авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |

«УТВЕРЖДАЮ Декан юридического факультета _Александров И.В. «_»_ 200 г. ...»

-- [ Страница 7 ] --

Также одним из ранних источников права являлись – собрания феодальных обычаев и правил («Свод обычаев Барилоны» 1067 г., «Правила обычаев и прав монастырских» 997 г. и др.) Начиная с XIII в., стали предприниматься со стороны юристов практиков попытки определенной систематизации кутюмов в виде сборников обычаев. Около 1255 г. был составлен «Большой сборник обычаев Нормандии»;

в 1273 г. кутюмы Орлеана, Оверни и Анжу были собраны в сборник, получивший название «Учреждения Святого Людовика», куда вошли также некоторые ордонансы этого короля и извлечения из римского и канонического права. Широкой известностью пользовался сборник «Кутюмы Бовези» (1282 г.), составленный Бомануаром, считавшимся первым теоретиком французского права. В 1389 г. появляется «Большой сборник обычаев Франции». Но все эти сборники были частными систематизациями и не имели официального признания.

В процессе объединения страны и усиления королевской власти предпринимаются меры по упорядочению кутюмного права. В результате во второй половине XV и в XVI вв. появились официальные утвержденные королем сборники кутюмов, среди которых наибольшим значением пользовались кутюмы Парижа. Но и за этими сборниками не была признана общеобязательная сила для всей страны.

Особенностью Франции было то, что вплоть до ликвидации феодализма страна не знала единой правовой системы. В зависимости от источников права страна делилась на две части: к югу от реки Луары – «страна писаного права», так как там действовало римское право, приспособленное под влиянием обычаев к новым условиям;

к северу – «страна обычного права», так как здесь основным источником права были местные обычаи – кутюмы.

Письменными источниками права являлись также акты королевской власти: указы, эдикты («Нанский Эдикт» 1598 г., «Эдикт Людовика XIII»

1641 г.), ордонансы («Великий мартовский ордонанс» 1357 г., Ордонансы 1303, 1306, 1498, 1629 гг. и др.). До второй половины XVII в. королевское законодательство не отличалось систематизацией и классификацией содержащегося в нем материала, зачастую королевское законодательство страдало декларативностью. К середине XVI в. накопилось так много королевских ордонансов, что Генеральные штаты потребовали от короля их кодификации, итогом которой явилось создание кодекса Генриха III 1587 г.

Данный кодекс представлял собой частное произведение, которое пользовалось большой популярностью в судах. При короле Людовике XIV кодификационные работы поднимаются на более высокую ступень. Был даже создан специальный совет по реформе законодательства. Несмотря на это королевские законодательные акты не смогли внести во французское право системности, так как затрагивали сравнительно небольшой круг общественных отношений.

Источником права, который вносил единообразие, являлось римское право, имевшее здесь достаточно глубокие исторические корни. Если на «Юге» оно выступало в качестве основного источника права, то на «Севере»

оно восполняло пробелы обычного права. На всей территории Франции римское право воспринималось как источник «писаного разума». Настоящий ренессанс римского права во Франции начинается с XIII в. на юге страны, что было обусловлено активной деятельностью здесь школы глоссаторов римского права.

Отношение французских королей к римскому праву на ранних этапах было двояким. С одной стороны, они использовали отдельные формулы римского публичного права для укрепления собственной власти, с другой – применение римского права могло быть истолковано, как признание верховенства римско-германской императорской власти. Поэтому римское право то запрещалось для преподавания в Парижском университете, то вновь разрешалось.

Постепенно по мере упадка местных обычаев на юге Франции, римское право стало признаваться в качестве общего права и все больше проникало в судебную практику. К XVI в. во Франции сложилась своя собственная школа римского права, которая получила название школы гуманистов.

Наряду с римским правом на развитие французского феодального права оказало известное влияние каноническое (церковное) право. Расцвет канонического права во Франции приходится на XII – XIII вв., когда значительно расширилась компетенция церковных трибуналов над светским населением. Каноническое право оказало влияние на развитие гражданского права, особенно в области семейных отношений. Кроме того, каноническое право способствовало внесению единства в разнообразные обычаи отдельных местностей.

В дальнейшем, по мере укрепления королевской власти сфера действия канонического права во Франции начинает сужаться. Королевский ордонанс 1539 г. вообще запретил церковным судам рассматривать дела, касающиеся светских лиц. Однако позднее к числу королевских полномочий было отнесено придание обязательной силы нормам канонического права.

В основу действия канонического права были положены следующие принципы: в отношении старого канонического права, которое было включено в свод канонического права (1582 г.), действовала презумпция, согласно которой оно молчаливо признается королевской властью. Все остальные нормы канонического права требовали специальной королевской санкции.

Немалое значение в период средневековья во Франции имело городское право, которое рассматривалось как своего рода обычное право.

Оно отличалось значительным разнообразием, но были присущи и общие черты. Основным источником городского права на ранних периодах являлись городские хартии, которые имели нормативный характер и отражали компромисс городского населения Франции с королем или отдельными сеньорами. В хартиях содержались в основном важные права и свободы граждан, не защищенные обычным феодальным правом (право на жизнь, имущество и т.п.), а также регламентировалась торгово-ремесленная деятельность горожан.

Однако по мере развития внутренней и международной торговли, стали видны очевидные недостатки городского права, которое носило местный партикулярный характер. Вследствие этого с XII в. отношения между купцами и торговцами начинают регулироваться нормами международного морского и торгового права («Реестр торговых и морских обыкновений», составленный в XIII в.).

Основным источником права Германии, как и во Франции, был обычай.

В XIII в. предпринимаются попытки записей этих обычаев. Наиболее известными из них являются «Саксонское зерцало» и «Швабское зерцало».

Нормы и принципы данных сборников применялись зачастую далеко за пределами мест, где они были созданы.

«Саксонское зерцало» было написано в 1225 г. и объединяло наиболее распространенные нормы обычного права и судебной практики северо восточной Германии. Оно состояло из двух частей: «земского права» и «ленного права». Первая часть содержала нормы как обычного права, так и императорского законодательства, регулирующие гражданские, уголовные, процессуальные и государственно-правовые отношения между свободными гражданами шеффенского сословия. Вторая – регулировала отношения вассалитета между феодалами.

В данном документе практически не содержалось ссылок на римское, городское, торговое право и имелись лишь небольшие ссылки на церковное право. «Саксонское зерцало» применялось во многих германских землях и городах. На него ссылались нередко вплоть до конца XIX в.

«Швабское зерцало» (принято во второй половине XIII в.), регулировавшее приблизительно те же вопросы, преобладало на юге Германии.

В период феодальной раздробленности высокой степенью единообразия отличалось германское городское право, так как несколько ведущих городов формулировали общие правовые нормы и принципы. Эти так называемые «материнские» решения судов направлялись в «дочерние» города по их просьбе. В результате такой практики в Германии образовалось две «семьи»

городского права – любекское и магдебургское. Любекское право применялось в городах Северного и Балтийского регионов, а магдебургское право действовало в восточных землях. Наибольшую известность получили нормы магдебургского права, посланные в Бреслау в 1261 г. (64 статьи) и в Герлиц в 1304 г. (140 статей). Впоследствии магдебургско-бреслауское право было систематизировано и издано в пяти книгах (около 500 статей).

Из городского права постепенно выделялись торговое право (или «право купцов»), ставшее универсальной системой, в которой нашли отражение черты национального права. Особенно большое количество норм торгового права содержалось в статутах городского права XIII в. городов Ганзейского союза. Широкий авторитет приобрели законы Висби (принятые в 1350 г.), в которых регулировались вопросы морской торговли.

Особое место торговое право занимало в северо-итальянских землях Германии, где были образованы городские коммуны, объединенные в так называемую Ломбардскую лигу (Венеция, Балонья, Милан и др.). Торговое право здесь было систематизировано («Книга обычаев» Милана 1216 г.).С конца XV в. общепризнанным источником права империи стало римское право, что способствовало установлению определенного правового единства.

К источникам права относились также каноническое право, международные договоры, княжеское законодательство и различного рода кодифицированные акты, содержавшие нормы уголовного, наследственного и торгового права.

Феодальному праву Англии, в отличие от других стран Западной Европы, была свойственна казуистичность, запутанность, громоздкость, что объяснялось наличием своего, особенного, пути развития права и, в частности, отсутствием влияния римской правовой мысли.

В раннефеодальных государствах Британии основным источником права был обычай. В некоторых из них были изданы сборники обычаев с включением норм, утвержденных государственной властью: Правда Этельберта (601-604 гг.), Правда Инэ (VII в.), Правда Альфреда (IX в.), Законы Кнута (XI в.). Во всех сборниках ярко прослеживается процесс социального расслоения англосаксонского общества и постепенная его феодализация.

