авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
-- [ Страница 1 ] --

УТВЕРЖДАЮ

Декан юридического факультета

_Александров И.В.

«_»_ 200 г.

КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ.

Дисциплина История государства и права зарубежных стран

(наименование дисциплины в соответствии с ФГОС ВПО и учебным

планом)

Укрупненная группа 03.0000 «Гуманитарные науки»

(номер и наименование укрупненной группы) Направление 030500.62 – «Юриспруденция»

(номер и наименование направления, специальности) Факультет Юридический Кафедра истории государства и права Красноярск 2007 КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ составлен в соответствии с Федеральным государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования по укрупненной группе 03.0000 «Гуманитарные науки»

(указывается номер и наименование укрупненной группы) направления (специальности) 030500.62 «Юриспруденция»

(указывается номер и наименование направления ( специальности) Курс лекций. составлен Антоненко Т.Ф., кандидат исторических наук, доцент кафедры истории государства и права, Пономарева В.В., д.ю.н., профессор кафедры истории государства и права (должность, фамилия, и. о., подпись) Конспект лекций, согласован с выпускающей кафедрой истории государства и права (наименование кафедры) Заведующий кафедрой истории государства и права Дробышевский С.А.

(фамилия, и. о., подпись) «_»_200г.

Конспект лекций. обсужден на заседании кафедры истории государства и права «22» октября 2007г. протокол № Заведующий кафедрой истории государства и права Дробышевский С.А.

(фамилия, и. о., подпись) Конспект лекций. обсужден на заседании НМСФ _ «» 200_ г. протокол № _ Председатель НМСФ (фамилия и. о., подпись) Дополнения и изменения в учебной программе на 200 / учебный год.

В учебную программу вносятся следующие изменения: _ Учебная программа пересмотрена и одобрена на заседании кафедры _ «» _ 200г. протокол № Заведующий кафедрой (фамилия, и.о., подпись) Внесенные изменения УТВЕРЖДАЮ:

Декан _ факультета (фамилия, и. о., подпись) Примечание: Изменения в программе можно указывать в отдельном приложении.

Красным цветом выделены позиции, которые заполняются при разработке программы в рамках инновационных образовательных проектов.

СОДЕРЖАНИЕ Модуль 1. История государства и права Древнего Востока Тема 1. Предмет, метод «Истории государства и права зарубежных стран»

Лекция 1. Предмет науки истории государства и права зарубежных стран и её место в системе юридических наук ………………………………………… С. Тема 2. Предыстория государства и права Лекция 2. Организация власти, формы социального управления в первобытном обществе ……………………………………………………. С. Лекция 3. Генезис надобщинных структур и образование протогосударств (вождества). Взгляды на политогенез в XX-XXI вв………………………. С. Тема 3. Специфические черты становления и развития государства и права древневосточной цивилизации Лекция 4. Особенности и закономерности возникновения и развития государств Древнего Востока ……………………………………………… С. Лекция 5. Древнее Двуречье ………………………………………………..С. Лекция 6. Древний Египет …………………………………………………. С. Лекция 7. Древняя Индия ………..…………………………………………. С. Лекция 8. Право в странах Древнего Востока ……………………………. С. Модуль 2. История государства и права античного мира и Византии Тема 4. Государства Древней Греции Лекция 9. Афинский полис …………………………………………………. С. Лекция 10. Древняя Спарта ……………………………………………….. С. Тема 5. Государство Древнего Рима и Византии Лекция 11. Римское государство …………………………………………. С. Лекция 12. Византийская империя ………………………………..……… С. Тема 6. Право античного мира и Византии Лекция 13. Афинское право ……………………………………………. С. Лекция 14. Римское право ………………………………………………. С. Лекция 15. Византийское право ……….……………………………….. С. Модуль 3. История государства и права Средних веков Тема 7. Средневековые государства Западной Европы Лекция 16. Раннесредневековые монархии. Государство франков. ……С. 163.

Лекция 17. Средневековые государства Западной Европы. …………… С. Тема 8. Государства Востока в эпоху Средневековья (тема вынесена на семинарское занятие и самостоятельное изучение) Тема 9. Средневековое право Лекция 18. Раннесредневековое право ………………………………… С. Лекция 19. Феодальное право стран Западной Европы X-XVII в……..С. Лекция 20. Каноническое право римской католической церкви……… С. Модуль 4. История государства и права Нового и Новейшего времени Тема 10. История государства и права Нового времени Лекция 21. Англия XVII-XIX вв.: становление буржуазного (индустриального) государства. ……………………………………..….. С. Лекция 22. Соединенные Штаты Америки в период нового времени.. С. Лекция 23. Революция XVIII в. и становление буржуазного государства во Франции. ………………………………………………………………….. С. Тема 11. Право Нового времени Лекция 24. Континентальная правовая семья. ………………………….. С. Лекция 25. Возникновение англосаксонской правовой системы и ее развитие в XVII-XIX вв. ……………………………………………………………. С. Тема 12. История государства и права Новейшего времени Лекция 26. США в новейшее время. …………………………………… С. Лекция 27. Соединенное королевство Великобритании, Шотландии, Ирландии в XX в. ………………………………………………………….. С. Лекция 28. Германия в новейшее время. ………………………………. С. Лекция 29. Франция в XX в. ……………………………………………. С. Лекция 30. Государство Японии новейшего времени. ………………….С. Тема 13. Право Новейшего времени Лекция 31. Основные тенденции развития национальных правовых систем в XX-нач.XXI вв. …………………………………………………………… С. Модуль 1. История государства и права Древнего Востока Тема 1. Предмет, метод «Истории государства и права зарубежных стран»

Лекция 1. Введение в историю государства и права зарубежных стран План лекции:

1. Понятие, предмет, метод науки.

2. Периодизация курса, обзор литературы.

История государства и права зарубежных стран является историко-правовой наукой, так как она имеет отношение как к науке истории, так и юриспруденции. Знание истории государства и права зарубежных стран нужно, прежде всего, для того, чтобы прогнозировать основные тенденции развития государства и права в ближайшем будущем. Чтобы понять современное государство и право, необходимо знать, как они возникли, какие причины влияли на их образование, становление, изменение их формы и содержания.

Предметом курса является процесс возникновения и эволюции государственных структур, выявление их особенностей и закономерностей развития.

История государства и права изучает, также, механизмы возникновения и развития прав человека и гражданина, разделение властей, парламентаризма, основных институтов частного и публичного права.

Как и любая другая наука, история государства и права обладает целым рядом методологических подходов. Методология науки образуется из совокупности методов и принципов научного познания.

Основными методами являются:

1. Сравнительно-исторический метод используется для выявления общих закономерностей и совпадающих признаков в развитии государства и права в разных странах в одно и тоже время.

2. Культурологический метод предполагает обособленное изучение закона и права. Право при этом рассматривается как важнейший элемент социальной и духовной культуры общества.

3. Системно-структурный метод применяется при исследовании сложных систем состоящих из множества взаимодействующих элементов, которые обеспечивают устойчивую целостность. Этот метод требует изучения структурных элементов, их внутренних связей, а также анализ синтез соподчиненности внутри сложных систем, которые состоят из подсистем. Исследуется также взаимодействие системы с внешней средой.

4. Статистический метод используется при исследовании количественных сторон исторического процесса. Применение его позволяет выявить распространенность, темпы развития того или иного института. Этот метод помогает отличить необходимое от случайного, распознать закономерность определенных процессов, связанных с массовыми явлениями. В современное время статистический метод уступает место математическим методам.

Материалы учебного курса располагаются в хронологической последовательности в рамках четырех основных периодов Древнего мира (IV тыс. до н.э. – V в. н.э.);

Средних веков (V в. – XVII в.);

Нового времени (XVII в. – конец XIXв.);

Новейшего времени (XX – XXI в.). Эта периодизация в значительной мере условна, каждая из эпох характеризуется неоднозначностью социально-экономических и государственно-правовых процессов. Не все страны прошли эти периоды общественного развития, а если и проходили, то не всегда синхронно и однозначно. В период Древнего мира в древневосточных государствах существовал иной способ производства чем в Греции и Риме, который получил в науке название «азиатский». Во многих регионах мира господствовал первобытнообщинный строй. Каждый из этих периодов представляет собой историческую ступень в развитии государства и права. В пределах этих эпох и рассматривается далее история государства и права отдельных стран.

Как самостоятельная наука она складывается в конце XVIII начале XIX вв. Большую роль в историко-правовых знаниях сыграла историческая школа права Германии (Р. Пухта, Ф. Савиньи и др.), которая изучала историю римского и германского права.

Всеобщая история права преподавалась в России под различными названиями: в начале – «права знатнейших древних и нынешних народов»

(по Университетскому уставу 1805 г.), затем по отдельным правовым «семействам» (А.А. Неволин) – славянское право, мусульманское право.

