авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 ||

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Иркутский ...»

-- [ Страница 15 ] --

35. Телия, В.Н. Русская фразеология в зеркале национального менталитета (от мировидения к миропониманию) [Текст] / В.Н. Телия // Русская фра зеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. – М. : Языки русской культуры, 1996. – С. 238-269.

36. Телия, В.Н. Культурная коннотация как способ воплощения культуры в языковой знак (методологические проблемы) [Текст] / В.Н. Телия // Рус ская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультуроло гический аспекты / В.Н. Телия. – М. : Языки русской культуры, 1996. – С. 214-237.

37. Тер-Минасова, С.Г. Язык и межкультурная коммуникация [Текст] / С.Г. Тер-Минасова. – М. : Слово / Slovo, 2000. – 264 с.

38. Федоренко, Н.Т. Афористика [Текст] / Н.Т. Федоренко, Л.И. Сокольская.

– М. : Наука, 1990. – 250 с.

39. Фелицына, В.П. Русские пословицы, поговорки и крылатые выражения [Текст] : лингвострановедческий словарь / В.П. Фелицына, Ю.Е. Прохо ров. – 2-е изд., испр. и доп. – М. : Рус. яз., 1988. – 272 с.

40. Хроленко, А.Т. Основы лингвокультурологии [Текст] / А.Т. Хроленко. – М. : Флинта : Наука, 2004. – 184 с.

41. Яранцев, Р.И. Русская фразеология. Словарь-справочник: около 1 фразеологизмов [Текст] / Р.И. Яранцев. – М. : Рус. яз., 2001. – 845 с.

42. Collins, V.H. A book of English Proverbs / V.H. Collins. – Greenwood press, 1974. – 536 р.

43. Longman Dictionary of Contemporary English. – London : Oxford press, 2001. – 530 р.

44. Longman Dictionary of English Idioms. – London : Oxford press, 1996. – 432 р.

К.Б. Юсифова ВИДЕНИЕ НАД ВЕДЕНИЕМ В данной статье осуществлена попытка определить особенности видения в художественном мире Ивана Жданова. Ведение не осуществимо без видения.

Однако видение является главенствующим над ведением.

Ключевые слова: видение;

ведение;

переживаемое «Я»;

осознаваемое «Я»;

«общая история»;

воскрешение;

воскресение K.B. Yusifova SEEING OVER KNOWING In the article an effort is made to determine the peculiarities of seeing in Ivan Zhdanov’s artistic world. Knowing can’t come to life without seeing. However, seeing prevails over knowing.

Key words: seeing;

knowing;

experienced «ego»;

perceived «ego»;

«common history»;

rebirth;

rise Чем отличается видение от ведения? В статье «Измерение и анализ пре красного» находится ответ на этот вопрос: «Есть два таких слова, как веде ние и видение. Эти слова – близнецы-братья. Одно не существует без друго го. Первое слово – ведение от ведать. Ведун. Сведущий. Человек знающий.

Второе слово – видение. Думается, что в этой двойке слово видение глав ное. Управляющее, руководящее ведением. Каков же смысл слова видение?

В средневековье неслучайно ему придавали важное значение. Видение – вос приятие мира. Внешнего окружения человека. Но это слово вбирает и другой смысл. Видение – как явление незримого, становящегося видимым, осязае мым. Видение включает в себя внутреннее зрение, которое обозревает и то, что является перед глазами, и то, что проявляется в жизни, в реальности. Под внешней жизнью любого явления течёт внутренняя, не всеми зримая жизнь.

И внешняя жизнь есть итог внутренней жизни. Человек непосредственно не может видеть это невидимое. Он может чувствовать и постигать с помощью искусства. Прочувствованное, воспринятое, осязаемое превращает скрытое, внутреннее в видимое. Вот в чем смысл видения и отличия его от ведения.

Ведение – оформленное, отвердевшее, остановившееся» [Антипьев, 2011, с. 342-343].

В творчестве Ивана Жданова отражается главенство видения над ведением.

Человек в его художественном мире – человек, не ведающий, не знающий, а через чувствование мира и себя в мире открывающий в себе внутреннее зрение.

Моего «Я» до меня, до моего рождения точно не было, после меня от него останется столько (и настолько), сколько хватит у него общей истории хотя бы с кем-либо, если не только с тем, с Кем имеет мою совесть [Жданов, 2005, с. 151]. Понимание автором совести индивидуально: весть, совместная с твоим абсолютным собеседником, с создателем твоей души. В одной толь ко попытке определить исток подлинного существования «Я» содержится не определённость.

Общая история «Я» с кем-то или чем-то, не входящим в зону биологиче ских, социальных, духовных и прочих интересов «Я», составляет основу бытия «Я». Но достаточно ли для совершения этого бытия общей истории «хотя бы с кем-либо»?

В стихотворении «Крещёние» ощущение собственного отсутствия, остро переживаемое «я», вызывает закономерную потребность самоопределения.

Душа идет, на нет, и небо убывает, и вот уже меж звезд зажата пятерня.

О, как стряхнуть бы их! Меня никто не знает.

Меня как будто нет. Никто не ждет меня.

Торопятся часы и падают со стуком.

Перевернуть бы дом – да не нащупать дна.

Меня как будто нет. Мой слух ушел за звуком, но звук пропал в ночи, лишая время сна.

…Нащупать бы себя. Я слухом ночь тревожу, но нет, притихла ночь, не верит, ни на грош.

И где-то на земле до моего рожденья, до крика моего в мое дыханье вник послушный листопад, уже мое спасенье.

Меня на свете нет. Он знает: будет крик.

[Там же. С. 27-28].

Нащупывание себя – часто повторяемый мотив в художественном мире Ива на Жданова. Вслушивание в звук извне – попытка обнаружить мир в себе.

Если что и остается «стационарным», так это стремление понять себя и мир. И что такое мир в смысле сторонности, отторгнутости, абстрагирован ности от человека? Если сознание способно абстрагироваться от своего «Я», и это «Я» может находиться в любой точке пространства тела, то почему бы этому «Я» не обнаружиться не только тогда, когда пространство тела испы тывается болью или чем-то противоположным, но и когда этому испытанию подвергается пространство, как будто с телом не связанное? Так оно и проис ходит в том случае, когда «Я» способно отождествиться с другим человеком (материнство, любовь, сострадание) или территорией (Родина, край, земля) [Жданов, 2005, с. 39].

Выделенное как будто в приведённом высказывании Ивана Жданова зву чит парадоксально. Не допускает ли оно возможности изначальной включён ности мира внутрь «Я» (до моего рожденья, до крика моего в мое дыханье вник послушный листопад) в стихотворении «Крещёние»?

В стихотворении «Стоишь одна у входа в этот лес» «Я» пытается обрести себя через воплощение в природном мире, обретение зрения его глазами, что бы через эту непричастную причастность услышать отзвук жизни в самом себе (не так ли сердце взвешивает стук?).

Лицо дождя, заплаканное в день, когда он шел, теперь уж просветлело – его глазами смотришь ты на ветви.

Ты входишь в куб, зеркальный изнутри, где птичья ночь шуршит в его объеме и прошлогодний снег щекочет губы.

Как смертный звук, пробившийся из тьмы, ещё незримо, но уже знакомо.

Не так ли сердце взвешивает стук?

[Там же. С. 17-18].

Мир внутри «Я» появляется в стихотворении «Контрапункт» через проти востояние «Я» этому появлению. Контрапункт – звучание равноправных про тивоположностей. Два равноправных голоса звучат в стихотворении, резко контрастируя между собой.

Первый – голос сопротивления проникновению мира внутрь «Я». Он звучит с интонацией приказа, пытающейся установить свою отделённость от мира.

Останься, мир, снаружи, стань лучше или хуже, но не входи в меня!

Происходит максимальное отстранение от мира через выражение безучаст ности к судьбе мира (стань лучше или хуже).

Неожиданно появляется второй голос – повелительный тон переходит в тон смирения, в котором голос своего «Я» становится едва слышимым (себя сведу на нет).

Я стану ветром в челке и там, внутри иголки, как в низенькой светелке, войду в погасший свет, себя сведу на нет.

Но стоит уколоться кому-нибудь, как вдруг свет заново прольется, и мир во мне очнется, и шевельнется звук.

Самоотстранение «Я» открывает возможность движения: появляется свет, просыпается мир внутри «Я», оживает звук, становится слышимым. Раство рение «Я» в мире оказывается достижимым только при движении навстречу миру. Иголка, потерявшаяся в стоге сена, – метафора человека, растворивше гося в мире.

Но, преклонив колена в предощущенье плена, иголку в стоге сена мне не найти.

[Жданов, 2005, с. 30-31].

Оба голоса звучат в равноправии, так как существуют и возможность, и ограничение возможности быть как отделённым от мира, так и слившимся с ним.

