авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ БИБЛИОТЕКА РОССИИ

КОНФЕРЕНЦИИ, КНИГИ, ПОСОБИЯ, НАУЧНЫЕ ИЗДАНИЯ

<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«СОДЕРЖАНИЕ ЯЗЫК. КУЛЬТУРА. КОММУНИКАЦИЯ6 Е.Ф.СЕРЕБРЕННИКОВА6 В ПОИСКАХ «ГЛУБИННОГО УРОВНЯ»: НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

В Новой иллюстрированной энциклопедии понятие «аббревиатура» определено следую щим образом: «Слово, образованное сокращением словосочетания и читаемое по алфавитно му названию начальных букв (ВВС) или по начальным звукам (ООН, вуз) слов, входящих в него» [НИЭ, 2004, с. 9].

О.С. Ахманова определяет «аббревиатуру», как: 1) (сложносокращенное слово). Слово, со ставленное из сокращенных начальных элементов (морфем) словосочетания (русск. Нарком прос – Народный комиссариат просвещения, сельмаг – сельский магазин);

2) инициальный тип сложносокращенных слов, акроним. Слово, образованное путем сложения начальных букв слов или начальных звуков [Ахманова, 2010, с. 27].

Анализируя приведенные выше определения, приходим к выводу, что аббревиатура – сло во, образованное путем сокращения мотивирующей единицы. Данной проблеме посвящены работы К.Л. Егоровой, В.М. Лейчика, Т.С. Макеевой, О.В. Раевской, И.А. Цыбовой, А.П.Шаповаловой, F. Brunot, L.-J. Calvet, J. Dubois, L. Guilbert, J. Marouzeau и др.

Аббревиация представляет собой особый тип экономии языковых средств, поскольку длинные названия часто затрудняют восприятие научной информации. Согласно А.П. Миньяр-Белоручевой, аббревиатуры являются неотъемлемой частью научных историче ских текстов, придают им лапидарность и динамизм [Миньяр-Белоручева, 2001, с. 97]. Ог ромный пласт сокращенной лексики возник в результате процессов глобализации и интерна ционализации. Аббревиатуры, до недавнего времени чаще всего встречающиеся в политиче ской, юридической, военной, научной и экономической сферах, теперь употребляются повсе местно: в медицине, журналистике, литературе, искусстве, быту.

Мы единодушны с мнением Т.В. Матвеевой, что аббревиатуры особенно широко исполь зуются в деловой речи, где укрепились модели с повторяющимися компонентами гос- (гос контроль, госуниверситет, госприемка), гор- (горотдел, горбольница, горсправка), обл- (обл совет), управ- (управделами), центр- (центризбирком) и др. [Матвеева, 2010, с. 9]. Хочется добавить, что широкое распространение получили аббревиатуры и в межкультурном бизнес общении:

англ.: ABA (Americain Bankers’ Association) – Американская банковская ассоциация [Мак симова, 2007, с. 17];

V.A.T., VAT (value added tax) – налог на добавленную или приращенную стоимость, НДС [Там же. С. 169];

Unibank (United International Bank) – Объединенный меж дународный банк [Там же. С.168];

MDB (multilateral development bank) – международный банк развития [Там же. С. 111];

Forex (Foreign Exchange) – Международный валютный ры нок: самый крупный финансовый рынок в мире, дневной оборот которого составляет более трех триллионов долларов [Там же. С. 80];

FRC (Free Carrier named port / point) – франко перевозчик в «наименование порта / пункта» [Богацкий, 2004, с. 280];

C.I.F., CIF (cost, insur ance, freight) – стоимость, страхование и фрахт, СИФ [Максимова, 2007, с. 49];

C.O.G. (cus tomer-owned goods) – товары, которые уже оплачены и принадлежат клиенту [Там же. С. 52];

coml. (commercial) – коммерческий [Там же].

нем.: AK (Aktienkapital) – акционерный капитал [Никифорова, 1993, с.472];

EEC (European Economic Community) – Европейское экономическое сообщество [Там же. С. 478];

EEF (Europдischer Entwicklungsfonds) – Европейский фонд развития [Там же];

EG (Europдische Gemeinschaften) – Европейские сообщества [Там же];

EWG (Europдische Wirtschaftsgemein schaft) – Европейское экономическое сообщество, ЕЭС [Там же. С. 479];

EU [e:u] (Europдische Union) – Европейский Союз [Бориско, 2001, с. 28];

AG [a:ge:] – (Aktiengesell schaft) – Акционерное общество [Никифорова, 1993, с. 472];

Fa (Firma) – фирма [Там же.

С. 479];

GF (Geschдftsfьhrer) – коммерческий директор [Там же. С. 481];

GmbH [ge: mbe:ha] – (Gesellschaft mit beschrдnkter Haftung) – Общество с ограниченной ответственностью [Там же];

GmuH (Gesellschaft mit unbeschrдnkter Haftung) – Общество с неограниченной ответст венностью [Там же];

франц.: F.M.I., FMI [f-m-i] (Fonds monйtaire international) Международный валютный фонд, МВФ [Баранчеев, 1968, с. 340];

U.E. [y-] (Union europйenne) – Европейский Союз [Матвиишин, 2005, с. 37];

S.A. [s-a] (sociйtй anonyme, par action) – акционерное общество [Там же. С. 37];

Comp., сomp. (сompagnie) – (промышленная или торговая) компания, фирма [Баранчеев, 1968, с. 207].

Характерно использование аббревиатур и для электронного письма. Примерами аббревиа тур являются в английском языке: FYA (For your attention) – для вашего внимания [Максимо ва, 2007, с. 83];

FYI (For your information) – к вашему сведению, в порядке информации [Там же. С. 83];

IMO (In my opinion) – по моему мнению;

IOW (In other words) – иными словами;

R (Received) – получено;

TIA (Thanks in advance) – спасибо заранее;

WRT (With respect to) – с уважением и т. д.;

в немецком языке: kZ (keine Zeit) – нет времени;

kK (kein Kommentar) – без комментария;

MMN (meiner Meinung nach) – по моему мнению;

RUMIA (Ruf mich an) – по звони мне;

HEGL (Herzlichen Glьckwunsch) – с сердечными пожеланиями счастья;

MFG (mit freundlichen GrьЯen) – с дружеским приветом;

BB (Bis bald) – пока, до скорого и т.д. [Sew erowa, 2008. S. 42];

во французском языке: P.-D.G. (Prйsident-Directeur Gйnйral) – генераль ный директор;

TVA (Taxe а la Valeur Ajoutйe)– НДС (налог на добавленную стоимость);

А.С.

(Accord Commercial) – торговое соглашение;

SARL (Sociйtй а Responsabilitй Limitйe) – обще ство с ограниченной ответственностью (ООО) и т.д. Ясность, четкость, а также лаконичность являются отражением соблюдения правил этикета, экономного отношения к времени партне ра по бизнесу [Жаркова, 2009, с. 408].

В экономической сфере очень широк спектр аббревиатур, образованных усечением. Усече нию подвергаются многосложные слова, имеющие широкую сферу употребления в различ ных сферах общения и происходит это, согласно Ш. Балли, в соответствии с фонетическими тенденциями французского языка к значительному сокращению и редукции слов [Балли, 2001, с. 314]. Можно привести ряд примеров аббревиатур, образованных усечением конца слова:

англ.: comp – compensation;

exec. – executive;

expend – expenditure;

bal. – balance;

barg. – bar gain;

pur. – purchase;

bus. – business;

pub. – publicity;

нем.: Hypo – Hypothek;

Ta – Tara;

Super – Superhet;

Tab – Tabelle;

Qual – Qualitдt;

Val. – Valuta;

Vorst. – Vorstand;

франц.: а cet aprиs-m – а cet aprиs-midi;

pub – publicitй;

biz – bisness angl. business, «trafic, affaires illicites»;

fac – facultй;

doc – docteur. Больше всего подобных слов на о: dico – dictionnaire;

trado – traduction;

labo – laboratoire;

йdito – йditorial;

ventilo – ventilateur.

Согласно Ж. Марузо, апокопа (гр. apo-copк) – это усечение, которому подвергается конец слова, происходящее либо посредством фонетического выпадения элемента (лат. hunce hunc), либо путем произвольного сокращения: франц. photo(graphie), vйlo(cipиde) [Марузо, 2004, с. 35].

По мнению О.С. Ахмановой, апокопа (усечение): «1. Падение конечного звука или звуков слова вследствие акцентно-фонетических процесса, приводящее к сокращению слова. 2. Об разование новых слов путем сокращения, например, русск. такси – таксомотор, метро – мет рополитен, кило – килограмм;

фр. vйlo – vйlocipиde» [Ахманова, 2010, с. 52]. Апокопа появи лась впервые в XIX в. вместе со словами kilo – kilogramme и forifs – fortifications (старинные фортификационные сооружения Парижа). В настоящее время некоторые слова имеют ориги нальные усечения. Так, например, слово «cinй» является апокопой «cinйma», которая, в свою очередь, образовалась от «cinйmatographe». Часто употребляемое в коммуникации «stylo» яв ляется апокопой «stylographe». Сейчас вряд ли кто-то об этом помнит. Вот еще несколько примеров апокоп, прочно вошедших в обиходную речь: auto – automobile;

radio – radiodiffu sion;

mйtro – mйtropolitain. Усечение длинных слов происходит для беглости речи: ampli – amplificateur;

sana – sanatorium;

imper – impermйable;

tйlйcoms – tйlйcommunications;

kinй – kinйsithйrapeute.

И.А. Цыбова указывает, что у апокоп (во французском языке) шов усечения обычно про ходит после фонемы [o], если она имеется в исходном слове [Цыбова, 1996, с. 110]: compo – composition;

dйco – dйcoration;

dispo – disposition;

hebdo – hebdomadaire;

info – information;

interro – interrogation;

kilo – kilogramme;

micro – microphone;

nйgo – nйgociation;

photo – photographie;

prйco – prйconisation;

promo – promotion;

ventilo – ventilateur.

