авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

I. ТУРИСТСКИЕ ОБЪЕКТЫ, РАЙОНЫ, КЛАСТЕРЫ

А.И. Зырянов, С.Э. Мышлявцева©

Пермский государственный университет

ТУРИСТСКИЕ КЛАСТЕРЫ

ПЕРМСКОГО КРАЯ

Недостаток современного кластерного подхода при

планировании развития туризма в российских регионах состоит

в том, что внимание акцентируется на развитии единичных

территорий с высоким уровнем туристского потенциала, в то

время как многие другие части региона остаются за пределами проектов.

По нашему мнению, в туристские проекты может быть вовлечена вся территория региона без исключения. За счет единичных, даже очень ярких туристских объектов, невозможно выйти на качественно новый уровень туристского движения.

Включить регион в международные туристские процессы можно только с помощью возможностей всего региона. Через развитие системы туристских объектов, выражающих возможности всех территорий, можно выйти на принципиально иные масштабы этой деятельности. Для этого можно использовать кластерный подход.

Кластерный подход в туризме – это подход с позиции туристского бизнеса и рекреационного девелопмента. Это подход предпринимателя, организатора объектов сервиса, инфраструктуры. Рекреационный девелопмент, как развитие территории посредством проектирования предприятий туризма и рекреации, заинтересован в переходе от создания единичных объектов к формированию их связанной совокупности в форме кластеров.

Несмотря на то, что кластерная концепция во многом созвучна отечественному учению о территориально © Зырянов А.И., Мышлявцева С.Э., производственном комплексе (ТПК), оба понятия отражают территориальное сочетание предприятий на определенной территории, которое за счет взаимной пространственной близости и связанности дает дополнительный эффект. Однако различия в этих понятиях значительные и существенные.

Традиционно под кластером понимается временное взаимодействие предприятий, пространственно соподчиненных и конкурирующих на одном рынке. Чем отличается туристский кластер от кластеров прочих видов? Главное отличие кластера в туристской сфере от всевозможных прочих (производственных, агропромышленных, сервисных и др.) – в его маршрутной территориальной организации. Туристский маршрут и соответствующий ему туристский поток связывает объекты, превращая их из конкурирующих во взаимодействующие элементы системы. Благодаря туристскому потоку формируется кластер.

Доминантой туристского кластера может быть как объект инфраструктуры (средство размещения), так и объект туристского интереса (горнолыжный комплекс), но в любом случае главное условие развития туристского кластера – это наличие или появление маршрутов и туристских потоков.

Яркими примерами возникающих туристских кластеров является активизация туризма на территории в связи с культурным событием, вызывающим событийные туристские потоки.

Кластерный подход применительно к развитию туризма в регионе заключается в следующем.

1. Необходимо определить основные конкурентные туристские преимущества региона среди других в России, возможно, и мире, и обозначить территории, где выделенные преимущества проявляются наиболее ярко.

2. Затем следует провести туристское районирование, при котором необходимо интегрировать подходы и принципы природного и социально-экономического районирования.

Одним из основных принципов туристского районирования должен быть принцип завершенности туристских маршрутов, а так же учет выделенных конкурентных туристских преимуществ.

Далее в пределах выделенных районов необходимо наметить территории, которые отличались бы выражением какого-либо основного преимущества. В таком случае каждый район мог бы предлагать особенные турпродукты и взаимодополнять друг друга в региональной системе.

Туристский район при таком подходе является протокластером, т.е. территорией потенциально способной выполнять туристские функции.

3. На следующем этапе в каждом протокластере необходимо выделить доминанту, объект который способен своим появлением и развитием структурировать пространство вокруг себя. В таком случае на основе туристских районов складываются или могут сложиться в перспективе территориальные сочетания предприятий – туристские кластеры. В связи с этим на основе сетки туристских районов следует определить пространственную структуру будущих туристских кластеров. В пределах протокластера выделяются три зоны. Первая – центральная зона, ядро, своеобразный генератор туристских инноваций, распределитель туристских потоков. Вторая зона базовая, опорная. Это территория – концентрация основных туристских объектов и маршрутов.

Третья зона – ареал перспектив туристского бизнеса. Третья зона кластера может выходить за пределы административных границ региона, охватывая территории межрегионального туристского сотрудничества. Это дальняя зона влияния кластера, распространяющаяся на области перекрытий с соседними подобными системами.

Таким образом, туристский кластер формируется в пределах туристского района и характеризуется наличием бизнес-компоненты (туристских предприятий), имеющей тесные связи. Принимается во внимание возможность развития специализированного туристского предпринимательства в каждом кластере для сбалансированного развития всей туристско-рекреационной системы. Каждый кластер должен иметь возможность создания особенных туристских брендов.

Каждый кластер должен выполнять свои особые функции в региональной туристско-рекреационной системе, выделяться своими видами туризма и рекреации. Стоит задача получения синергетического эффекта на уровне региона от взаимосвязанного развития всех кластеров.

Предложенный подход был апробирован на территории Пермского края, что позволило выделить протокластеры на территории региона, провести их зонирование, определив туристские доминанты. На рис. 1 территория края разделена на 7 протокластеров с учетом представленных выше принципов.

В каждом протокластере было выделено три функциональных зоны – центральная зона, базовая зона и зона перспектив туристского бизнеса (рис.2).

В качестве примера рассмотрим, выделенный протокластер «Вишера и Колва», названный по имени основных водных артерий, находящихся на этой территории. В пределах протокластера выделяется три функциональные зоны.

Первая зона имеет два отдельных контура. Один контур образуется непосредственно вокруг Красновишерска, включая гору Полюд, село Морчаны и скалу Ветлан. Второй контур охватывает Чердынь с историческими поселениями по Колве до Ныроба. Эта зона является экскурсионным пространством главных поселений кластера, локальным узлом в туристско рекреационной системе края. Здесь сосредоточены основные объекты туристского сервиса, предприятия размещения и общественного питания. Это транспортные узлы кластера. Эта зона экскурсий на природные и историко-культурные объекты.

Вторая зона охватывает долину Вишеры от устья Мойвы до пос. Редикор и долину Колвы ниже пос. Корепино. В нее входят части бассейнов вишерских и колвинских притоков Улса и Язьвы, Березовой и Вишерки. Здесь находятся основные объекты природно-ориентированных видов туризма (речных сплавов, пешеходных путешествий, промысловой рекреации, спелеотуризма), сложилась система активных маршрутов, расположено большинство сельских населенных пунктов. Это зона интересна возможностями сельского туризма и туризма фольклорно-этнографического направления.

Третья зона – это ареал перспективного развития кластера – включает отдаленные от Красновишерска и Чердыни места Красновишерского и Чердынского районов, а также соседние территории республики Коми и Свердловской области.

В эту зону входят относительно редко посещаемые туристами, но насыщенные туристскими ресурсами, горные местности, а также таежные низкогорные и равнинные пространства верховьев Колвы, бассейнов Пильвы и Южной Кельтмы. Это местности в отличие от территорий второй зоны почти не имеют стабильных туристских маршрутов. Туристы посещают их эпизодически.

Третья зона охватывает местности межрегионального туристского взаимодействия (реального и потенциального).

Действительное взаимодействие происходит между Пермским краем и Свердловской областью в районах Главного Уральского хребта, верховьев Улса и Сольвы, а также севернее, на территориях между верховьями Вишеры и Лозьвы, которое сейчас значительно ограничивается в связи с созданием Вишерского заповедника. Менее оживленное туристское взаимодействие происходит на границах бассейнов Вишеры с Колвой и Печоры с Уньей между Пермским краем и республикой Коми. Редкое туристское взаимодействие осуществляется между бассейнами Северной и Южной Кельтмы по Северо-Екатерининскому каналу. Специализацией третьей зоны кластера «Вишера и Колва» является охотничье рыболовная деятельность, спортивный, экологический и минералогический туризм.

Областью перекрытий кластеров внутри нашего региона можно считать бассейн Тимшера и оз. Нахты, где могут накладываться дальние зоны кластера «Парма» и кластера «Вишера и Колва». В пределах протокластера предлагается выделение доминанты, которая может стать ключевой точкой к формированию полноценного туристского кластера на этой территории.

Рис. 1.

Рис. 2.

Подводя итог, отметим, что кластерный подход имеет эффективное применение при решении проблем развития туристской сферы в регионе. При этом роль географических исследований первична, так как связана со всеми этапами работы: определением конкурентных преимуществ региона, районированием на основе преимуществ, планированием кластеров, их зонированием, поиском и проектированием кластерных доминант и формированием туристских маршрутов и потоков.