В западной литературе в XIX – XX вв. накоплен и обобщен огромный фактический материал, что привело к изданию фундаментальных трудов:

многотомной «Истории права» немецких ученых И. Колера и Л. Венгера, «Панорамы правовых систем», «Истории права», многотомной «Истории английского права» У. Холдсворта.

В России кафедра всеобщей истории была образована в 1872 г. в Демидовском юридическом училище г. Ярославля, который был приравнен к статусу университетского учебного заведения. Здесь же в 1872 г. вышел первый учебник, автором которого был М.Н. Капустин.

В XX веке историю развития права и государственных институтов изучали представители французской школы «Анналов» М. Блок, французские ученые Н. Эллюль, Р. Монье, Ф. Гиррисон. Большой вклад в изучение курса принадлежит представителям сравнительного правоведения (Р. Давид, К. Увайгерт, Х. Кету и др.).

В 80-е годы XX века были также изданы труды шведского ученого Э.

Аннерса «История европейского права» и Г. Дж. Бермана «Западная традиция права: эпоха формирования».

Важным событием в советской историко-правовой науке стало издание в 1944-1947 г. первого учебника по всеобщей истории государства и права, авторами которого стали видные российские ученые-правоведы А.В.

Венедиктов, Н.П. Дмитриевский, С.Ф. Кечекьян, Я.А. Лунц, И.С.

Перетерский, он был переиздан в 2002 году1.

В советский и постсоветский период учебные пособия издаются под двумя названиями: «Всеобщая история государства и права» (труды З.М.

Черниловского, В.Г. Графского, К.И. Батыра, О.А. Омельченко) и история государства зарубежных стран (труды П.Н. Галанзы, О.А. Жидкова, Н.А.

Крашенинниковой).

Историю называют учительницей жизни, она является огромной копилкой памяти, лабораторией мирового опыта, поэтому она вооружает будущего юриста необходимыми знаниями, без которых невозможна практическая деятельность и успех в решении таких важных задач как формирование правового социального государства.

Контрольные вопросы 1. В чем назначение истории государства и права?

2. Что составляет предмет истории государства и права?

3. Какие вы знаете методы исследования истории государства и права?

4. Дайте периодизацию учебного курса истории государства и права.

Литература 1. Андреев И.Д. Методологические основы познания социальных явлений. М., 1977 / И.Д. Андреев. – М., 1977.

2. Аннерс З. История европейского права / З. Аннерс – М.: Наука, 1994.

3. Блок Марк. Апология истории или ремесло историка. Пер. с фр.

М., 1986 / М. Блок. – М., 1986.

Всеобщая история государства и права в 2 томах / Под ред. д.ю.н. В.А.Томсинова.- М.: 4. Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования / Г.Д.

Берман. – М.: Издательство МГУ, 1994.

5. Ивин А.А. Философия истории. М., 2000 / А.А. Ивин – М.: 2000.

6. Келле В.Ж., Ковальзон М.Я. Теория и история. М. 1981 / В.Ж.

Келле, М.Я. Ковальзон. – М., 2000.

7. Ковальченко И.Д. Методы исторического исследования. 2-е изд.

М.: 2003 / И.Д. Ковальченко. М.: 2003.

8. Леонтьева Г.А., Шорин П.А., Кобрин В.Б. Ключи к тайнам Клио.

М. 1994 / Г.А. Леонтьева, П.А. Шорин, В.Б. Кобрин. – М., 1994.

9. Румянцева М.Ф. Теория истории. М.: 2002 / М.Ф. Румянцева. – М.: 2002.

10. Тойнби А. Дж. Постижение истории. Сборник. Пер. с англ. М., 1990 / А. Тойнби. – М., 1990.

Тема 2. Предыстория государства и права Лекция 2. Организация власти, формы социального управления в первобытном обществе План лекции:

1. Общие закономерности эволюции древнейших исторических типов общества.

2. Организация власти, социального управления: а) в локальных группах охотников и собирателей;

б) в деревнях примитивных земледельцев и скотоводов.

Сапиентные люди современного физического типа появились около тысяч лет назад. Это был период верхнего или позднего палеолита. Именно в это время происходит становление первобытного общества, формируется новая культура, возникает искусство, религия.

В настоящее время среди исследователей не существует единой концепции об общих закономерностях эволюции древнейших исторических типов общества.

Большинство российских ученых традиционно считает, что первичными формами человеческого общежития являлись первобытное стадо (праобщина), родовая община, племя. Именно эти формы были универсальными для всех народов.

«Первобытное стадо» было малочисленно и подвижно в размерах и характерно для нижнего и среднего палеолита. Поведение людей регулировалось эгоистическими инстинктами и отличалось крайней конфликтностью. Организация первобытного стада не стояла на месте, постепенно совершенствовалась и развивалась.

В период верхнего палеолита на смену первобытному стаду приходят родовые общины, племена.

В родовой общине (союзе кровнородственных семей) появляются общественные организации. Если в первобытном стаде порядок устанавливал наиболее сильный мужчина (вожак), то в родовой общине мы видим советы старейшин, советы наиболее влиятельных воинов, в племенах – сильных и привилегированных вождей.

С 1920-х годов универсальность родоплеменной организации человеческого общества была поставлена под сомнение (Лоуи Р., Фрид М. и др.). Оказывается, первобытное общество могло существовать без родоплеменных отношений.

К середине XX в. складывается новая теория эволюции древнейших исторических типов общества. Наибольший интерес заслуживает модель Э.

Сервиса: локальные группы охотников и собирателей деревни примитивных земледельцев и скотоводов вождества (простые и сложные).

Локальная группа охотников и собирателей (бродячий доаграрный коллектив) насчитывала от 20 до 80 человек. Основу группы составляла моногамная или полигамная семья. Присваивающая экономика вынуждала иногда распадаться коллектив на мельчайшие объединения (4-6 человек).

«Чем короче перерывы между передвижениями по местности, тем ниже уровень социального развития охотников-собирателей и непосредственно сменяющих их ранних земледельцев-скотоводов» (Дробышевский С.А.). Во время передвижения группа могла избавиться от больных, стариков или детей, если коллективу грозил голод или недоедание.

Локальные группы охотников и собирателей были эгалитарными и неэгалитарными (фр. egalite – равенство). В любом случае для любых первобытных коллективов характерно половозрастное разделение труда.

Неэгалитарные отношения преобладали между мужчинами и женщинами, старшими и младшими членами группы.

Группы концентрировались вокруг тотемных центров. Постоянные социальные связи между группами стали устанавливаться после запрета инцеста (К. Леви – Стросс). Регулярный взаимообмен женщинами дополнился обменом другими предметами, пищей.

Постепенно реципрокный взаимообмен начинает играть главную роль в первобытном обществе. Сущность этого явления сводится к тому, что в обмен должны были быть включены все, причем взаимообмен (дар и отдар) считался обязательным. Реципрокный взаимообмен играл большую роль в избрании лидера группы.

Контакты между соседними кочующими группами устанавливались в случае стихийных бедствий, когда одна группа помогала другой выжить на своей кормовой территории, при возникновении межгрупповой производственной специализации, при проведении общих празднеств. В зоне постоянного общения локальных групп (несколько сотен человек) начинают складываться единые социальные нормы, организация управления, язык и другие черты культуры. Несмотря на сложные коммуникативные связи, локальная группа была суверенным социальным организмом и могла прервать общение с какой-либо одной частью из окружающих их однопорядковых человеческих коллективов, конфликтовать и даже вести военные действия с ними, одновременно сосредоточив весь спектр своих необходимых внешних связей на остальных доступных для контактов общественных системах.

В период мезолита на территории северо-восточной Африки и юге Месопотамии ускоряется процесс эволюции общества. Все изменения в конечном итоге привели к неолитической революции, переходу от присваивающего хозяйства к производящему. В результате перехода к земледелию, скотоводству, ремеслу, оседлому образу жизни появились деревни примитивных земледельцев и скотоводов.

Каждая деревня обычно состояла из большесемейных хозяйств, семейно-клановых коллективов во главе с патриархом. Большая патриархальная семья была неэгалитарной группой, с ранговым неравенством. Каждый из членов семьи (патриарх, его жены, его сыновья со своими женами и детьми) имел свое строго определенное положение. Глава семейно-клановой группы руководил ею, концентрировал в своих руках все ее достояния и ресурсы. Патриарх занимался и перераспределением ресурсов группы, имея при этом ввиду прежде всего собственные личные интересы.

Редистрибуция становится важным социально-экономическим институтом деревни. «Согласно формулировке американского антрополога М. Фрида, путь от эгалитарного общества к ранговому и есть движение от реципрокности к редистрибуции. Редистрибуция как важнейший политэкономический принцип возникает с того момента, когда средства коллектива и тем более его избыточный продукт оказываются в распоряжении главы группы. Посредством щедрых, демонстративных раздач глава процветающей группы повышает свой престиж и занимает более высокое положение в обществе».

