авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |

«УТВЕРЖДАЮ Декан юридического факультета _Александров И.В. «_»_ 200 г. ...»

-- [ Страница 15 ] --

Революция началась восстанием военных моряков в г. Киле в начале ноября 1918 г. Крупнейшие города Германии - Гамбург, Лейпциг, Мюнхен, Бремен присоединились к ней. Под влиянием октябрьской революции 1917 г. в России повсеместно возникали советы рабочих и солдатских депутатов, которые брали власть в свои руки. 9 ноября революция победила в Берлине.

Кайзер Вильгельм бежал в Голландию.

В создавшейся обстановке императорское правительство сочло за лучшее передать власть в руки социал-демократической партии, возложив на нее "спасение отечества". В основе программ социал-демократов была идея постепенного, реформистского продвижения к социальному государству всеобщего благополучия и социальной защищенности. Теоретики социал демократии (Э. Бернштейн, Н. Каутский и д.р.) предсказывали успешный, мирный путь развития страны через разного рода реформы, возможные при неуклонном росте производства, а значит, и жизненного уровня трудящихся.

Они считали возможным мирное врастание рабочего класса в общество всеобщего благоденствия, без классовой борьбы и социальной революции.

В результате неудач на фронтах войны весной и осенью 1918 г., голода, разрухи, инфляции в Германии сложилась революционная ситуация.

Под влиянием падения монархии в России в немецких городах, в армии и на флоте стали возникать Советы рабочих, солдатских и матросских депутатов. Революция, начавшаяся восстанием военных моряков в Киле ноября 1918 г., носила массовый характер и вовлекла в ряды своих участников широкие социальные слои населения.

Доминирующими требованиями и лозунгами Ноябрьской революции были: прекращение войны, уничтожение монархии, создание демократической парламентской республики, устранение политического господства милитаристских сил юнкерства и крупной буржуазии, ликвидация полуфеодального юнкерско-помещичьего землевладения, закрепление социальных прав трудящихся.

Крупнейшие города Германии – Гамбург, Лейпциг, Мюнхен, Бремен – присоединились к восставшим. Повсеместно возникавшие Советы рабочих и солдатских депутатов брали власть в свои руки. Наконец, 9 ноября 1918 года революция победила в Берлине. Кайзер (император) Вильгельм отрекся от престола и бежал в Голландию.

Леворадикальные силы связывали будущее Германии с ликвидацией буржуазного строя в ходе социалистической революции в союзе с Советской Россией. Однако коммунистическая партия Германии, сформировавшаяся в декабре 1918 г. на основе «Союза Спартака», не имела достаточного влияния и не опиралась на сколько-нибудь значительную силу.

Уже в январе 1919 г. контрреволюция, опираясь на сохранившийся кайзеровский аппарат управления, генералитет, офицерство старой армии, перешла к вооруженному подавлению революционных выступлений.

Выступления в Берлине были жестоко подавлены, разгромлен штаб немецких коммунистов, убиты основатели германской компартии К.

Либкнехт и Р. Люксембург. Локальные революционные выступления продолжались вплоть до 1921 г., но носили разрозненный, неорганизованный характер. Кульминацией этих выступлений было установление пролетарской власти в Баварии. В апреле 1919 г. здесь была провозглашена Советская республика. Однако в конечном итоге революционное движение было подавлено.

Несмотря на незавершенный характер революции, главными ее итогами стали: выход Германии из войны;

крах кайзеровской империи, а вместе с ней и ликвидация еще двух десятков полуабсолютных монархий, установление демократической формы правления, закрепление широкого круга политических и социальных прав и свобод, ликвидация крупного полуфеодального землевладения и т.д. Однако в силу целого ряда факторов объективного и субъективного характера революция не затронула корней германского милитаризма и не провела коренной реформы кайзеровского милитаризованного государственного аппарата.

10 ноября 1918 г. по инициативе Совета Большого Берлина и избранного им ЦК был сформирован Совет Народных Уполномоченных, который в свою очередь взял на себя функции временного «политического кабинета». В состав Совета вошли в основном правые социал-демократы во главе с Ф. Эбертом и Г. Гаазе.

На проходившем 16-21 декабря 1918 г. Всегерманском съезде представителей рабочих и солдатских Советов была принята резолюция о созыве Учредительного Национального собрания и о передаче всей полноты власти в руки Совета Народных Уполномоченных впредь до решения вопроса о государственном устройстве.

На выборах в Учредительное собрание, состоявшихся 19 января г., буржуазные партии получили около 16 млн голосов, социал демократические – 13,5 млн.

6 февраля 1919 г. в городе Веймаре – небольшом культурном центре Германии – было созвано Национальное собрание, на котором в знак доверия социал-демократам президентом Германии избран Макс Эберт, член правления социал-демократической партии с 1905 г.

Одним из первых законов Национального собрания стал закон «О временной имперской власти», закрепивший право Собрания подготовить новую германскую конституцию с парламентско-республиканским строем.

13 февраля коалиция трех партий – социал-демократической, демократической и партии центра – составила правительство Германии во главе с социал-демократом Ф. Шейдеманом, которое положительно решило вопрос о подписании Версальского мирного договора, утвердило бюджет и большинством голосов приняло новую конституцию Германии, названную Веймарской.

Веймарская конституция 1919 г. превратила Германию в буржуазную парламентскую республику с федеративной формой государственного устройства.

В марте 1919 г. был принят «переходный закон», касающийся правопреемства республики и постановивший, что все правовые предписания, изданные кайзеровским правительством, признаются действующими.

Федеративность Германии носила специфический характер. Все важные вопросы – внешние сношения, армия и флот, монетное дело и таможни, связь, транспорт, гражданство и эмиграция и т.д. – находились в ведении федеральной власти. Но каждая из земель имела свою конституцию, составленную в согласии с общегосударственной, свой законодательный орган – ландтаг и собственное правительство. В таких вопросах, как уголовное и гражданское законодательство, ландтаги могли конкурировать с рейхстагом, притом, однако, что право империи имело решающий перевес над правом земель.

Высшим представительным и законодательным органом Германии стал двухпалатный парламент. Нижняя палата – рейхстаг – избиралась сроком на 4 года. Ее депутат объявлялся представителем всей нации и был неподотчетен перед своими избирателями. Права рейхстага существенно ограничивались за счет широких полномочий правительства и президента, имевшего право роспуска рейхстага и назначения новых выборов. Верхняя палата – рейхсрат (имперский совет) – считалась органом представительства земель.

Конституция устанавливала пропорциональную систему выборов на основе всеобщего равного, прямого и тайного голосования.

Вся Германия была поделена на 35 избирательных округов. Каждая партия, принимавшая участие в выборах, выступала со своим списком кандидатов. Депутатские места распределялись соответственно числу голосов, поданных за тот или иной список: больше голосов – больше мест.

Особенное внимание Веймарская конституция уделяла президенту республики. Президент избирался всеобщим голосованием сроком на 7 лет и являлся главой государства. В его руках сосредотачивалась высшая исполнительная власть. Командование вооруженными силами, назначение на высшие военные и гражданские должности также находились в компетенции президента. Назначение правительства – его главы (рейхсканцлера) и всех министров – также находилось в компетенции президента. Правительство оставалось ответственным перед рейхстагом. При несогласии палат решение вопроса передавалось на усмотрение президента. Президент наделялся правом отменить любой закон, принятый рейхстагом, с помощью референдума.

Веймарская конституция оформила буржуазно-демократический, по сути, режим в стране. Конституция провозглашала и узаконивала свободу слова, печати, ассоциаций и т.д., отменялась всеобщая воинская повинность.

Несмотря на ряд ограничений, гарантировалось легальное существование рабочих организаций. Профсоюзы получили право заключать коллективные договоры, проводить забастовки. Улучшилось социальное страхование.

Устанавливался 8-часовой рабочий день.

В целом Веймарская конституция представляла собой серьезное завоевание немецкого народа. Она была одной из передовых среди буржуазных конституций той эпохи.

Обстановка в стране в 20-х годах была сложной. Державы Антанты по Версальскому мирному договору обязали Германию выплатить победителям в кратчайший срок 20 млрд марок золотом, отдать захваченные колонии, поставлять им уголь, молочный скот, стройматериалы, красители. Часть западных районов страны, в том числе Саар, перешли под управление Лиги наций.

Непримиримым врагом Веймарской республики была военщина.

Особое недовольство у нее вызывали те статьи Версальского мирного договора, которые отменили всеобщую воинскую повинность, распускали Генеральный штаб, а также запрещали Германии иметь армию свыше тыс. солдат и офицеров. Однако правительство вскоре создало так называемый черный рейхсвер, в котором насчитывалось около полумиллиона солдат и офицеров.

Надо иметь в виду, что Ноябрьская революция и провозглашение Веймарской республики не означали серьезной ломки старого государственного аппарата. Многие военные, чиновники, судьи сохранили свои должности. Это облегчило силам реакции подготовку свержения республики.

