авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Федеральное издание Вестник Учредитель: Федеральная Федеральной палаты адвокатов палата адвокатов ...»

-- [ Страница 5 ] --

— вузы более ответственно и качественно подойдут к обучению сту дентов, поскольку на них будет возложена такая ответственная задача, как подготовка профессиональных кадров, соответствующих последу ющим квалификационным требованиям;

— количество юридических вузов и факультетов уменьшится естес твенным образом, а не за счет искусственного ограничения их количес тва, как это часто бездумно предлагается;

— постепенно перестроится сама система российского юридичес кого образования за счет того, что в ней будет усилен переход от дог матизма и теоретичности к практической направленности и что у сту дентов появится стимул к более ответственному отношению к своей будущей профессии.

Юридические услуги, представляя собой один из важнейших секто ров российской экономики, наряду с юридическим образованием тре буют адекватного нормативно-правового регулирования со стороны государства. Однако без исправления неудовлетворительного положе ния дел в сфере юридической помощи (юридических услуг) указ Прези дента Российской Федерации о юридическом образовании будет непол ным и во многом бесплодным.

13 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Прожект Газета «Ведомости», «Право.ру» от 10.04.2009 г.

http://www.arbitr.ru/press-centr/smi/23306.html Адвокаты примут экзамен у судей Председатель Высшего Арбитражного Суда (ВАС) Антон Иванов предложил повысить качество судейских кадров за счет усовершенс твования работы экзаменационных комиссий при квалификационных коллегиях судей.

Выступая на конференции «Юридический бизнес в России», Иванов предложил включить в состав комиссий представителей обществен ности: адвокатских сообществ и Ассоциации юристов России. Глава ВАС также предложил ввести письменный экзамен для кандидатов в судьи, а тексты хранить в течение всего срока службы судьи. Иванов также не исключил вариант, когда «единая комиссия» сможет прини мать экзамены у кандидатов на все юридические специальности — су дей, адвокатов, нотариусов.

Положение об экзаменационных комиссиях говорит, что число юристов-ученых и представителей общественности не должно превы шать четверти состава комиссии.

По словам Иванова, он получает много жалоб от представителей на учного сообщества в регионах, которых не включают в состав комис сий, «потому что они ставят «не те» оценки». Глава ВАС отметил, что экзаменационные комиссии превращаются в закрытые сообщества, от сеивающие кандидатов «в условиях не до конца последовательного и четкого общественного контроля».

Согласно положению об экзаменационных комиссиях, целью экза мена является установление наличия у претендента профессиональ ных знаний, необходимых для работы в суде определенного вида и уровня. Однако специалисты давно жалуются на неопределенность и не однозначность данной формулировки. Отметим, что сдающему экзамен лицу при желании всегда можно объяснить и доказать, что профессио нальных знаний, необходимых для работы в суде, у него маловато.

В то же время эксперты настаивают, что профессиональные знания юристы в целом и судьи в частности приобретают, когда уже работают по специальности, а до этого они имеют только познания нормативных актов и процедуры их применения. В таком случае можно предполо  Редакция отмечает, что пока предложение Иванова относительно адвокатов не нашло поддержки.

Адвокатура в СМИ 13 жить, что создатели положения об экзаменационных комиссиях упот ребили такую формулировку цели экзамена, подразумевая знания пре тендентом философии и теории права, нормативных правовых актов и умение их применять. А значит, участие ученых-специалистов в этих областях в приеме экзамена необходимо.

Кроме того, судья достаточно часто вынужден принимать решение в условиях существования пробелов и коллизий в нормативных правовых актах. В настоящее время, утверждают эксперты, только наличие анали тических способностей и готовность к научной работе могут позволить судье работать успешно. В этой связи председатель экзаменационной комиссии при Высшей квалификационной коллегии судей (ВККС) РФ В.В. Ершов предлагал изменить цель экзамена. По его мнению, действи тельной целью экзамена является выявление у претендента способности к аналитическому мышлению, принятию судебного решения в случае от сутствия однозначной регламентации в нормативных правовых актах.

В таком контексте участие представителей общественности и даже адвокатов не только не будет являться помехой в процессе проверки эк заменационной комиссии узкопрофессиональных знаний судей, но да же поможет ей принять объективное решение в отношении судебного таланта кандидата и спрогнозировать их профессиональное развитие.

Более того, уже сегодня в судейской среде проводятся эксперимен ты по применению психологического тестирования (психодиагности ки) в отношении претендентов на судейское кресло. Так что, очевидно, круг профессионалов различных научных областей, участвующих про верке кандидатов в судьи, должен шириться.

Следует также отметить проблему объективности самого процесса сдачи экзамена. Все мы знаем, что оценки знаний экзаменаторами за висят от многих случайных факторов: настроения преподавателя, само обладания кандидата и множества других моментов. А ведь при прочих равных условиях оценки «отлично», «хорошо» и «удовлетворительно»

у кандидатов в судьи при наличии конкурса имеют решающее значение.

В частности, в ходе изучения ВАС в 2006 г. практики взаимодействия арбитражных судов с органами судейского сообщества некоторые ар битражи отмечали не совсем верный подход экзаменационных комис сий к оценке знаний кандидатов в судьи при сдаче квалификационного экзамена. Например, профессиональную оценку знаниям кандидатов в судьи арбитражного суда дают в качестве членов комиссии три судьи этого суда и шесть судей судов общей юрисдикции. Такое соотноше ние членов комиссии, когда оценка выставляется каждым и выводится средний показатель, на практике приводит к фактической необъектив ности. В этой связи высказывалось пожелание заменить оценку на за четную систему: по результатам экзамена комиссия должна давать от вет «сдал» кандидат или «не сдал».

10 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) В такой неопределенной ситуации часто необходим свежий взгляд на вопрос: его могут обеспечить адвокаты, которые по своему подходу к юридическим вопросам часто являются антиподами судей, но при этом обычно не уступают им в профессионализме. Кроме того, конфликт ность процесса выставления оценок привела к массовому характеру подачи апелляций кандидатами. Участие адвокатов в экзаменационной комиссии может благотворно сказаться на разрешении и этой пробле мы. В любом случае, участие общественности в таком неоднозначном процессе, как прием экзаменов у претендентов в судьи, сделает его бо лее открытым и, как следствие, объективным.

Напомним, процесс интеграции общественности в судебное сооб щество начался давно с квалификационных комиссий судей (ККС), ко торые изначально состояли исключительно из судей. Однако прези дентская администрация инициировала принятие закона «Об органах судебного сообщества», благодаря которому состав ККС был расширен за счет представителей общественности. Решение Иванова перенести этот опыт на экзаменационные комиссии выглядит вполне последова тельным решением.

Адвокатура в СМИ 1 Мнение коллег http://www.pravo.ru/review/view/21012/ 30.11.2009 г.

Сергей Пепеляев1: «Адвокату не помешает быть бизнесменом»

На острове Бали, где я люблю отдыхать, распространена религия, со гласно которой человек должен развиваться в вертикальном и горизон тальном мире. В горизонтальном — значит, хорошо устроиться в жизни:

нормально зарабатывать, не юродствовать и не нищенствовать. В верти кальном — развиваться духовно. Например, пять дней в неделю он банкир, а два дня — живописец, писатель или что-то в этом духе. Для меня профес сия адвоката — возможность развиваться одновременно и в вертикаль ном, и в горизонтальном мире, не разделяя жизнь на две части.

Если десять лет назад я просто вел дела и ходил в суд, то сейчас я адво кат-управленец, организующий работу коллег. Именно в этом — развитие.

Я думаю, что и через 30 лет я буду адвокатом, однако надеюсь, что содержа ние, которое мы вкладываем в это понятие, существенно изменится.

Мне очень не нравится, когда говорят, что адвокаты и прокуроры находятся «по разные стороны баррикад». К чему рассуждать в воен ных терминах, если мы все живем в одной стране? Нас объединяет за кон. С другой стороны, так сложилось в России, что, если у претенден та на должность судьи адвокатская корочка, это хуже судимости. Этот стереотип необходимо менять.

 Сергей Геннадьевич Пепеляев родился в 1964 г. В 1987 г. закончил юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова, а в 1991 г. защитил кандидатскую диссер тацию. Сейчас Пепеляев — управляющий партнер адвокатского бюро «Пепеляев, Гольцблат и партнеры», имеет богатый опыт юридического сопровождения круп ных проектов, законопроектной деятельности, ведения налоговых дел в судах общей юрисдикции, арбитражных судах, Верховном Суде РФ и Конституционном Суде РФ. Пепеляев неоднократно участвовал в совещаниях Высшего Арбитражно го Суда РФ по вопросам налогообложения и финансов, приглашался Конституци онным Судом РФ в качестве эксперта по вопросам налогообложения.

Сергей Пепеляев — эксперт Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам, принимал активное участие в обсуждении и доработке проекта Нало гового кодекса РФ, включен в состав научно-экспертного совета при Комите те Совета Федерации по правовым и судебным вопросам. Пепеляев — лауреат премии «Фемида», член Президиума Российской ассоциации налогового права и Международной налоговой ассоциации (IFA).Член Совета Адвокатской палаты Московской области. Автор учебников, книг и статей, сформировавших основу современного налогового права России.

