% жен и 1% мужей по области и 3% жен и 4% мужей в почтовом;

в одиночку воспитывают детей после развода 9% жен в области, 11 % в почтовом;

вне брака – 3% женщин по облас ти и 2% в почтовом опросах.

32% респондентов по области и 31% в почтовом опросе отмети ли наличие у них одного ребенка, 44% и 52% – двух, 13% и 11% – трех и более. 6% в области и 5% в почтовом – это семьи без детей. 5% по об ласти и 6% в почтовом опросе надеются на скорое «прибавление» в семействе, а 42 % в области и 53% в почтовом утверждают, что у них прибавлений больше не будет. При этом не собираются заводить вто рого ребенка 36 % имеющих одного, и третьего – 55% имеющих двух детей по области и соответственно 51% и 61% в почтовом опросе.

Могли бы подумать о «прибавлении в семействе» 5% по облас ти и 4% в почтовом, если бы поднялся уровень жизни;

еще 4% по об ласти и 6% в почтовом – если бы семья с детьми жила лучше, чем се мья без детей.

Для сравнения: в Новосибирской области в 1996 году насчиты валось 574 тыс. семей;

59% – семьи с детьми, из них половина – с од ним ребенком. Средняя величина семьи – 3, 2 человека. Многодетных семей – 45, 6 тыс. (8%), неполных – 23, 9 тыс. (4%) [54, c.139].

Итак, полученная в результате почтового опроса и опроса по случайной выборке выборочная совокупность имеет заметный «уклон»

в сторону социальной группы, представленной женщинами среднего возраста с повышенным уровнем образования и занятыми умственным трудом. Распределение по роду деятельности более пропорционально.

И если мы соотнесем эти данные с целью работы, – а таковой было продекларировано «обнаружение положительного потенциала семьи», – и вспомним, что как в социологической литературе, так и в статистике вообще отсутствует какая-либо научно обоснованная «пре зентация благополучной семьи», – то, может быть, мы все же получим «индульгенцию» («отпущение грехов»)? Тем более, что уж специали стам-то известно, что наиболее интересные результаты всегда получа ются от сравнения между собой данных различных категорий респон дентов.

Кроме того, представляется относительно почтового и област ного опросов, что мы имеем полное право сравнивать между собой данные этих обоих массивов, ибо в них в одинаковых пропорциях представлены все основные социальные группы. А больше эти данные сравнить не с чем.

Итак, перед нами «портрет семьи в интерьере реформ». Распа лась великая держава, прошел первый шок отпущенных цен, избирает ся первый президент и первая Государственная Дума, телеэкраны за полняют сериалы и шоу, сверхэротические ночные каналы и рекламы «пирамид» … Как жаль, что подобные опросы были практически не возможны хотя бы в 1990 году!

Небольшое примечание. Некоторые цифры по результатам оп росов, приводимые в данной книге, могут незначительно отличаться от цифр, изложенных в соответствующих научных отчетах, представлен ных автором в свое время заказчикам исследований на территориях.

Это связано с тем, что (как уже говорилось) некоторые анкеты почто вых опросов продолжали поступать уже после того, как составлялся отчет в оговоренные соответствующими договорами сроки, поэтому данные с них не попадали в отчеты, но учтены при написании этой книги.

И еще. Не секрет, что, действуя на основе нормативных доку ментов, органы социальной защиты населения не всегда могут полу чить информацию о нуждающихся в материальной, медицинской и правовой помощи по множеству разных причин – и специалисты это знают. Кроме того, часто такие люди вообще не проходят ни по каким документам и не имеют документов. Поэтому органы соцзащиты их просто «не видят». Зато их видит население.

В порядке эксперимента в анкетах респондентам предлагалось называть координаты таких людей. И примерно в каждой седьмой – восьмой из возвращенных анкет они назывались. А поскольку на Се вере работает весь бывший СССР, то попадались в том числе и Украи на, и Белоруссия, и Азербайджан...

Кроме того, при таком обилии цифр и таблиц наверняка не уда лось избежать ошибок и опечаток. Поэтому автор будет искренне бла годарен всем, кто их обнаружит.

Глава 3. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ УРОВНЯ МАТЕРИАЛЬНО-ИМУЩЕСТВЕННОЙ ОБЕСПЕЧЕННОСТИ СЕМЬИ § 11. «ПРОСТО МАРИЯ» И ПРОСТО МАРИЯ:

БЛАГОСОСТОЯНИЕ (НАЛИЧИЕ В СЕМЬЕ ОСНОВНЫХ ИМУЩЕСТВЕННЫХ АТРИБУТОВ ЦИВИЛИЗАЦИИ)...А на какие деньги, скажем, На юг приехал с Вами он?