С.Н. Соколов© Нижневартовский государственный гуманитарный университет ТУРИСТСКО-РЕКРЕАЦИОННЫЕ КЛАСТЕРЫ И ИХ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬ Территорию (ее ресурсный потенциал, уровень хозяйственной освоенности, экологического состояния и др.) необходимо рассматривать как объект географического исследования и как основу для формирования экономических процессов, рыночных связей и выбора направления развития этих процессов. В связи с этим следует рассматривать регионы РФ с точки зрения международной конкурентоспособности, при этом большую роль может сыграть кластерный анализ. По нашему мнению, на территории РФ сложилось несколько туристско-рекреационных кластеров.

Кластеры – продукты действия рыночной экономики с особой ролью человеческого фактора, ориентацией на конечного потребителя. Именно в рыночной экономике отчетливо проявляются экономические циклы, поэтому © Соколов С.Н., необходимо рассмотреть предпосылки развития регионов и формирования в них пространственно-временных воспроизводственных кластеров, в частности туристско рекреационных, включая рекреационно-экологические, рекреационно-оздоровительные, рекреационно-спортивные, рекреационно-культурные и др.

Рассмотрим понятие «туристско-рекреационные кластеры», под которыми понимаем географически сконцентрированную группу взаимосвязанных компаний и организаций рекреационной и туристской индустрии в конкретном рекреационном (туристском) районе страны, конкурирующих, но при этом ведущих совместную деятельность.

Организацию и конкурентоспособность таких кластеров желательно описывать с помощью концепций циклично волновой методологии. Анализ туристско-рекреационных кластеров можно проводить на основе концепции энергопроизводственных циклов (ЭПЦ). Такой метод обусловливает получение дополнительного экономического эффекта, что особенно важно для оптимизации условий жизни населения, повышения качества их жизни, создавая при этом предпосылки для обоснованного прогноза развития оптимальной структуры кластера. Циклы изменяются с течением времени: меняется их структура (появляются новые звенья, ветви, материалы), одни циклы заменяются другими, появляются новые.

По нашему мнению, в существующую концепцию ЭПЦ необходимо ввести непроизводственную сферу, поскольку она является приоритетной при постиндустриальном развитии мировой экономики. Кроме того, непроизводственная сфера является основной в туристско-рекреационной индустрии. Такие циклы мы называем «циклами рыночной экономики», которые будут характеризоваться всей совокупностью производственных и непроизводственных процессов, развивающихся в определенном социально-экономическом районе на основе складывающихся пространственно-временных воспроизводственных кластеров. Одним из таких пространственно-временных воспроизводственных циклов является цикл рекреационной индустрии (рис 1). На его основе формируется ряд туристско-рекреационных кластеров.

Теоретические аспекты кластерного подхода достаточно подробно разработаны М. Портером и его последователями.

Существует много видов и определений кластеров, различающихся по масштабам, направленности, но в целом суть кластеров едина. Кластерная концепция тесно связана с работами М. Портера: об индустриальных кластерах [1] и о региональных кластерах [2], где он подробно описывает тесные взаимосвязи между кластерным партнерством и конкурентоспособностью фирм и отраслей промышленности.

Ученый определяет кластер как «географически сконцентрированную группу взаимосвязанных компаний, специализированных поставщиков, поставщиков услуг фирм в родственных отраслях, а также связанных с их деятельностью организаций (например, университетов, агентств по стандартизации, торговых объединений), конкурирующих и при этом ведущих совместную деятельность» [3, с. 263].

Циклы рыночной экономики Производственные циклы Непроизводственные циклы Энерго- Сельско- Инфраструк- Сервисные производст- хозяйствен- турные циклы циклы венные циклы ные циклы Цикл рекреационной индустрии Туристско-рекреационный кластер Рис. 1. Циклы рыночной экономики и туристско-рекреационные кластеры Мировой опыт показывает, что в условиях рынка кластеры – наиболее эффективные и гибкие структуры. В их основе лежит два принципа – кооперация и конкуренция.

Главный тезис М. Портера заключается в том, что перспективные конкурентные преимущества создаются не извне, а на внутренних рынках. На раннем этапе, считает М.

Портер, что главная задача правительства – улучшение инфраструктуры и устранение неблагоприятных условий, затем его роль должна концентрироваться на устранении ограничений к развитию инноваций. Критерием для выделения базовой отрасли кластера является ее способность производить продукцию, конкурентоспособную на мировом рынке. Создание конкурентоспособного туристско-рекреационного кластера приводит к созданию и продвижению бренда рекреационно туристского района (рис. 2).

Создание и продвижение бренда рекреационно-туристского района Человеческие Совершенствование нормативной государственного регулирования правовой базы, формирование инвестиционной политики в Природно туристской деятельности системы управления и климатические туристской индустрии Реализация активной Рекреационные Создание конкурентоспособного ресурсы туристско- Географическое положение рекреационного кластера Культурно Инфраструктура исторические Обеспечение устойчивого развития инфраструктуры туристического бизнеса Туристские фирмы (туроператоры, турагенты) Предприятия Финансовая Средства Физическая Транспортная питания и инфраструктура культура и спорт размещения развлечения инфраструктура Рис. 2. Создание и продвижение бренда рекреационно-туристского района с помощью конкурентоспособного туристско-рекреационного кластера Достоинством теории кластерного развития является выделение принципиально нового структурного элемента в совокупности субъектов конкуренции, где «кластеры представляют собой новый и дополнительный способ организации экономики, ее динамичного развития и принцип проведения государственной политики в регионах. Понимание состояния кластеров в регионе обеспечивает важное видение внутренних свойств производственного потенциала экономики кластеров и ограничений, существующих для их будущего развития» [4].

Новые экономические отношения выдвигают вопрос о конкурентных позициях региона в рыночной среде.

Конкурентные возможности региональной системы зависят от социальных, экономических, научно-технических, экономико географических, рекреационных, экологических и других условий. Кроме этого проявляются и противодействующие конкурентным позициям регионов факторы: налоговые и ценовые барьеры, процедуры лицензирования и регистрации предприятий, ограниченная емкость рынка. Методология оценки конкурентоспособности регионов находится в стадии разработки.

Понятие конкуренции к территории весьма условно, так как территория обладает определенными постоянными физическими характеристиками и не может их изменить в ответ на динамику рыночных условий, что составляет суть конкурентного процесса [5].

Проблемы конкурентоспособности территорий отличаются большой сложностью, обусловленной их масштабностью и многосторонностью. М. Портер утверждает, что конкурентоспособность регионов основывается «либо на макроэкономической политике (дефицит бюджета управления, валютная политика, открытие рынков и приватизация), либо на сравнительных преимуществах, обеспечиваемых за счет таких источников, как трудовые ресурсы, природное сырье или капитал». Он добавляет, что «конкурентоспособность, связанная с местоположением, главным образом обусловлена характером промышленного окружения» [3, с. 20].

По нашему мнению, данные положения вполне можно применить в отношении и отдельных туристско-рекреационных регионов для определения их конкурентоспособности. Доход от продажи продукции туристско-рекреационной индустрии отдельным региональным туристско-рекреационным кластером будет определяться следующим образом:

( ) 1 X ij = S i bij pij p, n где Xij – доход от продажи услуги i региональным туристско-рекреационным кластером j, Si - продажи услуги i в целом в стране или регионе, n – количество фирм в туристско рекреационной отрасли, производящие данную услугу, bij – переменная спроса, показывающая зависимость рыночной доли регионального туристско-рекреационного кластера от цены на его услугу, pij – цена услуги у данного кластера, p - средняя цена конкурирующих аналогичных услуг у других региональных туристско-рекреационных кластеров.

Для определения конкурентоспособности территории на основе маркетинговых исследованиях составляется рейтинг регионов. В первую очередь это касается комплексного анализа конъюнктуры товарных рынков, исследования привлекательности и имиджа территории, анализа инфраструктурной обеспеченности, информационной привлекательности, имиджа территории или кластера. Под имиджем кластера и региона понимаем совокупность эмоциональных и рациональных представлений, вытекающих из сопоставления всех признаков кластера и территории, собственного опыта людей и слухов, влияющих на создание определенного образа. Иначе говоря, среди элементов имиджа следует выделять объективную и субъективную составляющие.

Важнейшей объективной составляющей имиджа кластера является совокупность конкурентных преимуществ и недостатков.

Конкуренцию между кластерами можно определить как «соперничество между регионами, обусловленную совокупностью экономических, социальных, научно образовательных, экономико-географических, информационных, институциональных, геополитических и иных факторов, за привлечение определенных видов ресурсов, товаров, услуг, капитала, инвестиций, населения [6].

Мы считаем, что конкурентоспособным является туристско-рекреационный регион, который имеет такие институты и управление, ресурсные, квалификационные, производственные и научно-технические возможности, финансовую и поддерживающую инфраструктуру, которые позволяют ему добиться долговременного конкурентного успеха туристско-рекреационных кластеров на основе устойчивой динамики экономического роста и повышения благосостояния населения.

_ 1. Porter M.E. The competitive advantage of nations /M.E.

Porter. New York: The Free Press, 1990. 274 р.

2. Портер М.Е. Международная конкуренция.