12 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Недавно у нас в гостях были два американских судьи: один из Нало гового суда США, другой — из Апелляционного суда округа Колумбия.

Первый из них рассказал, что в Налоговом суде работает 19 судей, ко торые назначаются на паритетной основе: 50% — из бизнеса, 50% — из госуправления. Мне кажется, это очень жизнеспособная практика, так как позволяет на любую проблему взглянуть всесторонне. В принципе именно к этому необходимо стремиться и в России.

Я уверен, что любому адвокату не помешает быть и бизнесменом:

правильно организовывать и расширять практику, зарабатывать де ньги. Почему-то об этом многие забывают или стыдятся говорить. Кро ме того, в массовом сознании адвокат — человек, ведущий прежде всего уголовные дела. В силу такого стереотипа вся адвокатская деятельность в России заточена под одиночек или небольшие коллективы, а клиенты идут к адвокату-звезде.

В организации российского адвокатского бизнеса есть своя спе цифика: кабинет (работает один адвокат-звезда), коллегия (несколько звезд, объединенных коммерческими интересами) и бюро (более устой чивая структура, но все адвокаты формально равны между собой). К че му это привело? Адвокатура отстала от потребностей рынка, перестала отвечать на запросы бизнеса.

Например, если проводится крупная сделка, нужен большой дис циплинированный коллектив юристов, специализирующихся на раз личных аспектах права. Адвокатура не может обслужить такие пот ребности. Появились адвокатские бюро, пытающиеся компенсировать этот недостаток. Но этого недостаточно. Мне кажется, необходимо со здавать адвокатские фирмы, работающие по принципу хозяйственных обществ, то есть с собственниками и наемными работниками (а сей час адвокат не может быть наемным сотрудником). Только такая фор ма позволит создать вертикально-интегрированные коллективы и со ответствовать вызовам времени, превратив адвокатскую деятельность в масштабный устойчивый бизнес.

Мое самое успешное — оно же и первое — дело было в 90-е годы.

Я представлял интересы одной финской компании, которую обвинили в неуплате НДС. Финны действовали в России через постоянное представи тельство. В те времена я был аспирантом и читал большое количество лите ратуры по налоговому законодательству. В силу этого я обратил внимание, что в законе об НДС содержатся не все детали, в частности, не установлен срок уплаты налога и место, где необходимо становиться на учет. Исходя из чисто научных знаний я подготовил исковое заявление, которое было удов летворено судом. Именно в этот момент я понял, что сухая теория имеет право на существование в сугубо практической деятельности.

Я не мыслю своей адвокатской деятельности без преподавания. Об щение со студентами заставляет все время пересматривать свой опыт, Адвокатура в СМИ 1 искать нестандартные подходы к привычному. Да и сами студенты за ставляют «попотеть»: сегодня есть доступ к любой информации, а также возможность работать в правовой сфере уже на студенческой скамье. Та кие ребята задают предельно конкретные, зачастую неудобные вопросы.

Чтобы соответствовать, приходится самому быть в тонусе.

Думаю, у хорошего адвоката не может быть неудачных дел, могут быть только проигранные. А если дело проиграно, но из проигрыша сделаны правильные выводы, такой опыт нужно записывать в плюс.

Адвокату нужен позитивный настрой и понимание, что жизнь не скла дывается из одних побед.

Я считаю, что адвокатский труд должен оплачиваться комбиниро ванно: только «почасовка» или только success fee — не панацея. Пос мотрите: сейчас, если налоговая инспекция решает взыскать с компа нии штраф или пени, последняя обращается с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган и только после этого — в суд. Мы не давно заключили договор с крупной энергетической компанией, но так хорошо написали апелляционную жалобу, что вышестоящая налоговая инспекция отменила свое решение, а в суд идти не пришлось. Наш до говор предусматривал почасовую оплату. Как быть в такой ситуации?

Дело выиграно, но «малой кровью». С моей точки зрения, в подобных случаях необходимо совмещать «почасовку» и success fee, так как это выгодно клиенту и мотивирует адвоката поскорее закрыть дело.

В современной России не хватает двух законов: о порядке возме щения ущерба от действий государства и о местном самоуправлении.

Первый закон даст населению стимул спрашивать с чиновников. Граж данину должно быть экономически выгодно спорить с государством, нарушающим его права. Сейчас такую практику постепенно внедряет ВАС, что совершенно правильно. Это дисциплинирует налоговые ор ганы и разгружает суды. Второй закон должен дать гражданам России реальную возможность распоряжаться деньгами непосредственно на местах. Сейчас же власть оторвана от повседневных потребностей лю дей, а у граждан напрочь отсутствует политическая активность.

По некоторым налоговым делам чрезвычайно велика политическая составляющая. Подробнее говорить об этом нет смысла: все и так по нимают, о каких делах идет речь.

В студенческие времена я занимался в театральной студии МГУ.

Ее режиссер Александр Четверкин как-то сказал: «Вы думаете, что Большой театр так знаменит, потому что там балерины танцуют луч ше всех? Нет, просто у тамошних балерин всегда выглажены пачки».

Я считаю, что это самый лучший профессиональный совет: все состоит из мелочей, именно они делают человека настоящим профессионалом.

Записал Александр Московкин 1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Международная ассоциация юристов:

принятие в октябре 2009 г.

Комментария к Резолюции 2005 г.

о верховенстве права 8 октября 2009 г. Совет Международной ассоциации юристов1 (вы сший органа управления данной организации) принял резолюцию по поводу комментария к принятой им в 2005 г. резолюции о верховенстве права. Ниже приводится и резолюция 2009 г., и комментарий (резолю ция 2005 г. включена в его текст). В дополнение также приводятся че тыре любопытных документа, помогающие лучше понять историю раз работки этого комментария (далее — Комментарий) и отношение членов Международной ассоциации юристов (МАЮ) к рассматриваемым в нем вопросам: записка для Совета МАЮ по поводу Комментария, доклад по ответам на запрос о замечаниях к Комментарию, доклад по ответам на вопросник, направленный организациям — членам МАЮ относитель но обязательства юристов «отстаивать верховенство права», письмо Фрэнсиса Нита (одного из разработчиков Комментария) в Совет МАЮ.

Все упомянутые выше документы (включая резолюцию 2009 г. и Коммен тарий) публикуются на русском языке впервые2. Их перевод осуществлен А.И. Мурановым (также редактор перевода), А.В. Рябининым и А.В. На рицей (коллегия адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры» (отдельной благодарности за помощь в работе над переводом заслуживает юрист коллегии Д.Л. Давыденко)). Слова в квадратных скобках в английском тексте не присутствуют и приведены А.И. Мурановым для лучшего его понимания или для дополнительных пояснений.

Резолюция 2009 г., совсем небольшая по размеру, привлекает вни мание прежде всего тем, что в ней не говорится о том, что Совет МАЮ одобряет или принимает Комментарий: Совет его только приветство  По поводу Международной ассоциации юристов, являющейся сегодня самой авторитетной организацией международного масштаба, этого «глобального гласа юридической профессии», см.: www.ibanet.org;

www.i-b-a.ru;

IBA — Международ ная ассоциация юристов: Резолюции, принципы, стандарты, заявления и иные до кументы / составитель и научный редактор А.И. Муранов. М. : ИД «Юридический бизнес», 2008. 248 с. (параллельные тексты на английском и русском языках).

 С текстом Комментария на английском языке можно ознакомиться на сайте МАЮ (URL: http://www.ibanet.org/About_the_IBA/IBA_resolutions.aspx). Тексты остальных документов не опубликованы и в Интернете не размещены: они рас пространялись только внутри МАЮ, в том числе среди представителей органи заций — членов МАЮ в Совете МАЮ.

Адвокатура за рубежом 1 вал. Вызвано это тем, что вопросы, связанные с верховенством права, являются не только очень непростыми, но и крайне спорными: разные члены МАЮ занимают в их отношении сильно отличающиеся позиции (это очень хорошо показано в приводимых ниже документах). В этих ус ловиях Совет не мог не проявить осторожность и сдержанность.

Что же касается Комментария, то он заслуживает гораздо больше го внимания. Во-первых, этот достаточно пространный и сложный по содержанию документ является действительно неординарным и весь ма интересным. Признаюсь, что, начиная его читать, я ожидал в оче редной раз столкнуться с поверхностными декларациями и откровен но скучными схоластическими рассуждениями. Все оказалось не так:

это весьма глубокая аналитика, причем в совокупности с практически ориентированным подходом. Такое сочетание встречается не так уж и часто. Думается, что основная причина, почему Комментарий получил ся именно таким, состоит в том, что его авторы — опытные практику ющие юристы (например, Ф. Нит является известным в Англии специ алистом по банковскому праву), не чуждые при этом приверженности высоким правовым идеалам (опять-таки сочетание качеств, встречаю щееся у юристов не очень часто).