Многозначность дважды появляющегося слова «плен» отражает неодно значное чувствование своей растворённости в мире. Первый «плен» явлен как желаемое. «Я» ищет своеобразной «выгоды» для себя – заточенья (Пусть я уйду в иголку, но что мне в этом толку? В ней заточенья нет). Второй – как достижимое растворение, обратной стороной которого может быть и утрата себя в процессе растворения. Поэтому соединяющее «и» переходит в разъединяющее «но»: и мир во мне очнется, и шевельнется звук. Но, прекло нив колена в предощущенье плена, иголку в стоге сена мне не найти.

В стихотворении «Ты, смерть, красна не на миру, а в совести горячей» об наруживается вариация взаиморастворённости «Я» и мира (я в этой ряби рас творюсь и ветер встрепенется в древесном шепоте моем). «Я» наделяется миром, одновременно наделяя мир собой (камни, что мои хранят прикосно венья и в них живут, как в скорлупе).

Рванется в сторону душа, и рябью шевельнется тысячелетняя река из человечьих глаз.

Я в этой ряби растворюсь, и ветер встрепенется в древесном шепоте моем и вспомнится не раз.

Процесс такого наделения – необратимый процесс. Человек – часть тыся челетней истории, и, отправленный в мир для жизни, он не может вычеркнуть (вытравить) себя из этой истории, неизбежно оставляя свой след в мире.

О, если б вправду умереть пришлось мне в то ненастье, то кто послушал бы меня и кто б сумел помочь мне вытравить себя из глаз, пророчащих участье, неумолимых, как и ты, и обращенных в ночь.

Всю память выжечь о себе, сгореть, лишиться крова.

Кричать: забудьте обо мне, меня на свете нет!

…О, если б камни, что мои хранят прикосновенья и в них живут, как в скорлупе, растаяли, как дым!

О, если б все ушло со мной: вся память, все мгновенья, в которых я тебя любил отчаяньем моим!

В этих строках вновь звучит мысль об общности «я» и мира, осознание ко торой приходит через сопротивление этому родству.

Грозит мне каждое окно моим прикосновеньем.

Мне страшно знать, что я себя нигде не обойду.

Я натыкаюсь на себя и там, где не был даже, весь город мною заражен – повержен в колдовство.

[Жданов, 2005, с. 58-59].

В начале пути вещи не равны друг другу, не похожи друг на друга;

у каж дого своё существование, своя сущность. К концу пути они – из одной суб станции, да и внешне почти неразличимы, они праздник подобия, а вместе – целое: небо, свод. Это завершение пути, устремленного вверх. Но с этого мига и внизу, в начале, все начинает светиться родством – и небо переворачи вается. Обратная перспектива: не от точки идут два луча, а к точке два и даже больше, причем начало их пути кажется недоразумением. И вот медведица уже не может существовать без поднимающегося изнутри нее созвездия. Это подлинная, общая история для каждой вещи и для всех вещёй вместе. И не спутать бы только небо каждого предмета с тем, которое видится над голо вой. Оно не только в верху, оно во внутренней приобщенности к космосу [Там же. С. 20-21].

В художественном мире Ивана Жданова «Я» часто испытывает страх пе ред осознанием своей прямой причастности к миру, перед неразличимостью всех вещёй. Порой обнаруживаются парадоксальные выражения этого страха, словно доведённые до предела чувствования (Останься, мир, снаружи, стань лучше или хуже, но не входи в меня …;

Мне страшно знать, что я себя ни где не обойду. Я натыкаюсь на себя и там, где не был даже). Такой страх сви детельствует о неоднозначности чувствования своей включённости в мир.

Образ зеркала – один из центральных образов в поэзии Ивана Жданова.

«Я» в этом мире не знает другого способа увидеть себя со стороны, как стать отражением: «всякий, кто хочет видеть себя со стороны, ищет, прежде всего зеркало» [Жданов, 2005, с. 39].

Как правило, это не всегда такое зеркальное отражение себя, при котором зеркало сводит два «Я» во времени и тут же их разлучает.

Больше того, чем я не был и что я такое, в этом потоке я быть не могу и не стану.

Если уж встретить придется себя – не узнаю:

встреча во времени недалека от разлуки.

Такое отражение – отражение призрака, ушедшего в прошлое и не связан ного с «Я» настоящим. Возникает неразрешимое противоречие между пере живаемым «Я» и осознаваемым «Я».

В каком-то смысле зеркало – твоя посмертная маска, маска того, что уже никогда не вернётся. Словно ты не сам по себе, а отражение самого себя, бес прерывно колеблемое, – и это болезненно, как воскрешение [Там же. С. 71].

Кто ты, увиденный мной? Почему тебе снится тот же единственный сон о незнаемом свете?

Кто ты, неравный себе? Для какой ты науки?

[Там же. С. 118-119].

Переживаемое «Я» не поддаётся осознанию: при любой попытке осознать, вглядеться в увиденное пристальнее оно ускользает в прошлое, потому у осо знаваемого «Я» остаются вопросы без ответов и констатация невозможности остановить мгновение для себя. «Миг, способный к длительности, – уже веч ность, а вечность в качестве остановленного прекрасного мгновения нужно ещё заслужить. И не этические чаянием, а верой, верностью», – размышляет И. Жданов о Фаусте, заклинающем Дьявола остановить мгновение.

Если отраженный в зеркале двойник – всего лишь призрак прошлого, не от крывающий «Я» знания о себе, не позволяющий нащупать себя, то какое же зеркало нужно найти человеку, чтобы обрести это знание?

В художественном мире Ивана Жданова часто возникает образ двойника-не пары. Так в стихотворении «До слова» «Я» видит не своё призрачное отраже ние, а кого-то, чьё время не заключено в ось координат прошлого, настоящего и будущего.

Как будто кто-то спит и видит этот сон, где ты живешь один, не ведая при этом, что день за днем ты ждешь, когда проснется он.

В отличие от видящегося во сне видящий сон не равен самому себе, ото рван от себя длиной сна (сон длинней меня). Сон спящего есть его горчичная тюрьма, из которой он хочет вырваться. Попытка преодоления неравенства самому себе, неполноты своего бытия – основное сюжетное действие в сти хотворении «До слова» (Ты занавес сорвёшь, разыгрывая быт) И вот уже партер перерастает в гору, подножием своим полсцены охватив, и, с этой немотой поддерживая ссору, свой вечный монолог ты катишь, как Сизиф.

Образ горы знаменует возможность перехода в иное состояние, иное чув ствование мира и себя в этом мире. Однако наряду с этой возможностью су ществует и её ограничение. Неслучайно партер перерастает в гору, то есть, в сущности, партер может быть горой, и в то же время гора может быть пар тером (там копающий яму надеется выкопать гору). Вариация ограниченной возможности звучит в появляющемся образе Сизифа, приговорённого богами поднимать на гору тяжёлый камень, каждый раз скатывающийся вниз, едва достигнув вершины. Так образ горы наполняется и другим значением – гора как непреодолимая высота. Возникает коллизия – неразрешимый конфликт, ищущий своего разрешения. Триада «актёр – сцена – драма» приобретает ме тафорическое значение: «Я» прозревает в своём внутреннем пространстве и времени трагизм существования во всей полноте его неустранимой двой ственности.

И тень твоя пошла по городу нагая цветочниц ублажать, размешивать гульбу.

Ей некогда скучать, она совсем другая, ей не с чего дудеть с тобой в одну трубу.

И птица, и полет в ней слиты воедино.

В этих строках явлена вся парадоксальность образа двойника-не пары: тень «Я», но тень, отражающая вовсе не «Я», напротив, очерчивающая отсутствие родства между нецелостным и целостным, подчёркивающая конфликт неце лостного «Я» с самим собой.

Конфликт ищет своего разрешения: «Я» тянется навстречу слову, рождён ному в темноте балаганного внутреннего мира, оно силится открыть в себе иное пространство – пространство свободы, противостоящее пространству тюрьмы.

Но где-то в стороне от взгляда ледяного, свивая в смерч твою горчичную тюрьму, рождается впотьмах само собою слово и тянется к тебе, и ты идешь к нему.

Ты падаешь, как степь, изъеденная зноем, и всадники толпой соскакивают с туч, и свежестью разят пространство раздвижное, и крылья берегов обхватывают луч.

О, дайте только крест! И я вздохну от боли, и продолжая дно, и берега креня.

Я брошу балаган – и там, в открытом поле.

Но кто-то видит сон, и сон длинней меня.

[Жданов, 2005, с. 77-78].

Открытое поле, раздвижное пространство – это, с одной стороны, воз можность обретения своей целостности, преодоления неполноты бытия «Я»

в ином видении мира и себя в этом мире. Открытому полю противопоставлен балаган в полноте своих проявлений – пьяная тоска, кромешная темнота, тряпичные сады, задушенные плодами, жестяной погром, крапленый кавар дак, побитый молью хлам. Наивысшая точка балаганности – смерть. Искус ственный сад, задушенный плодами, – оксюморон, так как мёртвое и плодов никаких не способно дать, разве что таких же мёртвых. Но в то же время от крытое пространство – это и степь, изъеденная зноем… Последняя строка стихотворения (но кто-то видит сон, и сон длинней меня) замыкает открывающееся пространство, как бы вновь возвращая «я»

в ту неполноту бытия, с которой всё началось. Не есть ли тогда «До слова»

– бесконечное ощущение состояния своей неполноты (вечный монолог, мой спор с самим собой в оплот останется немым горам), требующее попыток освобождения от разрозненности? Но и освобождение может оказаться толь ко сном (и сон длинней меня).