В немецком языке у апокоп шов усечения обычно проходит после фонем [o] и [i], если они имеются в исходном слове: Schoko – Schokolade;

Limo – Limonade;

Steno – Stenografie;

Deko – Dekoration;

Deo – Deodorant;

Profi – Professionelle;

fundi – fundamental. Далее эти слова вклю чены в образование следующих наименований: Schoko-Fьllung, Deko-Industrie usw.

Хочется отметить, что во французском языке о конечное является уже настолько естест венным и привычным, и его охотно добавляют к вновь образованным усечениям: apйro – apйritif;

dico – dictionnaire;

intello – intellectuel;

mйcano – mйcanicien. Иногда меняется и кор невая основа апокопа: dirlo – directeur;

hosto – hфpital.

Встречаются и усеченные прилагательные, но реже (франц. яз.: pro – professionnel;

grato – gratuit;

diff – difficile;

gйnй – gйnйral;

prin – principal), еще реже наречия (directo – directement;

mollo – mollement;

).

Нужно отметить, что в последнее время, ранее менее активный тип усечения, – это усече ние начальных слогов, аферезис (aphйrиse) мало-помалу набирает силу. Жюль Марузо опре деляет данный феномен следующим образом: «Аферезис – выпадение (гр. aph-airesis) фонемы или группы фонем в начале слова» [Марузо, 2004, с. 44]. Например:

англ.: phone telephone;

Net Internet;

copter helicopter;

fume perfume;

gator alli gator;

нем.: der Pott der Ruhrpott (das Ruhrgebiet);

франц.: blиme problиme;

Net Internet;

dwich sandwich;

vail travail;

bus autobus;

car autocar;

cipal municipal;

leur contrфleur, ricain Amйricain;

rien algйrien, wien tunisien.

Согласно вышеперечисленным примерам, мы видим преобладание апокоп над аферезами.

И мы единодушны с мнением И.А. Цыбовой, что большая часть информации – в начале сло ва. Следовательно, «апокопы более понятны, чем аферезы» [Цыбова, 1996, с. 109].

Сокращение словосочетаний получило широкое распространение в XX в. Инициальные сокращения подразделяются на альфабетизмы и акронимы.

Альфабетизмы (буквенные аббревиатуры, где каждая буква читается как в алфавите) в бизнес-общении встречаются не так часто из-за трудностей в произношении. Например, англ.

яз.: IMF (International Monetery Fund) – Международный валютный фонд [Максимова, 2007, с. 97];

Ltd (limited) – с ограниченной ответственностью акционеров [Там же. С. 108];

LLC (limited liability company) – компания с ограниченной ответственностью [Там же. С.107];

LDC (limited duration company) – компания с ограниченным сроком;

нем. яз.: o.k., O.K. (o’key, all correct) – модное выражение согласия [Duden, 2005. S. 304];

TV (Television) – телевидение [Ibid. S. 371];

DVD (digital versatile disc, digitale Video-Disc) – цифровой видеодиск [Ibid. S.

127];

DJ (Diskjockey) – диск-жокей [Ibid. S. 117];

франц. яз.: FBCF (formation brute de capital fixe) – валовые производственные капиталовложения, национальное счетоводство;

VDQS (vins dйlimitйs de qualitй supйrieure) – марочные вина высшего качества [Баранчеев, 1968, с.

661]. Тем не менее, хоть и редко, но они используются в речи: BNP (Banque Nationale de Paris) – Национальный парижский банк [Там же. С. 92];

le T.G.V. (train а grande vitesse) – сверхскоростной поезд [Гак, 1993, с. 1102];

le R.E.R. (Rйseau Express Rйgional) – линия скоростного метрополитена в Париже [Баранчеев, 1968, с. 92];

le CDV (compact disc vidйo) – компактный видеодиск [Гак, 1993, с. 220];

T.V.B., T.v.b., t.v.b. (tout va bien) – все идет нормально, все в порядке [Баранчеев, 1968, с. 635];

H.S., HS, h.s. (hors service) – не при исполнении служебных обязанностей [Там же. С. 381], еtс.

Акронимы, инициальные сокращения, в составе которых есть гласная фонема, более ха рактерны для делового общения: англ. яз.: ECU, Ecu (European Currency Unit) – Европейская расчетная единица [Максимова, 2007, с. 66];

ESOP (Employee Stock Owenership Plan) – план приобретения акций служащими (компании) [Там же. С. 71];

GATT (General Agreement on Tariff and Trade) – Генеральное соглашение о тарифах и торговле [Там же. С. 85];

нем. яз.:

V.I.P.,VIP [vi: ai pi:] (very important person) – sehr wichtige Person(en) [Duden, 2005. S. 395];

ARGE, Arge (Arbeitsgemeinschaft) – Arbeitsamt, die Verwaltung, die eigentlich eine neue Arbeit besorgen soll [Ibid. S. 44];

ASAP, asap (as soon as possible) – so schnell wie mцglich [Ibid. S. 45];

франц. яз.: SMIG (le salaire minimum interprofessionel garanti) – межпрофессиональный га рантированный минимум заработной платы [Баранчеев, 1968, с. 595];

SARL (Sociйtй а Respon sabilitй Limitйe) – акционерное общество с ограниченной ответственностью [Матвиишин, 2005, с. 176];

PIB, P.I.B. (produit intйrieur brut) – валовой внутренний продукт (в стране, неза висимо от национальной принадлежности предприятий) [Гак, 1993, с. 872];

CA (chiffre d’affaires) – торговый оборот, оборот компании [Баранчеев, 1968, с. 107];

SA (sociйtй ano nyme) – акционерное общество [Матвиишин, 2005, с. 176]. Необходимо отметить, что инфор мативная емкость, удобство произнесения, легкая запоминаемость акронимов способствуют росту их числа и использования в различных областях коммуникации.

Еще одним из способов сокращения является словослияние, телескопные образования (tй lescopage) – это такой способ словообразования, при котором часть одного слова сливается, чтобы образовать единое слово с частью другого слова или с целым словом [Цыбова, 1996, с.

112]. Приведем ряд примеров: франц. яз.: distribanque (банкомат) = distributeur (автомат) + banque (банк);

crйdisponible (доступный кредит во французском банке BNP) = crйdit (кредит) + disponible (доступный);

vйlocation (прокат велосипедов) = vйlo (велосипед) + location (аренда);

camйscope (видеокамера) = camйra + magnйtoscope (видеомагнитофон);

positron = positif + йlectron;

franglais = franзais + anglais;

Eurasie = Europe + Asie;

Benelux = belgo + nйerlando + luxembougeois;

нем. яз.: Optik + Elektronik = Op(toelek)tronik;

Diktier-Magnetofon = Dimafon;

Joga + Gymnastik = Joganastik;

Aero + Akrobatik = Aerobatik.

Если раньше сокращения были характерны для письменной речи, то в настоящее время они являются неотъемлемой частью коммуникации. Знакомство с аббревиатурами и исполь зование их в речи способствует, несомненно, развитию коммуникативной компетенции обу чаемых.

Для аббревиатур, функционирующих в экономической сфере, характерна полисемия, по скольку начальные морфемы экономических терминов нередко совпадают. Это в некоторых случаях затрудняет понимание и расшифровку текста. Например:

англ.: АВС – 1) activity based costing – калькуляция себестоимости по виду деятельности;

2) Audit Bureau of Circulation – Бюро аудита тиражей, собирающие информацию о печатной продукции в США [Максимова, 2007, с. 17];

CIM – 1) Canadian Institute of Management – Ка надский институт управления;

2) computer-integrated manufacturing – компьютерно интегрированное производство [Там же. С. 49];

SE, S/E – 1) shareholders’ equity – собствен ный капитал США;

2) single-entry book-keeping – простая бухгалтерия;

3) standard error – средняя квадратическая ошибка;

4) Stock Exchange – Фондовая биржа [Там же. С. 151].

нем.: a.A. – 1) auf Abruf – по отзыву;

2) auf Anfrage – по запросу;

a.B. – 1) auf Bestellung – на заказ, по заказу;

2) auЯergewцhnliche Belastungen – непредвиденные расходы [Никифоро ва, 1993, с. 471];

cy – 1) copy – копия, экземпляр;

2) currency – валюта [Там же. С. 476];

Ind. – 1) Index – индекс;

2) Indossament – индоссамент;

3) Industrie – промышленность, индустрия [Там же. С. 483].

фр.: C.A. – 1) chiffre d’affaires – оборот компании;

2) compte d’arrйrages – счет на просро ченные суммы;

3) crйdit agricole – сельскохозяйственный кредит;

4) conserves alimentaires – пищевые консервы;

5) congй annuel – ежегодный отпуск и т.д. Этот список можно продол жить. Он достаточно внушителен и составляет 115 аббревиатур [Баранчеев, 1968, c. 107-109].

Только контекст, фоновые и социокультурные знания будут способствовать правильному де кодированию многозначных аббревиатур.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что сокращения создаются путем предельно ко роткой и структурно экономной конденсации языковых средств и широкое использование са мых различных сокращений – это своего рода ответ языка на происходящие в мире глобали зацию и интернационализацию. Использование аббревиатур в межкультурной деловой ком муникации подтверждает закон «экономии языковых усилий», сформулированный А.Мартине, побуждающий говорящего максимально сокращать свое высказывание на всех уровнях языка [Лалова, 2002]. Помимо экономии языковых средств, речевых усилий и време ни партнера по общению, аббревиатура является и эффективным средством концентрации информации. Дальнейшее изучение аббревиатур лексического репертуара сферы делового общения будет способствовать: увеличению объема тезаурусных (фоновых) знаний, расши рению информационного поля, а также билингвистическому и бикультурному развитию лич ности партнера по общению, т.е. расширению представлений об экономическом развитии стран изучаемых языков, представлений о мировоззрении, культуре, традициях, нравах и обычаях его носителей, что, несомненно, облегчит межкультурное деловое общение.