Во-вторых, Комментарий (см. его часть I) интересен еще и тем, что четко показывает невозможность утвердить в государстве верховенс тво права без наличия в нем сильного и независимого юридическо го сообщества (очевидно, что прежде всего это юристы, оказывающие платные юридические услуги). Для развитых в правовом отношении го сударств этот вывод очевиден, тогда как в России он рискует быть непо нятым не только многими в обществе, но даже и высокопоставленны ми государственными служащими. Будь иначе, разве сегодня в России регулирование сферы юридических услуг пребывало бы в столь печаль ном состоянии? Разве юристы приравнивались бы с точки зрения ис пользования квалификационных требований к чернорабочим?

Соответственно, утверждение в России верховенства права и реше ние насущных проблем отечественного юридического бизнеса — вещи друг другу не чуждые, а взаимозависимость и взаимосвязи между ними гораздо более тесные, нежели кажется непосвященным.

А.И. Муранов (www.muranov.ru), кандидат юридическийх наук, доцент кафедры международного частного и гражданского права МГИМО (У) МИД РФ, управляющий партнер коллегии адвокатов «Муранов, Черняков и партнеры», советник Президента ФПА РФ 1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Резолюция Совета Международной ассоциации юристов от 8 октября 2009 г. по поводу Комментария к Резолюции о верховенстве права (2005 г.) Совет приветствует Комментарий к своей Резолюции[, принятой в] сентябре 2005 г. («Пражская резолюция»), подготовленный Инициа тивной группой по вопросам Верховенства Права, и принимает во вни мание доклады, обобщающие ответы на вопросники, распространен ные среди организаций-членов [МАЮ] после его заседания в октябре 2008 г. Комментарий содержит полезное объяснение смысла, заложен ного в Пражскую резолюцию, и предлагает пути, по которым [содер жание] этой Резолюции могло бы быть раскрыто. Ответы включили в себя полезные замечания от организаций-членов [МАЮ] и продемонс трировали обширную поддержку усилий Инициативной группы по воп росам Верховенства Права развивать понимание и поддержку Верхо венства Права [со стороны] Ассоциации. Ввиду этого Совет поощряет Инициативную группу по вопросам Верховенства Права [в ее стремле нии] продолжать такие усилия, включая дальнейшее развитие Пражс кой резолюции [для целей] рассмотрения [такового] Советом.

Верховенство права Комментарий к Резолюции Совета МАЮ[,принятой в] сентябре 2005 г.

Введение Далее приведен текст Резолюции, принятой Советом МАЮ в сен тябре 2005 г.:

«Международная ассоциация юристов (МАЮ), глобальный глас со общества юристов, выражает сожаление об усиливающемся упадке Верховенства Права во всем мире. МАЮ приветствует недавние ре шения судов в некоторых странах, которые вторят принципам, лежа щим в основе Верховенства Права. Эти решения отражают основопо лагающую роль независимых судебной власти и сообщества юристов в отстаивании этих принципов. МАЮ также приветствует и подде рживает усилия своих участников — ассоциаций юристов, направлен ные на то, чтобы привлечь внимание к этим принципам и добиться приверженности им.

Независимая, беспристрастная судебная власть;

презумпция неви новности;

право на справедливое и публичное судебное разбиратель ство без недолжной задержки;

рациональный и соразмерный подход к наказанию;

сильное и независимое сообщество юристов;

неукосни тельная защита конфиденциальности общения юриста с клиентом;

равенство всех перед законом — все это основополагающие принципы Адвокатура за рубежом 1 Верховенства Права. Соответственно произвольные аресты, секрет ные судебные разбирательства, бессрочное содержание под стражей без судебного разбирательства, жестокое или унижающее достоинс тво обращение или наказание, запугивание или коррупция в избира тельном процессе — все это является неприемлемым.

Верховенство Права является основой цивилизованного общества.

Оно устанавливает прозрачные процедуры, доступные и равные для всех. Оно обеспечивает приверженность принципам, которые как ус траняют ограничения, так и защищают. МАЮ призывает все стра ны уважать эти основополагающие принципы. Она также призыва ет своих участников высказаться в поддержку Верховенства Права внутри их соответствующих сообществ».

Против этой Резолюции были поданы только два голоса. На следую щем заседании Совета два члена, которые голосовали против Резолю ции, объявили о своей поддержке ей и объяснили, что они голосовали против нее только потому, что хотели, чтобы она была «более реши тельной». Ввиду этого может быть справедливо сказано, что Резолюция была принята без единого несогласного голоса.

МАЮ является крупнейшей в мире международной организацией юристов, охватывающей своим членством около 195 ассоциаций юрис тов и юридических обществ почти из каждого государства и более чем 30 000 индивидуальных юристов, многие из которых являются ведущи ми международными практикующими специалистами в своих избран ных областях. Совет МАЮ является высшим управляющим органом [МАЮ].

Ввиду этого Резолюция является авторитетным заявлением от име ни юридического сообщества во всем мире. Однако она не претенду ет на законченность. Она просто излагает некоторые из существенно важных характеристик Верховенства Права тем способом, который мог бы быть одобрен Советом МАЮ и которому следует завоевать ува жение во всем мире.

После того как Резолюция была принята, стало очевидно, что, воз можно имеются некоторые моменты, в отношении которых границы Ре золюции могут быть расширены;

и что также может быть полезно пред ложить объяснение смысла, заложенного в Резолюцию. Настоящий документ является попыткой достичь эти ограниченные цели. Он не претендует на то, чтобы быть определением [Верховенства Права].

Часть I Основы Верховенство Права является единственным разработанным на на стоящее время механизмом обеспечения беспристрастного контро 1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) ля над использованием власти государством. Этого единственного предложения достаточно, чтобы объяснить, почему Верховенство Пра ва первостепенно является наилучшей доступной системой для орга низации цивилизованного общества.

На Верховенство Права имеется ссылка в преамбуле к Всеобщей деклара ции прав человека [1948 г.] (см. сноску (1) ниже) и в иных последующих меж дународных договорах, хотя определение ему [в них] не дается. Отношения Верховенства Права с иными важными концепциями, такими как Демокра тия и Права Человека, обсуждается в Части III настоящего документа.

Верховенство Права является относительно недавней и развиваю щейся концепцией. Для того чтобы Верховенство Права укоренилось да же в тех странах, которые сейчас притязают на приверженность ему, по надобились века. Те страны, которые в девятнадцатом веке притязали бы на то, что они управляются Верховенством Права, сегодня имеют очень отличающийся взгляд на его требования. Многие иные страны, в частнос ти те, которые возникли из [территорий с] колониальным статусом или с различными иными формами подавления, только недавно получили воз можность начать попытку установить его [Верховенство Права]. То, что существует несколько стран, которые могут притязать на полное соблю дение его [Верховенства Права] требований, является спорным.

В этом причина того, почему Совет МАЮ не делал попыток дать оп ределение Верховенству Права (см. сноску (2) ниже). Скорее, он просто представил перечень некоторых существенно важных характеристик (описанных в Резолюции как «основополагающие принципы») Верхо венства Права. Таковые более детально обсуждаются в Части II настоя щего документа. Вполне может быть, что в свое время будет возможно идентифицировать иные существенно важные характеристики [Верхо  «Поскольку является существенно важным то, что правам человека следует быть защищенными Верховенством Права, чтобы человек не должен быть вынуждаем прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угне тения…» [в том русском тексте Всеобщей декларации прав человека 1948 г., ко торый официально используется ООН, предлагается иной перевод: «...принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качест ве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения;

» (URL: http:// www.un.org/russian/documen/declarat/declhr.htm). Как видно, в данном варианте понятие «rule of law» переведено как «власть закона», что, как представляет ся, не вполне корректно].

 Уже имеются обширные труды о Верховенстве Права, в особенности в послед ние годы: полезная библиография может быть найдена на URL: http://www.hiil.

org/uploads/File/1-947-RuleofLawInventoryReport2007.pdf [Следует отметить, что эта ссылка неверна, а правильной является следующая: URL: http://www.

hiil.org/uploads/File/1-947-Rule_of_Law_Inventory_Report_2007.pdf].

Адвокатура за рубежом 1 венства Права] или более полно раскрыть те, что уже перечислены. Тем не менее все эти характеристики сущностно покоятся на двух опорах:

(1) Подчинение всех закону / Господство права (2) Разделение властей.

(1) Подчинение всех закону / Господство Права «Верховенство Права» означает точно то, что закон является влас телином, высшей властью. Никто не может быть над законом или за пределами закона. Каждый подчинен закону и управляется им.

Опыт подсказывает, что единственным способом контролировать власть является задействование противодействующей власти, а не та кой абстрактной концепции, как право. Из этого следует, что Верхо венство Права может действовать только в обществе, в котором его принятие получило широкое распространение — не просто приня тие большинством, а [именно] широко распространенное принятие.

Является существенно важным, чтобы органы государственной влас ти — исполнительная ветвь [государственной системы] правления, во оруженные силы, полиция, службы безопасности, даже Законодатель ная Власть и Судебная Власть — все принимали то, что они подчинены закону;

и что ввиду этого они могут осуществлять только те полномо чия, которые предоставлены им законом, и только способом, совмести мым с законом. Также является существенно важным, чтобы громадное большинство иных членов общества принимали то, что они подчинены закону, даже если они чувствуют себя поставленными им в невыгодное положение. Если значительное меньшинство чувствует себя поставлен ным в невыгодное положение настолько, что у него не имеется другого выбора, кроме как прибегнуть к неповиновению или насилию, резуль татом будут гражданские беспорядки или даже гражданская война.