Еще в начале 1920 г. правительство по требованию концернов ограничило права фабзавкомов. В марте реакция сделала попытку вооруженным путем свергнуть режим Веймарской республики. Всеобщая стачка рабочего класса, в ходе которой коммунисты и социал-демократы действовали согласованно, опрокинула замыслы контрреволюции. Военно монархический путч Каппа-Лютвица был разгромлен, а его организаторы едва успели сбежать из столицы.

До конца 20-х годов парламентский режим Веймарской республики поддерживали почти вся буржуазия, часть рабочего класса и крестьянство.

Интересы крупных промышленников и банкиров в рейхстаге и правительстве защищали правые партии: народная, центр, баварская народная партия, национал-социалисты.

С волей капитала считалась крупная фракция социал-демократов. Под их влиянием были массовая профсоюзная организация страны, вооруженные отряды «Железный фронт» и Рейхбаннер. В конце 20-х годов они контролировали прусскую полицию. Однако социал-демократы, хотя и считали себя марксистами и демократами, на деле были в лагере реакции.

Переоценка прочности парламентской демократии и другие указанные выше обстоятельства в немалой степени способствовали установлению в стране кровавой диктатуры фашизма.

История Веймарской республики представляла собой картину острой борьбы могущественных промышленно-финансовых монополий, с одной стороны, и высокоорганизованных отрядов рабочего класса – с другой.

Ноябрьская революция, несмотря на поражение, долго давала о себе знать. В 1923 г. Германия снова переживает революционную ситуацию. В Саксонии и Тюрингии возникли рабочие правительства. Особой страницей в историю германского революционного движения вошло Гамбургское восстание 1923 г.

Положение едва стабилизировалось, как разразился экономический кризис 1929 г. Уровень промышленной продукции снизился почти наполовину, а число безработных выросло до 9 млн человек.

Послевоенный экономический кризис и инфляция вызвали массовое обнищание мелких и средних собственников, подрывали ценности семьи, предпринимательской этики, бережливого приобретательства. Веймарскую республику многие считали делом изменников, слишком слабой, коррумпированной и бездарной, неспособной разрешить экономические и политические проблемы. Именно на первые годы после войны приходится всплеск фашистских движений, которые, по сути, представляли собой одну из разновидностей реакционных милитаристских националистических течений.

Организованный при обществе «Туле» политико-пропагандистский филиал («Свободный немецкий комитет борьбы за немецкий мир») и «Политический рабочий кружок», созданный слесарем А. Дрекслером, объединились в январе 1919 г. в «Немецкую рабочую партию». Затем она была переименована в «Национал-социалистскую немецкую рабочую партию» (НСДАП). Позже в нее влились представители армейских кругов (рейхсвера), в их числе А. Гитлер и будущий вождь штурмовиков Э. Рэм.

Нацистская партия была в тот период не единственной группировкой германских ультраправых, вынужденных переформировать свои ряды после падения монархии. Создатель «Антибольшевистской лиги» Э. Штадтлер пытался в 1918 – 1919 гг. организовать массовое фашистское движение под лозунгом «рабочих советов» и борьбы с «хищническим капиталом», надеясь стать «немецким Муссолини».

Действовали многочисленные военизированные общества, отряды нелегального «черного рейхсвера». В идеологическом отношении их взгляды колебались между монархизмом и фашизмом, а тактика включала террор и подготовку вооруженного захвата власти.

В 1920 г. Гитлер выступил с программой из «25 пунктов», ставшей в дальнейшем программой Национал-социалистской рабочей партии. В это время складываются организационные основы фашистской партии, основанные на принципе неограниченной власти вождя (фюрера). Главной целью создания партии становятся распространение фашистской идеологии, подготовка специального террористического аппарата для подавления демократических, антифашистских сил и в конечном счете захват власти.

В 1923 г. ультраправые группы во главе с нацистами предпринимают прямую попытку захватить государственную власть. Фашисты подняли мятеж в Мюнхене («пивной путч» Гитлера-Людендорфа), который был подавлен.

С 1925 г. начинается «битва за рейхстаг» путем создания широкой социальной базы фашистской партии. Программа была рассчитана на привлечение определенной части недовольных – от отсталых рабочих до лавочников: рабочим обещали уничтожение безработицы, крестьянам – повышение цен на сельскохозяйственную продукцию, лавочникам – ликвидацию ненавистных крупных магазинов. Программа гитлеровской партии возвещала создание «нового немецкого рейха», великой империи, построенной на костях всех ненемецких народов, «искоренение марксизма и коммунизма», физическое истребление евреев.

Уже в 1928 г. эта тактика дала свои первые плоды – фашисты получили 12 мест в рейхстаге.

Предвидя опасность фашистского переворота, Коммунистическая партия Германии предложила левым силам, особенно социал-демократам, объединиться в едином антинацистском фронте. Предложение было отвергнуто. Социал-демократические лидеры объявили, что не окажут сопротивления Гитлеру, если тот придет к власти «легальным, т.е.

конституционным, путем».

В 1932 г. по числу мандатов фашистская партия получила больше мест, чем любая другая партия, представленная в рейхстаге. 30 января 1933 г.

Гитлер по распоряжению Гинденбурга занимает пост рейхсканцлера Германии. С этого времени рейхстаг сохранялся лишь формально.

Установлению фашистской диктатуры в Германии в конечном счете способствовали три обстоятельства: а) монополистическая буржуазия нашла в ней желанный выход из острой политической ситуации, созданной экономическим кризисом;

б) мелкая буржуазия и некоторые слои крестьянства видели в демагогических обещаниях гитлеровской партии осуществление надежд на смягчение экономических трудностей, вызванных ростом монополий и усугубленных кризисом;

в) рабочий класс Германии – и это едва ли не главное – оказался расколотым и поэтому ослабленным, партии в Германии были недостаточно сильны, чтобы остановить и отбросить фашизм.

В 20-30-е годы в ряде индустриальных стран среди широких слоев мелких и средних собственников, разочарованных в беспрепятственной капиталистической конкуренции и в способности буржуазно-демокра тического государства обеспечить им благосостояние, стабильность и приемлемый социальный статус, распространилась идея создания нового государства, которое защищало бы их классовые интересы.

Крупная буржуазия заботилась только о своих сверхприбылях, ее государство воспринималось как чуждая «плутократия». С другой стороны, государственно-социалистические течения (социал-демократы и большевики-коммунисты) провозглашали и казалось начали осуществлять идею нового рабочего государства. В такой ситуации лидеры мелкособственнической массы сочли, что единственная возможность решить ее проблемы – это установить свою собственную власть, действительно сильную, национальную, соответствующую их взглядам и интересам. Такова была провозглашаемая цель фашизма – тоталитарного по своей структуре движения с тоталитарной идеологией, стремящегося насильственно осуществить свои идеи с помощью тоталитарного государственного режима.

Но мелкий собственник в XX в. не чувствовал себя сильным в одиночку и, оставаясь крайним индивидуалистом в том, что касается его материальных интересов, нуждался в толпе себе подобных, чтобы вместе с ними реализовать свои агрессивные устремления.

Для оправдания чрезвычайных мер гитлеровцы прибегли к провокации.

В ночь на 28 февраля 1933 г. они подожгли здание рейхстага. Сделано это было для того, чтобы получить предлог для гонений на компартию.

Находившийся в Германии Георгий Димитров, вождь болгарских коммунистов, и некоторые другие коммунисты были арестованы и преданы суду по обвинению в поджоге рейхстага.

Вскоре наступила очередь всех других партий, включая буржуазные.

Право на существование получила одна только нацистская партия.

Преследованию подвергли и социал-демократическую партию.

Профессиональные союзы трудящихся Германии были распущены, средства этих союзов конфискованы. Используя опыт Италии, гитлеровцы создали свои собственные «профсоюзы».

Механизм фашистской диктатуры. Нацистская партия стала частью правительственной машины. Решения съездов партии с момента их принятия получали силу закона. Пребывание в рейхстаге и на государственной службе связывалось с присягой на верность национал-социализму. Центральные и местные органы партии получили правительственные функции и практически решали все существенные вопросы правления. Государственная власть фашистской Германии сосредоточилась в правительстве, правительственная власть – в особе «фюрера».

Партия имела военизированную структуру устройства. Члены партии должны были беспрекословно подчиняться приказам местных «фюреров», которых (как и в Италии) назначали сверху. В непосредственном подчинении партийного центра находились «штурмовые отряды» (СА), «охранные отряды» (СС) и некоторые особые воинские части, укомплектованные фанатическими сторонниками Гитлера. Особое место в системе репрессивного аппарата заняла тайная полиция – гестапо, располагавшая огромным аппаратом, значительными средствами и неограниченными полномочиями.

Преступления, совершенные членами партии, рассматривались особыми судами на тайных заседаниях.

Закон «Об устранении бедственного положения народа и государства»

от 24 марта 1933 г. разрешал имперскому правительству, не испрашивая санкции парламента, издавать акты, которые «уклоняются от конституции».