Начиная с IX в. в качестве основного гаранта «королевского мира»

выступал сам король и устанавливалась его высшая юрисдикция по целому ряду правонарушений. Это положило начало формированию единого английского «общего права» (common Law). Первоначально каждый королевский «указ» издавался по конкретному, определенному делу, но начиная с XIII в. королевские указы настолько стали многочисленными, что возникла необходимость в их систематизации. В результате такой работы появился «Реестр указов», который играл роль справочника по «общему праву».

После нормандского завоевания старые англосаксонские обычаи, носившие местный, территориальный характер, продолжали действовать. Но в дальнейшем развитие английской правовой системы пошло по пути преодоления партикуляризма и создания общего права для всей страны.

Особую роль в этом процессе сыграли разъездные королевские судьи. При рассмотрении дел на местах они руководствовались не только законодательными актами королей, но и местными обычаями и практикой местных судов. Возвращаясь в свою резиденцию, разъездные судьи в процессе обобщения судебной практики вырабатывали общие нормы права.

Постепенно из практики королевских судов сложились единообразные нормы права, так называемое «общее право». В королевских судах стали составлять протоколы судебных заседаний, «свитки тяжб», которые потом сменили сборники судебных отчетов. Именно в это время (XIII в.) зарождается основной принцип «общего права»: решение вышестоящего суда, записанное в «свитки тяжб», является обязательным при рассмотрении аналогичного дела этим же или нижестоящим судом. Этот принцип стал называться судебным прецедентом.

Начиная с XV в. в Англии формируется так называемое «право справедливости». В случае, если кто-либо не находил защиты своих нарушенных прав в судах «общего права», он обращался к королю за «милостью» разрешить его дело «по совести». С возрастанием таких дел был учрежден суд канцлера (1474 г.) – «суд справедливости». Судопроизводство осуществлялось канцлером единолично и в письменной форме. Формально канцлер не руководствовался никакими нормами права, а лишь внутренним убеждением, вместе с тем при вынесении решений он использовал принципы канонического и римского права. «Право справедливости» дополняло «общее право», восполняло его пробелы. «Право справедливости» также базировалось на принципе прецедента.

«Право справедливости», в отличие от «общего права», не обладало жесткой детерминированностью, а оставляло решение многих судебных вопросов на откуп судьям, что в свою очередь привело к созданию ряда принципов, которые в XVII в. были сведены в определенную систему, сохранившую свое значение и до сегодняшних дней. Среди этих принципов главное место занимает то, что «право справедливости» – это «милость короля». «Право справедливости» было создано не для изменения «общего права», а для того, чтобы придать ему большую эффективность путем отступления от старых формальных правил.

Источником английского феодального права являлись также статуты, законодательные акты центральной власти. Совокупность актов короля и актов, принятых совместно королем и парламентом, получила название статутного права. Отличие парламентских актов от других источников права средневековой Англии состояло в том, что их законность не могла обсуждаться в судебном порядке. Понятие статут, приближенное к современному парламентскому праву, появилось лишь в 1327 г.

Среди источников феодального права Англии особое место занимает торговое и каноническое право. Они складывались на международной правовой основе, так как формализм и консервативность «общего права» не способствовали развитию рыночных отношений. В основном торговое право развивалось в портовых городах Англии, которые с конца XIII в. становятся важными центрами международной торговли, особенно по продаже шерсти и сукна. Так, например, в 1353 г. был принят специальный статут об оптовой торговле и городских торговых судах. В 1471 г. английский парламент постановил, что все лица, связанные с ярмарками, имеют право требовать суда «запыленных ног», т.е. ярмарочного суда суммарной юрисдикции с упрощенной судебной процедурой, обеспечивающей скорое решение дел («от прилива до прилива»).

Роль канонического права и деятельность церковных судов в различные исторические периоды средневековой Англии постоянно менялась, что объяснялось сложными взаимоотношениями и непрекращающейся борьбой светских и церковных феодалов за расширение своей власти. Под юрисдикцию церковных судов попадали многочисленные дела, связанные с церковной собственностью, брачно-семейными отношениями, завещаниями и богохульством. Иерархи церкви пытались расширить юрисдикцию церковных судов, но королевская власть вела решительную борьбу с подобной практикой. Несмотря на это, вплоть до XVI в., до установления англиканской церкви, никто не отвергал законность папской юрисдикции в вышеперечисленных делах.

Основным объектом вещных прав была земля. В феодальном праве существовало два основных вида вещных прав на землю: право собственности и право держания.

Частная собственность на землю (аллод) прежде всего утвердилась в среде феодальной знати. Аллод – форма земельной собственности, не обусловленная несением каких-либо обязанностей;

земля свободно могла отчуждаться и передаваться по наследству. Данная форма земельной собственности была характерна лишь для раннего средневековья.

По мере развития феодализма основной формой права на землю становится держание, полученное от вышестоящего владельца и связанное целым рядом условий. Держания были: свободные и несвободные;

благородные и неблагородные.

Свобода и несвобода земельного держания определялись способами владения земельной собственностью. Благородные (дворянские) держания были в форме бенефиция – имущества, находившегося лишь в пользовании владельца. Оно давалось на условиях несения службы, по наследству не передавалось и со смертью владельца возвращалось собственнику. В IX в.

бенефиций становится наследственным держанием, названным в X в.

феодом, леном, фьефом. В X – XI вв. получил распространение процесс инфеодации, т.е. передачи аллодов их собственниками королю или крупным феодалам с получением их обратно в виде феодов.

В XI в. феод становится наиболее характерной формой земельной собственности во Франции.

Феод – благородное наследственное земельное держание с обязанностью сторон (держателя и сеньора) друг перед другом, с полным правом держателя на владение и пользование и ограниченным правом распоряжения землей. Наследовали феод только лица мужского пола, а с XII в. – лица обоего пола.

Однако существовали определенные ограничения в распоряжении землей: для отчуждения земли необходимо согласие сеньора (с XII в. такое согласие не требовалось при условии уплаты рельефа);

требовалось согласие сеньора в случае передачи части феода и его отчуждения в пользу церкви;

сеньору принадлежало право возврата феода из владения приобретателя, с возмещением последнему уплаченной суммы;

распоряжение земельным владением ставилось под контроль родственников.

В крестьянской среде на правах собственности находился «серваж» – земельное владение серва – неотчуждаемое, переходящее по наследству, с правом крестьянина владеть и пользоваться землей и обязанностью ежегодной уплаты оброка феодалу. Другой формой являлась «цензива» неблагородное, земельное владение виллана, наследственное, неотчуждаемое с обязанностью цензитария нести строго фиксированные повинности в пользу сеньора.

Главное отличие цензивы от феода в том, что держатель феода являлся получателем земельной ренты, а держатель цензивы – ее плательщиком.

Право феодальной собственности на землю сочеталось с элементами общинного землепользования. Свободная крестьянская собственность на землю полностью исчезла.

Феодальная собственность на землю была неразрывно связана с владельческими правами крестьян, поскольку для феодала земля представляла ценность не сама по себе, а в соединении с работником, ее возделывающим. Эти права были ограниченными, но постоянными.

Крестьянин не мог отчуждать свой земельный надел без согласия сеньора, но и последний не мог произвольно сгонять с земли крестьянина. С XIII в.

форма крестьянского землепользования меняется – серваж вытесняется цензивой. Крестьянин-цензитарий освобождался от личных повинностей и получил большую свободу распоряжения землей. С согласия феодального собственника и с уплатой особой пошлины он имел право продавать, дарить, закладывать и иным путем переуступать свою цензиву при условии, что ценз исправно выплачивается.

Держатель цензивы должен был периодически признавать зависимость своего участка от сеньора, нести определенные повинности в его пользу, отдавать 1/10 дохода с земельного участка, выполнять барщину в течение 3 12 дней в году;

сеньор имел право на ренту, то есть определенный налог с каждого нового владельца, который он получал помимо ценза, право охоты на землях крестьян и др.

При смене владельца все повинности, лежащие на цензитарии, переходили к новому лицу.

Обязательственные отношения. В период феодальной раздробленности договорные отношения во Франции развивались медленно в силу замкнутости феодального хозяйства и территориальной раздробленности страны. Купля-продажа имущества была редким явлением. Часто договор дарения маскировал сделку купли-продажи. Получатель подаренного имущества принимал на себя обязательство передать его дарителю в знак благодарности. Договор дарения использовался также для обхода ограничений на завещания.

Крупные сделки купли-продажи с XII в. начинают составляться в письменном виде, а в последующем – утверждаться нотариусами. С XIII в., с развитием торгового оборота, договор купли-продажи возникал с момента его заключения сторонами, в том числе на вещи, которые еще не были изготовлены.