Иным образом переживается ощущение двойника-не пары в стихотворении «Попробуй мне сказать, что я фантом».

Попробуй мне сказать, что я фантом и чья-то часть, болящая при этом, а если нет, то чем же болен я?

Что заставляет незнакомым ртом меня вопить и вздрагивать скелетом под тяжестью чужого бытия?

«Я» переживает присутствие в себе другого «Я», при этом передана болез ненность этого состояния (незнакомым ртом вопить и вздрагивать скелетом под тяжестью чужого бытия). Наиболее полно эта болезненность звучит в соединении звуков вздр-. В этом стихотворении двойник не явление из сна, а некто, чью душу «Я» чувствует как свою собственную.

Мне кажется, что плоть моя – часы чужой души, затерянной в страданье, глядящей на себя со стороны.

Через «Я», переживающее в себе другого, другой созерцает себя. В резуль тате между «Я» и другим возникает связь, выражение которое приобретает парадоксальные формы: свой удел, держа моей рукой.

И даже не во сне я вижу вдруг, что мне знакомо в данном человеке, а он мне не встречался никогда… …И мой близнец, отравленный тоской, все ищет мир, не тронутый золой, пытая сущность самого наитья и свой удел, держа моей рукой.

Мне кажется, я слаб на договор.

Но будто кто-то выудил зарок, чтоб край небес со сломанной печатью меня пронзал, как вспышка, как укор.

Кто этот близнец, ищущий мир, не тронутый золой? Чьим фантомом и бо лящей частью может быть переживаемое «Я»? В книге «Воздух и ветер» зву чит полуответ-полувопрос: «Что если ты часть Бога твоего, и она болит, и она фантом?» [Жданов, 2005, с. 171]. Очевидно одно: поиск мира, не тронутого золой, – первостепенная задача и для «Я», если не только для «Я» (свой удел, держа моей рукой). Неоднократно в стихотворении звучит мотив вины (и не куда бежать, как от вины), чувство которой не даёт «Я» оставаться только в пределах зримого для него собственного мира.

Так из глуши пустого рукава рванется жест призыва и погони, сшибая вехи призрачных колонн, и под землей, не помнящей родства, очнется боль натруженной ладони, зарытой до скончания времен.

[Жданов, 2005, с. 102-103].

Край небес, пронзающий «Я» укором, – аллегория напоминания «Я» от его дальнего «пра-я» о причастности «Я» к миру.

Это же напоминание звучит в стихотворении «Холмы». Поэт создаёт про странство взаимопереходящих друг в друга холмов: один из них – свидетель преступленья – казни Христа, второй – свидетель праздника – жертвы Хри ста. Такое сосуществование противоположного – характерная черта художе ственного мира И. Жданова.

И ты видишь в себе, что здесь поминутно совершается праздник и преступленье, и на казнь волокут тропою распутной, начинается подвиг, длится мученье.

Видение в себе – открывшееся внутреннее зрение, прозревание невидимо го, через себя пропущенное событие праздника и преступленья. Это не толь ко выход вовне «Я», не простое безучастное обозрение, а непосредственное участие в подвиге и в мученье. В работе Мерло-Понти «Око и дух» видение определяется следующим образом: «Видение – это не один из модусов мыш ления или наличного бытия «для себя»: это данная мне способность быть вне Самого себя, изнутри участвовать в артикуляции Бытия, и мое «Я» заверша ется и замыкается на себе только посредством этого выхода вовне» [Мерло Понти. Режим доступа: http://lib.rus.ec/b/318959/read].

Уберу ли камень с холма, чтоб где-то на другом холме опустело место, или вырву цветок незрячего цвета, словно чью-то ладонь, отделяя от жеста, или просто в песок поставлю ногу, чтобы там, где камень исчез, забылся, и пропал цветок, неугодный Богу, отпечаток моей ступни проявился?

Подвиг видится в безоружном одиночестве казнённого. Исполняющие казнь злоба, мёртвая маска света, заскорузлость воли, ума хвороба вычеркнуты из этого пространства и времени казни (он – единственный здесь). Тогда чья со вершается казнь на холме, или не «казнит» ли себя исполняющий казнь?

Он стоит, лицо, закрывая руками, в одиночестве смертном, один, убогий, окруженный иудами и врагами, исступленной кровью горя в тревоге.

Или он – единственный здесь, и это сознается им, несмотря на злобу, несмотря на мертвую маску света, заскорузлость воли, ума хворобу?

Праздник – в наделённости одинокого исцелять от одиночества (под его рукою оживает единственность толп и пашен).

Это было бы жертвой: то и другое – подвиг – если он здесь одинок и страшен, или праздник – когда под его рукою оживает единственность толп и пашен.

Эта жертва – и та и другая – в казни обретает залог и долг продолженья.

Растянутость жертвы в вечности подчёркивается невозможностью коснуться жертвы, потому что она совершается внутри, и это происходит поминутно.

Ты, представший с лицом, закрытым руками, опусти свои руки и дай очнуться от твоей несвободы, вбитой веками!

Горек хлеб твой, и жертвы нельзя коснуться.

[Жданов, 2005, с. 105-106].

Основное сюжетное действие стихотворения «Холмы» составляет событие не прекращающегося воскрешения. В творчестве Ивана Жданова воскреше ние и воскресение разведены. В книге «Воздух и ветер» поэт соотносит вос крешение и воскресение, показывая разницу между ними: «Воскрешение – припоминание самого себя, приходящего в сознание тела. Путь к жизни из небытия, взаимное тяготение разорванных кусков плоти, пытающихся стать телом. Воскресение – возвращение посланника к тому, кто его послал, и оно не может произойти никаким иным путем, как через смерть;

здесь путь из бытия через небытие в сверхбытие, вечность. Воскрешение предполага ет соединение двух обломков разломленной таблички. Воскресение в этом не нуждается. Для него табличка остается цельной, потому что расстояния между обломками не существует. Воскрешение – повторение прежнего, вос кресение – обретение другого. Воскрешение может происходить во време ни, которое дано нам для обыденного отсчета (счета здесь и теперь). Воскре сение – происходит всегда и во времени не нуждается, хотя воскресение не враг времени, у него вообще нет врагов, ибо оно есть любовь, оно есть Бог»

[Там же. С. 133].

Парадоксальная мысль звучит в произведении «Клятва» об обретении дру гого. На одну чашу весов Иван Жданов ставит обретение, а на другую – об ладание, и в этом есть необходимая закономерность. Чаша весов должна быть в равновесии: «то, что ты хотел бы иметь, должно быть равно тому, чем ты владеешь». В разрыве от обладаемого не может быть и речи об обретаемом:

«А чем ты владеешь таким, что могло бы сравниться и уравновеситься с тем, что стало теперь незаменимым в своей необходимости, что повергает тебя в соблазн обреченности?» [Жданов, 2005, с. 90].

Обретение Другого не предполагает обладания им, это бесценная ценность.

Авторское понимание обретения звучит следующим образом: «Есть какая то неприкосновенность к тому, чем ты обладаешь. Это какой-то ценностный круг, вступая в который вещь становится неразменной: бесценная ценность … Обретать – это вводить в этот круг что-либо, не нарушая его, потому что теряет ценность не то, что ты выводишь из него, и не сам этот круг, а теряется твоя власть над ним, обесценивается твое обладание» [Там же. С. 91].

Вариация бесценной ценности обретения звучит в стихотворении «Возвра щение».

Что воскресенье? – это такой зазор, место, где места нет, что-то из тех укрытий, что и ножны для рек или стойла для гор, вырванных навсегда из череды событий.

Авторское понимание воскрешения и воскресения предполагает видение некоторой этапности, если так можно выразиться. Если воскрешение – путь к бытию из небытия, а воскресение – путь из бытия через небытие в сверх бытие, вечность, то первичным является воскрешение себя, так как без этого путь к воскресению (если оно, допустим, возможно, говоря словами автора) закрыт. Возможно, тогда объясним смысл иносказания о блудном сыне.

Может, теперь и впрямь дело совсем табак, блудный сын, говорят, возвращался не так:

несказанно, как дождь, не обученный плачу, словно с долгов своих смог получить он сдачу в виде воскресших дней – это такой пустяк.

Благословен, чей путь ясен и прост с утра, кто не теряет затылком своим из виду цель возвращенья и облаков номера помнит среди примет, знавших его обиду.

[Там же. С. 124-125].

И дождь, не обученный плачу, – это, конечно, не дождь… Поэтому возвра щение здесь можно читать как возвращение прежде всего к самому себе.

В художественном мире Ивана Жданова среди предметов, способных от брасывать тени, выделяется один «предмет», который не имеет тени.