По-видимому, в этот период формируется институт родственных отношений. Род – экзогамный коллектив родственников, в основном регулировавший брачно-семейные отношения. Родовые единицы объединяли естественно сложившиеся коллективы и не являлись общинами, представляли собой объединения патриархальных семей с общим культом, местом захоронения, именем и компактной территорией проживания. Родичи часто не были кровными родственниками, но возводили свою родословную к общему легендарному предку или тотему.

Производственные отношения в первобытном обществе никогда не совпадали с родовыми. Не род, а община (деревня), которая состояла из семей, была основной социально-экономической ячейкой в то время. Вообще состав рода не был стабильным. Костяк состоял из мужчин, а женский коллектив постоянно менялся за счет приходящих жен и уходящих замуж дочерей.

При благоприятных внешних условиях (экологических, экономических, социальных, демографических, идеологических) в долинах Нила, низовьях Тигра и Евфрата возникли первые надобщинные политические структуры, протогосударства или вождества. Этот процесс сопровождался городской революцией. Поэтому вождество – это тип социально-политической организации, представляющий собой группу общинных поселений с городским центром, где проживал правитель, чаще всего жрец, его родственники, приближенные, воины, жрецы, ремесленники, слуги и т.п.

Проблема вождества будет рассмотрена в следующей лекции.

Системе властноуправленческих отношений в традиционных обществах большое влияние уделяет политическая антропология. Власть имеет биологическую природу. В ее основе лежит неравенство (половозрастное, между «своими» и «чужими»), которое всегда существовало между людьми. Там, где неравенство, обязательно возникает доминирование. Власть – это проявление иерархических законов, способность контролировать каналы поведения других лиц и применять санкции, это господство, которое лидер может применять к другим лицам.

Рассмотрим властноуправленческую систему в локальных группах охотников и собирателей. Во главе групп стоял один из старших мужчин, он мог иметь особое звание и выполнял определенные нормами функции руководителя. Некоторые авторы пишут о религиозных лидерах среди охотников. По мнению Л.С. Васильева, в группе всегда были более удачливые охотники, которые приносили больше мясной пищи. «Потребляя принесенное, группа не могла вернуть удачливому охотнику эквивалент в материальной форме. Субститутом его стала новая форма эквивалента – престиж», авторитет, власть. Здесь мы видим последствия проявления реципрокного взаимообмена.

Этнографические материалы иногда доказывают, что у аборигенов не было никаких признанных политических лидеров или были отдельные люди, которые в одних случаях – более продолжительное время, в других – менее продолжительное «доминировали в их сообществах, опираясь на высокий авторитет». Последних можно назвать спонтанными, неформальными лидерами.

Лидеры групп и религиозные руководители обрядов пользовались особым уважением и имели преимущества перед остальными мужчинами.

Они могли не ходить на охоту, но получали лучшую часть добычи, иногда им преподносили подарки, имели большее число жен.

Полномочия лидеров были ограничены. Например, в своих действиях они должны были опираться на одобрение старших мужчин.

Основные функции лидеров связаны с организацией межобщинных отношений, планированием передвижения группы, распределением людей по территории, устройством стоянок. Они разбирали внутриобщинные ссоры, разрешали споры и разногласия.

Функция религиозных лидеров номинально ограничивалась организацией обрядов, а также наблюдением за тем, чтобы в обычное время не нарушались сопряженные с обрядами предписания, чтобы виновные в таких нарушениях карались, чтобы сохранялись в неприкосновенности священные предметы, не посещались посторонними религиозные центры.

Возраст не был определяющим фактором при выборе лидеров, главную роль играли индивидуальные качества. Часто главы групп одновременно были колдунами, знахарями, хорошими ораторами и воинами. Иногда основой авторитета была слава предков и талант, например, сочинять песни и танцевать.

Старые и больные лидеры по решению старших мужчин отстранялись от дел и власть передавалась более молодым. Иногда лидеры отстранялись от власти старшими мужчинами за нарушение общеобязательных норм. Иногда такого нарушителя приговаривали к смертной казни.

Таким образом, реальное положение лидера зависело от его личных качеств. Это относится также и к неформальным лидерам, для которых характерно стремление доминировать и подчинять окружающих, например, с помощью страха. Через мифы и сказки мы узнаем, что первобытные люди особенно боялись колдунов. В любом случае лидер должен был обладать незаурядными волевыми качествами, которые помогали ему занимать исключительно положение, даже нарушая социальные нормы.

Переход от присваивающего к производящему хозяйству приводит к укрупнению первобытных общин, появлению деревень примитивных земледельцев и скотоводов и созданию иной структуры управления.

Исследователи обращают внимание на появление общинных собраний (сходок воинов), старейшин, советов старейшин (глав патриархальных семей), вождей деревень.

Власть чаще всего не передавалась по наследству, имела общественный (потестарный) характер. Данные политической антропологии, археологии, истории свидетельствуют о большей многовариантности социальных структур и управления древнейшего общества земледельцев. У одних общин были простейшие органы власти, у других использовалась более сложная система управления.

Несмотря на справедливое распределение ресурсов, земли и угодий, в земледельческой общине всегда проявлялось имущественное и социальное неравенство. Одни семьи были богаче, другие – беднее, одни занимали престижные должности, другие – нет. Более удачливый патриарх, используя ресурсы семьи и правила реципрокного дарообмена, устраивал щедрое угощение с наибольшей демонстративной раздачей подарков всем жителям деревни и оказывался в выигрыше. Он приобретал престиж, авторитет среди жителей деревни и становился старейшиной общины. Некоторые исследователи считают, что старейшин не выбирали, ими становились люди, отличавшиеся особыми качествами лидеров. Старейшина без отрыва от своего хозяйства, руководил административной, общественной, религиозной жизнью деревни, выполнял функции судьи.

Если население деревни увеличивалось, появлялся совет старейшин, состоявший из предводителей всех семей (родов). Особое внимание совет старейшин уделял справедливому распределению сельскохозяйственных угодий, организации военных походов, защите деревни. Советы могли посещать старики, кузнецы, «лучшие люди».

В структуру местного самоуправления обязательно входили религиозные лидеры. Если эту должность не совмещал старейшина, то это были жрецы, шаманы, знахари, гадатели, то есть посредники между людьми и богами. Они же были хранителями обычаев деревни.

В позднепервобытной деревне важным институтом управления становится должность вождя деревни. Сначала это был только военный предводитель, то есть его роль возрастала лишь в военное время. Жители некоторых районов вступали в стычки с соседями постоянно из-за территории, ресурсов. У них должность военного предводителя становилась главной. Вождь отличался силой, храбростью, сильной волей. У него могла быть дружина из молодых людей. В мирное время соотечественники прекращали беспрекословно подчиняться вождю. Нередко были случаи ритуальных убийств вождей.

Собрание (сходка) взрослых жителей деревни (воинов) как орган управления существовало не во всех регионах. Если такой институт народовластия был, то созывалось собрание крайне редко и работа его жестко регламентировалась.

На сход могло собираться все население, но располагалось оно строго по рангам (кругам): в первом кругу садились или стояли самые уважаемые, мудрые старцы, старейшины, зажиточные жители, во втором – остальные домохозяева, в третьем стояли женщины, молодежь и дети. На собрании вождь или старейшина оглашали решения первого круга. «Нередко поднимался шум, в котором сначала ничего нельзя было разобрать: одни одобряли решение, другие выражали неудовольствие. Вожди не спрашивали по очереди мнение простых людей. Если беспорядок становился велик, какой-нибудь сильный и строгий вождь начинал расправляться палкой налево и направо. Вожди добивались лишь одобрения своих решений, причем любой ценой».

Иногда для отражения внезапного набега, тушения пожара и т.п.

требовалась мобилизация мужского населения, минуя сходки и сбор совета старейшин. Сделать это было легко, так как, следуя предписаниям экзогамии, молодые мужчины и девушки длительное время находились в мужских и женских домах. Постепенно мужские дома превращались в замкнутые корпоративные объединения, своеобразные клубы, на базе которых возникали тотемические, военные тайные союзы. Мужские союзы постепенно становились замкнутыми органами управления, в которых принимались решения, не всегда выносимые на обсуждение всей общины.

Мужчины как бы создавали «фиктивный род», с военно-охранительной функцией. В мужских союзах обязательно были совместные трапезы в складчину. Членство в них – способ повышения своего статуса. Мужские дома и мужские союзы выступали как хранители тотемов, святынь, ритуальных масок и костюмов. Иногда такие союзы называются «братствами», с братскими сходками, выбором главаря – вождя, который судит, предводительствует на войне.

Процесс разложения первобытно-общинных отношений, появление знати трансформирует открытые мужские союзы в военные тайные общества, органы «внешнеэкономического» принуждения основной массы соплеменников.

Тип организации первобытных тайных обществ и союзов обнаруживается в более поздних тайных организациях античности, средневековья, нового и новейшего времени.

Перечисленные властные структуры просматривались не во всех общинах (деревнях). Разветвленная властная организация встречается на более поздней стадии развития первобытного общества.