Наиболее тщательно регламентировались сделки с землей. При купле продаже земли за сеньором всегда признавалось право преимущественной покупки продаваемого вассалом феода. Кроме того, продавец и его родственники в течение установленного срока имели право выкупа проданной земли.

В период абсолютизма получает распространение договор найма (аренды) земли. Такая форма эксплуатации крестьян давала дворянству большую выгоду, так как размер арендной платы не был определен обычаем и мог повышаться. Кроме того, в отличие от цензивы земля, сданная в аренду, по окончании срока договора возвращалась в распоряжение сеньора.

К концу XVIII в. набирающая силу буржуазия все чаще прибегает к краткосрочной аренде (на 5-10 лет). Арендные отношения стали охватывать все более широкий круг имуществ. Зачастую в аренду за соответствующую плату (на определенный срок) предоставляли право на баналитеты или различные виды феодальной ренты.

Существенное значение в феодальном праве Франции занимал договор займа. Первоначально использовалась римская формула займа, связанная с самозакладом должника. Однако она не получила должного распространения. Крупнейшим кредитором стала выступать церковь, поскольку каноническое право запрещало взимание процентов. Но сама же церковь всячески обходила данный запрет. В XIV – XV вв. во Франции в качестве заимодавцев начинает выступать городская верхушка, ростовщики, которые зачастую ссужали деньги крупным феодалам и самому королю. В период абсолютной монархии ростовщичество приобрело настолько огромные размеры, что вызывало недовольство со стороны дворян. Король запретил закладывать имущество, если оно сопровождалось передачей кредитору заложенной земли.

Феодальные поземельные отношения в Германии так же, как и во Франции, регулировались сложной иерархией вассальных связей.

Особенностью германского ленного права являлось то, что леном могли быть наделены сразу двое, один человек получал лен во владение, другой - право «ожидания», т.е. право получения лена, если его владелец не оставит законного наследника.

В Германии правом собственности на землю обладали не только князья и графы, но и часть свободного крестьянства, относившаяся к шеффенскому сословию. Формы зависимого крестьянского владения были более разнообразные. Лично свободные крестьяне (чиншевики) держали землю от феодалов на условиях уплаты чинша в денежной или натуральной форме. Это владение могло быть либо пожизненным, либо наследственным. Крепостные крестьяне находились в полной зависимости от феодалов, их можно было отчуждать вместе с землей, они не могли вступать в брак без согласия господина и т.д.

Распространение римского права привело к приравниванию чиншевого землевладения к краткосрочной аренде, что ограничивало права крестьян на владение и пользование землей и позволяло феодалам увеличивать повинности.

Одновременно появляется такой институт собственности, как собственность «с обременением», когда владелец земли получает возможность свободно отчуждать землю, но всякий новый собственник обязан уплачивать часть дохода с земли первоначальному собственнику, стоящему в начале цепочки.

Влияние римского права сказалось и на обязательственном праве Германии. Все заключенные договоры должны были носить письменную форму.

В первых сборниках обычного права («Саксонское зерцало») договорные отношения были разработаны слабо, упоминались различного рода сделки: купли-продажи, ссуды, личного найма и т.д. Договоры, связанные с передачей имущества, заключались, как правило, в суде, где суд удостоверял факт совершения сделки. Это придавало определенную юридическую силу подобного рода договорам. Затем под влиянием римского права договоры стали заключаться в письменной форме.

С развитием товарно-денежных отношений стали появляться новые гражданско-правовые нормы, в которых сделки купли-продажи движимых вещей начали предусматривать защиту прав добросовестного приобретателя.

Так, например, собственник доверивший свою вещь человеку, который продал ее третьему лицу, лишался права на иск к покупателю.

В ленном праве обязательственные отношения по-прежнему регулировались на основе вассалитета, то есть лицо, принесшее присягу верности господину, являлось его «обязанным».

В городском праве подробную регламентацию получил договор купли продажи, в том числе в кредит, а также договоры залога и ссуды, поручения и комиссии. Подробно регламентировался порядок взыскания долгов по различным договорам. Кредитору разрешалось использовать различного рода собственные методы воздействия для возвращения долга с единственной оговоркой – «нельзя мучить». Особенностью, отличавшей городское право от ленного и церковного, было то, что сын освобождался от уплаты долга умершего отца, если ему не сообщили об этом долге «как требуется по закону».

Свобода завещательного распоряжения ограничивалась ценой и требованием «пребывания в здравом состоянии».

Английскому средневековому вещному праву известно деление имущества на движимое и недвижимое, но более распространенным и традиционным было деление вещей на реальную собственность и персональную собственность. Реальная собственность защищалась реальными исками, в случае успеха которых утраченная вещь возвращалась владельцу. К реальной собственности относились родовая недвижимость, а также такие права на землю, которые носили характер свободного держания феодального владения от короля или от другого лорда. Персональная собственность защищалась персональными исками. К ней относились все прочие вещи.

Земля занимала особое место в английском праве. Земельные права определялись двумя главными понятиями: владение, держание и объем владельческих прав, правовых интересов.

«Общее право» выделяло два вида свободных держаний:

непосредственно от короля – баронии, которые предоставлялись «головным держателям»;

свободные рыцарские держания от «головных держателей».

И первое, и второе в равной мере было зависимым от короля. С точки зрения правомочий собственника, «общее право» выделяло три категории держателей: 1. Держание «фри-симп» – можно владеть и распоряжаться, и лишь при отсутствии наследников оно возвращалось сеньору как выморочное имущество. 2. Условные земельные владения. 3. Заповедные держания – держания, которыми нельзя было распоряжаться, и которые переходили по наследству только нисходящему родственнику, обычно старшему сыну (принцип майората).

Свою специфику имело правовое положение крестьянского надела.

Лично зависимые крестьяне получили наименование вилланов. Виллан не мог иметь никакого имущества, которое бы не принадлежало господину. За право пользования наделом вилланы должны были нести различные повинности. Различались «полные вилланы», чьи повинности были не определены и устанавливались феодалом произвольно, и «неполные вилланы», чьи повинности были точно фиксированы, феодал не мог их превысить или согнать виллана с земли. Виллан имел право судиться со своим господином в королевском суде.

Со временем возникает новая форма крестьянского землевладения копигольд. Это было крестьянское владение землей на основе обычая феодального поместья (манора), предоставляемое крестьянину (копигольдеру) путем выдачи ему выписки из протокола манориального суда, подтверждавшей его право владения участком. По своей природе копигольд носил характер наследственной аренды.

Существовали и крестьянские земли, свободные от повинностей в пользу феодалов – фригольд. Фригольд – владение землей, полученной на условиях несения рыцарской службы или по праву личной службы, а также землевладение свободного крестьянина.

Чисто английским институтом вещного права, возникшим в XII - XIII вв. был институт доверительной собственности (траст), по которому одно лицо передавало имущество другому с тем, чтобы получатель, сделавшись формально его собственником, управлял имуществом и использовал его в интересах прежнего собственника или по его указанию.

В связи с развитием капиталистического уклада в начале XVII в. в Англии появилось два вида компаний в сфере торговой деятельности. К первому виду относились объединения частных лиц, которые вели дела за счет собственных средств, а компания устанавливала для них общие правила торговли и осуществляла их охрану. Ко второму типу компаний относились те компании, которые имели ряд привилегий от королевской власти (частичное субсидирование и правовое регулирование).

В Англии накануне буржуазной революции сравнительно широкое развитие получили мануфактуры как первичная форма капиталистического производства, основанного на ручном труде. Мануфактуры образовывались в портовых городах и деревнях, где отсутствовал цеховой строй.

Договорные отношения в Англии начали складываться еще в англосаксонский период, однако в связи с распространением ленной, вассальной зависимости понятие договора, требующего соглашения двух формально равноправных сторон, так и не сложилось. В первых сборниках англосаксонских обычаев, например в Правде Инэ, можно найти положения об ответственности продавца за качество продукции, о споре между истцом и ответчиком. Однако данные положения в большей степени можно отнести к области административного права, чем договорным отношениям. Договор в английском праве отличается от понятия простого соглашения (например, о какой-либо услуге). В результате в английском праве действовал принцип, что всякий договор – это соглашение, но не всякое соглашение – договор.

С возникновением рыночных отношений в английском праве стали складываться и развиваться обязательства из деликтов и исков.

Средневековому английскому обязательственному праву известны в числе прочих следующие формы исков: иск о долге, иск об отчете (лица, которому были доверены чужие деньги), иск о соглашении (требование к должнику исполнить обязательство, установленное соглашением сторон), иск о защите словесных соглашений. Впоследствии, по мере развития рыночных отношений, появляются и такие иски, как иск о «правонарушении», иск «о принятии на себя» и др.