Библиографический список:

1. Ахманова, О.С. Словарь лингвистических терминов [Текст] / О.С. Ахманова. – М. : Либроком, 2010. – с.

2. Балли, Ш. Общая лингвистика и вопросы французского языка [Текст] / Ш. Балли. – М. : Эдиториал, УРСС, 2001. – 416 с.

3. Баранчеев, Э.Г. Словарь сокращений французского языка [Текст] / Э.Г. Баранчеев, Г.В. Гаровников, А.А.

Анфилофьев [и др.]. – М. : Сов. энциклопедия, 1968. – 672 с.

4. Богацкий, И.С. Бизнес-курс английского языка. Словарь-справочник [Текст] / И.С. Богацкий, Н.М. Дюканова. – Киев : Логос, 2004. – 352 с.

5. Бориско, Н.Ф. Бизнес-курс немецкого языка. Словарь-справочник [Текст] / Н.Ф. Бориско. – Киев : Логос, 2001. – 352 с.

6. Гак, В.Г. Новый французско-русский словарь : Ок. 70000 слов, 200000 единиц пер. [Текст] / В.Г. Гак, К.А.

Ганшина. – М. : Рус. яз., 1993. – 1194 с.

7. Жаркова, Т.И. Электронное письмо как одно из средств развития межкультурной коммуникации [Текст] / Т.И. Жаркова // Современные проблемы лингвистики, теории и практики преподавания ИЯ : сб. науч. ста тей. – М. : Макс пресс, 2009. – С. 405-408.

8. Лалова, Т.И. Хрестоматия по фонетике французского языка [Текст] / Т.И. Лалова, М.Ю. Вертиева. – М.:

Изд-во МГЛУ, 2002. – 336 с.

9. ЛЭС – Лингвистический энциклопедический словарь [Текст] / под. ред. В.Н.Ярцевой. – М. : Большая Рос сийская энциклопедия, 2002. – 709 с.

10. Максимова, Т.В. Англо-русский словарь сокращений. Экономическая терминология [Текст] / Т.В. Максимова. – М. : АСТ;

Восток-Запад, 2007. – 189с.

11. Марузо, Ж. Словарь лингвистических терминов [Текст] / Ж. Марузо. – М. : Едиториал, УРСС, 2004. – 440 с.

12. Матвеева, Т.В. Полный словарь лингвистических терминов [Текст] / Т.В.Матвеева. – Ростов н/Д.: Феникс, 2010. – 562 с.

13. Матвиишин, В.Г. Бизнес-курс французского языка [Текст] : учеб. пособие / В.Г. Матвиишин, В.П. Ховхун.

– Киев : Логос, 2005. – 384 с.

14. Миньяр-Белоручева, А.П. Язык историка [Текст] / А.П. Миньяр-Белоручева. – М. : Изд-во МГУ, 2001. – с.

15. Никифорова, А.С. Немецко-русский словарь по бизнесу [Текст] / А.С. Никифорова. – М. : Словари, 1993. – 494 с.

16. НИЭ – Новая иллюстрированная энциклопедия [Текст]: в 20 кн. – М.: Большая Российская энциклопедия, 2004. – Кн. 1. – 256 с.

17. Новик, Т.В. Толковый словарь иностранных слов в русском языке [Текст] / сост. Т.В.Новик, В.А.Суханова.

– Смоленск : Русич, 2000. – 592 с.

18. Цыбова, И.Л. Словообразование в современном французском языке [Текст]: учеб. пособие для ин-тов и фак. ин. яз. / И.Л. Цыбова. – М. : Московский Лицей, 1996. – 128 с.

19. Duden Das Wцrterbuch der Abkьrzungen. Rund 50000 nationale und internationale Abkьrzungen und Kurzwцrter mit ihren Bedeutungen [Тexte]. – Mannheim: Dudenverlag, 2005. – 480 S.

20. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English [Тext] / A.S. Hornby. – Oxford : Oxford University Press, 2000. – 1541 p.

21. Sewerowa, N. Internetsprache [Тexte] / N. Sewerowa // Deutsch. – 2008. – № 2. – S. 42-43.

УДК 801. ББК 80. Д.И. Заболотный :

В данной статье биография У. Шекспира представлена как возможный мир, или сово купность возможных миров, с мифологической точки зрения. Анализируются основные ус ловия формирования возможных миров в научных исследованиях биографии Шекспира и особенности реализации этих возможных миров на лингвистическом уровне с учетом их мифологического аспекта.

Ключевые слова: возможный мир;

миф;

возможность;

чувственное восприятие;

вооб ражение D.I. Zabolotny BIOGRAPHY OF WILLIAM SHAKESPEARE AS POSSIBLE WORLD:

MYTHOLOGICAL ASPECT AND LINGUISTIC REPRESENTATION The article addresses the issue of William Shakespeare’s biography as a possible world or, rather, a set of possible worlds examined from the vantage point of myth. An overview of the main conditions of the possible world formation in the discourse of the Shakespeare biography research ers is offered. Linguistic peculiarities of the possible worlds’ manifestation along with their mytho logical aspect are outlined.

Key words: possible world;

myth;

possibility;

sense perception;

imagination Понятие «возможные миры» относится к категории модальной логики и используется для установления истинности / ложности модальных высказываний. Выбор одного из бесконеч ного множества миров в качестве наилучшего априори указывает на превосходство возмож ного над действительным.

В современной лингвистике «возможный мир» используется для построения семантиче ских моделей языка. По утверждению Я. Хинтикка, возможные миры – это вероятное поло жение дел по отношению к субъекту, находящемуся в мире реальном и который свое реаль ное «Я» проецирует в иные мыслительные пространства [Хинтикка, 1980, с. 43]. Следова тельно, «возможный мир» можно интерпретировать как некоторую картину, конструируе мую наблюдателем, выступающим в качестве субъекта восприятия и интерпретации наблю даемого, имеющего различные временные и аксиологические характеристики [Верхотурова, 2009, с. 10].

В качестве наблюдаемого могут выступать объекты как реальной, так и воображаемой действительности, явления, события, участником которых является сам наблюдатель, или события, косвенно связанные с наблюдателем в пространственно-временном отношении, ко гда наблюдатель не имеет возможности непосредственного наблюдения за данным явлением.

Очевидно, что в последнем случае возникает более широкое поле для формирования множе ства возможных миров.

Таким образом, определяя возможный мир как некоторое возможное положение дел, не противоречащих друг другу и в совокупности образующих цельную картину, биографиче ский дискурс также может рассматриваться как возможный мир или, более точно, множество возможных миров. В то же время, биографический дискурс как процесс и продукт речемыс лительной деятельности представляет собой вариативную информацию, собранную из раз ных источников, и выведенные на основе этой информации утверждения;

совокупность све дений, фактов, порой не согласующихся друг с другом, но в процессе тщательного, глубоко го анализа сводящихся в некоторых случаях ко вполне логически выстраиваемой картине.

Следовательно, возможные миры в биографических исследованиях можно также опреде лить следующим образом: возможное положение дел, которые с внешней стороны воспри нимаются как противоречивые или разрозненные сведения, но в процессе анализа наблюда теля могут сводиться к согласованию друг с другом.

При этом возможные миры в биографических исследованиях отличаются сравнительно широким диапазоном допущений, проявлением суждения, опирающегося на традиционные представления, с одной стороны, и значительной степенью проявления личностного пережи вания, воображения наблюдателя, с другой. Это, в свою очередь, приводит к неизбежной мифологизации личности, которая становится объектом биографического исследования, так как интенцией наблюдателя является создание наиболее яркого, семантически богатого, энергетичного и при этом вполне правдоподобного образа действительности [Топоров, 1995, с. 5] на основе сведения разрозненных фактов в единое, нерасчленимое целое;

конструиро вание такого образа, который будет иметь силу убеждения, но в то же время раскрытие кото рого будет больше основываться не на четкой, строгой аргументации, рациональных доказа тельствах, а на вере и убеждениях, чувственном переживании и воображении, проведении аналогии и обнаружении совпадений, что представляет характерные свойства мифологиче ского мышления. Этот тип мышления имеет особую логическую структуру, отличную от по зитивного мышления: не соблюдается закон исключенного третьего, суть подменяется про исхождением, событиям приписывается обязательная целенаправленность, соседство во времени принимается за причинно-следственную связь и т. д. [Неклюдов, 2005, с. 11].

Отсюда следует и одно из главных значений мифа: миф как бы оживляет образ, придает ему более динамичный характер, позволяет сохранять его актуальность и важность, поддер живает интерес к нему сквозь время и пространство.

Согласно Г. Бедненко, мифологическое мышление современного человека в целом можно разделить на осознанное и неосознанное [Бедненко, 2008, с.39]. Первый тип включает в себя поэзию, художественное творчество, научные течения, философию и религию. Второй – суе верия, «мифы представлений», идеологию масс и неврозы. Неосознанное магическое (мифо логическое) мышление отличается редукционизмом – обращением к прошлому опыту как объяснению причин настоящего вне последовательной причинно-следственной связи. Это свойство, как правило, проявляется в раскрытии некоего «знака», который имеет конкретную интерпретацию, обычно позитивно или отрицательно заряженную.

Мифологическое мышление более высокого типа и, как правило, осознанное, характери зуется телеологическим компонентом, обуславливающим целесообразность явлений, кото рые подразумевают разумный смысл, духовный призыв или личностный вызов человеку.

Инструментом этого процесса часто оказывается раскрытие символа, отличающегося от зна ка своей неисчерпаемой многозначностью и особой силой смысла. Этот тип мышления, на ряду с рациональным, в определенной степени проявляется у современного человека и явля ется неотъемлемым свойством человеческого сознания вообще [Там же. С. 40].