В первобытном обществе преобладала традиционная и харизматическая власть, основанная на убеждении в священном характере традиций, на вере в сверхъестественные способности лидеров.

Контрольные вопросы 1. Сформулируйте общие закономерности эволюции древнейших исторических типов общества.

2. На чем основывалась власть в локальных группах охотников и собирателей?

3. Какие изменения произошли в обществе в ходе неолитической революции?

4. В чем заключалась проблема организации власти в первобытной деревне примитивных земледельцев и скотоводов?

5. Можно ли отнести мужские союзы, тайные «братства» к властным структурам?

6. Какую власть можно назвать традиционной и харизматической?

Литература 1. Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право как явления социальной эволюции / С.А. Дробышевский. – Красноярск:

Краснояр. ун-т, 1995.

2. Кашанина Т.В. Происхождение государства и права / Т.В.

Кашанина. – М.: Высш. шк., 2004.

3. Артемова О.Ю. Личность и социальные нормы в раннепервобытной общине / О.Ю. Артемова. – М.: Наука, 1987.

4. Ранние формы политической организации: от первобытности к государственности. – М.: Восточная литература РАН, 1995.

5. Ковлер А.И. Антропология права: учебник для вузов / А.И.

Ковлер. – М.: Норма, 2002.

6. Крадин Н.Н. Политическая антропология: учеб. пособие / Н.Н.

Крадин. – М.: Ладомир, 2001.

7. Георгиевский Э.В. Истоки происхождения уголовного права в архаических обществах / Э.В. Георгиевский. – Иркутск: Иркут. ун-т, 2006.

8. Васильев Л.С. История Востока. Т.1 / Л.С.Васильев. – М.: Высш.

шк., 9. Семенов Ю.И. На заре человеческой истории. М., 1989. / Ю.В.

Семенов. – М., 1989.

Лекция 3. Генезис надобщинных структур и образование протогосударств (вождества). Взгляды на политогенез в XX-XXI вв.

План лекции:

1. Генезис надобщинных структур.

2. Причины возникновения государственности. Взгляды на политогенез в XXI веке.

3. Проблема вождества, его отличия от ранних государств.

Неолитическая революция привела к кардинальным изменениям в истории человечества в смысле открывшихся перед людьми новых возможностей.

Прежде всего, следует отметить, что коллективы бродячих охотников и собирателей осели в лесостепных районах богатых растительностью и пищей (Палестина, Загрос, Анатолия).

Осевшие группы вначале охотились за мелкими животными, собирали растения, в первую очередь, злаки. Затем они приручили животных и одомашнили некоторые растения, так возникли скотоводство и земледелие.

Первым прирученным животным была собака. Таким образом, на рубеже палеолита и неолита произошел переход от присвающего хозяйства к производящему (неолитическая революция).

Оседлый быт с гарантированной пищей привел к быстрому развитию производства и культуры. Появились благоприятные возможности для производства разнообразного каменного инвентаря (неолитические орудия труда), керамической посуды для хранения и приготовления пищи.

Изобрели прядение и ткачество, появилась одежда. В результате этого кардинально изменился образ жизни человека, увеличилась рождаемость и выживаемость детей, вследствие чего резко возросла плотность населения (демографический взрыв). Усилился процесс миграции и расселения избыточного населения в новые регионы пригодные для заселения – в плодородные речные долины Ближнего востока, затем в Северную Африку, европейское Средиземноморье, Иран, Индию, Китай. На этом этапе развития первобытного общества (VI-V в. до н.э.) образуются более крупные объединения людей на надобщинных и межобщинных связях.

В литературе для обозначения крупных объединений используют такие термины как протогосударство, предгосударство, племенной союз, племя, вождество, чифдом. В процессе эволюции такие образования превращаются в государство.

Земледельческие общины постепенно разрастались от них отделялись новые семейно-клановые группы. Иногда на территории большой родовой общины образовывалось несколько поселений. Постепенно внутренняя организация родовых общин становится более сложной. В общине складываются единые религиозные установки, приобретаются новые производственные навыки, происходит разделение труда на земледелие, скотоводство, ремесло. В условиях производящего хозяйства создавались излишки, т.е. прибавочный продукт. Здесь имеется ввиду не абсолютный избыток, а излишки по сравнению с нормой (жизнеобеспечивающим продуктом по определению Ю.И. Семенова). В группах, которые жили в районах богатых дичью, сильные и удачливые охотники приносили много добычи. Постепенно появилось правило, в соответствии с которым, тот, кто принес добычу имел право сам распоряжаться ею. При этом нормы потребления, существовавшие в течении веков, сохранялись, но право распределения означало, что пища приносится как индивидуальный дар. В обществе сложилось мнение, что удачливый охотник заслуживает социальных привилегий.

Со временем прибавочный продукт стал поступать в сферу межобщинных связей, т.е. становился товаром. Товарное производство в свою очередь приводило к росту прибавочного продукта, к накоплению богатства. Таким образом, возникла объективная основа для возникновения имущественного неравенства между отдельными родовыми общинами, усилилось неравенство и в самих семейно-клановых группах.

За руководством общин постепенно закрепляются имущественные и социальные привилегии. В новых условиях вождь семейно-клановой группы приобретает не только престиж и авторитет, но и особый более высокий статус.

При этом главы общин и общинных советов еще избирались. При более или менее демократической процедуре избрания устанавливались: личные достоинства, социальный ранг, достигнутый щедрыми рецикропными раздачами престиж и т.д.

Принцип реципрокного обмена в этот период еще сохраняется.

Привилегии предоставляемые лидеру (имущественные, а также право иметь несколько жен) рассматривались как эквивалент его труда, а также той серьезной ответственности, которую он на себя принимал. Функции общинного лидера, особенно главы большой общины, иногда поделенной на кварталы или состоящей из нескольких соседних деревень, становились более многообразными. К их числу относились регулярное перераспределение земельных участков между численно менявшимися группами и небольшими семьями, контроль за справедливым пользованием общинными ресурсами и угодьями, поддержание отношений с соседями, включая ритуальные акции и межобщинный обмен. Появилась и новая важнейшая функция – верховного редистрибутора, т.е. распорядителя как коллективного достояния общины, так и её избыточного продукта, который добывался или производилась не лично лидером, как это было на стадии рецикропного обмена, а всей группой.

За свою работу глава общины получал от глав семейных групп подарки, вначале необязательные и нерегулярные, но постепенно ставшие нормой и регулированные обычаем. Эти подарки, а также участие всех в строительстве большого дома для вождя и его жен являлись эквивалентом за общественно-полезный труд от всего коллектива. Первоначально подарки в виде пищи, зерна хранились в амбарах и не вели к обогащению лидера, так как он больше раздавал, чем получал. Со временем они из спорадических становятся регулярными, их накапливается все больше и лидер общины превращается не просто в распорядителя, но и в «хозяина земли». Земельные наделы он раздает уже как бы от себя лично и за это имеет право на получение налога, которым распоряжается по своему усмотрению.

Это означало, по мнению А.С. Васильева, что объективные потребности разраставшегося и усложнявшегося коллектива в управлении и централизованном регулировании в форме редистрибуции избыточного продукта вели к появлению должностных лиц, которые обладали престижем, авторитетом, привилегиями и обличенных властью, т.е. заметно отличавшиеся по своему реальному статусу от производителей.

По мере развития экономики редистрибутивные (распределительные отношения) переходят на племенной уровень, что ведет к подрыву значимости и устойчивости общинной демократии. Формируются совершенно новые принципы управления обществом. Таким образом, параллельно с возникновением надобщинных структур усложняются и социально нормативные механизмы регуляции.

Усложнение и разнообразие управленческой деятельности (организация и контроль общественных работ, хранение и распределение ресурсов, усложнение хозяйственной жизни и т.д.) привело к выделению социального слоя, который имел необходимые навыки и умения руководства.

При этом огромную роль в становлении ранних государств сыграли религиозные верования членов общин, либо протогосударства. Большую роль в становлении протогосударства, а затем и раннего государства сыграло жречество, которое разработало духовную и культурную основу ранних государств.

Процесс образования государственности был неоднозначным. Самые ранние государства возникали там, где существовали благоприятные условия для становления городской культуры на Ближнем Востоке (Египет и Шумер).

Здесь возникли первые зоны урбанизма. Процесс образования таких зон проходил следующим образом: центральные поселения общин, где, как правило, жил правитель, жрецы становились более развитыми, здесь находились дворцы правителя и его родственников, храмовые комплексы, жилища обслуживающего персонала, различные склады, мастерские ремесленников и т.п. Эти городские поселения становились центрами урбанизма, как правило, такие поселения возникали рядом друг с другом (в Шумере), или вдоль берега (в долине Нила), их совокупность представляла собой первичную зону урбанизма. Центры соперничали или воевали друг с другом (в Шумере) или один правитель подчинял их себе (в Египте). В результате развития урбанизма происходило экономическое и политическое развитие протогосударства: использовались новые ресурсы, усовершенствовались орудия труда (особенно оружие). Городские центры оказывали влияние на менее развитые общины в которых еще только формировались надобщинные структуры. Такой процесс превращения общности в племя с определенной структурой и возглавляющим его вождем называется антропологами трибализацией (трибы – племя). Как отмечают исследователи, трибализация соседей шла быстрыми темпами, по законам цепной реакции. Сложившиеся племена соперничали, воевали между собой и с ближайшими урбанистическими центрами. Иногда, при благоприятных условиях, центры отдельных племен также становились урбанистическими зонами, но уже вторичными. Ярким примером этому являются древнешумерские города-государства с их роскошными дворцами, храмами, ремеслом, торговлей. Такие центры стали появляться повсюду.