А как «Москвич» приобретен?

Его купить не мог вовек Простой советский человек.

Из «андеграунда» тех лет Весь мир смотрит телесериалы. Россияне с некоторых пор тоже имеют возможность приникнуть к этому живительному источнику «культуры цивилизации». И в сотнях тысяч российских квартир после очередной «мыльной» серии не одна «просто Мария» с досадой швыр нет в раковину недомытую тарелку и фыркнет: «С жиру бесятся. Мне бы их проблемы».

И нашу Машу можно понять. «Простой советский человек», на пример, мог накопить необходимую на «Москвич» или «Жигуль»

сумму за период не менее, чем пять лет, при условии, что он живет «на одну зарплату», а его семья все это время не покупает ничего, кроме дешевых круп, мелкого частика и постного масла. И хотя сегодня в России количество легковых автомобилей на среднестатистическую душу выросло почти в три раза по сравнению с началом 80-х годов, большинство семей позволить себе купить автомобиль (даже сильно подержанный) пока не может.

По известным причинам материальный достаток советской се мьи не мог быть предметом исследований весьма долгое время. Одна ко с официальным принятием руководством СССР и КПСС програм мы «дальнейшего повышения благосостояния советского народа» эта информация стала иногда прорываться на страницы специализирован ных социологических изданий.

Вот, например, чрезвычайно скромные данные опроса в 1978– 1979 годах работников сферы обслуживания, которые, как известно, от носились в то время к числу наиболее обеспеченных категорий насе ления (к сожалению, кроме того, что опрашивались работники сферы обслуживания, другой информации об этом опросе в публикации нет) [40, c.56].

Обеспеченность имущественная, % к числу опрошенных Показатели имущественной обеспеченности Сфера обслуживания Холодильник Автомашина Набор мебели В 1980–1981 годах был проведен всесоюзный опрос. Однако це ли, задачи, методы и результаты этого опроса не стали достоянием даже социологической общественности и практически не появлялись и не комментировались в литературе. Но все же и эти опубликованные результаты представляют собой исключительно ценную информацию, поскольку позволяют провести хоть какое-то объективное сравнение [18, c.91].

Обеспеченность имущественная, % к числу опрошенных в группе Колхоз Предметы длительного пользования Рабочие Интеллигенция ники Холодильник 73 61 Автомашина 8 11 Дача, садовый участок 15 21 Мебельный гарнитур 24 25 Знающему нашу недавнюю историю очень трудно поверить, что колхозники на душу населения имели автомобилей больше, чем рабо чие. Возможно, что в выборке «колхозники» была превышена пропор ция сельского населения Средней Азии и Закавказья, которое занима лось по всему Советскому Союзу рыночной торговлей и может быть отнесено к представителям «колхозного крестьянства» лишь с очень большой натяжкой.

Одновременно практически обозначилась проблема соотноше ния реального положения дел и результатов самооценки. «Почему, например, у представителей всех социальных групп Азербайджана уровень удовлетворенности жизнью намного превышает общесоюз ный, а показатели по Украине оказываются ниже, хотя реальное благо состояние в этих регионах, по данным опроса, практически не разли чается? На этот вопрос мы не можем дать однозначный ответ. Вместе с тем очевидно, что связь субъективной сферы жизнедеятельности с соци альной структурой общества принимает все более сложный, опосредо ванный характер [18, c. 92].

Автор вынужден лукавить. На самом деле он прекрасно знает, в чем дело. Однако он знает также и то, что сказать об этом прямо ему не позволят. Поэтому приходится обходиться только слабыми намека ми. А на самом деле такая ситуация явилась отражением национальной политики советского руководства, при которой темпы роста благосос тояния населения южных и северных национальных образований ис кусственно стимулировались за счет центральных, западных и восточ ных регионов.