Брак и семья во Франции до XVI в. регулировались исключительно церковными правилами. Лишь в XVI - XVII вв. королевская власть, стремясь усилить государственное воздействие на брачно-семейные отношения, отступила от церковных норм в части заключения брака. Брак стал рассматриваться как акт гражданского состояния. Было пересмотрено правило, согласно которому при вступлении в брак не требовалось согласия родителей. В XVII в. родители получили право обращаться в Парижский парламент с жалобой на действия кюре, заключившего брак без их согласия.

Брачный возраст был установлен в 13-15 лет для мальчиков и в 12 лет – для девочек. Для заключения брака формально требовалось согласие сторон, а также их родителей. Лишь при достижении юношами 30-летнего, а девушками 25-летнего возраста последнего не требовалось.

Недействительными считались браки духовенства и монашествующих лиц, браки с лицами, не получившими крещения;

браки между родственниками;

браки, заключенные под влиянием насилия или ошибки, исключающих возможность согласия на брак с данным лицом.

Существовало понятие незаконного брака (брак, заключенный после помолвки с другим лицом, или в постный день, а также без предварительного публичного оглашения). В указанных случаях, хотя брак и считался незаконным, но он сохранял силу;

супруги подлежали церковному наказанию.

Для действительности брака обязательным был церковный обряд, что фиксировалось в постановлениях церковных соборов, начиная с XI в.

Тридентский собор 1545 г. объявил недействительными браки, заключенные без церковного благословения.

Супруги были обязаны к совместному проживанию и к соблюдению супружеской верности. Супруг, покинувший дом и семью мог быть затребован обратно с помощью церковных и светских властей. Супружеская измена рассматривалась как правонарушение, дававшее оскорбленному супругу право на раздельное жительство.

Главой семьи считался муж, которому жена должна повиноваться и которому разрешалось подвергать ее телесным наказаниям. Жена не имела дееспособности, ей запрещалось совершать юридические сделки даже с согласия мужа. Было лишь два исключения: жена могла заключать договоры лишь для выкупа мужа из плена и выдавать приданное своим дочерям в отсутствии мужа. По догмам церкви брак мог быть прекращен только после смерти одного из супругов;

развод не допускался.

По кутюмам общим имуществом супругов управлял и распоряжался муж как глава семьи. В областях, где действовало писаное право (римское право), общности имущества супругов не существовало.

Родительская власть по кутюмам рассматривалась как опека над детьми.

В случае смерти отца право опеки переходило к матери. Родительская власть прекращалась с достижением совершеннолетия или вступлением детей в брак.

На юге Франции, где действовало писаное (римское право) право, закреплялась сильная власть отца, которая длилась до его смерти, независимо от возраста детей. Дети не могли совершать юридические акты без согласия домовладыки. Отец имел право просить у королевской администрации заключения в тюрьму непокорных детей.

Феодальные отношения сказались на порядке наследования. При наследовании по закону наиболее характерным институтом во Франции был майорат, то есть передача по наследству земельного имущества умершего старшему сыну, позволявшая избегать дробления феодальных сеньорий и крестьянских хозяйств. На наследника возлагалась обязанность помогать своим несовершеннолетним братьям и выдать замуж сестер.

Движимое имущество, а также благоприобретенную недвижимость, наследовали кровные родственники. В первую очередь призывались к наследованию нисходящие (дети, внуки), между которыми имущество делилось поровну, независимо от пола и возраста. При отсутствии нисходящих родственников имущество наследовали восходящие (родители);

если не было восходящих, к наследству призывались боковые родственники (братья и сестры).

Родовое имущество могли наследовать только нисходящие и боковые родственники. В отношении последних действовало правило: «отцовское имущество – отцовской родне, материнское – материнской». Что касается наследственных прав жены, то она получала либо долю общего супружеского имущества, либо то имущество, которое было назначено ей мужем в виде брачного дара при заключении брака.

Наследование по завещанию получило распространение сначала на юге Франции, где действовало рецептированное римское право. Под воздействием церкви завещание стало повсеместно проникать и в обычное право.

Передать имущество посторонним с устранением законных наследников завещатель не мог. Для того, чтобы воспрепятствовать переходу родовых имуществ в посторонние руки при жизни наследодателя, его законным наследникам было предоставлено право выкупа имений, проданных на сторону.

Семейное право средневековой Англии определялось интересами охраны и защиты феодального землевладения. Как и в других странах Европы этого периода, в Англии оно регулировалось нормами канонического права – например, церковная форма брака, запрещение развода и двоеженства и пр.

Английская средневековая семья носила патриархальный характер.

Имущественные отношения регулировались «общим правом». Движимое имущество женщины при вступлении в брак переходило к мужу, в отношении недвижимого имущества устанавливалось его управление. Муж мог владеть и пользоваться недвижимым имуществом жены и после ее смерти, если у них были общие дети. Замужняя женщина не имела права на самостоятельное заключение договоров, на выступление в суде в свою защиту. Замужние женщины в крестьянских, ремесленных и купеческих семьях пользовались большей дееспособностью – они могли управлять своим имуществом, заключать сделки, заниматься торговлей. В случае бездетности имущество жены после ее смерти возвращалось ее отцу или его наследникам.

Обычным англосаксонским правом развод признавался, хотя каноническое право его не допускало, разрешая лишь при определенных обстоятельствах раздельное проживание супругов. В случае развода или в случае смерти мужа женщина, уходя из семьи мужа, получала свою долю семейного имущества. В исключительных случаях развод мог быть, вероятно, разрешен римским папой, а в последствии английским парламентом.

Тяжелым было положение внебрачных детей, так как они не имели никаких прав не только в отношении отца, но и матери: даже узаконение их последующим вступлением в брак родителей было запрещено. Мертонский статут 1235 г. прямо запретил узаконение внебрачных детей.

Английское средневековое «общее право» в начальный период знало наследование только по закону. Наследование по завещанию появилось несколько позже. Оно фактически было введено вместе с институтом доверительной собственности, который стал со временем определять весь порядок получения наследства несовершеннолетними и по закону, и по завещанию, так как в любом случае требовалось назначение доверительного собственника для управления этим имуществом. Только в 1540 г. было впервые разрешено беспрепятственно распоряжаться недвижимостью по завещанию.

При наследовании по закону утвердился принцип майората – передача по наследству земельной собственности старшему сыну, а при его отсутствии – старшему в роде. Наследование по завещанию в некоторых местностях ограничивалось – запрещалось устранять от наследования законных наследников. Как правило, движимое имущество делилось на три части: 1/ шла жене, 1/3 – детям и 1/3 – церкви.

В период раннефеодальной монархии в Германии устанавливается так называемое «кулачное право», санкционирующее право на самозащиту потерпевшего, если этого не мог сделать суд. А фактически - произвол права «сильного».

С XI в. начинаются попытки установления «земского мира» и ограничения «кулачного права». К нарушениям «земского мира» стали относить: неподчинение церковным властям, еретичество, месть за обиды, незаконный сбор пошлин, грабеж на большой дороге, фальшивомонетничество, мятеж против империи и т.д.

Формально «кулачное право» было отменено в 1496 г. постановлением о «вечном земском мире». Первоначально не существовало систематизированного перечня преступных деяний, а все наказания можно было подразделить на: тяжкие (смертная казнь в различных формах), членовредительские и телесные, позорящие.

Германское городское уголовное право в основном охраняло «городской мир» и устанавливало простой перечень наказаний, без квалифицированных и мучительных разновидностей. За убийство или ранение со смертельным исходом предусматривалось отсечение головы, за иные ранения – отсечение руки. Обычная кража и нарушение правил торговли наказывались позорящими наказаниями (бичеванием) или лишением права заниматься торговлей. За остальные преступления, которые были свойственны городской жизни, назначался штраф.

В 1532 г. при императоре Карле V было принято общегерманское уголовно-процессуальное уложение, получившее наименование «Каролина».

«Каролина» была издана как общеимперский закон, провозглашавший верховенство имперского права над правом отдельных земель. Оно было признано в качестве источника права во всех землях, так как уложение вполне соответствовало как политическим интересам княжеской верхушки, так и современным требованиям уголовного права и процесса, а также допускало сохранение для курфюрстов их «исконных и справедливых обычаев».

«Каролина» состояла из 219 статей и делилась на три части. В предисловии (преамбуле) говорилось о необходимости принятия наставления о судопроизводстве по уголовным делам, соответствующего праву и справедливости. Здесь же провозглашалось равное правосудие для «бедных и богатых», которое носило декларативный характер.

Уголовно-процессуальная часть «Каролины» содержала 142 статьи и предусматривала нормы: о судьях, судебных заседателях и судебных чиновниках;

о присяге судьи и уголовных делах;

об уликах, достаточных для применения допроса под пыткой;

о доказательствах, относящихся к отдельным видам преступлений, при наличии которых можно применять допрос под пыткой;

о том, как сознавшиеся на допросе под пыткой должны быть допрошены вне пытки и принуждения, и прочих обстоятельствах.