Вторичные зоны урбанизма влияли на более отсталые семейно правовые группы, стимулируя у них процесс урбанизации. Некоторые племена могли обрести новые формы существования, становились скотоводами, земледельцами, кочевниками, если племена оказывались в благоприятных условиях, то могли вновь из скотоводов превратиться в земледельцев, как это было с ариями в долине Ганга.

В результате перемещений шел сложный процесс взаимных влияний между урбанистическими центрами, которые в свою очередь взаимодействовали с трибализованными племенами и родовыми общинами.

Трибализация происходила достаточно быстро и широко, распространилась в степи, острова, горные реки, бассейны далеких рек (например, Хуанхэ). При этом совершенствовалась и внутренняя структура протогосударств.

Каждое протогосударство имело свою внутреннюю иерархическую структуру, возникла группа администратов, жрецов, воинов, слуг, рабов, ремесленников, которые уже не занимались сельскохозяйственным трудом.

Военная служба стала профессиональным занятием. Администраторы – это общинная выборная верхушка и помощники царя. Из чужаков (военнопленных) формировались слуги и рабы, из их же числа появлялись ремесленники. Главным слоем общества в любом протогосударстве всегда считались жрецы. Как правило, глава протогосударства был одновременно главным жрецом – первосвященником, власть была выборной.

Дальнейшее развитие общества привело к формированию более сложных и организованных политических структур. В современной литературе их называют протогосударство, вождество, чифдом (от англ. – главный дом).

Генезис надобщинных структур современные антропологи реконструируют на примере замкнутых обществ в Полинезии и в Африке.

Как показывают исследования, механизм образования протогосударств состоит в следующем: в результате соперничества лидеров соседних общин самый сильный лидер одерживает победу и подчиняет себе остальных.

Подчиненные общины либо племена превращаются в региональные подразделения протогосударства, а побежденные лидеры повинуются победителю.

Современная наука исходит из того, что для возникновения протогосударств (простых или сложных) требуется ряд факторов.

Первый из них – оптимальная экологическая среда (долины рек, теплый климат, плодородные почвы, которые регулярно удобряются разливами рек). Например, разливы крупных рек Нила, Тигра, Евфрата, Инда, Ганга, Хуанхэ и Янцзы оказывали одинаковое воздействие на хозяйственную жизнь населения. Следовательно, это подталкивало население к стиранию общинных границ и более тесной интеграции.

Второй необходимый фактор – определенный уровень производства, необходимый для возрастания избыточного продукта. В результате этого возможен был регулярный обмен с соседями, кооперация и координация труда.

Фактор третий – достижение обществом необходимого демократического оптиума, определенной плотности населения;

достижение этого уровня дает мощный толчок к резкому усилению процессов политогенеза. В условиях плотно заселенного окружающего пространства создается силовое поле, импульс, который резко ускоряет социально политическую интеграцию. Именно в центре зоны расселения, где плотность самая большая, возникает соперничество лидеров живущих по соседству.

В результате данных процессов наиболее удачливый лидер одной из общин объединял под собой власть соседние общины и, таким образом, возникало протогосударство.

В научной литературе были выдвинуты теории, авторы которых (Ф.

Оппенгеймер) считали, что большую роль в возникновении надобщинных структур играют войны, однако эти теории не объясняли как и за счет чего возникали мощные организационные структуры, без которых нет больших армий и войн.

Современные исследователи считают, что войны и завоевания являются не причиной, а следствием возникновения надобщинных протогосударственных объеденений. Тем не менее, военное насилие играло определенную роль в процессе генезиса протогосударств.

Небольшие отряды воинов принимали участие в интеграции общин, но они играли вспомогательную роль. В основном лидеры соперничали более или менее мирными средствами. Истоками соперничества являлись жажда престижа, авторитета. Слабые соперники подчинялись более сильному, щедрому и таким образом возникала благоприятная обстановка для возникновения надобщинной политической структуры (протогосударство, чифдом, предгосударство, племя).

Протогосударство – это группа общинных поселений административно подчиненных центральному поселку городского типа, где находится резиденция вождя и его окружения (Васильев А.С.) С этого времени меняются направления деятельности вождя, возглавляющего протогосударство.

Контрольные вопросы 1. Как была организована общественная власть в догосударственном обществе?

2. Где возникли первые государства?

3. Назовите основные причины возникновения протогосударств.

4. Какую роль сыграли войны в образовании государств?

5. Когда произошел переход от реципрокности к редистрибуции?

6. Какие функции выполнял вождь раннего протогосударства?

7. Охарактеризуйте роль идеологии в первых протогосударствах.

8 Какой была социальная стратификация общества?

Литература 1. Алексеев В.П. История первобытного общества: учебник / В.П.

Алексеев, А.И. Першиц. – М.: Высш. шк. 2001.

2. Альтернативные пути к цивилизации: кол. монография / Под ред.

Н.Н. Крадина, А.В. Коротаева, Д.М. Бондаренко, В.А. Лынши. – М.: Логос, 2000.

3. Артемова О.Ю. Личность и социальные нормы в раннепервобытной общине / О.Ю. Артемова. – М.: Наука, 1987.

4. Васильев Л.С. История Востока. Т. 1,2 / Л.С. Васильев. – М.:

Высш. шк. 1993.

5. Годинер Э.С. Политическая антропология о происхождении государства / Э.С. Годинер // Этнологическая наука за рубежом:

проблемы, поиски, решения. – М., 1991.

6. Дробышевский С.А. Политическая организация общества и право как явления социальной эволюции / С.А. Дробышевский. – Красноярск:

Краснояр. ун-т, 1995.

7. История первобытного общества – эпоха родовой общины / Под ред. Ю.В. Бромлея. – М., 1986.

8. Коряков В.П. Опыт цивилизационного подхода к истории государства и права: учеб. пособие / В.П. Коряков, - М., 2000.

9. Крадин Н.Н. Политическая антропология: учеб. пособие / Н.Н.

Крадин. – М.: Ладомир, 2001.

10. Ранние формы политической организации: от первобытности к государственности. – М.: Вост. лит. РАН, 1995.

11. Хачатурян В.М, История мировых цивилизаций. С древнейших времен до начала XX века / В.М Хачатурян. – М., 1998.

Тема 3. Специфические черты становления и развития государства и права древневосточной цивилизации Лекция 4. Особенности и закономерности возникновения и развития государств Древнего Востока План лекции:

1. Становление и развитие государства в странах Древнего Востока.

2. Роль земледельческой общины в развитии древневосточных государств.

3. Общие и специфические черты политической организации древневосточных обществ.

Понятие «Древний Восток» в исторической науке традиционно используется для обозначения совокупности стран юго-западной, южной и восточной Азии, а так же северной и северо-восточной Африки. Именно на Востоке сформировались государства, мировые религии, право.

Одним из аспектов изучения истории этих государств является проблема взаимодействия общества и природы в условиях высокой зависимости человека от окружающей среды. Очень важна и проблема причинно-следственных связей, приведших к возникновению государства и права.

Самыми благоприятными для обитания человека явились долины Нила, Евфрата, Янцзы, Хуанхэ, Инда и Ганга. В этих областях раньше, чем в других регионах получила развитие система земледелия, основанная на ирригации и характеризующаяся устойчивыми урожаями. В связи с этим здесь появился прибавочный продукт, что привело к разложению первобытнообщинного строя и зарождению классового общества и государства.

Общественное и государственно-правовое развитие государств Древнего Востока имеет свою специфику, прежде всего длительное сохранение сельской общины, основанное на натуральном хозяйстве, а потому замкнутой в себе как экономически, так и политически. Восточная община во многом повлияла на развитие государственного хозяйства и определила характер политической власти в этих обществах. Консервация общинных структур сдерживала развитие частной собственности на землю, поэтому в восточных обществах долго преобладали полупатриархальные формы эксплуатации, прежде всего посредством внеэкономического принуждения в интересах правителя, жречества, родоплеменной верхушки.

Удельный вес труда рабов был невелик, но постоянно возрастал. Возрастали и становились все более разнообразными и формы эксплуатации свободных и покоренных племен.