Конкурентные преимущества стран / М.Е. Портер. М.:

Международные отношения, 1993. - С. 105.

3. Портер М. Конкуренция / М. Портер. М.: Вильямс, 2002. 495 с.

4. Воронов А. Кластерный анализ – база управления конкурентоспособностью на макроуровне / А. Воронов, А.

Буряк // Маркетинг. 2003. №1. С. 12.

5. Конкурентоспособность регионов: теоретико прикладные аспекты. М.: ТЕИС, 2003. С. 181.

6. Анимица Е.Г. Конкуренция в территориальном измерении / Е.Г. Анимица // Интеграция: власть, наука, производство. 2003. № 1. С. 38-42.

А.Н. Полухина© Марийский государственный технический университет КОНЦЕПЦИЯ СТРАТЕГИИ УПРАВЛЕНИЯ ДЛЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ТУРИСТСКОГО КЛАСТЕРА Понятие «кластер» впервые было использовано американским экономистом профессором Гарвардской школы бизнеса М.Портером. Кластер – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенной сфере и взаимодополняющих друг друга [1, с.

221].

По мнению А.Ю.Александровой, в индустрии туризма кластера играют решающую роль в формировании туристских центров, привлечении в них посетителей и повышении их конкурентоспособности. В настоящее время в России идет процесс формирования ряда региональных и локальных кластеров. Этот процесс ускорился в связи с принятием в 2006 г.

поправок к Федеральному закону «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» и выделением особых экономических зон туристско-рекреационного типа.

А.Ю.Александрова полагает, что складывающуюся в рамках этих зон систему взаимосвязанных фирм, организаций и учреждений в сфере путешествий и отдыха населения можно рассматривать как зарождающийся региональный туристский кластер [2, с. 52;

61].

Считаем, что для успешного развития и функционирования регионального туристского кластера необходимо разработать и внедрить новую стратегию управления. Целью данной статьи – определить обоснование концепции новой стратегии управления для регионального туристского кластера. Концепция стратегии управления в сфере © Полухина А.Н., туризма должна учитывать специфические черты деятельности организаций туризма и гостеприимства (в том числе региональный аспект), включать адаптированный зарубежный опыт и способствовать повышению эффективности организаций. Разработанная нами концепция стратегии управления для регионального кластера состоит из нескольких уровней (рис.1).

Рассмотрим содержание первого уровня на примере Республики Марий Эл, которую можно представить в качестве потенциального регионального туристского кластера.

Большинство регионов Российской Федерации имеют программы развития туризма. К сожалению, Республика Марий Эл не относится к этому числу, хотя попытки создать республиканскую программу развития данной сферы предпринимались. Считаем, что привлекательным фактором развития сферы туризма является уникальность Марийского края в историко-культурном и экологическом аспектах. При этом главной идеей регионального туристского кластера должна стать концепция этнотуризма (например, сохранение традиционных религиозных верований народов мари – язычества), на основе которой и следует сформировать программу развития туризма в регионе (таблица).

На данный момент осуществляется реализация первого этапа разработки проекта программы: сформирована группа исследователей и экспертов;

началось изучение и описание туристических ресурсов районов Республики Марий Эл. В частности, нами исследуются следующие территории:

Куженерский, Сернурский, Советский районы и г.Йошкар-Ола, а также разрабатываются бизнес-проекты по наиболее изученным районам республики – Горномарийскому, Юринскому, Килемарскому и Моркинскому.

Однако нехватка квалифицированных специалистов, текучесть кадров, низкий уровень заработной платы будут тормозить развитие туристского кластера в Республике Марий Эл, поэтому концепция стратегии управления включает второй и третий уровни. Второй уровень концепции подразумевает формирование и внедрение особой стратегии качества и взаимодействия (СКВ) для управления организациями, входящими в региональный туристский кластер, и состоит из элементов: базовые принципы, структурный цикл и процесс внедрения СКВ.

Концепция стратегии управления туристским кластером Программа управления региональным туристским кластером Стратегия качества и взаимодействия Организационная модель управления персоналом Рис. 1. Уровни концепции стратегии управления региональным туристским кластером Особое внимание следует обратить на содержание структурного цикла СКВ – это 7 шагов (рис. 2). Внедрение данных процедур будет способствовать расширению и углублению связей с клиентами организации, а также обеспечит приверженность клиентов к данной фирме, так как качество услуг не только привлекает потребителей, но и позволяет удерживать их. Специальная программа мероприятий по внедрению СКВ представляет собой следующие 6 базовых факторов: разъяснительная работа среди персонала;

принятие научно обоснованных решений;

усиление роли руководителя;

глубокое делегирование полномочий;

непрерывное обучение персонала;

формирование команды.

Этапы разработки и реализации программы этнотуризма Название этапа Содержание этапа Ожидаемые результаты Срок Ориентировочная реализации стоимость 1. Паспортизация Выявление и описание туристических 1. Составление туристического Январь – июнь С учетом ресурсов субъектов республики: паспорта каждого района и 2010 г. командировок на районов рекреационных, санаторно- города республики по единой места – 120 тыс.

республики и курортных, экологических, культурно- схеме. руб.

городов исторических 2. Составление туристического паспорта Республики Марий Эл 2. Разработка Для каждого района и города 1. Создание базы данных, Август – 95 тыс. руб.

республики будут предложены как содержащей бизнес-проекты для декабрь 2010 г.

бизнес-проектов минимум 2-3 бизнес-проекта, развития туризма по каждой базирующиеся на выявленных республиканской территории ресурсах и традиционной культуре народов (марийской, русской, татарской) 3. Продвижение 1.Обсуждение и принятие проекта 1. Принятие программы развития Январь – июль Для продвижения программы руководством республики. туризма в Республике Марий Эл 2011 г. программы проекта 2.В случае положительного решения – посредством программы продвижение программы на рекламных акций – российском уровне для поиска от 100 тыс.руб.

инвесторов 4. Внедрение и 1.При подборе инвестора происходит 1. Создание новых и Август 2011 г.

доработка бизнес-проекта на уровень реконструкция старых объектов – декабрь реализация бизнес бизнес-плана туристической инфраструктуры. г.

проектов 2.Реализация бизнес-плана в 2. Увеличение количества конкретном районе /городе организаций, занятых в отрасли республики СКСиТ и персонала Структура стратегии качества и взаимодейс твия Определен Позициони Идентифик Изучение Анализ Создание Контроль и рование на ация клиентских результатов плана анализ ие миссии потребител предпочтен рынке изучения действий результатов я ий Рис. 2. Содержание второго компонента стратегии качества и взаимодействия Положительное воздействие от внедрения стратегии качества и взаимодействия возможно лишь при изменении всей системы управления кадрами организаций туристского кластера. Следовательно, третий уровень концепции стратегии управления для туристского кластера составляет организационная модель формирования и развития системы управления персоналом. Элементами организационной модели можно определить следующие: набор персонала, организация работы с персоналом, система мотивации и организационная культура [3, с. 180-200]. При этом особое внимание необходимо уделять разрешению возникающих конфликтов в организациях туризма, которые негативно воздействуют на качество оказания услуг, а следовательно, на эффективность деятельности организации в целом. Следует также указать условия, оказывающие позитивное воздействие на внедрение организационной модели (рис. 3).

Условия внедрения модели управления персоналом в организации СКСиТ Систематизация и Учет отраслевой Адаптация Антропологиза-ция структурированнос деятельности зарубежного специфики ть опыта Рис. 3. Условия внедрения организационной модели управления персоналом в сфере туризма и гостеприимства Таким образом, для успешного создания и функционирования регионального туристского кластера необходимо разработать и внедрить новую стратегию управления, концепция которой нами представлена в статье.

Полагаем, что данная стратегия должна состоять из трех уровней: региональный уровень управления сферой, уровень управления туристской организацией и внутриорганизационный уровень. Отличительными особенностями данной концепции являются внимание, которое уделяется качеству туристских услуг, и обязательный учет региональной культурной или иной туристкой специфики.

_ 1. Портер М.Э. Конкуренция / пер. с англ. М.: Дом Вильямс, 2001.

2. Александрова А.Ю. Туристские кластеры:

содержание, границы, механизм функционирования // Современные проблемы сервиса и туризма. 2007. № 1. С. 51-61.

3. Полухина А.Н. Развитие управления в сфере туризма и гостеприимства: монография. Йошкар-Ола:

LANFORT, 2010. 256 с.

Д.А. Пятина© Пермский государственный университет ТУРИСТСКИЙ КЛАСТЕР КАК ПОНЯТИЕ Развитие российского туризма - очень противоречивый вопрос. Особенностью развития индустрии туризма в России сегодня является увеличение количества выезжающих за границу, а вот что касается въездного и внутреннего туризма, здесь существуют значительные проблемы. Наука и государство находятся в поисках решений этой проблемы. Одним из таких решений является повышение конкурентоспособности уже существующих туристских регионов и формирование новых.