Из этого следует, что право должно быть определено, разработано и претворяемо в жизнь таким способом, чтобы его принятие продол жало получать широкое распространение внутри общества. Это требу ет культуры уважения к Верховенству Права, которая может потре бовать длительного времени, чтобы развиться, а также большой заботы для ее поддержания. «Принятие» не означает «одобрение»: тем не ме нее именно требование к широко-распространенному принятию [пра ва] и является тем, которое требует внимания к правам меньшинств и индивидуальным правам человека. Принятие закона едва ли получит широкое распространение, если только он не рассматривается широко как разумный, соразмерный и справедливый.

Принятие [права] не означает лишь повиновение [закону], соблюде ние которого обеспечивается страхом. Оно означает уважение к сво де права в общем, которое демонстрируется добровольным всеобщим соблюдением закона. Опыт подсказывает, однако, что даже разумный 10 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) свод права не будет продолжать быть приемлемым для членов обще ства, если их базовые экономические потребности не могут быть удов летворены в течение значительного периода времени.

Требование широко распространенного принятия [права] означает, что право должно быть восприимчиво к потребностям людей, которым оно служит. Таким образом, со временем будет разработан обширный свод уголовного, административного и гражданского права. Во многих странах большая часть этого процесса состоится задолго до того, как дан ная конкретная страна сможет хотя бы начать притязать на привержен ность Верховенству Права. Все страны, даже те, которые управляются грубейшей диктатурой, нуждаются в законах или имеют их, хотя они пре небрегают индивидуальными или коллективными правами всего населе ния или его частей. В самом деле, соблюдение [политики] апартеида обес печивалось с дотошным вниманием к юридической форме и деталям.

Если принятие права может быть достигнуто, то оно должно быть дополнено обеспечением его соблюдения. Принятие права является непримиримым с повсеместной терпимостью к нарушениям закона.

Обеспечение соблюдения [закона] является процедурой, которая сама должна быть подчинена закону.

Действенная процедура для разрешения споров между граждана ми и наказания преступников явным образом является важным тре бованием любой правовой системы. Ввиду этого является вероятным, что такая процедура будет обеспечена многими правовыми системами, которые в иных отношениях не придерживаются Верховенства Права.

Соответственно Резолюция Совета МАЮ едва ли вообще ссылается на этот аспект правовой системы, хотя он был бы первой характеристикой, которая пришла бы на ум многим. Включение этого требования в пере чень минимальных существенно важных характеристик Верховенства Права могло бы поощрять страны, которые пренебрегают Верховенс твом Права в иных, решающих отношениях, притязать на привержен ность ему и тем самым отвлекать внимание от своих недостатков.

Право продолжит изменяться и развиваться в ответ на изменяющи еся и развивающиеся потребности своих граждан, даже когда основы Верховенства Права наличествуют. В самом деле, чем более восприим чиво право к потребности, тем, вероятно, больше должны иметь место изменения и развитие.

Обеспечение и претворение в жизнь Верховенства Права является дорогостоящим. Это необходимость, востребованная всеми, но это не снижает ее цену.

(2) Разделение властей Это является другим краеугольным камнем Верховенства Права.

Первейшим обязательством Государства является поддержание внут Адвокатура за рубежом 1 реннего порядка и защита своих граждан от внешней угрозы. Верхо венство Права не стремится ослабить власть Государства. Оно просто стремится гарантировать ее надлежащее осуществление. Это достига ется посредством отделения друг от друга тех, кто создает право (За конодательная власть), тех, кто толкует и применяет право (Судебная власть), и тех, кто обладает властью по обеспечению его соблюдения (Исполнительная власть). Пока что с лучшей формулой не нашлось ни кого. Три ветви [государственной системы] правления не являются внутренне враждебными друг к другу. Они работают совместно соглас но Конституции и Верховенству Права, и время от времени их функции пересекаются. Но разделение их сущностно отличающихся конститу ционных задач должно ревностно охраняться.

Независимость как Законодательной власти, так и Судебной влас ти является ввиду этого основополагающим требованием Верховенс тва Права. На практике достичь совершенного и полного разделения властей затруднительно, если не невозможно: должна существовать система сдержек и противовесов для обеспечения того, чтобы процесс отбора, вознаграждения и мониторинга в отношении лиц, которым вве рены соответствующие полномочия, не подвергал риску их независи мость.

Что же касается Законодательного органа, то сложно представить надлежащую систему его назначения, которая не включает в себя де мократическое голосование. Во многих странах глава Исполнительной власти (президент, премьер-министр или сходное [должностное ли цо]) является лидером партии большинства в Законодательном Органе.

В таких случаях требуется серьезная бдительность для обеспечения то го, чтобы не имело места злоупотребление контролем Исполнительной власти над Законодательной властью. В самом деле, сложно предста вить систему, в которой Законодательная власть является полностью свободной от влияния со стороны Исполнительной власти.

Многие страны имеют писаную конституцию, которая гарантирует, обычно с исключениями, определенные основополагающие индивиду альные права и права меньшинств. В этих случаях, когда данные исклю чения задействуются, требуется крайняя бдительность, и на Судебную власть, чья независимость становится все более важной, падает еще бльшая ответственность.

Сходные вопросы существуют в отношении назначения [предста вителей] Судебной власти. Для Верховенства Права является осново полагающим то, чтобы система назначения [представителей] Судебной власти не умаляла независимость [представителей] Судебной власти от влияния Исполнительной Власти или Законодательной власти. Еще бо лее важным является требование того, что [представителям] Судебной власти, будучи однажды назначенными, следует быть свободными от 12 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) любой угрозы отстранения от должности или иной формы запугивания со стороны иных ответвлений [государственной системы] правления.

Уважение к Верховенству Права требует наличия независимых, про зрачных механизмов для отстранения от должности судейских долж ностных лиц, признанных виновными в ненадлежащем поведении, но является существенно важным, чтобы такие механизмы находились вне пределов манипулирования [ими] со стороны иных ответвлений [государственной системы] правления и не подрывали независимость [представителей] Судебной власти.

Независимая Судебная власть требует в дополнение действенной, функционирующей системы судов, а также сильного, независимого и надлежащим образом квалифицированного юридического сообщест ва для ее [Судебной власти] поддержки. Независимое юридическое со общество также является основополагающим для поддержания прав и свобод граждан согласно Верховенству Права, так чтобы им [граж данам] гарантировался доступ к независимому, квалифицированно му, конфиденциальному и объективному юридическому совету. Для за щиты независимости юридического сообщества требуются принципы, сходные с принципами защиты независимости [представителей] Су дебной власти.

Эти основополагающие требования Верховенства Права также при зывают к высшим стандартам квалификации, профессионализма и чес тности среди [представителей] Судебной власти и юридического со общества. Если таковые [стандарты] не поддерживаются, доверие к юридической процедуре будет подорвано. Равным образом будет по дорвана необходимая культура уважения к Верховенству Права. Если это произойдет, у обеих — Исполнительной и Законодательной ветвей власти появится искушение и возможность вмешиваться в процедуры, которые защищают их [Судебной власти и юридического сообщества] независимость.

Ситуации чрезвычайного положения Верховенство Права должно вероятнее всего подвергаться угро зе даже в странах, которые притязают на то, что придерживаются его, во времена войны или иного чрезвычайного положения, когда Испол нительная власть вероятнее всего должна добиваться исключительных полномочий, а люди вероятнее всего должны желать предоставить их ей [Исполнительной власти]. Это то время, когда требуется крайняя ос торожность и спокойное, рациональное мышление, и когда это наиме нее вероятно будет обеспечено. В таких случаях абсолютная необхо димость в жестком разделении властей становится все более важной, потому что именно Исполнительная власть будет призывать к исклю чениям, и именно Законодательная власть будет создавать их, а Судеб Адвокатура за рубежом 1 ная власть — толковать их и надзирать над ними. Должен быть найден надлежащий баланс. Даже в таких случаях не следует допускать исклю чений из основополагающих требований Верховенства Права, иначе данное конкретное общество будет рисковать саморазрушением. Во многих странах угроза войны, контрреволюции или иного чрезвычай ного положения часто используется как предлог для отказа от внедре ния Верховенства Права первоочередным образом.

На этом фоне является уместным изучение Резолюции Совета МАЮ в деталях. Как уже упоминалось, Резолюция не претендует на то, чтобы быть определением [Верховенства Права]: она просто излагает некоторые из существенно важных характеристик (описанных как «ос новополагающие принципы») Верховенства Права [на самом деле вы ше упоминалось о том, что не претендует на то, чтобы быть опреде лением, сам Комментарий, а не Резолюция]. Эти характеристики могут быть выведены из двух [указанных выше] близких по духу опор, кото рые составляют его основы.

Часть II Резолюция Совета МАЮ В свете вышесказанного является уместным рассмотреть по очере ди каждую из характеристик, перечисленных в Резолюции:

(А) Независимая, беспристрастная судебная власть Это обсуждалось выше в Части I.

