авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Иркутский ...»

-- [ Страница 14 ] --

34. Murray, N. Pragmatics, awareness raising, and the Cooperative Principle [Elec tronic resource] / N. Murray // ELT. – 2010. – №64 (3). – Oxford University Press. – 366 p. – URL : http://eltj.oxfordjournals.org/content/64/3.toc (дата обращения : 20.11.2011).

35. Nan, L. The Analysis of Violation of Cooperative Principle in College English Listening Comprehension Teaching [Electronic resource] / L. Nan, H. Min // Conference on Control, Automation and Systems Engineering. – 2011. – Режим доступа : http://ieeexplore.ieee.org/xpl/freeabs_all.jsp?arnumber= (дата обращения : 10.12.2011).

36. Neal, S. Paul Grice and the Philosophy of Language [Electronic resource] / S. Neal // Linguistics and Philosophy 15. – Netherlands : Kluwer Academic Publishers, 1992. – URL : ncs.ruhosting.nl/bart/talks/paris2010/Neale1992.pdf (дата обращения : 10.11.2011).

37. Newmeyer, F.J. Linguistics : the Cambridge survey. Language: the socio-cul tural context [Text] / F.J. Newmeyer. – Cambridge : Cambridge University Press, 1989. – Vol. 4. – 292 p.

38. Panati, C. Words to live by : the origins of conventional wisdom and common sense advice [Text] / C. Panati. – New York : Penguin Books, 1999. – 416 p.

39. Pearce Associates. Using CMM, The Coordinated Management of Meaning [Text]. – San Mateo, CA : Pearce Associates, 1999. – 71 p.

40. Shapiro, F. The Yale Book of Quotations [Text] / F. Shapiro. – Yale : Yale Uni versity Press, 2006. – 1104 p.

41. Vijayan, J. Microsoft : Loose lips give hackers tips [Electronic resource] / J. Vijayan // Computer World. – 19.10.2001. – URL : http://www.computer world.com/s/article/64929/Microsoft_Loose_lips_give_hackers_tips (дата об ращения : 15.11.2011).

42. Strauss, E. Concise dictionary of European Proverbs [Text] / E. Strauss. – New York : Routledge, 1998. – 491 p.

43. Zielonka, J. No news is good news in Poland [Electronic resource] / J. Zielon ka // Le Monde diplomatique English Edition. – 2011. – 14 October. – URL :

http://mondediplo.com/ (дата обращения : 15.11.2011).

44. A Dictionary of American proverbs [Text] / Ed. W. Mieder, S. Kingsbury, K. Harder. – Oxford : Oxford University Press, 1992. – 710 р.

45. The Facts on File dictionary of proverbs [Text] / Ed. Manser, H. Martin. – N.Y. : Infobase Publishing, 2007. – 512 р.

46. McGraw-Hill Dictionary of American Idioms and Phrasal Verbs [Text] / Ed. Spears, Richard. – NY : McGraw, 2006. – 1098 р.

47. The Oxford Dictionary of Proverbs [Text] / Ed. J. Speake, J. Simpson. – Oxford : Oxford University Press, 2009. – 388 р.

48. The Routledge book of world proverbs [Text] / Ed. Stone, Jon R. Taylor & Francis. – NY. : Routledge, 2006. – 519 р.

49. Wordsworth dictionary of proverbs [Text] / Ed. Manser, M. – N.Y. : Words worth, 2006. – 656 р.

Е.А. Хортоломей ТЕМА ВОЙНЫ В МЕТАФОРЕ: ЦЕННОСТНАЯ КАРТИНА МИРА В статье рассматриваются понятия ценностной картины мира и обще человеческих ценностей. Анализ языковой метафоры по теме войны показал, что в условиях социального катастрофизма происходит смещёние ценностной картины мира и обесценивание важнейших аксиологических максим, таких как жизнь, свобода, вера, религия, человеколюбие.

Ключевые слова: картина мира;

ценность;

ценностные ориентации;

мета фора E.A. Khortolomey THEME OF WAR REPRESENTED IN LINGUISTIC METHAPOR:

AXIOLOGICAL PICTURE OF THE WORLD The article describes the axiological picture of the world and universal values. The analysis of military linguistic metaphor shows the shift of the axiological picture of the world and devaluation of the most important human values such as life, freedom, faith, religion and humanity in the conditions of social catastrophism.

Key words: picture of the world;

value;

value orientations;

metaphor Процесс познания мира человеком объективно требовал осмысления в нём места субъекта познания, особого отношения людей ко всему происходящему в соответствии с их целями, потребностями и интересами. Попытки система тизировать существующие знания и создать целостную картину мира пред принимались учёными ещё во времена Античности. В языкознание понятие картины мира пришло из точных наук и, вызвав огромный интерес лингви стов – исследователей, прочно закрепилось в нем. Необходимо отметить, что картина мира включается в мировоззрение человека, является одним из эле ментов, способствующих формированию более или менее полного представ ления людьми мира и самих себя. В мировоззрении представлена ценностная подсистема субъекта, включающая его ценностные ориентации. Рассмотре ние понятия ценностной картины мира, составными частями которой явля ются ценностные ориентации и аксиологические максимы человека, является особо важным для нашего исследования.

Языковые единицы вторичной косвенной номинации мы определяем как объект нашего исследования;

предметом исследования является художе ственный дискурс Э.М. Ремарка и Х. Бёля.

На данном этапе нашего исследования мы ставим цель выявление ценност ной картины мира в условиях социального катастрофизма. Для достижения поставленной цели должны быть решены следующие задачи:

1. Анализ термина картина мира в теоретических источниках.

2. Сплошная выборка языковых метафор из произведений Э.М. Ремарка и Х. Бёля.

3. Анализ значения метафорических единиц, выражающих тему войны.

4. Выявление ценностной картины мира, стоящей за языковой метафорой войны в произведениях Э.М. Ремарка и Х. Бёля.

Перейдем к аналитическому обзору теоретического материала.

Термин картина мира введен в научный обиход физиком Г. Герцем, опреде лившем его как совокупность внутренних образов внешних объектов, служа щих для выведения логических суждений о поведении этих объектов. Позднее термин переносится в гуманитарные науки, появляется в работах К. Ясперса и Л. Витгенштейна («Логико-философский трактат»), а также у Л. Вайсгер бера. На данный момент можно говорить о безусловном вхождении понятия картина мира в терминологическую систему современной лингвистики.

Предпосылки формирования концепции картины мира присутствовали уже в античных теориях языка. Центральным импульсом для развития лингви стической концепции картины мира послужили работы В. фон Гумбольдта, Э. Сепира, Б.Л. Уорфа, A.A. Потебни. В. фон Гумбольдт рассматривал язык как опосредующее звено между человеком и миром. По A.A. Потебне, поэзия, проза, искусство и наука, т. е. мировоззрение народа, обретают жизнь в язы ке и обусловлены языком. Идеи, близкие к теории В. фон Гумбольдта, вы сказывались как зарубежными – Г. Гердером, Я. Гриммом, Ф. Шлегелем, так и отечественными лингвистами – Ф.И. Буслаевым, Ф.Ф. Фортунатовым и др.

В России изучение картины мира начинается в 60-е гг. XX в. и связано с работами Г.А. Брутяна, Г.В. Колшанского, Р.Й. Павилениса. Общеприня тым считается истолкование картины мира как «глобального образа мира, лежащего в основе мировидения человека, репрезентирующего сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющегося результатом всей духовной активности человека» [Постовалова, 1988, с.21]. Следовательно, кар тина мира является субъективным образом объективной реальности и входит в класс идеального, которое, не переставая быть образом реальности, опред мечивается в знаковых формах, не запечатлеваясь полностью ни в одной из них.

Изначально было выявлено, что вопрос о статусе картины мира связан с проблемой взаимодействия языка, мышления и действительности.

В XX в. вопрос о роли языка в формировании картины мира оказался в центре внимания исследователей. Возникают две точки зрения по вопросу о способности языка отражать окружающую действительность.

Согласно первой, язык отражает мир. Подобный взгляд присутствует, на пример, в работе Г.Г. Почепцова, утверждающего, что «с помощью языка мы отражаем мир. Именно отражаем, а не описываем или, точнее, не только опи сываем, поскольку описание – это лишь одна из форм языкового отражения мира. Вопросы, побуждения – это такие же формы отражения, или представ ления, мира, как и все остальные речевые акты» [Почепцов, 1990, с. 110].

Иной взгляд на данную проблему содержится в коллективной монографии «Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира» (1988). В пре дисловии Б.А. Серебренников подчеркивает, что «утверждение многих линг вистов и философов, будто бы язык отражает действительность, основано на недоразумении. Звуковой комплекс, образующий слово, ни к какому отраже нию сам не способен. Фактически результатом отражения являются концепты или понятия. Язык связан с действительностью через знаковую соотнесен ность. Язык не отражает действительность, а отображает ее знаковым спо собом» [Пименова, 2009. Режим доступа: http://fictionbook.ru/author/marina_ vladimirovna_pimenova/konceptualnyie_issledovaniya_vvedenie/read_online.

html?page=3] Таким образом, язык, в понимании большинства исследователей, представ ляет собой инструмент, с помощью которого происходит концептуализация мира человеком.

Поскольку концептуализация мира осуществляется через язык, возникает вопрос о соотношении мира, его образа, существующего в сознании, и об раза, закрепленного в языке. Постановка подобной проблемы способствова ла выделению двух форм картины мира – концептуальной (в иной термино логии – когнитивной) и языковой. Г.А. Брутян в своей статье 1973 г. одним из первых четко разграничивает эти две картины мира. Выделение языковой и концептуальной картин мира позволяет, по мнению Г.А. Брутяна, раскрыть взаимоотношение языка и мышления в процессе познания, показать роль язы ка в формировании картины мира в сознании людей, избежать схематичности при воссоздании действительной картины мира и более полно представить проекцию окружающей действительности в нашем сознании [Брутян, 1973, с. 108].