Но тени нет у одного предмета, Который и предметом-то назвать Едва ли можно: тени у креста, Настолько свет его соправен солнцу И даже ярче – потому оно Рождает ночь, отбрасывает тень, Как тот фонарь, что погасить забыли В разгаре дня [Жданов, 2005, с. 114-118].

И, конечно, непогашенный фонарь, отбрасывающий тень в разгаре дня, – оксюморон, который только подчёркивает неделимость креста на свою тень.

Крест обладает созидательной силой – рождает ночь. Но есть у креста и другая сила. Крест рождает, и чувство внутренней боли (О, дайте только крест, и я вздохну от боли!) И в то же время то, что снаружи крест, то из нутри окно.

Там, где появляется образ креста, неизменно возникает и его образ-антипод – образ квадрата или куба.

Как душу внешнюю, мы носим куб в себе – не дом и не тюрьма, но на него похожи, как хилый вертоград в нехитрой похвальбе Ахилловой пятой или щитом его же.

Как ни развертывай, не вызволишь креста, выходит лишь квадрат, незримый или чёрный.

[Там же. С. 143-144].

Что такое куб? Куб – это не дом и не тюрьма. Однако дом и тюрьма по хожи на куб. Здесь определяемое становится определяющим. Достаточно парадоксально звучит в этом стихотворении сочетание слов внешняя душа, сравниваемая с кубом внутри «Я». Внешней душой в художественном мире Ивана Жданова обладают оборотни – заведомые мертвецы: «Душа в обыден ном смысле – просто сила жизни. Потому и у оборотня душа внешняя, и сила его, заведомого мертвеца, заемная, отхваченная от чужой жизни» [Там же.

С. 71]. Возникающий в стихотворении образ ахилловой пяты помогает рас крыть неоднозначность образа куба. Как свидетельствует миф, мать Ахилла окунула тело сына в священную реку Стикс, чтобы сделать его неуязвимым.

Но вода не коснулась его пятки, которая осталась единственным уязвимым местом Ахилла, куда он и был смертельно ранен Парисом. Неуязвимость куба (как ни развертывай, не вызволишь креста, выходит лишь квадрат, незри мый или чёрный) ставится под вопрос.

В творчестве Ивана Жданова мир явлен во всём многообразии, во всей своей бесконечности, которой часто противопоставлена ограниченность простран ства куба. Но эта ограниченность не лишена возможности преодоления.

И я, достаточно маленький относительно бесконечного пространства, стою, может быть, только одного кубометра этого пространства. И, кажется, хватит, и куда уж больше, и вроде бы меня не касается всё, что сверх этого кубометра.

Но стоит начать отсекать миллиметр за миллиметром ту часть мира, которая не входит в этот куб, как всё начинает во мне усыхать [Жданов, 2005, с. 71].

«Я» в художественном мире Ивана Жданова осознаёт свою отделённость от мира через видение себя в масштабности мира, но и не может примириться с этой отделённостью, так как чувствует тогда своё небытие (всё начинает во мне усыхать). Однако и вбирание мира в себя может иметь свою обратную сторону, перед которой «Я» так часто испытывает страх, – утрату себя в про цессе соединения с миром. Осознание неустранимой двойственности отноше ний «Я» с миром есть результат пробуждённого в себе внутреннего зрения.

Библиографический список 1. Антипьев, Н.П. Измерение и анализ прекрасного [Текст] / Н.П. Антипьев // Лингвистика и аксиология : этносемиометрия ценностных слов. – М. :

Тезаурус, 2011. – С. 318-360.

2. Антипьев, Н.П. Полифонизм художественной личности : слово и образ, архетип и целостность [Текст] / Н.П. Антипьев // Личность и модусы её реализации в языке. – Иркутск : ИГЛУ, 2008. – С. 108-157.

3. Бычков, В.В. Эстетика [Электронный ресурс] / В.В. Бычков. – Режим доступа : http://lib.rus.ec/b/72169/read#t1 (дата обращения : 20.11.2011).

4. Жданов, И.Ф. Воздух и Ветер. Сочинения и фотографии [Текст] / И.Ф. Жданов. – М. : Наука, 2005. – 175 с.

5. Жданов, И.Ф. Диалог-комментарий пятнадцати стихотворений Ивана Жданова [Текст] / И.Ф. Жданов, М. Шатуновский. – М. : Изд-во ун-та истории культур, 1998. – 88 с.

6. Мерло-Понти, М. Око и дух [Электронный ресурс] / М. Мерло-Понти.

– Режим доступа : http://lib.rus.ec/b/318959/read (дата обращения :

29.11.2011).

Ж.В. Яковлева «ЧЕЛОВЕК СЧАСТЛИВЫЙ» В РЕКЛАМНОМ ДИСКУРСЕ:

ПОДХОД С ПОЗИЦИЙ КОРПУСНОЙ ЛИНГВИСТИКИ Статья посвящена вопросам реализации технологии создания образа «чело век счастливый» как когнитивно-дискурсивного конструкта в рекламе и вы явлению способов дискурсивного моделирования образа «человек счастливый»

в мире вероятной, но не действительной экзистенции путем выборочного ана лиза примеров рекламных сообщений.

Ключевые слова: дискурсивная технология создания имиджа;

рекламный дискурс;

прагматическая ситуация;

неискренний дискурс Zh.V. Yakovleva «A HAPPY PERSON» IN ADVERTISING DISCOURSE: THE APPROACH FORM THE STANDPOINT OF CORPUS LINGUISTICS The article tackles the problems of realization of the image creating technology «a happy person» as a cognitive discourse construct in advertising.

The techniques of discourse creating of the image «a happy person” are revealed in the article by selective analysis of advertising discourse.

Key words: image creating discourse technology;

advertising discourse;

pragmatic situation;

insincere discourse Основываясь на высказывании исследователя массовых коммуникаций М. Маклюна, который утверждал, что «реклама должна звонко и отчетли во выкрикивать свое послание счастья» (реклама – франц. reclame – от лат.

reclamo – «выкрикиваю» – информация о потребительских свойствах това ров и видах услуг с целью создания спроса на них) [ССИС, 1993, с. 522], справедливо было бы предположить, что посланником такой информации должен быть «человек счастливый». Е.С. Анисимова, вслед за Э. Тоффлером, утверждает, что новая задача любого человека – стать и быть счастливым, т. е. следовать стандарту счастья [Анисимова, 2007, с. 32]. А если учесть, что «человек счастливый» является субъектом мира возможного, то сама со бой напрашивается необходимость изучения условности и типологии образа «человека счастливого». Этот образ можно представить на основе описания прагматической ситуации счастья, которая конструируется в рекламном дис курсе равно, как и прагматической ситуации несчастья (в этом случае образ будет вырисовываться от противного) [Плотникова, 2006, с. 87-98]. Объектом нашего исследования является изучение дискурсивной реализации техноло гии создания образа «человека счастливого» в рекламе. Если предположить, что системой ценностных ориентиров современной культуры (как духовной, так и материальной) является поклонение людей успеху и достижениям, ко торые приравниваются к счастью, создание дискурсивного образа «человека счастливого» в рекламе – знак успеха.

Современные рекламодатели активно конструируют прагматическую си туацию счастья для потребителя. В наши задачи входит проанализировать, какой дискурс способен сделать человека счастливым, что является более престижным на сегодняшний день, каким образом и зачем люди выставля ют свое реальное или воображаемое счастье напоказ, и как, наконец, должен быть представлен в рекламном дискурсе «человек счастливый». С этой целью мы сочли необходимым проанализировать основные приемы технологии соз дания образа «человека счастливого».

Человек живет в мире знаков и символов. Эти знаки способны реализовы ваться в языке через семиотическую систему и создавать языковые образы.

Ситуация счастья как одно из состояний мира может создаваться говорящим субъектом, «человеком счастливым», на основе технологии рекламного дис курса.

Известно, что образ «человека счастливого» моделируется для Другого с целью использования в рекламе. В лингвистическом выражении имидж «че ловека счастливого» может проявляться имплицитно и эксплицитно.

Мы рассмотрим способы выражения этого образа с позиций корпусной лингвистики путем выборочного анализа примеров рекламных сообщений.

Приступая к анализу образа «человек счастливый» в рекламе, мы определи ли область поиска примеров, включающих изучаемое нами понятие. Анализ развития рекламного бизнеса показал, что ещё 15 лет назад 70 % рекламы размещалось в прессе, 10 – 15 % на телевидении и 5 – 6 % на радио. На сегод няшний день рекламу можно встретить в различных областях, которые слу жат «сэйлз – промоушн» (от англ. sale – продажи, promotion – продвижение – продвижение товара, стимулирование сбыта [Англо – русский словарь, 1989, с. 618]. Среди них, безусловно, нельзя не отметить телевидение, которому отводится чуть более 30 % рекламной деятельности в целом, оно во многом способствует делу продвижения товаров, на втором месте находится пресса, третье место занимает наружная реклама. Наряду с перечисленными видами рекламы в настоящее время имеет место реклама в кино (к примеру, в фильме «Особенности национальной рыбалки» рекламируется водка «Урожай»). Ре клама на автотранспортных средствах: троллейбусах, автобусах, такси, – ста ла хорошей альтернативой рекламе в печати. На улицах населенных пунктов появились яркие штендеры, или световые короба. В то же время отмечается быстрый темп развития интернет-рекламы, а также рекламы в онлайн-эфире.

