авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |

«УТВЕРЖДАЮ Декан юридического факультета _Александров И.В. «_»_ 200 г. ...»

-- [ Страница 5 ] --

действовали следующие законы. Земледельческий закон (принят в то же время что и эклога регулировал поземельные отношения в крестьянской общине, подати и налоги, споры о границах земельных участков. В качестве меры устрашения за поджег чужого гумна придавали смертной казни, а у вора или поджигателя чужого сарая отрубали руку.

Другим источником права являлся Морской закон, который представлял собой запись морских правовых обычаев. Военный закон регулировал наказания для военных лиц. Моисеев закон содержал выдержки из Пятикнижия, которые включали в себя религиозные и моральные предписания, в том числе и знаменитые 10 заповедей, сообщенных Моисею на горе Синай.

Несколько позднее вышли многотомные Василики. Многочисленные императорские новеллы (отдельные нормативные акты) издавались в течение всего периода существования Византийской империи. Наряду с официальными правовыми актами издавалось большое число частных компиляций законов, указателей и справочников по юридическим вопросам.

Источники античного римского права в значительном количестве содержались в дигестах (втором томе Свода Юстиниана). Огромное число юридических казусов, включенных в этот том, предназначалось для обучения правоведов. При составлении нормативных сводов (из норм римского права) допускалась редакционная обработка: объединение сходных «конституций», вставки, сокращения, перераспределение правового материала.

Развитие византийского права характеризовалось постоянной тенденцией к систематизации материала. Во многих сводах (дигестах и Кодексе Юстиниана, Кодексе Феодосия) распределение нормативных актов осуществлялось по систематическому принципу в сочетании с принципом хронологическим.

В многочисленных неофициальных сочинениях публиковались перечни и типовые формы договоров, исков, исковых сроков и т. п. Частные (неофициальные) юридические сборники часто объединяли по систематическому принципу разнородные законодательные своды и отдельные правовые акты, например Эклогу с Прохироном, Прохирон и Земледельческий закон и т. п. При этом все акты снабжались подробными комментариями (схолиями). В 691-692 гг. Вселенский Трульский собор ввел в действие официальный корпус источников канонического права, который считался исчерпывающим;

дальнейшее расширение его запрещалось.

По мере углубления феодальных отношений появилась необходимость в пересмотре кодекса Юстиниана с целью приспособления норм юстинианоского кодекса к феодальным отношениям.

В 726 г. издается самый крупный (после кодекса Юстиниана) официальный законодательный свод – Эклога. Предполагалось создать сокращенную выборку законов из институций, дигест, кодекса и новелл – «конституций» Юстиниана с внесенными в них исправлениями «в духе большего человеколюбия».

Эклога оставалась действующим официальным законодательным сводом сравнительно недолго. Ее создавали императоры-иконоборцы. После победы иконопочитания Эклогу заменили новые законодательные сборники – Прохирон (879 г.), Эпанагога (884-886 гг.), Василики (890 г.), восстановившие вновь Юстинианово законодательство в его более чистом виде. Тем не менее, влияние Эклоги сказывалось весьма сильно и в дальнейшем. Многие законоположения Эклоги были восприняты последующим законодательством. Текст Эклоги многократно переписывался и варьировался. В XI-XII вв. появились новые варианты Эклоги.

Эклога была очень популярна в славянских странах. Ее текст не только был полностью переведен на славянские языки, но и послужил одним из источников для древнейших законодательных памятников. Некоторые исследователи указывают на наличие сходства между отдельными законоположениями Эклоги и статьями Русской Правды. Славянский перевод Эклоги содержится в Кормчей книге и в Мериле Праведном.

Эклога состоит из предисловия и 18 титулов. VI, IX-XIII титулы Эклоги посвящены договорному праву, здесь упоминаются договоры дарения, займа, купли-продажи, хранения, товарищества. Дарение могло быть осуществлено различными путями – непосредственной передачей объекта дара, путем прощения долга, путем дарственного обещания, которое облекалось в торжественную форму договора, носившего наименование стипуляции и осуществлявшегося в форме устных вопросов и ответов договаривавшихся сторон.

Уже начиная с III в. н.э., вошло в обычай оформлять дарение письменным договором или регистрировать его в официальных органах.

Однако в спорных случаях в судах права истцов оказывались нередко незащищенными и не поддерживались властями, хотя договоры были фиксированы письменно.

Как по Эклоге, так и по Юстинианову праву дарения между живыми могли быть отменены в определенных случаях: если получающий дар нанес дарителю грубые оскорбления или причинил ущерб его имуществу, или же не выполнил тех условий, которые были оговорены дарителем при даре.

Дарения на случай смерти могли быть отменены либо по желанию дарителя, либо, если лицо, которое должно было получить дар, умирало раньше дарителя.

В IX титуле Эклоги рассматриваются вопросы, связанные с договором купли-продажи.

В классическом римском праве договор купли-продажи относился к числу неформальных контрактов, т.е. таких, которые возникают в силу простого соглашения между сторонами – продавцом и покупателем.

Объектами продажи могли быть все предметы, имеющие какую-либо имущественную ценность, т.е. не только вещи, включая даже будущие, например, будущий урожай, но и сервитуты (т.е. права пользования чужими вещами), требования по обязательствам, наследство и т.п.

Для перенесения права собственности от продавца на покупателя продавец должен был передать проданную вещь, покупатель – внести установленную плату.

В Эклоге, как и в предшествующем законодательстве, предусмотрены две возможные формы соглашения о купле-продаже – письменная и устная.

В ст. 1 IX титула Эклоги указано, что, когда стоимость выплачена продавцу, а вещь передана покупателю, продажа по причине изменения намерения одной из сторон не подлежит отмене. Отмена продажи может быть, однако, в том случае, если после продажи установлено, что продан свободный человек или одержимый.

Задаток как средство гарантии обеспечения силы договора известен уже более раннему византийскому праву. В Институциях Юстиниана указано, что задаток является доказательством факта заключения договора.

Юридическая сущность договора, составляющего содержание X титула Эклоги, сформулирована в Юстиниановом праве следующим образом: заем представляет собой односторонний реальный договор, при котором кредитор дает должнику определенную сумму денег или какие-либо вещи.

«Обязательство займа имеет место по отношению к таким вещам, которые могут быть определены весом, мерой, как, например, вино, масло, зерновой хлеб, деньги, медь, серебро, золото. По истечении определенного срока получивший вещи в заем обязан возвратить не те же самые вещи, а другие, но того же качества и количества». В отличие от ссуды, предполагающей передачу определенной индивидуальной вещи во временное безвозмездное пользование, или поклажи, т.е. сдачи вещи на сохранение или в залог, заем заключал в себе передачу денег или вещей кредитором должнику в собственность. Однако обязательным условием было возвращение такого же количества и таких же по качеству вещей, которые были взяты в заем.

По Эклоге займы могли заключаться как в письменной, так и в устной форме. Среди предметов, которые служили объектом договора займа, Эклога называет «деньги, серебро или какой-либо другой вид ценности на земле или на море».

О займах под проценты в Эклоге упоминания нет, возможно, потому, что это считалось само собой разумеющимся. В Земледельческом законе имеется статья, трактующая о взимании процентов, Согласно Эклоге, жена несла ответственность по займам, сделанными мужем, лишь условно. Ее приданое могло быть использовано для уплаты долгов только в том случае, если установлено, что она добровольно вместе со своим мужем согласилась на заем.

В X титуле уделено внимание и договору товарищества Договор товарищества по классификации, принятой в классическом римском праве, относится к числу консенсуальных договоров. Он заключался путем простого соглашения сторон, не требовавшего особых формальных условий, и был сходен в этом отношении с куплей-продажей, наймом, поручением.

Исторически этот договор развился из соглашений между братьями не производить раздела имущества после смерти отца, а продолжать вести хозяйство сообща. Договор товарищества требовал от всех его участников добросовестного исполнения того, что от них по договору требовалось.

Договор мог заключаться пожизненно или быть ограниченным определенным сроком. Ликвидация товарищества происходила либо вследствие общего решения об этом, либо в результате одностороннего заявления о выходе одного из членов из товарищества. Оно могло быть ликвидировано в случае смерти одного из участников, если не было установлено заранее, что выбытие того или иного лица не разрушает товарищества. Выбывший обязан возместить причиненный его выходом товариществу убыток.

XI титул Эклоги посвящен отношениям между двумя лицами, заключающими договор поклажи или хранения какой-либо движимой вещи или денег. Сущность договора поклажи, принадлежащего по классификации античного римского права к числу реальных договоров, состоит в том, что кому-либо вверяется какая-либо движимая вещь с целью безвозмездного ее сбережения и под условием возврата ее во всякое время. Депозитарий, т.е. то лицо, которое приняло вещь на сохранение, не является собственником её.

Собственником остается депонент, т.е. лицо, передавшее вещь на хранение.

Опираясь на предшествующее законодательство, Эклога вкратце, как и обычно, формулирует наиболее часто встречающиеся при поклаже случаи нарушения договора и предусматривает соответствующие санкции.