А вот одна из попыток решения указанными авторами пробле мы несоответствия самооценки и реального положения дел по вопро сам материального благосостояния. «Для решения поставленной нами задачи – сопоставления объективных показателей материального бла госостояния и оценок удовлетворенности им – использованы процеду ры агрегации переменных. В итоге получены два индекса. Индекс ма териального благосостояния определялся на основе среднедушевого дохода каждой социальной группы и числа имеющихся у респондента предметов длительного пользования. Указанные переменные норми ровались по отношению к максимуму: группе с максимальными вели чинами среднедушевого дохода и насыщенности предметной среды присваивалось значение 1, а значения других групп определялись по отношению к «максимальной». Агрегация индекса производилась пу тем суммирования полученных значений.


Процедура расчета индекса удовлетворенности сложнее. В ходе исследования была собрана информация об удовлетворенности раз личными условиями жизни: заработком, профессией, состоянием жи лища и др. Всего в анализ включено 17 переменных» [18, c. 91]. Одна ко самих примеров расчета и полученные результаты авторы статьи не приводят.

В числе весьма немногих опубликованных данных аналогично го плана имеются и некоторые результаты опроса в 1982–1983 годах занятого населения Ленинграда. Опрошено около 1500 человек в воз расте 26–40 лет [81, c.107].

Обеспеченность имущественная, % к числу опрошенных в группе Показатели имущественной Сфера обсл. Учителя Инженеры Рабочие обеспеченности Холодильник 90 94 92 Автомашина 9 13 11 Дача, садовый участок 15 15 21 Набор мебели 48 52 46 И здесь, глядя на цифры, следует помнить, что в таких городах, как Москва и Ленинград, до половины рабочих составляли «лимитчи ки» и жители пригородных районов, приезжающие на работу на элек тричках, и, значит, показатели рабочих с ленинградской пропиской повыше, чем у «лимитчиков».

А вот как оценивалась ленинградцами в 1982–1983 годах собст венно финансовая сторона их жизни [81, c.105].

Самооценка материального положения, % к числу опрошенных в группе Самооценка Сфера Учителя Инжене- Рабочие материального положения обсл. ры Живем от зарплаты до зарплаты 9,7 8,8 7,4 10, На ежедневные расходы хватает, но дальше приходится туго, уже покупка одежды вызы вает трудности 31,7 41,9 50,0 34, В основном хватает, даже иногда откладыва ем деньги, но большие покупки вызывают трудности 44,0 34,9 34,6 47, Покупка товаров длительного пользования не вызывает трудностей, но покупка машины недоступна 12,0 12,8 7,4 7, Практически ни в чем себе не отказываем 2,6 1,6 0,6 – К сожалению, это практически все из материалов социологиче ской литературы, что мы можем предоставить читателю о нашем бла госостоянии в недавнем прошлом.

Как видим, абсолютное большинство опрошенных живет на грани уровня бедности, причем просим учесть, что это данные по за нятому населению и по Ленинграду, который в то время обеспечивал ся практически на уровне Москвы. Как же жила тогда остальная Рос сия?

Поскольку всем было известно, а теперь стало совершенно оче видно, что сбор и обнародование другой аналогичной информации в еще большей степени вскроет в целом нищенское состояние населения Страны Советов, и в то же время всем ясно, что без исследований в данном направлении невозможно строить более-менее обоснованную программу развития, делается попытка выразить его (благосостояние) другим, более «социологическим» способом: через удовлетворенность людей различными его сторонами. При этом используется традицион ная пятиступенчатая градация психологической самооценки: 1) «пол ностью удовлетворен»;

2) «в основном удовлетворен»;

3) 50 на 50 (или «и да, и нет»);

4) «не удовлетворен частично»;

5) «не удовлетворен полностью».

Берется обычно средневзвешенное значение, при этом «полно стью удовлетворен» берется за «1», «не удовлетворен» – за «0», про межуточные значения распределяются пропорционально. Такой под ход позволяет уводить результаты от малопривлекательных абсолют ных цифр, и в то же время получать информацию, более-менее при годную для использования, а неудовлетворенность относить за счет несознательности работников и слабой политмассовой работы мест ных партийных органов.

И вот какими получились в результате индексы удовлетворен ности жизнью граждан СССР в 1980–1981 гг. [18, c.91].