Интернет-реклама, по мнению специалистов, на сегодняшний день является наиболее перспективной. С этой целью используется «таргетинг» (от англ.

target – «цель»), маркетинговый прием, призванный выделить из общей интернет-аудитории (посетителей ресурса/сети сайтов) группу пользовате лей, которая отвечает определенным условиям, необходимым для направле ния рекламной активности именно на целевую аудиторию. Поисковые систе мы предлагают рекламу контекстно, применяя технологию «ключевых слов»

и cookies – файлов (небольшой фрагмент данных, созданный веб-сервером и хранимый в компьютере пользователя в виде файла, который веб-клиент (обычно веб-браузер) каждый раз пересылает веб-серверу с целью контроля над пользователем). Внедряются новые технологии таргетирования рекламы по социально-демографическим признакам. Основными категориями тарге тирования выступают пол, возраст и доход человека. Все посетители класси фицируются по двум половым, пяти возрастным и двум группам по доходу (средний и высокий). Как сообщил Лев Глейзер, директор по развитию ме дийных продуктов «Яндекса», размещёние новых таргетированных объявле ний обойдется компаниям в полтора раза дороже, чем обычная реклама. Для классифицирования посетителей «Яндекс» разработал специальную техноло гию «Крипта». Она будет анализировать характер поведения человека в ин тернете (например, длину поисковых запросов) и в соответствии с ним зачис лять человека в конкретную социально-демографическую группу. Компания «Яндекс» занимает первое место на российском рынке контекстной рекламы, с долей в 65 %. Прибыль от размещёния рекламы является основным дохо дом компании «Яндекс». По версии компании «iContext», за первое полугодие 2011 г. «Яндекс» заработал на рекламе 7,96 миллиардов рублей [URL: http:// gid – online.ru].

Среди интернет — рекламы «вирусная» реклама, которая представляет со бой забавный, смешной или шокирующий видеоролик, флеш-мультфильм, игру, фотографию или серию фотографий в различных форматах (например, в PowerPoint), где на объекте запечатлена любым образом ссылка на рекла мируемый сайт. Не мене эффективны такие способы, как размещёние логоти па и адреса вашего сайта в рекламных материалах мероприятий (например, на афишах или листовках — флайерах), а также в материалах для прессы и участников мероприятий (печатных каталогах, пресс-релизах и т. д.);

разме щёние рекламных стендов или растяжек на мероприятиях. Итак, примеры для исследования мы взяли из печати, пользуясь материалами, представленными в Национальном корпусе русского языка (НКРЯ), в Internet, на уличных рас тяжках.

В процессе исследования были сделаны следующие выводы. На наш взгляд, примером имплицитной формы рекламы спортивных клубов, эстрадных и телевизионных шоу, торгов, могут служить газетные заголовки и статьи о счастливой жизни богатых и знаменитых, убеждающие нас в том, что звезды, олигархи, прославленные спортсмены не могут быть несчастными. Поэтому в качестве примеров мы приводим газетные заголовки и цитаты, размещённые в НКРЯ.

Наиболее часто концепт Человек счастливый встречается в разделах «Спорт»

в различных вариациях, «Шоу-новости», «Модельный бизнес», «Жизнь оли гархов». Именно представители этих сфер общения становятся счастливыми отцами и матерями, обладателями раритетов и престижного жилья, так как они успешны в бизнесе. Они вечно молоды, красивы, бодры. Несчастливыми считаются те, кто остается за границами этих сфер как лишенные основно го источника счастья – денег. Все примеры можно считать технологичными, так как в их основе лежит неискренний дискурс. О неискренности дискур сивных материалов говорят выражения «счастливый миг», «счастливый слу чай», «счастливая судьба», свидетельствуя о недолговечности счастья, о при сутствии в мире несчастья. Судить о степени счастья людей, образы которых создаются в рекламном дискурсе сложно. Понятно одно: для продвижения товаров и услуг на рынке необходимы технологии создания образа «человека счастливого» как потребителя товаров и услуг, Человек счастливый – понятие, конструируемое через обладание опре деленными качествами:

Способ создания образа через конструируемое качество:

Человек счастливый – обладатель способности не идти на компромиссы с со вестью.

Пример:

Не идти на компромиссы с совестью, никому не завидовать, не думать, что тебе чего-то недодали. Я просто очень счастливый счастливый человек. [Кули ков Андрей соб. корр. «Труда». Джемма Фирсова: Моим домом была война// Труд – 7, 2005.11.29. НКРЯ].

Через идентификацию себя с определенными социальными ролями:

мать, отец, тренер, муж:

Способ создания образа через конструируемую социальную идентичность:

Человек счастливый – родитель здорового ребенка;

Человек счастливый – реализовавшийся в материнстве.

Человек счастливый – тот, кого не забывают друзья.

Человек счастливый – здоровый, социологизированный Пример:

Июнь 2011 года: реклама платных услуг Центра молекулярной диагностики на уличном баннере. «Здоровье ребенка – счастье родителей».

Сентябрь 2011 года: реклама секты Пятидесятников на уличном баннере, предлагающая позвонить и получить книгу + ДВД подарок. «Теперь я счастли вая мать».

Реклама на сайте bellebouteille.ru 16 октября 2011 года День счастья bellebouteille Нажмите кнопку «заказать» рядом с понравившейся бутылкой, чтобы перейти к следующему шагу оформления заказа — написанию текста Послания. Copyright © 2011 Оригинальные подарки. Послание в бутылке™.

Все права защищены.

Запомните это слово – «Пропротен-100», возможно, для вас оно станет тем волшебным ключиком, открывающим дверь в новый счастливый мир. [Пьян ство? Пропротен-100 спасет семью! // Труд – 7, 2005.02.25. НКРЯ].

Через конструируемый предмет, приносящий счастье: билетик, аму лет, свадебный торт, счастливый диск:

Создание образа через конструируемый предмет, приносящий счастье:

Человек счастливый – обладатель крема от морщин, так как хороший внеш ний вид является инструментом завоевания симпатии окружающих как гаран тии их поддержки.

Человек счастливый – обладатель здорового, счастливого, лица.

Пример:

Изделие получило название «Лаки крим» – «Счастливый крем». [Ермаков Ни кита. Счастье господина Ку // Труд — 7, 2005.11.02. НКРЯ].

Маски на основе натуральных компонентов лучший способ в экспресс режиме вернуть лицу здоровый и счастливый вид. [Как улучшить кожу за минут // Комсомольская правда, 2006.10.18. НКРЯ].

Часто образ «человека счастливого» конструируется на основе лично го предпочтения и даже фанатизма, когда примером становится конкретное лицо: звезда шоу-бизнеса, крупный ученый, космонавт и др.:

Конструируемое понятие – «человек счастливый» конкретный человек:

Человек счастливый – воспитанник школы олимпийских резервов – сторонник президентской компании, человек, продвигающий едва ли не самую доходную от расль – спорт.

Пример:

Но это меня и подстегивает. Но все равно я счастливый человек. Ведь я из своего маленького уральского города Чусового, в котором есть школа олимпий ского резерва. [Серебряный призер Альберт Демченко: Мне подтопили лед // Комсомольская правда, 2006.02.14. НКРЯ].


Конструкт «человек счастливый» может выражаться в рекламе мета форически, через понятие «счастливый период»:

Конструируемое понятие – счастливый период:

Человек счастливый – вступивший в брак в определенный день.

Человек счастливый от того, что поверил в хороший сон.

Человек счастливый от того, что случайный выбор пал на него.

Человек счастливый, от того, что его жизнь пересеклась со счастливым чис лом (датой).

Пример:

Ажиотаж вокруг трех семерок начался ещё зимой, когда в загс стали прихо дить первые желающие забронировать «счастливый день». [Коновалов Валерий обозреватель Труда. Свадьба «Три семерки» // Труд –7, 2007.05.12. НКРЯ].

Но уж лучше бы жить. Расскажите свой самый счастливый сон. — Интерес ный вопрос … [Агишева Гузель. Теоремы он доказывал в … кустах// Труд – 7, 2007.05.05].

Вот и решили разыграть среди очередников (на 128 квартир претендовали 1700 семей) лотерею и счастливый жребий выпал Галлямовым! [Викторов Виктор. Шаймиев кредитует // Труд-7, 2007.04.18. НКРЯ].

Три семерки! Действительно, счастливый номер! Получать сертификат на 500 000 рублей вышел Вячеслав Анатольевич Дружков. [Валентина Баранова.

«Комсомолка» подарила полмиллиона рублей на день рождения маленькой мо сквичке // Комсомольская правда, 2006.01.23. НКРЯ].