При этом необходимо создавать новый туристский продукт, новые направления, так как потребности и предпочтения туристов часто меняются.

Для повышения конкурентоспособности региона используется кластерный метод, который применялся раньше в основном только в промышленном производстве. Сегодня этот подход применяется и в индустрии туризма. Для того чтобы применять кластерную политику для развития регионов, необходимо понять, что такое кластер, каковы его разновидности, определить особенности кластеров в туризме.

В научной экономической и географической литературе известно множество определений кластера, приведем некоторые из них.

Так, согласно теории М.Портера [4], кластеры – это группа географически соседствующих взаимосвязанных компаний (поставщики, производители и др.) и связанных с ними организаций (образовательные заведения, органы государственного управления, инфраструктурные компании), действующих в определенных сферах и взаимодополняющих друг друга.

Существует еще один подход к трактовке данного понятия, который предлагает профессор кафедры фондового © Пятина Д.А., рынка и финансового менеджмента Высшей школы экономики Ю.А. Арутюнов [2]. Он рассматривает кластер как совокупность «4К»: 1) концентрация в пределах локальной территории, 2) конкуренция внутри кластера в борьбе за потребителя, за его завоевание и удержание, 3) кооперация, что означает вовлечение родственных отраслей и местных институтов и поддержание конкурентоспособности своей продукции на внешнем рынке и 4) конкурентоспособность на рынке за счет высокой производительности, основанной на специализации и взаимодополнении участников.

Г.Б. Клайнер [3] предложил рассматривать кластеры как совокупность четырех видов систем. Первая система – «объекты», которые представлены юридическими и физическими лицами, организациями, предприятиями и их группами, государствами, союзами государств. Вторая – «процессы», последовательные или менее эволюционные изменения состояния тех или иных фиксированных сред или объектов и их групп. Третья система – «среды» – взаимодействия экономических объектов и место протекания экономических процессов. Последняя четвертая система представляет собой «проекты» – относительно кратковременные существенные изменения ситуации в социально-экономической сфере.

При определении ключевых понятий предлагается «объекты» разделить на три категории: «объекты – производители товаров и услуг»;

«объекты – товары и услуги»;

«объекты – потребители товаров и услуг». Для описания туристского кластера понятие «среды» предлагается понимать еще и как туристско-рекреационные ресурсы.

Наиболее часто применяется определение Портера:

кластер как совокупность географически соседствующих между собой предприятий и взаимосвязанных с ними организаций.

Данное определение наиболее точное, лаконичное в своем понимании. В то время как другие ученые выделяют кластер как экономическую систему, в которую входят как участники кластера, так и среда, где он существует. При этом они предлагают свою собственную терминологию.

По нашему мнению, за время применения кластерного подхода в индустрии туризма сложилась общее понимание кластера. Центральным понятием кластера являются туристские ресурсы, именно им принадлежит решающая роль в развитии туризма, так как они в большей степени являются основным мотивом и причиной участия людей в туристских поездках.

Туристские ресурсы могут быть как природные, так и искусственно созданные. Для создания искусственных туристских ресурсов привлекаются большие инвестиции. В состав кластера также входят туристские фирмы, главными задачами деятельности которых является создание привлекательных туристских продуктов, соответствующих потребностям туристов, поддержание стандарта обслуживания.

Главное звено кластера – турист, именно на него направлена вся деятельность, при этом важно чтобы новый туристский продукт был ему интересен. Во время путешествия турист потребляет разные услуги – общие, специфические туристские и сопутствующие. Прежде всего, он нуждается в услугах по поддержанию своей жизнедеятельности – жилье, питании, транспорте, досуге. Именно поэтому основными из элементов кластера являются поставщики специализированных туристских услуг. Развитие кластера зависит также от экономических, природных, социо-культурных и политических условий, которые имеют тенденцию изменяться.

При формировании туристского кластера необходимо идентифицировать его географические границы и учитывать климатические факторы, которые относятся к природным условиям. Географические границы во многом создают транспортные коммуникации (состояние автомобильных дорог, развитие малой авиации, водного транспорта), которые соединяют между собой основные центры притяжения туристов.

Важно учитывать традиции и культуру местного населения – социо-культурные условия, которые непосредственно влияют на индустрию гостеприимства. К социальным факторам следует отнести и сферу образования, которая является не только потенциалом для развития квалифицированного персонала для туристских предприятий, но и базой для развития образовательного и научного туризма.

Сюда относится и научно-исследовательские институты разного профиля, присутствие которых способствует всестороннему анализу составляющих кластера, его возможностей развития, а также динамичному развитию научного туризма.

Большое значение имеет политическая ситуация на территории кластера. Политика властей в области развития туристской деятельности, её поддержка, проведение научных исследований, постоянный мониторинг являются важнейшим условием формирования кластера, особенно в России.

Экономическая среда определяется уровнем развития экономики и уровнем жизни населения, которые оказывают огромное влияние на стоимость и спрос на товары и услуги, в том числе туристского назначения. К экономическим условиям относятся инвестиционный климат на территории кластера, который способен обеспечить развитие основных элементов кластера.

По мнению А.Ю.Александровой [1], особое внимание при формировании туристского кластера необходимо уделять взаимосвязям между его элементами. Данная связь не только основывается на экономической выгоде участников, но и ориентирована на создание и реализацию качественных туристских услуг, удовлетворяющих потребности как туристов, так и территории. Это выражается во взаимосвязи («транспорт средства размещения – питание») как основных услуг кластера, так и во взаимосвязях («государственное управление – коммерческие организации – научно-образовательные учреждения»). Взаимосвязь входящих в кластер фирм осуществляется за счет цепочек добавленной стоимости и системы накопления. Каждая фирма создает свою добавленную стоимость. Для достижения конкурентного преимущества фирма должна оптимизировать как собственную цепочку добавленной стоимости, так и внешние цепочки, связывающие ее с поставщиками и потребителями.

Экономист А.Е Шаститко [7] рассматривает следующую классификацию кластеров. Одним из критериев этой классификации является наличие ядра: ядерные и безъядерные кластеры. Второй критерий – локализованность связей – потребление продукта в пределах кластера и за его пределами.

Последний критерий в этой классификации – вариант развития кластера. Существует три варианта развития кластера: 1) «с нуля», это означает, что в месте его локализации ранее не существовало явно выраженного предшественника. 2) вариант – за счет модификации или развития уже существующего кластера. Еще один вариант развития кластера – трансформация рыночных связей в сторону более устойчивых отношений между компаниями.

Также необходимо различать кластер отраслевой и региональный. При создании отраслевого кластера усиление конкурентных преимуществ осуществляется за счет неформального взаимодействия организаций именно данной отрасли, которая выступает в качестве объединяющего фактора.

В то время как в региональном кластере все предприятия региона взаимодействуют на основе конкурентно-партнерских отношений ради достижения общей цели – развитие региона в целом как кластера. Данные предприятия принадлежат одной или нескольким отраслям хозяйства.

За историю индустрии гостеприимства сложился определенный опыт создания кластеров в различных регионах РФ и других стран. В большей степени кластерная теория распространена за рубежом. Туристские кластеры и в РФ, и за рубежом отличаются друг от друга. А.Ю.Александрова [1] сравнивает два региональных кластера. Один кластер расположен в тропическом северном штате Квинсленд в Австралии, второй – в ЮАР. Их отличительные черты четко прослеживаются. В ЮАР кластер создается для восстановления туристских потоков, в то время как в Квинсленде главная цель – это увеличение потока за счет развития дополнительных территорий. Они разнятся географическими масштабами, составом участников, уровнем развития и т.д. Объединяет эти кластеры доверительные отношения, на основе которых и осуществляется вся деятельность по продвижению регионов на внутреннем и международном рынках.

Формирование отраслевого кластера А.Ю.Александрова [1] рассматривает на примере винодельческой кооперации, которая способствует развитию туризма и туристской инфраструктуры в долине Напа (штат Калифорния, США).

Практический опыт создания туристских кластеров в РФ невелик. Одним из первых считается кластер «Красная Изба» в Великом Новгороде, который развивался посредством создания информационно-туристического центра. Этот центр объединял и координировал действия около 30 предприятий, занимался продвижением региона на туристском рынке. Еще один пример активной кластерной политики – это Республика Карелия.

Создание нескольких туристских кластеров на этой территории должно привести к более равномерному распределению дестинаций, снятию нагрузки с основных мест посещения туристами, таких как Кижи, Валаам, Петрозаводск [6].

Примерами территорий, которые обладают ресурсами и возможностями для формирования и развития туристских кластеров, являются: культурно-исторические центры Центральной части России (Москва, Санкт-Петербург, Золотое кольцо России), рекреационные зоны на побережьях Черного моря (курорты Краснодарского края) и озеро Байкал;

а также территория регионов Западной Сибири (Новосибирская, Кемеровская, Томская области, Алтайский край, республика Алтай).