Колхоз Показатели удовлетворенности Рабочие Интеллигенция ники Материальная обеспеченность 0,685 0,728 0, Питание 0,645 0,718 0, Жилищные условия 0,429 0,622 0, Заработки 0,409 0,578 0, Возможности для проведения отпуска 0,623 0,561 0, Возможности для проведения свободного времени 0,540 0,578 0, Возможности для общения 0,499 0,558 0, Итак, мы имеем, в принципе, в российской (советской) социоло гической литературе лишь одну апробированную попытку индексиро вания материального благосостояния на основе самооценки респон дентами уровня удовлетворенности различными его (благосостояния) сторонами. Основными достоинствами такого подхода являются а) отсутствие необходимости сбора информации по большому количест ву конкретных пунктов, составляющих это благосостояние: жилье, доходы и расходы, предметы повседневного и длительного пользова ния, отдых и развлечения, и т.д. б) простота и возможность непосред ственного учета настроений в политических целях, в) оперативность.

В то же время понятно, что такой подход не дает возможности учитывать в ходе реализации соответствующей стратегии реальные изменения, происходящие в благосостоянии населения в целом и се мьи в частности.

С другой стороны, очень длинный список присутствующих се годня на «жизненном рынке» материальных благ весьма затрудняет их использование в оперативном планировании, поскольку перегружает опросники и затрудняет возможности компактного индексирования.

Но он дает чрезвычайно полезную информацию для большого числа управленцев – от местных органов представительной и исполнитель ной власти до торговли и промышленности. Следовательно, необхо димы компромиссы.

В ходе подготовки данного исследования были изучены и час тично использованы европейские мерки «приличествующей» жизни («Из обстановки надо иметь холодильник, ковры, компьютер, моечный автомат, спортивный инвентарь» [52, с. 213–214]).

В ходе консультаций с Заказчиком (а первыми заказчиками это го исследования в регионе в 1993 году практически одновременно ста ли администрации г.Верхнего Уфалея Челябинской области, Ленин ского района г.Тюмени, г.Кировграда Свердловской области и Управ ление социальной защиты населения города Новый Уренгой) догова ривающиеся стороны согласились, что разумный набор атрибутов ци вилизации, необходимых для анализа благосостояния семьи, будет выглядеть так: своя квартира (дом), набор мебели, садовый (приуса дебный) участок, цветной телевизор, легковой автомобиль, холодиль ник, капитальный гараж, видеомагнитофон. Соответствующий инди катор был тогда назван уровень благосостояния, а его индекс рассчи тывался как сумма «весов» рыночных стоимостей данных атрибутов.

Рассмотрим пример такого расчета.

Допустим, что указанные атрибуты цивилизации имеют сред нюю рыночную стоимость в Челябинске, тыс. р.:

Своя квартира (дом) Сад (приусадебный) участок Цветной телевизор Холодильник Видеомагнитофон «Стенка», «Мягкий уголок» Легковой автомобиль Капитальный гараж ИТОГО Пусть условно-полный набор данных атрибутов цивилизации (получившийся у нас стоимостью в 300 тыс. р.) составляет «1».

Тогда доля («вес») каждого из атрибутов составит:

Своя квартира (дом) 140:300=0, Сад (приусадебный) участок 40:300=0, Цветной телевизор 5:300=0, Холодильник 8:300=0, Видеомагнитофон 7:300=0, «Стенка»,«Мягкий уголок» 10:300=0, Легковой автомобиль 70:300=0, Капитальный гараж 20:300=0, 1, Пусть, например, респондент отмечает в анкете, что его семья имеет квартиру (дом), легковой автомобиль, цветной телевизор, ме бель и холодильник. Тогда индекс уровня благосостояния будет ра вен 0,467+0,233+0,017+0,033+0,027=0, Понятно, что это не единственный и, возможно, не самый луч ший метод. И самый первый вопрос здесь: как, например, определить эту самую «рыночную стоимость»? По какому принципу ее считать, чтобы избежать произвола? Может быть, более логичным был бы дру гой путь: с помощью опроса выяснить значимость (ранг) каждого из атрибутов и представить его в виде относительного «веса»? Но для этого было необходимо предварительное дополнительное исследова ние, время и финансирование, на что Заказчик при обсуждении про граммы работ не согласился (кто знает, как добываются деньги на та кого рода исследования, тот поймет)1.

Понятно также, что возможно и компромиссное решение как среднее арифметическое двух («атрибутная» и психологическая само оценка) или даже трех (два первых плюс индекс: стоимость «нашего»

набора атрибутов в условных единицах по отношению к «их» набору или составленному в результате аналогичного лондонскому опроса нашей аудитории) индексов. Все зависит от целей, задач и финансовых возможностей Заказчика. Однако в нашем случае по уже указанной причине использовался представленный выше вариант расчета.

В итоге по уровню материального благосостояния семьи на об следованных территориях выглядели следующим образом.