После смерти Гинденбурга 1 августа 1934 г. по постановлению правительства должность президента была упразднена, а его правомочия передавались «фюреру» и пожизненному канцлеру. Ни перед кем не ответственный «фюрер» не только имел право назначать имперское правительство и всех высших должностных лиц, но и своего преемника.

Рейхстаг сохранялся, но только для парадных демонстраций. Иногда в демагогических и внешнеполитических целях гитлеровцы проводили «народные опросы». При этом заранее объявлялось, что всякий, кто воспользуется правом голосовать тайно, будет считаться «врагом народа».

Местное самоуправление и традиционное деление государства на земли в интересах централизации управления были ликвидированы, а соответственно «во имя единства нации» были уничтожены и органы местного самоуправления. Управление областями поручалось чиновникам, которых назначало центральное правительство из Берлина. По закону «О слиянии областей с империей» от 7 апреля 1933 г. государственный аппарат, «очищенный» от противников нацизма, был увеличен вдвое (за 1933- гг.).

Веймарская конституция, формально не отмененная, прекратила свое действие.

Законом 27 февраля 1934 г. в Германии учреждались хозяйственные палаты – общеимперская и провинциальные. Во главе их были поставлены представители монополий. Палаты имели важные полномочия в деле регулирования экономической жизни. Результаты сказались быстро: средняя продолжительность рабочего дня выросла с 8 до 10-12 часов, тогда как реальная заработная плата составляла в 1935 г. всего только 70% от заработной платы 1933 г. Соответственно происходил рост прибылей монополий: доходы Стального треста, например, составляли 8,6 млн марок в 1935 г. и 27 млн – в 1940 г.

Используя правительственную власть, хозяйственные палаты проводили искусственное картелирование, в результате которого мелкие предприятия поглощались крупными. Крестьяне и торговцы, ремесленники и кустари, ожидавшие от фашизма экономических благ, были обмануты;

ни земли, ни кредита, ни отсрочки долгов, ни ликвидации крупных магазинов они так и не дождались.

Социальные завоевания трудящихся были ликвидированы. «Закон о порядке национального труда» от 20 марта 1934 г. объявлял высшей инстанцией для рабочих данного предприятия предпринимателя-«фюрера». К его компетенции относилось: установление продолжительности рабочего дня, видов вознаграждения, размеров штрафов и пр.;

он же издавал положение о проступках, «влекущих за собой немедленное увольнение без предупреждения».

Завершением системы подневольного труда явилось введение в 1938 г.

всеобщей трудовой повинности, в соответствии с чем трудящийся независимо от профессии мог быть послан на любую работу и в любой район.

Таким образом, была узаконена власть национал-социалистской партии Германии и монополий, а также полностью устранена любая выборная власть.

Характеризуя формирование механизма фашистской диктатуры, можно утверждать, что, прежде всего, речь шла о стремлении государственной власти как можно более полно поглотить общество и контролировать жизнь людей. При этом выстраивалась жесткая властная вертикаль диктатуры, не допускавшей ни форм представительной демократии, ни общественного самоуправления.

Во главе «пирамиды» стоял обожествляемый вождь-диктатор, опиравшийся на жесткую иерархию партии-государства, все решения принимались деспотическим командным путем, часто даже без соблюдения каких-либо формальных норм.

Важным звеном механизма фашистской диктатуры стали органы, осуществляющие широкомасштабную идеологическую обработку немецкого народа. Механизмы партии-государства поглощали и строжайше контролировали каналы информации, сферу образования, культуры, науки, агитации и пропаганды.

В марте 1933 г. было создано министерство общественного просвещения и пропаганды, руководимое Геббельсом, которому подчинялись пресса, радио, книжные издательства и пр. В ведении министерства общественного просвещения и пропаганды была «имперская палата культуры», контролирующая музыку, изобразительное искусство, театр. Культурная политика «Третьего рейха» была направлена на создание «идейно однородного общества в расовом и мировоззренческом плане», на превращение литературы и искусства «в боевое оружие партии». При этом специальный надзор устанавливался «за духовным и мировоззренческим обучением и воспитанием партийных кадров», с этой целью в 1934 г. было создано даже специальное государственное ведомство. Изгонялись либерально и демократически настроенные лучшие представители немецкой культуры, а также «расовонедостойные» лица. Одной из первых акций «имперской палаты культуры» была реорганизация немецкой академии литературы с повальной проверкой ее членов, когда каждый должен был дать ответ на вопрос, намерен ли он «участвовать в решении национальных культурных задач». Все члены академии должны были представить доказательства «арийского происхождения». В мае 1933 г. была проведена публичная акция сожжения книг противников нацизма и «расовочуждых»

авторов. Тем самым всякое инакомыслие пресекалось средствами террора.

Все сферы общественной жизни были структурированы в виде массовых корпоративных организаций (профсоюзных, молодежных, женских, социальных, культурных и т.д.), включенных в вертикаль в качестве «приводных ремней». Контроль над умонастроением которых осуществлялся фашистскими молодежными организациями (Юнгфольк, Гитлерюгенд и др.). Лидер «Гитлерюгенда» официально именовался «лидером молодежи Германского рейха» и нес персональную ответственность перед Гитлером как фюрером и как рейхсканцлером. После 1937 г. участие в гитлеровских молодежных организациях стало обязательным. Эти организации включались в разветвленную систему разнообразных нацистских организаций, охватывающих все стороны жизнедеятельности страны.

Нацисты создали мощный террористический аппарат, который начал складываться еще до прихода их к власти. В 1920 г. возникли первые вооруженные отряды – «служба порядка» фашистов, которой отводилась роль охраны фашистских сборищ. Использовались, однако, эти отряды чаще всего для создания беспорядков на митингах левых сил, для нападения на рабочих ораторов и пр. В 1921 г. «служба порядка» получила название «штурмовых отрядов» (СА). В отряды СА привлекались деклассированные элементы, уволенные из армии солдаты и офицеры, разорившиеся лавочники, которым импонировала нацистская пропаганда.

Наряду с погромной деятельностью отрядам СА отводилась не последняя роль в распространении фашистской идеологии. В 1932 г. в СА были созданы специальные моторизованные пропагандистские отряды. К лету 1933 г. количество штурмовиков превысило 4 млн человек. По мере усиления рейхсвера штурмовые отряды СА были превращены в армейский резерв, официально провозглашенной задачей которого с лета 1940 г. стала военная подготовка населения. Гитлер пожертвовал своей «партийной армией», чтобы привязать к себе рейхсвер, но одновременно с этим предоставил особые полномочия собственной «партийной полиции», усилив ее специальными отрядами СС, которым было поручено истреблять «внутренних врагов».

В состав СС (службу безопасности) входили «общие отряды», включающие руководство нацистской партии, представителей крупного капитала, юнкеров, военщины, верхушку фашистской интеллигенции, а также вооруженные «специальные отряды», созданные для выполнения особых задач фюрера. Их основой стал полк личных телохранителей Гитлера и подразделений «мертвая голова», осуществляющих разнообразную деятельность по подавлению противников фашистского режима.

Войскам СС вверялась и охрана концлагерей. Всего фашистами было создано 23 концлагеря и 2 тыс. их филиалов. С 1936 по 1945 гг. в них было брошено 18 млн человек. В одном только Освенциме, построенном в 1939 г., было истреблено около 4 млн человек из многих стран. Гитлеровцы применяли газовые камеры и другие технические средства, дающие им возможность безграничного уничтожения людей. Они использовали геноцид, освященный их оккультной верой в свое расовое и духовное превосходство над людьми, как средство достижения своих политических целей, достижения мирового господства.

В апреле 1933 г. в Пруссии была создана тайная государственная полиция (гестапо), которая в 1936 г. была объединена с уголовной полицией (КРИПО) в полицию безопасности (ЗИПО). Полиция безопасности вместе с полицией порядка (ОРПО), включающей охранную полицию и жандармерию, а также со специальной службой порядка (СД) находились в ведении рейхсфюрера СС Гиммлера.

В 1939 г. было создано Главное управление имперской безопасности, подведомственное Гиммлеру, как рейсхфюреру СС, который вместе с министром внутренних дел Фликом планировал осуществление террористических акций как в своей стране, так и на оккупированных территориях. Так, летом 1940 г. Фликом и Гиммлером было издано постановление об уничтожении «бесполезных для военных целей»

душевнобольных, калек, престарелых. Во исполнение его было создано Имперское общество лечебных и попечительских учреждений, в которых было умерщвлено 275 тыс. немцев. Перед нападением на СССР войсковые соединения СС были увеличены до 600 тыс. человек (35 дивизий), проведено вооружение общих отрядов СС. Войскам СС, введенным в зону действующей армии, была отведена главная роль в «расово-идеологической войне на уничтожение» СССР.

Германский нацизм создал, по существу, смешанную государственно частную командную экономическую систему. Этатизм, идея всемогущего, всеохватывающего, сверхрационального государства в полностью управляемом мире, фактически лежал в основе идеологии фашистского режима.

Нацисты воспринимали себя как своего рода авангард всемирной этатистской революции, в которой люди станут управлять своим бытием через посредство инструмента разума – государство.