Существует несколько факторов, которые способствуют формированию мифологической картины в биографических исследованиях. Так, чем меньше имеется прямых исторических сведений, касающихся исследуемой личности, тем более широкий имеется диапазон для формирования представлений о ней и интерпретаций ее деятельности, основанных на чувст венном восприятии и воображении.

С другой стороны, по мере исторического развития меняются общественные взгляды, культурные интересы, жизненные ценности, что неизбежно влияет на аксиологическую ха рактеристику, интерпретацию деятельности исследуемой личности. В условиях отсутствия непосредственного наблюдения перед наблюдателем открывается возможность обратиться к результатам исследований его предшественников, помимо первичных источников, описы вающих место и время объекта наблюдения. Следовательно, чем больше разрыв между ме стом и временем наблюдателя и объектом наблюдения, тем больше потенциал для формиро вания возможных миров, тем больше представлений и интерпретаций жизни и творчества личности мы можем иметь, что наделяет биографическое исследование циклическим свойст вом мифа.

Следует отметить, что в данном случае исследователь имеет возможность осуществлять наблюдение, которое носит косвенный характер, так как он изучает то, что уже не существу ет. Это можно назвать мысленным наблюдением за той исторической картиной, которая формируется в воображении наблюдателя в процессе анализа и синтеза определенной ин формации, с использованием определенных методов для достижения относительной объек тивности.

Нередким бывает случай, когда исследователь сталкивается с противоречивостью истори ческих сведений. Именно этот фактор приводит к тому, что описываемый образ, сочетающий в себе несовместимое, начинает рассматриваться как некое чудо, нечто сверхъестественное, свидетельствуя, таким образом, о наличии мифологического аспекта. В другом же случае противоречивые факты могут быть сведены ко вполне естественному явлению или могут приобрести размытый характер на фоне эмоционально насыщенных рассуждений наблюда теля, что вновь ведет к проявлению мифологического аспекта.

Наконец, на формирование представлений о личности непосредственно оказывает боль шое влияние творческое выражение самой личности, представленное в виде художественных произведений, рукописей, картин, скульптур, музыкальных произведений и т. д. В результа те в той или иной степени может происходить отождествление исследуемого образа с тем образом или образами, которые отражены в творчестве данной личности, но, в то же, время, вполне могут являться лишь плодом творческого воображения автора.

В рамках настоящей статьи будут рассмотрены возможные миры биографии У. Шекспира с мифологической точки зрения. При этом наша главная задача будет заключаться в раскры тии тех лингвистических средств, которые используются в процессе формирования возмож ных миров биографии Шекспира с опорой на вышеперечисленные факторы этого формиро вания. Выбор биографии У. Шекспира обусловлен тем, что его образ может служить нагляд ным примером формирования возможных миров с определенной степенью мифологичности в биографических исследованиях.

Одним из наиболее важных вопросов в шекспироведении является так называемый шек спировский вопрос, или вопрос о гении Шекспира, возникший вследствие весьма малого ко личества информации, непосредственно касающейся Шекспира, и противоречивости исто рических фактов. Традиционные представления о Шекспире как о гении, блестящем поэте и драматурге и как о сыне перчаточника из провинциального городка служат главной предпо сылкой для формирования множества интерпретаций жизни драматурга. «Тайна шекспиров ская сродни тайне Атлантиды: Шекспир – это огромная загадочная страна, терпеливо дожи дающаяся извлечения на свет своих погребенных под океаном неизвестности сокровищ»

[Гилилов, 1997, c. 4].

Нельзя не отметить, насколько противоречив и многолик образ Шекспира в высказывани ях выдающихся литературных деятелей. Вольтер, Гете, Толстой и многие другие говорили не только и не столько о Шекспире, сколько выражали свое собственное Я, выражали обще ственные и искусствоведческие тенденции своего времени. Романтики видели в нем вдохно венного пророка, реалисты подчеркивали его правду жизни, символисты называли Лебедем Эйвона. По всей вероятности, это и есть главная отличительная особенность гения – концен трация времени, эйдосов и ликов. Являясь человеком обычным, он дает пищу всем эпохам, заставляет других титанов соизмеряться с собой. Принадлежа времени, он образует вечность [Гарин, 1994, с. 83].

Можно найти великое множество Шекспиров. Есть Шекспир Раймера и Вольтера, Дюсиса и Роу, Китса и Колриджа, Гете и Шиллера, Пушкина и Толстого, Шоу и Джойса, Бонда и Тревора Нанна, Шекспир «Бинго» и «Смуглой леди сонетов». Есть Шекспир южный, влюб ленный, и Шекспир, переполненный ненавистью ко всему миру. Есть Шекспир, осужденный Беном Джонсоном за недостаточную образованность и нарушение правил риторики. Есть Шекспир, умирающий от самосожжения. Есть Шекспир ренессансный, барочный, маньери стский, романтический, реалистический, модернистский… Каждое время вкладывало в него частицу себя, забывая при этом, что был еще средневе ковый, елизаветинский, всецело принадлежавший своему времени Шекспир, что был еще сделанный из снов магический Шекспир, Шекспир ужасов, фарсов, фанатизмов и фикций [Гарин, 1994, c. 16].

Все это позволяет говорить о Шекспире как о многогранном, противоречивом явлении, которое постигается как рациональным, так и образным, чувственным мышлением, следова тельно, сочетает в себе мифологические черты. Опираясь на вышеизложенные факторы, спо собствующие мифологическому процессу формирования возможных миров в биографиче ских исследованиях, далее представим эти условия в более конкретной форме применитель но непосредственно к биографии У. Шекспира:

Отсутствие прямых сведений, доказательств, касающихся жизни и личности Шекспира.

Значительный разрыв между местом и временем наблюдателя (шекспироведа) и местом и временем объекта наблюдения (Шекспира).

Противоречивость исторических сведений.

Тематическая разноплановость, многослойность произведений Шекспира, необыкновен ное богатство его языка и обусловленная этим притягательная сила его языковой личности.

Под влиянием вышеперечисленных факторов в мифологической системе возможного ми ра биографии Шекспира можно наблюдать широкое использование определенных слов и ре чевых конструкций. Несомненно, в биографических исследованиях Уильяма Шекспира можно встретить общие языковые особенности возможных миров. Это использование мо дальных конструкций и модальных слов, конструкций, выражающих допустимость того или иного события, определенную степень вероятности. Например:

The stray fragments of school learning that can be traced in Shakespeare’s plays are a much lesser matter: they are the merest allusions to a common classroom culture. He read Virgil, Juvenal and Caesar. He knew Mantuan, a popular renaissance Latin poet of deadly tedium, valued for his Protestant tendency. … He may have read some dialogue of Erasmus, whose views on happiness I have sometimes fancied that he repeats: but he could as easily have known those from Marot’s French translation.

He learned no French at school, but he did learn it. Even at Oxford it was an unofficial study, though the number of foreign language books in the inventories of goods left by students dying in Oxford in his time is surprisingly high. Almost everyone possessed them. The one certain thing we know about Shakespeare’s youthful occupations is that he read a great deal – he was an omnivo rous reader. Where and when he learned, and in what order, we have no way of knowing, but at some point he read a lot more Latin, learned French well, and I think some Italian later, attempted a study of law, and in general devoured whatever came to his hand. He liked Gower and Lydgate – dull, nourishing writers whom he respected because they were poets. He does not seem to have read much Horace, though I take it that the lyric about ‘plumpy Bacchus’ in Antony and Cleopatra is a parody of Horace, perhaps at a remove or two. He knew virtually no Greek. Much the same may be said of most professional scholars of the subject in the Elizabethan age [Rosenblum, 1998, p. 34].

Мы же сделаем основной акцент на рассмотрении тех лингвистических средств, исполь зование которых обусловлено вышеперечисленными факторами формирования возможных миров в биографии Шекспира, раскрывая, тем самым, их мифологический характер на лин гвистическом уровне.

Говоря о прямых источниках, касающихся жизни и творчества Шекспира, необходимо отметить, что до наших дней сохранилось достаточно много исторических документов, где упоминается имя Шекспира, но в целом они позволяют сформировать лишь поверхностное представление о Шекспире: архивные документы, имеющие лишь косвенную связь с жизнью Шекспира, договоры об имуществе Шекспира, свидетельство о браке, документы, свиде тельствующие о крещении Шекспира, официальные списки имен, налоговые счета, письмен ные судебные показания, оплаты услуг и завещание Шекспира. Следовательно, моделирова ние образа Шекспира происходит в основном за счет его мифологизации, в основе которой лежит чувственное восприятие и воображение на уровне как массового, так и личностного сознания, а перечисленные выше источники являются материальными носителями мифа.

Однако, что вполне очевидно, главной опорой для формирования возможных миров, касаю щихся жизни и личности Шекспира, служат исторические факты, сведения о культуре, кото рые относятся к эпохе Уильяма Шекспира, и непосредственно его произведения. Так, в рабо тах, анализирующих жизнь Шекспира, часто можно наблюдать явление, когда его образ впи сывается (имплицитно или эксплицитно) в воображаемую картину, действительность кото рой основывается на общих исторических фактах. При этом описание данной картины пред ставлено либо в виде простого повествования, либо с использованием модальных конструк ций. Рассмотрим следующий пример.

During Shakespeare’s infancy, his father was one of the town’s leading citizens. In 1557 John Shakespeare had become a member of the town council and subsequently held such offices as con stable, affeeror (a kind of assessor), and chamberlain (treasurer);

in 1568, he became bailiff (mayor) and justice of the peace. As the son of a municipal officer, the young Shakespeare was en titled to a free education in the town’s grammar school, which he probably entered around the age of seven. The school’s main subject was Latin studies – grammar and readings drilled into the schoolboys year after year. The Avon river, the surrounding farmlands, and the nearby Forest of Arden offered plenty of opportunities for childhood adventures [Stanley, 2006, p. 5].