Формирование кластера способствует увеличению внутреннего туризма. Однако на сегодняшний день существуют препятствия на пути формирования туристского кластера: в неразвитость инфраструктуры и транспорта, что является проблемой большинства регионов РФ;

длительный период формирования кластера, т.е. не моментальное получение выгод от кластера;

нехватка туристских кадров.

Решение этих проблем будет способствовать созданию современного конкурентоспособного туристского комплекса.

Внесение значительного вклада в развитие экономики произойдет за счет налоговых поступлений в бюджет, притока иностранной валюты, сохранения и рационального использования культурного и природного потенциала.

_ 1. Александрова А.Ю. География туризма: учебник.

М.: КНОРУС, 2009. 592 с.

2. Арутюнов Ю.А. Формирование региональной инновационной системы на основе кластерной модели экономики региона // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера: вестник Научно исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. 2008. Вып. 4 // http://koet.syktsu.ru/vestnik/.

3. Мартышенко Н.С. Проблемы формирования туристского кластера региона // Туризм и рекреация:

фундаментальные и прикладные исследования: Труды IV Международной научно-практической конференции МГУ им.

М.В.Ломоносова. М.: Диалог культур, 2009. С.285-289.

4. Портер М. Конкуренция / пер. с англ. М:

Издательский дом «Вильямс», 2001. С.495.

5. «Первый кластер» // Туризм: практика, проблемы, перспективы. 2009. № 10. С. 17-19.

6. Савельев Ю.В. Научные основы пространственного планирования и кластерной политики в туризме (опыт республики Карелия) Ю.В.Савельев, О.В.

Тостогузов // Вестник НАТ, 2009. №4 (12). С. 18-23.

7. Шаститко А.Е. Кластеры как дискретная институциональная альтернатива управления трансакциями // Балтийский регион. 2009. №2. С. 26-43.

Н.Н. Гировка© Нижегородский государственный архитектурно строительный университет ПРОСТРАНСТВЕННАЯ И ТИПОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ТУРИСТСКОГО КОМПЛЕКСА НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ Туристский комплекс является материальной основой формирования и развития отрасли, который, в свою очередь, является частью отраслевого комплекса территории и частью территориальной общественной системы в целом.

Материальной основой туристского комплекса любой территории являются ресурсы, которые представлены различными генетическими, типологическими, иерархическими типами компонент, обладающими принципиально одними свойствами – удовлетворять комплекс рекреационных потребностей индивида.

Ресурсный потенциал основных компонент туристского комплекса любой территории может быть представлен набором генетически разнородных групп объектов (комплексов): особо охраняемые природные территории (ООПТ);

памятники историко-культурного наследия;

ремесла и промыслы;

музеи;

специально созданные туристские объекты;

естественные природные комплексы, Доли участия которых в структуре туристского комплекса любой территории всегда региональны и являются отражением комплекса природных факторов и особенностей освоения и развития той или иной территории.

Рекреационные ресурсы территории Нижегородской области весьма разнообразны. На территории области отмечаются взаимоотношения между всеми природными компонентами: горными породами, рельефом, климатом, водами, растительным и животным миром. Еще В.В.Докучаев утверждал, что данная губерния является единственным местом © Гировка Н.Н., среди равнинных территорий России, обладая столь высоким природным разнообразием.

Численно (216) и типологически ООПТ Нижегородской области достаточно разнообразны и представлены большей частью основных генетических типов объектов. Наиболее многочисленные из них имеют статус природных памятников (преимущественно регионального уровня).

Географически все ООПТ приурочены к территориям с наиболее сохранившимися природными комплексами. При этом общая степень сохранности естественных природных комплексов территории весьма различна: от полностью измененных антропогенной деятельностью территорий на юге области (сохранились лишь локальные и относительно небольшие участки водно-лесных комплексов, фактически изолянты) до относительно сохранившихся (более 51% степень сохранности) участков на севере, северо-востоке и юго-западе.

В составе всех ООПТ имеются коренные виды природных комплексов области. Наибольшая доля ООПТ расположена в относительно сохранившихся лесных комплексах различного типологического состава, из них наибольшая доля – в хвойных и хвойно-широколиственных урочищах ( участков). Как правило, в их состав входят и водные объекты (45 объектов), а всего их насчитывается несколько тысяч. С позиций туризма водные объекты равнинных территорий являются ключевыми участками.

В группу основных компонент туристского комплекса входят ремесла и промыслы. Общая численность центров развития ремесел и промыслов в районах области превышает населенных пунктов. Причем в некоторых из них насчитывается до шести видов ремесел и промыслов.

История возникновения любого из народных художественных ремесел и промыслов разнообразна и поучительна: раскрывает способности и умения человека, развитие отраслей хозяйства и промышленности, формируют культурный пласт территории, его отражение в традициях и укладе жизни. Кроме того, развитие ремесел и промыслов формирует особое духовное содержание и отношение к окружающей среде.

Всего на территории области находится 3891 объектов историко-культурного наследия [3]. Из общего количества объектов федерального значения – 1301, регионального – памятников, памятников всемирного наследия нет. Наиболее высока численность и разнообразие памятников: духовной культуры, отдельных храмов, усадебных комплексов, старинных зданий жилой и административной архитектуры (см. таблицу).

Типология группы объектов историко-культурного наследия Нижегородской области № Типы объектов Кол-во п/п 1 Мемориальные дома 2 Мемориальные могилы 3 Исторические тюрьмы 4 Исторические учебные заведения 5 Усадьбы, купеческие дома, жилые исторические постройки 6 Отдельные храмы 7 Монастырские комплексы, в том числе скиты 8 Общественная и административная архитектура 9 Торговые лавки 10 Монументальные скульптуры Интегральные показатели типологической структуры и пространственного разнообразия туристского комплекса территории области внушительны.

Территориальное размещение основных компонент историко-культурного наследия туристского комплекса территории области определяются двумя группами факторов:

географическими и историческими, причем как раздельным, так и совместным их влиянием (рисунок).

Причинно-следственные факторы полученной картины территориального зонирования потенциала туристского комплекса различное: северная половина в большей степени сохранила природный, в то время как южная половина – историко-культурный потенциалы.

Потенциал туристского комплекса территории Нижегородской области Транспортная инфраструктура, сформированная эволюционно также под воздействием природных и антропогенных факторов (водных потоков, рельефа), определенно налагает секторность на концентрические закономерности рисунка структуры туристского комплекса территории, которая является отражением местных закономерностей пространственного рисунка основных компонент геосферы.

Таким образом, две основные группы факторов определяют пространственный рисунок структуры и потенциал туристского комплекса территории [1, 2, 4, 5, 6, 7]. Очевидно, данные факторы являются лимитирующими и позволяют районировать любую территорию по типологии и иерархии туристского комплекса, соответственно выделять граничные изменения (радиальные и секторные зоны) и формировать оценочные показатели.

_ 1. Веденин Ю.А. Динамика территориальных рекреационных систем / Ю.А. Веденин. М., 1982.

2. География рекреационных систем СССР / отв.

ред. В.С.Преображенский, В.М.Кривошеев. М.: Наука, 1980.

3. Государственные списки памятников истории и культуры Нижегородской области. Т. 1, 2. Нижний Новгород.

1988.

4. Зырянов А.И. Ландшафтные рубежи контрастности и территориальные социально-экономические системы / А.И. Зырянов. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 1995.

5. Мироненко Н.С. Рекреационная география / Н.С.

Мироненко, И.Т. Твердохлебов. М.: Изд-во МГУ, 1981.

6. Преображенский В.С. Территориальная рекреационная система как объект изучения географических наук / В.С. Преображенский, Ю.А. Веденин, И.В. Зорин, Л.И.

Мухина / Изв. АН СССР. Сер. геогр. 1974. № 2.

7. Родоман Б.Б. Поляризация ландшафта как средство сохранения биосферы и рекреационных ресурсов / Б.Б.

Родоман // Ресурсы, среда, расселение. М.: Наука, 1974.

8. Твердохлебов И.Т. Основы рекреационного районирования / И.Т. Твердохлебов // Географические проблемы организации отдыха и туризма. М., 1969.

С.А. Меркушев© Пермский государственный университет ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА СРЕДЫ ЧУСОВОГО И КУНГУРА КАК ТУРИСТСКИХ ДЕСТИНАЦИЙ ПЕРМСКОГО КРАЯ Чусовой и Кунгур являются городами Пермского края, чье экономико-географическое положение по выгодности уступает только Перми. Кроме того, оба города являются центрами социально-экономических микрорайонов [1] или территориальных социально-экономических микросистем [2], в которых теперь уже на микроуровне наиболее эффектно проявляется одна из самых ярких, по мнению А.И. Зырянова [2], особенностей строения Пермского края в целом – высокий уровень его бассейновости. Реки Лысьвенско-Чусовского микрорайона (Усьва, Вильва, Вижай), относящиеся к системе правого притока Камы – Чусовой, и сама Чусовая играют важную роль в организации туристских потоков, а в сочетании с рисунком железных и автомобильных дорог приводят к наибольшей концентрации этих потоков в таком фокусе, как г.