Тоталитарный фашистский режим стремился «в идеале» к полному растворению отдельной человеческой личности в контролируемом и структурированном «целом» – нации.

Для уголовной политики нацизма характерны два главных фактора:

чрезвычайное законодательство и внесудебная репрессия. Оба указанные средства ставили главной целью искоренение коммунизма, а заодно и всякое демократическое и социальное движение вообще. Преследование за политические преступления не имело правовых ограничений. Широко применялось уголовное наказание в тех случаях, когда по общему правилу оно было невозможно (например, «за опасные мысли»). Максимально расширялся круг привлекаемых к ответственности. Наказуемое законом деяние определялось весьма неопределенно, чтобы не связывать следственные органы и суд. Наказаниями, как правило, являлись смертная казнь и пожизненное тюремное заключение. И это стало нормой деятельности фашистской юстиции. В целях избежания судебной процедуры нацисты широко прибегали к внесудебной репрессии: убийству в полиции, при «попытке к бегству», в концентрационных лагерях.

Первыми же декретами (от 4 и 28 февраля 1933 г.) Гитлер отменил свободу слова, собраний, печати. Репрессии последовали тотчас. Были созданы концлагеря, разрешено применение силы. «Полицейским, которые при исполнении своих обязанностей пустят в ход оружие, я откажу от последствий употребления оружия. Напротив, всякий, кто проявит ложное мягкосердие, должен ждать наказания по службе». Так гласила директива Геринга, считавшегося «вторым лицом» в гитлеровском рейхе. Он же говорил: «Моей задачей не является вершить справедливость, а уничтожать и искоренять».

В отношении к гитлеровскому государству привычные правовые понятия оказываются смещенными. Преступником предстает само государство, его «фюреры» и все те чиновники, судьи и полицейские, которые сделали убийство невинных людей краеугольным камнем «нового порядка».

Особенной жестокостью отличались гитлеровские законы о привычных преступниках. Помимо усиленного наказания, они предусматривали интернирование преступника, которое могло продолжаться «до тех пор, пока оно представляется необходимым» (как сказано в законе 24 ноября 1933 г.), то есть много лет после отбытия основного наказания.

В довольно большом числе случаев гитлеровские судьи прибегали к кастрации и стерилизации, разрешенным законом «Об опасных привычных преступниках», а затем законом «О предупреждении наследственно больного потомства». Сотни тысяч людей были подвергнуты этому ужасному наказанию без вины только потому, что фашистские власти считали это желательным.

Институт презумпции невиновности фашистские суды отбросили вовсе.

Борьба за чистоту расы была введена в ранг государственной политики в гитлеровской Германии. Помешанные на своем расово-зоологическом «превосходстве», по холодному расчету отдавая на уничтожение целые народы, гитлеровцы не могли не озаботиться «защитой немецкой крови».

Соответственно с этим закон 1935 г. предписал применение смертной казни или каторги для всякого, принадлежащего к неарийской расе, особенно еврея, осмелившегося заключить брак с лицом «германской расы». В той же степени карались и внебрачные отношения между «арийцами» и «неарийцами».

Придя к власти, германские фашисты выдвинули расовую теорию, которая провозглашала немцев господствующей над миром нацией. Эта теория послужила идеологическим основанием «большой войны», в которой «великая Германия» завоюет себе «достойное жизненное пространство».

Значительным изменениям подверглась и судебная система Германии.

В своей деятельности фашистские судьи исходили из принципа полного отрицания личных прав немецких граждан. Обвинение в государственной измене следовало за любой вид оппозиционной режиму деятельности. Кроме обычных судов в каждом судебном округе еще в 1933 г. были созданы особые суды для расправы с противниками фашистского режима. В 1934 г.

сложилась еще одна форма исключительного суда, так называемый народный трибунал по вопросам государственной измены, в котором не требовалось даже обязательного предварительного следствия. Приговоры трибунала не подлежали обжалованию, защитников обвиняемому назначал сам трибунал.

В армии действовали военно-полевые суды. Только в сухопутных войсках, например, в 1944 г. военно-полевые суды ежемесячно выносили по 10 тыс.

приговоров. В последние месяцы перед поражением Германии военно полевые суды были заменены военными трибуналами, в которых заседали одни офицеры. Расстреливали всех подозреваемых в измене и дезертирстве, суровым репрессиям подвергали и их родственников.

В одностороннем порядке Германия аннулировала Версальский мирный договор 1919 г. 1 сентября 1939 года Германия обрушилась на Польшу и, оккупировав ее территорию, в десять дней уничтожила ее как военную державу. Вторая мировая война началась.

Затем Германия нанесла поражение Франции и ряду других стран Европы. В 1941 г. немецко-фашистские войска вторглись на территорию Советского Союза. Началась Великая Отечественная война советского народа, в ходе которой агрессору было нанесено сокрушительное поражение.

В 1945 г. СССР вместе с союзными державами – США, Великобританией и Францией – завершил военный разгром фашистской Германии. Летом 1945 г. в Потсдаме состоялась конференция глав правительств: СССР (И.В. Сталин), США (Г. Трумэн) и Великобритании (У.

Черчилль, с 27 июля К. Эттли). Союзники согласились установить в Германии временный оккупационный режим и принять ряд мер, направленных на ликвидацию опасности фашистского милитаризма:

распустить немецкие вооруженные силы и ликвидировать Генеральный штаб германской армии;

арестовать и предать суду военных преступников;

произвести чистку немецкого государственного аппарата от военных преступников;

ликвидировать военно-промышленный потенциал Германии;

восстановить действие демократических институтов – местное самоуправление, свободу собраний, слова, печати.

Управление оккупированной страной сосредоточилось в Союзном контрольном совете.

После разгрома гитлеровской Германии страна была разделена на четыре зоны оккупации – советскую, американскую, британскую и французскую. Западные зоны оккупации объединились и создали в сентябре 1949 г. Федеративную Республику Германию (ФРГ). В советской зоне оккупации возникла в октябре 1949 г. Германская Демократическая Республика (ГДР).

После провозглашения ФРГ было сформировано буржуазное правительство во главе с лидером Крестьянско-демократического союза К.

Аденауэром. В него вошли 13 банкиров, промышленников и помещиков.

Конституция 1949 г. в преамбуле заявляет о стремлении государства «служить делу мира во всём мире». Ст.26 дополняет это положение, указывая, что действия, способные нарушить мирную совместную жизнь народов и предпринимаемые с этой целью, в частности, для подготовки агрессивной войны, противоречат Конституции. Они должны быть наказуемы.

Ст.20 Конституции ФРГ гласит: «вся власть исходит от народа». Ему представляется возможность один раз в четыре года отдать свой голос за того или иного кандидата в парламент.

Учредив строй парламентской республики, Основной закон ФРГ создал систему центральных органов государственной власти на основе принципа разделения властей. Хотя этот принцип прямо в тексте Конституции и не упоминается, его трёхчленная структура отчётливо видна в положениях ст.20, говорящих об осуществлении государственной власти через посредство специальных органов законодательства, исполнительной власти и правосудия.

Полномочия западно-германских субъектов федерации – земель регулируются ст.ст.30, 70 Основного закона.

Каждая земля имеет свою конституцию, свой парламент (ландтаг), правительство, собственную систему административных и судебных органов, особый бюджет, а также своё гражданство и территорию, границы которой не могут быть изменены без её согласия.

Но Основной закон ФРГ содержит целый ряд положений, дающих федеральным властям верховенство над властями земель: приоритет федерального права над правом земель, право федерации применять «необходимые меры, чтобы побудить землю в порядке принуждения к выполнению своих обязанностей», вытекающих из федерального законодательства.

Бундестаг – единственная палата боннского парламента, которая формируется путём всеобщего голосования. Он избирается сроком на 4 года в результате общих и прямых выборов при тайном голосовании и состоит из 498 депутатов. Половина из них избирается в 248 избирательных округах относительным большинством голосов. Другая половина избирается на основании пропорциональной системы по так называемым земельным спискам, выставляемым отдельными партиями в каждой из земель. Каждый избиратель имеет два голоса: первый он отдает за депутата в ходе прямых выборов, второй – за земельный список.

Бундесрат формируется из членов правительств всех 10 земель.

Каждую землю в бундесрате представляет не менее 3-х депутатов. Определяя место и роль этой палаты парламента, Основной закон ФРГ в ст. устанавливает, что «через посредство бундесрата земли участвуют в законодательстве и управлении федерации».

Федеральный президент избирается сроком на 5 лет специальным федеральным собранием, половину которого составляют члены бундестага и половину – депутаты, избранные ландтагами земель. Избранным в президенты ФРГ может быть германский гражданин, достигший 40 лет и обладающий избирательными правами. Избрание допускается лишь на срока. Обсуждение кандидатур на пост президента не допускается.

Приступивший к исполнению обязанностей президент считается беспартийным.

Вся полнота власти сосредотачивается, согласно Основному закону, в руках федерального правительства и его главы – канцлера, который занимает основное место в системе органов исполнительной власти. На основании ст.