Например, присвоение вклада депозитарием карается двойным штрафом.

I-III титулы Эклоги посвящены брачно-семейным отношениям;

IV-VI – дарению» наследственному праву;

VII титул – опеке и попечительству;

VIII – освобождению рабов и вольноотпущенников;

с IX по XIII – обязательственное право: договоры купли-продажи, займы, товарищества, залог, аренда, найм;

XIV – свидетелям;

XV – мировым сделкам;

XVI – лагерному пекулию;

XVII – наказаниям и преступлениям, этот титул содержит самые большие изменения;

XVIII – разделу военной добычи.

Составители Эклоги уделяли большое внимание вопросам семейного и брачного права. Это ясно видно уже из того, что все три первых титула Эклоги посвящены данному кругу вопросов. В первом разделе речь идет об обручении, во втором и третьем говорится о браке и связанных с ним имущественных отношениях. Со свойственным Эклоге лаконизмом авторы вносят ряд существенных изменений в ранее действующее законодательство, развивая, главным образом, ту его часть, которая была направлена на укрепление семьи.

Семья рассматривается Эклогой как важная конституционная часть общественного строя, подобно тому, как характерной его чертой и в деревне, и в городе были общины крестьян, цехи ремесленников и компании, товарищества купцов. Вместе с тем необходимо отметить, что брак по Эклоге представляет собой союз мужа и жены, пользующихся равными правами, без сохранения всякой тени существовавшей прежде, в античную эпоху, власти отца как главы семьи над ее членами.

С IV в. материнское имущество рассматривалось как сохраняемое за детьми без права отца распоряжаться им. Последующие конституции распространили это положение на все виды наследства по материнской линии – на легаты, дары и т.п.

По Эклоге перед вступлением в брак предусматривалось обручение.

Для обручения требовалось наличие согласия обручающихся и их родителей, К обручению допускались лица, достигшие семилетнего возраста. Возможны были различные формы заключения подобного соглашения. Оно могло быть сделано и письменно, и в устной форме. В большинстве разделов Эклоги письменному оформлению соглашений и всевозможных документов уделено значительное внимание. Эта черта являлась типичной и для византийского, и для восточного законодательства. К заключению соглашения об обручении не допускались лица, уже связанные подобными обязательствами, т.е. такие, которые заключали прежде соглашение об обручении с дачей задатка или предбрачного дара, либо путем оформления письменного договора. Из этого вытекает, что по Эклоге обручение рассматривалось как формальное обязательство, имевшее три установленные разновидности в оформлении.

Это был формальный акт с точно предусмотренным порядком его осуществления. В этом смысле Эклога лишь развивает далее те установки, которые были выработаны уже в первый период развития византийского права.

При расторжении соглашения об обручении по инициативе обрученного, если соглашение было заключено в устной форме с дачей задатка, виновник терял свой задаток. Невеста, разорвавшая соглашение по своей инициативе, теряла задаток в двойном размере.

Для Эклоги характерны совершенно иные формы брака. На первых порах в Византии, даже при введении христианского обряда бракосочетания, юридическая сущность брака как свободного соглашения сторон не была глубоко затронута. Лишь постепенно, к VI в. сложилось новое представление о формально заключенном юридически законном договоре о браке. Это новое представление отражало влияние на брак обычаев, имевших распространение в восточных провинциях, и взглядов церкви, церковного права.

В византийском законодательстве был точно определен круг лиц, брак между которым был запрещен, а именно, браки между двоюродными братьями и сестрами. По-видимому, сохранялся и старый запрет браков между теми лицами, которые вели свое происхождение от одного и того же предка. Среди запрещенных фигурируют браки между дядей и племянницей, между теткой и племянником. За заключение их предусматривались строгие наказания плетьми. Хотя при перечислении лиц, между которыми запрещались браки, и выпадают некоторые звенья в пределах пятой и шестой степеней родства, однако, судя по Частной Эпанагоге, византийцы считали, что до шестой степени родства по боковой линии браки запрещены.

Впоследствии (в Х-XII вв.) ограничения были доведены и до седьмой степени родства.

Что касается религиозных различий, то по праву VI в. запрещались браки между христианами и иудеями. Трулльский вселенский собор в 72 ом каноне запрещает браки между православными и еретиками и провозглашает их недействительными. Подобным же образом Эклога рассматривает лишь брак между христианами. Так же, как и Трулльский собор (канон 53), трактует Эклога и вопрос о браках между крестными.

Эклогой были значительно сужены законные поводы к разводу: Муж освобождается от жены по следующим причинам: если жена его совершила прелюбодеяние;

если она каким-либо образом злоумышляла против мужа или же, будучи осведомленной, что другие злоумышляют против мужа, не предупредила его;

если жена прокаженная. Равным образом и жена освобождается от мужа по следующим причинам: если муж в течение трех лет со времени заключения брака оказывался неспособным к брачному сожительству со своей женой;

если он каким-либо образом злоумышлял против ее жизни или, будучи осведомленным, что другие покушаются на ее жизнь, не предупредил ее;

и если он прокаженный... Заболевание же душевной болезнью – «одержимость бесом» – до или после заключения брака не признается законной причиной для развода.

Наиболее интересным и известным является титул XVII Эклоги о преступлениях и наказаниях. Он включает 53 статьи и по своему содержанию охватывает правонарушения и преступления различного характера – против веры, против государства, против личности, против свободы и нравственности, против имущества.

Первая из названных категорий, разработанная еще в античную эпоху в интересах защиты язычества, вошла в измененном виде в состав позднейшего права. С превращением христианства в господствующую и государственную религию, с одной стороны, появилось много узаконений против еретиков, язычников и против иноверцев, с другой – законов в защиту имущественных прав и авторитета церкви и церковнослужителей. С IV в. получило дальнейшее развитие понятие преступлений, нарушающих святость алтаря, церкви. Вопросам имущественных прав церкви законодательные сборники Феодосия и Юстиниана уделяют значительное внимание. Соответствующие разделы Эклоги также отдают дань этой теме. В титуле XVII преимущественно речь идет о другой категории преступлений, затрагивающих авторитет и святость религии, а также об отступниках от православия. Эклога уже в ст. 1 титула провозглашает право церковного убежища;

это право не было отражено в Юстиниановом праве, но почти буквально повторено в позднейших законодательных сборниках – в Прохироне, Василиках и др.

Клятвопреступление рассматривалось в византийском праве как нарушение святости религии. Клятва на Евангелии считалась обеспечением истины. По Эклоге ложная клятва отнесена к разряду преступлений.

К числу тягчайших преступлений в византийском праве относились и случаи вероотступничества, например, вероотступничество попавшего в плен. В Эклоге за разграбление могил следует отсечение руки.

В числе преступлений в титуле XVII фигурируют колдовство и знахарство. Виновные в них подлежали казни мечом. Через столетие после издания Эклоги к колдунам был причислен известный иконоборческий патриарх Иоанн Грамматик, устроивший у себя лабораторию, в которой он производил какие-то опыты. Само собой разумеется, что к числу колдунов и чародеев, «виновных в сношениях с демонами», было легко отнести любого ученого. Строгие преследования подобных лиц служили немалым препятствием для развития опытного знания.

Значительное внимание в титуле XVII занимают и государственные преступления: государственная измена, подделка монет, самоуправство и клевета.

Участие в заговоре против императора или государства рассматривается как: тягчайшее преступление, караемое смертью. Однако в Эклоге, во избежание самоуправства, дело предписывалось передать на личное усмотрение императора, доставив к нему обвиняемого под охраной.

По Прохирону подобной оговорки, меняющей положение, не имеется.

Обвиняемый подлежал смертной казни с конфискацией имущества.

Подделка монет влекла за собой отсечение руки. В Прохироне и Василиках сохранено узаконение Эклоги с тем отличием, что отсечением руки карались не только сами фальшивомонетчики, но и их соучастники.

Эклога предусматривала целую систему телесных и членовредительских наказаний, подобных которым не знало законодательство Юстиниана или применяло их только по отношению к рабам и к низшим категориям свободных, например, отрезание носа, вырывание языка, отсечение рук, ослепление, бритье головы и выжигание волос и т.д. Эти жестокие наказания были в некоторых случаях заменой смертной казни, в других они были введены вместо денежных штрафов, предусмотренных в соответствующих случаях законодательством Юстиниана. Вместе с тем дифференцируются и способы казни. Наиболее строгая кара (казнь на вилах) применялась по отношению к разбойникам.

Из преступлений имущественного характера в XVII титуле фигурируют кража, уничтожение чужого имущества, грабеж, поджог.

Эклога много статей посвящает вопросам укрепления семьи и брака.

Соответственно и в XVII титуле большое место отведено вопросам морали и нравственности. Эти разделы титула получили широкое распространение не только в позднейших византийских законодательных сборниках, но и в славянских, в частности в Законе Судном.