Уголовно-правовая часть «Каролины» содержала 77 статей и состояла из: общей части, предусматривающей положения об умысле и неосторожности;

об обстоятельствах, исключающих, смягчающих и отягчающих ответственность;

покушении и соучастии. Особенная часть говорила о конкретных составах преступлений и видах наказаний.

Ответственность за совершение преступления, по «Каролине», наступала, как правило, при наличии вины – умысла или неосторожности.

Однако могла быть установлена ответственность и без вины, за вину другого лица («объективное вменение»).

Обстоятельства, исключавшие наказание, были показаны в «Каролине»

на примере убийства. Ответственность не наступала в случае необходимой обороны, при защите имущества или задержании преступника по долгу службы и в других случаях. К смягчающим вину обстоятельствам относились:

отсутствие умысла, малолетний возраст преступника (до 14 лет), а также «прямая голодная нужда». Однако более многочисленными являются обстоятельства, отягчающие вину: повторность, крупный размер, публичный и дерзкий характер преступления, совершение преступления группой лиц и другие.

«Каролина» не классифицировала составы преступлений, а лишь перечисляла их в относительной последовательности. Предусматривался довольно многочисленный круг преступлений: 1) против религии:

богохульство, колдовство и другие, а также преступления, не совместимые с христианской моралью – подделка монет, документов, мер и весов, распространение клеветы и т.д.;

2) государственные: измена, мятеж, нарушения земского мира и другие, а также косвенно упоминалось оскорбление императорского величества;

3) против личности: различные виды убийства, самоубийство, отравление, клевета и др.;

4) против нравственности (кровосмешение, изнасилование, двоебрачие, нарушение супружеской верности и др.);

5) против собственности (кража, грабеж, поджог и т.д.);

6) преступления против порядка отправления правосудия (лжесвидетельство, лжеприсяга), 7) преступления против порядка торговли обмер и обвес.

«Каролина» выделяет также покушение на преступление, соучастие (подразделялось на соучастие до совершения преступления, во время совершения преступления, после его совершения), неосторожность, необходимая оборона и т.д.

В основу системы наказаний в «Каролине» положен основной принцип карательной политики - устрашение. Предусматривались следующие виды основных наказаний: 1) смертная казнь – простая и квалифицированная, она могла быть прямо предписана или могла быть применена за подавляющее большинство преступлений, причем в квалифицированной форме;

2) членовредительские и телесные наказания;

3) позорящие наказания;

4) изгнание из страны;

5) штраф.

Кроме основных видов наказаний, существовали и дополнительные наказания: а) тюремное заключение на неопределенный срок;

б) терзание раскаленными щипцами;

в) выставление у позорного столба, волочение к месту казни и прочие.

Общая характеристика судебного процесса по «Каролине» состояла в следующем: сохранение некоторых начал обвинительного процесса в сочетании с инквизиционным, последний является доминирующим.

Закреплялась формальная теория доказательств и презумпция виновности.

Принцип преследования виновного дополнялся обвинением и наказанием от имени публичной власти. Для получения признания вины широко применялись меры физического воздействия – более 50 разновидностей пыток. Рассмотрение дела велось тайно и в письменной форме.

Потерпевший или другой истец мог предъявить уголовный иск, а обвиняемый - оспорить и доказать его несостоятельность. Сторонам давалось право представлять документы и свидетельские показания, пользоваться услугами юристов. Если обвинение не подтверждалось, истец должен был «возместить ущерб, бесчестье и оплатить судебные издержки».

Обвинение представляло возможность судье выступать и от лица государства. В таких случаях следствие велось по инициативе суда и не было ограничено сроками. Свидетельские показания считались полными, если были даны не менее чем двумя свидетелями.

Существовал государственный розыск преступников (инквизиционный процесс). Его основные этапы:

1. Дознание – установление факта совершения преступления и подозреваемого в нем лица. Сбором предварительной информации занимался судья. Поводами для проведения дознания являлись: явка с повинной;

задержание преступника на месте совершения преступления;

донос;

порочащая общая молва.

2. Общее расследование – предварительный, краткий допрос арестованного. Действовал принцип «презумпции виновности»

подозреваемого.

3. Специальное расследование – подробный допрос обвиняемого и свидетелей, сбор доказательств для окончательного изобличения и осуждения. Могла применяться пытка.

4. Судебное заседание – разбор дела судьями, вынесение приговора и объявление его в «судный день».

Судебное заседание не являлось самостоятельной стадией судебного процесса. Поскольку суд сам проводил практически все следственные действия, окончательный приговор определялся уже в ходе следствия. Судья и судебные заседатели перед специально назначенным днем рассматривали протоколы следствия и составляли по определенной форме приговор.

Вследствие этого «судный день» сводился к оглашению приговора.

Приговоры были обвинительные, с оставлением в подозрении, и оправдательные.

Организация судопроизводства в германском городском праве отличалась особой тщательностью. Городской судья назначался сеньором города и назывался бургграф, а его заместитель – шультгейс. Бургграф лично рассматривал все городские дела три раза в год. Для проведения судебных заседаний, кроме назначенных судебных чиновников, выбирались еще две категории судей – городские шеффены, которые выбирались пожизненно, и ратманы – советники на один год, которые в основном рассматривали дела о нарушении правил торговли. Таким образом, основная масса городских дел рассматривалась коллегией городских шеффенов, которая имела общую юрисдикцию. Во всех документах подчеркивалась исключительная подсудность горожан только городскому суду.

В отличие от инквизиционного процесса, городское процессуальное право акцентировало внимание на гарантиях прав обвиняемого, объективности доказательств, недопущении самосуда и т.д. Самосуд запрещался, даже при поимке преступника на месте. Кроме свидетелей, зачастую требовались и другие доказательства совершения преступления (письменные документы, орудия преступления и т.п.). В случае их отсутствия обвиняемого могли отпустить даже при наличии свидетелей. В отношении женщин применялись более мягкие правила доказывания.

Уголовное право во Франции было не кодифицированным и состояло из многочисленных актов короля и кутюмов, что открывало простор судебным органам в отношении квалификации преступлений и избрания мер наказания. До XIV в. основным источником уголовного права Франции были кутюмы, затем – ордонансы короля.

В начале периода феодальной раздробленности преступление во Франции рассматривалось как действие, затрагивающее интересы отдельных лиц. Согласно «Кутюмам Бовези» различались: преступления, караемые смертью (тяжкие);

преступления, караемые тюремным заключением с конфискацией имущества (средние);

преступления, влекущие только конфискацию имущества (легкие). При этом подчеркивалось, что вид наказания должен зависеть от характера преступления, а также от того, кто его совершил и кому нанесен ущерб. Наказания сводились к компенсации за вред, причиненный частным лицам.

В XI - XII вв., когда воцаряется сеньориальная юрисдикция, преступление перестает быть частным делом, а выступает как нарушение утвердившегося феодального правопорядка. Получают развитие такие черты уголовного права, как уголовная ответственность без вины, жестокость наказаний, неопределенность составов преступлений.

В период сословно-представительной монархии, в XIII - XV вв., с централизацией государства и усилением королевской власти сеньориальная юрисдикция ослабляется и возрастает роль законодательства королей в развитии уголовного права.

С установлением абсолютизма оформляется единая система преступлений и наказаний. Всю совокупность преступлений, предусмотренных правом этого периода, можно разделить на три категории:

а) против государства – (измена королю, покушение на короля и членов его семьи, заговор против государства);

б) против частных лиц – (убийство, кража, нанесение телесных повреждений);

в) против религии – (богохульство, атеизм, колдовство и т.п.).

В королевском законодательстве наказания не были четко определены, их применение во многом зависело от усмотрения суда. До революции г. уголовная ответственность напрямую связывалась с сословным положением лица. В отношении дворян телесные наказания применялись лишь в исключительных случаях и зачастую заменялись штрафами и конфискациями. Особая уголовная ответственность существовала в отношении духовенства.

Целью наказания стали возмездие и устрашение. Приговоры приводились в исполнение публично, при большом скоплении людей, с тем, чтобы страдания осужденного вызывали страх у всех присутствующих. Виды наказаний были: а) смертная казнь в разнообразных формах (разрывание на части лошадьми, четвертование, сожжение и т. д.);

б) членовредительские и телесные наказания;


в) широко применялось тюремное заключение;

г) конфискация имущества - в качестве основного и дополнительного наказания.

Судебный процесс до конца XII в. носил обвинительный характер, для которого были свойственны следующие черты: одинаковый характер судопроизводства по гражданским и уголовным делам;

возбуждение дел производилось по инициативе потерпевшего (истца);

судоговорение проходило в форме спора между сторонами;

равные процессуальные права сторон;

публичность и устность судебного процесса;

формализм судопроизводства.