Г.А. Брутян определил концептуальную картину мира как «не только зна ние, которое выступает как результат мыслительного отражения действитель ности, но и итог чувственного познания, в снятом виде содержащийся в логи ческом познании» [Брутян, 1973, с. 108]. Соответственно, языковая картина мира понимается исследователем как «вся информация о внешнем и внутрен нем мире, закрепленная средствами живых, разговорных языков» [Брутян, 1973, с. 108]. Практически сразу же за разведением этих двух понятий в линг вистических исследованиях возникает вопрос о соотношении концептуальной и языковой картин мира, формируется три подхода к названной проблеме.

В настоящий момент практически общепринятым является положение о не совпадении концептуальной и языковой картин мира, при этом подчеркива ется глобальность, объемность концептуальной картины мира по сравнению с языковой. Языковой мир рассматривается как репрезентант концептуаль ного мира, который, в свою очередь, репрезентирует реальный объективный мир, а репрезентирующая система всегда беднее репрезентируемой.

Различия концептуальной и языковой картин мира можно проследить по следующим параметрам:

1. Отношение к действительности: концептуальная картина мира являет ся более близким образом действительности, нежели языковая (как это было рассмотрено выше).

2. Характер восприятия действительности: непосредственное восприятие при формировании концептуальной картины мира и опосредованное языко выми знаками – при формировании языковой.

3. Участие в формировании каждой из картин определенных типов мышле ния: в отличие от языковой, в создании концептуальной картины мира при нимают разные типы мышления, в том числе и невербальные [Постовалова, 1988, с. 33;

Серебренников, 1988, с. 6].

4. Основные единицы (структурные составляющие). Уже в работе Г.А. Бру тяна акцентируется, что каждая из картин мира обладает своими структур ными элементами, в частности, «сердцевиной ККМ является информация, данная в понятиях, главное же в ЯКМ – это знание, закрепленное в словах и словосочетаниях конкретных разговорных языков» [Брутян,1973, с. 108].

Данный тезис получает развитие в работах других исследователей. Так, Е.С. Кубрякова указывает, что «содержательным компонентом языковой мо дели мира … является семантическое поле, а единицами концептуальной модели мира … – константы сознания. Концептуальная картина мира содер жит информацию, представленную в понятиях, а в основе языковой картины мира лежат значения, закрепленные в семантических категориях, семантиче ских полях, составленные из слов и словосочетаний, по-разному структуриро ванные в границах этого поля разных языков. Языковая картина мира должна быть организована по законам языка, концептуальная картина мира – по за конам физики» [Кубрякова, 1988, с. 142]. Аналогичная позиция представлена и в работе З.Д. Поповой и И.А. Стернина, утверждающих, что концептуальная картина мира «существует в виде концептов, образующих концептосферу на рода, языковая картина мира – в виде значений языковых знаков, образующих совокупное семантическое пространство языка» [Попова, 2003, с. 6].

5. Степень подвижности, изменчивости: концептуальная картина мира ре гулярно обновляется, «перерисовывается», тогда, как языковая картина мира отличается большей стабильностью, она достаточно медленно реагирует на изменения, происходящие в осознании мира человеком. Н.С. Новикова и Н.В. Черемисина рассматривают языковую картину мира как наиболее дол говечную, устойчивую и во многом стандартную, так как воспроизводятся именно стандартные единицы языка, ставшие узуальными. [Пименова, 2009.

Режим доступа: http://fictionbook.ru/author/marina_vladimirovna_pimenova/ konceptualnyie_issledovaniya_vvedenie/read_online.html?page=3] В итоге можно констатировать, что концептуальная картина мира и язы ковая картина мира «связаны между собой как первичное и вторичное, как ментальное явление и его вербальное овнешнение, как содержание понятия и средство доступа исследователя к этому понятию» [Попова, 2003, c. 8]. Язы ковая картина мира означивает основные элементы концептуальной карти ны мира и эксплицирует концептуальную картину мира средствами языка.

Необходимо отметить, что языковая картина мира лишь частично отражает концептуальную систему. Поэтому изучение языковой картины мира «лишь фрагментарно позволяет судить о концептосфере, хотя более удобного досту па к концептосфере, чем через язык, видимо, нет» [Попова, 2003, с. 8].

Важное место в изучении понятия «картина мира» занимает вопрос типо логии картин мира. Существуют обширные классификации, в которых вы деляются такие картины мира как: наивная, научная, религиозная, философ ская, естественнонаучная, рациональная, чувственная и др. Более подробно остановимся на таких базовых картинах мира как научная и наивная, а также дадим определение художественной и метафорической картин мира, которые занимают особое место в исследуемой нами тематике.

В работах, посвященных языковой картине мира, на первый план выдвига ется противопоставление научной системы понятий, представленной в физи ке, психологии, логике, геометрии, анатомии и т. д. и, в совокупности, образу ющей научную картину мира;

и обыденной, «наивной» понятийной системы (наивные физика, психология, логика, геометрия, анатомия), которую чело век использует относительно независимо от научных знаний [Яковлева, 1994, с. 9]. Таким образом, вполне устоявшимся является и разграничение научной и «наивной» картин мира.

Под научной картиной мира в данный момент понимают «систему наибо лее общих представлений о мире, вырабатываемых в науке и выражаемых с помощью фундаментальных понятий и принципов этой науки, из которых дедуктивно выводятся основные положения данной науки. С картиной мира связываются исходные предпосылки рассмотрения мира, содержательно онтологические построения научного знания, глубинные структуры, лежащие в основании научно-познавательной деятельности» [Рожков, 2007. Режим до ступа: / http://lib.rus.ec/b/190390/read].

Соответственно, наивная картина мира определяется как «донаучная», пред ставляющая собой «отражение обиходных (обывательских, бытовых) пред ставлений о мире» (см. работы Ю.Д. Апресяна, С.Г. Воркачева, Е.В. Урысон, Е.С. Яковлевой).

Рассмотрим понятие художественной картины мира и связанное с ней по нятие художественного концепта.

Художественную картину мира можно, с одной стороны, сопоставить с индивидуально-авторской картиной мира, а с другой – с общенациональ ной, усредненной картиной мира. Художественная картина мира отличается существенным своеобразием, обусловленным концептосферой автора и твор ческими задачами, реализуемыми в художественном тексте. «Концепт имени может быть не тождественен не только в разных языках, но и у разных но сителей одного языка, поскольку зависит от мировидения говорящих. Одна и та же область представлений по-иному членится холодным аналитическим рассудком, нежели творческой фантазией создателей языка» [Чернейко, 1997, с. 288]. Художественное сознание вскрывает либо новые свойства, признаки объекта, проявляющиеся только под пристальным взглядом художника, либо дает новые проекции уже известных. Как отмечает В.Н. Телия, «факты ав торского словоупотребления столь же неотъемлемое достояние живого языка, как и нормативно фиксированная сочетаемость слов» [Рожков, 2007. Режим доступа: / http://lib.rus.ec/b/190390/read].

Художественная картина мира воплощается в художественном тексте в со ответствии с определенными авторскими интенциями. Если текст не призван дать однозначный ответ, то он ведет диалог с читателем на несколько голосов, не выделяя в этом хоре ни одного из них (обладает свойством полифонии, по М. Бахтину), в нем трудно выделить голос автора. Концепт в художествен ном тексте – это сумма персонажных концептов, образующих общий тексто вый смысл, обращенный к читателю и подчас неоднозначный. «По существу, в тексте присутствует не одна КМ, а несколько, складывающихся в некое целое и образующих даже не авторскую, а именно ХКМ», – отмечает О.А. Фещён ко [Фещёнко, 2004, с. 27]. Художественный концепт – это игра со смыслом, с разными смыслами. Поэтическая картина мира Н.А. Кузьминой определя ется «как поэтическая альтернатива миру действительному, физическому, это образ мира, смоделированный сквозь призму сознания художника как резуль тат его духовной активности» [Кузьмина, 1999, с. 227], при этом «своеобразие поэтической картины мира заключается не столько в языковых формах, сколь ко в избирательности видения художника» [Кузьмина, 2000, с. 119].

Говоря о специфике художественной картины мира, независимо от термина, ее обозначающего, можно отметить, что она есть «часть общеязыковой в той мере, в какой творческое сознание является частью общенародного сознания.

Степень совпадения в каждом случае разная и зависит от творческой манеры автора» [Бутакова, 2000, с. 94].

О художественном концепте, единице художественной картины мира, Д. С. Лихачев пишет следующее: «Концепты создаются не только в индивиду альном опыте человека, и не все люди в равной мере обладают способностью обогащать „концептосферу“ национального языка. Особое значение в созда нии концептосферы принадлежит писателям (особенно поэтам)» [Лихачев, 1997, с. 283].

В содержании художественного концепта у разных поэтов наблюдается ди намика ядра и периферии, связанная с индивидуально-авторским осмыслени ем и воплощением концепта в тексте. Ядро и периферия общенационального концепта достаточно устойчивы относительно друг друга, что связано с объ ективными условиями формирования и эволюции концепта в сознании носи телей языка [Беспалова, 2002, с. 91]. Слова-концепты художественного мира вряд ли могут быть четко и безоговорочно определены и описаны, в их кон цептосфере согласно законам порождения и восприятия текста может быть множество личностных смыслов [Бабенко, 2004, с. 108], причем «ассоциации поэта могут быть настолько уникальны, что образы, создаваемые на их осно ве, не поддаются „переводу“ на общеязыковые средства без полной потери смысла» [Беспалова, 2002, с. 93].