В середине VIII в. появилось приложение к Эклоге, которое включало некоторые вопросы, не нашедшие отражения в основной Эклоге: например, преступления против личности и против веры. По сравнению с трактовкой этих преступлений, содержащейся в дигестах и Кодексе Юстиниана, авторы приложения усилили ответственность за преступления против веры, направляя основные репрессии против еретиков (манихеев и монтанистов).

В приложение к Эклоге были включены также четыре самостоятельных закона – Земледельческий, Военный, Морской и Моисеев.

Земледельческий закон представлял собой свод норм, регламентирующих жизнь сельской общины. Он являлся частной (но признанной государством) компиляцией, сочетающей обычные нормы «варварского» права с действующими нормами римско-византийского права, заимствованного из законодательства Юстиниана. Морской закон был частной компиляцией норм обычного морского права, а Военный – сводом уголовно-правовых норм, относящихся к правонарушениям, совершенным военнослужащими. Моисеев закон включал в себя морально-религиозные предписания и нормы, заимствованные из Ветхого Завета. Составители рассматривали эти нормы как юридические, применяемые на практике.

Эклога, приложение к Эклоге, Земледельческий, Морской, Военный и Моисеев законы образовывали единый корпус светского права Византии, нормы которого действовали в течение VIII-IX вв., вплоть до появления обновленного законодательства императоров македонской династии.

Юристами эпохи императоров македонской династии (начало которой восходит к 867 г.) была разработана широкая программа «очищения древних законов», заключавшаяся в пересмотре и классификации всего писаного правового наследия с точки зрения его применения в новых условиях, в отмене устаревших актов и устранении имевшихся противоречий, а также замене латинской юридической терминологии греческой. Результатом этой реформы стал новый юридический свод – Василики, состоящий из восьми томов в 60 книгах.

За основу свода был взят Юстинианов гражданский кодекс в его греческой интерпретации. Структурно свод включал: общие теоретические принципы права, каноническое право, государственное право, организацию суда, процессуальное право, исковое право, частное право (в основу положена Эклога), военное право, сервитута, уголовное (соответствующее Эклоге).

В 872 г. появился еще один юридический памятник – Прохирон, имевший целью изложить законы в виде, доступном для понимания людей, «значительно» упрощающий юридический язык и почти свободный от прежде сильного церковного влияния.

В 40 титулах Прохирона содержались нормы, регламентирующие брачные отношения (в частности, порядок распоряжения приданым), нормы наследственного и обязательственного права, уголовно-правовые.

В дополнение к Василикам император Лев VI в 908 г. издал сборник новелл, которые регулировали широкий круг отношений в области церковного, семейного, наследственного, обязательственного, уголовного и процессуального права.

Законотворческая деятельность императоров македонской династии завершает период наиболее творческого развития византийского права. В дальнейшем это развитие заключалось в простом приспособлении права к повседневным нуждам, вновь усилились элементы христианизации.

В этот период наиболее заметным явлением в области судебных реформ стало введение императором Андроником II в 1296 г. института «вселенских судей», избираемых из архиереев и членов синклита (церковных иерархов), которым предоставлялось право выносить решения «по любым делам и обо всех лицах без исключения», невзирая на их положение и статус.

Были провозглашены основополагающие принципы суда – равенство всех перед законом, компетентность судей. Судьи избирались императором, им торжественно (в процессе богослужения в храме св. Софии) передавались Евангелие и меч, они же наделялись поместьями. Судьи давали клятву в том, что они будут судить неподкупно и нелицеприятно. Институт «вселенских судей» учреждался совместно церковной и императорской властями в соответствии с теорией «симфонии», т. е. сочетания власти церковной и светской в одном органе. Институт «вселенских судей» просуществовал недолго.

Чужеземные завоевания и распад Византийской империи прервали правовую традицию, которую, восприняв от Рима, долго сохраняла Византийская монархия.

Контрольные вопросы 1. Каковы были основные источники Византийского права?

2. Как право было связано с христианской религией?

3. В чем состоят особенности регулирования имущественных отношений?

4. В чем заключаются особенности судебного процесса?

Литература 1. Бердникова С.А. Из истории государства и права Византии IV VIII веков: учеб. пособие / С.А. Бердникова. – Красноярск, 2000.

2. Васильевский В.Г. Законодательство иконоборцев // Труды В.Г Василевского. Т, IV. – Л., 1930.

3. Васильевский В.Г. О синодальном списке Эклоги императоров Льва и Константина и о двух списках Земледельческого закона, Там же.

4. Виноградов П. Римское право в средневековой Европе. – М., 1910.

5. Гай. Институции. – М.: Юристъ. 1997.

6. Дигесты Юстиниана. – М., 1984.

7. Институции Юстиниана. – М.: Зерцало, 1998.

8. Кипп Г. История источников римского права. – М., 1995.

9. Косарев А.И. Римское право. – М., 1986.

10. Эклога. Византийский законодательный свод VIII века. – М.:

Наука, 1965.

Модуль 3. История государства и права Средних веков Тема 7: Средневековые государства Западной Европы Лекция 16: Раннесредневековые монархии. Государство франков.

План лекции:

1.Падение римской империи и возникновение варварских королевств.

2. Государство франков.

3. Раннесредневековая империя Карла Великого.

На территории огромной Римской империи были рассеяно множество варварских племен: готы, франки, бургунды, англосаксы, аламанны и пр. В V в. вожди варварских племен, возглавлявшие союзные Риму армии, заключали соглашения о переходе под власть империи и принимали звания римских магистратов. Предпосылками, создавшими возможность присвоения ими политической власти, стали упадок императорской власти и растущая непопулярность римского правления.

Известный медиевист Ю.Бессмертный утверждал, что решающим фактором эволюции государства раннего средневековья послужил генезис феодализма. Появление социальных противоречий рождало потребность в государстве. Формирование самого государства во многом зависело от соотношения разлагающихся рабовладельческих и первобытнообщинных отношений, их синтеза. По своей социальной сущности и политической структуре раннефеодальное государство отличалось от рабовладельческой Римской империи, и от военной демократии варварских племен. Развитие государственности у всех народов Европы прошло два этапа:

зарождения раннефеодального государства внутри предшествующих политических структур в форме “варварских королевств”.

оформление новой, отличной от прежних, раннефеодальной политической системы.

У народов Англии, Скандинавских стран, Германии раннефеодальная государственность рождалась непосредственно из политической системы военной демократии. Ее основными элементами были народные собрания и полноправие всех свободных, могущих носить оружие, их участие в решении вопросов управления, совет старейшин, избранных народом, с правом предварительного рассмотрения дел и правом суда, выборные военачальники (военные вожди) с постоянной дружиной, постепенно формирующаяся власть короля, ограниченная народным собранием и не обладавшая средствами принуждения.

Окончательное складывание раннефеодального государства относится в таких странах к более позднему времени: IX в. - в Англии, Дании и Великоморавской державе, к X в. - в Норвегии и Швеции. Например, в Англии начало истории объединенного государства относится к 829 г.

Именно тогда был создан флот, проведена военная реформа - на смену крестьянскому ополчению пришла тяжеловооруженная конница. Опорой королевской власти становятся тэны, которые получали землю за службу. В это время унифицируются судебники Кента и Уэльса. В 890 г. создается первое общеанглийское законодательство - “Правда короля Альфреда”, а страна получила название “Земля англов” - England.

Напротив, в странах синтезного пути развития раннефеодальное государство строилось на двойной основе: 1) под воздействием пережитков военной демократии и 2) остатков римской государственности: налоговая система (налоги с земли, на содержание войска, с торговых операций), таможенная и монетная системы, территориальное, а не родоплеменное деление, остатки государственного аппарата, римское право, христианская церковь, - все это служило первым варварским королям дополнительными рычагами усиления их власти.

Так, вестготы, в 412 г. поселенные Римом на юге Франции, в Аквитании на правах федератов создали собственное Тулузское королевство (захвачено франками в нач. VI в.). Преемственность государственности была настолько велика, что в Тулузском королевстве сосуществовали по сути две государственности: одна для римлян, другая – готская, каждая с собственной армией, гражданскими судами, собственной верховной властью. Это разграничение опиралось на социальные запреты (смешанные браки были запрещены).

У франков, вестготов, остготов, вандалов, свевов в одном государстве раннесредневековом - сосуществовали доклассовая структура германских племен с классовой, позднеантичной, в этих королевствах имели место различия в характере права /обычное варварское и римское/, религии /язычество, арианство и католичество/, неодинаковые повинности в пользу государства /германский элемент освобождался от налогов на землю, местные жители платили налоги, но не могли служить в войске/. Вместе с тем, связанные хозяйственными, правовыми и политическими узами, эти две части населения составляли единое общество.

В 476 г. власть в Западной римской империи была захвачена Одоакром, одним из варварских военачальников. Он был убит Теодорихом I, который в 493 г. подчинил всю Италию, основал королевства остготов, просуществовавшее до 555 г. Итак, варварские королевства возникали и поглощались друг другом в результате войн и междоусобиц. Но особую роль в Западной Европе суждено было сыграть салическим франкам – наиболее мощному союзу северных германских племен, расселившихся в Галлии, на севере Франции на правах федератов Рима и после падения Западной Римской империи.