63 Конституции ФРГ «федеральный канцлер избирается без обсуждения, на основе предложения федерального президента».

Вопросам правосудия посвящен отдел 9 Основного закона ФРГ.

Конституция в ст. 95 учредила следующие верховные суды ФРГ: Верховный федеральный суд, Верховный финансовый суд, Верховный суд по трудовым делам и Федеральный суд по социальным вопросам. Судебная власть вверяется пожизненно назначаемым судьям.

Особое место в системе юстиции ФРГ занимает федеральный Конституционный суд, который осуществляет конституционный надзор над законодательством и любой закон, федеральный или земельный, может быть признан им неконституционным. Он наделен также правом признавать ту или иную партию или организацию неконституционной. В Конституции ФРГ записаны свобода личности, равенство всех перед законом, свобода вероисповедания, свобода совести, религиозных и политических убеждений, свобода печати, собраний и объединений и др.

Но вместе с тем Основной закон ФРГ прямо предусматривает лишение граждан конституционных демократических прав и свобод в том случае, если, по мнению федерального Конституционного суда, лицо использует эти права «для борьбы против основ свободного демократического порядка».

Основной закон ФРГ установил также порядок организации судопроизводства и судоустройства на основе равенства граждан перед законом, несменяемости и независимости судей, запрещение чрезвычайных судов, обеспечение каждому обвиняемому права предстать в законном порядке перед судом и быть выслушанным при нарушении правовых гарантий в уголовном процессе.

В ст.14 Конституция ФРГ устанавливает, что «собственность обязывает. Пользование ею должно одновременно служить общему благу».

Важнейшим объектом права собственности является земля.

Основной закон ФРГ также закрепил политико-правовое положение партий. Запрещение деятельности политических партий, например, возможно лишь по решению Конституционного Суда ФРГ, а не органов исполнительной власти.

Таковы основные черты Основного закона ФРГ 1949 г.

В 50-е годы в ФРГ ужесточается политический режим и, прежде всего, против прогрессивных демократических партий и движений. Преследованию демократии служил в Западной Германии так называемый блицзакон 1951 г., носящий привычное название «Чрезвычайного закона против государственной измены». Тюремное заключение на срок от 5 до 15 лет угрожало лицам, которых суд и полиция признают виновными в том, что они ввозили запрещенную литературу, возводили клевету на президента, правительство или парламент, а также отдельных представителей властей, «поддерживали отношения с правительством, партией или каким-либо другим объединением и учреждением», находящимся за пределами ФРГ, «с целью... дискредитировать или подорвать какие-либо из конституционных положений ФРГ».

Формулировка закона делала понятие политического преступления столь неопределенным, что под него могло быть подведено любое действие, которое суд истолкует как «опасное». Но за неопределенностью состава преступления следует с неизбежностью отказ от принципа «нет преступления, не указанного в законе».

Тем же целям, что и закон 1951 г., служили принятые боннским парламентом законы о союзах 1964 и 1966 гг., облегчающие преследование прогрессивных организаций, а также известные семь законов об изменении уголовного права, расширяющие старую практику преследования за «государственную измену», «подстрекательство», «изменнические связи» и т.д. На основе всех этих законов начиная с 1951 г. подверглось преследованию более 200 тыс. человек.

Дополнением чрезвычайных законов Западной Германии служат различного рода юридические конструкции, которые, заняв прочное место в судебной практике, значат не меньше, чем закон.

Среди них заслуживает быть отмеченной западногерманская теория «финального» уголовного права, согласно которой обвинительный приговор может быть вынесен и при том условии, если действия обвиняемого, хотя и не содержащие элементов преступления (как оно квалифицируется законом), могли преследовать, по «мнению суда», такую конечную, хотя и скрытую, цель, которая запрещена.

По своему происхождению и основной идее теория финального преступления, равно как и блицзакон 1951 г., близки норме гитлеровского уголовного закона, гласившей: «Наказывается тот, кто совершает действие, которое закон объявляет наказуемым или которое заслуживает наказания по основной идее какого-либо уголовного закона и по здоровому народному чувству».

В 1965 г., по прошествии 20 лет с момента окончания войны, парламенту ФРГ предстояло решить вопрос о давности в отношении гитлеровских преступников, поскольку, по правилам западногерманского уголовного права, предусмотрен именно этот срок. В своем стремлении выгородить гитлеровских преступников западногерманская юстиция выдвинула тезис насчет того, что не может нести ответственности лицо, исполнявшее приказ.

Правительство ФРГ настаивало одно время на прекращении преследования фашистских преступников. Министерство юстиции ФРГ измышляло одну теорию за другой. Парламент ФРГ готов был принять сторону убийц, но, столкнувшись с международным движением протеста, должен был на время отступить: сочтено неудобным возбуждать общественное мнение. Срок давности был продлен.

Таковы особенности развития ФРГ в послевоенные годы.

В 1990 г. произошло объединение Германии путем присоединения ГДР к ФРГ. Объединению Германии предшествовал глубокий социально экономический и политический кризис в ГДР, который привел с октября 1989 г. по октябрь 1990 г. к стремительному объединению ГДР и ФРГ и появлению на политической карте Европы нового объединенного государства Германии.

Государственный договор от 31 августа 1990 г. предусматривал механизм вхождения ГДР в ФРГ, а 3 октября 1990 г. произошло воссоединение Германии. В ходе объединительного процесса на территорию ГДР были последовательно распространены все законы ФРГ, её правовая и судебная системы. Согласно договору в целях достижения унификации права создавалась «единая избирательная территория», на которой все выборы должны были проходить по избирательным законам и правилам, принятым в ФРГ.

Общеизвестный германский правовой педантизм вкупе с бюрократизмом, непомерная масса указов, административных предписаний, по признанию Г. Коля, «грозили задушить экономику и общество», влекли за собой «фатальные последствия, особенно на Востоке, где большинство людей впервые в жизни сталкивалось с бесчисленными распоряжениями, которым нужно было следовать». Сохранялась и определенная социально психологическая несовместимость восточных и западных немцев, которая уходит своими корнями не только в период 40-летнего господства социалистической идеологии в ГДР, но и в более отдаленную историю страны, с ее многовековой раздробленностью и непреодоленным разобщением немецкой нации общностями баварцев, саксов, швабов и др.

Литература:

1. Буханов В.А. Гитлеровский «новый порядок» в Европе и его крах (1939-1945). Екатеринбург, 1994.

2. Галкин А.А. Германский фашизм. М., 1989.

3. Деларю Ж. История гестапо. М., 1993.

4. Драбкин Я.С. Становление Веймарской республики. М., 1978.

5. Желев Ж. Фашизм: тоталитарное государство. М., 1992..

6. История фашизма в Западной Европе. М., 1978.

7. Мельников Д.Е., Черная Л.Б. Империя смерти: аппарат насилия в нацистской Германии. 1933 - 1945. М., 1988.

8. Проэктор Д. Фашизм: путь к агрессии и гибели. М., 1984.

9. Руге В. Как Гитлер пришел к власти. М., 10. Семиряга М.И. Тюремная империя нацизма и ее крах. М. 1991.

11. Чрезвычайное законодательство ФРГ / Отв. ред. В.М. Чхиквадзе. М., 1970.

12. Ширер У. Взлет и падение третьего рейха. Т. 1-2. М., 1991.

13. Энциклопедия Третьего рейха. М., 1996.

Лекция 29. Франция в XX в.

План:

1. Четвертая республика во Франции. Конституция 1946 г.

2. Установление пятой республики во Франции. Конституция 1958 г.

После II мировой войны Франция оказалась охвачена демократическим движением, выросшим из движения Сопротивления. по сути вся послевоенная Франция выросла на движении Сопротивления. На политической арене страны в 1944 г. возродились только те политические партии, которые активно участвовали в движении Сопротивления и не возродились коллаборационисты. В 1946 г. более 1 млн. чел. состояло в ФПК – «»партии расстрелянных», которая вела за собой 1/3 голосов электората.

Лидер партии Морис Торез – реформатор коммунистического движения, со временем стал старым догматиком. Социалистическая партия - Леон Блюм, Рамадье - состояла из 300 тыс. чел., она распалась в годы войны, но в ходе демократической революции социалисты заявили о своей приверженности строительства демократического социализма.

Вторая группа - мелкобуржуазных партий: католическая партия – МРП – народно-республиканское движение (сейчас уже не существует), лидер – Карно, выражала интересы мелкой и средней немонополистической буржуазии – это была партия откровенно верующих и партия радикалов и радикал-социалистов, выражавшая интересы тех же социальных групп, но откровенно светская, агрессивно – атеистическая. Лидер – Шуман.

Из правых партий спустя два года в 1946 г. возрождается «Союз французского народа» только благодаря личному авторитету Шарля де Голля.

В 1946 г. парламент состоял на 28% из депутатов-коммунистов, в нем были представлены католики, социалисты и радикалы и 15?% правых группировок. Временное правительство, сформированное этим парламентом, было коалиционным, в него входили коммунисты, католики и социалисты, но главой правительства стал Ш. де Голль. Это был парадокс, основанный на личной популярности, но могло ли подобное правительство долго просуществовать?