О воплощении языковой картины мира в художественном тексте Т.Л. Ры бальченко говорит следующее: «Картина мира формируется и закрепляется в языке, и художественная картина мира, т. е. структура реальности, проявляю щаяся в художественном образе, – это вторичная структура, тем не менее, она не только реализует языковую картину мира, но и сама порождает новое ми роотношение, требующее нового языка. Картина мира в искусстве моделиру ет не столько знания о реальности, сколько систему ценностных ориентаций, дает не полноту представлений о мире, а представление о мире как о целом»

[Рыбальченко, 2003, с. 261]. Положение о системе ценностных ориентаций и о порождении нового мироотношения в рамках художественного текста ка жутся нам принципиально важными.

Затрагивая вопрос о ценностях и ценностных ориентациях, обратимся к определению данных понятий.

Под ценностями понимаются социальные определения объектов окружаю щего мира, выявляющие их положительное или отрицательное значение для человека и общества (благо, добро, зло, прекрасное и безобразное, заключен ные в явлениях общественной жизни и природы). Внешне ценности выступа ют как свойства предмета или явления, однако они присущи ему не от приро ды, не просто в силу внутренней структуры объекта самого по себе, а потому, что он вовлечен в сферу общественного бытия человека и стал носителем определенных социальных отношений. По отношению к субъекту (челове ку) ценности служат объектами его интересов, а для его сознания выполня ют роль повседневных ориентиров в предметной и социальной действитель ности, обозначений его различных практических отношений к окружающим предметам и явлениям.

Особое внимание необходимо обратить на такую категорию как общечело веческие ценности. В Новейшем философском словаре представлена следу ющая дефиниция данного термина: «Общечеловеческие ценности – система аксиологических максим, содержание которых не связано непосредственно с конкретным историческим периодом развития общества или конкретной этнической традицией, но, наполняясь в каждой социокультурной традиции собственным конкретным смыслом, воспроизводится, тем не менее, в лю бом типе культуры в качестве ценности. Проблема общечеловеческих цен ностей драматически возобновляется в эпохи социального катастрофизма:

преобладания деструктивных процессов в политике, дезинтеграции социаль ных институтов, девальвации моральных ценностей и поиска вариантов ци вилизованного социокультурного выбора. Вместе с тем, основополагающей ценностью во все времена человеческой истории являлась сама жизнь, а так же проблема ее сохранения и развития в природной и культурной формах.

[Новейший философский словарь, 2001] Существует множество классификаций общечеловеческих ценностей, обу словленных многообразием различных подходов к их изучению. «В связи со структурой бытия отмечают ценности природные (неорганическая и органи ческая природа, полезные ископаемые) и культурные (свобода, творчество, любовь, общение, деятельность). Соответственно структуре личности, цен ности бывают биопсихологического (здоровье) и духовного порядка. По фор мам духовной культуры ценности классифицируют на нравственные (смысл жизни и счастье, добро, долг, ответственность, совесть, честь, достоинство), эстетические (прекрасное, возвышенное), религиозные (вера), научные (ис тина), политические (мир, справедливость, демократия), правовые (закон и правопорядок)» [OnlineDics, режим доступа: http://www.onlinedics.ru/slovar/ fil/c/tsennosti.html].

Для нашего исследования принципиально важным является изучение про цесса смещёния, а также обесценивания важнейших аксиологических мак сим, таких как человеческая жизнь, вера, человеколюбие, мораль в период со циального катастрофизма, каким несомненно являлась Вторая мировая война.

Данный процесс особенно ярко выражается в произведениях художественной литературы. Военные авторы раскрывают свою собственную авторскую кар тину мира и, путём метафоризации определенных образов, описывают про цесс нарушения ценностных ориентаций, которые лежат в основе ценностной картины мира.

Перейдем к непосредственному анализу эмпирического материала, кото рый поможет нам наглядно продемонстрировать данную проблему.

1. Zum tausendsten Male wischte der Leutnant sein bleiches, vom Schwei ber strmtes Gesicht, trat die Tr zu seiner Behausung mit einem Fluch auf, stolperte in sein Zimmer und setzte sich sthnend in seinen Stuhl. Weiter, weiter, immer weiter raste die geifernde Maschenerie des Todes. [Bll, 1990. S. 10] Представленная метафора может быть поделена на две непосредственных составляющих – «Maschinerie» и «Tod». При помощи метода словарных дефи ниций получаем следующее значение данных лексем.

Maschinerie (abgebildet von «Maschine»). Allgemein: komplexe, maschinel le Einrichtung oder mehrere zusammenwirkende Maschinen;

bildungssprachlich:

starres, einem Automaten gleichendes System, das nicht oder nur schwer von au en beeinflusst werden kann [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002].

Для выявления дифференциальных признаков данной лексемы, считаем необходимым, обратиться к определению значений слова die Maschine. Ком плексный анализ словарной дефиниции позволяет выявить его потенциаль ные лексические значения: Entlehnt aus frz. machine, «Werkzeug, knstliche Vorrichtung, Mittel» ist ein Gert mit durch ein Antriebssystem bewegten Teilen.

Maschinen werden als technische Arbeitsmittel vor allem fr mechanische Einwir kung verwendet.

Рассмотрим вторую составляющую анализируемого метафорического вы ражения – лексему der Tod. Комплексный анализ словарной дефиниции позво ляет выявить его потенциальные значения: Der biologischer Mechanismus oder Prozess;

der endgltige Verlust der fr ein Lebewesen typischen und wesentlichen Lebensfunktionen. Der bergang vom Leben zum Tod wird Sterben genannt.

К дифференциальным семантическим признакам слова die Maschine отне сем Automatisierung, Mechanik, Organisation, System;

к интегральным семан тическим признакам слова die Maschine отнесем Mechanismus, Prozess.

К дифференциальным семантическим признакам лексемы der Tod отнесем Verlust, Lebewesen, Lebensfunktion;

к интегральным семантическим призна кам лексемы der Tod отнесем Mechanismus, Prozess.

Таким образом, у лексем die Maschinerie и der Tod обнаруживаются два об щих семантических признака: Mechanismus и Prozess. На основании общего семантического признака возникает метафорическое выражение «Maschinerie des Todes». Автор употребляет данную метафору в контексте не случайно.

Описывая процесс бесконечного уничтожения человеческих жизней во время второй мировой войны, он метафорически называет его «машиной смерти».

Отточенный до автоматизма «механизм» убийства людей в фашистской Гер мании сравнивается автором с механическим процессом на производстве, где нет места чувствам, эмоциям. Метафорический образ бездушного механизма экспрессивно характеризует «машину нацизма и фашизма», где человеческая жизнь обесценивается, и нет места общечеловеческим ценностям, таким как жизнь и свобода. Фашистский режим сам по себе «решает», кто должен быть уничтожен, и под эту «машину уничтожения» может попасть любой.

Проведем анализ следующего примера.

2. Ein Offizier trat auf die Gruppe zu, musterte erstaunt den staub- und schwei bedeckten Leutnant, der ohne Koppel und ohne Mtze war, und nun erkannte He gemller, da die Henkersknechte alle betrunken waren [Bll, 1990. S. 13].

Тема войны обнаруживается в метафоре die Henkersknechte, представляю щей собой сложносоставное слово. Обратимся к словарной дефиниции двух непосредственных составляющих данной метафоры der Henker и der Knecht.

Анализ словарной дефиниции позволяет выявить потенциальные лексические значения слова der Henker: der Scharfrichter (der mit der Schrfe des Schwertes Richtende), ein besonderer Beruf, vollstreckt seit dem Mittelalter die Todesstrafe;

heute wird synonym dazu die Bezeichnung Henker verwendet (ursprnglich der Vollstrecker einer Hinrichtung durch «Henken»). Zu den direkten Aufgaben eines Henkers gehrte die eigentliche Hinrichtung und die Folter zur Gestndniserzwin gung als Teil des Gerichtsverfahrens. Auch fr die Durchfhrung von Krper- und Ehrenstrafen war er zustndig. Daneben musste er auch oft weitere unangenehme und gechtete Aufgaben bernehmen z. B. die Kloakenreinigung, das Abschnei den und das Bestatten von Selbstmrdern oder die Aufsicht ber die Prostituierten.

Das Amt des Henkers wurde mit dem des Abdeckers zusammengelegt: Die Tier krperverwertung sorgte fr das finanzielle Auskommen des Scharfrichters, und die Abdecker-Gehilfen konnten bei einer Hinrichtung assistieren und wurden als Henkersknechte bezeichnet [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Эн циклопедия. Режим доступа: www. Wikipedia.com].

Рассмотрим вторую составляющую данной метафоры der Knecht. Ком плексный анализ словарной дефиниции позволяет выявить потенциальные лексические значения данного слова: Ein Arbeiter in einem landwirtschaftlichen Betrieb, ein in Deutschland aussterbender Beruf. In der Vergangenheit gab es im Haushalt den Hausknecht, im Gewerbe den Holzknecht, Fuhrknecht, Mhlenknecht (Mhlknappen) usw. Im Kriegswesen kannte man den Edelknecht, Waffenknecht und Landsknecht. Im Mittelalter gab es den Henkersknecht, der die Todesstrafe vollstreckte [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Энциклопедия. Ре жим доступа: www. Wikipedia.com].

К дифференциальным семантическим признакам лексемы der Henker мож но отнести Hinrichtung, Folter, Todesstrafe;

к интегральным семантическим признакам – Beruf, Mittelalter.

К дифференциальным семантическим признакам лексемы der Knecht от несем Arbeiter, Haushalt, Gewerbe;

к интегральным семантическим признакам – Beruf, Mittelalter.