В данном примере Шекспир характеризуется как сын муниципального чиновника (the son of a municipal officer), поэтому высказывание о бесплатном обучении Шекспира в средней школе основывается на проведении аналогии между жизнью Шекспира и обобщенным обра зом сына городского чиновника, относящимся к тому времени. При этом высказывание was entitled to a free education in the town’s grammar school представлено простым повествовани ем. В то же время, момент поступления Шекспира в школу выражен модально – probably en tered, и также основывается на общих исторических сведениях. Здесь следует отметить, что о самом факте обучения Шекспира в средней школе никаких исторических документов не имеется. Далее литературовед описывает жизнь детей, школьников в Стратфорде, и на фоне этой картины имплицитно подразумевается, или воображается, жизнь самого Шекспира.

Значительный разрыв между местом и временем наблюдателя (шекспироведа) и местом и временем объекта наблюдения (Шекспира) служит важным фактором формирования множе ства возможных миров. Можно обнаружить закономерную последовательность смены одних представлений о Шекспире другими или их сосуществование. При этом, новые представле ния часто строятся не на основе первоисточников, а на сведениях, которые либо не имеют конкретного автора и выражены безличными формами, либо имеют опосредованную связь с первоисточником. В этом проявляется такое важное свойство мифа, как цикличность, или повтор, постоянное преобразование одних и тех же событий. Например:

Shakespeare’s comedy [The Taming of the Shrew], written probably in the early 1590s, was first printed in the First Folio (1623). A play printed as The Taming of a Shrew in 1594, once believed to be Shakespeare’s source, is now generally regarded as a bad quarto [Ackroyd, 2006, p. 176].

More recently, claims have been claimed for the lyric ‘Shal I die?’, the manuscript play Ed mund Ironside, and ‘A Funeral Elegy’. It has been long believed that passages in the manuscript play Sir Thomas More are by Shakespeare and certainly scenes in Edward III have often been at tributed to him;

more recently the whole of the latter play has been claimed as his. It is printed in the New Riverside edition (1997) and is to appear in the New Cambridge Series [Ackroyd, 2006, p.

5-6].

В приведенных примерах, где речь идет об авторстве Шекспира, можно наблюдать широ кое использование безличных конструкций: once believed to be, is generally regarded, have been claimed, it has been believed. Эти конструкции указывают на смену или длительное су ществование представлений о Шекспире на уровне массового сознания. Кроме того, исполь зуются слова и фразы, указывающие на периодичность данных представлений, тем самым, подчеркивая, их циклический характер: once, now, more recently, long, often.

В следующем примере представлена целая цепочка передачи информации из одного ис точника в другой.

John Aubrey remarked that Shakespeare ‘had been in his younger yeares a Schoolmaster in the countrey’. In the margin the diarist writes ‘from Mr Beeston’, who was in certain respects a reli able source;

William Beeston, actor, was the son of one Christopher Beeston who had been a player in Shakespeare’s company in the Writer’s lifetime. Aubrey interviewed him towards the end of his life, but it seems to be an authentic piece of information. It would not be at all unusual for a clever young man of fifteen or sixteen to be employed as an ‘usher’ or a teacher for younger children [Levi, 1989, p. 73].

В данном примере шекспировед ссылается на авторитетный источник – слова Дж. Обри, английского антиквара, историка и археолога, одного из близких современников Шекспира.

В свою очередь, заявление Дж. Обри о том, что Шекспир был учителем сельской школы, приводится со ссылкой на другой источник – на У. Бистона. Но и этим не исчерпывается пе редача данной информации. Конечным источником становится К. Бистон, который был от цом У. Бистона и непосредственным современником самого Шекспира, артистом в его теат ральной труппе. В данном примере мифологическая сторона высказывания, приписывающе го Шекспиру образ сельского учителя, кроется в представлении циклических повторов, с вы раженным чувственным восприятием (it seems to be an authentic piece of information), с ис пользованием элементов, указывающих на воображение (it would not be at all unusual), и ус тойчивой дескрипции, характеризующей личность Шекспира (a clever young man), посредст вом которой проводится аналогия между образом Шекспира и историческими фактами.

Также необходимо отметить, что по мере отдаления от места и времени объекта наблюде ния расширяется объем номинации, соотносящейся с этим объектом. Приведем некоторые примеры, свидетельствующие о многогранном характере образа У. Шекспира:

Sweet Swan of Avon;

Man of war;

jack-of-all-trades;

poacher of other men’s stories;

upstart;

up start crow;

fortune son;

showman;

plagiarist;

Man of Renaissance England;

Bard;

poet;

playwright;

Our National Bard;

the Immortal Poet of nature;

the Great Unknown;

the newcomer;

man of the theatre;

public entertainer;

school master;

collaborator и т. д.

Противоречивость исторических фактов в совокупности со сложившимися представле ниями о Шекспире и проблема идентификации личности Шекспира (при рассмотрении во проса об авторстве или историческом присутствии) задают амбивалентный характер образу Шекспира. Амбивалентность определяется как двойственность переживания, когда один и тот же объект вызывает у человека одновременно противоположные чувства [Гришанов, 2007, с. 38]. При анализе личности Шекспира возникает, прежде всего, вопрос о том, как сын перчаточника из небольшого городка, едва ли повидавший Англию, малограмотный, давав ший деньги в рост и преследовавший должников, мог написать почти сорок драм, демонст рирующих глубокое и непосредственное знание истории и культуры, придворных обычаев, иностранных языков, военной и морской терминологии, точных деталей европейской гео графии. В связи с противоречивостью исторических сведений в биографических описаниях У. Шекспира сформировались (и продолжают формироваться) устойчивые знаки, полярно связанные друг с другом: stratfordian movement – antistratfordian movement;

stratfordian theory – antistratfordian theory;

good quarto – bad quarto;

fair papers – foul papers, Shakespearean plays – pseudo-Shakespearean plays.

Другой особенностью возможных миров в исследованиях биографии Шекспира, обуслов ленной противоречивостью исторических сведений, является построение рассуждения в со ответствии с вышеприведенной схемой (допускается возможность того или иного события – приводится контраргумент по отношению к этому событию – возможность этого события не отрицается полностью – создается мифологическая картина, в которое данное событие вос принимается как чудо). Рассмотрим следующий пример.

There is a portrait of a young man known as the Grafton portrait, from its ownership by the Duke of Grafton in the 1700s. In this picture the age of the sitter is given as twenty-four, and the date of composition is 1588. On the back has been written ‘W + S’. Its association with Shake speare might be easily dismissed as wishful thinking, except that the young man bears a striking resemblance to the engraving of the older Shakespeare in the First Folio. The mouth and jaw are the same, as are the ridge of the nose and the almond-shaped eyes. The whole set of the expression is the same. This young man is dark-haired, slim and good-looking (in no way precluding the image of the somewhat stout and bald gentleman of later years);

he is dressed in fashionable doublet and collar, but his expression is alert if also somewhat pensive. He is one who could, if necessary, take on the romantic lead. It has been suggested that the young Shakespeare, at the age of twenty-four in 1588, could not possibly have afforded such fashionable and expensive clothing. And how could he or his father have paid the portraitist? But if he were a successful dramatist, what then?

It is in any case a glorious supposition [Levi, 1989, p. 159-160].

В данном примере рассматривается портрет некоего человека, который идентифицируется как образ Шекспира. Такая возможность допускается на основе обнаружения совпадений с другим, более поздним портретом, что подчеркивается словами a striking resemblance, the same. Однако далее приводится контраргумент по отношению к возможности такого поло жения дел, но, в то же время, выражающий лишь частичное отрицание при помощи модаль ной конструкции could not possibly. В итоге для принятия идеи о том, что на портрете изо бражен именно Шекспир, исследователь прибегает к закрепившейся за образом Шекспира дескрипции – a successful dramatist. Следует также обратить внимание на слова striking, the whole set (of the expression), glorious (supposition), in any case, которые отражают эмоцио нальное состояние наблюдателя и, с другой стороны, производят соответствующее впечат ление у реципиента, в какой-то степени заставляя его поверить в реальность данного пред ставления.

Немаловажную роль в формировании мифологического пространства в исследованиях биографии Шекспира играет широкий диапазон тематики, охватываемый Шекспиром в его произведениях. Здесь целесообразно будет отметить, что на формирование представлений о личности Шекспира огромное влияние оказывает языковая личность самого поэта.

Понятие языковой личности, введенное В.В. Виноградовым, рассматривается с разных точек зрения и изучается на основании различных критериев. В контексте нашего исследо вания языковая личность представляет собой «срединное звено между языковым сознанием – коллективным и индивидуальным активным отражением опыта, зафиксированного в язы ковой семантике, с одной стороны, и речевым поведением – осознанной и неосознанной сис темой коммуникативных поступков, раскрывающих характер и образ жизни человека, с дру гой стороны» [Карасик, 2004, c. 85].

Мифологичность биографии Шекспира часто проявляется в приписывании ему качеств или заслуг, которых у него, возможно, и не было, так как языковую личность Шекспира, в сущности, можно отождествить с архетипом великого прачеловека К. Юнга. Языковая лич ность оказывает значительное влияние на наблюдателя [Куницына, 2000, с. 107-108]. Можно обнаружить весьма частое использование цитат из произведений Шекспира при рассмотре нии его творчества или ссылки на произведения Шекспира для описания его биографии [Ку ницына, 2009]. Обратимся к следующему примеру, в котором отражена данная предпосылка формирования мифа: There is also a possibility that for a short time in 1593 Shakespeare became secretary to Southampton. There is a comic scene in Edward the Third, between the king and his private secretary, which suggests the ironic presence of some shared experience. He may have worked for the young nobleman at Southampton House, along Chancery Lane [Levi, 1989, p. 197].


В приведенном примере образу Шекспира приписывается тот факт, что он, возможно, был личным секретарем графа Саутгемптона, его покровителя, на основе произведения «Эдуард III», авторство которого приписывается Шекспиру. При этом такое ассоциативное сравнение (secretary – Southampton и the king – his private secretary) сопровождается использованием модального глагола may и модальной конструкции there is a possibility.