Среди доказательств по делу большое значение имели ордалии («суд божий»), в том числе судебный поединок, который проводился при взаимном согласии на то сторон или же в случае, когда одна из них обвиняла другую во лжи.

С XIII в. утверждается разыскная, инквизиционная форма процесса, для которой было присуще: уголовное преследование могло быть возбуждено не только потерпевшим, но и государственными органами (судом, прокурором), которые по собственной инициативе разыскивали преступника;

господство системы формальных доказательств;

использование пытки для получения признания обвиняемого;

отсутствие гласности при рассмотрении дела;

две стадии процесса: предварительное расследование (общее и специальное) и судебное разбирательство.

Общее расследование предусматривало установление факта преступления и розыска лица его совершившего. В ходе общего расследования проводились следственные действия (допрос свидетелей, очные ставки), которые облекались в форму письменных протоколов.

Специальное расследование заключалось в сборе доказательств, уличающих преступника.

Судебное разбирательство включало в себя: рассмотрение материалов предварительного расследования в закрытом негласном заседании;

вынесение приговора. При рассмотрении дела в суде решающее значение придавалось материалам, собранным в ходе следствия. Доказательством вины обвиняемого были, кроме собственного признания, показания свидетелей, письма обвиняемого, протоколы, составленные на месте преступления, и т. д.

При разыскном процессе виновность обвиняемого подразумевалась, поэтому показаний одного свидетеля было достаточно для применения пытки. Цель ее состояла в том, чтобы получить признание обвиняемого.

В XVII в. происходит разделение уголовного и гражданского процесса..

Основным источником уголовного права в начальный период в Англии были судебные прецеденты. К XII в. основанием уголовной ответственности стало наличие вины правонарушителя. С XIII в. в Англии закрепилось деление преступлений на три группы: тризн (измена), фелония (тяжкое уголовное преступление), мисдиминор (проступки).

Фелония – понятие, означавшее тяжкие преступления (тяжкое убийство, простое убийство, похищение имущества, насильственное проникновение в чужое жилище ночью и др.). Фелония каралась смертной казнью и конфискацией имущества.

Тризн – измена, выделившаяся из числа других преступлений и ставшая самым тяжким преступлением. В 1352 г. был принят статут, который формулировал понятие государственного преступления (государственной измены) и на протяжении нескольких столетий оставался неизменным. В понятие измены входило нарушение долга верности королю со стороны его подданных (великая измена), а также совершение преступлений против государственной безопасности (призыв к мятежу, незаконное сборище в целях учинения беспорядков, сговор, соглашение двух или более лиц с противозаконными намерениями).

Затем тризн стал разделяться на: «великую измену» – покушение или убийство короля или членов его семьи, изнасилование королевы, дочери короля, жены сына короля, восстание против короля, подделка королевской печати, монеты, ввоз в страну фальшивых денег, убийство канцлера, казначея, королевского судьи и «малую измену», какой считалось убийство слугой господина, женой мужа, мирянином или клириком прелата.

Мисдиминор - понятие, которое постепенно развилось из правонарушений, ранее наказывавшихся лишь взысканием причиненного ущерба в гражданском порядке. Со временем в эту группу преступлений были включены мошенничество, изготовление фальшивых документов, подлог. Мисдиминор карался тюремным заключением или штрафом.

Наказания по английскому уголовному праву отличались крайней жестокостью. Так, за государственную измену назначалась квалифицированная смертная казнь, которая была различной и по половому признаку. Так, мужчина подвергался четвертованию или колесованию, а женщина – сожжению. В качестве дополнительного наказания зачастую применялась конфискация имущества.

Очень строго преследовались бродяжничество и нищенство, что предусматривалось некоторыми статутами 1495, 1530, 1572 гг.

Ответственность за эти деяния устанавливалась с 14-летнего возраста. За первый случай бродяжничества – телесное наказание и клеймение, при повторном – порка и отрезание ушей, в третий раз – смертная казнь.

Духовенство судилось церковным судом (кроме государственной измены), который не мог приговаривать к смертной казни.

Судебный процесс в XII - XIII вв. носил обвинительный характер. В дальнейшем английское судопроизводство стало обвинительно состязательным как по гражданским, так и по уголовным делам.

Предварительного следствия не существовало. Сбор доказательств обычно производился стороной, возбудившей уголовное преследование.

В конце XV в. стали созываться специальные жюри обвинительных присяжных с целью проверки материалов обвинения. Если они признавали достаточными доводы в пользу обвинения, то составляли документ об обвинении. Такую проверку мог проводить и мировой судья. После того как стороны предоставляли свои доказательства, судья должен был суммировать обстоятельства дела и дать совет присяжным, указывая на правовые вопросы по делу. Это было началом судебного рассмотрения, в ходе которого допрашивались свидетели и давалась оценка другим доказательствам по делу.

С 1166 г. в Англии стал применяться институт присяжных сначала только в области уголовного судопроизводства. В судах «общего права»

доказательства собирались самими сторонами. В XIII - XIV вв. в Англии укрепляется суд присяжных как при рассмотрении уголовных, так и гражданских дел. Суд присяжных заседателей состоял из 12 полноправных лиц, обязанных давать под присягой разъездным судьям сведения о совершивших преступления, а также о лицах, подозреваемых в их совершении. Это положило начало формированию так называемого «большого жюри» – института обвинительных присяжных, в состав которого входило 23 человека. Постепенно для рассмотрения дел стал образовываться иной состав присяжных заседателей – «малое жюри», которое рассматривало обвинение и решало вопрос о виновности. В состав «малого жюри» входило 12 человек.

В период абсолютной монархии, наряду с системой Вестминстерских судов (суд королевской скамьи, суд общих тяжб и т.д.), появляется ряд новых судебных учреждений исключительного характера, которые выступали в качестве репрессивных органов в отношении противников королевской власти. Подобным органом являлась Звездная палата, учрежденная при Генрихе VII. Ей предписывалось вести борьбу с мятежными баронами. При королеве Елизавете была создана Высокая комиссия для осуществления юрисдикции, относившейся к церковным делам, в частности для борьбы с религиозными отступлениями. Новшеством являлось появление судебных советов в тех регионах, где наиболее часто нарушались порядки (северные графства). Они подчинялись Тайному совету и вели борьбу против мятежников и всех тех, кто угрожал общественной безопасности.

Заслуживают внимания особенности гражданского процесса в судах «общего права»: а) защита нарушенных прав осуществлялась лишь в тех случаях, когда имелся соответствующий процессуальный иск;

б) производство по гражданским делам было преимущественно письменным;

в) судопроизводство отличалось строгим формализмом.

Ревизия судебных постановлений отличалась крайней сложностью.

Обжалование как по гражданским, так и по уголовным делам допускалось в порядке исключения.

Феодальное право представляло собой право господствующего класса феодалов. Его основная задача заключалась в юридическом оформлении и урегулировании монопольного права собственности на землю и неполной собственности на зависимых крестьян, в обеспечении их политического и экономического господства в обществе. Основными чертами феодального права были нормы, регулирующие поземельные отношения, право закрепляло неравенство различных сословий.

В феодальном праве отсутствовало привычное для нас деление на отрасли права, это было право сильного - "кулачное право", велика была роль церковного права.

В западной Европе начало "вторую жизнь" римское право.

Контрольные вопросы:

1. Что такое кутюмы? В какой стране кутюмы были основным источником права?

2. Какие правовые системы составляли феодальное право Западной Европы?

3. Что такое феодальный обычай? Приведите примеры.

4. В чем значение «Золотой Буллы»?

5. Охарактеризуйте эволюцию права собственности на землю.

6. Что такое рецепция римского права? Какую роль в ней сыграли университеты, школы глоссаторов и комментаторов?

7. в чем заключается принцип сословности феодального права?

Литература:

1. Средневековое городское право XV-XVIII вв.: Сборник текстов. / Под ред. С.М. Стама. - Саратов, 1989.

2. Кросс Р. Прецедент в английском праве. / Р. Кросс - М.: Юридическая литература, 1985.

3. Доктрина двух сфер и международно-правовой статус колониальной экспансии Европы в XVI – XVII // Вестник С. – П. университета, философия, политология и социология права - вып. 3, серия 3 - 2004.

4. Нерсесянц В.С. Правопонимание средневековых юристов – В.С.

Нерсесянц // Историко-правовые исследования: проблемы и перспективы. - 1982.

Лекция 20. Каноническое право римской католической церкви.

План лекции:

1. Религиозная доктрина как источник канонического права.

2. Систематизация канонического права.


3. Судопроизводство.