Франкское государство. Возникнувшее на развалинах Западной Римской империи Франкское государство было одним из крупнейших в раннесредневековой Европе. 400-летняя история государства франков составляет пролог истории большинства западноевропейских стран, в первую очередь Франции.

Периодизация истории франкского государства:

1 этап: кон. V в. – сер. VII в. – монархия Меровингов, 2 этап: кон. VII в. – сер. IX в. – монархия Каролингов.

В 486 г. в битве при Суассоне франки разбили армию последнего римского наместника в Галлии - Сиагрия. Возглавлял победителей 19-летний Хлодвиг, принадлежавший к знатному роду Меровингов. При сыновьях Хлодвига Франкское государство уже простиралось от Пиренеев и Средиземноморья на юге до земель правобережья Рейна.

Большая часть территории франкского государства 500 лет находилась под властью Рима. Это наложило сильнейший отпечаток на все стороны жизни Галлии. После истребления Хлодвигом соперничавшей с ним родовой знати, его опору составляла не только весьма немногочисленная франкская служилая знать (3 тыс. чел.). В VI в. господство знати основывалось не на эксплуатации свободных франков, но на занятии государственных должностей, военной добыче, эксплуатации рабов-иноплеменников и зависимых, что свидетельствовало о раннефеодальной форме социальной дифференциации общества. Меровинги опирались также на галло-римскую землевладельческую аристократию, служившую при дворе, в местных органах власти, в церкви. Меровинги сохранили римскую денежную налоговую систему и римское право для галло-римского населения. Более того, франкский судебник – Lex Calica нач. VI в. - узаконил привилегированный статус римской знати - т.н. королевских сотрапезников их вергельд (денежное возмещение за убийство) 300 солидов в 1,5 раза выше вергельда рядового свободного франка (200 сол.);

в тоже время вергельд римлянина - “трибутария” (крестьянина - налогоплательщика) составлял всего 63 сол., т.е. в 5 раз ниже.

Полной преемственности между поздней античностью и общественным строем Франкского государства не было, поскольку войны уничтожили часть галло-римских поместий и поселений;

бюрократическую машину римского государства в Галлии;

сократилась роль рабского труда, пришли в упадок римские города.

Расселившиеся германцы основали новые поселения, но они составили не более 5% среди местного населения. Согласно Салическому закону основную массу франков составляли полноправные свободные люди, совмещавшие сельскохозяйственный труд с участием в управлении. Каждый свободный франк имел дом, усадьбу, земельный участок, пользовался лесами, лугами, водами, угодьями, владел иноплеменным рабом или литом.

Жители виллы - деревни составляли соседскую общину марку.

Обладая правом - обязанностью члена варварского общества, франки, как и вестготы, участвовали:

в военном ополчении, игравшем важную роль в избрании короля;

судебном собрании “сотен” - низшей территориально-племенной административной единицы, выбирали судей, участвовали в выплате вергельдов родственниками, несли общинную ответственность за преступления, обеспечивали выполнение судебных решений, практиковали институт соприсяжничества, в законодательстве: народные собрания обсуждали вопросы войны и мира, в дележе военной добычи - право на долю военной добычи имели все свободные участники, а не только королевская дружина. (Пример с Суассонской чашей, 486 г.).

Итак, община-марка сыграла важную роль в рождении раннесредневековой государственности, а сохранение общинных традиций свидетельствует о относительно широкой социальной базе раннефеодального государства, выражавшего интересы не только складывающегося класса феодалов, но и отчасти свободных общинников, опираясь на них в своей политике по отношению к завоеванному местному населению.

Изживание общинного начала шло в процессе формирования раннесредневековой государственности у франков отмечено общими чертами:

1. замены выборной власти наследственной, тем самым короли устраняли свою зависимость от свободных общинников и знати. В VII-VIII вв. королевский титул передавался только прямым наследникам Хлодвига по мужской линии. Франкские короли возводились на трон поднятием на щите.

В качестве инсигний вместо скипетра или диадемы они имели лишь копье, отличительным знаком королей являлись их длинные волосы. Не имея постоянной резиденции или столицы, франкские короли переезжали из одного владения в другое в сопровождении нескольких писцов, домашних рабов и гвардии антрустионов. Все их богатство заключалось в сундуках с золотыми монетами, драгоценностями, которые после их смерти оспаривали их жены, наложницы, законные и незаконные дети одновременно производя раздел земель и всего королевства согласно обычному праву.

2. изживания патримониального характера королевской власти.

Государство рассматривалось как личное имущество короля, которое он мог дарить частным лицам или делить между наследниками, а статус короля сохранял черты частного лица. Так, в Норвегии король был обязан платить штраф за нанесение раны свободному человеку, общинники имели право выступать против короля, если тот совершил убийство. Однако постепенно король становится главой не только господствующей этнической группы, но юридически определенной территории.

3. централизации религиозных, вначале языческих представлений, затем к принятию христианства. Распространение христианства на первых порах было прямым (опосредованным) влиянием римских традиций. Затем укреплению христианства способствовала необходимость противостоять языческому, мусульманскому или иудейскому окружению. Христианство служило орудием укрепления раннефеодальных государств, их территориального расширения и объединения. Формируется понятие священной природы королевской власти, понятие государственной измены.

4. постепенного расширения королевских прерогатив: монарх постепенно приобретал не только высшую судебную, военную, но и политическую, административную власть. Будучи изначально ограничен обычным правом, король сам теперь становится источником права. Запись обычного права дополняется и формируется под влиянием государственного законодательства и римского права.

Хотя сыновья Хлодвига, согласно обычному праву германцев, разделили между собой франкские владения, в VII - нач. VIII вв. идет перестройка центрального аппарата франкских королевств. Носителем высшей власти признавался король. Его титул передавался по наследству, так что все франкские короли VI - начала VII вв. принадлежали к прямым потомкам Хлодвига. В руках короля сосредотачивались важнейшие государственные прерогативы: он командовал военным ополчением;

назначал “по совету и воле епископов и вельмож” и смещал всех высших должностных лиц. Уже при переходе от варварского к раннефеодальному государству король становился собственником всех земель /ранее принадлежавших народу/. В Англии, Дании и пр. - практически всей земли, во Франкском королевстве - земель королевского фиска, общинных земель и пустошей. Королевская власть выступала первым крупным феодальным собственником земли, а налоги принимали форму феодальной эксплуатации крестьянства государством, которая повсюду в Западной Европе опережала частносеньориальную.

Центральным органом управления являлся королевский двор. С конца VI в. все большую роль при дворе играл майордом (“старший по дому”).

Вначале он управлял лишь дворцовым хозяйством, затем превратился в главное административное лицо королевства. Кроме дворцового Совета, государственные дела обсуждались на т.н. мартовских полях. Во времена Хлодвига это были ежегодные смотры всеобщего военного ополчения реликты племенных собраний эпохи военной демократии. В VII в.

мартовские поля превращаются в собрания служилой знати.

Королевская власть в раннее средневековье сначала не располагала правом получения постоянных налогов. Ее доходы ограничивались поступлениями с королевского домена, судебными штрафами. Даже в тех варварских королевствах, где сохранилась римская налоговая система, например у франков, согласно Салическому закону она применялась только к местному населению. Франки не платили налоги, предпочитая, явившись ко двору, вручить королю подарок или подношение. Тем самым, одновременно, закреплялись личные связи между королем и его поданным.

Появление постоянных налогов оказалось связанным с развитием публичных основ власти, необходимостью защиты государства /датские деньги в англосаксонских государствах/. Только в Византии римская система налогообложения сохранялась в полном объеме и совершенствовалась. Среди источников государственных доходов в VI - нач.

VII вв. важную роль играли поземельная и подушная подати, сохранившиеся с римских времен. Они взимались не только с галло-римлян, но и с германцев. С сер. VII в. источником поступления в королевскую казну стали чрезвычайные поборы, судебные штрафы, торговые пошлины, доходы от королевских поместий. Большинство этих доходов были нерегулярными.

Сокращение фонда земельных владений, из которого наделялась служилая знать, означало, что единственным способом обеспечить верность знати оставалось предоставление им новых привилегий: налоговый иммунитет - право взимать судебные штрафы, отказ от обязательного участия в ополчении. Раннефеодальное государство отражало в своей политике в первую очередь интересы формирующейся феодальной знати.

Именно практика королевских земельных пожалований ускорила процесс формирования аллода и крупной земельной собственности, разрушая тем самым общину. Ускоряла рост феодальной собственности земель церковных и светских феодалов также иммунитетные пожалования, закреплявшие их частную власть и право собирать налоги. Иногда подобные права передавались вместе с земельным пожалованием, например, бокленд в Англии. В других случаях судебные и фискальные привилегии жаловались отдельно на уже находившиеся в частном владении земли - иммунитет во франкских государствах.