Итак, биография Шекспира как дискурс представляет собой возможный мир, наделенный в определенной степени такими мифологическими свойствами, как цикличность, дискрет ность, образность, склонность к отождествлению. В этом возможном мире прочно закрепи лись определенные представления о Шекспире. Это мир, представляющий сложную знако вую систему, внутри которой возможны разные допущения (с учетом того, что эти допуще ния имеют ограничения в связи с противоречивостью исторических сведений и стремлением автора свести эти сведения ко вполне правдоподобной картине) и которая представлена на лингвистическом уровне модальными конструкциями, обозначающими ту или иную степень вероятности, оценочной семантикой, выражающей отношение автора к данному событию, эмоциональной лексикой, отражающей чувственное переживание автора как наблюдателя.

Библиографический список 1. Бедненко, Г. Пространство мифа / Г. Бедненко [Текст] // Прикладная юридическая психология. – 2008. – № 4. – С. 37-44.

2. Верхотурова, Т.Л. Лингвофилософская природа метакатегории «Наблюдатель» [Текст] : автореф. дис. … д ра филол. наук / Т.Л. Верхотурова. – Иркутск, 2009. – 36 с.

3. Гарин, И.И. Пророки и поэты [Текст] : в 7 т. / И.И. Гарин. – М. : Терра, 1994. – Т. 6 – 606 с.

4. Гилилов, И.М. Игра об Уильяме Шекспире или тайна великого Феникса [Текст] / И.М. Гилилов. – М. : Ар тист. Режиссер. Театр, 1997. – 474 с.

5. Гришанов, А.А. Новейший философский словарь. Постмодернизм [Текст] / А.А. Гришанов. – Мн. : Совре менный литератор, 2007. – 816 с.

6. Карасик, В.И. Языковой круг : личность, концепты, дискурс [Текст] / В.И.Карасик. – М. : Гнозис, 2004. – 390 с.

7. Куницына, Е.Ю. Шекспир и шекспиризмы: к вопросу о взаимоотношении логоса и мифа / Е.Ю. Куницына // XVII век в диалоге эпох и культур [Текст] : материалы научной конференции. Сер. Symposium. – CПб. :

Изд-во Санкт-Петербургского философского общества, 2000. – С. 107-110.

8. Куницына, Е.Ю. Шекспир. Игра. Перевод [Текст] : монография / Е.Ю. Куницына. – Иркутск : ИГЛУ, 2009.

– 348 с.

9. Неклюдов, С.Ю. Структура и функция мифа [Текст] / С.Ю. Неклюдов // Современная российская мифоло гия / сост. М.В. Ахметова. – М. : РГГУ, 2005. – С. 9-26.

10. Топоров, В.Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ [Текст] / В.Н. Топоров. – М. : Прогресс, 1997. – 624 с.

11. Хинтикка, Я. Логика в философии – философия логики [Текст] / Я. Хинтикка // Логико эпистемологические исследования / Я. Хинтикка пер. с англ. В.Н. Брюшинкина, Э.А. Наппельбаума. – М. :

Прогресс. 1980. – С. 35-67.

12. Ackroyd, P. Shakespeare : The Biography [Text] / P. Ackroyd. – London: Vintage, 2006. – 546 p.

13. Levi, P. The Life and Times of William Shakespeare [Text] / P. Levi. – London: Macmillan, 1989. – 392 p.

14. Rosenblum, J. A Reader’s Guide to Shakespeare [Text] / J. Rosenblum. – New-York : Salem Press, Inc., 1998. – 484 p.

15. Stanley, W. A Dictionary of Shakespeare [Text] / W. Stanley. – Oxford : Oxford University Press, 2006. – 234 p.

УДК 808.2:802. ББК 81. О.Н. Ивус Посредством такого субжанра бытового дискурса, как слоган на одежде, говорящий производит категоризацию окружающей действительности, при этом происходит не только формирование концептосферы представителей определенной культуры, но и «навя зывание», популяризация определенных ценностей в рамках базовых концептов через оце ночные характеристики. В данной статье анализируются концепты Я, СЕКС, ЛЮБОВЬ, СЕМЬЯ, ЕДА, УЧЕБА, СТУДЕНТ, РОССИЯ.

Ключевые слова: концептосфера;

концепт;

бытовой дискурс;

слоганы на одежде;

оце ночность O.N. Ivus BASIC CONCEPTS OF SLOGAN ON CLOTHES FROM THE VIEWPOINT OF EVALUATION By means of such subgenre of everyday discourse as slogan-on-clothes Speaker categorizes real ity. Not only formation of certain culture representatives’ conceptual sphere but «intrusion», popu larization of certain values within basic concepts by the means of evaluation take place. The article focuses on analysis of the concepts I, SEX, LOVE, FAMILY, FOOD, LEARNING, STUDENT, RUSSIA.

Key words: conceptual sphere;

concept;

everyday discourse;

slogan on clothes;

evaluation В свете когнитивно-дискурсивной парадигмы, являющейся актуальной на сегодняшний момент развития лингвистической мысли, исследования концептуального мира, концепто сферы, в которой формируется языковая личность, представляются особенно значимыми.

Важным аспектом изучения и моделирования концептосферы является ее ментальный харак тер. Безусловно, бульшая часть концептосферы народа представлена в семантическом про странстве его языка, следовательно, посредством языка представляется возможным исследо вание того объема знаний, который репрезентируется языковыми средствами [Костюшкина, 2006а].

Являясь одной из активных форм познания действительности, язык репрезентирует образ мира. Только в языке концепт как объект идеального мира имеет свое реальное воплощение.

Выявив при помощи языка базовые концепты, представляющие основу концептосферы на родного сознания, можно говорить об основных ценностях и убеждениях данного народа.

Однако, отдельно взятое слово вне контекста, вне дискурса имеет только словарное зна чение. Материализация концептов происходит только в дискурсе [Костюшкина, 2006б]. При этом одновременно происходит и их формирование. Значит, изучение и выявление базовых концептов немыслимо без исследования дискурса.

Объективное исследование дискурса не только как «вербально-когнитивной деятельности, использующей знаки первичной системы для отражения разных аспектов объективной ре альности, субъективных представлений о ней коммуникантов и их сиюминутных интересов»

[Михайлов, 2006, с. 14], но и как «типа речевого поведения субъекта в определенной сфере человеческой деятельности» [Халатян, 2011, с. 177] предполагает обязательное изучение реализующих его жанров и субжанров. В связи с ростом интереса к изучению повседневной, непринужденной речи, которая и является показателем состояния языковой культуры носи телей языка, наиболее актуальным представляется изучение бытового дискурса. В рамках бытового жанра активно функционирует, ярко и своеобразно проявляет себя особый субжанр – слоган на одежде. Мы отличаем его от рекламного, социального и политического слоганов, так как данный субжанр служит не продвижению какого-либо товара, в том числе и полити ческого лидера, или общественно-социальной информации, а по существу является самопре зентацией языковой личности и демонстрацией ее личных взглядов на окружающую дейст вительность. Поэтому относится именно к бытовому, а не к институциональному дискурсу:

он субъективен, встречается в повседневных ситуациях и служит для выполнения совсем других функций.

Жанр бытового дискурса относится к личностно-ориентированному типу дискурса, так как участники общения выступают во всей полноте своих качеств [Карасик, 2002, с. 291], т.е.

стремятся раскрыть свой внутренний мир адресату и понять адресата как личность во всем многообразии личностных характеристик [Ситосанова, 2007, с. 48]. Это отражено в интерак тивной модели коммуникации, типичной для бытового дискурса: «адресант дискурс адресат» [Матьяш, 2002]. В этой связи встает вопрос о том, что слоган на одежде, рассматри ваемый как субжанр бытового дискурса, обладает определенными особенностями, связан ными с такими составляющими коммуникативной ситуации, как адресант / говорящий / ком муникатор и адресат / слушающий / коммуникант. Тем не менее, в данной статье, руково дствуясь признанной терминологией дискурс-анализа, используются термины «говорящий»

и «слушающий», а другие, указанные выше и свойственные теории коммуникации, рассмат риваются как синонимы к ним. Когда же речь заходит об оценке, то к вышеуказанным следу ет добавить термин из логики «субъект» в значении «тот, кто производит оценивание». В данной статье это говорящий, т.е. тот, кто носит одежду со слоганом. Мы используем имен но эти номинации, хотя и следует оговориться, что в прямом значении ни говорящим, ни слушающим коммуниканты не являются.

В процессе коммуникации происходит взаимодействие между двумя собеседниками (хотя это трудно назвать беседой). Первый – это человек, который носит одежду с какой-либо над писью. Несомненно, что назвать его «говорящим» не вполне приемлемо, так как он ничего не говорит, не произносит сообщения. Нельзя назвать его и «пишущим», так как чаще всего написанное на одежде не является его собственным произведением коммуникативной дея тельности: он присваивает себе созданный кем-то текст. Однако, данный факт присваивания свидетельствует о согласии с написанным и желании использовать его в повседневной ком муникации, преследуя определенные цели (одной из которых является оценивание). Данный субъект является отправителем (распространителем) сообщения. Помещая слоган на одежду, этот коммуникант представляет, «говорит», сообщает в яркой, нетрадиционной форме о вол нующих его аспектах повседневной жизни. Через эту надпись он налаживает взаимодействие с окружающим его миром, задает тон коммуникации, которую он инициирует посредством данного дискурса.