А также «счастливые обстоятельства»:

Конструируемое понятие – счастливые обстоятельства:

Человек счастливый – тот, кто получил счастье благодаря неожиданной встрече, ситуация программирует личность на возможность изменения судь бы, жизни, благодаря неожиданным обстоятельствам, внушая человеку необя зательность контроля за происходящим – а вдруг какие-либо незапланированные события обернуться счастьем. Именно в результате отсутствия контроля за собственными действиями человек и становится полезным на рынке продвиже ния товаров.

Пример:

Иногда (гораздо чаще таких вот «американских трагедий») иностранное усыновление для ребенка-инвалида – счастливый шанс вылечиться. [Ольга Баку шинская. «Лишние» дети // Комсомольская правда, 2005.04.15. НКРЯ].

Но, с другой стороны, случай, неожиданная встреча порой определяет все содержание жизни. Ее счастливый или роковой сюжет. И причем тогда здесь фатальная предопределенность? [Николай Поленов. Алмазная контрабанда // Комсомольская правда, 2005.10.06. НКРЯ].

Украшением книги являются красивые и удивительно похожие друг на друга лица матери и дочери, а также оптимистическая подпись под снимком: «Я знаю, что нашу трагическую историю ждет счастливый конец». [Речкина Светлана.

Растопить сердца французов // Труд – 7, 2007.08.09. НКРЯ].

Конструируемое понятие «счастливое состояние» тоже способству ет созданию образа «человек счастливый». Счастливым человек может стать, не только потому, что он красив, богат, умен, знаменит, но и по причине обычной влюбленности (а в этом случае к вашим услугам сай ты знакомства и виртуального общения) или по причине приятного сна, а иногда переживает счастье без причины:

Конструируемое понятие – счастливое состояние:

Здесь состоянием, передающим счастье, являются любовь и вера в сказку о Золушке. Немного фантазии и надежды, которая умирает последней, и вы человек счастливый.

Иногда счастливым человека делает всего лишь хорошая еда.

Пример:

Говорят, что она может всего за один сеанс превратить вас из «золушки»

в принцессу, полностью переменить прежде несчастливую судьбу, гарантиро вать счастливый исход самому рискованному предприятию. [«Любовь – это свет, который нас ведет» // Комсомольская правда, 2006.07.03. НКРЯ].

Ее жизнь похожа на счастливый сон, в котором есть развлечения, хорошая еда, прекрасные условия. [Алиса Лисицына. Кирилл Набутов следит за Басковым и Плющенко // Комсомольская правда, 2005.06.28. НКРЯ].

Конструируемое понятие «счастливое пространство» (квартира, ку рорт, прошлое, будущее) тоже становится инструментом создания об раза «человека счастливого» и может быть использовано в рекламе.

Конструируемое понятие – Счастливое пространство:

Здесь Человек счастливый, отправляющийся в места, где он провел детство, по сути, в прошлое.

Человек счастливый – имеющий визу и возможность свободно путешество вать.

Человек счастливый – олимпийская чемпионка как предмет не столько под ражания, сколько обожания.

Пример:

«Дайте до детства счастливый билет» Вырвавшись с семинара в Ужгороде, села в дребезжащий автобус и поехала в село под Мукачево, где когда-то ходила в детсад и дружила с соседской девочкой Ирой. [А за окном то дождь, то снег.

// Труд – 7, 2006.11.11. НКРЯ].

Именно по причине виз уже можно забыть почти обо всех европейских стра нах, входящих в Шенген (если, конечно, вы не счастливый обладатель шенген ской мультивизы). [Юлия Смирнова. На Новый год появились горящие туры со скидками // Комсомольская правда, 2007.12.19. НКРЯ].

Екатерина Абрамова, бронзовый призер Олимпиады в Турине по конькобеж ному спорту: – Я абсолютно счастливый человек. [Рис. Сергея Савилова. Самое счастливое место в мире – острова Вануату // Комсомольская правда, 2006.07.14.

НКРЯ].

Итак. Счастливыми становятся обладатели раритетов, люди, познавшие магию чисел, удачливые в делах, семейной жизни, отцовстве, те, кому по счастливилось вытянуть «счастливый билетик», обладатели дорогих машин, удобных квартир, свободно путешествующие. Реже счастливыми, по мнению прессы, бывают те, кто соприкоснулся с великим, познал Бога, нашел счастье в любви к людям и бескорыстном служении им, познал душевное равновесие, кто обрел «второе рождение» благодаря счастливому случаю. Эти ситуации могут использоваться в рекламном дискурсе с целью создания образа «чело века счастливого», но не регулярно, а с целью оказать речевое воздействие.

Похоже, ценные вещи выходят на первый план, а жизнь, семья, духовность отходят на второй план, хотя обретают особый смысл в том случае, если чело веку удается удачно (выгодно) жениться, выгодно продать свой талант, выйти замуж за олигарха или жениться на звезде шоу-бизнеса, звезде модельного бизнеса. И тогда человек получает дорогие машины, яхты, увлекательные туры, жилье в престижных районах и, возможно, становится счастливым в жизни, а уж согласно законам рекламы – наверняка.

Приемами технологии создания имиджа «человека счастливого» являются мониторинг наблюдаемого счастья, конструирование лингвистических моде лей, позволяющих создавать имидж «Человека счастливого» в рекламе.

Эти модели базируются на концепте «счастье». Как утверждает Е.С. Аниси мова, мониторинг наблюдаемого счастья и лингвистическая модель, констру ирующая имидж «человека счастливого» в рекламном дискурсе, могут быть выражены в следующих пропорциях: «Х – человек счастливый, потому что», «Х был человеком счастливым, потому что», «Х будет человеком счастливым, потому что. (если.)». Реклама представляет мир действительный и возмож ный (где счастливый действительный мир – имеющаяся экзистенция, а воз можный счастливый мир – вероятная экзистенция) [Анисимова, 2007, с. 11], поэтому вышеперечисленные условия счастливой жизни возможны только в мире вероятной экзистенции, но не имеющейся, действительной. Это ещё раз подтверждает технологичность и рекламного дискурса, и самого когнитивно дискурсивного конструкта «человек счастливый», в процессе создания кото рого осуществляется референция к концепту «счастье» посредством языко вых знаков, составляющих одну смысловую парадигму с концептом «человек счастливый».

Мы имеем в виду понятия богатства, здоровья, счастливой семейной жизни и др., представленные в языке словами и словосочетаниями «счастливый по дарок», «счастливый зритель», «счастливый обладатель», «счастливый отец»

и др.

Представление действительного и возможного мира счастья, является ре зультатом индивидуальной когниции, посредством которой концепты «сча стье» и «человек счастливый» становятся опорными концептами в дискурсе рекламы.

Это проявляется либо в чрезмерном употреблении слов, осуществляющих референцию к концептам «счастье» и «человек счастливый», либо в исполь зовании языковых репрезентантов данных концептов, а также в конструиро вании ситуации, восходящей к выше названным концептам.

В когнитивной структуре этот будет выражено одной макропропозицией – «Х – есть, был и будет человеком счастливым, если». Это выражается в различных высказываниях и делает рекламный дискурс одноплановым и из быточным.

Технологичность обнаруживается в особенностях аргументации, убежда ющей эксплицитно и имплицитно в действительном существовании людей счастливых, и в дискурсивной деятельности при создании имиджа «человека счастливого».


В интенцию автора дискурса входит показать или создать имидж «человека счастливого», и он осознанно и технологично реализует именно эту интен цию.

Состояние мира, находящегося за рамками ситуации, в которой высказы вающийся является Человеком счастливым, остается невербализованным, что опять же свидетельствует о полной технологичности рекламного дискурса.

Библиографический список Анисимова, Е.С. Прагматическая ситуация счастья и ее дискурсивная 1.

реализация в современном английском языке / Е.С. Анисимова. – Иркутск : ИГЛУ, 2007. – 150 с.

Плотникова, С.Н. Стратегичность и технологичностьс дискурса [Текст] 2.

/ С.Н. Плотникова // Лингвистика дискурса – 2 : Вестник ИГЛУ. Сер.

лингвистика и международные коммуникации / под ред. С.Н. Плотниковой.

– Иркутск : ИГЛУ, 2006. – С. 9.

Мюллер В.К. Англо-русский словарь [Текст]. – М. : Рус. яз., 1989. – 843 с.

3.

Современный словарь иностранных слов [Текст] – М. : Рус. яз., 1993. – 4.

740 с.

http://www.altufevo.ru/i.php?src=./i/s_b/317.jpg.

5.

http://gid – online.ru/menunews3/76 – yandex – targeting.html.

6.

bellebouteille.ru.

7.

http://www.ruscorpora.ru.

8.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ Андриевская Яна Олеговна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: andriyana08@mail.

ru Боровкина Мария Леонидовна – магистрант ИГЛУ;

е-mail: kotigrrrrra@ rambler.ru Босхолова Виктория Владимировна – магистрант ИГЛУ;

учитель англий ского языка МБОУ г. Иркутска СОШ № 80;

e-mail: sweetbaby_87@inbox.ru Булыгина Наталия Борисовна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: bulygina@bk.ru Выборова Нина Андреевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: vyborova@bk.ru Гуслина Анна Валериановна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: eternityrose@mail.

ru Жендринская Сардаана Васильевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail:

sardaanazhendrinskaya@rambler.ru Кожевникова Анна Дмитриевна – магистрант ИГЛУ;

учитель русского язы ка и литературы МБОУ г.Иркутска СОШ № 4;

e-mail: anya.kojevnickova@ yandex.ru.