Усиление самовластия знати - типичное для эволюции всех раннесредневековых обществ - проявилось во Франкском государстве особенно рано и полно.

Рост частной власти светских и церковных магнатов использовался для увеличения числа зависимых крестьян. В VII - нач. VIII вв. среди несвободных держателей земли преобладали галло-римские колоны и рабы.

Превращение в зависимых оскудевших свободных крестьян галло-римлян и германцев только начиналось через закладные сделки, коммендацию, договоры о патронате, акты самозакабаления, прекарные грамоты (прекарий – это просьба о передаче земли в пользование). Все это отражало становление раннефеодального общества.

С VII в. франкские королевства все чаще терпели военные поражения.

Одолеть самовластие знати и дать отпор арабам удалось майордому Карлу, прозванному Мартеллом (Молотом). Он стал некоронованным главой Франкского государства, а престол меровингских королей оставался при нем долгое время вакантным. Решающее значение в его успехах имела реорганизация военных сил. К тому времени военное значение пешего ополчения сократилось: успехами своих завоеваний арабы были обязаны широкому использованию конницы, которая у франков отсутсвовала. Карл Мартелл сделал ставку не на свободных - пеших ополченцев, но людей среднего достатка, служащих в конном войске. Он прибегнул к секуляризации земель церкви и передал их всем, готовым служить под его знаменем. Карл Мартелл установил, что земля предоставляется только на срок службы (или пожизненно) - т.н. бенефиций. На более позднем этапе истории раннефеодального государства организация войска приобретет ярко выраженную феодальную основу. Это связано с появлением условных держаний за военную службу и созданием на этой основе вассально-ленной системы, закрепившей исключительное право быть воином за феодальными землевладельцами, лишив его крестьян. Раньше всего эта система была введена в нач. VIII в. во Франкском государстве Каролингов реформой Карла Мартелла, создавшей первый тип условного держания - бенефиций. После возникновения Франкской империи Каролингов в сфере ее действия оказались Германия и Италия. После завоевания Англии Вильгельмом герцогом Нормандским созданные реформой отношения были перенесены в Англию. Следовательно, военная реформа Карла Мартелла имела общеевропейский характер.

Успех бенефициальной реформы проявился в том, что в решающей битве с арабами при Пуатье в октябре 732 г. франки выстояли, а арабы отступили. Это стало переломным моментом не только в борьбе с арабами, но и в истории франкского государства. Власть новых правителей майордомов - заметно укрепилась. В 751 г. на собрании знати в Суассоне сын Карла Мартелла Пипин Короткий был провозглашен королем и его подняли на щите. Последний из т.н. «ленивых королей» Меровингов был заточен в монастырь. Папа римский Стефан II помазал Пипина на царство. Так было положено начало тесного союза новой Каролингской династии с католической церковью. Решениям церковных соборов Каролинги стали придавать силу закона, церковь же поддерживала королевские предписания.

Итак, Пипин Короткий стал «Божьим избранником» и «помазанником Бога». Благодарный франкский король, разгромивший лангобардов, передал папе отнятые земли. Знаменитый «Пипинов дар» 756 г. включал в себя и Рим, ставший столицей папского государства – Церковной области. Римские папы отныне соединили в своих руках и светскую, и духовную власть.

Итак, специфической особенностью раннефеодального государства стал тесный союз между церковью и государством, постепенное вхождение церкви в управление и политическую организацию общества. Наиболее сильны стали позиции христианства на территории бывшей Западной Римской империи. Там церковь укрепила свое положение до возникновения раннесредневековой государственности и имела главу - римского папу.

Важным фактором развития раннефеодальных государств были войны и завоевания. Продолжая политику отца и деда, Карл Великий (768-814 гг.) раздвинул границы франкского государства почти вдвое и захватил все основные земли бывшей Западной Римской империи.

Важной причиной успехов Карла Великого стала поддержка знати благодаря созданной при Карле военно-политической системе. Основной ее элемент - распространение вассальных связей. Каждый королевский вассал их были тысячи - был обязан служить королю со своими вооруженными слугами, что оформлялась специальными договорами и клятвами верности оммажем. Карл потребовал присяги на верность от всех свободных людей и обязал каждого свободного мужчину найти себе сеньора, под началом которого он обязан воевать и лично подчиняться. Вассальные отношения сплотили весь правящий слой.

Этой же задаче служила военная реформа: “мартовские поля” были перенесены на май (корм для лошадей) и именовались “майскими полями”, право-обязанность служить в войске распространялась лишь на владельцев 3 4 земельных наделов - мансов, способных выставить тяжеловооруженного конного воина. Тем самым основная масса свободных франков отстранялась от участия в военных действиях, они выслушивали или утверждали планы походов и королевские постановления - “капитулярии”, тогда как знать реально участвовала в принятии решений в Королевском совете, дворцовом и государственном управлении, “советах магнатов” собиравшихся несколько раз в год. Знать пользовалась законодательными, а иногда судебными правами, давала согласие на налоги (”совет магнатов” Франкского королевства, заседал два раза в год, совет “мудрых” - в англосаксонской Англии, тулузские соборы - у вестготов).

При Карле Великом территория государства была разделена на графств. Каждый граф назначался королем и обладал высшей военной, судебной и фискальной властью. Для контроля за деятельностью графов была создана “инспекция”: специальные королевские посланники – missi время от времени направлялись для проверки положения дел. Посланцы обычно 2-5 духовных и светских лица - могли сменять должностных лиц, назначенных графами, подавлять мятежи, отменять решения графов.

Одновременно Карл и королевский двор, постоянно переезжая с места на место, лично контролировал государственные дела. Подчеркнем, государственный аппарат – министериалы - по прежнему был сосредоточен в королевском дворе:

дворцовый граф или пфальцграф заведовал дворцовым хозяйством и отправлял правосудие, канцлер хранил государственную печать, отвечал за составление королевских актов, возглавлял канцелярию, архикапеллан возглавлял франкское духовенство, был духовником короля и советником по церковным делам, хранителем особой святыни франкских монархов – плаща св. Мартина Турского.

маршал и коннетабль были военачальниками, сенешал руководил делами дворца, тезаурарий – государственный казначей.

Провозглашение Карла Великого римским императором, торжественное помазание на царство римским папой Львом III, присвоение особого титула «Божьего помазанника, правителя империи римлян, короля франков и лангобардов».состоялось в канун Рождества 25 декабря 800 г. в соборе св. Павла. Это укрепило Франкское государство и королевскую власть, а имя Карла стало синонимом власти - “короля”.

Судебная реформа Карла Великого лишила рядовых свободных активной роли в суде: отныне они не присутствовали на абсолютном большинстве судебных заседаний.

Организующую роль государства в генезисе феодализма отразило королевское законодательство, которое фиксировало и закрепляло зависимое положение обедневших, ранее свободных общинников и охраняло крупную земельную собственность: запрещало уходы свободных людей, находившихся под покровительством феодала или в вассальной зависимости от него /законы VII в. в Англии, капитулярий 787 г. и постановления IX в. у франков/. Таким образом, политика раннефеодального государства стимулировала процесс создания частносеньориальной собственности, рост частной власти крупных феодалов. Тем самым оно породило собственных политических противников и характерный для раннесредневекового государства дуализм политической власти: власть короля в центре и власть отдельных феодалов на местах, в их сеньориях.

Рост крупной земельной собственности и политического влияния магнатов отразился на структуре раннефеодальных государств. Ослабели их финансовые возможности из-за изъятий обширных территорий из сферы налогообложения, сократились судебные права, кардинально изменилась организация войска. Свободные крестьяне - аллодисты постепенно отстраняются от участия в ополчении: сначала несут ее не с одного, а нескольких земельных наделов, затем - в войске своих сеньоров. Единицей комплектования военных сил постепенно становятся не территории графств и сотен, но и владения магнатов, которые ведут дружины, состоящие из вассалов и зависимых людей. Такая практика была заимствована крупными феодалами и вначале временно укрепила позиции центральной власти, но затем быстро привела к росту политической самостоятельности крупных сеньоров.

Отмеченный дуализм политической власти в раннефеодальном государстве обусловил их распад и феодальную раздробленность, а в Византии - к заметное ослабление центральной власти в XII в.

Однако пока сохранились массы свободного крестьянства и мелких феодалов, центральная власть сохраняла свои позиции, а в отдельные моменты временно расширяла не только свою прерогативу, но и подвластные территории. Это приводило к возникновению полиэтнических раннефеодальных политических образований, которые нередко назывались современниками “империями”. Эта империя Каролингов - конец VIII-IX вв., т.н. Римская империя, созданная германскими королями X в., Великоморавская держава IX в., скрепленное личной унией государство датского короля Кнута, включавшее Данию, Швецию, Норвегию, Англию - I пол. IX в.