(В) Презумпция невиновности Это является основополагающим аспектом требования справед ливого судебного разбирательства. В сущности, это требование того, что бремя доказывания должно лежать на обвинителе для установле ния вины, а не на обвиняемом для установления невиновности. В боль шинстве, если не во всех случаях, и несомненно в тех случаях, когда люди могут быть заклеймены в качестве преступников и столкнуться с серьезными наказаниями, оно [данное требование] не допускает ис ключений.

(С) Справедливое и публичное судебное разбирательство без не должной задержки Существенно важные элементы справедливого судебного разбира тельства включают то, что обвиняемый должен быть полностью и не замедлительно проинформирован о правонарушении, которое он или она, как утверждается, совершил(-а), а также о доказательствах, кото рые будут приведены в поддержку [такого утверждения];

а также о том, что он или она имеют право получить совет от независимого, надлежа щим образом квалифицированного юриста по его или ее собственному выбору или быть представленным им.

1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Независимость и честность совета, которые он или она [т.е. лицо, нуждающееся в юридических услугах, юридической помощи] получает, а также осуществляемого для него или нее представительства, могут быть гарантированы только если сообщество юристов является столь же полностью независимым, как и [представители] Судебной власти, а также если общение с его или ее юридическими советниками является полностью конфиденциальным.

Концепция справедливого судебного разбирательства является воп росом юридической процедуры, и правовые системы во многих странах за многие годы разработали [ее] детали. Эта накопленная мудрость не может, и не должна игнорироваться. Именно Исполнительная власть будет неизменно приводить доводы о том, что эти основополагающие требования юридической процедуры следует уменьшить. Уже по одной этой причине такие доводы следует жестко изучать, а основополагаю щие принципы разделения властей — жестко применять.

Требование публичности судебного разбирательства является осо бым аспектом прозрачности и в настоящее время выступает в некото рых странах предметом разногласий. Возможно, что в определенных необычных обстоятельствах будут приводиться доводы о том, что су дебное разбирательство (или, по меньшей мере, некоторые его части) следует проводить закрыто, в интересах национальной безопасности.

Такие доводы будут неизменно выдвигаться Исполнительной властью, и ввиду этого [их] следует жестко изучать, а основополагающие требо вания разделения властей — жестко применять. Является важным то, чтобы в таких случаях политические интересы власть предержащих не уравнивались с национальными интересами.

Также всегда будут существовать случаи, когда в интересах правосу дия или защиты сторон (например, ребенка) будет уместным проводить судебное разбирательство закрыто. Такие случаи должны быть ограни чены и обдуманы очень тщательно.

(D) Рациональный и соразмерный подход к наказанию Рациональный и соразмерный подход к наказанию является альтер нативой жестокому или унижающему достоинство обращению или на казанию, которое далее в Резолюции прямо объявляется как неприем лемое. Это единственная рациональная альтернатива. Рациональность, соразмерность и справедливость находятся в сердце Верховенства Права.

(E) Сильное и независимое сообщество юристов Это обсуждалось выше в Части I.

(F) Неукоснительная защита профессиональной тайны / конфи денциальности общения юриста с клиентом Адвокатура за рубежом 1 На это указывалось выше. Это является существенно важным эле ментом в защите индивидуума от власти Государства и выстраивании доверия к отправлению правосудия.

(G) Равенство всех перед законом Отправной точкой для Верховенства Права является то, что каж дый индивидуум имеет право на один и тот же уровень достоинства и уважения;

а также то, что каждому индивидууму следует иметь одни и те же (или, по меньшей мере, обширно сходные) права и обязательс тва. Такая абстрактная концепция, как Верховенство Права, только и может начинаться с этого рационального основания. Повторим: раци ональность, соразмерность и справедливость находятся в сердце Вер ховенства Права. Различия между индивидуумами должны, конечно же, проводиться, например, между взрослыми и детьми (взяв бесспорный пример) — это существенно важная часть юридической процедуры, — но таковые должны проводиться рационально и соразмерно, неукосни тельно в соответствии с основополагающими принципами Верховенс тва Права и сообразно процедурам правотворчества и обеспечения соблюдения закона, требуемым Верховенством Права.

(H) Произвольные аресты;

секретные судебные разбирательства Эти запреты не требуют разработки.

(I) Бессрочное содержание под стражей без судебного разбира тельства Бессрочное содержание под стражей без судебного разбирательства является противоречащим Верховенству Права. Исключения [из этого правила] отсутствуют. Ключевым словом является «бессрочное». Не мо жет оспариваться то, что обвиняемые или разумным образом подозре ваемые в насильственном поведении могут надлежащим образом содер жаться под стражей в период судебного разбирательства, при условии, конечно, независимого судебного контроля [над таким содержанием] на каждой стадии [уголовной процедуры], который является ключевым компонентом для обеспечения поддержания Верховенства Права.

(J) Жестокое или унижающее достоинство обращение или нака зание Фраза, используемая в международных конвенциях, такова: «жесто кое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или нака зание». Это охватывает пытку. Существуют явные причины того, поче му жестокое или унижающее достоинство обращение с человеческими существами неприемлемо. В дополнение является ясным, что доказа тельства, полученные такими методами, недостоверны. Исключения из правила, запрещающего такое поведение, отсутствуют.

(K) Запугивание и коррупция Резолюция Совета МАЮ является явно несовершенной в том, что она ссылается только на запугивание и коррупцию в «избирательном 1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) процессе». Ясно, что запугивание или коррупция любого вида, в любой части правовой, административной, законодательной или избиратель ной системы являются враждебными и противоречащими Верховенс тву Права. Исключения [из этого правила] отсутствуют.

(L) Прозрачные процедуры Доверие к системе управления в любом обществе не может подде рживаться, если только [юридические] процедуры не являются откры тыми и прозрачными. Это не означает, что ни к одному сообщению ин формации нельзя относиться как к конфиденциальному. В самом деле, [выше] уже был дан один пример того, когда конфиденциальность явля ется существенно важной для отправления правосудия, и будет много иных [примеров того], когда будет подходящим налагать обязательство [по соблюдению] конфиденциальности. Однако, в каких бы обстоятель ствах ни притязали на то, что обязательство [по соблюдению] конфи денциальности следует признавать в любой части правовой, админист ративной или законодательной системы, бремя установления того, что конфиденциальность отвечает истинным интересам системы, должно лежать на тех, кто на это притязает.

Это также не означает того, что право индивидуума на частную жизнь не следует уважать.

Свобода информации, мнения и [его] выражения, хотя и не упоми наются в Резолюции особо, являются необходимыми аспектами про зрачности. Свобода информации и свобода мнения являются (при условии соблюдения законных правил о тайне и обязательствах [по соблюдению] конфиденциальности) основополагающими для Верхо венства Права. Свобода выражения [мнения], с другой стороны, явля ется более сложным вопросом: одним из обязательств, присущих лю бому обществу, является то, что мнения не следует выражать образом, неразумно атакующим или провокационным либо несправедливо на носящим ущерб иным членам этого общества. Таким образом, боль шинство обществ, управляемых Верховенством Права, будут склонны вводить в законодательном порядке некоторые ограничения на свобо ду выражения [мнения]. Любые такие ограничения надлежит жестко изучать для обеспечения того, чтобы они не ограничивали свободу ин формации или мнения;

любые [из них], которые ограничивают обос нованную критику иных [лиц], следует рассматривать с подозрением;

а любые [из них], которые ограничивают критику любой части [госу дарственной системы] правления, следует рассматривать с крайним по дозрением.

(M) Доступный и равный для всех [закон] Право не должно создавать какие-либо искусственные препятствия способности индивидуума осуществлять его или ее права согласно за кону. Для некоторых всегда будут существовать финансовые препятс Адвокатура за рубежом 1 твия, и обязательством каждого общества, которое придерживается Верховенства Права, является уменьшение таковых в той мере, кото рая реально достижима.

О законе должно быть легко узнать, он должен быть доступным за ранее, а также определенным и ясным.

Закон, имеющий обратную силу, неприемлем почти неизменно.

В современных обществах право становится все более сложным.

Это заставляет сделать вывод о том, что сильное, независимое сооб щество юристов является все более важным для современного обще ства, придерживающегося Верховенства Права.

Часть III Дальнейшие замечания Может быть полезным кратко обсудить отношения между Верхо венством Права и иными концепциями, с которыми оно близко ассо циируется:


• Политика. Политический процесс в обществе, управляемом Вер ховенством Права, — это процесс, посредством которого общество де батирует и улаживает свои расхождения, а также определяет правила, по которым оно управляется. В обществе, не управляемом Верховенс твом Права, политический процесс вместо этого состоит из усилия убе дить власть имущих не осуществлять ее [власть], либо осуществлять ее каким-то конкретным способом. Это [уже] является ходатайствовани ем, а не свободными политическими дебатами. Таким образом, Верхо венство Права не является частью каждого политического процесса, скорее оно подпирает надлежащий политический процесс и выступает его гарантом.