Козлова Елена Анатольевна – магистрант ИГЛУ;

педагог дополнительно го образования;

МОУ ДОД ДДТ № 3 г. Иркутска;

e-mail:elenakozlova90@ yahoo.com Константинова Александра Александровна – магистрант ИГЛУ;

старший делопроизводитель кафедры теоретической лингвистики ФГБОУ ВПО «ИГЛУ»;

e-mail: kaa_88@mail.ru Коюшева Евгения Александровна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: kevgenia_7@ mail.ru.

Крыжановская Екатерина Владимировна – магистрант ИГЛУ;

e-mail:

falconwing89@mail.ru Кугасова Лилия Андреевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: LilyK85@rambler.ru Кузьмищева Ольга Владимировна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: ytovem@mail.

ru Малыгина Анастасия Сергеевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: sweetgns@ bk.ru.

Мартынюк Екатерина Васильевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: lediruna@ yandex.ru Осипова Анна Александровна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: anaosipova89@ mail.ru Памаева Александра Васильевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: ale-pamaeva@ mail.ru Путятина Оксана Валерьевна – магистрант ИГЛУ;

учитель английского языка высшей категории МБОУ СОШ № 72 г. Иркутска;

e-mail: Oksaput@ yandex.ru Русяева Надежда Олеговна – магистр ИГЛУ;

e-mail: nadezhda.rusyaeva@ mail.ru Рябинина Ольга Борисовна – магистрант ИГЛУ;

доктор филологических наук, профессор кафедры немецкой филологии ИГЛУ;

e-mail: bartelbi@list.

ru Сенькив Юлия Михайловна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: starsic@mail.ru Соколова Ольга Алексеевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: olga_koshka@yahoo.

com.

Степаненко Екатерина Анатольевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail:

Stepanenko.Katarina@gmail.com Тодоренко Екатерина Юрьевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: akkapella@mail.

ru Фуллмер Сара Бет – магистрант ИГЛУ;

email: sfullmer@berkeley.edu.

Хортоломей Елена Андреевна – магистрант ИГЛУ;

e-mail: lolosun20021@ rambler.ru Черняев Евгений Валентинович – магистрант ИГЛУ;

e-mail: Eugene1972@ list.ru Юсифова Кямала Байрам кызы – магистрант ИГЛУ;

e-mail: virola23@ yandex.ru Яковлева Жанна Викторовна – магистрант ИГЛУ;

старший научный сотруд ник МБУК «Музей истории города Иркутска»;

e-mail:yakovleva_zhanna@ bk.ru AUTHOR’S NOTE Yana Olegovna Andrievskaya – master program student USLU;

e-mail:

andriyana08@mail.ru Mariya Leonidovna Borovkina – master program student USLU;

e-mail: www.

kotigrrrrra@rambler.ru Victoriya Vladimirovna Boskholova – master program student USLU;

e-mail: sweetbaby_87@inbox.ru Natalia Borisovna Bulygina – master program student USLU;

e-mail: bulygina@ bk.ru Nina Andreevna Vyborova – master program student USLU;

e-mail: vyborova@ bk.ru Anna Valerianovna Guslina – master program student USLU;

e-mail: eternityrose@ mail.ru Sardaana Vasilievna Zhendrinskaya – master program student USLU;

e-mail:

sardaanazhendrinskaya@rambler.ru Anna Dmitrievna Kozhevnikova – master program student USLU;

a teacher of Russian and Literature, school 4, Irkutsk;

e-mail: anya.kojevnickova@yandex.

ru.

Elena Anatolevna Kozlova – master program student USLU;

e-mail:elenakozlova90@yahoo.com Alexandra Alexandrovna Konstantinova – master program student USLU;

e-mail:

kaa_88@mail.ru Evgenia Alexandrovna Kouysheva – master program student USLU;

e-mail:

kevgenia_7@mail.ru Ekaterina Vladimirovna Kryzhanovskaya – undergraduate student, Irkutsk State Linguistic University;

e-mail: falconwing89@mail.ru Liliya Andreevna Kugasova – master program student USLU;

e-mail: LilyK85@ rambler.ru Olga Vladimirovna Kuzmishcheva – master program student USLU;

e-mail:

ytovem@mail.ru Anastasiya Sergeevna Malygina – master program student USLU;

e-mail:

sweetgns@bk.ru Ekaterina Vasilyevna Martynyuk – master program student USLU;

e-mail:

lediruna@yandex.ru Anna Alexandrovna Osipova – master program student USLU;

e-mail:

anaosipova89@mail.ru Alexandra Vasilievna Pamaeva – master program student USLU;

e-mail: ale pamaeva@mail.ru Oksana Valerevna Putyatina – master program student USLU;

teacher of English Language of the highest category MBEI SCS № 72 Irkutsk;

e-mail: Oksaput@ yandex.ru Nadezhda Rusyaeva – master program student USLU;

e-mail: nadezhda.rusyaeva@ mail.ru Olga Borisovna Ryabinina – master program student USLU;

e-mail: bartelbi@ list.ru Yulia Mikhailovna Senkiv – master program student USLU;

e-mail: starsic@mail.

ru Olga Alekseyevna Sokolova – master program student USLU;

e-mail: olga_ koshka@yahoo.com.

Ekaterina Anatolyevna Stepanenko – master program student USLU;

e-mail:

Stepanenko.Katarina@gmail.com Ekaterina Yuryevna Todorenko – master program student USLU;

e-mail:

akkapella@mail.ru Sarah Beth Fullmer – master program student USLU;

email: sfullmer@berkeley.

edu Elena Andreevna Khortolomey – master program student USLU;

e-mail:

lolosun20021@rambler.ru Evgeniy Valentinovich Chernyaev – master program student USLU;

e-mail:

Eugene1972@list.ru Kyamala Bayram kizi Yusifova – master program student USLU;

e-mail: virola23@ yandex.ru Zhanna Victovna Yakovleva – master program student USLU;

e-mail: yakovleva_ zhanna@bk.ru СОДЕРЖАНИЕ Я.О. Андриевская ОТРАЖЕНИЕ ГЕНДЕРНЫХ ПРОБЛЕМ В СОВРЕМЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЕ НА ПРИМЕРЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ОЛЕГА РОЯ И ДИАНЫ МАШКОВОЙ «ОН И ОНА».......................................................... Y. O. Andrievskaya REFLECTION OF THE GENDERS PROBLEM ON THE EXAMPLE OF OLEG ROY AND DIANA MASHKOVAS WORK «НE AND SHE»........... М.Л. Боровкина ПРАГМЕМЫ В СТРУКТУРЕ ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО ДИСКУРСА.............. M.L. Borovkina PRAGMEMES IN THE STRUСTURE OF IDEOLOGICAL DISCOURSE....... В.В. Босхолова КОННОТАТИВНЫЙ АСПЕКТ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ В ПОЛИТИ ЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ....................................................................