Протогосударства образовались именно в древневосточных цивилизациях (в Древней Месопотамии, В Древнем Египте, в Древней Индии и Китае) в процессе разложения родовой общины. Они возникли в результате разделения труда, усложнения управленческих функций. Лица, осуществляющие управление, превратились в сословие знати, стоящей над рядовыми общинниками. Первоначально государственные структуры складывались на основе отдельных племен, либо племенных союзов и в их территориальных границах. Возглавлялись они нередко потомками племенных вождей. В результате завоеваний мелкие государства превращались в большие, относительно централизованные. Сельская община в таких государствах оказывала огромное влияние на формы земельной собственности и способы эксплуатации. Община была непосредственным владельцем земли. Её собственнические права на землю определялись наличием собственно общинных земель и правом контроля над земельными наделами общинников. Но государство при этом являлось верховным собственником земли и получало с общинников ренту – налог.

На Востоке отсутствовали четкие социально-классовые границы, а социально-правовой статус индивида не всегда совпадал с его социально экономическим положением. Тем не менее, можно выделить три основных социальных слоя: 1) господствующие верхи, куда входили светская и духовная аристократия, верхушка армии, состоятельные группы земледельческих общин;


2) свободные мелкие производители – крестьяне и ремесленники, добывающие хлеб своим трудом;

3) различные категории лиц, лишенных средств производства, к которым относились и рабы.

Раннее государство является более развитой политико административной структурой и отличается от протогосударств более обширной территорией, заселенной людьми, принадлежащими к различным родам и племенам. Также, в ранних государствах существует иерархическая, сложная система администрации, которая делится, как правило, на три уровня: центральный, региональный и местный.

На центральном уровне уже существует специализация функций управления (контроль за ремесленным производством, военная деятельность, руководство аппаратом управления, забота об общественных храмах). На среднем уровне специализация функционирует слабее, а на низшем, – как правило, отсутствует. Главное значение на низшем уровне приобретает функция организации общественных работ (рытье каналов, строительство дамб, сооружение храмов, усыпальниц монархов, строительство общественных дорог, оборонительных стен). Все эти работы являлись обязанностью крестьян-общинников, которые работали на них в свободное от сельскохозяйственных работ время. При этом, они не рассматривали эти функции как принудительные отработки, они считались почетными и престижными.

В ходе этих работ возрастал авторитет глав общин, которые являлись главными организаторами общественных работ.

В раннем государстве произошло возникновение религиозной идеологии, которая воздействует на общественное сознание. Господство предполагает существование идеологической системы. Правитель предстает в глазах современников или в качестве сына бога (сын бога солнца Ра, в Египте), или самого бога.

В ранних государствах люди считали, что правитель наделен определенными сверхчеловеческими способностями, и все течение природной и социальной жизни подчинено его влиянию. Правитель может вызвать дождь, останавливать бурю, делать животных более плодовитыми, а урожай более обильным. Выполнение этих обязанностей считалось главной его задачей, и от того, насколько успешно он с ней справлялся, зависела продолжительность его царствования.

Таким образом, обеспечение религиозного благополучия имело важное значение для нормального функционирования раннего государства, создавало психологически комфортные условия для непосредственных производителей. За выполнение сакральных обязанностей подданные брали на себя расходы по содержанию правителя и его окружения, снабжали продуктами питания, одеждой, строили храмы и дворцы.

Постепенно складывалась система взаимного обмена услугами, одни обеспечивают покровительство богов, другие – трудятся на процветание общества, третьи – воюют и защищают сложившийся порядок. С появлением развитых форм религии возникли представления, обосновывающие необходимость разделения функций между социальными группами.

В период раннего государства возникли элементы новой формы собственности, а именно, частной собственности, не существующей в протогосударствах.

Причинами возникновения частной собственности являлись:

возрастание продуктов материального производства, которые превышали общественные потребности. Излишки появились как в результате совершенствования форм хозяйствования (путем увеличения пахотных угодий, повышения урожайности), совершенствования ремесленного производства, так и в результате военных действий (захватывают военнопленных, которых обращают в рабов, поступление дани с покоренных племен). Материальные излишки и рабочая сила постепенно становились товаром, образовался рынок, где обращались товары и услуги, а следовательно возникла необходимость в деньгах, как в средстве общего эквивалента. Появление частной собственности не привело к дальнейшей эволюции общества и означало перерастание раннего государства в развитое.

В этот период развития государственности появляются новые институты: 1) система принуждения и институционализированного закона;

2) дальнейшее развитие частнособственнических отношений.

В протогосударстве власть лидера опиралась на его престиж и авторитет. Элементы принуждения и насилия, а также закон еще отсутствовали, хотя постепенно все это вызревало. Сакрализация правителя постепенно способствовала его авторитету и содержала в себе потенцию принуждения, поскольку её носитель, наделенный священным могуществом, обладал правом на действия, которым его подданные не могли противостоять. Первоначально принуждение применялось в связи с военной функцией государства.

Появление внутри страны пленных, которых обратили в рабов (вначале коллективных, позже – частных) означало перенесение принуждения и насилия внутрь общества. При этом институционализация принуждения объективно ускорялась и, в силу того, что раннее рабовладение имело коллективные формы, при этом, первым господином рабов являлось государство в целом.

Поэтому, практика принуждения и насилия породила единообразный и общеобязательный регламент. Именно таким образом, (хотя и с вариантами), проходил процесс возвышения развитого государства.

Становление и окончательное оформление власти-собственности означало важный шаг в институционализации государственного устройства древневосточного общества в форме деспотической власти.

Мощная централизованная структура управления складывалась на протяжении тысячелетий. Привычная административно-распределительная форма отношений полностью подавляла частную собственность и рынок.

Власть на востоке была первична, а отношения частной собственности, необходимые для регулирования хозяйства – вторичными.

С теоретической точки зрения, частная собственность представляла опасность для функционирования командно-административной системы, так как избыточный продукт попадал непосредственно в руки частных собственников, минуя стадию перераспределения государственными структурами. И правящие верхи были не в состоянии не допустить концентрации богатств в руках частных собственников. Но частно собственнические отношения и рынок были поставлены под строгий контроль государства.

Коллективные формы ведения хозяйства, практикуемые в древневосточных обществах на протяжении многих предшествующих тысячелетий, превратили в аксиому общественного сознания представление о том, что собственность принадлежит всем одновременно и никому конкретно. Постепенное, шедшее с нарастающей интенсивностью делегирование верховной власти в руки сакрализованного правителя, о котором шла речь в предыдущих разделах, сопровождалось одновременным делегированием ему и функций верховного собственника.

Процесс деперсонализации верховной власти имел одним из своих важнейших следствий оформление институтов господствующей формы собственности, каковой являлась собственность государственная. Конечным результатом действия указанных тенденций явилось возникновение специфического феномена, составляющего квалифицирующий признак всех общественно-политических отношений на Востоке, - так называемого феномена власти-собственности, две составные части которого (власть и собственность) слиты в нерасчленяемое единство. При этом следует со всей определенностью подчеркнуть, что в указанном единстве, рассматриваемом как с сущностной, так и с генетической точки зрения, неоспоримый приоритет принадлежал именно власти, а собственность всегда квалифицировалась как нечто вторичное и производное от нее. Реальные права собственности возникали из функций власти;

принадлежность к власти превращала индивида в собственника;

объем реальных собственнических прав в принципе соответствовал номинальному объему власти.

Становление и окончательное оформление феномена власти собственности (в том числе феномена верховной власти – верховной собственности) означало важнейший шаг в институционализации государственного устройства древневосточного общества в форме деспотической административно-командной системы. И пока оставалась незыблемой вызвавшая ее к жизни социально-экономическая и политическая основа, эта система, наделенная высокой степенью относительной самостоятельностью, обладала большими регенерационными возможностями, способностями к бесконечному воспроизводству самой себя в практически неизменных, поистине клонированных формах.

С теоретической точки зрения развитие институтов частной собственности, с особой силой проявившееся в эпоху развитого государства, представляло собой потенциальную опасность для устоев административно командной системы. Поскольку избыточный продукт, производимый обществом во все возрастающем количестве, попадал в руки частных собственников непосредственно, т.е. минуя стадию его перераспределения централизованными государственными структурами, это угрожало целостности всей общественно-политической системы. Вместе с тем, административно-командная система была не в состоянии не допустить концентрации богатств в руках частных собственников, поскольку развитие приватизационных процессов было вызвано к жизни всем ходом предшествующего общественного развития.

Единственно возможной ответной реакцией системы на объективно складывающуюся ситуацию было стремление поставить под строгий контроль развитие частной собственности,. максимально ограничить сферу действия рынка товаров и услуг. Подобная реакция превратилась в последствии в. государственную политику, конечной целью которой была нейтрализация дезинтегрирующих тенденций, стабилизация всей общественно-политической системы, базирующейся на феномене власти собственности. Отныне и навсегда было определено положение частной собственности по отношению к собственности государственной – положение второстепенное, подчиненное и зависимое. Частная собственность получила возможность функционировать исключительно лишь с соизволения и под покровительством властей.