Камнем преткновения для временного правительства стал вопрос о военном бюджете. Экономика Франции – разрушена, но де Голль внес проект крупного военного бюджета, который был забаллотирован, а де Голль подал в отставку, поскольку он хотел быть диктатором на основе сильной исполнительной власти и был уверен, что его отставки не примут. Морис Торез так отзывался о де Голле в 1946 г. «надменный, не скрывал своего презрения к народу, мнил себя героем…».

Итак, в 1946 г. левое правительство и левый парламент выработали проект конституции, самой прогрессивной для своего времени. В ней провозглашался полный суверенитет национального однопалатного парламента, к полномочиям которого было отнесено следующее: избирать правительство и министров, право законодательной инициативы, власть президента сведена до фиктивной, широкий букет из 11 политических свобод, впервые закреплялись социальные права трудящихся и самая прогрессивная система голосования. Для утверждения проекта конституции было необходимо провести народный референдум в 1946 г. 9,3 млн.


французов сказали конституции – «да», однако 10,5 млн. – «нет». Таким образом, проект конституции был провален на всенародном референдуме.

Почему?

Западные конституционалисты полагают, что проект конституции оказался левее, нежели умонастроения большинства французов – обывателей. Известна догма: народ всегда прав! Очевидно, что широкие народные массы во Франции оказались более консервативны, нежели политическая элита страны.

В результате новых выборов в парламент было сформировано коалиционное правительство, опиравшееся на три ведущие партии, а проект конституции стал более консервативен. По словам Жака Дюкло это был «проект, в котором четко видны следы компромисса..». на референдуме проект был утвержден и в 1946 г. была принята Конституция IV республики.

В ней провозглашались:

неприкосновенность частной собственности, следовательно, конституция носила буржуазный характер. В другой статье оговаривалось, что всякая собственность, имеющая национальное значение, должна быть национализирована.

Впервые в истории Франции двумя голосами депутатов Учредительного Собрания в конституции было закреплено положение о светском характере государства, церковь отделялась от государства – это была одна из причин, погубивших политический режим IV республики.

11 политических прав и гражданских свобод, в том числе такие социальные права, как право на труд, оплачиваемый отдых, забастовку, профсоюз, социальное обеспечение.

очень прогрессивна статья о внешней политике: Франция никогда не употребит своей силы против свободы какого-либо народа.

Франция могла пойти на ограничение своего суверенитета. имеется в виду создание Общего рынка и популярный лозунг «Соединенные штаты Европы».

Что же урезали из первоначального проекта конституции?

В государственном устройстве были усилены права президента, который отныне располагал правом инициативы на формирование правительства, правом наложения вето на решения Национального Собрания, парламент двухпалатный, верхняя палата – Совет республики мог отклонить решения нижней палаты.

В результате парламентских выборов, согласно конституции, формировать правительство должны были коммунисты, с кандидатурой Мориса Тореза согласились социалисты, ибо он заявил, что Франция пойдет своим путем, не как сталинская Росия. В парламенте его кандидатура поддержана социалистами, но остальные депутаты проголосовали против и премьер-министром стал социалист Рамадье.

В новом правительстве коммунисты не получили престижных постов, но портфели министров сельского хозяйства, промышленности и транспорта.

Лозунг: массы за восстановление разрушенной Франции. Уже к 1947 г.

промышленность Франции была восстановлена – 99% от 1939 г. темпы – 14 20% в год. Главное отличие Конституции 1958 г. от предыдущей Консти туции Четвертой республики заключается в значительном расширении прерогатив президента страны (исполнительной власти) за счет парламента (законодательной власти).

По Конституции 1946 г. право издавать любые законы всецело закреплялось за Национальным собранием (ст. 13). По новой Конституции Национальное собрание сохраняет исключительную компетенцию лишь в отношении законов, определяющих осуществление гражданских прав, гражданское и уголовное законодательство, судоустройство, налоговую систему, порядок выборов, статут государственных служащих и национализации (ст. 34). В таких важнейших областях, как оборона, организация и доходы органов местного самоуправления, образование, трудовое право, статут профсоюзов, Национальному собранию надлежит определить лишь «общие принципы» (ст. 34). Все остальные вопросы решаются правительством и администрацией в порядке осуществления распорядительной власти (ст. 37). Заседания парламента вообще были теперь ограничены двумя сессиями в год (ст. 29).

По Конституции 1946 г. кандидат на пост премьер-министра намечался президентом Республики. Он избирал членов своего кабинета и доводил его список до сведения Национального собрания. От него кандидат в премьеры должен был получить «доверие» по программе и политике, которую он намеревался проводить. «Доверие» выражалось публичным голосованием и простым большинством голосов (ст. 45). Вопрос о «доверии» существующе Главное отличие Конституции 1958 г. от предыдущей Конституции Четвертой республики заключается в значительном расширении прерогатив президента страны (исполнительной власти) за счет парламента (законодательной власти).

По Конституции 1946 г. право издавать любые законы всецело закреплялось за Национальным собранием (ст. 13). По новой Конституции Национальное собрание сохраняет исключительную компетенцию лишь в отношении законов, определяющих осуществление гражданских прав, гражданское и уголовное законодательство, судоустройство, налоговую систему, порядок выборов, статут государственных служащих и национализации (ст. 34). В таких важнейших областях, как оборона, организация и доходы органов местного самоуправления, образование, трудовое право, статут профсоюзов, Национальному собранию надлежит определить лишь «общие принципы» (ст. 34). Все остальные вопросы решаются правительством и администрацией в порядке осуществления распорядительной власти (ст. 37). Заседания парламента вообще были теперь ограничены двумя сессиями в год (ст. 29).

По Конституции 1946 г. кандидат на пост премьер-министра намечался президентом Республики. Он избирал членов своего кабинета и доводил его список до сведения Национального собрания. От него кандидат в премьеры должен был получить «доверие» по программе и политике, которую он намеревался проводить. «Доверие» выражалось публичным голосованием и простым большинством голосов (ст. 45). Вопрос о «доверии» существую щему правительству мог быть поставлен в Национальном собрании абсолютным большинством депутатов (ст. 49).

Согласно Конституции 1958 г., отказ в «доверии» правительству может иметь место либо в случае постановки самим премьером в Национальном собрании вопроса об ответственности правительства, т. е. о доверии по его программе или по заявлению по общей политике, либо в случае внесения по крайней мере одной десятой частью депутатов резолюции порицания. В обоих случаях правительству может быть отказано в «доверии» лишь абсолютным большинством голосов. Если резолюция порицания не собирает требуемого абсолютного большинства, то ее авторы лишаются права вносить новую в течение данной парламентской сессии (ст. 49).

Новая Конституция предоставила очень большие полномочия президенту республики.

В период Четвертой республики президент страны намечал кандидата на пост премьера (ст. 45), публиковал законы в пределах 10 дней, которые следовали за передачей правительству окончательных вариантов закона, утвержденных Национальным собранием. В случае если президент республики не публиковал закон, то это делал председатель Национального собрания (ст. 36).

По новой Конституции президент республики имеет право назначать премьер-министра и по его предложению — отдельных министров, возвращать принятые парламентом законопроекты на новое обсуждение, передавать на референдум по предложению правительства или обеих палат любой законопроект, касающийся организации государственной власти или одобрения международных соглашений, способных затронуть деятельность государственных институтов. Президент может распускать (после консультации с премьер-министром и председателями палат) Национальное собрание и назначить новые выборы (ст. 8—12).

Статья 16 новой Конституции давала право президенту республики в чрезвычайных обстоятельствах брать всю полноту власти в стране в свои руки. Она гласит: «Когда институты республики, независимость нации, целостность ее территории или выполнение международных обязательств оказываются под серьезной и непосредственной угрозой, а нормальное функционирование конституционных органов государственной власти нарушено, президент республики принимает меры, которые диктуются данными обстоятельствами. Для этого достаточна простая консультация с премьер-министром, председателями палат парламента и Конституционному праву и не может быть распущен».

Отдельный раздел Конституции 1958 г. регулировал статус французских «заморских территорий». Одна из его статей гласила, что все заморские департаменты Франции «могут сохранить свой статус в составе Республики», но могут также «образовать отдельные государства», если их территориальные ассамблеи изъявят на то свою волю не позднее чем через четыре месяца после принятия конституции. Иными словами, эта статья декларировала право французских колоний на независимость. Именно в таком ключе правительство де Голля, и в первую очередь он сам, видели «разрешение кризиса во французских колониальных владениях».

В новой Конституции нашли свое логическое завершение основные положения голлистской доктрины государства, которые формировались на протяжении многих лет и высказывались как самим де Голлем (в его многочисленных речах и «Военных мемуарах»), так и его сторонниками.