На основе общих семантических признаков метафорического выражения «Henkersknechte» проводим следующую его интерпретацию. Источником ме тафоризации в данном примере является «особая» профессия Средневеко вья, а именно профессия палача;

нацисты, верно преданные Гитлеру, входят в сферу-мишени метафоризации ГИТЛЕРОВСКАЯ ГЕРМАНИЯ. Образ слу ги палача или даже «живодера» проецируется автором на солдат и офицеров нацистской Германии, Гитлер же выступает «палачом», который руководит процессом «казни». Равнодушие и бесчеловечность, с которой палачи и их по мощники отнимали жизни людей во времена Средневековья, характеризуют также жестокую деятельность сторонников фашистского режима. Офицеры и солдаты Третьего Рейха хладнокровно и методично «казнили» тысячи людей, тем самым выполняя как «верные слуги» приказ своего «господина».

Перейдем к анализу следующего примера.

3. Er fhlte die Kraft in sich, mit einem einzigen Blick und einem Wort alle in die Knie zu zwingen, die Menschenmetzger funkelnagelneuen Uniformen, denn er hatte inmitten des roten Nebels von Verwirrung, Angst und Lrm, Gestank und Not etwas Beglckendes gesprt: den leisen Atem Grimschenko, der seine Schulter streifte wie eine Liebkosung in einer anderen Welt [Bll, 1990. S. 15].

В данном примере обнаруживается метафора die Menschenmetzger. Мы определяем составляющую der Metzger как ключевую в данной метафоре и, используя комплексный метод словарных дефиниций, выводим следующие семантические признаки в объеме лексического значения: Ist einer der lteren Handwerksberufe. Der Fleischer beschftigt sich mit der Herstellung oder Verarbei tung von Fleisch- und Wurstwaren fr den Verzehr und arbeitet in einer Fleischerei oder in einem Schlachthof. In Znften oder Gilden organisierte Fleischer wurden im Mittelalter als Knochenhauer bezeichnet [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Энциклопедия Википедия. Режим доступа: www. Wikipedia.com].

Обратимся к рассмотрению второй составляющей данной метафоры - лек семы der Mensch. Комплексный анализ словарной дефиниции позволяет вы явить потенциальные лексические значения данного слова: Ist innerhalb der biologischen Systematik ein hheres Sugetier aus der Ordnung der Primaten (Pri mates);

mit der Fhigkeit zu logischem Denken und zur Sprache, zur sittlichen Entscheidung und Erkenntnis von Gut und Bse ausgestattetes hchstentwickeltes Lebewesen;

Individuum;

Person, Persnlichkeit [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Энциклопедия Википедия, режим доступа: www. Wikipedia.

com].

К дифференциальным семантическим признакам лексемы der Metzger мы относим Beruf, Fleischverarbeitung, Fleischherstellung, Schlachthof.

К дифференциальным семантическим признакам лексемы der Mensch от несем Sugetier, Fhigkeit zu logischem Denken und zur Sprache, Lebewesen, Individuum, Person, Persnlichkeit.

Комплексный анализ обеих составляющих анализируемого метафорическо го выражения не обнаруживает интегральных признаков у лексем der Metz ger и der Mensch. Основываясь на выявленных дифференциальных признаках, проводим следующую интерпретацию данного примера. Метафорический об раз человека, «работающего с мясом», переносится здесь на солдат и офице ров немецкой армии. Эти «мясники» не просто разделывают тушу или ломают кости животных на скотобойне, здесь речь идёт о «сломанных» человеческих жизнях. Монотонное исполнение своих «обязанностей» нацистами жёстко критикуется автором. Стоит отметить, что под «обработкой мяса» нужно по нимать не только физическое насилие над людьми и их убийство, но также и насилие над человеческой душой. Такие ценности как человеческая жизнь, доброта и человеколюбие здесь теряются, они вытесняются другими «цен ностями», «ценностями военного времени» – равнодушием, хладнокровием и злобой.

Рассмотрим следующий пример.

4. Dann glitt die Hand den rmel hinab zu seinem Puls, und whrend Hegeml ler seinen eigenen Puls unregelmig gegen die sanften Finger des Arztes klopfen fhlte, sprach wieder die biedere Stimme: „Gut, Schwester, haben Sie? Und dann also schreiben Sie: Todesursache – na, Hakennase“, und dann lachte die biedere Stimme, whrend die Hnde, die zu der biederen Stimme gehrten, immer noch fast liebevoll Hegemllers Puls fhlten [Bll, 1990. S. 17].

Данное метафорическое выражение представляет собой сложносоставное слово. Комплексный анализ словарной дефиниции лексемы der Haken позво ляет выявить ее потенциальные лексические значения: Ist ein winkelig oder rund gebogenes Stck Metall, Holz oder Kunststoff zum Anhaken, Festhaken von etwas [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Энциклопедия Википе дия. Режим доступа: www. Wikipedia.com].

Комплексный анализ второй составляющей данной метафоры – лексе мы die Nase – позволяет выявить ее потенциальные лексические значения:

Geruchsorgan von Menschen und Tieren, durch das Atemluft ein- und- ausgeatmet wird [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Энциклопедия Википе дия. Режим доступа: www. Wikipedia.com].

К дифференциальным признакам лексемы der Haken отнесем winkelig, rund gebogen, Anhaken, Festhaken.

К дифференциальным семантическим признакам лексемы die Nase отне сем: Geruchsorgan, Menschen, Tiere, einatmen, ausatmen.

Считаем необходимым рассмотреть метафору «Hakennase» как целостною единицу и, обращаясь к методу словарной дефиниции, получаем следующее её значение: eine stark gebogene Nase;

ein beliebtes Identifikationsmerkmal der Juden [Свободная Энциклопедия Википедия. Режим доступа: www. Wikipedia.

com].

Опираясь на проведённый анализ, определяем метафору «Hakennase» как двойную метафору, представляющую собой основу для разделения людей по национальному и религиозному признакам. Данная метафора используется автором намеренно. Известно, что во времена фашизма основным гонениям подвергались последователи иудаизма, а именно евреи. Сложилось мнение, что основным отличительным признаком данного народа является большой нос с горбинкой – Hakennase. Писатель с помощью метафорического упо требления данного слова в контексте даёт читателю возможность понять, что основной причиной расстрела людей и в этот раз стали их вера, и их нацио нальность. Анализируемая метафора, по нашему мнению, представляет со бой яркий пример, в котором антисемитизм и национальная политика находят свое выражение. Здесь очевидным является факт «насильственного» обесце нивания нацистами важнейшей аксиологической максимы – веры. Писатель, несомненно, критикует сторонников Гитлера и как бы говорит о том, что толь ко в «жестокой нацистской машине» стало возможным не только неуважение к чужому вероисповеданию, но и избрание этого самого вероисповедания как главной причины убийства человека.

Перейдем к анализу следующего примера.

5. Ich traf in Ellis Island zwei Emigranten, die ich von frher flchtig kannte.

Wir waren uns ab und zu auf den Etappen der Via Dolorosa begegnet [Remarque, 2010. S. 12].

В переводе с латинского Via Dolorosa буквально значит «Путь Скорби». Это улица в Старом городе Иерусалима, по которой, как считается, пролегал путь Иисуса Христа к месту распятия. На Via Dolorosa находятся девять из четыр надцати остановок Крестного пути Христа. Если православная церковь дела ет основной акцент на Воскресении Иисуса, то католическая на первый план выдвигает Его Страдания и муки, которые Он принял. Остановки – места, где произошел тот или иной эпизод казни. На первых порах их количество было довольно велико, затем неоднократно менялось, то уменьшаясь, то увеличи ваясь, пока в XVII в. не остановилось на четырнадцати. Девять остановок находятся на Via Dolorosa, последние пять внутри церкви Гроба Господня.

В романе «Земля Обетованная» Э.М. Ремарк неоднократно употребляет дан ное выражение метафорически, сравнивая Путь Скорби Создателя со скита ниями беженцев в период Второй мировой войны. Путём проекцирования об раза Скорбного пути Христа на мишень метафоризации – дорогу скитаний военных беженцев, автор даёт свою собственную оценку их мучениям, вы ражает собственное отношение. Каждая новая остановка на пути есть новая надежда на «новую» и, возможно, даже спокойную жизнь;

надежда, которая для многих так и останется несбывшейся мечтой [Свободная Энциклопедия Википедия. Режим доступа: www. Wikipedia.com].

Рассмотрим следующее метафорическое выражение.

6. Sie war geschtzt durch die strksten Bastionen, die das zwanzigste Jahrhun dert kennt: Mauer aus Papier, Passvorschriften und den unmenschlichen Gesetzen einer gleichgltigen Brokratie [Remarque, 2010. S. 9].

В данном примере обнаруживается употребление метафоры-словосочетания, которое распадается на следующие компоненты: die strksten Bastionen, Mauer aus Papier, Mauer aus Passvorschriften, Mauer aus den unmenschlichen Gesetzen der gleichgltigen Brokratie. Моделью первой составляющей данного мета форического выражения die strksten Bastionen является сочетание существи тельного и характеризующего его прилагательного (Ad+N). Модель второй со ставляющей представлена расширенным генетивным словосочетанием Mauer aus Papier, Mauer aus Passvorschriften, Mauer aus unmenschlichen Gesetzen der gleichgltigen Brokratie, в котором обнаруживается метафтонимическая связь.

Метонимической составляющей в данной связи является обобщённое понятие «бюрократия», под которым автор понимает конкретных людей, работающих с бумагами;

метафорический компонент представлен словосочетанием «Mau er aus unmenschlichen Gesetzen». Метафорическая часть метафтонимии Mauer aus unmenschlichen Gesetzen включает в себя перенос с денотата, обозначаю щего объект строительства на денотат из области юриспруденции. Два имени прилагательных – unmenschlich и gleichgltig – подчеркивают сущность фа шистского режима.

Мы определяем лексемы die Mauer и die Bastionen как ключевые состав ляющие данного метафорического выражения.

Комплексный анализ словарной дефиниции позволяет выявить потенциаль ные значения лексемы die Mauer: Etwas aus Steinen od. Beton, das ein Gebiet begrenzt und nur schwer zu erschttern ist;

eine Mauer als Teil eines Hauses o..