Еще один важнейший процесс, завершение которого также приходится на эпоху развитого государства, связан с окончательной институционализацией системы принуждения. Сакрализация верховной власти изначально содержала в себе потенцию принуждения, поскольку ее носитель, наделенный сверхъестественным могуществом, обладал правом на действия, которым его поданные не могли противостоять. Но поскольку внутриобщественные конфликты на первых порах еще не выражались с достаточной определенностью, угроза принуждения первоначально проявлялась лишь за пределами общества, будучи неразрывно связанной с военной функцией государства. Здесь она могла воплощаться в конкретные формы насилия, направленные против пленных, захваченных в ходе победоносных войн, а также против тех контингентов иноплеменников, которые поступали в виде «дани кровью» с покоренных и зависимых народов. Но когда эти категории чужаков оказывались имплантированными внутрь общества, приобретая статус рабов, формирующиеся способы и методы принуждения также перемещались вслед за объектами своего применения. При этом институционализация принуждения объективно ускорялась и в определенной степени упрощалась тем обстоятельством, что раннее рабовладение имело преимущественно коллективные формы, так что первым фактическим «хозяином» иноплеменнико-рабов являлось государство в целом, - вследствие этого правовая регламентация институтов принуждения и насилия, направляемая централизованной, концентрированной волей, характеризовалась высокой степенью единообразия, а потому – общеобязательности и императивности.

Дальнейшая активизация приватизационных процессов, о которых шла речь ранее, с неизбежностью коснулась и отношений рабовладения, - наряду с господствующими коллективными его формами возникли и укрепились частнособственнические формы. Кроме того, с течением времени рабы перестали быть единственными объектами воздействия институтов принуждения и насилия, - количество таких объектов стало стремительно возрастать за счет представителей гомогенного населения, то есть тех соплеменников, которые по различным причинам «заслужили» применения против них мер государственного воздействия. Уже достаточно хорошо апробированные на «чужаках», эти меры оказались тем более эффективными в борьбе против «своих» правонарушителей и преступников, начиная от внешне добропорядочных должностных лиц, уклонившихся – от выполнения распоряжений вышестоящих властей, и кончая потерявшими человеческий облик насильниками и убийцами. Разумеется, и все возраставшее разнообразие морально осуждаемых действий, и рост числа субъектов подобных антисоциальных проявлений неизбежно вели к определенной дезинтеграции институтов принуждения и насилия, - дезинтеграции, проявившейся как в изменении их восприятия общественным сознанием, так и в реальном функционировании соответствующих государственных механизмов. Однако, можно со всей определенностью утверждать, что вплоть до самых заключительных этапов истории древневосточных государств, институты принуждения и насилия, действовавшие в них, отличались гораздо более высокой степенью централизованной регламентации, чем это было свойственно античным европейским государствам средиземноморского региона.

Институционализация принуждения и насилия явилась тем решающим стимулом, который привел в движение еще один важнейший процесс, завершившийся на стадии развитого государства. Речь идет об институционализации закона как такового, - закона как материализованной государственной воле, воплощенной в регламентированной норме, обязательной для исполнения всеми членами общества. Нормы, регулирующие отдельные, первоначально разрозненные элементы общественных отношений, приобретали с течением времени тенденцию к консолидации в компактную, по возможности непротиворечивую систему, призванную разрешать коллизии, которые могут возникнуть в более обширных сферах человеческого бытия, одной или даже нескольких смежных, - сферах, которые ныне принято именовать отраслями права.

Образцами такой законотворческой деятельности, их конкретными результатами могут служить сохранившиеся до наших дней первые систематизированные сборники или своды правовых норм, действовавшие в различных древневосточных государствах. Вполне естественно, что историческая традиция приписывает их авторство конкретным верховным правителям данного государства, - типичным образцом подобных сводов может служить т.н. Законник Хаммурапи, подробная характеристика которого составит особый раздел дальнейшего изложения.

Обрисованный выше процесс политогенеза не только определил сущность общественной и политической организации, окончательно сложившейся в странах Древнего Востока, но и обрисовал возможные пути ее последующей эволюции. Квалифицирующими признаками этой организации, принципиально отличающими ее от античных обществ европейского образца, являлись: приоритетное положение государственной формы собственности над частной;

отсутствие различий между рентой собственника и государственным налогом;

феномен власти-собственности, фактически растворяющий гражданское общество в государстве. Явившись порождением косности и консерватизма протекавших на Востоке общественно-политических процессов, древневосточное государство проявило тенденцию к максимальной устойчивости, к самосохранению, к принципиальному неприятию каких-либо объективных перемен и субъективных нововведений.

Традиционализм, консервативная стабильность определили дальнейшее развитие стран этого региона не по линейно-прогрессивному направлению, а по циклической траектории, когда изменения затрагивали преимущественно лишь количественные параметры, тогда как сущностные характеристики всей системы в своей основе оставались практически неизменными. Впрочем, было бы неправильно говорить о полной стагнации древневосточных обществ, и отрицать какие бы то ни было происходившие в них перемены. Следует только иметь в виду, что сложившаяся система тщательно отбирала, умело адаптировала и оптимально использовала исключительно лишь те новшества, которые ее еще более укрепляли и стабилизировали. Те же новые веяния, которые грозили ослабить централизацию, поколебать всесилие верховной власти, подорвать систему религиозно-идеологических ценностей, стимулировать местный сепаратизм, активизировать индивидуалистические устремления подданных, - все эти и подобные им тенденции максимально энергично подавлялись всей мощью государственной машины, всей силой составлявших ее политико-правовых (в первую очередь, карательных) механизмов.

Контрольные вопросы 1. В чем заключается специфика развития государств Древнего Востока?

2. Какую роль играла община в древневосточных обществах?

3. В чем состоит феномен власти-собственности в Древнем Востоке?

4. Раскройте общие закономерности эволюции древневосточных обществ.

5. Какую роль играла частная собственность в странах Древнего Востока?

6. Выделите особенности политической организации древневосточных обществ.

7. Что такое восточная деспотия?

8. В чем заключаются основные отличия раннего государства от развитого в Древнем Востоке.

Литература 1. Авдиев Б.И. История Древнего Востока / Б.И. Авдиев. – М.: Наука, 1970.

2. Альтернативные пути к цивилизации: кол. монография / Под ред.

Н.Н. Крадина, А.В. Коротаева, Д.М. Бондаренко, В.А. Лынши. – М.: Логос, 2000.

3. Васильев Л.С. История Востока. Т. 1,2 / Л.С. Васильев. - М.:

Высш. шк., 1993.

4. Годинер Э.С. Политическая антропология о происхождении государства / Э.С. Годинер // Этнологическая наука за рубежом:

проблемы, поиски, решения. – М., 1991.

5. Государство и социальные структуры на древнем Востоке. – М., 1989.

6. Древний и средневековый Восток: сб. статей. – М., 1987.

7. Древние цивилизации / Под ред. Г.М. Бонгард-Левина. – М., 1989.

8. История государства и права стран Азии и Африки. – М., 1964.

9. История Древнего Востока / Под ред. И.М. Дьяконова. – М., 1983.

10. История Древнего Востока / Под ред. В.И. Кузищина. – М., 2001.

11. История Древнего мира. Древний Восток Египет, Шумер, Вавилон, Западная Азия / А.Н. Бадак, И.Е, Войнич, Н.М. Волчек и др. – Минск, 1998.

12. История Древнего мира. Древний Восток. Индия, Китай, страны Юго-Восточной Азии / А.Н, Бадак. И.Е. Войнич. Н.М, Волчек и др. Минск, 1998.

13. Ламберг-Карловски К. Древние цивилизации. Ближний Восток и Ме-зоамерика / К. Ламберг-Карловски, Дж. Саблов. – М., 1992.

14. Пайпс Р. Собственность и свобода / Р. Пайпс. – М., 2000.

15. Ранние формы политической организации: от первобытности к государственности. – М.: Вост. лит. РАН, 1995.

Лекция 5. Древнее Двуречье План лекции:

1. Особенности возникновения и развития Месопотамии. Периодизация государства.

2. Правовое положение отдельных групп населения в Вавилоне.

3. Государственный строй Вавилона при Хаммурапи (XVIII в. до н.э.) Первые государства на территории Двуречья возникли в начале III тыс.

до н. э. Они были расположены на естественных холмах и окружены стенами. В каждом из них жило приблизительно 40-50 тыс. чел. Это были небольшие города-государства, в общественном и государственном строе которых длительное время сохранялись пережитки родоплеменной организации. Древнейшим населением страны, заложившим основы цивилизации в Двуречье, были шумеры, от этого народа происходит название государства Шумер, история которого насчитывает семь веков.

Шумер был не единым государством, на его территории находились такие города как Ниппур, Киш, Лагаш, Ларса, Урук, Ур, Эриду, население которых достигало нескольких тысяч человек.