Чусовой – точке наибольшего гидрографического разнообразия микрорайона. Аналогичная ситуация характерна и для Кунгурского микрорайона, большая часть которого находится в бассейне р. Сылвы. В пределах городской черты Кунгура в Сылву впадают крупнейшие ее притоки – Ирень и Шаква.

Таким образом, даже если бы рассматриваемые города ничего не предпринимали для того, чтобы стать значимыми туристскими дестинациями, и не обладали туристско рекреационным потенциалом, значительные туристские потоки их бы все равно не миновали. Поэтому необходимо максимально эффективно использовать эти потоки для трансформации и повышения устойчивости функциональной базы городов. Для этого, на наш взгляд, необходимо руководствоваться системным подходом, который наряду с развитием собственно туристско-рекреационного потенциала © Меркушев С.А., предполагает улучшение социально-экономической ситуации, повышение качества среды территорий, трактуемого нами в широком смысле как «совокупность предпосылок, необходимых для здоровой и социально насыщенной жизни индивида» [3, c.25]. В данном случае, наряду с такими структурными составляющими, как экологическое состояние среды, уровень развития и состояние социальной инфраструктуры, коммунального хозяйства, уровень экономического развития, насыщенность потребительского рынка, степень обеспеченности бюджета территории собственными и дотационными средствами [4], понятие «качество среды»

включает и ее эстетическую выразительность.

Наиболее острая проблема современного Чусового – несоответствие его основных функций современному статусу города. В последние годы проблема обострилась, поскольку своевременно не расширялась функциональная база города, не преодолевалась почти полная зависимость Чусового от металлургического завода, в свою очередь, нуждающегося в коренной реконструкции и пересмотре всей стратегии развития, что связано со значительными изменениями факторов, когда-то определивших появление этого предприятия в городе.

В преодолении монофункциональности туризм и рекреация, безусловно, должны сыграть значительную роль, хотя, по нашему мнению, эти виды деятельности в краткосрочной и среднесрочной перспективе не смогут стать пропульсивными, и без коренной трансформации производственной функции не обойтись. Для усиления роли туристско-рекреационной сферы, а значит, и сферы культуры и спорта в функциональной структуре Чусового существуют многочисленные предпосылки. Необходимы серьезная работа по повышению качества городской среды, новые инновационные подходы к сохранению и эффективному использованию компонентов туристско-рекреационного потенциала.

Сегодня визуальное восприятие городской среды Чусового вызывает противоречивые чувства. С одной стороны – отреставрированный железнодорожный вокзал (отметим, что у пассажиров железнодорожного транспорта, в силу трассировки дороги, о городе складываются наиболее благоприятные впечатления), новостройки левобережной части города, хорошо работающий городской транспорт, хотя и не отличающийся однородным по качеству и возрасту подвижным составом. С другой – низкий уровень благоустройства, качества дорог, обшарпанность фасадов домов правобережья, в том числе и на центральной улице «старого города» – Ленина и там, где они являются средовыми объектами достопримечательностей (у дома В.П. Астафьева). Особенности городского ландшафта (город расположен в глубоких долинах Чусовой и Усьвы) делают металлургический завод доминантой, хорошо видной из многих точек городского пространства, и представление о возрасте и качестве заводского оборудования, а следовательно, о его влиянии на городскую среду быстро складывается даже у самого непосвященного обывателя.

Для города характерны сильные контрасты в качестве городской среды, которое резко снижается по мере перехода к окраинам «старого города», расположенного на правом берегу Чусовой, особенно на правом берегу Усьвы (Углежение, Лисьи Гнезда, п. Сплавщиков). Следует отметить, что после завершения строительства пермского участка будущей автомобильной дороги Пермь (Полазна) – Серов – Ханты Мансийск – Томск, которая пока (до строительства северного обхода города) проходит через Чусовой, начинается знакомство с городом всех, кто едет из Перми автомобильным транспортом (и не только в Чусовой, но и на восток Пермского края. в Свердловскую область). Для туристов, сплавляющихся по Вильве и Усьве, первыми открываются не только городские кварталы одноэтажной застройки на террасах левого берега Усьвы (несмотря на качество большей части жилого фонда по своему живописными), но и обширный отвал Чусовского металлургического завода, на котором зачастую можно наблюдать выгрузку очередного состава с дымящимся и горящим шлаком.

Гораздо большего внимания со стороны городских и региональных властей заслуживает Чусовской этнографический парк, уникальное содержание которого, позволяющее характеризовать его как «очаг для воспарения душ», «праща для перемещения из одного века в другой», нуждается в подкреплении адекватной формой, т.е. инфраструктурном обустройстве [5].

Противоречивое впечатление вызывает путеводитель по Чусовому, выпущенный издательством «Маматов» в 2008 г.

Хорошо оформленное издание, вызывающее неподдельный интерес к городу благодаря раскрытию наиболее интересных страниц его истории, содержательным туристским маршрутам, имеет и ряд недостатков. Оно не снабжено полноценной картой города, не содержит информации о маршрутах городского транспорта, а раздел «Чусовой сегодня» очень краток и не лишен некоторых закостенелых штампов («праздник для тела и души дарит жителям Чусовской банно-прачечный комбинат, который ежемесячно посещают более 6,5 тыс. человек» [6, с.

25]).

Кунгур является центром микрорайона, который, по нашему мнению, на сегодняшний день является единственным в Пермском крае, где туризм и рекреация являются пропульсивными видами деятельности.

Это обусловлено, во-первых, богатым туристско рекреационным потенциалом, который у крупнейших муниципальных образований, входящих в микрорайон – Кунгура и Кунгурского района, оценивается обычно как высокий;

во-вторых, преемственностью и последовательностью органов власти Кунгура в продвижении туризма и рекреации как одного из основных видов деятельности города;

в-третьих, осмысленностью развития Кунгура с точки зрения особенностей его экономико-географического положения и наиболее вероятных направлений перспективного пространственного развития Пермского края, которое, безусловно, приведет к возрастающему втягиванию города в процессы трансформации Пермской городской агломерации.

Динамичное развитие существующих производственных функций и появление новых благоприятно влияют на городскую среду. Но гораздо в большей степени позитивные изменения в облике города связаны с целенаправленной политикой по формированию привлекательного места для туризма и рекреации. Расширяется перечень видов туризма наряду с теми, которые связаны с использованием имеющегося потенциала, появляются новые, для развития которых, на первый взгляд, нет предпосылок. В первую очередь это касается событийного туризма, связанного с проведением ежегодного и получившего широкую известность фестиваля «Небесная ярмарка».

В городе из всех муниципальных образований края наиболее рельефно проявляется системный подход к трансформации городской среды, повышению ее привлекательности и степени соответствия статусу центра туризма. Устойчиво расширяется часть городского пространства, в которой нет элементов, отрицательно влияющих на восприятие среды туристами, визуальный ряд которой комфортен как для гостей, так и для местных жителей.

Преобразился сквер на перекрестке улиц Советской и Гоголя, в котором появился памятник Губкину. Облагороженное пространство сквера удачно дополняется перспективной панорамой: из сквера открывается вид на отреставрированный Спасо-Преображеский храм, расположенный на правом берегу Сылвы. Изменился облик спуска по ул. Гоголя (пока только нечетная сторона) и не только визуально, но и содержательно:

городской краеведческий музей дополнен музеем истории купечества, экспозиция которого очень познавательна и пробуждает искренний интерес к этой важнейшей странице истории Кунгура. Удачно вписался в контекст городской среды «Пуп земли», размещенный в центре на левом берегу Сылвы в начале пешеходной улицы К.Маркса. Сама улица также изменила свой облик. Неповторимый колорит городу придают и пешеходные мосты через Сылву и Ирень, поддерживаемые в удовлетворительном техническом и эстетически привлекательном состоянии. Совершенствуются инфраструктура размещения туристов, сфера общественного питания, повышается качество работы предприятий туризма и рекреации.

Кунгур – город, где более восьмидесяти лет учат мастеров и художников народных промыслов. Старинные традиции в современном керамическом производстве развивают художники группы предприятий «Кунгурские народные промыслы», реализация их продукции осуществляется специализированным магазином «Гончарная лавка», который давно уже стал еще одной визитной карточкой Кунгура. Решил город и проблему приведения в надлежащее состояние объектов транспортной инфраструктуры: реконструирован железнодорожный вокзал, появились новые предприятия торговли и общественного питания на привокзальной площади, новая автостанция. Налажена работа городского транспорта, который курсирует в основном в соответствии с расписанием, указанным на остановочных пунктах. Добавим, что в большинстве случаев Кунгуру удается избегать обострения проблемы усиления контрастов между различными частями городского пространства, которая заявляет о себе во многих городах, начавших серьезно повышать качество городского пространства и после концентрации усилий на центре, столкнувшихся с проблемой деградации периферийных частей.