Wand;

feindliche od. negative Gefhle mehrerer Menschen: gegen eine Mauer von Hass anrennen;

die Mauer des Misstrauens, des Schweigens, der Angst durch brechen;

Sport (beim Fuball od. Handball) mehrere Spieler, die sich bei einem Freisto / Freiwurf zwischen das eigene Tor und den gegnerischen Spieler stel len;

die (Berliner) Mauer – eine Mauer, die von 1961 bis 1989 den stlichen Teil Berlins vom westlichen trennte [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Энциклопедия Википедия. Режим доступа: www. Wikipedia.com].

Рассмотрим второю ключевую составляющую в данном примере. Комплекс ный анализ словарной дефиниции лексемы die Bastion даёт следующие се мантические признаки в объеме лексического значения: Ist Teil einer Festung, die als Verteidigungsstellung dient, um Angreifer je nach taktischer Lage direkt, von der Seite oder von hinten beschieen zu knnen;

der vorspringende Teil an der Mauer einer Festung oder einer Burg;

etwas, das als besonders starker Vertreter von etw. gilt und nur schwer zu erschttern ist [Duden, 1996;

Langendscheidt, 2002;

Свободная Энциклопедия Википедия. Режим доступа: www. Wikipedia.

com].

К дифференциальным семантическим признакам die Mauer отнесем Stein, Beton, Teil eines Hauses;

к интегральным семантическим признакам – schwer zu erschttern.

К дифференциальным семантическим признакам die Bastion отнесем Fe stung, Verteidigungsstellung, Angreifer;

к интегральным семантическим при знакам отнесем schwer zu erschttern.

На основании проведенного анализа словарной дефиниции можно выявить общий семантический признак у лексем die Mauer и die Bastion, что позволя ет нам интерпретировать данную метафору следующим образом. Люди, из мотанные под конец войны бесконечным страхом и чувством безысходности, обретают, наконец, надежду на относительно спокойную жизнь в Америке.

Но для этого им необходимо пройти процедуру оформления бумаг, ассоциа тивно связываемую со стеной. «Стена из бумаг и бесчеловечных законов рав нодушной бюрократии», – называет эту процедуру герой Ремарка.

В нашем сознании, в нашей концептуальной системе слово «стена» фор мирует образ чего-то, что может помешать в достижении цели. Используя в метафорическом выражении слово с семантикой «препятствие», автор пока зывает невозможность обретения спокойного будущего для многих военных эмигрантов, находящихся на острове;

он как бы выстаивает «стену», о кото рую разбиваются надежды, и укрепляет «бастионы», защищающие Америку от ненужного притока эмигрантов.

Таким образом, в ходе проведенного исследования был решен ряд задач.

Анализ термина картина мира в теоретических источниках показал множе ственность подходов к его определению. Отдельно в статье рассматриваются понятия ценностей и ценностных ориентаций, лежащих в основе ценност ной картины мира. Сплошная выборка языковых метафор из произведений Э.М. Ремарка и Х. Бёля с последующим анализом их значений, позволяет нам сделать вывод, что в условиях военных действий происходит определённый «сдвиг» в ценностной картине мира. Социальный катастрофизм является при чиной данного «сдвига», приводит, как следствие, к обесцениванию важней ших аксиологических максим, что находит своё отражение в языковой мета форе.

Библиографический список 1. Беспалова, О.Е. О соотношении художественного и культурного концеп тов (на материале поэзии Н. Гумилева) [Текст] / О.Е. Беспалова // Слово.

Семантика. Текст : сб. науч. тр. – СПб. : РГПУ им. А.И. Герцена, 2002. – С. 89-95.

2. Брутян, Г.А. Язык и картина мира [Текст] / Г.А. Брутян // Научные труды высшей школы. Философские науки. – 1973. – №1. – С. 108-109.

3. Бутакова, Л.О. Проблемы структурирования когнитивной реализации авторского сознания в тексте [Текст] / Л.О. Бутакова // Язык. Человек.

Картина мира : материалы Всерос. науч. конф. (Омск, 27-29 сент. 2000 г.) :

в 2 ч. – Омск : ОмГУ, 2000. – Ч. 1. – С. 51-54.

4. Википедия Свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. – Режим до ступа : www.wikipedia.org (дата обращения : 15.01.2012).

5. Грицанов, А.А. Новейший философский словарь [Текст] / А.А. Грицанов.

– 2-е изд., перераб. и доп. – Мн. : Интерпрессервис Книжный дом, 2001.

– 1280 с.

6. Кубрякова, Е.С. Роль словообразования в формировании языковой карти ны мира. [Текст] / Е.С. Кубрякова // Роль человеческого фактора в языке :

Язык и картина мира. – М. : Наука, 1988. – С. 141-172.

7. Лихачев, Д.С. Концептосфера русского языка [Текст] / Д.С. Лихачев // Русская словесность : Антология. – М. : Академия, 1997. – 165 с.

8. Пименова, М.В. Концептуальные исследования. Термин картина мира в современных лингвистических исследованиях [Электронный ресурс] / М.В. Пименова, О.Н. Кондратьева. – Режим доступа : http://fictionbook.

ru/author/marina_vladimirovna_pimenova/konceptualnyie_ issledovaniya_ vvedenie/read_online.html?page=3 (дата обращения : 15.01.2012).

9. Попова, З.Д. Язык и национальная картина мира [Текст] / З.Д. Попова, И.А. Стернин. – Воронеж : Истоки, 2003. – 60 с.

10. Постовалова, В.И. Картина мира в жизнедеятельности человека [Текст] / В.И. Постовалова // Роль человеческого фактора в языке : Язык и карти на мира. – М. : Наука, 1988. – 215 с.

11. Почепцов, Г.Г. Языковая ментальность : способы представления мира [Текст] / Г.Г. Почепцов // Вопросы языкознания. – 1990. – № 6. – С. 110 122.

12. Рожков, В.В. Метафорическая художественная картина мира А. и Б. Стру гацких (на материале романа «Трудно быть богом») [Электронный ресурс] / В.В. Рожков. – Режим доступа : http://lib.rus.ec/b/190390/read (дата обра щения : 15.01.2012).

13. Рыбальченко, Т.Л. Поиск картины мира в современной прозе [Текст] / Т.Л. Рыбальченко // Картина мира : модели, методы, концепты / под общей ред. проф. З.И. Резановой. – Томск : Изд-во ТГУ, 2002. – 360 с.

14. Серебренников, Б.А. Роль человеческого фактора в языке : Язык и карти на мира [Текст] / Б.А. Серебренников. – М. : Наука, 1988. – 215 с.

15. Словарик [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http://fil.vslovar.org.

ru/772.html (дата обращения : 15.01.2012).

16. Телия, В.Н. Метафоризация и ее роль в создании русской языковой кар тины мира [Текст] / В.Н. Телия // Роль человеческого фактора в языке :

Язык и картина мира / отв. ред. Б.А. Серебренников. – М. : Наука, 1988.

– С.173-189.

17. Фещёнко, О.А. Концепт ДОМ в художественной картине мира М.И. Цве таевой (на материале прозаических текстов) [Текст] : автореф. дис…. канд.

филол. наук : 10.02.01 / О.А. Фещёнко. – Новосибирск, 2005. – 27 с.

18. Чернейко, Л.О. Лингво-философский анализ абстрактного имени [Текст] / Л.О. Чернейко. – М. : Изд-во МГУ, 1997. – 319 с.

19. Яковлева, Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели про странства, времени и восприятия) [Текст] / Е.С. Яковлева // Вопросы язы кознания. – 1994. – № 5. – С. 73-89.

20. Bll, H. Der Geschmack des Brotes, Erzhlungen / H. Bll. – Berlin : Aufbau Verlag Berlin und Weimar,1990. –314 S.

21. Duden. Deutsches Universal Wrterbuch A-Z [Text] / Herausgegeben vom Wissenschaftlichen Rat der Dudenredaktion. – Mannheim;

Wien;

Zrich : Du denverlag, 1996. – 1816 S.

22. Langendscheidt. Langendscheidts Growrterbuch. Deutsch als Fremdspra che [Text]/ Herausgegeben von Professor Dr. Dieter Gtz, Professor Dr. Gn ther Haensch, Professor Dr. Hans Wellmann. – Berlin, Mnchen, Wien, Zrich, New York : Langendscheidt KG, 2002. – 1216 S.

23. OnlineDics [Electronic resource]. – URL : http://www.onlinedics.ru/slovar/ fil/c/tsennosti.html (дата обращения : 15.01.2012).

24. Remarque, E.M. Das gelobte Land / E.M. Remarque. – Kln : Verlag Kiepen heuer & Witsch, 2010. – 445 S.

Е.В. Черняев РУССКИЕ И АНГЛИЙСКИЕ ПОСЛОВИЦЫ ОБ ОТНОШЕНИИ К ТРУДУ В статье рассматриваются русские и английские пословицы, реализующие концепт труда. В ней предпринята попытка осуществить анализ русских и английских пословиц с позиции отношения того и другого народа к труду с це лью выявить общие и специфические черты этнического менталитета.

Ключевые слова : пословицы;

английские и русские;

отношение к труду;

зна чение;

смысл E.V. Chernyaev RUSSIAN AND ENGLISH PROVERBS ABOUT ATTITUDE TO WORK This article is focused on english and russian proverbs. In it attempt is undertaken to carry out analysis of proverbs of both people with position their attitude to work on purpose to reveal the general and peculiar features of ethnic mentality.

Key words: proverbs;

English and Russian;

attitude to work;

meaning Язык, являясь зеркалом культуры, отражает не только реальный мир, реаль ные условия жизни человека, но и общественное самосознание народа, его менталитет, национальный характер, традиции, обычаи, систему ценностей, видение мира. В языковой и речевой идиоматике, т. е. в том слое, который является национально специфичным, воплощается система ценностей, обще ственная мораль, отношение к миру, к людям, к другим народам. Пословицы, поговорки наиболее наглядно иллюстрируют и образ жизни, и географию, и историю, и традиции социума, объединённого одной культурой.