Вторым участником коммуникации является получатель послания, сообщения, лицо, ко торому направлено высказывание. Как и в случае с рекламным и политическим дискурсом, это чаще всего массовая аудитория, коллективный объект речевого воздействия (так как данный слоган помещен на одежду, это свидетельствует о наличии и незапланированных участников процесса коммуникации, тех, кто случайно, порой, не желая того, вовлекаются в процесс обмена информацией). Однако, и у адресата есть свои ограничения. Так как данный субжанр рассматривается в рамках бытового дискурса, то очевидно, что целью говорящего является донести информацию до ближайшего окружения, до тех, кто находится рядом, чье мнение и реакция на сообщение волнует коммуникатора. Несмотря на такую особенность изучаемого объекта, данный аспект представляет собой отдельную проблему исследования и не является целью данной статьи.

Следует также отметить, что именно в рамках бытового дискурса формируются основные наивные представления о мире, следовательно, он является фундаментом для существования и развития базовых концептов. Фактически, это и есть актуализация «бытовых» концептов, т.е. тех ментальных образов, которые возникают в сознании чаще всего в течение дня, с ко торыми сталкивается человек в повседневной жизни, которые важны для его ежедневного существования, т.е. составляют основу его бытия. В наивном сознании эти концепты и будут являться базовыми.

Следует отметить, что такие базовые концепты не только приобретаются через дискурс, но и оказывают большое влияние на дискурсы, господствующие в обществе. Это происходит вследствие того, что человек, который носит одежду со слоганом, не только демонстрирует свои взгляды и убеждения, но и целенаправленно, интенционально выбирает такую надпись, которая в полной мере смогла бы:

охарактеризовать его как личность;

репрезентировать его представления о сущности тех или иных явлений;

инициировать «собеседника», т.е. человека, читающего, видящего данный слоган, на со вершение именно тех действий и поступков, которые ему кажутся адекватными или пра вильными в том или ином случае.

Например, использование слогана Don’t ask me about my business [VseMayki. URL :

http://www.vsemayki.ru] 1) характеризует говорящего как замкнутого и нежелающего, чтобы в его жизнь кто-то вмешивался, человека;

2) репрезентирует его взгляд на неприкосновен ность частной жизни;

3) заставляет собеседника поступать так, как он просит, т.е. не спра шивать о том, как у него идут дела).

Соответственно, «говорящий», человек, который носит одежду с какой-либо надписью, демонстрирует свое представление об окружающей действительности, в определенной сте пени навязывает свое мировоззрение. Таким образом, через суждения, отпечатанные на оде жде, представлена не только объективная действительность, имеющиеся в мире предметы, свойства, действия, включая человека с его мыслями, чувствами, поступками, и их соотно шения, но также и отражается взаимодействие действительности и человека в самых разных аспектах. При помощи слогана говорящий производит категоризацию окружающей действи тельности, и не только репрезентирует свое мировидение, но и надеется, что слушающий ее идентифицирует и примет.

Следовательно, посредством и в рамках такого субжанра бытового дискурса как слоган на одежде происходит не только формирование базовых концептов представителей определен ной культуры, но и «навязывание», популяризация определенных ценностей в рамках дан ных концептов через оценочные характеристики.

Оценка является довольно частотной характеристикой слоганов на одежде, так как благо даря такому общественному заявлению можно «высказать одобрение или неодобрение рас сматриваемому положению дел, квалифицировать его реализацию как физически невозмож ную, утверждать, что она имеет место и т.п.» [Хинтикка, 1980, с. 38].

В любом языке присутствует отражение представлений о том, что такое «хорошо / пло хо». Оценка – универсальная категория. Она может даваться по разнообразным параметрам:

истинность / неистинность, важность / неважность и т.п. [Вольф, 2006, с. 8-9].

Традиционно принято считать, что аксиологический оператор имеет два значения «+» и «–». Однако в слоганах появляется и нейтральная оценка, т.е. говорящий констатирует собы тие, репрезентует какое-то положение вещей без указания на собственную оценку данного факта, и только коммуникатор может решить, как к этому относиться и как оценить. Напри мер, в таких высказываниях, как: Иду в гараж;

Выкапываю червей и отпускаю их на волю;

ЧЕЛОВЕК. Годен до 21.12.2012 [Voxfree. URL : http://voxfree.narod.ru] констатируется какое то обстоятельство, какая-то характеристика говорящего, однако, лишь адресат дает этому оценку.

Хотелось бы также отметить, что оценка проявляется в самых разных языковых выраже ниях: морфемах (например, аффикс -очк- в слогане Я мамочку и папочку [Ibid] содержит оценочную семантику), словах (например, лексема клубнично в слогане Как обычно все клуб нично [Ibid] выражает оценку «хорошо»), словосочетаниях (например, в слогане GAME OVER 2012 [VseMayki. URL: http://www.vsemayki.ru] словосочетание game over содержит оценку «плохо»), и целых выражениях (например, высокая оценка личности самого говоря щего определяется высказыванием в целом в следующих примерах: Эту футболку МНЕ по дарил ВОВА ПУТИН [Time. URL : http://205.188.238.102];

А ВОТ И Я! Цветов не надо [Vox free. URL : http://www.voxfree.narod.ru];

The world needs people like me [VseMayki. URL :

http://www.vsemayki.ru];

и др.).

Таким образом, через оценочность предоставляется информация об отношении общества к данному концепту, о взглядах и представлениях носителей культуры на то, какой должна быть окружающая действительность.

В ходе исследования нам удалось выявить следующие базовые концепты, формирующие ся и репрезентируемые в слоганах на одежде: Я-концепт, концепты УЧЕБА и СТУДЕНТ, ЕДА, ЛЮБОВЬ и СЕКС, СЕМЬЯ, РОССИЯ. Рассмотрим каждый концепт сквозь призму оценки.

1. Концепт «Я». На фоне многочисленных антропологических исследований в лингвисти ческой науке «Я»-концепт, который составляет основу существования человеческой лично сти, позволяет ей ориентироваться в окружающем мире и содержит знание и представление личности о себе самой, достаточно изучен. В процессе общения говорящий сам предоставля ет возможность получить непосредственную, хотя и субъективную информацию о своем концепте «Я» через самооценочные высказывания [Кашкина, 2004, с. 47]. Эта информация, представленная в данном субжанре дискурса, предназначена в равной степени как для слу шающего, так и для самого говорящего.

Языковой материал позволяет выявить, на какой стороне своей личности говорящий ак центирует внимание собеседника и как он относится к демонстрируемой части своего «Я» концепта. Диапазон объекта самооценки, представленной в слоганах на одежде, достаточно широк, хотя он не затрагивает такой общественно важный аспект жизнедеятельности лично сти, как вероисповедание, почти не важна национальность и профессия. Однако, наиболее ярко представлены оценки: поведения (например: Бегу не спотыкаясь;

МОГУ ДАТЬ СДАЧИ [Time. URL : http://205.188.238.109] и др.);

характера (например: Я ангельское исчадие АДА;

Only positive emotions! [Ibid] и др.);

жизненных убеждений (например: Могу нахамить. За ранее извиняюсь!;

УВАЖАЮ ЧУЖОЕ МНЕНИЕ [Ibid] и др.);

интересов, того, как человек живет, чем занимается, что считает важным / неважным в жизни, что любит (например:

МИР, ТРУД – ВАМ! водка, пиво – мне… [Ibid];

j’aime la litterature [VseMayki. URL :

http://www.vsemayki.ru] и др.);

внешних данных (например: Я красивая и спереди и сзади!

…как ни крути…;

Я – брюнетка. Завидуй молча!;

NO SILICON [Time. URL :

http://205.188.238.109] и др.);

умственных способностей (например: Вы все дураки! Одна я умная! [Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru];

BRAIN USER [VseMayki. URL :

http://www.vsemayki.ru] и др.);

сексуальной ориентации (например: I am not gay. I just love boys;

Sorry girls, I’m Gay;

Crazy lesbian [Ibid];

и др.) и др.

Чаще всего подчеркиваются положительные черты характера, свойства, что приводит к выводу о том, что важной характеристикой современной личности является решительность, уверенность в себе, а также определенная хвастливость и пренебрежительное отношение к другим. Говорящий нахваливает себя, подчеркивая свои лучшие стороны. Например: Сде лать меня счастливой легко, только дорого;

Меня трудно найти, легко потерять и невоз можно забыть;

Трудно быть скромной, когда Я ЛУЧШАЯ [Voxfree. URL :

http://www.voxfree.narod.ru];

Я милашка, красавица, умница. А ты? [Ibid] и др.

Очень часто подчеркивается исключительность говорящего, его непохожесть, его отно шение к привилегированным особам. Например: I’m not like everybody else;

БУДУЩИЙ ОЛИГАРХ ВСЕЯ РУСИ [Time. URL : http://205.188.238.109];

БОГ – это Я! [VseMayki. URL :

http://www.vsemayki.ru];

Все бабы как бабы, одна я – богиня! [Voxfree. URL :

http://www.voxfree.narod.ru] и др.

В своем желании казаться лучше говорящий акцентирует внимание именно на тех аспек тах бытия, которых, по его мнению, отличают его от других, потому что он выделяется своими успехами именно в этой сфере. Например, Я хорошая девочка! Делаю то же, что и плохие, только хорошо;

Целуюсь лучше, чем готовлю! [Ibid];

Готовлю ВКУСНО, говорю МАЛО, голова НЕ БОЛИТ! [Time. URL : http://205.188.238.109];

Сверхчеловек. Питаюсь шо коладом [Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru] и др.

Часто этому способствует противопоставление плохого и хорошего качеств, где одно за тмевает другое (например, Я мертвый, но милый;

Красива, но капризна. ТЕРПИТЕ! [Ibid] и др.), или объяснение (интерпретация) одних качеств через другие (например, Я не легкомыс ленная. Я доверчивая;

Я не подарок! Я сюрприз!;

Я не грустный, я – трезвый!;

Я не женщи на. Я страшная сила природы [Ibid] и др.).