Обеспеченность атрибутами цивилизации семей региона, % к числу опрошенных по каждой территории Нов.

Че- В. Уфа- Уренгой Красно- Ямало- Когалым Атрибуты цивилизации ляб. Почт. лей Ямало- турьинск Ненец. Ханты- Тю- Челя обл. 1993– Челяб. Ненец. Свердл. АО Манс.АО мень бинск 1999 1996 обл. АО обл. 1994 1994 1994 1993 1993 Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 71 88 451 784 185 876 Квартира, дом 76,5 75,2 90,2 58,1 73,7 66,4 79,4 73,3 84, Садовый (приусадеб Вообще-то вопрос о ранге («весе») атрибута может быть включен в эту же анкету и рас считываться в процессе расчета индекса по заложенной в программу обработки формуле по данным опроса каждой расматриваемой категории семьи или по полученному усредненному. Но специалисты знают, насколько громоздки подобного рода вопросы;

впрочем, это все на усмотрение Заказчика. А поскольку это тема отдельного и специального разговора, мы здесь ее развивать не будем.

ный) участок 41,9 22,5 39,1 12,3 42,5 11,1 8,9 46,9 45, Цветной телевизор 78,1 81,9 68,8 78,8 79,1 90,9 86,2 77,8 83, Че- В. Уфа- Нов. Урен- Красно- Ямало- Когалым Атрибуты цивилизации ляб. Почт. лей гой Ямало- турьинск Ненец. Ханты- Тю- Челя обл. 1993– Челяб. Ненец.АО Свердл. АО Манс.АО мень бинск 1999 1996 обл. 1993 обл. 1994 1994 1994 1993 Холодиль ник 87,3 90,6 86,7 79,4 90,4 95,8 90,1 87,9 93, Видеомагни тофон 38,6 33,8 10,0 17,1 5,6 47,2 29,8 14,2 19, Комплект мебели 57,5 58,8 48,8 46,1 48,8 61,1 61,7 61,1 64, Легковой автомобиль 29,8 33,5 16,9 17,1 18,3 29,1 28,7 26,6 26, Капиталь ный гараж 22,9 18,0 20,2 9,8 22,5 18,3 19,8 34,0 27, Телефон 38, В опросах 1993–1996 гг.

Персональ- данные варианты ответа отсутствовали ный компь ютер 3, Индекс уровня бла госостояния 0,555 0,537 0,580 0,388 0,514 0,477 0,529 0,550 0, Примечание. Здесь и далее в таблицах по результатам почтового опроса цифро вые значения процентов в столбце «Почтовый» обычно ниже их среднего значения по приводимым территориям. Это связано с тем, что по ряду территорий, не приведенных в таблицах (Нижний Тагил, Реж, Каменск-Уральский), проводились целенаправленные опросы только малообеспеченных семей, где соответствующие значения индексов на много ниже. Они и «садят» среднюю цифру.

Хорошо видно, что на «Земле» больше гаражей, чем автомоби лей, а на Севере автомобилей больше, чем гаражей. Тюменский Север не строит гаражи для личных автомобилей – там это невыгодно и не нужно, поскольку угнать машину невозможно: по тундре на «легко вушке» далеко не уедешь, а дорога одна.

Можно, конечно, спорить по результатам опроса, однако они еще раз подтверждают ту известную гипотезу, что «длинный северный рубль» в целом не только не дает северянину каких-либо значитель ных преимуществ, но зачастую даже не «вытягивает» его благосостоя ние на уровень жителей средней полосы России.

Относительно садовых (приусадебных) участков у северян – тоже понятно: на самом Севере их практически нет, а те, что указаны в ответах северян, – имеются на «Земле», то есть в средней, южной или западной полосе, у тех, у кого есть там дом или квартира. Отметим также следующий весьма интересный момент: индексы психологиче ской удовлетворенности уровнем благосостояния, предложенные В.Бигуловым и др. в 1984 году, весьма близки к индексам, получен ным нами в результате расчета по фактической обеспеченности мате риальными благами.

А вот так выглядят данные по Челябинской области.

Обеспеченность атрибутами цивилизации семей Челябинской области (сентябрь 1999 г.), % к числу опрошенных по каждой территории Почт. Челя- Маг- Сне- Злато- Южно- Красно- Октябр.

Атрибуты Обл. 1993– нито- арм.