Хотя в некоторых частях города они проявляются, особенно в районах, расположенных южнее Транссибирской магистрали.

Некоторые проблемы повышения качества городской среды Кунгура требуют более эффективного действия региональных и федеральных властей. Среди них – вынос из центра города учреждений пенитенциарной системы, реконструкция Гостиного двора – памятника архитектуры федерального значения. Нерешенность этих проблем мешает преобразованию значительной части городского центра.

Тем не менее, воспринимая городскую среду Кунгура, мы ощущаем (пусть и не в такой явной форме, как в Тобольске), что негативные ракурсы восприятия сглаживаются видами изменяющейся среды.

_ 1. Шарыгин М.Д. Региональная организация общества (теоретико-методологические проблемы совершенствования).

Пермь, 1992.

2. Зырянов А.И. Регион: пространственные отношения природы и общества. Пермь, 2006. 372 с.

3. Могилевский Р.С. Проблемы качества жизни крупного города. Л., 1987.

4. Меркушев С.А. Качество жизни: подходы к понятию // Территория и общество. Пермь, 1998. С. 55-61.

5. Беликов Ю. Хранить вечно. Беседа с Леонардом Постниковым основателем Чусовского этнографического парка // Звезда. 2009. Июль. С. 4.

6. Чусовой: путеводитель. СПб., 2009. 96 с.

О.В. Смурова, И.Б. Горланова© Костромской государственный технологический университет КОНЦЕПЦИЯ ПОСТИЖЕНИЯ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО ПРОСТРАНСТВА РЕГИОНА МОЛОДЁЖЬЮ Содержанием современного мирового процесса является диалектическое соотношение процессов универсализации и партикуляризации. Культурное обособление есть вполне естественная реакция на универсализацию мировой культуры.

Вместе с тем актуализация культурной специфичности возникла и в связи с крахом противостояния двух идеологических систем.

Основные различия между людьми порой носят не столько идеологический, политический или экономический характер, сколько культурный. Сохранение культурного многообразия – обеспечение полифонии культуры. Действия, направленные на оживление и приумножение традиций территорий, помогают реализоваться этой тенденции.

В данной статье излагается авторская концепция постижения историко-культурного пространства региона молодёжью. Её реализацию можно рассматривать как новую технологию формирования территории, «отзывчивой» на туристскую деятельность: ориентация местного населения на развитие туристской отрасли, актуализация усилий, © Смурова О.В., Горланова И.Б., направленных на сохранения историко-культурного пространства, а также непосредственное его участие в экскурсионно-исследовательской деятельности.

Отличительной особенностью российского образования с дореволюционных времен являлась сильная гуманитарная составляющая. Как знать может и этим тоже объяснялся успех российской и советской науки. Такое видение обеспечивало рассмотрение той или иной научной проблемы в контексте межпредметных взаимосвязей. Развернувшееся сегодня наступление массовой культуры создает угрозу просвещению человека. «Прививка классической розы» (И. Бродский) становится необходимым условием человеческой идентичности и национальной самоидентичности.

Программа постижения историко-культурного пространства региона молодежью составлена на основе идей, сформулированных еще в начале XX в. профессорами Санкт Петербурга И.М. Гревсом и Н.П. Анциферовым, опыта работы авторов, а также с учетом современной социокультурной ситуации. Составляющие программы: внедрение экскурсионного метода в образовательный процесс, клубная работа («Странник», «Старая Кострома»), проведение ежегодной молодежной конференции краеведческой направленности. Основополагающие идеи конференции:

призвана сформировать и поддерживать познавательный интерес у молодежи к местному краю, дать знания об наиболее значительных событиях, личностях Костромского края, способствовать консолидации молодежи в масштабе города, а в перспективе и области, образовать культурную среду, представители которой будут испытывать потребность в сохранении природного и культурного ландшафта. Наконец, конференция направлена на формирование здорового образа жизни, реанимацию лучших национальных традиций.

Концепция конференции предполагает не только теоретическую часть – проведение секционных заседаний, но и культурологический практикум – погружение в какую-либо культурную среду (крестьянскую, дворянскую, купеческую, многонациональную).

Объектом внимания предлагаемой конференции является Кострома и Костромской край в их географической и исторической протяженности. В чем привлекательность местного края? Привычнее слышать в ответ на этот вопрос перечисление памятников архитектуры, персоналий, исторических событий, значимых для российской истории.

Однако еще в нач. XX в. исследователями был сформулирован иной подход, иной взгляд на город как высшую форму концентрации культурной жизни и живого собирательного организма [1]. Профессор Санкт-Петербурга Н.П. Анциферов (1889 – 1958 гг.) выступал против механистического изучения города как набора достопримечательностей, он рассматривал город как целостный культурно-исторический организм. Он полагал, что от избранной методологической установки зависит и принцип сохранения исторического прошлого: будем мы сохранять отдельные памятники или культурно-историческую среду.

Исповедуя именно такой подход, Л.И. Сизинцева, известный костромской краевед, писала о Костроме: «Города так же не похожи, как и люди. Каждый город имеет свою судьбу, характер, облик. Некоторые из них уникальны и ярки, другие хороши именно своей неприметностью, обычностью, но каждый неповторим. Тихая Кострома – классический провинциальный город. Он меняется осторожно и неохотно, раздражая этим сторонников прогресса. Зато в толщах ее «культурного слоя» можно найти следы былых эпох, от которых столь поспешно отказались столицы. Ее особые приметы не бросаются в глаза, но открываются внимательному взгляду людей неторопливых и неравнодушных» [2]. Задача краеведения – сформировать бережное отношение к культурному и природному наследию.

Побудительным мотивом к проведению подобных конференций является стремительное изменение городской среды. Существует опасность разрушить образ города, столь обаятельного своей соразмерностью человеку. Мы понимаем, что не у нас первых рождается такое опасение и перемены неизбежны. Эта проблема, касающаяся Петербурга, в начале XX в. беспокоила известного исследователя города Н.П.

Анциферова: «Проходят дни, года. Года – века. Destructio (разрушение) Петербурга продолжается. Исчезают старые дома, помнившие еще Северную Пальмиру. Петрополь превращается в некрополь» [3]. Некоторые, вероятно, с нами не согласятся и скажут, что Кострома строится темпами, давно невиданными.

Внешне – это так. Однако при этом из-за нечуткого, неграмотного подхода разрушается культурный ландшафт.

Приведем лишь один пример: красно-кирпичный город, возникший на месте мельницы, своей высотой заполонивший все пространство и скрывший от глаз людей, находящихся на Муравьевке, Волгу. Он построен без учета рельефа местности.

Противостоять деструкции города и его культурного наследия может, как надеялись гуманисты-экскурсионисты (И.М.Гревс, Н.П.Анциферов), просветительство [4]. Хрупкость культуры объясняется тем, что каждое поколение людей осваивает ее заново. Принято много говорить об изменении физических параметров человека, но существует еще духовная протяженность. Ее формирование предполагает овладение культурным опытом предшествующих поколений, освоение культурного ландшафта. Сохранение культурного пространства зависит напрямую от того, испытывает молодое поколение стремление познать его, понимает ли. Только при этих условиях может возникнуть потребность его сохранять. Культурный ландшафт, в свою очередь, оказывает воспитательное воздействие на человека, прививает вкус к эстетическому проживанию жизни. Краеведческое знание востребовано и потому, что за последнее время в результате активной миграции произошло существенное обновление состава местного населения. Культурная адаптация неизбежно предполагает освоение нового для некоторых, в том числе и молодых людей, пространства.

Итак, мы рассмотрим понятие краеведения, которое было характерно для конца XIX – начала XX вв. Что изучалось краеведением в начале XX в.: состав почв Костромской губернии, специфические особенности водоемов, геологические ископаемые, леса и лесопользование, гидрометеорологические наблюдения, флора и фауна, этнический состав населения и его антропологические особенности, диалекты, история текстильной промышленности, промыслы: соляной, отхожий, крестьянская этнография, организация крестьянского хозяйства, современные социальные процессы и явления. Таков далеко неполный перечень. Убеждены, что есть смысл возвратиться к расширительному толкованию краеведения в рамках последующих конференций. Это позволит объединить усилия специалистов всех областей знания для всестороннего изучения Костромской области, региона в целом, решать существующие проблемы комплексно, с учетом местной специфики, традиций, а значит, выработанного веками опыта. Объединение усилий молодежи на основе тотального изучения местного края необходимо для понимания ценности природных и культурных ресурсов родной местности;

формирования бережного отношения к их использованию, в конечном счете – сохранения природного и культурного ландшафта.