• Демократия. Ясно, что демократия не может существовать в обществе без Верховенства Права (это не означает, что демократи чески избранная [государственная система] правления не может или не будет подрывать Верховенство Права). Также может получиться так, что всеобщее избирательное право для совершеннолетних является су щественно важной характеристикой Верховенства Права: оно, вероят но, будет конечным результатом в обществе, которое развивается и жи вет согласно Верховенству Права. Всеобщее избирательное право для совершеннолетних является относительно недавним феноменом, дати руемым (например) с 1920 г. в США и с 1928 г. в Великобритании, обе из которых притязали бы на приверженность Верховенству Права и до того. Развитие внутри общества структур, которые поддерживают и со храняют Верховенство Права, может быть медленным и мучительным процессом. Однако по мере развития этих структур станет очевидным, что основной функцией права является удовлетворение потребностей своих граждан и будет сконструирован обширный свод уголовного, ад 1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) министративного и гражданского права. Большбя часть этого процесса вполне может случиться до того, как установятся основы Верховенства Права;

в самом деле, они [структуры] могут быть частью процесса, пос редством которого такие основы в конечном счете устанавливаются.

• Реформирование. Право по самой своей природе будет склон но благоволить status quo, потому что это является его функцией. Это неизбежно будет причиной разочарования для тех, кто желает рефор мировать свое общество. В стране, чья конституция содержит опреде ленные базовые права человека, реформирование может быть достигну то легче. Здесь не место обсуждать моральность использования насилия для осуществления внутри общества реформ, или же отстаивать рефор мирование посредством просвещенного, но авторитарного правления.

Однако уместно указать на то, что общество, которое игнорирует могу щие быть оправданными недовольства значительной части своих чле нов, едва ли сохранит широко распространенное принятие Верховенства Права, которое является основополагающим для его выживания.

• Справедливость. Закон есть закон. Он обеспечивает справедли вость не неизменно, и ни один реалист не стал бы притязать на то, что он [закон] так делал или мог бы всегда так делать. Кроме неизбежных случаев несправедливости в отдельных случаях из-за человеческого не совершенства, каждая система, управляемая Верховенством Права, бу дет иметь правила для защиты публичного порядка или достижения иных целей, которые считаются настолько важными, что в отдельных случаях может случаться несправедливость, например, [в случае] со сро ками давности, ограничениями на права апеллировать против решений судов или правительственных органов, а также с правилом res judicata [недопустимости повторного рассмотрения однажды решенного дела].

Тем не менее его целью должно быть обеспечение справедливости, хотя бы для поддержания широко распространенного принятия [права] внут ри общества. Верховенство Права не то же самое, что справедливость, но без Верховенства Права у вас не может быть справедливости.

• Свобода. Право ограничивает свободу многими способами, поэ тому его едва ли можно рассматривать как синонимичное свободе. Од нако его основными функциями являются (i) освобождение граждан от тирании неограниченной государственной власти, а также (ii) защи та граждан внутри общества от эксплуатации или господства со сторо ны иных [лиц] с большей властью. Как заявлено в Резолюции Совета МАЮ, Верховенство Права «как устраняет ограничения, так и защища ет» [на самом деле в этой Резолюции говорится о том, что как устра няют ограничения, так и защищают те принципы, приверженность к которым обеспечивает Верховенство Права].

• Права человека. Равным образом Верховенство Права не мо жет рассматриваться как синонимичное с правами человека. Неко Адвокатура за рубежом 1 торые права человека, как [уже] обсуждалось выше, являются необ ходимыми базовыми принципами Верховенства Права, [тогда как] иные являются более спорными — зачастую должен быть найден ба ланс между одними правами и другими, и различные общества при дут к различным ответам, используя политический процесс, подпи раемый Верховенством Права. Однако без Верховенства Права у вас не может быть прав человека. Кроме того, большинство стран являются сторонами некоторых или всех соответствующих между народных конвенций, особенно Международного пакта о гражданс ких и политических правах, Международного пакта об экономичес ких, социальных и культурных правах, Венской конвенции о праве международных договоров, Конвенции Организации Объединенных Наций против пыток и соответствующих региональных актов, таких как Африканская хартия о правах человека и народов, Американс кая конвенция о правах человека, Арабская хартия о правах челове ка, а также Европейская конвенция о правах человека. Таковые име ются в дополнение к различным конвенциям и их факультативным протоколам, относящимся к правам ребенка, уничтожению расовой дискриминации и дискриминации в отношении женщин. Ввиду это го в любом обсуждении того, в какой степени страна придерживает ся Верховенства Права, уместно ссылаться на эти положения, равно как и на Всеобщую декларацию прав человека [1948 г.].

Верховенство Права, по меньшей мере, настолько же касается [юридической] процедуры, насколько и содержания права. Если про цедуры, посредством которых право создается и которыми обеспе чивается его соблюдение, рациональны, соразмерны, справедливы и прозрачны, является вероятным, что право получит требуемое ши роко распространенное принятие и не будет просто отражать волю единственного индивидуума или группы внутри общества.

Верховенство Права является сравнительно недавним и хрупким феноменом даже в тех странах, где оно обычно рассматривается как прочно установившееся. Каждая страна должна найти свой собствен ный путь в направлении установления Верховенства Права, и ни од на страна не может однажды, когда оно достигнуто, позволить себе быть самодовольной.

В поиске справедливого общества Верховенство Права является отправной, а не конечной точкой.

Фрэнсис Нит, Сопредседатель, Инициативная группа по вопросам Верховенства Права, июль 2009 г.

10 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Приложение № Комментарий к Резолюции Совета МАЮ о верховенстве права [, принятой в] сентябре 2005 г.

Записка для Совета [МАЮ] Верховенство права Члены Совета вспомнят обсуждение на заседании Совета в Буэнос Айресе в октябре 2008 г. относительно Комментария к Резолюции Совета [, принятой в] сентябре 2005 г. («Пражская резолюция»), представленного на том заседании. Членам Совета было предложено послать письменные замечания [к Комментарию] к 30 января 2009 г. Перед заседаниями, про веденными в Париже в мае 2009 г., был распространен доклад о получен ных замечаниях и было предложено представить последующие замечания.

В то же самое время был также распространен другой доклад об ответах, полученных [в ответ] на просьбу к организациям-членам [МАЮ] сообщить, несут ли их члены обязательство «отстаивать Верховенство Права».

После этих консультаций Комментарий к Пражской резолюции был изменен, и [его] новая версия прилагается. Два доклада, на которые есть ссылка выше, также были изменены;

таковые также прилагаются в их окончательной форме. Наконец, Резолюция [в отношении Коммен тария] также была пересмотрена и, верится, будет сейчас приемлемой.

Резолюция будет следующей:

«Совет приветствует Комментарий к своей Резолюции[, принятой в] сентябре 2005 г. («Пражская резолюция»), подготовленный Инициа тивной группой по вопросам Верховенства Права, и принимает во вни мание доклады, обобщающие ответы на вопросники, распространен ные среди организаций-членов [МАЮ] после его заседания в октябре 2008 г. Комментарий содержит полезное объяснение смысла, заложен ного в Пражскую резолюцию, и предлагает пути, по которым [содер жание] этой Резолюции могло бы быть раскрыто. Ответы включили в себя полезные замечания от организаций-членов [МАЮ] и продемонс трировали обширную поддержку усилий Инициативной группы по воп росам Верховенства Права развивать понимание и поддержку Верхо венства Права [со стороны] Ассоциации. Ввиду этого Совет поощряет Инициативную группу по вопросам Верховенства Права [в ее стремле нии] продолжать такие усилия, включая дальнейшее развитие Пражс кой резолюции [для целей] рассмотрения [такового] Советом».

Фрэнсис Нит, Сопредседатель Инициативной группы по вопросам Верховенства Права, июль 2009 г.

Адвокатура за рубежом 1 Приложение № Верховенство права Доклад по ответам на запрос о замечаниях к Комментарию к Резолюции Совета [МАЮ][, принятой в] сентябре 2005 г.

(«Пражская резолюция»), представленному на заседании Совета [МАЮ] в Буэнос-Айресе в октябре 2008 г.

В конце обсуждения в отношении настоящего Комментария на за седании Совета [МАЮ] в Буэнос-Айресе членам Совета было предло жено прислать свои письменные замечания к 30 января 2009 г. Всем организациям-членам [МАЮ] были высланы два письменных напоми нания. Должным образом были получены 24 замечания, представляю щие организации-члены [МАЮ] из 20 стран. Из них:


11 выразили поддержку [Комментария];

6 сказали, что у них нет замечаний.

Из этих 17 у некоторых были незначительные редакционные заме чания или вопросы, большинство из которых были включены в окон чательную версию Комментария. В случаях, когда это не было сделано, автору замечаний было дано разъяснение*.

Один индивидуальный член прислал очень подробные замечания:

его отношение может быть, пожалуй, обобщено как обширно подде рживающее [Комментарий], но он хотел бы, чтобы в Комментарии го ворилось даже о гораздо большем.