Особый интерес для изучения черт этнического характера представляют паремии, к числу отличительных признаков которых относится метафорич ность общего смысла. Это пословицы и поговорки, обладающие, помимо пря мого, буквального значения, ещё и переносным, отправляющим к этническим особенностям, характерным житейским ситуациям и обстоятельствам.


Давно замечено, что мудрость и дух народа проявляются в его пословицах и поговорках, а знание пословиц и поговорок того или иного народа способ ствует не только лучшему знанию языка, но и лучшему пониманию образа мыслей и характера народа. Это обстоятельство указывает на то, что данный вопрос не является сугубо теоретическим, а имеет также практическую на правленность и должен учитываться при осуществлении межкультурной ком муникации.

Пословицы и поговорки сопровождают людей с давних времен. Такие вы разительные средства, как точная рифма, простая форма, краткость сделали пословицы и поговорки стойкими, запоминаемыми и необходимыми в речи.

Пословицы и поговорки возникли в далёкое время, и уходят своими корня ми вглубь веков. Многие из них появились ещё тогда, когда не было письмен ности. Поэтому правильнее будет сказать, что пословицы и поговорки имеют народное происхождение, что их первоисточник находится в коллективном разуме народа.

А.Н. Афанасьев отмечает, что «пословицы по самой форме своей не под вержены искажению и потому являются памятником издавна сложивших ся воззрений. Пословицы являются главным источником мудрости предков, хранителями памяти и орудием передачи человеческого опыта» [Афанасьев, 1996, с. 15].

На принадлежность пословицы именно к сфере фольклора указывает уст ный характер передачи этих единиц. Уже в самом своем названии пословица содержит непосредственное указание на отношение к устной речи. В.И. Даль рассматривает пословицу как продукт исключительно народной среды обще ния: «Что за пословицами и поговорками надо идти в народ, в этом никто спорить не станет, в образованном и просвещённом обществе пословицы нет.

Готовых пословиц высшее общество не принимает, потому что это картины чуждого ему быта, да и не его язык;

а своих не слагает, может быть, из веж ливости и светского приличия: пословица колет не в бровь, а прямо в глаз»

[Даль, 2003, с. 10].

Пословицы и поговорки, являясь частью культуры данного народа, всегда оставались и останутся актуальными. В любое время пословицы и поговорки будут характерной чертой данного народа, объектом внимания и исследова ния.

Тенденцию исследования пословично-поговорочного фонда как своеобраз ного хранилища сведений о народной жизни, некоего зеркала, отражающе го не только быт, но и историю, верования, обычаи, обряды русского наро да, можно проследить по работам учёных именно XIX в. – И.М. Снегирёва, П. Рыбникова, Ф.И. Буслаева, И.Д. Белова и др.

Наряду с фольклористским, литературоведческим, собственно лингвисти ческим подходами к исследованию пословиц и поговорок в XX в. возник ещё один, лингвокультурологический, который, в принципе объединил в их в еди ное видение данного лингвистического феномена. Пословицы и поговорки оказались интересны исследователям в аспекте воплощения в них как устой чивых фразах народной психологии и философии, того, что В. Гумбольдт в своё время назвал народным духом, духовной самобытностью.

«В основе лингвокультурологии лежит изучение кумулятивной (накопи тельной) функции языка, в которой язык выступает как хранилище и средство передачи внеязыкового коллективного опыта, а наиболее ярко они проявляют ся в пословицах и поговорках» [Маслова, 2001, с. 108].

Постановка проблемы исследования пословиц и поговорок в лингвокульту рологическом аспекте стала возможной в связи со становлением теории линг вострановедения, введением понятия культурный компонент значения, кото рое представлено в работе Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова [Верещагин, 1979, с. 25].

Лингвокультурологическй анализ пословиц и поговорок неразрывно связан с внешними факторами: с историей страны, её культурой, бытом и т. д. Ис следование пословиц и поговорок в лингвострановедческом аспекте помогает уточнить, а в ряде случаев установить дополнительные смысловые оттенки пословиц с национально-культурной семантикой.

Между тем, учитывая, что пословицы и поговорки заключают в себе свод народной опытной премудрости, имеет смысл проанализировать весь этот свод с точки зрения, содержащейся в нём информации, или, по крайней мере, выявить главные его составляющие и рассмотреть основные отражённые в нём концепты.

Пословицы и поговорки реагируют на все явления действительности, от ражают жизнь и мировоззрение народа во всём многообразии, они переда ют бытовые, социальные, философские, религиозные, морально-этические, эстетические народные взгляды. Главное назначение пословиц – давать на родную оценку объективных явлений действительности, выражая тем самым мировоззрение. И с этой задачей пословицы справляются весьма успешно.

Их тематика поистине безгранична. Они охватывают решительно все стороны жизни человека, самые различные взаимосвязи между разными явлениями действительности.

Однако, следует отличать пословицы от поговорок. Одной из самых замет ных теоретических работ по разграничению понятий пословица и поговорка является типологическая классификация Г.А. Пермякова. В ней указывается, что «пословица – грамматически законченное (имеющее вид предложения) изречение с образной мотивировкой общего значения, т. е. требующее рас ширительного толкования» [Пермяков, 1970, с. 150]. Например, известная русская пословица: «Без труда не вынешь и рыбку из пруда» является закон ченным предложением. Толкование её сводится к тому, что, не потрудившись, никакого дела не сделаешь. И имеет отношение к любому виду деятельности, а не только лишь к рыбной ловле. Это и есть расширительное толкование, ха рактерное для данного типа языковых единиц.

«Поговорка – грамматически незаконченное (не составляющее предложе ния) изречение с образной мотивировкой общего значения» [Пермяков, 1970, с. 155]. Например, седьмая вода на киселе не является законченным предло жением и обозначает дальнего родственника.

Сходные определения можно встретить и в толковых словарях, а также во многих специальных статьях и исследованиях по данному вопросу. В толко вом словаре С.И. Ожегова даётся следующее определение: «пословица – крат кое народное изречение с назидательным содержанием, народный афоризм»

[Ожегов, 1999, с. 568]. Поговорка – это «краткое устойчивое выражение, пре имущественно образное, не составляющее, в отличие от пословицы, закон ченного высказывания» [Ожегов, 1999, с. 530].

М.А. Мещёрякова интерпретирует пословицу как «краткое, законченное, образное изречение обобщающего характера;

поучительное жизненное на блюдение, применимое к самым различным случаям и ситуациям;

малая жан ровая форма фольклора» [Мещёрякова, 2000, с. 34]. Поговорка – меткое об разное выражение, не заключающее в себе обобщающего смысла. Является не законченным выражением, а только его частью. Может быть частью посло вицы, самостоятельным выражением, придающим речи выразительность, или заимствованием из литературного произведения» [Мещёрякова, 2000, с. 35].

Составитель знаменитого словаря русских пословиц В. Даль даёт следую щее определение пословицы: «пословица – коротенькая притча;

сама же она говорит, что голая речь не пословица. Это – суждение, приговор, поучение, вы сказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности. Послови ца – обиняк, с приложением к делу, понятый и принятый всеми. Но одна речь не пословица: как всякая притча, полная пословица состоит из двух частей: из обиняка, картины, общего суждения и из приложения, толкования, поучения;

нередко, однако же, вторая часть опускается, предоставляется сметливости слушателя, и тогда пословицу почти не отличишь от поговорки. Вот примеры полных пословиц: «Во времени пождать, у бога есть что подать»;

«Всякая рыба хороша, коли на уду пошла». Поговорка, по народному же определению, цветочек, а пословица ягодка;

это верно. Поговорка – окольное выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения, но без притчи, без суждения, заключения, применения;

это одна первая половина пословицы. Поговорка заменяет только прямую речь окольною, не договари вает, иногда и не называет вещи, но условно, весьма ясно намекает. Она не говорит: он пьян;

а скажет: «У него в глазах двоится, он навеселе, язык лыка не вяжет, он не свиснет, он закатил за ворот, он по одной половице не пройдет, он мыслете пишет» и пр. Вместо «он глуп» она говорит: «У него не все дома, одной клепки нет, он на цвету прибит, трех не перечтет;

под носом взошло, а в голове и не посеяно» и пр. Замест ровни, дружки говорит она: «Одного поля ягода, одного сукна епанча, одной руки пальцы» и пр. Выражая, например, общее понятие одиночества, поговорка различает состояние это, по всем его отношениям: «Один, как верста в поле;

один, как маков цвет;

один, как золо той перстень;

один, как перст;

один, как порох в глазу;

один, как бухалень (как выпь на болоте), как медведь в берлоге» и пр.» [Даль, 2003, с. 10].

В «Лингвистическом энциклопедическом словаре» пословица определя ется как «краткое, устойчивое в речевом обиходе, как правило, ритмически организованное изречение назидательного характера, в котором зафиксиро ван многовековой опыт народа, имеющее форму законченного предложения, обладающее буквальным и переносным значением, или только переносным»

[ЛЭС, 2002, с. 253].

Longman Dictionary of Contemporary English определяет пословицу следую щим образом: «proverb – a short well-known statement that contains advice about life in general» [LDCE, 2001, р. 323].

М.И. Дубровин прослеживает понятийное содержание термина пословица [Дубровин, 1995, с. 10]:

a) Краткость, лаконичность;

б) пословица – это предложение;

в) пословица – это цитата;

г) пословица уходит своими корнями вглубь веков;

д) пословица отражает правдивые явления;

е) пословица – хранительница мудрости народа.

С.Г. Лазутин так проводит границу между этими понятиями. Приведём его определения пословиц и поговорок. «Пословица – это краткое, нередко рит мизованное изречение, представляющее собой законченное предложение и выражающее определённое умозаключение» [Лазутин, 1990, с. 57].