Источники дают сведения о довольно ранних отношениях шумеров с пастушескими семитскими племенами, которые затем появляются на территории, заселенной шумерами. Север Двуречья населяли семиты (арабы и евреи), которые основали город Аккад, ставший столицей государства. Постепенно правитель Аккада Саргон (по кличке Древний) завоевал всю территорию Шумера и создал мощное Шумеро-Аккадское царство, просуществовавшее почти сто лет. Саргон принял титул «царь Шумера и Аккада», «царь четырех стран света». Саргон совершал успешные походы в Сирию, в районы гор Тавра и победил царя соседнего государства Элам. Им было создано первое в истории постоянное войско, состоявшее из 5400 чел. Это было хорошо обученное профессиональное войско, все благополучие которого зависело от царя.

При Саргоне сооружались новые каналы, в общегосударственном масштабе была налажена оросительная система, введена единая система мер и весов. Аккад вел морскую торговлю с Индией и Восточной Аравией.

Около II тысячелетия до н.э. Двуречье захватили кочевники-амореи.

Они одержали победу над Шумеро-Аккадским царством и основали новую династию Ура, объединившую Двуречье. Одним из опорных пунктов стал Вавилон, который имел удобное географическое положение. Вавилон затмил все остальные горда страны, и по его имени все Двуречье стали называть Вавилонией. Первые пять вавилонских царей значительно расширили свои владения. С конца XIX в. до н.э. наступает период Древневавилонского царства (1894-1595 гг.), которое составило особую эпоху в истории Двуречья. Шестой царь Вавилона Хаммурапи превратил Вавилон в огромное государство-империю, состоящее из большой территории от Персидского залива до Сирии. Вавилон часто подвергался нашествию горных племен, разрушался, как птица Феникс вновь восставал из пепла. После смерти царя Хаммурапи Вавилон потерпел ряд поражений от своих соседей, в 1595 г. Древневавилонское царство было уничтожено хеттами и касситами, которые правили Вавилоном около 400 лет.

Новый подъем Вавилона приходится на VII-VI вв. до н.э. – период Ново-Вавилонского царства. В этот период происходит рост крупного землевладения, ремесла, торговли, строились грандиозные храмы, оборонительные и ирригационные сооружения. В III в. до н.э. после смерти Навуходоносора Вавилон фактически прекращает свое существование, поскольку он был завоеван персидским царем Киром.

Как в любом рабовладельческом государстве, в Древнем Вавилоне общество делилось прежде всего на свободных и рабов.

Рабы («вардум») составляли низший общественный слой. Кроме военнопленных и покупных рабов, значительная часть этого класса состояла из порабощенных и ставших бесправными свободных (например, преступники и несостоятельные должники). Рабы рассматривались законом как вещь, находящаяся в полной собственности хозяина. Право собственности на рабов переходило в семье из поколения в поколение.

Рабов продавали, закладывали. Повреждение их здоровья или лишение жизни считалось не более как повреждением или уничтожением имущества их господина, которому виновный был обязан возместить ущерб. Например, за лишение жизни раба-вольноотпущенника по неосторожности виновный обязан был отдать раба за раба;

за смерть раба в доме кредитора по вине последнего, за умерщвление его бодливым быком господину уплачивалась треть мины;

за повреждение глаза рабу или неудачную операцию, повлекшую за собой смерть раба, - половина его стоимости. Раб не имел права самовольно распоряжаться чем бы то ни было из имущества господина, даже если пользовался большим доверием со стороны последнего. Купля-продажа, совершенная с рабом, наказывалась смертной казнью для покупателя. За содействие бегству и укрывательство раба или отказ его выдать виновный подлежал смертной казни. Поймавший же раба и доставивший его господину получал за услугу награду. Для обозначения рабского состояния на рабов налагались особые знаки, вырезаемые или выжигаемые на теле. Но такое клеймение ограничивало владельческие права господина, который лишался возможности продать раба или отдать его в обмен на другого.

Рабы были царские, храмовые, частновладельческие. Они не могли быть собственниками. Имущество, которое имели рабы, наживалось с разрешения господина, считалось частью собственности господина и переходило к нему после смерти раба. Власть господина над рабом не ограничивалась. Лишь некоторые категории рабов, составлявшие меньшинство, пользовались защитой закона. Это рабыни, имевшие детей от своих владельцев. Такие дети считались свободными. Казенному рабу или рабу-вольноотпущеннику позволялось жениться на свободной, дети от такого брака были свободные.

Свободное население Вавилона, делилось на полноправных и неполноправных. Полноправные свободные граждане («авилум» - человек, муж) составляли основную массу населения. В большинстве своем они владели землей, несли имущественные и личные повинности в пользу государства. Полноправные граждане не были однородным сословием. В царствование Хаммурапи процесс расслоения сельской общины зашел довольно далеко. Отдельные зажиточные общинники становились все более самостоятельными. Наряду с ними появились обедневшие общинники, попадавшие в долговую кабалу.

Законы Хаммурапи свидетельствуют о стремлении законодателя облегчить положение этих лиц. Так, должник объявлялся правомочным владельцем всего своего имущества, без его разрешения и разрешения суда заимодатель не имел права отчуждать это имущество. Авилум не мог стать рабом-должником. Законы называют члена семьи должника, отрабатывавшего долг в хозяйстве заимодателя, не рабом, а заложником. В случае смерти заложника по причине жестокого обращения с ним кредитора последний нес ответственность как за смерть свободного. Через три года работы заложника долг считался погашенным независимо от его суммы.

Стремление царской власти ограничить произвол кредиторов над попавшими в долговую кабалу беднейшими слоями свободного населения объясняется стремлением сохранить могущество войска, основу которого составляли свободные.

Земельные наделы и скот, пожалованные воинам (имущество илку), не могли отниматься у них за долги. Кредитор мог забрать лишь купленные воином поле, сад, дом. Взрослый сын воина становился законным наследником его надела. Если после смерти оставался малолетний сын, то вдова получала одну треть надела, чтобы иметь возможность вырастить будущего воина. В случае пленения воина его можно было выкупить, и он сохранял свое право на земельный надел. Воины, обеспеченные своим земельным наделом, были обязаны за это по приказу царя в любое время выступить в поход. За отказ следовала смертная казнь. Человек, выступивший в поход вместо воина, получал его земельный надел.

Полноправным гражданам противопоставлялись «мушкенумы»

(покорные). Вопрос о мушкенумах в сословной структуре вавилонского общества не решен однозначно. Происхождение этой социальной группы с достоверностью не установлено. По одной из версий, «мушкенумы» - это жители покоренных Хаммурапи городов и областей, по другой – вольноотпущенники. На неравноправное положение мушкенума указывают статьи, определяющие наказание за преступление против него.

Так, членовредительство, нанесенное «авилуму», каралось соответствующим членовредительством виновного, но если членовредительство было совершено по отношению к мушкенуму, то виновный платил лишь штраф. За украденную у мушкенума вещь вор платил 10-кратный штраф, а за украденную вещь, находившуюся в собственности царя или храма, 30-кратный штраф.

Наряду с сословиями законы называют также профессиональные занятия населения. Первое место занимают придворные служащие, из которых законы называют царского телохранителя и высшее жречество, стоявших в непосредственной близости к царю. Из других государственных служащих законы упоминают «редум», «баирум», «декум», «лубуттум».

Функции этих лиц не совсем ясны, вероятно, это различного рода военнослужащие. В соответствии с важным государственным значением религии и храмов в Вавилонии почетное положение среди других профессий занимают храмовые служащие.

Довольно высокое положение в обществе занимало чиновничество, к нему предъявлялись большие требования, но власть наделяла их землей, которая могла переходить по наследству или обращаться в пенсию.

Низшие ступени профессионально-служебной лестницы занимали крупные купцы и предприниматели, ремесленники, поденщики. Низко ценился труд врачей, ветеринаров. В отличие, например, от архитекторов и корабельщиков, получавших за свой труд гонорар (подарок), врачи получали плату.

Наиболее ранней формой государственной организации в Месопотамии были города-государства, во главе них стоял «энси»

(возглавляющий род). Энси называли самостоятельного владыку, правившего каким-либо городом с ближайшей округой. Титул этот жреческого происхождения и свидетельствует о том, что первоначально представитель государственной власти был также главой жречества. В случаях, если его власть выходила за рамки локальной местности, правителю присваивался титул «лугаля» (большого человека). Так обычно называли царей. Глава государства одновременно возглавлял местный религиозный культ, руководил ирригационными и другими общественными работами, командовал войском. Пережитки родоплеменной организации, присущие данному периоду, выражались в существовании совета старейшин и созыве общинных собраний, значительно ограничивавших власть правителя, вплоть до его свержения. Они также обладали законодательными, финансовыми и судебными функциями.

Со временем власть правителей приобретала наследственный характер, административный аппарат и сам царь стали олицетворять единство обширных территорий. Возникает новый вид правителя – лугаль, власть которого не ограничивалась общинными органами. Усилению централизаторских тенденций способствовало представление о божественном характере власти, якобы ниспосланной богами царям.

Наибольшей концентрации царская власть достигла в Древнем Вавилоне.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.