Для формирования концепта «Я» важным является оценивание не только самого говоря щего, вводимое через местоимения «я», «меня», «мое», а также глаголы в первом лице, но и через оценивание разных аспектов человеческого существования. Выбирая футболку со сло ганом, на котором представлено утверждение, содержащие оценку какого-либо положения вещей, говорящий «подписывается» под ним, присваивает его. Следовательно, косвенно реа лизует свое «Я». Например: GLAMOUR для дур;

[Time. URL : http://205.188.238.109];

Под фанеру не поем;

Лениво жить как все! [Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru] и др.

В формировании «Я»-концепта важным признаком также является возраст (например, детские слоганы: УМНАЯ вся в ПАПУ, КРАСИВАЯ вся в МАМУ;

Я мамина и папина гор дость;

Будущий гений [Ibid] и др.) и пол (например, женские: ДА! Я такая! [Time. URL :

http://205.188.238.109];

Я девушка творческая: хочу творю, хочу вытворяю [Voxfree. URL :

http://www.voxfree.narod.ru] и др.).

Следует отметить, что гендерный аспект проявляется очень ярко, при этом преобладают женские слоганы. Скорее всего, это связано с желанием рассказать больше о себе, о своих лучших сторонах, выставить себя в благоприятном свете, тем самым привлечь внимание и заранее зарекомендовать себя, «прорекламировать» себя. Например: Я блондинка. И все му жики у моих ног;

ЗАЖИГАЛКА [Time] и др.).

Мужские слоганы довольно агрессивны. Говорящий оценивает себя как мужчину через поступки, а не просто констатируют оценки. Например: Бью аккуратно, но сильно;

Я реаль ный пацан. Братва подтвердит;

Я не гинеколог. Но могу взглянуть;

Я победил анорексию!

[Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru] и др.

Весь материал исследования свидетельствует о том, что базовым для говорящего является «Я»-концепт, так как он не может производить дискурс, который бы не формировал «Я» концепт. Однако, через слоганы на одежде он это делает наиболее открыто и ярко. При этом многие из указанных выше примеров дискурса помимо концепта «Я» затрагивают также другие базовые концепты.

2. Концепты ЛЮБОВЬ и СЕКС тесно взаимодействуют, так как относятся к категории ВЗАИМООТНОШЕНИЯ (физические и моральные). Концепт ЛЮБОВЬ репрезентируется редко, лишь посредством признаний в чувствах через разнообразные (как лексические, так и графические) средства, например: Я мужа [Time. URL : http://205.188.238.109];

Love is … kiss [Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru];

и др.

Следует отметить высокую частотность слоганов со словами, фразами и визуальными знаками, актуализирующих концепт СЕКС (например: Люди добрые, сексуально голодаю, помогите, кто чем может! [Time. URL : http://205.188.238.109] и др.). Говорящий через та кие слоганы демонстрирует собственное отношение к сексуальным отношениям, готовность к ним и предпочтения. Например, если адресант надевает футболку со слоганом SEX terrorist [Ibid], то он сообщает, что готов заниматься сексом в любых ситуациях и не всегда с согла сия партнера. О том, что ему важен сам факт полового сношения вне зависимости от полово го партнера, свидетельствует другой слоган: Ложись девка! Большая и маленькая! [Voxfree.

URL : http://www.voxfree.narod.ru].

В общем, анализируемые концепты оцениваются положительно. Однако когда они проти вопоставляются, то только один из них имеет мелиоративную оценку. Рассмотрим пример:

Секс не предлагать, Я люблю Сашу! [Ibid]. В данном примере говорящий дает концепту ЛЮБОВЬ более высокую оценку, чем концепту СЕКС, так как любовь к некому Саше на много важнее, чем случайные связи, которые ей может предложить адресат.

3. Концепт СЕМЬЯ репрезентируется в слоганах, которые определяют отношение гово рящего к браку, отображают представление об идеальной семье, отношения между родст венниками, важности верности. Например, Большая семья – это модно;

Папа, мама, я – дружная семья!!! [Ibid];

I тещу [Time. URL : http://205.188.238.109];

Девчонки, отвяжи тесь, Я ЖЕНАТ!!!;

Дети – цветы жизни! [VseMayki. URL : http://www.vsemayki.ru];

и др.

В исследуемом материале преобладает положительная оценка данного концепта, однако, следует отметить, что встречаются слоганы с отрицательным отношением к браку (напри мер, W.I.F.E. Washing. Ironing. Fucking. Etc. [Time. URL : http://205.188.238.109];

Пристрели те меня. Я женат! [Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru] и др.), при этом муж и жена ассоциируются с собственностью, а не с человеком из плоти и крови (например, Территория охраняется ЖЕНОЙ [Time. URL : http://205.188.238.109] и др.). Это происходит в связи с по всеместным отрицанием института брака, распространением гражданского брака, частыми разводами и формирования предубеждения, что жениться нужно только «по залету».

4. Ярко представлены концепты УЧЕБА и СТУДЕНТ. Оценивается как качество обуче ния и воспитания, так и участники учебного процесса. Например, Солнышко светит, птички поют… На фиг мне нужен ваш ИНСТИТУТ!?;

I will survive I am a STUDENT I always survive [Ibid];

Был человеком, а стал студентом!;

Или учись, или до свидания!;

Платные школы – кастовое образование! [Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru] и др.

В данной группе преобладает пейоративная оценка образовательного пространства. Учеба ассоциируется с чем-то неприятным, вызывающим желание поскорее от нее «отделаться»

(например, Высшее образование – это когда ты, а не тебя [Time. URL :

http://205.188.238.109];

и др.), а студенты – бедные, замученные люди без принципов и мо ральных устоев, готовые на многое ради того, чтобы поскорее перестать учится, так как не любят этого делать (например, Срочно Требуется Уйма Денег Есть Нечего Тчк [Ibid];

Люди добрые, помогите кто чем может. Я СТУДЕНТ!;

Продам почку! Нужны деньги! Я сту дент;

Учеба, ты меня не бойся! Я тебя не трону! [Voxfree. URL :

http://www.voxfree.narod.ru] и др.). Однако, несмотря на свое бедственное положение, они не унывают, иронично относятся к такому положению вещей и надеются на «авось» (например, Халява приди!;

Сессия! Ни пуха тебе, ни пера! [Time. URL : http://205.188.238.109];

и др.).

5. Концепт ЕДА. Современное общество можно назвать обществом гурманов. Появляют ся разнообразные виды пищи, напитков. Еда занимала и продолжает занимать важное место в жизни любого человека. В слоганах на одежде говорящий либо стремится «пропиарить»

именно свое любимое блюдо или напиток (как в примерах: Пельмени наше все!;

Водка наше все [Voxfree. URL : http://www.voxfree.narod.ru];

Я кашу [Time. URL :

http://205.188.238.109] и др.), либо, наоборот, констатировать неприязнь к нелюбимым блю дам (как в примерах: Молоко – пойло для лохов!;

Вареный лук – фу [Voxfree. URL :

http://www.voxfree.narod.ru] и др). Встречаются и противопоставленные оценки в одном вы сказывании (например, Каша фу а канфеты во [VseMayki. URL : http://www.vsemayki.ru] и др.). Следует отметить, что такого типа высказывания направлены не столько на оценку блюд, сколько характеризуют, самого говорящего. Так в примере Работаю за еду (лобстеры, дом периньон, белуга, хеннеси…) [Ibid] представлен перечень продуктов, которые говорящий считает едой, что, несомненно, не только описывает качественную, т.е. хорошую еду, за ко торую можно работать, но и свидетельствует о высоких запросах говорящего и его вкусах и предпочтениях.

6. Отдельное внимание следует уделить концепту РОССИЯ, актуализированному в ряде слоганов на одежде. Ироничное отношение к собственной стране, отрицательное отношение к тому, что происходит с ней, также получило свое языковое выражение в слоганах на одеж де. При этом часто употребляется грубая брань. Например: Берегу родину. Отдыхаю за гра ницей;

Кризис бродит по Европе, а нам на...ть! Мы вечно в ж...пе [Voxfree. URL :

http://www.voxfree.narod.ru];

Russian mafia;

DANGER! Russian Tourist! [Time. URL :

http://205.188.238.109] и др.

Несомненно, что проанализированные сквозь призму оценочности базовые концепты Я, СЕКС и ЛЮБОВЬ, СЕМЬЯ, ЕДА, УЧЕБА и СТУДЕНТ, РОССИЯ, актуализируемые в слога нах на одежде, выявлены с определенной долей условности. Однако, данные, полученные в ходе их анализа, позволяют охарактеризовать наивную картину мира современного человека как чрезвычайно эгоцентричную, так как человека интересует только он сам, его благополу чие и взаимодействие с другими людьми. Посредством слоганов на одежде происходит не только формирование и укрепление стереотипов, но и категоризация действительности на основе оценочного принципа, что позволяет говорить о жизненных приоритетах современно го человека.

Библиографический список 1. Вольф, Е.М. Функциональная семантика оценки [Текст] / Е.М. Вольф. – М. : Едиториал УРСС, 2006. – с.

2. Карасик, В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс [Текст] / В.И. Карасик. – Волгоград : Перемена, 2002. – 477 с.

3. Кашкина, О.В. Я-концепт сквозь призму самооценочных высказываний [Текст] / О.В. Кашкина // Вестник ВГУ, Сер. Лингвистика и межкультурная коммуникация. – 2004. – № 1. – С.47-53.

4. Костюшкина, Г.М. Дискурсивный аспект языковых единиц [Текст] / Г.М.Костюшкина, А.А. Заяц, М.В.

Зубец. – Иркутск: Изд-во ИГЛУ, 2006б. – 549 с.

5. Костюшкина, Г.М. Концептуализация и категоризация в языке [Текст] / Г.М.Костюшкина, Л.Г. Озонова, А.А. Попова.– Иркутск : Изд-во ИГЛУ, 2006а. – 580 с.

6. Матьяш, О.И. Что такое коммуникация и нужно ли нам коммуникативное образование [Текст] / О.И.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |
 





 
© 2013 www.libed.ru - «Бесплатная библиотека научно-практических конференций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.