«Поговорка – широко распространенное образное выражение, метко опре деляющее какое-либо жизненное явление. В отличие от пословиц, к кото рым они близки по своей форме, поговорки лишены прямого поучительного смысла и ограничиваются образным, нередко иносказательным определением какого-либо явления» [Там же].

Пословицы и поговорки являются важнейшим материалом для изучения исторических событий, этнографии, быта и мировоззрения народа. Выдержав оценку временем, они органично слились с речью;

всегда будут украшать её остроумием, способностью метко и точно охарактеризовать всё многообраз ные проявления жизни.

Сравнение пословиц и поговорок разных народов показывает, как много общего имеют эти народы, что, в свою очередь, способствует их лучшему взаимопониманию и сближению. В пословицах и поговорках отражены бо гатый исторический опыт народа, представления, связанные с трудовой дея тельностью, бытом и культурой людей. Правильное и уместное использова ние пословиц и поговорок придаёт речи неповторимое своеобразие и особую выразительность.

В настоящее время существует множество словарей, которые ставят своей целью выявить наиболее употребительные пословицы и поговорки, встречаю щиеся в языке;

раскрыть смысл пословиц и поговорок, имеющих переносное содержание;

показать употребление их в художественной литературе. Сло вари пословиц и поговорок являются самостоятельной лексикографической работой наряду со словарями фразеологизмов и сборниками крылатых слов и выражений. Дело в том, что пословицы и поговорки следует отличать от афо ризмов и крылатых выражений.

По определению Н.Т. Федоренко и Л.И. Сокольской, афоризмы – «краткие, глубокие по содержанию и законченные в смысловом отношении суждения, принадлежащие определённому автору и заключённые в образную, легко за поминающуюся форму» [Федоренко, 1990, с. 125]. Сфера появления и обра щения афоризмов – литературный язык.

В отличие от крылатых выражений, пословицы и поговорки имеют народ ное, как уже отмечалось ранее, а не книжное происхождение. Однако, далеко не всегда удаётся установить, принадлежит ли то или иное выражение опре делённому автору или писатель заимствовал его из народной речи.

Итак, мы представили различные определения пословиц и поговорок, про вели границы между ними, отметили их отличия от афоризмов и крылатых выражений. Нами были выявлены следующие характерные черты пословиц.

1. Краткость.

2. Образность.

3. Законченность.

4. Назидательность, поучительность.

5. Ритмичность (часто).

6. Устный характер передачи.

7. Устойчивость в речевом обиходе.

8. Народное происхождение.

9. Наличие прямого и переносного (или только переносного) значения.

10. Древнее происхождение.

11. Способность хранить опыт и мудрость народа.

12. Оценочное отношение к реалиям жизни.

13. Незначительная вариативность, не нарушающая общего смысла.

Поскольку мировоззрение человека обуславливается его физическим опы том и духовной деятельностью, формирование культурной картины мира име ет тесную связь с языковой картиной. Но путь от внеязыковой реальности к концептосфере этноса и к её словесному выражению не одинаков у разных народов, что обусловлено различиями в истории и условиях жизни этих на родов, развитии их общественного сознания. Соответственно различна и язы ковая картина мира у разных народов.

Предметом наших наблюдений стали русские и английские пословицы, реа лизующие концепт труда. В статье предпринята попытка осуществить анализ русских и английских пословиц с позиции отношения того и другого народа к труду с целью выявить общие и специфические черты этнического ментали тета в этой области.

На основе отобранного нами материала пословицы можно классифициро вать следующим образом. В самую многочисленную группу в русском языке вошли пословицы, репрезентирующие 1. Отношение к труду в общем (положительное либо отрицательное).

В пословицах, выражающих положительную оценку трудовой деятельности, особый акцент делается на важности труда в жизнедеятельности человека:

Без дела жить – только небо коптить;

Труд человека кормит, а лень портит;

Не то забота, что много работы, а то забота как её нет;

Тем не менее, следует отметить тот интересный факт, что в пословице:

«На себя работать не барщина» носитель языка отмечает, что работать на себя, а не, как говорится в одной известной русской поговорке, на того дядю, не так уж и плохо.

Отрицательную оценку труду дают следующие пословицы:

Работа не чёрт, в воду не уйдёт;

Дело не малина, в лето не опадёт;

Что дело, дело не сокол – не улетит;

Дело не голуби, не разлетятся;

Дело не медведь, в лес не уйдёт;

На мир не наработаешься;

Всех дел не переделаешь;

Семантическим ядром приведённых выше пословиц является мысль «всех дел переделать невозможно». Следующий ряд пословиц, по нашим наблюде ниям, отражает суждение, что работа не приносит больших богатств. Думаем, это потому, что стяжательство и нажива никогда не были составной частью менталитета русского человека, не отражали его отношения к жизни, и к тру ду в частности, как неотъемлемой её части.

Работа молчит, а плеча кряхтят;

От работы (сохи) не будешь богат, а будешь горбат;

От трудов праведных не нажить палат каменных;

Из топора не богатеют, а горбатеют;

Заработали чирей да болячку да третий горб.

Кроме того, в группе с отрицательной оценкой показано, что труд несёт ещё и болезни, недуги (чирей, болячки, горб и т. д.).

Ряд русских и английских пословиц имеют смысл, который может быть обозначен как 2. «Высокий результат даётся качественным трудом»:

Глубже пахать – больше хлеба жевать;

Как потопаешь, так и полопаешь;

Кто мелко заборонит, у того рожь мёлка;

Без труда не вынешь и рыбку из пруда;

Делай как-нибудь, так никак и не будет;

Пашешь – плачешь, жнёшь – скачешь;

Посеяно с лукошко, так и выросло немножко;

Свесив руки (сложа руки), снопа не обмолотишь.

Английские пословицы со схожим значением:

No sweet without sweat [Ничего сладкого без пота];

Nothing to be got without pains [Ничего не достигнешь без боли];

He that would eat the fruit must climb the tree [Тот, кто хочет съесть фрукт, должен сначала залезть на дерево];

He who would search for pearls must dive for them [Тот, кто ищет жемчуг, дол жен нырять за ним].

Как мы можем видеть из приведённых примеров, представители, как рус ской, так и английской культуры отмечают, что существует прямая зависи мость между качеством труда, приложенным усилиям и его результатом. Сле дующая английская пословица добавляет к этому, что результат труда зависит и от профессионализма: As the workman so is the work [Каков мастер, такова и работа].

При этом если в группе русских пословиц обильно представлены различ ные реалии и процессы сельскохозяйственного труда (пахать, боронить, жать, сеять, лукошко, сноп, молотить), то в английских пословицах они выражены не так ярко.

Оба народа, так или иначе, оценивают:

3. Роль орудий труда в трудовом процессе. Высокая оценка в большей сте пени характерна для пословиц русского народа, в то время как в английских пословицах в центре внимания систематичность трудового процесса. Можно выделить следующие группы значений:

а) роль орудий труда в достижении цели (такая оценка в большей степе ни характерна для пословиц русского народа):

Без веретена пряжи не спрядешь;

Без косы сена не накосишь;

Без снастей только блох ловить;

Топор одевает, топор обувает;

Худая снасть и отдохнуть не даст.

б) без орудий труда нет трудового процесса:

Без клещёй кузнец, что без рук;

Без топора не плотник, без иглы не портной;

Кабы не клин да не мох, так бы плотник издох.

Пословицы английского языка:

What is the workman without his tools [Что за работник без своих инструмен тов];

A good workman doesn't quarrel with his tools [Хороший мастер не ссорится со своими инструментами].

в) состояние орудий труда есть показатель отношения человека к труду:

У плохого мастера такова и пила;

У кого больно чист инструмент, тот плохой мастер.

Английские пословицы:

A bad workman always blames his tools [Плохой работник всегда обвиняет свои инструменты];

A bad shearer never had a good sickle [У плохого стригаля никогда не было хороших ножниц].

В английских пословицах отмечается:

4. Систематичность трудового процесса:

Feather by feather a goose is plucked [Пёрышко за пёрышком – и гусь ощи пан];

If at first you don’t succeed, try, try, and try again [Если сначала ты не преу спел, пробуй, пробуй, пробуй ещё].

В русском языке данное значение представлено в пословице Терпение и труд всё перетрут.

В английском языке представлены также пословицы, имеющие глубинный смысл:

5. «Не достигнет результата тот, кто боится грязной работы»:

A cat in gloves catches no mice [Кот в перчатках мыши не поймает].

В русском языке не обнаружено языковых соответствий, хотя целый ряд русских пословиц выражает желание избежать чёрной работы:

Хорошо бы орать (пахать) да рук не марать;

Нам бы так махать, чтобы мозолей не набивать и т. п.

Содержательные пословичные эквиваленты обнаружены в выделенной нами группе:

6. «Этапы трудового процесса»:

Лиха беда начало;

Хорошее начало полдела откачало;

Конец венчает дело (англ. The end crowns the work);

Кончил дело, гуляй смело;

Конец – всему делу венец.

Английские пословицы:

A good beginning is half the battle [Хорошее начало – половина битвы];

A good beginning makes a good ending [Хорошее начало совершает и хоро ший конец].

В русских и английских пословицах часто предметом становится:

7. Порицание лени в работе, например:

Ехал бы воевать, да ленив вставать;

Послал Бог работу, да отнял чёрт заботу.

Английские эквиваленты:

By doing nothing we learn to do ill [Ничего не делая, мы учимся плохому];

An idle brain is the devil’s workshop [Праздная голова – мастерская дьявола].

Оба народа отрицательно оценивают:

8. Поспешность в работе.

Русские пословицы:

Поспешишь – людей насмешишь;

Поспешность нужна только при ловле блох;

Скоро только блох ловят.