Церковь в эпоху Средневековья предоставляла практически независимую, автономно управляющуюся политическую и духовную организацию. В своей деятельности она руководствовалась собственными, для себя выработанными на базе библейских преданий и христианской традиции правилами, которые сложились в особую систему канонического права. В силу значимости христианских правил для средневекового религиозного общества каноническое право обязывало своими требованиями не только священнослужителей и людей церкви, но и всех верующих, включая государственные и политические установления «христианских государств». Такое особое значение церковных правил опиралось на доктрину исключительной, «единоспасающей роли церкви».

Ее разработал крупнейший политический и духовный мыслитель, один из отцов церкви св. Августин (IV в.). Согласно этой доктрине, ставшей официальным учением католической западной церкви, «земному граду» — миру (порождению дьявола и зла) противостоит «град Божий», или небесное государство. Увязший в земной жизни и грехах человек не может преодолеть соблазнов и цепей «земного государства» по пути ко «граду Божьему» без посредствующей роли Церкви. Для выполнения этой великой миссии Церковь изначально наделена не только правами духовного учения, но и принуждения, обязанностью «искоренять греховность дел и помыслов»

в верующих.

В первые века христианства, даже когда оно стало официальной религией Римской империи (равно Западной и Восточной), вся организация церкви сводилась к самоуправлению духовных общин. С III в. руководители духовных общин и объединений этих общин (епископы) стали постоянными, профессиональными церковнослужителями. Так начал формироваться клир — совокупность наделенных особыми религиозными и священными правами служителей церкви. Права эти приобретались в результате священных обрядов, признанных таинством. В свою очередь, они давали основание самим совершать богослужения и исполнять обряды и таинства по отношению к мирянам. Позднее, исходя из доктрины о самоопределении Церкви как совершеннейшего и вполне свободного общества, сложилось представление о неравенстве в рамках ее: клир первенствует над мирянами и принуждает их в вере.

Основной фигурой церковной организации был епископ, возглавлявший округ из нескольких общин. Епископу принадлежала и религиозная, и судебная власть;

он же был вправе истолковывать вопросы Писания и церковных обрядов. В древнехристианской церкви епископов избирали или признавали в качестве таковых прославившихся божественными делами. В V в. в восточной римской церкви возникли более крупные объединения — патриархии и митрополии;

последние распространились и на Западе. Одним из почетнейших и древнейших епископских мест был Рим — местопребывание, по преданию, св. Петра. С конца IV — начала V в. римские епископы закрепили за собой право на особый статус главы всей церкви — папы.

Особая роль папы в западной католической церкви проистекала из признания его не просто вышестоящим из епископов, но наместником самого Бога, обладавшим равно и светской, и церковной властью. С основанием в VIII в. Папского государства с центром в Риме власть папы обрела вполне государственно-политический характер. Эта власть опиралась на обширные земельные владения католической церкви, внутри которых сложилась собственная феодально-ленная структура, где папа был как бы и верховным сеньором. С 1059 г. утвердился строгий порядок избрания очередного папы (выбирался он пожизненно) — коллегией (конклавом) из 70 особо почетных епископов — кардиналов (особый воротник на одеянии).

Для управления церковными делами и пропаганды вероучения под началом папы сформировалась конгрегация (формальная организация установлена в 1560 г.). Кроме этого, для управления Папским государством существовала собственная администрация. Со временем все управление сосредоточилось в особом предместье Рима — Ватикане. К XV — XVI вв. он стал истинным религиозным, политическим и культурным центром католического мира. В нем были собраны (еще со времен римского императора Константина) многочисленные священные реликвии раннего христианства. Помимо кардиналов и епископов, руководство делами церкви на местах, в других государствах вручалось особым папским посланцам — нунциям.

Огромную роль в управлении церковью приобрели соборы — съезды епископов. На них решались вопросы вероучения, установления таинств и обрядов, осуждения отклонений от веры. На первые восемь соборов (IV — VIII вв.) собирались представители всех христианских церквей. В IX в.

началось догматическое и административное обособление восточной (греческой) церкви, завершившееся к середине XI в. С этого времени римская католическая церковь объединяла только государства Западной и Центральной Европы. Раскол произошел в том числе и из-за непризнания восточной верховенства римских пап. Последующие соборы (с 1123 г. они стали регулярными) считались вселенскими только в рамках западно католической церкви. Еще одним отличием было то, что постановления соборов были необязательными для папы. Собирались и местные соборы церкви одного какого-то государства.

Особое значение в организации католической церкви имели мо настыри, которые возглавлялись аббатами, права церкви и его субъекты, во второй — «36 причин церковного суда» (т. е. права епископов и правила юрисдикции, третьей — нормы о свободе церкви, браке, автономией в суде и управлении). В 529 г. основанный монахом Бенедиктом монастырь в Италии положил начало новой форме внутри-церковного объединения — монашеским орденам (первым был орден бенедиктинцев, затем францисканцев, доминиканцев). В связи с начавшимся в XI в. движением крестовых походов возникли духовно-рыцарские ордена — особые военно политические объединения одновременно и духовного, и светского характера. Возглавлял орден магистр, под началом которого был капитул орденских старшин. Самыми известными стали ордена Тамплиеров (разгромленный в начале XIV в. французскими королями), Тевтонский (сформировавший в Прибалтике целое собственное государство), Иоаннитов и др. Внутрицерковные объединения католической церкви пользовались самоуправлением. Но для всех ступеней иерархии и всех без исключения учреждений западной католической церкви было непременным признание верховного авторитета римского папы.

Вторым, наряду с признанием папского церковного права авторитета, объединяющим элементом для католической иерархии было признание единства и незыблемости правил канонического права. Однако само содержание канонического права было сформировано исторически и далеко не одновременно ранней церковной организации и иерархии.

Первоначальные источники канонического права западной церкви были теми же, что и для церкви восточной, греческой. Они были едины для всех содержательных канонов христианства. Отправным считалось Священное писание, включая Ветхий и Новый заветы с теми изъятиями, которые были установлены католическим богословием. Следующим по времени возникновения были произведения отцов церкви — Василия Великого, Гри гория Богослова, св. Августина. Их трудами было дано равноапостольское истолкование Евангелия и богословской доктрины Писания, установлены основные обряды и догматы церкви, правила исполнения священнической и епископской должности, критерии церковных таинств, в т. ч. брака, и расписаны главнейшие нарушения церковных правил — от малых до вероотступничества и впадения в ересь. Сходное значение имели постановления церковных соборов. Ими были установлены важнейшие правила в вероучении, оценке еретических учений и отступлений от цер ковного канона. Традиционным источником, особенно благодаря ви зантийскому использованию, было римское право, особенно христианской эпохи. Созданные на основе позднего римского права кодексы были прямо заимствованы в практике церковных судов.

Все первоначальные источники канонического права, за исключением римского права в главной степени были и богословскими, и литературными, и только исходя из этого — общеправовыми. Началом собственно юридического канонического права стали Апостольские конституции — сборник правил, приписанных первым апостолам, составленный в IV в.

Сборник включил сначала 50, затем 85 правил, относившихся к самым разным сферам церковной жизни и юридического рассмотрения церковных вопросов. Хотя после разделения церквей этот сборник стал рассматриваться как апокриф западной католической церковью.

Разделение церквей вообще поставило исторический вопрос о собственном католическом каноническом праве. Многочисленные и тщательно разработанные церковно-государственные кодексы и законы восточной церкви не могли официально применяться католиками. На важное место в западной церкви вышли издаваемые папами постановления — декреталии. Первые декреталии появились в IV в. Позднее они стали приобретать все более правовой характер, устанавливая правила внутрицерковной жизни, обязанности мирян и церковнослужителей.

В VIII в. в империи Каролингов появился первый опыт системати зации церковного права западной церкви. Его составление приписано римскому монаху Дионисию Малому ( VI в.). Свод Дионисия включил собрания апостольских постановлений и соборов, а также избранные декреталии римских пап, начиная с папы Сириция (конец IV в.). При Каролингах Дионисиеву собранию было придано официальное значение (774).

Большое значение для систематизации и разработки канонического права имели собрания документов, подготовленные видным испанским философом, епископом Исидором (VII в.). В нем обобщены важнейшие постановления церковных соборов, исторические материалы о церковном праве. С именем Исидора связано и еще одно собрание, как позднее выяснилось, фальсифицированных декреталиев и указов римских императоров, якобы даровавших церкви совершенно особые права и привилегии. Особое место заняли мифические декреты римского императора Константина о принудительном характере церковного суда для мирян и о вручении вообще мирской власти западной церкви над западными странами — т.н. Константинов дар (подложность его была разоблачена итальянским гуманистом Лоренцо Валлой в XV в., а окончательно — швейцарским юристом Д. Блонделем в 1628 г.). Однако в Средние века псевдо-Исидорово собрание считалось действительным и было важнейшим правовым источником.