бинск жинск уст уральск р-н цивилизации 1999 1996 горск р-н Число опро шенных (N), чел. 6299 6553 1438 977 406 437 408 422 Квартира, дом 76,5 75,2 74,9 81,7 61,1 80,5 63,0 87,9 67, Садовый (при усадебный) участок 41,9 22,5 32,8 42,0 45,1 31,6 42,4 63,5 57, Цветной теле визор 78,1 81,9 74,1 85,6 86,5 65,4 73,5 76,8 76, Холодильник 87,3 90,6 84,7 88,2 90,1 84,2 84,3 85,3 87, Видеомагни тофон 38,6 33,8 32,1 52,3 54,9 26,3 34,8 29,9 38, Комплект мебели 57,5 58,8 52,6 69,7 64,5 52,6 46,1 47,4 53, Легковой автомобиль 29,8 33,5 21,3 30,3 38,9 16,7 27,9 30,8 32, Капитальный гараж 22,9 18,0 17,2 25,7 31,3 17,2 32,8 20,1 24, Телефон 38,7 54,3 42,9 59,6 38,7 26,7 40,0 40, Персональный компьютер 3,2 4,2 6,6 3,9 1,4 2,2 0,7 1, Индекс уровня благосостоя ния 0,555 0,537 0,514 0,592 0,521 0,521 0,480 0,632 0, Как видим, лидируют Магнитогорск и Красноармейский район, в «отстающих» – Южноуральск. Получается, что на селе уровень бла госостояния иногда выше, чем в городе. Однако это все же не так. Но это не значит, что плоха сама идея: нужно просто поработать над ко эффициентами рыночной стоимости атрибутов цивилизации. Как счи тать, какой факторный вес имеет свой дом с огородом в селе при от сутствии горячего водоснабжения и канализации в доме и возможно стей заработка в бывшем колхозе – но с наличием некоторых гарантий в питании за счет того же огорода и других составляющих домашнего сельского хозяйства? Городская квартира даже без садового участка обычно дороже сельского дома, хотя и не везде и не каждого.

В общем, вопросы пока еще есть, но это не должно мешать нам использовать имеющуюся возможность посмотреть на ситуацию с раз личных сторон.

Поскольку даже в условиях развитого социализма одни гражда не были «более равны», другие – «менее», то что же происходит в ус ловиях рынка? Посмотрим на благосостояние семьи в зависимости от рода деятельности супругов. И начнем с «главы семьи» – с мужа1.

Обеспеченность атрибутами цивилизации семей Челябинской области в зависимости от рода деятельности мужа (сентябрь 1999 г.), % к числу ответивших Род деятельности Обл. Почт. Рядовой Ком-мер- Му- Служа Атрибуты 1993– 1999 Руково- работ- сант, ницип. щий Интел цивилизации 1996 дитель ник ЧП служа- ВС, лиген- Прочие щий МВД ция Количество ответов (N) 6299 6553 504 2855 243 431 428 369 Квартира, дом 76,5 75,2 85,1 77,0 82,3 81,2 68,5 79,4 74, Садовый (при усадебный) участок 41,9 22,5 50,4 44,3 41,6 50,3 37,9 48,8 48, Цветной теле визор 78,1 81,9 88,9 75,3 88,1 84,0 83,6 84,3 77, Холодильник 87,3 90,6 90,7 87,0 89,7 90,3 88,6 88,3 88, Видеомагни тофон 38,6 33,8 63,1 34,0 64,2 41,5 51,6 39,8 30, Комплект мебели 57,5 58,8 77,0 54,9 71,6 61,5 58,6 63,7 53, Легковой автомобиль 29,8 33,5 56,0 23,9 46,9 30,6 31,1 33,3 23, Капитальный гараж 22,9 18,0 47,0 18,6 40,3 27,1 22,0 29,5 20, Телефон 38,7 – 65,1 33,6 56,8 47,6 46,0 63,4 42, Персональный компьютер 3,2 – 14,9 1,1 11,5 4,4 1,6 4,9 1, Индекс уровня благосостоя ния 0,555 0,537 0,695 0,544 0,643 0,597 0,522 0,596 0, Как и ожидалось, на первом месте с наиболее высокими значе ниями индекса находятся руководители (предприниматели), за ними идут частные предприниматели, затем служащие и интеллигенция, потом рабочие (рядовые работники), затем те, кто «спрятался» за вари ант «другие», и замыкают рейтинг семьи с мужьями-«силовиками»

(военными или служащими МВД).