В английском языке это значение реализуется в следующих пословицах:

Nothing to be done hastily but killing of fleas [Ничего не следует делать по спешно, кроме ловли блох];

Hasty climbers have sudden falls [Спешащие люди часто падают];

Haste make waste [Поспешность совершает трату];

Make haste slowly [Заставь спешить медленно].

Языковые эквиваленты были обнаружены и в выделенной нами группе по словиц, реализующих значение 9. «Добросовестное отношение к труду».

Русская пословица:

Не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня.

Английский эквивалент:

Never put off till tomorrow what you can do today [Никогда не откладывай на завтра то, что можешь сделать сегодня]. Следует отметить, что пословица эта, совпадающая по смыслу в обоих языках, применима не к труду лишь только, а к любому виду деятельности вообще.

Как положительную оценку трудовой деятельности можно классифициро вать и группу пословиц, реализующих значение.

10. «Предпочтительность труда удовольствию». Это значение представ лено в русской пословице Делу время, а потехе час.

В английском языке это значение реализуется в пословицах:

Business before pleasure [Работа вперёд удовольствия];

In the morning mountains, in the evening fountains [Утром горы, вечером фон таны].

Значение 11. «Мастер-профессионал никогда не имеет продуктов своего труда» реализовано в пословицах обоих народов, хотя на наш взгляд, значе ние это перекликается с уже заявленным «От трудов праведных не нажить палат каменных».

В русском языке это пословицы:

Сапожник ходит без сапог;

Санник да колесник (тележник), а выехать не на чем;

Не проси у кузнеца угольев.

Английские пословицы:

None more bare than the shoemaker’ s wife [Никто не бос так, как жена сапож ника];

The shoemaker’s wife is the worst shod [Жена сапожника обута хуже всех];

Ever busy, ever bare [Всегда занят, всегда гол].

Примечательно, что и русские, и английские народы классифицируют 12.

Трудовую деятельность как необратимый процесс. Такое значение пред ставлено в русских пословицах:

Сделанного не воротишь;

Что сделано, то сделано;

Что сделано, того не переделаешь.

Это значение реализовано и в английской пословице What’ s done cannot be undone [Что сделано, то не может быть переделано].

И вновь заметим, что данные пословицы применимы и к другим видам дея тельности людей.

В обоих языках нашло свое отражение:

Значение 13. «Право в труде на ошибку».

В русском языке это пословица: «Не ошибается тот, кто ничего не делает».

В английском языке это значение представлено следующими паремиями:

He who makes no mistakes, makes nothing [Тот, кто не ошибается, ничего не делает];

He is lifeless who is faultless [Тот безжизненен, кто безвинен].

Значение 14.«Точность в работе» реализуется в следующих английских пословицах:

Score twice before you cut once [Отмерь дважды и отрежь один раз];

Measure the cloth ten times, thow canst cut it but once [Отмерь ткань десять раз, прежде чем отрезать].

В русском языке распространена пословица: «Семь раз отмерь и один от режь».

Безусловно, приведённый список нельзя считать исчерпывающим. Один народ подмечает одни грани рассматриваемого нами процесса, другой – иные, часто перекликаясь в своей оценке. Если пословицы представляют собой зна ки и модели различных типовых жизненных ситуаций, то, очевидно, отсут ствие в языке паремий на определённую тематику свидетельствует о том, что данная ситуация не является типичной для носителей данного языка, либо не была ещё замечена представителями культуры, возможно потому, что не явля ется значимой для них.

Концепт труда в языковой картине народа является лишь одной из много численных составляющих и, соответственно, не может отразить всей её пол ноты. Подобное сопоставление, однако, заставляет думать, что русская язы ковая личность, так же как и английская, выражает то или иное отношение к труду, репрезентируя его в пословицах. Это обстоятельство говорит о том, что труд занимает значительное место в жизни обоих народов.

Библиографический список 1. Аникин, В.П. Русские народные пословицы, поговорки, загадки и дет ский фольклор [Текст] / В. П. Аникин. – М. : Учпедгиз, 1957. – 250 с.

2. Аникин, В.П. Русское устное народное творчество [Текст] / В.П. Аникин.

– М. : Высш. шк., 2001. – 270 с.

3. Архангельский, В.А. Устойчивые фразы в современном русском языке :

основы теории устойчивых фраз и проблемы общей фразеологии [Текст] / В.А. Архангельский. – Ростов-н/Д. : Изд-во Ростовского ун-та, 1964. – с.

4. Афанасьев, А.Н. Происхождение мифа [Текст] / А.Н. Афанасьев. – М. :

Высш. шк., 1996. – 150 с.

5. Буковская, М.В. Словарь употребительных английских пословиц [Текст] / М. В. Буковская, С.И. Вяльцева, З.И. Дубянская [и др.]. – М. : Просвещё ние, 1985. – 234 с.

6. Верещагин, Е.М. Язык и культура. Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного [Текст] / Е.М. Верещагин, В.Г. Костома ров. – М. : Высш. шк., 1979. – 250 с.

7. Гварджаладзе, И.С. 500 английских пословиц и поговорок [Текст] / под ред. И.С. Гварджаладзе, А.Л. Гильбертона, Т.Г. Кочинашвили. – М. : Изд во лит-ры на ин. яз., 1960. – 32 с.

8. Гуревич, П.С. Культурология [Текст] / П.С. Гуревич. – М. : Гардарики, 2003. – 253 с.

9. Даль, В.И. Пословицы русского народа [Текст] / В.И. Даль. – М. : Эксмо, 2003. – 616 с.

10. Дубровин, М.И. Английские и русские поговорки в иллюстрациях [Текст] / М.И. Дубровин. – 2-е изд. – М. : Просвещёние, 1995. – 349 с.

11. Жуков, В.П. Словарь русских пословиц и поговорок [Текст] / В.П. Жуков.

– М. : Рус. яз., 1998. – 544 с.

12. Жуков, В.П. Семантика фразеологических оборотов [Текст] / В.П. Жуков.

– М. : Просвещёние, 1978. – 157 с.

13. Зимин, В.И. Словарь-тезаурус русских пословиц, поговорок и метких вы ражений [Текст] / В.И. Зимин. – М. : АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2008. – 736 с.

14. Ковшова, М.Л. Как с писаной торбой носиться : принципы когнитивно культурологического исследования идиом [Текст] / М.Л. Ковшова // Фра зеология в контексте культуры / М. Л. Ковшова. – М. : Языки русской культуры, 1999. – 173 с.

15. Колесов, В.В. Язык и ментальность [Текст] / В.В. Колесов. – СПб. : Петер бургское Востоковедение, 2004. – 240 с.

16. Кузьмин, С.С. Русско-английский фразеологический словарь переводчи ка [Текст] / С.С. Кузьмин. – М. : Флинта : Наука, 2001. – 776 с.

17. Кунин, А.В. Курс фразеологии английского языка [Текст] / А.В. Кунин. – М. : Высш. шк., 1986. – 336 с.

18. Лазутин, С.Г. Русские народные лирические песни, частушки и послови цы [Текст] / С.Г. Лазутин. – М. : Высш. шк., 1990. – 250 с.

19. Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / под ред.

В.Н. Ярцевой. – М. : Большая Российская энциклопедия, 2002. – 709 с.

20. Литвинов, П.П. Англо-русский фразеологический словарь с тематической классификацией [Текст] / П.П. Литвинов. – М. : Яхонт, 2000. – 448 с.

21. Максимов, С.В. Крылатые слова и выражения русского народа [Текст] / С.В. Максимов. – М. : ЭКСМО-Пресс, 2001. – 512 с.

22. Маслова, В.Л. Лингвокультурология [Текст] / В.Л. Маслова. – М. : Акаде мия, 2001. – 208 с.

23. Мещёрякова, М.А. Литература в таблицах и схемах [Текст] / М.А. Мещё рякова // Домашний репетитор. – М. : Айрис, 2000. – 60 с.

24. Модестов, В.С. Английские пословицы и поговорки и их русские соот ветствия [Текст] / В.С. Модестов. – М. : Рус. яз., 2004. – 469 с.

25. Мокиенко, В.М. Вглубь поговорки [Текст] : рассказы о происхождении крылатых слов и выражений / В.М. Мокиенко. – СПб. : Азбука-классика, 2005. – 250 с.

26. Мокиенко, В.М. Учебная идеография и учебная фразеология [Текст] / В.М. Мокиенко // Лингвострановедческий аспект в преподавании русско го языка как иностранного. – М. : Просвещёние, 1984. – 252 с.

27. Никитина, С.Е. Устная народная культура и языковое мышление [Текст] / С.Е. Никитина. – М. : Наука, 1994. – 189 с.

28. Ожегов, С.И. Толковый словарь русского языка : 80 000 слов и фразеоло гических выражений [Текст] / С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. – М. : Азбу ковник, 1999. – 944 с.

29. Пермяков, Г. А. От поговорки до сказки (заметки по общей теории клише) [Текст] / Г.А. Пермяков. – М. : Наука, 1970. – 240 с.

30. Подюков, И.А. Народная фразеология в зеркале народной культуры [Текст] / И.А. Подюков. – Пермь : ПГПИ, 1990. – 127 с.

31. Путилов, Б.Н. Фольклор и народная культура [Текст] / Б.Н. Путилов. – СПб. : Наука, 1994. – 238 с.

32. Русские пословицы и поговорки [Текст] : учеб. словарь / сост. В.И. Зимин.

– М. : Школа-Пресс, 1994. – 320 с.

33. Серебренников, Б.А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и мышле ние [Текст] / Б.А. Серебренников. – М. : Наука, 1988. – 244 с.

34. Снегирёв, И.М. Словарь русских пословиц и поговорок. Русские в своих пословицах [Текст] : словарь / И.М. Снегирёв. – Н. Новгород : Рус. купец, 1996. – 624 с.



Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.