В XII в. под влиянием возрожденной традиции римского права итальянский монах Грациан предпринял новаторскую кодификацию канонического права. Его собрание (точнее, компиляция) состояло преимущественно из правил, данных отцами церкви, и, главное, из папских декреталии. Свод (или Декрет Грациана, около 1140 1.) подразделялся на части. Но для католической церкви состав XII — XVI вв. Свод сохранил свое значение на столетия.

Церковная юстиция. Юрисдикция церкви в отношении своих сочленов и тем более в отношении мирян вовсе не вытекала из Писания и богословских догматов. Ее возникновение было историческим. Связано оно было, во-первых, со стремлением государственной власти опереться на церковь в государственных делах, во-вторых, с борьбой церкви за соб ственные привилегии в государствах.

Еще в конце IV в. законом римских императоров Аркадия и Гонория за христианскими епископами была признана роль арбитров в делах, касавшихся церкви, либо таких, где затрагивались нематериальные, моральные стороны межчеловеческих отношений. Тем самым предполагалось сделать церковь реальной участницей государственного суда и управления. Дела церковно- и священнослужителей между собою после обособления клира как бы незаметно составили внутреннюю прерогативу церковной организации. Собором в Агде (506) было прямо запрещено духовным лицам звать других в светские суды (т. е. подавать в них иски и жалобы). В 614 г. Парижский поместный собор утвердил полный судебный иммунитет священнослужителей, запретив любое светское вмешательство в дела священников. И даже в случае тяжб между церковными и светскими властями, между светскими и духовными лицами преимущество юрисдикции было на стороне епископского суда. В этом состояла одна из важнейших сословных привилегий духовенства.

С утверждением феодальных отношений церкви, монастыри, епископы приобрели все полномочия сеньориального суда в отношении вассалов, подвластного населения, зависимых сословий. Из этого источника стала брать начало все большая власть церковных судов в отношении самого разного рода дел и различных слоев недуховных лиц.

Суды канонического права основывались на более сложной судебной процедуре, чем обычные феодальные суды. Отличия в особенности проявились к XII в., когда в каноническом праве стали заметны традиции римского права, переработанные и обновленные соответственно новым церковным требованиям. К основным судопроизводственным порядкам варварских времен и феодального суда церковь относилась неприязненно. В 1215 г. Четвертым Латеранским собором было запрещено священнослужителям принимать участие в судебных испытаниях — ордалиях;

тем самым это привычное средство отыскания «Божьей истины»

ставилось как бы вне церковного закона. Настойчиво церковь преследовала судебные поединки.

В церковных делах безусловное предпочтение отдавалось чисто письменной процедуре. И подача жалобы, и возражения ответчика должны были быть обязательно письменными. Стороны задавали друг другу вопросы в ходе слушания по письменным запискам. Решение суда также фиксировалось. Обязательно записанными были показания свидетелей — под присягой и под угрозой кары за лжесвидетельство. Согласно процедуре канонического права, стороны могли иметь представителей, которые приводили юридические аргументы, давали ссылки на источники права в помощь тяжущимся. Строгий формализм в судебной процедуре был взаимосвязан с вообще новым подходом канонического права к смыслу судопроизводства. Суд должен был не установить правоту одной стороны и осудить другую, суд должен был выяснить истину по делу, может быть, даже в частичное или полное нарушение интересов того, кто возбудил обвинение или жалобу. Судье полагалось самому допрашивать стороны по собственному разуму и совести, ему полагалось быть внутренне убежденным в обоснованности и справедливости (в том числе с точки зрения канонических догматов) своего решения по делу. Судья должен был выяснять не только материальные обстоятельства дела, но и разного рода мотивы — иногда и «то, что грешник сам, может быть, не знает или из стыда желает скрыть». Это привело, в свою очередь, канонические суды к очень жесткому отношению к доказательствам. Были разработаны некото рые правила разграничения доказательств (не относящихся к делу, неясных или неопределенных, свидетельствующих то, что порождает неясность, противоречащих природе и потому бесполезных). Излишне формальные и жесткие требования к природе доказательств были затруднением в возбуждении уголовных преследований. А убеждение в изначальной греховности любого сочлена мирской жизни и его сопротивление покаянию (одна из основ церковной богословской доктрины) подтолкнули каноническое право и судопроизводство к преувеличенной значимости собственного признания обвиняемого. Это существенно перестроило инквизиционное судопроизводство.

По решению IV Латеранского собора в особые обязанности церковных властей впредь входила борьба с проявлениями разного рода ереси. Даже против просто подозреваемых в ереси или сочувствии ей, если те не смогут доказать своей невиновности и опровергнуть обвинений, следовало возбуждать преследования. В этих условиях церковные суды должны носить особый инквизиционный характер, исходить из презумпции виновности и греховности обвиняемых. Преследование еретиков поручалось монахам доминиканского, а затем других орденов (1233). Для этого учреждались особые должности церковных судей — инквизиторов. Инквизиторы были вскоре признаны неподсудными обычному церковному суду, получили право на личное обращение к папе, поставлены вне всякого административного контроля епископов. В 1252 г. папа Иннокентий IV одобрил создание инквизиционных трибуналов из 12 судей во главе с епископом. В следствии и судебном исследовании доказательств инквизиторам разрешалось применять пытки. В уголовных делах собственное признание (особенно в вопросах обвинений в ереси, а при желании под таковое могли быть притянуты любые расхождения с церковными правилами) стало основным видом доказательства, свидетельствующим и о правоте выводов суда, и об очищающем греховную душу раскаянии преступника. Это надолго деформировало судопроизводство в канонических судах в случае наиболее важных обвинений и преследований.

Церковная судебная процедура оказала значительное влияние и на светские суды в Европе. Излишне жесткое и своеобразное отношение канонического права к процессуальным доказательствам стало, однако, причиной для распространения в юстиции излишнего затягивания разбора дел, начала практики многомесячных и многолетних тяжб.

Контрольные вопросы:

1. Перечислите характерные черты средневекового канонического права.

2. Что такое декреталии папы?

3. Какую роль сыграл и постановления соборов в развитии римской церкви и канонического права?

4. Каково влияние канонического права на развитие правовых систем Англии, Франции и Германии?

5. Охарактеризуйте средневековую судебную систему римской церкви.

Литература.

5. Средневековое городское право XV-XVIII вв.: Сборник текстов. / под ред. С.М. Стама. - Саратов, 1989.

6. Кросс Р. Прецедент в английском праве. / Р. Кросс - М.: Юридическая литература, 1985.

7. «Каролина» (уголовно-судебное уложение Карла V). - Алма-Ата:

Казан. ун-т, 1967.

8. Саксонское зерцало: Памятник, комментарии. - М.: Наука, 1995.

9. Доктрина двух сфер и международно-правовой статус колониальной экспансии Европы в XVI – XVII // Вестник С. – П. университета, философия, политология и социология права - вып. 3, серия 3 - 2004.

10. Исаев И.Б. Принцип: властей на два града: церковь и государство в средневековье. / И.Б. Исаев // Право и жизнь 2001 - № 33.

11. Нерсесянц В.С. Правопонимание средневековых юристов – В.С.

Нерсесянц // Историко-правовые исследования: проблемы и перспективы. - 1982.

12. Савенко Т.В. О состоянии и перспективах изучения отечественной наукой истории права Испании X – XV вв. / Т.В. Савенко // Правоведение – 2005 - № 2.

Модуль 4. История государства и права Нового и Новейшего времени.

Тема 10. История государства Нового времени.

Лекция 21. Англия XVII-XIX вв.: становление буржуазного (индустриального) государства.

План лекции:

1. Английские буржуазные революции XVII в.

2. Законодательное оформление конституционной монархии.

3. Развитие государственного строя Великобритании в XVIII-XIX вв.

4. Создание колониальной империи.

Период XVII-начала XXI века в истории Великобритании, как, впрочем и других стран Западной Европы, распадаясь на самостоятельные этапы нового и новейшего времени, тем не менее, представляет собой нечто цельное, поскольку это время становления и утверждения современного государственно-правового режима, основанного на политической демократии, правовой свободе и гражданском равенстве.

Основными социально-правовыми процессами XVII-начала XXI века стали формирование капиталистической экономики и частного предпринимательства, основанного на частной собственности;

формирование гражданского общества, свободного от традиционных государственных, феодальных, сословных и религиозных ограничений.

Такое кардинальное преодоление старых порядков Средневековья в Великобритании охватило весь XVII век, когда Великую смуту 1640-50-х гг.

продолжила Славна Революция 1688-1689 гг. Первые буржуазные революции нового времени были связаны с религиозными спорами и исканиями времен Реформации.

История Великобритании XVIII и XIX века - это становление и законодательное оформление конституционной монархии.



Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 16 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.