Заказчиком были приняты следующие категории рода деятельности мужей, включенные затем в анкету: руководитель, предприниматель;

рабочий, рядовой работник;

коммерсант, частный предприниматель;

муниципальный служащий;

служащий ВС, МВД;

представитель интеллигенции;

прочие. Категории «безработный» здесь не было потому, что одновременно с данными опросами под руководством автора проводились почтовые опросы работающих и неработающих категорий населе ния – каждой по отдельной анкете, где и значились безработные. В нашем случае они попали в кате горию «другие». В «женский» список были добавлены домашние хозяйки и студентки.

Обратимся к показателям благосостояния семей в зависимости от рода деятельности жены.

Обеспеченность атрибутами цивилизации семей Челябинской области в зависимости от рода деятельности жены (сентябрь 1999 г.), % к числу ответивших Род деятельности Обл. Почт. Рядо- Ком- Му- Служа Атрибуты 1999 1993– Руко- вой мерсант, ницип. щий ВС, Интел- Домо- Сту- Про цивилиза- 1996 ЧП МВД лигенция хо- дентка чие води- работ- служа ции тель ник щий зяйка Количест во отве тов (N).

6299 6553 219 1730 77 1613 34 852 859 127 Квартира, дом 76,5 75,2 83,6 74,6 87,0 81,0 88,2 75,0 74,7 66,1 78, Садовый (приуса дебный) участок 41,9 22,5 53,9 39,1 33,8 47,5 58,8 45,1 36,6 30,7 41, Цветной телевизор 78,1 81,9 91,3 73,2 80,5 84,5 91,2 84,2 71,9 74,0 78, Холодиль ник 87,3 90,6 91,3 86,6 89,6 90,5 85,3 89,4 82,8 81,1 92, Видеомаг нитофон 38,6 33,8 49,8 31,7 49,4 45,1 61,8 40,7 35,9 43,3 34, Комплект мебели 57,5 58,8 73,5 50,1 63,6 66,5 82,4 66,3 47,3 52,8 53, Легковой автомобиль 29,8 33,5 52,5 23,2 48,1 31,2 35,3 33,2 26,1 28,3 26, Капиталь ный гараж 2,9 18,0 38,4 16,7 41,6 26,2 32,4 24,6 20,1 20,5 20, Телефон 38,7 – 57,5 29,8 41,6 45,9 52,9 43,5 36,2 36,2 40, Персо нальный компьютер 3,2 – 9,1 1,0 9,1 2,8 0,0 4,8 4,9 6,3 1, Индекс уровня благосос тояния 0,555 0,537 0,676 0,520 0,647 0,596 0,663 0,568 0,526 0,487 0, Сравним соответствующие индексы.

Род деятельности супругов Почт.

Член семьи Обл. 1993– Рядо- Ком- Му- Служа 1999 1996 Руко- вой мерсант, ницип. щий ВС, Интел- Домо- Сту- Про води- работ- ЧП служа- МВД лигенция хо- дентка чие тель ник щий зяйка Муж 0,555 0,537 0,695 0,544 0,643 0,597 0,522 0,596 – – 0, Жена 0,555 0,537 0,676 0,520 0,647 0,596 0,663 0,568 0,526 0,487 0, Может оказаться интересным и симптоматичным то положение, что если индекс благосостояния семьи с мужем-руководителем выше аналогичного с руководителем-женой, то жена-частный предпринима тель держит уровень благосостояния семьи выше, чем муж-частный предприниматель. В семьях, где жена работает в структурах Воору женных сил и МВД, уровень благосостояния выше, чем в аналогичном случае с мужем.

Правда, для более полной картины необходимо рассматривать род деятельности одновременно обоих супругов при соблюдении зна чительного числа других условий – но это уже, как говорится, дело техники и будущего.

Сегодня вряд ли кто-либо будет однозначно утверждать (как это было совсем недавно), что для повышения рождаемости необходимым и достаточным условием является улучшение обеспечения семьи в материально-бытовой сфере. Однако это тема отдельного и более под робного разбора, который состоится несколько позже. Пока же просто рассмотрим и сравним материальную обеспеченность семей с различ ным количеством детей.

Обеспеченность атрибутами цивилизации семей региона и Челябинской области в зависимости от количества детей в семье (сентябрь 1999 г.), % к числу опрошенных Количество детей в семье Че- Почт. Челяб. обл.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.