Из оставшихся шести одна организация-член [МАЮ] выразила взгляд, согласно которому Верховенство Права и [концепция] Прав че ловека являются синонимичными. Если бы это было верным, мы бы не использовали различные слова для описания одной и той же концеп ции. Всеобщая декларация [прав человека 1948 г.] особо ссылается на них как на раздельные концепции. Они явно пересекаются, но это не оз начает, что они являются именно одним и тем же. Это является одной из причин того, почему была написана Часть III Комментария.

Другие из шести хотели, чтобы Комментарий прояснил, что Вер ховенство Права не обладает одним и тем же смыслом во всех стра нах. Это также взгляд индивидуального члена, на которого есть ссылка выше. Это является опасным аргументом, которому необходимо про тивостоять: ключевые принципы Верховенства Права, именно как и ключевые ценности юридического сообщества (которые вытекают из первых), являются одними и теми же — и основополагающими — по всему миру. Конечно, мы должны быть чувствительны к культурным и историческим расхождениям, и это вполне может означать, что мы должны ограничить себя идентификацией минимальных существенно важных характеристик Верховенства Права, но этому не следует озна 12 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) чать то, что нам следует уступить опасности принятия относительнос ти основополагающих ценностей.

Из [полученных] ответов возникают две общие темы, которые тре буют дальнейшего комментария:

(1) Первой является относимость к делу и/или ценность Части III Комментария. Одной из причин ее включения [в Комментарий] явля ется запрет в конституции МАЮ, согласно которому нам «не следует заниматься каким-либо вопросом, который по своему характеру явля ется политическим». Мой ответ содержится в Части III. Я полагаю, что это правильный ответ.

Однако Часть III также рассматривает отношения между иными важными концепциями и Верховенством Права, а также указывает на тот момент, что Верховенство Права является существенно важной предпосылкой для всех из них. Это основополагающий момент, пос тоянно повторяемый в Части III. Это является основной причиной для включения Части III в Комментарий, потому что это момент величай шей ценности и важности. Большинство иных концепций, упомянутых в Части III, являются высоко ценимыми — демократия, права челове ка, справедливость, свобода, — и можно приводить доводы о том, что все они являются более ценными, нежели Верховенство Права. Также можно приводить доводы о том, что без них у вас не может быть Верхо венства Права, что они являются основополагающими для самого Вер ховенства Права. Однако если что и является полностью бесспорным, так это то, что без Верховенства Права у вас не может иметься любых из этих иных желаемых вещей — демократии, прав человека, справед ливости, свободы. В этом заключается центральный вывод, сделанный в Части III, и это то, почему она [Часть III] является очень важной и по чему ее следует сохранить.

(2) Второй общей темой выступает вопрос о том, является ли Ре золюция Совета по поводу Комментария надлежащей. Четыре из шес ти [организаций — членов МАЮ] подняли этот вопрос. Одна приве ла доводы против попытки определить Верховенство Права. [Однако] как и изначально предложенная Резолюция («Резолюция Буэнос-Айре са»), так и сам Комментарий указали настолько ясно, насколько это воз можно, что в данном случае не было попытки определить Верховенство Права. Другая [организация — член МАЮ] выступила против Резолю ции Буэнос-Айреса, потому что она благоволила взгляду о том, что Вер ховенство Права не обладает одним и тем же смыслом во всех странах.

Данный взгляд был [уже] рассмотрен выше. Третья посчитала, что если Пражская резолюция и нуждается в раскрытии, то это следует сделать посредством другой резолюции, а не посредством «Комментария».

Четвертая [организация — член МАЮ] согласилась с этим взглядом, но Адвокатура за рубежом 1 также пожелала расширения наших усилий по определению Верховенс тва Права и поощрению его соблюдения**.

Одна организация — член [МАЮ] любезно перечислила в своем от вете следующие концептуальные идеи, «которые могли бы быть добав лены, как явствует из Комментария… (возможно):

(1) Подчинение государства и его должностных лиц закону;

(2) Разделение властей;

(3) «Жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обра щение или наказание»;

(4) Запугивание и коррупция (не ограничиваемые избирательным процессом);

(5) Свобода информации, мнения и [его] выражения;

(6) Демократия;

(7) Правило res judicata [недопустимость повторного рассмотре ния однажды решенного дела], а также (8) Права человека / основные права».

Достойно сожаления, хотя и не является необычным то, что на за прос о замечаниях ответили так немного организаций-членов [МАЮ], в частности потому, что из этого следует, что факт того, что подавля ющее большинство ответов оказались благоволящими Резолюции Буэ нос-Айреса, сам по себе не может рассматриваться как убедительный.

Тем не менее это подсказывает, что процесс попыток развить деталь ную позицию МАЮ по вопросу Верховенства Права следует про должать, [и,] несомненно, на данной стадии оставлять его не следует.

В любом случае это, как представляется, является позицией также поч ти всех тех среди шести [организаций — членов МАЮ], которые высту пили против Резолюции. Проблема ввиду этого состоит в том, как дви гаться вперед.

Путь вперед, предложенный сейчас, заключается в том, чтобы со единить наименее противоречивые аспекты изначально предложенной Резолюции со взглядом Немецкой ассоциации юристов, согласно кото рому любое раскрытие [содержания] Пражской резолюции следует осу ществлять посредством новой резолюции, а не простым «Комментари ем». Соответственно Резолюция, подлежащая представлению Совету МАЮ в Мадриде, является следующей:

«Совет приветствует Комментарий к своей Резолюции[, приня той в] сентябре 2005 г. («Пражская резолюция»), подготовленный Инициативной группой по вопросам Верховенства Права, и прини мает во внимание доклады, обобщающие ответы на вопросники, рас пространенные среди всех [нужно отметить, что в окончательном тексте Резолюции, принятой Советом МАЮ в Мадриде 8 октября 2009 г., слово «всех» отсутствует] организаций-членов [МАЮ] после его заседания в октябре 2008 г. Комментарий содержит полезное объ 1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) яснение смысла, заложенного в Пражскую резолюцию, и предлагает пути, по которым [содержание] этой Резолюции могло бы быть раскрыто. Отве ты включили в себя полезные замечания от организаций-членов [МАЮ] и продемонстрировали обширную поддержку усилий Инициативной груп пы по вопросам Верховенства Права развивать понимание и поддержку Верховенства Права [со стороны] Ассоциации. Ввиду этого Совет поощ ряет Инициативную группу по вопросам Верховенства Права [в ее стрем лении] продолжать такие усилия, включая дальнейшее развитие Пражс кой резолюции [для целей] рассмотрения [такового] Советом».

Фрэнсис Нит, Сопредседатель, Инициативная группа по вопросам Верховенства Права, июль 2009 г.

* Например, одна ассоциация юристов хотела, чтобы [в Коммента рий] было включено заявление о том, что смертная казнь является про тиворечащей Верховенству Права, но тем не менее «сердечно одобри ла» Комментарий. Другая выразила «поддержку» [Комментарию], но высказала надежду на раскрытие [содержания] Резолюции.

** С момента нашей Чикагской конференции в 2006 г. Американс кая ассоциация юристов инициировала Проект «Всемирная справед ливость», который включал первый Форум по всемирной справед ливости, проведенный в Вене в прошлом июле. Среди многих видов деятельности по этому проекту была разработка своего собственного определения Верховенства Права и «Индекса Верховенства Права» для использования при оценке соблюдения страной Верховенства Права.

Эти виды деятельности, в некоторой степени дублирующие [друг дру га], несомненно дополняют собственную деятельность МАЮ в этой об ласти. Комиссия [МАЮ] по вопросам ассоциаций юристов и/или ее Ко митет по политике пожелают, возможно, рассмотреть вопрос о том, как Ассоциация могла бы ответить на эти инициативы.

Адвокатура за рубежом 1 Приложение № Верховенство Права Доклад по ответам на вопросник[, направленный] организаци ям-членам [МАЮ] относительно обязательства юристов «отстаи вать Верховенство Права»

В 2008 г. Юридическое общество Новой Зеландии известило МАЮ о том, что оно учредило специальный Комитет по вопросам Верховенс тва Права, вслед за установлением нового режима для юридического сообщества в Новой Зеландии Законом о юристах и специалистах по операциям с недвижимостью 2006 г. Этот Закон возложил на членов юридического сообщества прямо выраженное, первостепенное обяза тельство «отстаивать Верховенство Права».

Идентичное обязательство было возложено на солиситоров в Ан глии и Уэльсе новым Кодексом поведения 2007 г. Кроме того, Хартия ключевых принципов Европейского юридического сообщества, при нятая САЮЮОЕ [Советом ассоциаций юристов и юридических об ществ Европы, the Council of Bars and Law Societies of Europe (CCBE)] в 2006 г., перечисляет десять «Ключевых принципов», которые включа ют «уважение к Верховенству Права»;

также Правило 1 Правил профес сионального поведения 2007 г. нигерийской ассоциации юристов пре дусматривает: «Юрист должен отстаивать и соблюдать Верховенство Права».

Председатель Комиссии [МАЮ] по вопросам ассоциаций юрис тов в ноябре 2008 г. написал всем организациям-членам [МАЮ], стре мясь получить информацию о сходных обязательствах в иных странах и прося ответы к 30 января 2009 г. Было получено тридцать ответов, представляющих 27 стран. Если САЮЮОЕ может быть воспринята как говорящая за ЕС в целом, тогда число стран, представленных в этом до кладе, значительно выше.