Кроме теоретической части планируется во время проведения каждой конференции своего рода культурологический практикум: погружение участников конференции в какую-либо культурную среду. Первая конференция предполагает знакомство с крестьянской культурой, поскольку крестьянская цивилизация – самое древнее образование человеческой истории, впитавшее первоосновы бытия. Познание и вчувствование в эту культуру обеспечивает национальную самоидентификацию. Следует учитывать и тот факт, что до революции крестьянство составляло наибольшую часть российского населения. В Костромской губернии этого времени 94,3% населения губернии были крестьяне.

Последующие конференции позволят познакомиться с Костромой купеческой;

дворянской;

православной;

многоконфессиональной и т.д. Учитывая предстоящее празднование 400-летия избрания на российский престол Михаила Федоровича Романова, первого из династии, правившей в России 300 лет и четыре года, планируется культурологический практикум юбилейной конференции посвятить началу семнадцатого века, на «лифте» времени совершить погружение в ту историческую эпоху. В заключение отметим, что конференция подобного рода является лишь частью обширной программы постижения историко культурного наследия молодежью. Ее составляющие:

деятельность клуба любителей осмысленных путешествий «Странник», клуб ревнителей костромской древности «Старая Кострома», включение экскурсии в образовательный процесс с целью изучения истории культуры посредством экскурсионного метода.

_ 1. Гревс И.М. Дальние гуманитарные экскурсии и их воспитатиельно-образовательный смысл // Экскурсионное дело.

1922. № 4-6. С. 4-5.

2. Лукомские В.К. и Г.К. Кострома. Исторический очерк и описание памятников художественной старины. М., 2002. С. 416.

3. Анциферов Н.П. Непостижимый город… СПб., 1991.

С. 11.

4. Анциферов Н.П. Там же. С. 12.

В.В. Морозова© Ярославский государственный педагогический университет, Е.Ю. Колбовский ЯРОЭО «Ландшафт», г. Ярославль ТУРИЗМ, РЕКРЕАЦИЯ И ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ 1. Лакуны в теории. Развернувшаяся в последние годы процедура территориального планирования субъектов РФ выявила целый ряд теоретических «лакун», среди которых важнейшими являются поверхностное представление о составе © Морозова В.В., Колбовский Е.Ю., турпродукта и, как следствие, искаженное понимание взаимосвязи туризма и рекреации;

отсутствие теоретического анализа деформаций правового поля, в рамках которого формируется и функционирует инфраструктура рекреации и туризма, ощутимый дефицит прикладных обобщений по результатам планирования рекреационных зон в градостроительной документации,слабое понимание оптимума локализации «точки равновесия» между усилиями государства, коммерческого сектора и гражданского общества в сфере рекреации и туризма.

2. Опрокинутая пирамида: рекреация и турпродукт.

Пожалуй, самым слабым местом современной теории туризма является понятие о «туристическом продукте». Корректнее было бы говорить о рекреационном продукте, точнее, о развитой сфере рекреационных услуг, привязанных к рекреационным зонам и обслуживаемых, разумеется, гостиничным сервисом, сетью предприятий общепита, экскурсионными программами и транспортом. Как показывает анализ, успешный зарубежный турбизнес построен исключительно в рамках рекреационной сферы, поэтому устоявшееся словосочетание «туризм и рекреация» должно быть поставлено с головы на ноги – «рекреация и туризм», ибо рекреация всегда принципиально первична, а туризм – вторичен и производен от нее. Именно рекреационная составляющая турпродукта оказалась слабым звеном российской туристической отрасли, и в этом смысле важно получить ответы на следующие вопросы: как изменилась рекреация за последние десятилетия, как возникают и развиваются новые виды рекреационной деятельности;

комплекс каких условий необходим для развития рекреации, и какое место в этом комплексе занимают такие традиционные географические объекты, как территория и ландшафт, способствует ли правовое поле, задаваемое современным законодательством РФ, развитию рекреации и туризма?

3. Правильно ли мы понимаем рекреацию?

Анализируя феномен рекреации, исследователи предлагают концентрироваться не столько на научных дефинициях, сколько на необходимости широкого мировоззренческого восприятия сущности самого явления. Рекреация – это нечто такое, чем человек может заняться во время своего личного досуга, в свою очередь, досуг воспринимается как средство самовыражения, способ наполнения действительности смыслом и целью, способ воплощения себя в мире и мира в себе. Подобное понимание рекреации очень важно для формирующегося в России гражданского общества, в сфере внимания которого должны оказаться спектр рекреационных возможностей, разительно сокращающийся доступ к привлекательным сельским ландшафтам и застройка практически всех открытых пространства в наших городах.

4. Эволюция рекреационных потребностей и формирование новых рекреационных занятий. В основе рекреации лежат элементарные рекреационные занятия – простейшие действия, совершаемые человеком или группой людей в свободное время. Традиционные виды рекреационных занятий имеют длительную историю, тесно переплетающуюся с историей культурного ландшафта страны. В постиндустриальном обществе рекреация быстро менялась – многие элементарные рекреационные занятия оказались «завязанными» на различные технические средства, усовершенствование которых увеличивало потенциальные возможности базового рекреационного занятия, что приводило к распространению его на разные типы сред. Именно таким, «эволюционным», образом возникают новые виды рекреационных занятий, дифференцированные по характеру вмещающего физического пространства, уровню требуемых технических навыков, характеру неизбежного риска, экипировке (и, следовательно, стоимости). В сферу рекреации вовлекаются все новые типы природных и культурных ландшафтов, причем рекреационное использование ландшафта не требует правового регулирования и планировочного вмешательства только на начальном этапе наложения рекреационного занятия на конкретную местность. Всякое более-менее регулярное использование местности и уж тем более эксплуатация рекреационного занятия как канала реализации туристической деятельности требуют правового обеспечения территориальных притязаний и последующего специально обустройства местности. Средствами правового регулирования выступают законодательные акты и процедура территориального планирования, средствами обустройства – ландшафтно-архитектурное проектирование и формирование специальной инфраструктуры.

5. Проблемы правового регулирования туристско рекреационной сферы – зарубежный опыт. В странах с развитым гражданским обществом отдых и рекреация – это целый набор сервисов и служб, располагающихся в сельской местности и в городском окружении, призванных обеспечить и удовлетворить набор весьма диверсифицированных потребностей различных социальных слоев, возрастных, профессиональных и иных целевых групп. При этом задачи обеспечения и контроля за качеством предоставляемых рекреационных услуг возложены на местные власти, общественные комитеты, а также на добровольные и коммерческие организации.

В отношении правового регулирования для современной России может оказаться чрезвычайно поучительной история английских «войн» за рекреационный доступ к привлекательным ландшафтам сельской местности, разворачивающаяся на фоне устоявшейся системы частного и общинного землевладения. Принимаемые на протяжении уже более чем века в Англии один за другим правовые акты направлены на снятие противоречий в пространстве английского ландшафта между рекреацией для широких кругов, с одной стороны, и фермерством и крупными землевладельцами, с другой, Таков, к примеру, Акт о национальных парках и доступе к сельской местности («The 1949 national parks and access to the countryside act»), установивший принцип «открытой страны» («open country») в отношении доступа в ландшафт как руководство для разработки правил и заключения соглашений между местными властями, землевладельцами и общественными группами, порядок организации возможностей для широкого туризма и отдыха в национальных парках и необходимость обеспечения возможности для прокладки и обустройства и картографирования туристских трасс различного типа (конных, велосипедных, водных, пеших), в первую очередь, транзитных («long-distance»), пересекающих границы графств, наконец, что немаловажно – важнейшее понятие «кантри-кода» как свода этических правил для рекреантов и туристов, регулирующих поведение в сельской местности.

6. Рекреация, туризм и территориальное планирование. Судя по объему литературы, посвященной оценке туристско-рекреационных ресурсов субъектов РФ, описанию туристско-рекреационных «систем», «местностей», «зон», «регионов» и «кластеров», многие специалисты до сих пор полагают, что в нашей стране существует некое «сплошное»

планирование, учитывающее (среди прочих) и интересы туристско-рекреационной сферы. Однако это заблуждение, поскольку собственно сплошного правового планирования, каковое осуществлялось бы в интересах региона и населяющего его социума, в РФ до сих пор нет. Усилия государства направлены на «сотворение» единого государственного кадастра недвижимости (ибо это кратчайший путь к получению доходной части бюджетов), при этом, к сожалению, «творчество» не сопровождается рефлексией уже возникших противоречий в правовых характеристиках формируемых объектов. В результате, в РФ не существует комплексного решения связанных неразрывно задач управления территориями, которые базируются на регулировании градостроительных и земельно-имущественных отношений.

7. «Инновационное туристско-рекреационное развитие»: надежды и реальность. Проведенный авторами анализ множества региональных экономических стратегий позволил выявить модную новеллу «инновационного туристско рекреационного развития», с которой руководители регионов связывают надежды будущего экономического процветания.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.