Такие внешне централизованные, но обычно аморфные и легко распадающиеся государства рождались в процессе завоевания новых территорий, в интересах центральной власти и складывающегося класса феодалов, иногда в целях обороны от внешних врагов. Однако в подобных империях шел одновременно процесс феодализации под покровом внешнего единства, обособления отдельных феодальных владений, этнических общностей, который в течение нескольких десятилетий (империя Карла Великого, государства Кнута), иногда медленнее (империя Оттонов) привел их к политическому распаду. Раннесредневековые империи стали пиком централизации раннесредневекового государства, который предшествовал периоду феодальной раздробленности.


Огромная империя не сумела противостоять нашествию норманнов.

Неспособность королей дать отпор северянам - завоевателям побуждала графов и герцогов действовать самостоятельно. Бенефиции – условное пожизненное держание - превращались в “феоды” – условное наследственное держание. Росло крупное землевладение, сеньории подмяли мелких свободных землевладельцев. Таким образом, в IX-X вв. процесс феодализации развивался вширь и вглубь, сохранение единого государства стало невозможно и центробежные тенденции во Франкском государстве возобладали после смерти Карла Великого. В 843 г. сыновья Людовика Благочестивого («чтец библии и певец псалмов, предпочитавший беседы с отшельниками звукам бранной трубы») разделили Франкское государство на 3 части:

- к западу от Рейна - Западно-Франкское;

- к востоку от Рейна - Восточно-Франкское;

- область вдоль Рейна и Роны, Италия - “Средняя Франция”.

Итак, Каролингская империя распалась. На ее территории возникли государства, положившие начало Франции и Германии. В IX в. германские земли оказались под властью Людовика Немецкого (833-876), сына Людовика Благочестивого. Впервые название королевство тевтонов т.е.

немцев было употреблено в 919 г., однако границы Восточно-Франкского королевства не были стабильны, особенно восточная, где началась колонизация заэльбских славянских земель.

В Х в. возобновляется практика выбора королей на собраниях высшей светской и духовной знати. Одним из претендентов на престол стали графы Парижа - Робертины. Избрание в 987 г. королем Гуго Капета, одного из Робертинов, положило начало новой династии и означало, что II пол. Х в. начало упадка королевской власти и нового этапа эволюции средневекового государства – сеньориальной монархии.

Государство франков стало территориальной первоосновой развития западной европейской цивилизации. Отношения земельной собственности претерпели определенную эволюцию: аллод – бенефиций – лен - феод.

Аграрный переворот, в свою очередь, способствовал развитию феодальной государственности, в которой главную роль начинают играть органы манориального управления. Варварские королевства – Вандальское королевство в Сев. Африке, Бургундское – в центральной Галлии, Лангобардское – в Сев. Италии, англосаксонское государство – все были раннефеодальными монархиями.

С превращением власти монарха-вождя во власть государя-сеньора на смену раннефеодальной монархии постепенно приходила новая форма феодального государства – сеньориальная монархия.

Контрольные вопросы:

1. Перечислите отличительные признаки раннесредневековой монархии.

2. Что такое аллод, бенефиций, лен, феод?

3. Какую цель преследовало использование в судебном процессе «божьего суда»?

4. В чем суть реформ Карла Мартелла? Докажите их общеевропейский характер и значение.

5. Какова роль и значение правления Карла Великого?

6. Охарактеризуйте структуру и содержание Салического закона.

7. Назовите основные признаки раннесредневековых империй.

8. Перечислите правовые формы установления личной зависимости крестьян от сеньоров.

Литература:

1. Аннерс З. История европейского права. / З. Аннерс - М.: Наука, 1994.

2. Берман Г.Д. Западная традиция права: эпоха формирования. / Г.Д.

Берман - М.: МГУ, 1994.

3. Упадок и гибель Западной Римской империи, и возникновение германских королевств (до сер. VI в.). / А.Р. Корсунский (и др.);

- М.:

Изд-во МГУ, 1989.

4. Азимов, Айзек. От ледникового периода до Великой Хартии вольностей. / Айзек Азимов – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004.

5. Патрушев А.И. Германская история. / А.И. Патрушев - М.: Весь мир, 2003.

Лекция 17. Феодальные государства Западной Европы План лекции:

1. Средневековая государственность: Франция, Англия и Германия.

2. Римско-католическая церковь и ее роль в средневековом обществе.

3. Города и городские республики в средние века.

Формирование самостоятельного государства во Франции Х — XIII вв.

заняло почти два века — от распада империи Каролингов в сер. IX в. до основания новой королевской династии в кон. Х в. Под властью последнего Каролинга остались территории северо-запада страны, а после продолжительных междоусобных войн и его смерти французская знать избрала в 987 г. на престол владетельного графа Парижского Гуго Капета основателя новой династии. В Х в. за страной закрепилось новое историческое название Франция (от Иль-де-Франс – область вокруг Парижа).

Франция в XI — XII вв. не составила государственно-политического целого. Она распалась на ряд крупных герцогств (Нормандия, Бретань, Бургундия, Гасконь), а также многочисленные графства. Владетельные герцоги я графы были фактически независимыми, хотя и признавали себя вассалами короля. Раздробленность Франции предопределена факторами:

социально-экономическими слабость товаро-денежных связей, натуральный характер хозяйства, культурно-этническими: наличие двух народов, принадлежавшим разным культурам и говоривших на разных языках - французском и провансальском. Юг Франции до XIII в. лишь номинально числился в составе королевства.

политико-правовыми: власть и юрисдикция Капетингов простиралась на территории, населенные северофранцузской народностью.

Первые Капетинги – это крупные феодалы с особым титулом.

Королевская власть не подразумевала государственно-публичных полномочий. Государственное единство сводилось к общепризнанной феодальной иерархии ленных связей. Феодальные иммунитеты и сеньориальные права получили наибольшее развитие. В этом смысле Французское королевство Х — XIII вв. было классическим примером ленной (сеньориальной) монархии.

Власть принадлежала великим сеньорам. В Х в. их было 55 (7 герцогов, 44 графа, маркиз и 3 виконта);

в XIII в. —77. Они управляли своей территорией посредством сеньориального двора из вассалов, назначали своих представителей (вице-графов) и должностных лиц, наделяя их административными полномочиями. Сеньору принадлежала юрисдикция в отношении всего населения. Они располагали собственной армией из вассалов и их людей – рыцарей и простолюдинов, привлеченных к службе.

Частная война была обычным средством отстоять свои права, и потому право ведения войны стало одной из важнейших феодальных привилегий. К нач.

XII в. обычай ограничил продолжительность феодальной службы 40 днями в году. Только благодаря римской церкви в XI в. были установлены правила «Божьего мира», запрещавшие захватывать женщин, детей, духовных лиц, земледельцев, безоружных, грабить мельницы, урожай, церкви.

В XII в. Капетинги предприняли первые шаги по усилению королевской власти и государственной централизации. Людовик VI создал единую домениальную администрацию и подавил сопротивление вассалов внутри королевского домена. В нач. XIII в. Филипп-Август II, успешный дипломат и военачальник, расширил королевский домен, отвоевал владения английской короны, ограничил право ведения частных войн 40 днями королевского мира, правом королевского покровительства и др.

Вначале королевская власть сохраняла свои ленные основания. Еще в 869 г. при коронации Карла Лысого франкский король присягнул в том, что будет защищать церковь, хранить верность в отношении грандов и народа, уважать правосудие, поддерживать мир. По традиции все Капетинги повторяли эту присягу, утверждая принцип единства и преемственности власти в полном объеме. После ожесточенных споров в 1223 г. закрепилось право первородства, установился порядок фамильного престолонаследия без формального участия грандов. Власть короля стала рассматриваться как власть высшего господина, а затем особого повелителя. Римская церковь создала и поддержала идею об особых священных правах монарха. С 1124 г.

король, приобретая земли, связанные с подчинением другому феодалу (оммажем), стал свободен от этих обязанностей. К XIII в. все жители страны считались подданными короля, а обязанность повиновения распространилась на его кровных родственников и семью. В правление Филиппа-Августа II выросло число прямых вассалов короля - 32 герцога и графа, 60 баронов, шателенов - владельцев замков, 39 городских коммун. С кон. XIII в. короли закрепили за собой право законодательствовать, вершить правосудие и оказывать покровительство подданным.

Организация центральной администрации была связана с феодально ленной системой. Основным учреждением был Королевский двор, состоявший из вассалов короля. Курия была королевским судом, играла роль политического совета, созывалась по желанию короля, а основной обязанностью вассалов было личное участие в этом совете под угрозой конфискации имения. Хотя традиция не предусматривала обязанности короля следовать ее решению, Капетинги безусловно соблюдали советы курии. С кон. XII в. в составе курии выделился Двор пэров Франции ( духовных и 6 светских грандов — герцогов Нормандии, Аквитании, Бургундии и др.);

имевших привилегию «судиться судом равных». Дворец короля - рган домениального управления - становится общегосударственным. На первом месте в дворцовой иерархии были члены королевской семьи, располагавшие правом участия в домениальном управлении, но с XIII в. и королева, и престолонаследник были отстранены от прямого участия в государственных делах. Окружение короля составляли духовные и светские сеньоры и ряд должностных лиц: сенешаль — командующий армией, высший судья, дворецкий. Коннетабль возглавлял конное войско, маршал был его помощником. По указу 1261 г. дворец подразделялся на 6 «правлений» по отраслям хозяйства. Дела короля велись камердинером, заведовавшим сокровищницей и архивами. С сер. XII в.