Выше приведены четыре примера особого обязательства «отста ивать» (или «уважать») Верховенство Права. В трех других случаях было просто сообщено, что они последовали [примеру] САЮЮОЕ:

в одном из них Германия также сообщила, [однако] без цитирования точного текста, что федеральный закон и Кодекс поведения [юридичес кого] сообщества также возлагают на юриста обязанность отстаивать Верховенство Права. Пять иных [организаций — членов МАЮ] сооб щили о сходном обязательстве, например «поддерживать», «охранять»

Верховенство Права или «участвовать в защите» Верховенства Пра ва. Две другие страны сообщили, что обязательство отстаивать Верхо венства Права фактически «само собой разумеется» (как изложила од на из них).

1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Две страны и Совет ассоциации юристов Англии и Уэльса сообщи ли, не вдаваясь в дальнейшие подробности, что у них не имеется сход ного обязательства. Однако большинство стран (12), которые предста вили информацию для данной цели, продолжили сообщение указанием на то, что обязательство отстаивать Верховенства Права являлось под разумеваемым, и во многих случаях ссылались на многие различные обязательства в их соответствующих Кодексах поведения или схожих документах, которые между собой фактически приравнивались к обя зательству отстаивать Верховенство Права;

дадим всего два примера:

(1) «обязанность содействовать справедливости и предотвращать не справедливость», (2) цель соответствующей ассоциации юристов в том, чтобы «защищать… юридическую практику демократического госу дарства согласно Верховенству Права».

Конечно, детальные положения кодексов этики юристов в их соот ветствующих странах включают много примеров особых обязательств, которые необходимым образом являются частью более обширного обязательства «отстаивать Верховенство Права», но неизбежно возни кает вопрос по поводу того, охватывает ли более обширное обязатель ство нечто большее, нежели эти особые профессиональные обязатель ства. Взять хотя бы один пример, который немедленно приходит на ум: охватывает ли оно обязательство бороться с коррупцией не только при отправлении правосудия, но также в политической и избиратель ной системе?

Для юриста трудно противостоять аргументу о том, что он/она не сет обязанность отстаивать Верховенство Права, независимо от того, возлагается ли она на него/нее особо или же нет. Наступило ли время, когда МАЮ одобрит это утверждение? И если наступило, то не время ли также для МАЮ растолковать более ясно, что именно оно означает?

Фрэнсис Нит, Сопредседатель, Инициативная группа по вопросам Верховенства Права, июль 2009 г.

Адвокатура за рубежом 1 Приложение № Кому: Совет МАЮ От: Фрэнсис Нит, Председатель, президентская оперативная группа по вопросам Верховенства Права Дата: Август Тема: Комментарий относительно Верховенства Права Верховенство Права Совет [МАЮ] на своем заседании в Праге в сентябре 2005 г. принял важную Резолюцию, в которой он изложил некоторые из существен но важных характеристик Верховенства Права и призвал всех членов МАЮ «высказаться в поддержку Верховенства Права внутри их соот ветствующих сообществ». С того момента мы провели три симпозиума по Верховенству Права — в Чикаго, Москве и Сингапуре, и четвертый будет проведен в последний день нашей конференции в Буэнос-Айре се. Сессии по Верховенству Права также были проведены на двух пос ледних конференциях лидеров ассоциаций юристов. В этих обсуждени ях одним постоянным сдерживающим фактором было желание ясности в отношении значения Верховенства Права.

Настоящую записку сопровождает Комментарий к Резолюции Со вета [МАЮ][, принятой] в сентябре 2005 г. Я выработал первый про ект такового и представил его на Конференции лидеров ассоциаций юристов в Загребе в мае 2007 г. Я также широко распространил его сре ди членов [МАЮ], предлагая высказать замечания. Последующий про ект был представлен на годовой конференции [МАЮ] в Сингапуре, и еще один на Конференции лидеров ассоциаций юристов в Амстерда ме в прошлом мае, во всех случаях с предложением высказать замеча ния [на этот проект].

Многие замечания были получены, и многие из них были приняты во внимание в прилагаемом документе. Он [Комментарий] также об суждался и был одобрен Комитетом по политике Комиссии [МАЮ] по вопросам ассоциаций юристов, а также президентской оперативной группой по вопросам Верховенства Права. Я особенно благодарен су дье Ричарду Голдстоуну, Гансу Кореллу и Майклу Кучере, каждый из ко торых проявил внимание к пониманию намеренно ограниченных ра мок данного документа и соответственно специально предложил много конструктивных замечаний. Я также благодарен Марку Эллису, кото рый посоветовал мне в самом начале НЕ пытаться дать определение Верховенства Права — задача, которая могла бы заставить юристов во [всем] мире быть вовлеченными в интенсивные дебаты на многие годы.

1 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) Соответственно, прилагаемый документ — описанный как «Коммента рий» к предыдущей Резолюции Совета [МАЮ] — представляет собой попытку (как в нем объясняется) просто описать минимальные сущест венно важные характеристики Верховенства Права и разъяснить, а так же развить смысл, заложенный в Резолюцию. Многие иные замечания на предыдущие проекты данного документа не были в него включены потому, что они были нацелены на расширение [его] рамок за предела ми этой очень ограниченной цели.

Вполне может быть, что Совет [МАЮ] захотел бы позволить попыт ку выработать более амбициозный документ, возможно, даже вплоть до определения Верховенства Права. Это могло бы быть задачей на бу дущее. На настоящий момент кажется благоразумным сконцентриро ваться на более узкой цели документа, с которой никто не сможет не согласиться. Я надеюсь, что это то, чего я достиг после развернутых консультаций внутри Ассоциации.

Было бы замечательно, если бы Совет [МАЮ] захотел просто «одоб рить» или «принять» прилагаемый документ. Однако, ожидая, что просьба об этом может быть чрезмерной, Комитет по политике КВЮС [Комиссии МАЮ по вопросам ассоциаций юристов] поддерживает предложение о том, чтобы Советом [МАЮ] на его заседании в Буэнос Айресе была принята следующая Резолюция:

«Совет приветствует Комментарий к своей Резолюции[, приня той в] сентябре 2005 г., представленный на настоящем заседании, в ка честве полезного объяснения и пригодного развития смысла, заложен ного в Резолюцию».

Точка зрения 1 ДИКОВ Григорий, юрист Секретариата Европейского Суда по правам человека Адвокатская тайна в свете практики ЕСПЧ (Развернутые тезисы выступления на международной конференции, посвященной адвокатской тайне, в Федеральной палате адвокатов РФ 04.03.2009 г.) Официальная позиция Европейского Суда может на совпадать с мнением автора, изложенным ниже. С полным текстом решений Ев ропейского Суда и Европейской комиссии по этой теме можно ознако миться на сайте www.echr.coe.int/hudoc.

Предлагаемое вашему вниманию выступление посвящено защите адвокатской тайны в прецедентном праве в раках Европейской конвен ции по правам человека. Европейский Суд (в дальнейшем — ЕСПЧ или просто Суд) накопил богатую практику по этой теме. Естественно, она не всеобъемлюща — в ней есть серьезные лакуны, и легко предполо жить, что какие-то ситуации, с которыми встречались российские ад вокаты, не нашли своего отражения в делах ЕСПЧ. Более того, у кого-то практика Суда по этим вопросам может создать впечатление «осыпав шейся мозаики», в которой недостает важных элементов. Однако пре цедентное право Конвенции все-таки позволяет понять общий подход Суда к этим вопросам, его метод анализа. Моя задача — дать представ ление об этом методе.

Заявители в делах, касающихся адвокатской тайны, чаще всего ссы лаются на статьи 6 и 8 Конвенции. Для статьи 6 Конвенции, гарантиру ющей право на справедливое судебное разбирательство, фигура адво ката вообще является центральной. Однако эта статья (если говорить о ее «уголовно-правовой» ипостаси) защищает обвиняемого, а не его за щитника. Адвокат не может пожаловаться от своего имени на вмеша тельство в его профессиональную тайну при рассмотрении уголовного дела. Тем не менее такое вмешательство может стать причиной, по ко торой разбирательство в отношении его клиента будет признано Евро пейским Судом несправедливым.

Наряду со статьей 6 Конвенции адвокатская тайна в определенной мере защищается статьей 8, гарантирующей тайну переписки и непри 10 Вестник Федеральной палаты адвокатов РФ / № 1 (27) косновенность жилища. Здесь субъектом защиты может быть уже как сам адвокат, так и его клиент.

Иногда вопрос об участии адвоката также ставится в контексте ста тье 5 § 4, гарантирующей судебный порядок рассмотрения вопроса о мере пресечения. Наконец, проблематика адвокатской тайны может возникать и в делах по другим статьям Конвенции (например, по ста тье 10, гарантирующей право свободно распространять и получать ин формацию). Однако в рамках предлагаемого выступления я сосредото чусь именно на статьях 5, 6 и 8, и обсудим три основные темы: условия встреч адвоката и его заключенного клиента, тайну адвокатской пере писки и неприкосновенность его рабочего помещения.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.