Конституция 1958 г. стала основой нового режима — Пятой республики. Она закрепила, по словам французского политолога и правоведа Жоржа Веделя, «компромисс между парламентским и президентским режимами». Надо отметить, что этот компромисс стал очень прочным. По голлистской Конституции Франция живет по сей день. Основной закон страны, утвержденный в 1958 г., прошел испытание временем. Ведь ныне по нему управляет Францией социалист Франсуа Миттеран, хотя более тридцати лет назад он голосовал в парламенте против возвращения к власти де Голля.


Контрольные вопросы:

1. Назовите политический режим Четвертой и Пятой республик.

2. Покажите изменение правового статуса президента Франции в Четвертой и Пятой республиках.

3. Какая система сдержек и противовесов предусмотрена конституцией 1958 г.?

4. Назовите причины студенческих волнений и рабочих стачек 1968 г.

Литература:

1. Крутоголов М.А. Государственный строй современной Франции (Четвертая республика). - М.: Изд. АН СССР, 1958.

2. Мушинский В.О. Сумерки тоталитарного сознания// Государство и право. -1992. -№ 3.

Тема 13. Право Новейшего времени.

Тема 30. Государство Японии новейшего времени План лекции:

1. Японское государство в период между двумя мировыми войнами.

Милитаризация общества и государства.

2. Установление тоталитарного правления. «Новая политическая структура» и «Новая экономическая структура».

3. Послевоенная Япония и демократические преобразования.

Государственный строй Японии по Конституции 1947.

Для Японии начала XX в. характерна высокая степень концентрации капитала. Крупнейшие концерны, составлявшие 0,5 % всех компаний страны (Мицуи, Мицубиси, Ясуда, Сумитомо) владели 55 % капитала всех японских компаний. Но при высокой степени концентрации и централизации капитала сохраняется полуфеодальный строй в сельском хозяйстве и сильные пережитки феодализма в промышленности.

В сельском хозяйстве крестьяне арендовали землю у помещиков. Эта аренда была сопряжена с повинностями феодального характера. В промышленности система «свободного договора» между предпринимателем и рабочими сосуществовала с типично феодальной покупкой и закрепощением работника. Наряду с крупнейшими монополиями, действовала система мелких, кустарных предприятий с подмастерьями и учениками, не получающими зарплаты. Следствием этого была низкая покупательная способность внутреннего рынка.

В области государственного управления действовал союз между крупными монополиями и военно-феодальными элементами.

В первые десятилетия XX в. в генезисе государственного аппарата Японии можно выделить две главные тенденции: милитаризация и демократизация. Причем первая хронологически и фактически как бы обволакивает вторую – агрессивную политику. В данном контексте и предлагается рассмотрение внутреннего положения и изменений в госаппарате.

Одной из главных тенденций в эволюции государственного аппарата Японии стало возвышение и сход на «нет» совета бывших министров при императоре – гэнро. Это был внеконституционный совещательный орган при императоре, состоявший из старейших политических деятелей Японии.

Гэнро был образован в 1892 г. из шести человек. Гэнро давал рекомендации императору по всем важнейшим политическим вопросам и относительно состава кабинета министров. Фактически он перестал влиять на политику со смертью императора Муцухито и окончанием эпохи Мэйдзи. Во время правления слабого императора Тайсё (1912 – 1926 гг.) политическая мощь генро переходила от олигархической группировки гэнро к парламенту и демократическим партиям. Институт гэнро прекратил свое существование в 1940 г. со смертью последнего из них – Сайондзи Киммоти.

Существование данного органа говорит о несовершенстве Конституции 1889 г. и подчёркивает её формальный характер. В этом также проявляется противоречие между реалиями жизни Японии в период между войнами и законодательным оформлением государственного устройства.

Законодательная деятельность японского парламента после Первой мировой войны сводилась лишь к утверждению законопроектов, предлагаемых правительством. Конституция 1889 г. предусматривала право императора издавать в промежутках между сессиями парламента указы, имеющие силу закона, но с последующим представлением их на утверждение парламента, а парламент мог их отклонить на ближайшей сессии, и тогда они не действовали какое-то время. На практике такого рода указы издавались и в период сессии парламента, и вовсе не в экстренных случаях, а отклонялись они парламентом очень редко. Так как императору принадлежало право роспуска парламента, правительство широко пользовалось возможностью откровенного давления на палату представителей.

По Конституции нижняя палата избиралась на 4 года, но никогда не доживала до этого срока. Она собиралась на 3 месяца в году. В остальные месяцев правительство имело возможность принять любую меру, в т.ч. и финансовую, и осуществить ее до следующей сессии. В других случаях правительство, опираясь на большинство в парламенте, могло провести финансовый законопроект, предусматривающий ассигнования на несколько лет вперед, поставив тем самым все будущие парламенты перед свершившимся фактом. Этими правами правительство пользовалось очень широко.

Практика парламентской деятельности в значительной степени объяснялась несовершенством избирательной системы. По закону 1890 г.

право участия в выборах в нижнюю палату парламента предоставлялось лицам мужского пола, не военнослужащим, достигшим 25 лет, уплатившим не менее 15 иен прямого налога и проживающим в определенной местности не менее полутора лет. Высокий имущественный и возрастной ценз отстранял от участия в выборах подавляющую часть японцев. В выборах первого японского парламента участвовало лишь около 1 % населения. В первой половине ХХ в. были проведены две избирательные реформы в целях демократизации избирательной системы.

В 1919 г. налоговый ценз был понижен до 3 иен. В результате избирательный корпус увеличился на 2 млн человек. Закон 1925 г.

распространил избирательное право на все мужское население, за исключением глав знатных фамилий, военнослужащих, учащихся, лиц, не имеющих определенного места жительства или проживающих в данном избирательном округе менее года, бедняков или лиц, содержащихся за счет частной или общественной благотворительности. Возрастной ценз оставался на уровне 25 лет. Кроме того, Закон 1925 г. отменил одночленные избирательные округа. Устанавливалось, что каждый округ посылает в парламент от 3 до 5 депутатов. Кандидат должен был получить не менее 1/ того числа голосов, которое получается от деления всех поданых голосов на число депутатских мест. Были приняты меры к недопущению в нижнюю палату представителей трудящихся: кандидат в депутаты должен был сделать взнос в 200 иен, который поступал в казну, если этот депутат собирал на выборах меньше определенного числа голосов.

Социальный состав японского парламента обусловил его низкий уровень влияния на политическую жизнь страны. Государственно политическое развитие Японии в первые десятилетия XX в.

характеризовалось возрастанием преимущества правительственной власти по сравнению с институтами парламентаризма, что было предопределено общими особенностями социально-политической ситуации в стране, сохранением традиционных административных институтов монархии, а также особым влиянием на государственную жизнь военных кругов.

Первая мировая война вызвала серьезные изменения в экономике Японии. За время войны промышленное производство увеличилось более чем в два раза. Война принесла японской крупной буржуазии огромные прибыли. Особенно нажились крупнейшие монополии (дзайбацу) – Мицуи, Мицубиси, Сумитомо, Ясуда и др. Монополистическая буржуазия прочно заняла первое место в господствующей элите. Их политические партии Сэйюкай и Минсейто стали играть более значительную роль в политической жизни страны.

Следует иметь в виду, что трудящимся массам и мелкой городской буржуазии война принесла только дороговизну, тяжелые налоги, усиление эксплуатации и голод. Это вылилось в широкое народное движение, «рисовые бунты» 1918г., жестоко подавленные правительством. В 1918 1919гг. развернулось массовое забастовочное движение японского пролетариата, требовавшего наряду с улучшением материальных условий жизни и введения 8-часового рабочего дня, проведения избирательных реформ и т.д. В этих условиях правительство вынуждено было пойти на уступки. Были проведены реформы избирательного права, несколько снизился имущественный ценз для участия в выборах и провозглашено «всеобщее избирательное право для мужчин». Это увеличило число избирателей до 12,5 млн человек, что составило лишь 16 процентов населения страны. В это время было допущено легальное существование профсоюзов и рабочих партий, намечалось некоторое послабление цензурных ограничений, введение суда присяжных.

С другой стороны, правительство прибегает к методам насилия в управлении страной. В 1925г. был принят реакционный Закон об охране общественного порядка. Он карал 10-летним тюремным заключением за создание или участие в обществе, ставящем своей целью изменение Конституции или образа правления или отвергающем систему частной собственности. В 1928г. императорским указом были запрещены все сколько-нибудь левые организации. За принадлежность к ним устанавливалась смертная казнь или длительные сроки тюремного заключения. Эти законы были первым шагом по пути создания военно фашистского режима в Японии.

Мировой экономический кризис 1929-1933гг., глубоко затронувший и Японию, до предела обострил внутренние противоречия в японском обществе, привел к активизации военно-фашистских организаций. В этих условиях правящие круги видели выход из создавшегося положения в усилении внешней агрессии и установлении в стране тоталитарного режима.

Роль организующей силы по пути фашизации берут на себя реакционные элементы японской армии в лице союза «молодого офицерства». В 1932г.

«молодое офицерство» организовывает военный мятеж. В результате совершенного переворота была установлена военно-фашистская диктатура под властью императора, ликвидирован парламент, распущены все политические партии, ушло в отставку «партийное» правительство. На его место пришли генералы и адмиралы.