администрацию возглавил канцлер (до XIII в. —духовное лицо).

К сер. XI в. на севере для сбора королевских доходов и хозяйственного управления в домениальные округа сроком на 3 года назначались прево (посланцы) - администраторы, финансовые агенты, судьи.

На юге местное управление и надзор осуществляли бальи;

каждому назначался особый округ (бальяж), включавший несколько превотажей.

Когда в королевский домен входила сеньория, туда назначался местный сенешаль (мелкий дворянин, знаток права). Он осуществлял от имени короля военные и финансовые функции, суд.

В XIII в. начало централизации и усиления королевской власти было закреплено реформами Людовика IX Святого (1226 — 1270 гг.), опиравшегося в борьбе со знатью, сеньориальным сепаратизмом на поддержку:

1) средних и мелких феодалов - владельцев замков, шателенов, и рыцарей - 2% населения страны, 50 тыс.

2) растущих городов и их борьбу с сеньорами за правовую и политическую самостоятельность.

3) формирующегося нового слоя земледельцев как результат массового освобождения французских крестьян от личной зависимости путем выкупа феодальных повинностей).

Реформы Людовика IX стали попыткой изменить феодально сеньориальный режим:

военная реформа: запрет 1258 г. ведения частных войн, дуэлей и турниров начал действовать не ранее XIV в. Вассальные обязанности и верность утрачивали силу, если сеньор выступал против короля. В городах началось формирование милиции (ополчения), находившейся под началом королевских военнослужащих.

административная реформа: создание в 1247 г. института королевских следователей, уполномоченых лично обращаться к королю, контролировать бальи, расследовать обвинения и приводить приговоры в исполнение.

денежная реформа - формирование финансовых прерогатив короны:

запрещено хождение денег сеньоров на территории домена, хождение королевской монеты стало обязательным в домене, в герцогствах и графствах.

Судебная реформа: в 1260 г. выделение из королевской курии особого парламента положило начало организации высшей юстиции. Введена письменная процедура, заимствованная из римского права. Для подготовки законов и судебных решений привлекались правоведы - легисты. Их влияние на государственно правовую жизнь Франции обусловило перемены во властных институтах и доктрине власти короля В XIV — XV вв. разорительная Столетняя война с Англией (1337 — 1453 гг.), крупнейшие народные движения: Парижское восстание и Жакерия мало способствовали укреплению государственности.

К нач. XIV в. королевский домен охватывал уже 3/4 территории страны, началась завоевание Юга и Фландрии. Важнейшей предпосылкой возрастания роли королевской власти стала победа короля Филиппа IV в конфликте с римскими папами за политическое верховенство. В течение века римские папы оказались в прямой зависимости от французских королей (т.н.

период Авиньонского пленения пап 1309 — 1378 гг., куда папы были вынуждены перенести свою резиденцию). Болонский конкордат 1516 г.

закрепил административные и имущественные права пап, но урегулировал отношения с Римом на новых принципах: гегемонии французских королей над французской церковью, их права назначать кандидатов на церковные должности и получать доходы с имуществ.

В XIV в. королевская власть приобрела новое политическое содержание и полномочия. Сеньориальный статус короля сменился государственным, основанным не на отношениях вассалитета, но безусловном подданстве. В XV в. был общепризнан принцип территориальной независимости и нераздельности королевского домена;

члены королевской фамилии лишены права наделения частью земель Франции. В 1358 г. утвердилось правило древнего Салического закона престол передавался наследникам по мужской линии царствующей династии.

Основываясь на учениях королевских легистов, поддерживавших самостоятельность и особую неограниченность власти короля (в борьбе с римским папой), сложилась новая политическая доктрина французской монархии. Легист Гийомом де Плэсиан в 1303 г. утверждал, что король Франции является императором в своем королевстве, располагает независимым положением и неограниченными правами. Содержание королевской власти расширилось в правовом смысле. Актом Карла V (1372), король провозглашен защитником публичного мира в стране, а знать — королевскими слугами;

его личность и права охранялись особым образом, покушение на них составляло особый состав преступления («оскорбление величества»). Королю принадлежало право наказания за незаконное ношение оружия, фальшивомонетничество, нарушение ордонансов (которые тем самым стали общеобязательными). Исключительно королю принадлежали привилегии определять сословный статус подданных: жаловать права дворянства, узаконивать внебрачных детей, давать статус горожанина буржуа (причем вне зависимости от реального места проживания). Король приобрел правовые прерогативы: освобождать от ответственности в случае преступлений, издавать повеления, вводить новые налоги.

В наибольшей степени возросла законодательная власть короля.

Согласно постановлению Филиппа IV, все должностные лица обязывались без возражений исполнять королевские приказы;

их исправление или изменение могло быть сделано только королем, невыполнение приказов чиновниками должно быть объяснено. В XV в. королевские указы — ордонансы стали безусловными законами для всего общества.

Законодательная власть короля не была неограниченной. Считалось, что существуют особые «фундаментальные законы» королевства относительно престолонаследия и домениальных прав: наследие по мужской линии, по праву старшинства, в возрасте и в состоянии духа, соответствующем короне, — в 14 лет и не безумным, законным наследником, при нераздельности домена и сохранении за королем права выкупа земли). В XVI в. к этим законам прибавилось требование принадлежности к католицизму.

«Фундаментальные законы» стали доктриной легистов, зафиксированной в королевских актах, решениях церкви и в правовой традиции, составившей публичное право королевства.

Стремление короны к централизации и усилению своих полномочий вызывали оппозицию среди правящих сословий, особенно знати. В кризисные политические моменты общественное согласие для короны стало необходимым. Так во Франции возникло учреждение с чертами сословного представительства— Генеральные штаты, изначально не имевшие самостоятельного статуса, как парламент в Англии.

Генеральные штаты исторически выросли из феодальных советов ленной монархии. Согласно феодальному обычаю, участие в совете было неотъемлемой обязанностью вассалов. С сер. XII в. в таких советах участвовали и представители привилегированных городов. Ассамблеи созывались королем, как правило, чтобы заручиться поддержкой трех сословий страны: светских и духовных вассалов, горожан — в политике против знати. Иногда сословия собирались по отдельности, иногда — вместе.

Во 2 пол. XIII в. эти ассамблеи спонтанно перерастают во Всеобщий совет, который время от времени созывает король.

В 1302 г. французский король созвал сословия, чтобы те поддержали его в борьбе с римским папой, в 1308 г. — чтобы санкционировать ликвидацию богатого и независимого духовного ордена тамплиеров. Эти ассамблеи созывались королем не сеньором, но главой Франции. 1302 г. начало сословного представительства. С середины XIV в. за ним закрепляется название Генеральных штатов (сословий).

Со временем ассамблеи приобретают новые полномочия: согласие на новые субсидии королю, унификацию монеты, пополнение истощенной казны. Особенно возросло значение Генеральных штатов в годы Столетней войны. Тогда, обстоятельствах резкого ослабления королевской власти и военных поражений, сословия вырвали у короля Великий мартовский ордонанс 1357 г. Согласно нему, решения Штатов должны были считаться окончательными и входить в силу без королевского одобрения. Финансовые субсидии могли бы расходоваться только на предписанные Штатами цели.

Сословия записали за собой право собираться регулярно в любом месте для «устройства хорошего управления государством». Была сделана даже попытка поставить под контроль Штатов королевскую администрацию.

Однако ордонанс почти не применялся. Он показателен лишь как попытка утвердить верховенство Генеральных штатов над короной.

В XIV — XV вв. созыв Генеральных штатов определялся индивидуальными приглашениями короля к духовным и светским магнатам, городам, привилегированным корпорациям, университетам. Дворянство приглашалось выбрать представителя от бальяжа. Депутат должен был исполнять строго то, на что его уполномочивали избиратели и данный ими императивный мандат. В 1484 г. порядок созыва изменился: кроме знати, получавшей индивидуальные приглашения, все остальные должны были избрать депутатов;

в XVI в. утвердился и порядок избрания по бальяжам и сенешалствам.

Единого порядка организации работы Штатов не было. Сословия заседали то вместе, то — по отдельности. Программа сессии определялась королем, депутаты могли лишь выразить свое мнение по королевским предложениям. Со временем голосование по бальяжам сменилось голосованием по сословиям в целом.

Компетенция Генеральных штатов неопределена. В основном они высказывались по:

а) вотированию налогов, ежегодных и новых субсидий;

б) мирным соглашениям или переговорам, изредка — по политическим решениям внутренних конфликтов;

в) предложениям и просьбам от сословий королю.