................... V. V. Boskholova THE CONNOTATIVE ASPECT OF THE PROPER NOUNS IN THE POLITICAL DISCOURSE.................................................................................. Н.Б. Булыгина О СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ФУНКЦИЯХ ЯЗЫКОВОГО СТЕРЕОТИПА................................................................................................... N.B. Bulygina SOCIOLINGUISTIC FUNCTIONS OF VERBAL STEREOTYPE.................... Н.А. Выборова ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКОЕ ПОРТРЕТИРОВАНИЕ ЛЕКСЕМЫ (НА ПРИМЕРЕ ИНТЕГРАЛЬНОГО ОПИСАНИЯ СЛОВА «ПРАВДА»).............. N.A. Vyborova LEXICOGRAPHIC PORTRAYING WORDS (ON THE EXAMPLE INTEGRAL DESCRIPTION THE WORD « TRUTH»)..................................... А.В. Гуслина КОМИЧЕСКОЕ В РОМАНЕ Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО «БРАТЬЯ КАРАМАЗОВЫ»................................................................................................ A.V. Guslina THE COMIC IN THE NOVEL OF F.M. DOSTOEVSKY «BROTHERS KARAMAZOV»................................................................................................. С.В. Жендринская АКТУАЛИЗАЦИЯ ОЩУЩЕНИЙ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ – SMELL............................................................................................... S.V. Zhendrinskaya VERBALISATION OF SENSATION IN MODERN ENGLISH – SMELL........ А.Д. Кожевникова МЕТОДЫ ВЫЯВЛЕНИЯ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ВЫСКАЗЫВАНИЙ ОТ 1-ГО ЛИЦА В ТЕКСТАХ ИНТЕРВЬЮ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ............................................................... A.D. Kozhevnikova METHODS OF SERCHING FOR LINGUOCULTURAL CHARACTERISTICS OF THE 1ST PERSON UTTERANCES IN THE TEXTS OF INTERVIEWS IN RUSSIAN............................................. Е.А. Козлова ДИСКУРС ПОЛИТИКА ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ ПРОСТРАНСТВЕННОЙ МОДЕЛИ ДИСКУРСА...................................................................................... E.A. Kozlova THE POLITICION’S DISCOURSE THROUGH THE PRISM OF THE SPATIAL MODEL OF DISCOURSE.................................................................. А.А. Константинова ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ВЕРБАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПТОВ «СВОЙ – ЧУЖОЙ» (НА ПРИМЕРЕ РУССКОГО ЯЗЫКА)........................................................................................ A.A. Konstantinova THE SPACE CONCEPTUALIZATION OF THE ETHNONIMS «US and THEM»................................................................................................. Е.А. Коюшева ФОРМИРОВАНИЕ ПРОЕКТИВНЫХ УМЕНИЙ УЧАЩИХСЯ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИЙ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ........................................................ Ev. Al. Kouysheva FORMATION OF PROJECTIVE ABILITIES OF PUPILS USing INTERNET TECHNOLOGIES IN THE COURSE OF TRAINING TO THE FOREIGN LANGUAGE...................................................................... Е.В. Крыжановская СИНТАКСИЧЕСКАЯ КОМПРЕССИЯ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ЗАКОНА ЭКОНОМИИ РЕЧЕВЫХ СРЕДСТВ В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ................................................................................................................ Е.V. Kryzhanovskaya SYNTACTICAL COMPRESSION AS A RESULT OF THE LAW OF THE SPEECH ECONOMY IN MODERN RUSSIAN LANGUAGE.......................... Л.А. Кугасова ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОНЦЕПТОВ ОБЩИНА, COMMUNITY TYЛБЭ В РУССКОМ, АНГЛИЙСКОМ И ЯКУТСКОМ СОЗНАНИИ........ L.A. Kugasova BASICAL FEATURES OF CONCEPTS OBSCHINA, COMMUNITY AND TYOLBE IN RUSSIAN, ENGLISH AND YAKUT VERBALITY..................... О.В. Кузьмищева АРХЕТИПИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ ГРЕХОПАДЕНИЯ В РАССКАЗАХ И.А. БУНИНА «ТЁМНЫЕ АЛЛЕИ» И «СТЕПА».......................................... O. Kuzmishcheva THE ARCHETYPICAL SITUATION OF THE FALL OF MAN IN IVAN BUNIN’S STORIES «DARK PATHS» AND «STEPA»...................................... А.С. Малыгина СТИЛИСТИЧЕСКИЕ И СИНТАКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА РЕПРЕЗЕН ТАЦИИ ЦЕННОСТНЫХ СМЫСЛОВ В РЕКЛАМНОМ ДИСКУРСЕ.......... A.S. Malygina STYLISTIC AND SYNTACTIC MEANS OF VALUE CONCEPTS REPRESENTATION IN ADVERTIZING........................................................... Е.В. Мартынюк ЛИЧНОСТНЫЕ ИМЕНА СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫЕ В РАЗНЫХ СЕМАНТИКО-СИНТАКСИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЯХ....................................... E.V. Martynyuk PERSONAL NOUNS IN DIFFERENT SEMANTIC AND SYNTACTIC POSITIONS......................................................................................................... А.А. Осипова КОНФЛИКТЕМЫ КАК ЯЗЫКОВЫЕ РЕПРЕЗЕНТАНТЫ КОНФЛИКТНЫХ СЦЕНАРИЕВ РЕЧЕВОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ........... A.A. Osipova CONFLICTEMES AS LANGUAGE REPRESENTATIONS OF CONFLICTS SPEECH INTERACTION SCRIPTS.................................................................. А.В. Памаева ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ЯЗЫКОВЫХ И КОНЦЕПТУАЛЬНЫХ МЕТАФОР В РЕЧИ Д. КЭМЕРОНА.......................... A.V. Pamaeva THE PECULIARITIES OF LINGUISTIC AND CONCEPTUAL METAPHORS’ FUNCTIONING IN D. CAMERON’S SPEECHES.................. О.В. Путятина К ВОПРОСУ О ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЯХ ГЛАГОЛОВ ДВИЖЕНИЯ В ВИРТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ...................................... O.V. Putyatina APROPOS A LINGUISTIC STUDY OF THE RUSSIAN VERBS OF MOTION IN VIRTUAL SPACE................................................................... Н.О. Русяева ЭВОЛЮЦИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗНАЧЕНИЙ РУССКИХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ ОБЩЕСТВЕННО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЫ........... N.O. Rusyava EVOLUTION OF LEXICAL MEANING OF RUSSIAN NOUNS IN SOCIAL AND CULTURAL SPHERE........................................................... О.Б. Рябинина РАЗВИТИЕ ПОНЯТИЯ «EHE» В НЕМЕЦКОМ ЯЗЫКЕ И КУЛЬТУРЕ........ O.B. Ryabinina DEVELOPMENT OF THE TERM «MARRIAGE» IN GERMAN LANGUAGE AND CULTURE........................................................................... Ю.М. Сенькив МАНИПУЛЯТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ В ЭКОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ МАСС МЕДИА (НА ПРИМЕРЕ ГАЗЕТНЫХ СТАТЕЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ ВОЗОБНОВЛЕНИЮ РАБОТЫ БЦБК)............................................................... Y.M. Senkiv MANIPULATIVE STRATEGIES IN ECOLOGICAL DISCOURSE OF MASS MEDIA, ON THE EXAMPLE OF NEWSPAPER ARTICLES, DEDICATED TO THE REOPEN OF THE BAIKALSK PULP AND PAPER MILL................. О.А. Соколова МЕТАФОРА КОНТЕЙНЕРА В КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ МЕНТАЛЬНОЙ СФЕРЫ ЧЕЛОВЕКА......................................................................................... O.A. Sokolova CONCEPTUAL METAPHOR «MIND IS A CONTAINER».............................. Е. А. Степаненко РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ НЕВЕРБАЛЬНОГО ТАКТИЛЬНОГО МЕЖЛИЧНОСТНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ................................................................................... E. A. Stepanenko REPRESENTATION OF NONVERBAL TACTILE INTERACTION IN MODERN ENGLISH..................................................................................... Е.Ю. Тодоренко АНАЛИЗ ЯЗЫКОВЫХ СОСТАВЛЯЮЩИХ ЖАНРА АВТОБИОГРАФИЯ (НА МАТЕРИАЛЕ НЕМЕЦКОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ДИСКУРСА).... E.J. Todorenko THE ANALASIS OF THE LINGUISTIC COMPONENTS OF THE GENRE OF AUTOBIOGRAPHY (ON THE BASIS OF GERMAN BELLES LETTRES DISCOURSE).................................................................................... С.Б. Фуллмер ОТРАЖЕНИЕ КООПЕРАТИВНОГО ПРИНЦИПА ГРАЙСА В АНГЛИЙСКИХ И РУССКИХ ПОСЛОВИЦАХ........................................... S.B. Fullmer THE REFLECTION OF GRICE’S COOPERATIVE PRINCIPLE IN RUSSIAN AND ENGLISH PROVERBS....................................................... Е.А. Хортоломей ТЕМА ВОЙНЫ В МЕТАФОРЕ: ЦЕННОСТНАЯ КАРТИНА МИРА............ E.A. Khortolomey THEME OF WAR REPRESENTED IN LINGUISTIC METHAPOR:

AXIOLOGICAL PICTURE OF THE WORLD................................................... Е.В. Черняев РУССКИЕ И АНГЛИЙСКИЕ ПОСЛОВИЦЫ ОБ ОТНОШЕНИИ К ТРУДУ............................................................................................................. E.V. Chernyaev RUSSIAN AND ENGLISH PROVERBS ABOUT ATTITUDE TO WORK....... К.Б. Юсифова ВИДЕНИЕ НАД ВЕДЕНИЕМ.......................................................................... K.B. Yusifova SEEING OVER KNOWING............................................................................... Ж.В. Яковлева «ЧЕЛОВЕК СЧАСТЛИВЫЙ» В РЕКЛАМНОМ ДИСКУРСЕ: ПОДХОД С ПОЗИЦИЙ КОРПУСНОЙ ЛИНГВИСТИКИ............................................... Zh.V. Yakovleva «A HAPPY PERSON» IN ADVERTISING DISCOURSE: THE APPROACH FORM THE STANDPOINT OF CORPUS LINGUISTICS................................ Сведения об авторах......................................................................................... Author’s note....................................................................................................... Научное издание МАГИСТЕРСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Сборник научных статей Корректор Е.В. Огородникова Дизайн, верстка Е.В. Огородникова Подписано в печать 01.03.2012. Формат 60х90/16.

Тираж 500 экз. Поз. плана 158. Усл. печ. л. 33,0. Заказ Иркутский государственный лингвистический университет 664025, г. Иркутск, ул. Ленина, Изготовлено в ООО «Репроцентр А 1»

г. Иркутск, ул. Ал. Невского, 99/ тел. 540-

Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 ||
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.