Предприниматели получили право удлинять по своему усмотрению рабочий день и снижать заработную плату. Забастовки были объявлены преступлением. Полиция получила право навязывать рабочим полицейский арбитраж. Террор становится нормой внутриполитической жизни страны. В июле 1940г. правительство возглавил принц Коноэ. С приходом его к власти самораспустились все буржуазные партии и организации (а демократические уже были разогнаны). В марте 1941г. был принят новый Закон «Об опасных мыслях», который объявлял преступлением всякую деятельность, направленную на изменение государственной политики». Изданный в том же месяце Закон «Об обеспечении национальной обороны» карал каторжными работами за распространение сведений, «наносящих вред общественному спокойствию и порядку». В целом для политики правительства Коноэ характерно: унификация печати, строжайшая цензура, разгон демократических общественных организаций, разгром профсоюзов, полное подчинение государству образования и воспитания молодежи, неслыханная шовинистическая агитация.

Незадолго до вступления Японии во Вторую мировую войну кабинет Коноэ ушел в отставку, чтобы уступить место признанному лидеру японского милитаризма и фашизма генералу Тодзио. С приходом последнего к власти в Японии окончательно установился военно-фашистский режим.

Тоталитарный режим в Японии характеризуется теми же чертами, что и аналогичные режимы в Италии и Германии. Вместе с тем, он имеет и свои особенности, которые сводятся к следующему:

а) установление военно-фашистского режима в Японии явилось результатом стремления японских монополий и военных кругов к мировому господству и необходимостью подготовки тыла к «большой войне»;

б) японский милитаризм в отличие от итальянского и германского осуществлял свою власть не через политические партии, а через военные круги. В Японии именно армия играла роль главной руководящей политической силы. Невоенные фашистские организации, как правило, группировались вокруг реакционных военных кругов;

в) в отличие от Италии, японский милитаризм не затронул прерогатив абсолютной монархии и непосредственно связанных с ней учреждений, поскольку сама монархия стала важнейшим орудием фашистской диктатуры.

Государственный механизм японского военно-фашистского режима в Японии имел свои особенности в отличие от Германии и Италии.

Перестройка государственного строя в Японии осуществлялась правительством в союзе с военными кругами и императором через «Новую политическую структуру» и «Новую экономическую структуру».

Важнейшим элементом «Новой политической структуры» являлась так называемая «Ассоциация помощи трону» (АПТ), созданная после роспуска политических партий и организаций и призванная «мобилизовать нацию вокруг монарха». АПТ представляла собой централизованную военно бюрократическую полугосударственную организацию, состоящую на государственном бюджете и руководимую министром – президентом. Ниже по иерархии стояли директора и советники, вместе составлявшие центральный штаб «движения помощи трону». Рабочим органом штаба был центральный секретариат с рядом бюро и отделов. Кроме того, при центральном штабе функционировал совещательный орган, называвшийся центральным советом сотрудничества. На местах функционировали местные отделы, ассоциации, а при них – совещательные советы сотрудничества.

Сотрудники и члены всех перечисленных органов назначались.

Низовым звеном АПТ были «соседские общины». Каждая из них объединяла 10-12 семей и возглавлялась одним из глав семей, которому это могло быть доверено по соображениям благонадежности. «Соседские общины» (не более 40) объединялись «ассоциацией» улицы или поселка.

Глава общины был обязан под страхом наказания доносить полиции о любом критическом высказывании и о всех случаях недовольства правительством.

Кроме того, через общины осуществлялась военная подготовка населения, обучение ПВО, проводились всевозможные налоги, военные займы, «добровольные» взносы, распределение продовольствия, топлива, сельскохозяйственных удобрений и т.п.

«Новая политическая структура» была дополнена «Новой экономической структурой», представлявшей принудительное объединение предприятий по территориально-отраслевому принципу. Каждое территориально-отраслевое подразделение (или «контрольная ассоциация») возглавлялось лицом, назначаемым правительством из представителей крупных монополий. В их ведение передавалось административное управление, решение всех вопросов производства и сбыта: распределение цен, условий труда, заработной платы и т.п. По требованию монополий правительство объявило стачки и забастовки государственным преступлением, ввело 13-15 часовой рабочий день, запретило требовать повышения зарплаты. Рассмотрение конфликтов между рабочими и капиталистами перешло в компетенцию арбитражной секции «особой полиции».

Дополнением «Новой экономической структуры» служила «Новая структура труда». Она заключалась в том, что на заводах и фабриках создавались вместо запрещенных профсоюзов «общества служения отечеству через производство», в которые рабочих загоняли силой и под видом классового сотрудничества лишали их возможности оказывать сопротивление растущему гнету. Аналогичные общества создавались в сфере торговли, сельского хозяйства, объединяли учителей, врачей, журналистов, художников, писателей, музыкантов и т.д.

Японский парламент в этот период окончательно утратил свое значение. Особенно большую роль в государственном механизме милитаристской Японии играли армия и полиция, суд и тюремные учреждения.

Агрессивная внешняя политика Японии привела страну к войне с Китаем, затем с США (декабрь 1941 г.), а вскоре и с другими государствами членами антигитлеровской коалиции. Разгром Квантунской армии войсками СССР и безоговорочная капитуляция Японии стали закономерным результатом предшествующей милитаристской политики страны.

Поражение Японии в войне и ее полная капитуляция оказали решающее влияние на последующее государственно-правовое развитие страны. Демонтаж прежнего режима начался с полной демобилизации японской армии, роспуска милитаристских общественных организаций, отмены нормативных актов, финансирующих военно-политический режим.

Отличительной и очень важной чертой послевоенных реформ была их комплексность (также как и период Мэйдзи), поскольку они затрагивали все сферы жизни общества – экономическую, социальную, политическую, культурную. При этом не произошло утраты традиций и национальной идентичности, потому что политическая элита страны проявила максимум прагматизма и реально оценила сложившуюся ситуацию. Демократизация была единственным способом сохранить власть в руках правящей элиты. Она была осуществлена прежними консервативными бюрократами и политиками так называемого второго эшелона, поскольку высший немногочисленный слой политической элиты подвергся чистке в годы оккупации. Не стоит также забывать о том, что понятие «демократия» для западных и азиатских стран не равнозначно. В частности, в Японии сложилась своя специфическая модель, на которую огромное влияние оказали социокультурные особенности народа, традиции политической культуры. При том, что японская демократия имеет все юридические основания и институты, необходимые для ее нормального функционирования, нельзя не заметить ее историческое своеобразие. Япония, как и все другие азиатские страны, заимствовала западные политические структуры, но их содержание под влиянием конкретной политической практики претерпело весьма серьезные изменения.

В результате проведения реформ Япония сблизилась со странами Запада. Быстрая замена после войны старых социально-экономических и политических структур новыми, демократическими, оказалась единственно правильным путем подъема страны. Модернизация пошла исключительно активно во всех сферах. Послевоенные реформы стали водоразделом в историческом развитии Японии, фундаментом дальнейших успехов, которых добилась страна в условиях демократизации. Говоря о послевоенных успехах Японии, нельзя пройти мимо еще одного весьма важного обстоятельства: а именно относительно низкого уровня военных расходов. В течение длительного послевоенного периода они были ничтожны, а в последние годы их доля не превышала 1% от валового национального продукта Японии. B бюджете Японии на 1988 г. доля расходов на оборону равнялась 6,5%. В абсолютных размерах Япония в 1987 г. расходовала на оборону 25,4 млрд долл., или около 207 долл. на душу населения. В японских «силах самообороны» числилось 246 тыс. человек. Японцы направляют 75% средств, выделяемых на НИОКР, на промышленное, торговое и коммерческое развитие, а на военные расходы тратят 1% своего ВНП. Это позволяет Японии становиться «первым номером» в экономической области.

В 1946 г. законом об аграрной реформе упраздняется крупное, т.е.

помещичье, землевладение. Отныне его максимальный размер не должен был превышать 9 гектаров обрабатываемой сельскохозяйственной земли.

Остальная земля покупалась государством и продавалась крестьянам. Для предотвращения спекуляции землей предусматривались меры, пресекающие ее продажу.

Преобразования в промышленности и банковском деле были связаны прежде всего с разукрупнением военно-промышленных монополий. В результате появилось значительное количество средних, относительно самостоятельных акционерных предприятий. Контрольный пакет акций многих из них оказался в руках крупного капитала.

Были демократизированы основы трудового и социального законодательства. Восстанавливалось право на создание профсоюзов и заключение ими коллективных договоров, предусматривалось право на проведение забастовок, вводился 8-ми часовой рабочий день и т.п.

Предусматривался демократический порядок социального страхования.

Меры первых послевоенных лет привели не только к ликвидации «Новой экономической» и «Новой политической» структур, но и к упразднению в Японии всех пережитков феодализма, фашизма, преобразованию ее общественно-экономического строя на либерально-демократической основе.



Pages:     | 1 |   ...   | 13 | 14 || 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.