Первое из полномочий практически исчезло после 1439 г., когда Штаты утвердили постоянный государственный налог. В кон. XV-XVI вв. нередки были случаи отказа сословий утвердить королевские предложения. Как следствие, перерывы в созыве представительства оказывались значительными — до 70 лет. Созывать или не созывать сословия — это оставалось полностью прерогативой короля. Совершенно не влияли Штаты и на законодательство. Итак, Генеральные штаты лишь эпизодически противостояли королю, а в целом стали весомым инструментом политики государственной централизации.

Укрепление королевской власти сопровождалось формированием новых принципов государственного управления: все власти, все решения зависят от короля, но король не управляет один — существуют государственные дела и должности. К XIV в. большинство прежних домениальных и дворцовых чинов утратили свое значение. Многие из вновь созданных стали качественно иными: назначение производилось королем или специальными ассамблеями пожизненно, своего рода феодальные пожалования, позднее —передававшиеся по наследству. Так начала формироваться особая прослойка — «дворянство мантии» (т. е. получавшие дворянство за гражданскую службу).

Единственным постом прежней эпохи, сохранившим и упрочившим свой статус, стала должность канцлера, восстановленая в 1316 г. Канцлер руководил королевской канцелярией, хранил печать, удостоверял все королевские акты, следил за соответствием приказов и распоряжений ордонансам, представлял корону в Генеральных штатах, в дипломатических сношениях, оставался главой коронной юстиции, назначал судей, руководил советами феодалов.

В центральной администрации появились и новые должности с новыми общегосударственными функциями. Для управления финансами созданы были чины государственных казначеев (для обычных дел) и генералов финансов (для экстраординарных сборов). В королевской канцелярии с конца XIII в. появляются должности тайных секретарей, или секретарей-нотариусов, которые вели дела Королевского совета. Трое из них стали даже особо назначенными специалистами — правителями дел Совета. Для обеспечения тайны дел в начале XV в. четыре секретаря специально были приставлены к финансовым решениям. В конце XV в. они получили право лично представлять документы на подпись королю, а один (секретарь руки) — даже подписывал за монарха, подражая его почерку.

Так было положено начало новой министерской администрации.

Основным органом принятия государственно-политических решений стал Совет короля. Совет не был постоянным по составу, в него призывали королевских администраторов, прелатов, городскую знать. После кризиса 1314 г. знать добилась права присутствовать в Совете. В 1316 г. Совет стал Большим советом, в котором наряду с легистами заседали 24 представителя светской и духовной знати. Остальных назначали особые комиссии, и они носили звание советников короля. Собирался Совет раз в месяц. Однако с начала XV в. король переключил Совет преимущественно на разбор дел королевской юрисдикции. Со временем политическое значение его упало (для выражения требований сословий и знати были Генеральные штаты). В 1497 г. Совет окончательно был сделан учреждением юстиции и составлялся из чиновников. Наряду с Большим советом при дворе оформился Тайный совет короля, куда приглашались исключительно по королевскому желанию.

В местном управлении прежние должностные лица (прево и бальи) потеряли к XIV в. свое значение, свои финансовые полномочия, а затем и административные;

они стали королевскими управляющими в домениальных владениях, а в силу этого и судьями. С кон. XIV в. бальи получили право назначать себе заместителей (лейтенантов). С 1498 г. лейтенанты стали назначаться непосредственно королем и вытеснили бальи из администрации, С XIV в. возник и новый чин «генеральных заместителей» (лейтенантов) — почти всегда из знати или принцев крови. Они делались как бы представителями всех прав короля в той или другой местности с правами помилования, издания указов, назначения податей. В XV в. число генерал лейтенантов возросло, почти во всех приграничных провинциях к ним перешло местное управление и они стали представителями новой централизованной администрации. К нач. XVI в. стабильно существовало таких новых «губернаторств».

В отдельных областях Франции существовали также невыборные органы местного сословные представительства духовенства, дворянства и городов: Советы, Парламенты, Люди сословий. К середине XV в.

закрепилось общее название - Штаты провинций. С сер. XV в. корона начала их ликвидацию.

Благоприятные возможности для дальнейшей централизации и национального объединения Франции сложились с окончанием Столетней войны. С сер. XV в. королевская власть последовательно ограничивала территориальный и сословный сепаратизм.

С IV в. на престоле Франции династия Валуа - боковая ветвь Капетингов. Решительные шаги в национальном политическом объединении были сделаны Людовиком XI (1461 — 1483 гг.). Корона одержала победу над союзом территориальных магнатов во главе с герцогами Бургундии — Лигой общественного блага. К Франции были присоединены Прованс с крупными средиземноморскими портами, в кон. XV в. — Бретань. К нач.

XVI в. Франция - самое крупное и населенное государство Европы.

Монархия XVI в. стала центром государственного единства страны.

Особую роль сыграло подчинение членов королевской фамилии, принцев королевскому двору (1,5 тыс. чел.). Он стал важным инструментом сращивания политических интересов короны, знати и дворянства, а вместе с тем и контроля за привилегированными сословиями.

Серьезный раскол не столько по территориальному, но социальному и религиозному признаку в королевстве наступил в сер. XVI в. после распространения во Франции идей Реформации. Движение гугенотов (сторонников Кальвина) получило поддержку со стороны разных общественных сил, недовольных политикой Валуа. Даже при дворе сложились противоположные по интересам политические группировки.

Государственный раскол сопровождался рождением новой монархической политической идеи движения гугенотов: народ существовал прежде королей, создал вождей для собственного блага, во всех странах короли обязаны своим существованием народному избранию, король вправе принимать важные решения с согласия народных представителей. Религиозный раскол в государстве приобрел и организационную форму. В 1576 г. для борьбы с протестантизмом сложилась Католическая лига во главе с герцогами Гизами.

Новая ассоциация выдвинула программу борьбы за прежние права провинций, Генеральных штатов;

принадлежность к Лиге была объявлена для католиков обязательной. На протяжении полувека Францию потрясали Религиозные войны (1562 — 1594) между католиками и гугенотами, в которых участвовали иностранные государства, наемные отряды.

Религиозно-политическое перемирие было достигнуто в правление Генриха IV (1594 — 1610), основателя династии Бурбонов. Нантский эдикт 1598 г. установил в королевстве условное равноправие двух вероисповеданий: католицизм объявлялся официальной религией, но протестанты получали гражданские права, свободу богослужений. В качестве гарантии их свобод за гугенотами сохранялись права на свои ассамблеи, крепости и гарнизоны. По существу образовалось государство в государстве по религиозному признаку. Политическая организация гугенотов была ликвидирована только в 1628 г. после захвата и разгрома их крепостей.

Государственная централизация в основном завершилась.

Одной из предпосылок преобразований государственно административной системы стал переход к новой армии был обусловлекак следствие военных неудач Столетней войны. Наряду с феодальной армией, реорганизуемой на началах наемной службы, стала формироваться королевская армия. Реформа Карла VII в 1439 — 1445 гг. запрещала феодалам иметь собственные наемные отряды и крепости, сражаться вне Франции. Было создано 15 рот солдат, вольнонаемных дворян (каждая по копий), во главе с капитаном. Капитаны приносили клятву верности королю.

Жалование и обмундирование оплачивалось. Каждая рота размещалась в большом городе. В 1448 г. было положено начало собственно «национальной» армии из рекрутов, каждая община должна была выставить стрелка за свой счет. Сбором армии и ее оснащением руководили местные власти.

В XV — XVI вв. сформировалась единая система государственных финансов. До XIV в. доходы короля были составлены из чисто феодальных по источнику поступлений: доходов от домена и сборов с вассалов. С 1439 г.

был установлен постоянный прямой налог — талья — на содержание армии.

Духовенство и дворянство ее не платили. Размер тальи основывался на обычае, но с конца XV в. право короля повышать налог реально не оспаривалось. Помимо этого, были особые королевские налоги. В XV в. на юге был введен поземельный налог. С этого же времени развивалась и система косвенных налогов – габель (налог на соль).

До XV в. финансовая администрация находилась в зачаточном состоянии. В XVI в. для общего управления четырьмя казначеями и четырьмя генералами финансов (для руководства 4 областями королевства) была введена должность сюринтенданта, казначея и генерала в одном лице.

Вместе с прежними он составлял Совет по финансам, главной обязанностью которого была разработка и ведение бюджета. В 1523 г. была создана единая королевская казна. Ею руководил казначей, подчинявшийся только королю.

Распоряжаться средствами могли только Совет или суперинтендант финансов. Помимо этого, под управлением парламентов были 3 окружные счетные палаты;

Парижская палата играла роль общегосударственной.

Палаты контролировали расходы и счета, управляли королевским доменом, а также обладали юрисдикцией по финансовым делам, включая уголовную.

В центральной администрации возросла роль королевского совета.

Составляли его традиционно: принцы крови и пэры, высшие должностные лица короля, советники, избранные из низших администраторов. Короли, которые правили более самовластно, принцев не созывали;



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.